vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » she will always be a broken girl


she will always be a broken girl

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

*she wants revenge - she will always be a broken girl

Ashlynn Miles & Martin Juhl
квартира Юля
3 октября 2015 года

Отредактировано Martin Juhl (2015-10-12 04:52:45)

0

2

внешний вид

http://s1.postimg.org/4xok13c8f/Screen_Shot_2013_05_01_at_7_05_05_PM.png

Старенький ночной автобус из Сан-Франциско до Сакраменто скользил по шоссе в янтарном мареве тумана ровно четыре часа – ровно шестьдесят треков, каждый из которых убаюкивал, укачивал в такт мерному движению старенького ночного автобуса.
Ночной рейс из Сан-Франциско до Сакраменто пах бензином, теплом, глупыми мечтами и несбывшимися надеждами.
Мечты самой Эшлин легко умещались в сомкнутых в кулак длинных пальцах – клочок тетрадного листа в клетку с записанным чёрной ручкой адресом в лето. Дэнни был настолько мил, что даже согласился сдержать это в тайне, ей ведь так хотелось сделать сюрприз! И теперь, свернувшись клубочком на сиденье старенького ночного автобуса, Эшлин гадала, что скажет её старый знакомый, что сделает, и улыбнётся ли. Почему-то о Мартине ей запомнилась улыбка – нечастая, но от того не менее притягательная. Она всегда говорила, что ему нужно улыбаться чаще, и словно бы назло он постоянно хмурился.
Тепло и музыка убаюкивали, и Эшлин впервые за долгое время заснула с улыбкой. Впереди её ждало приключение, самое настоящее! Впереди её непременно ждёт чудо.

Где-то на границе трека номер шестьдесят, плавно сменяющегося треком номер шестьдесят один, в маленький мир юной мисс Майлз вторгся искажённый старым динамиком голос: «Сакраменто. Конечная». И где-то на границе треков старенький ночной автобус выплюнул единственного своего пассажира в туманное утро очередного большого города, встретившего речной прохладной и мягким янтарным светом уличных фонарей.
Какое-то время Эшлин просто стояла, бездумно глядя на здание автовокзала, пока деловитый мужской бас не поинтересовался не нужно ли леди такси. Вздрогнув, леди едва не отказалась, но вовремя оповнившись, смущённо улыбнулась и протянула таксисту сжатую в кулак руку. Долю секунды Эшлин колебалась, как будто опасаясь, что стоит ей раскрыть пальцы, как размякший клочок тетрадного листа в клетку исчезнет утренним миражом.
И сидя в такси, разглядывая пестрые вывески ещё закрытых кофеин, ресторанов, бутиков, и прочих заведений, так и стремящихся вытянуть из туристов и местных жителей как можно больше денег на благо экономики Штатов, Эшлин не верила, что это взаправду. В какой-то момент ей пришлось даже ущипнуть себя – не спит, действительно в такси, и уж теперь-то она не позволит парадной двери частной клиники в Фриско захлопнуться за своей спиной.

– Всего доброго, мисс, – напутствовал её мужчина таксист, пока Эш выбиралась с пассажирского сидения на тротуар перед высоким зданием, нависшим над ней в своём предрассветном молчании. И сложно было поверить, что за этими безжизненными сейчас, тёмными окнами своим чередом текут чужие жизни, поставленные на время сна на паузу.
И где-то среди этих окон – то самое.
Эшлин улыбнулась и, взглянув на клочок тетрадного листа в последний раз, шагнула в темноту подъезда. Всего несколько лестничных пролётов отделяло её от начала новой, обязательно интересной жизни. И чем меньше становилось расстояние, тем сильнее стучало её сердце.

Даже приглушённая дверью трель звонка показалась слишком громкой в царившей тишине здание. И только сейчас Эшлин подумала, что, наверное, пять утра – не то время, когда стоит приходить в гости.
– Привет, Июль! – улыбнулась Эш, стоило двери наконец распахнуться.

+1

3

Из сна, - утреннего глубокого сна, того, который без сновидений, - его вырвал долгий звонок в дверь. Юль открыл глаза, пытаясь сообразить, не показалось ли ему, и какое-то время пялился в темный потолок, но потом сел на кровати. Кажется, не показалось. Впрочем, он в этом убедился через пару мгновений, когда раздался еще один звонок. Пришлось подниматься. Правда, он не сразу поперся к двери и, на всякий случай, стянул с тумбочки мобилу, проверяя, нет ли пропущенных. Ничего такого не наблюдалось, а, значит, гости совсем нежданные. Обычно к добру такое не приводило, но игнорировать было глупо, так что, в итоге, Юль направился к двери.

