Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » trick or treat


trick or treat

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://31.media.tumblr.com/7773abca968727c47381c147657e453b/tumblr_nvju9p98Zv1ug3kg2o1_500.gif


Adam & Vaniqa
the 14th of September
2014

Отредактировано Vaniqa Johnson (2015-10-13 17:34:43)

+1

2

внешний вид: джинсы, лёгкая толстовка светло-серого цвета, рюкзак.

I
meeting

— Идиоты, - он недоволен. Начальством и обслуживанием в кафейне. Популярная по всей Америке сеть, именно поэтому отсутствие какого-либо намёка на качество. Зачем стараться, если люди всё равно будут и будут переть, подобно стаду, завидев известный круглый логотип? Стучит пальцами по барной стойке в самом конце, возле пустых белоснежных стаканов и стойки с пакетиками с сахаром, трубочками в бумажных обёртках и ровной стопкой одноразовых салфеток. Молодой паренёк с дрожащими руками и прыщавым лбом химичит возле кофемашины, постоянно смотрит на собственные каракули на стакане, пытаясь вспомнить, что заказал МакНамара. Адам уже сам пожалел, что решил выбрать новинку осени, что-то там с имбирём и кленовым сиропом по случаю предстоящего Хэллоуина. Стоило не выёбываться, но уже поздно, сейчас дольше будет отменять заказ. То же самое касалось и работы, точнее, приказа свыше. Встреча с незнакомым ему автором детских книжек и по совместительству копирайтером, вычитывающем текст всех написанных статей, не казалась чем-то позитивным и воодушевляющим. Это удручало и злило. Неужели сам МакНамара не может справляться от и до, нужен какой-то там специалист? А потом ещё и детский дом. Он даже не говорит "спасибо", когда ему протягивают стакан с кофе; не кивает в знак своеобразной благодарности; не выражает никаких эмоций - просто берёт свой заказ и идёт к одинокому дивану в самом дальнем углу кафетерия. Большой, жёсткий, минимум подушек, чистый столик напротив - самое то для рабочего настроения. Брюнет ставит стакан на стол, убирает спавшие на лоб волосы назад, смотрит на наручные часы. Опаздывает. Немного, но ощутимо, хотя никакого графика сегодня нет. Ещё пару-тройку минут простительно.
Адам оставляет рюкзак на диване (всё равно ничего важного и ценного там нет, портмоне после покупки кофе осталось в кармане толстовки), выходит на улицу - курить предпочитает не в помещении, а на свежем воздухе. Мимо гуляют, не спеша, подростки, обсуждают учёбу и планы на День Всех Святых, старики поглядывают на них недовольно и осуждающе, хотя, конечно, не все - во взгляде некоторых всё ещё читается игривость и какая-то беззаботность по отношению к окружающего миру. Парень закуривает, попутно делится сигаретой с одним из молодых людей, которому и шестнадцати-то нет, что уж говорить про намёк на совершеннолетие. Адаму всё равно, он не святой. Если его попросит ребёнок в детском доме стрельнуть, то вряд ли откажет. Настроение уж такое, желающее портить людям жизнь. Не основательно, скорее в деталях и по мелочам, но факта это не меняет. Второй раз смотрит на циферблат часов. Прошло четыре минуты, была выкурена одна сигарета и мизерно подпорчено одно здоровье. Хорошие успехи для раннего утра нерабочего дня.
Возвращается в кафе, проходит мимо парных возгласов со стороны бара "Здравствуйте!". Он не грубый и не хам в этом случае, просто не любит шаблонную работу, к которой дрессируют и натаскивают. Бросает взгляд на женскую фигуру, затем на собаку возле неё, прищуривается и садится на диван, теряя интерес. Если этот копирайтер не принесёт свою царскую задницу в ближайшие десять минут, то он займётся этим проектом сам.

— Здесь занято, - Адам проглатывает где-то на корне языка начало "Вы, что, слепая?", потому что девушка действительно таковой является. Было бы непонятно без собаки, ведь многие сидят с солнцезащитными очками в помещениях. — От вас на семь часов есть свободный диван, - добавляет парень, опуская взгляд на свой блокнот формата чуть меньше А4, в который уже начал заносить заметки для отчёта. И ничего страшного, что эта дама ошибочно подошла к его столику. Даже слепая нашла дорогу, а копирайтер плутает чёрт знает где.
Что за отношение к работе?

Отредактировано Adam MacNamara (2015-10-18 02:14:12)

+2

3

Внешний вид: легкая белая блузка, зеленая широкая юбка до колен, сверху накинут пиджак + очки солнечные. Картинка для наглядности.