Наверное, он удивился, когда распахнул двери и увидел напротив Эшли, а через секунду услышал не соответствующий ситуации радостный голос девчонки, которая его поприветствовала. Вообще-то, он совсем недавно лег спать, совсем недавно уснул и сейчас плохо понимал, что она здесь делает. Он не радовался ее появлению, потому что вообще сейчас не способен был анализировать происходящее.
- Привет. А ты что здесь делаешь? – Мартин с подозрением покосился на сумку у нее в руке, потом на лямки рюкзака, ладонью зачесал волосы назад и обвел взглядом площадку у квартир. Конечно, она была одна. – Блять. Сколько время? Давай, проходи.

В этом райончике соседи, кстати, были намного спокойнее, чем в прошлом его жилье, так что он не задумывался о том, что за ними в этот момент кто-то усиленно мог палить в глазок. К тому же, количество «внезапных посетителей» стало постепенно уменьшаться и, в скором времени, должно было совсем прекратиться, но сейчас его заботило совсем не это.
Мартин захлопнул дверь, когда Эш переступила порог, и все же посмотрел на часы, а потом снова на девчонку и ее багаж. Не сложно было догадаться, что приперлась она из Фриско или еще откуда, а вот то, как она его вообще нашла – было очень интересно. Он, вообще-то, с момента своего приезда в Сакраменто, уже пару раз менял квартиры, так что вывод напрашивался один – узнала у кого-то из общих знакомых, которых было… который был совсем один.

Вырвать бы Дэнни язык и засунуть в задницу – вот, о чем он сейчас подумал.
Правда, цель ее приезда была ему еще неизвестна, и это знание было, пока что, совершенно не актуальным. Надо было сначала как-то воскреснуть и вернуть голове способность соображать.
- Оставляй здесь, - он махнул на сумку, прикидывая,  с чего начать действовать, и решил, что не плохо было бы умыться, поэтому кивнул Эшли в сторону кухни. – Посиди, я сейчас.
Юль ополоснул лицо холодной водой, потом еще наведался в спальню, напялив трико и только через пару минут снова появился на пороге кухни, чуть хмуро глядя на девчонку какое-то время прежде, чем пройти и достать с полки пару кружек. Принялся заваривать кофе.
- Ты надолго?

Отредактировано Martin Juhl (2015-10-15 21:15:37)

+1

4

На какую-то долю секунды Эшлин кажется, что пристально вглядывающийся в её лицо Мартин попросту захлопнет дверь перед её носом, посчитав её появление не более чем странным, нежеланным сном. И всё же дверь его квартиры захлопывается за спиной девушки, заставляя её вздохнуть с облегчением, и уже в следующую секунду Эш с интересом разглядывает тёмную прихожую, в которой едва угадываются очертания предметов.
Всю дорогу до Сакраменто Майлз представляла себе эту квартиру, перебирала в уме варианты, складывала паззл из кусочков, услужливо подкладываемых лишь её воображением... а теперь ей не верилось, что путешествие наконец закончилось, и приключение началось в тот самый момент, когда она переступила порог квартиры.

– Посиди, я сейчас.
Голос Юля выводит её из мечтательной задумчивости, возвращая в очень раннее утро чуть более реального мира. Эшлин согласно кивает и, кинув спортивную сумку у двери, проходит на кухню, щёлкая выключателем. Ей приходится зажмуриться от ударившего по глазам яркого света, совсем не такого как на улицах Сакраменто. В этом свете нет ничего волшебного – обычная лампочка на обычной кухне; нет той янтарной мягкости, нет загадки, наоборот – всё как на ладони. И темноте приходится отступить за окно, клубясь там подобно чернилам в стакане с водой.
И прежде чем опуститься на один из стульев, Майлз оставляет на столе – так чтобы Юль заметил сразу – припасённые ещё во Фриско дары: литр Дэниэлса и блок сигарет. На двоих.
Жест, как будто говорящий о её готовности делиться, как будто спрашивающий его о готовности пойти на встречу.
Эшлин с ногами забирается на стул, упираясь подбородком в колени, и смотрит в окно на своё собственное отражение – хрупкая, в чём-то ещё нескладная девчонка в растянутой майке. На вид ещё совсем ребёнок.
И на долю секунды ей кажется, что всё это зря, что Мартин выставит её за дверь, едва по велению будильника жизнь в Сакраменто пойдёт своим чередом. Эшлин порывисто выдыхает и прикрывает глаза, усталость пледом ложиться на хрупкие плечи, и она почти засыпает, когда в дверях появляется Юль.

– Ты надолго?
Эшлин поворачивает голову на голос и открывает глаза, задумчиво разглядывая фигуру в дверях. Он почти не изменился. Или ей всего лишь хочется так думать?
Эш сцепляет пальцы замочком и потягивается, прогибаясь в спине, и только потом отвечает:
– Насовсем, – в повисшей тишине её собственный голос кажется ей глухим и каким-то неправильным. – Они снова заперли меня там, Мартин. Я снова сбежала.
Она пожимает плечами, наблюдая за процессом приготовления кофе.
– Я не знала что ты пьёшь, – короткий кивок в сторону бутылки. – И куришь. Можно мне остаться у тебя, Июль? Мне некуда идти...
Эшлин предпочитает не говорить о том, что у неё нет даже плана действий. Она просто приехала – чёрт знает куда, чёрт знает зачем, но лишь бы подальше от семьи, где ей уже никогда не будет места.
– Ты как будто и не изменился вовсе, – весело подмечает Эш, стараясь увести разговор в другое русло, прежде чем Мартин начнёт расспрашивать о том, чем она занималась в Фриско с момента их расставания. – Чем ты здесь занимаешься? Знаешь, я скучала.

+1

5

Нельзя сказать, что ее ответ для Юля был неожиданностью. Он вполне его ожидал, только вот не подумал заранее, что ей на это ответить, поэтому поначалу никак не отреагировал. Или, может быть, просто дал девчонке выговориться. Впрочем, она своим шансом воспользовалась лишь частично, рассказав о причине своего приезда – о том, что она снова сбежала с клиники и появилась здесь, чтобы спрятаться от новых нападок на свою свободу.

Ответ ему не понравился – ни первая его часть, ни объяснение. Мартин сосредоточился на том, чтобы разлить кофе по кружкам и поставил обе на стол, а потом прихватил с собой пепельницу. Если сейчас он не объяснит ей некоторые вещи, то тем самым может дать девчонке пустые надежды, а этого он делать не собирался. Эш не была из разряда бабочек-однодневок, появляющихся здесь периодически, здесь совсем другое.

Юль уселся за стол и покосился на виски и блок сигарет. Зачем тянуть, если он и так планировал закурить? Так что, распечатал сначала блок, потом пачку, вытянул из нее сигарету и закурил, посмотрев на Эшлин, которая поспешила перевести тему. Вряд ли сейчас ей это поможет, просто иллюзия, что все пойдет по плану.
- Значит, такой план? Ты сбегаешь, узнаешь у Дэнни адрес и появляешься у меня на пороге. Вроде, сюрприз, м? – может быть, если бы она не упомянула своих гребанных родственников, которые упрямо пытались от нее избавиться, ему бы легче было сказать то, что он собирался сказать, а может, и нет. – Знаешь, Эш, здесь тебе не клиника, здесь все совсем по-другому. У меня другая жизнь.

С другой стороны, ему не хотелось, чтобы она подумала, что он хочет избавиться от нее поскорее, потому что это было не так. Просто, у него сейчас хватало своих проблем и забот, которые нужно было разрулить. Причем, их было выше крыши. На носу похороны Александры, а перед ними турнир и вообще, он ввязался в кое-что помасштабнее, чем сбагривание дерьма из рук в руки. Если сейчас он согласится на эту ее аферу, то, в какой-то мере, возьмет на себя ответственность за нее, а он не мог этого сделать, потому что даже за себя не был уверен. Да ему вообще не никуда не уперлась никакая ответственность.

- Ты, конечно, можешь остаться ненадолго и я попытаюсь тебе помочь устроиться в Сакраменто, - Юль поспешил объяснить, что не выгоняет ее сходу, но и то, чтобы она не надеялась на теплое место у него под боком. – Но, это все, что я могу для тебя сделать, - Мартин отпил горячий кофе из кружки и слегка поморщился, а потом сосредоточился на сигарете, глядя на Эш выжидающе.

+1

6

– Ага, план был именно таков, – кивает Эшлин и улыбается, гляда в глаза Мартину.
Но чем больше говорит он, тем сильнее тускнеет её улыбка, и тем больше девушка хмурится; отводит взгляд, не желая больше смотреть на старого знакомого, она бы даже сказала друга.
Он ей не рад – это было видно ещё там, за порогом квартиры, просто Эш предпочла не замечать, предпочла обмануть себя, а стоило развернуться и уйти. Стоило не приезжать.
Эшлин хмурится повисшей на кухне тишине, тянется за вскрытой пачкой сигарет и закуривает, тонкой струйкой выдыхая сизый дым, который тут же туманом растягивается перед её лицом, тянется вверх и немного влево – к Мартину, – а потом исчезает, оставляя после себя только запах табака.
Ей совершенно нечего сказать на слова Юля о том, что у него другая жизнь. Разумеется другая. Даже если присмотреться, он всё таки изменился. Они не виделись без малого пол года, а перед ней как будто другой человек. Человек, за спиной которого она может спрятать. В буквальном смысле. В смысле фигуральном за свою спину Мартин, похоже, никого пускать не собирался.

Эшлин делает ещё одну затяжку и снова переводит взгляд на мужчину, собираясь что-то сказать; что-то о том, что она съедет завтра же утром, но Юль опережает её, и Эш остаётся только подняться из-за стола и пройтись по кухне, снова вслушиваясь в его голос. Голос, от которого сердце почему-то пропустило удар. Эш кажется, что сейчас решает её судьба, и ей одновременно нравится и не нравится это ощущение щависимости от кого-то. Она снова хмурится, когда Мартин заканчивает говорить – смысл сказанным слов не сразу оседает в уставшем сознании, а потом на кухне снова повисает неловкая пауза. Ровно до тех пор пока Эшлин не оказывается за спиной Юля. В буквальном смысле.
– Правда? Я правдва могу остаться? – голос снова звучит радостно. Эш хлопает в ладоши и обнимает Мартина со спины, прижимаясь щекой к его щеке.
– Спасибо-спасибо-спасибо! Ты самый лучший! – короткое касание пухлых губ мужской щеки, Эшлин всё ещё не размыкает объятий, только тянется одной рукой к пепельнице, чтобы оставить там наполовину истлевшую сигарету. – Я обещаю, что буду вести себя тихо, ты даже не узнаешь, что я здесь живу, честно-честно.
Она снова целует Мартина, на этот раз в уголок губ, совершенно беззастенчиво и всего лишь в знак благодарности, и наконец размыкает объятия, отступая на шаг.

+1

7

В конце концов, ну, кто мог обвинить его в нечеловечности? В некоторые моменты он вполне мог выглядеть нормально, если не в большинстве ситуаций вообще. Он же не выгонял Эш, просто дал знать, что готов пошевелить пальцем ради их знакомства в прошлом. Из-за того, что девчонка в клинике таскалась за ним хвостом. Хотя, по сути, кому это больше нужно было? Ему или, все-таки, ей самой?

- Ладно-ладно, - Юль усмехнулся, когда Майлз обняла его со спины, откровенно радуясь его решению. Ребенок. И именно по этой причине он не хотел, чтобы она ошивалась рядом. Не к чему ей даже рядом крутиться с тем, в чем Мартин был уже по самую макушку. Тем более, после того, что она уже пережила. Не то, чтобы Юль испытывал какое-то сострадание, но у девочек в ее возрасте в голове еще даже тараканов нет. Хотя, ест, конечно, просто еще не заматерели. – Давай. Там что-то должно было остаться в холодильнике, можешь перекусить.

Домработница все еще периодически здесь бывала. Мартин за последние несколько месяцев вообще уже успел привыкнуть к нормальной еде, хоть и был в этом совершенно не прихотлив.
Для начала, он показал Эш ее комнату, все равно в квартире их было всего две, потом отправил в ванную и предупредил, что собирается вновь лечь спать и чтобы она в это время никуда не слиняла. В конце концов, ключей у нее еще не было, ему еще только предстояло сделать дубликаты, да и номерами телефонов они не обменялись, а следить за каждым ее шагом он вообще не планировал. У него своих дел было предостаточно, чтобы еще играть в няньку.

Видимо, ему все-таки придется слегка пересматривать свой образ жизни, пусть и временно. Казалось, париться было особо не о чем. Ну, разве что не тащить ни кого в квартиру посреди ночи. Или ему было похуй? Специально заморачиваться на эту тему он все равно не будет. Особенно сейчас, когда он все еще не проснулся и осознать произошедшее в полной мере, ему все еще предстоит позже. К вечеру, может, а сейчас было бы неплохо вздремнуть еще несколько часов.
Юль убедился, что девчонка нашла все, что ей нужно и ушел в свою комнату, снова падая под одеяло. Похоже, вырубился он моментально.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » she will always be a broken girl