    Держать поводок в руке для меня стало чем-то совсем привычным и, если честно, иногда я даже рада тому, что все так обернулось: ни мне, ни Джеку никогда не бывает одиноко. В очень редких случаях мне приходится оставлять его дома, а редки они в основном потому что я просто не могу слышать того, как он скулит, когда запирается дверь снаружи. Я никогда не видела своего пса, но уверена в этот момент в его глазах можно увидеть такую печаль и тоску, какую часто не могут прочувствовать и люди. Да, я выучила дорогу до издательства вплоть до малейшего камешка на дороге, знаю, где находится каждый светофор со звуковым оповещением для слабовидящих людей, даже прекрасно представляю, куда по пути можно заскочить за кофе! Но...
    Я снова держу поводок в руке и он приятно натирает ладонь. Нужно бы купить новый, помягче, потому что от этого жесткого моя ладонь потом еще какое-то время побаливает. Странно. Этот поводок мы купили с Джеком совершенно случайно и он сам принес мне его в своих зубах. Мы тогда зашли в зоомагазин и пока вежливая и участливая продавщица с мягким голосом, больше похожим на щебетание канареек, которые в том же магазине, кстати, тоже продавались, показывала мне какие-то варианты и пыталась красочно описать, какие же эти поводки по цвету и окрасу вместо того, чтобы просто дать их мне в руки, Джек ушел куда-то в сторону и через какое-то время я ощутила, как его холодный нос уткнулся мне в колено. Затем снова. И еще раз. В конце концов, не потерпев такого отношения, он даже негромко гавкнул и я забрала у него поводок, до этого еще проведя руками по его мягкой и гладкой шерсти и почесав его за ухом. Продавщица хотела что-то рассказать и про выбранный, но я ее остановила. Мы взяли его, даже не расспрашивая, какого он цвета, и с тех пор он приятно натирает мне руку.
    Я до сих пор не знаю, какого он цвета.


And at last I see the light
And it's like the fog has lifted


    Мои соседи любят со мной здороваться. Откуда  я это знаю? За то время, пока я не вижу лиц людей, просто невозможно было не научиться понимать их эмоции не по выражению лица, а по голосу. Интонации, тембр, громкость - нужно лишь немного вслушаться, что у меня получается теперь само по себе, и становится понятно очень многое. Правда, не всегда это работает. Например, когда говоришь по телефону связь настолько искажает голос, что все, что можно понять - лишь сухую информацию, которую собеседник хочет сообщить. И ничего более. Именно поэтому встречу с одним из журналистов издательства мы решили назначить в кофейне неподалеку, а не договариваться о чем-то по телефону. Ну, у меня была мотивация именно такая, а какая у него - оставалось выяснить сегодня.
    Мне всегда казалось, что лучше встретиться с глазу на глаз или, в моем случае, с глазу на очки, и договориться обо всем лично, нежели перекидываться безэмоциональными и часто бесполезными письмами по электронной почте,  смс-ками, постами в фейсбуке или в твиттере. Я немного не подумав не позвонила заранее этому журналисту хотя бы для того, чтобы узнать его голос, хотя бы "основу" голоса, потому что теперь слабо представляю, как найду его в кофейне. Может понадеяться, что там будет мало посетителей?
    А может ему кто-то уже сказал, что я слепая? В издательстве, конечно, все относились к этому с пониманием и даже не обсуждали за спиной (по крайней мере до меня ничего такого не доходило - значит не обсуждали), а потом вполне вероятно, что сообщили ему об этом, чтобы мы с ним не попали в глупую ситуацию. Он бы меня не узнал, я бы его, естественно, тоже - и так бы и просидели по полчаса каждый за своим столиком, а потом бы жаловались главному редактору на то, что коллега забил на встречу.
    Было бы забавно.


And at last I see the light
And it's like the sky is new


    Я глубоко вдыхаю и чувствую легкий запах сигарет. Мы уже почти дошли до кофейни и наверняка те, кто курит совсем близко от меня - ее посетители. Я ненадолго задумываюсь о том, смогу ли ощутить этот тонкий запах и после того, как войду в кофейню, когда этот человек пройдет мимо меня, а потому, будто бы придумав себе ткое задание, стараюсь запомнить как можно отчетливее запах именно его сигарет. И, может быть, немного его. Это происходит за доли секунды, в следующий миг я уже толкаю дверь кофейни, но все-таки я смогла уловить этот аромат: немного грубый, жесткий запах сигарет и почти такой же одеколон, практически неощутимо смешавшиеся в один запах, который теперь я смогу узнать. Наверное. Нужно будет проверить.
    Откуда-то справа, где находится прилавок, доносится бодрое и веселое "здравствуйте". Эти ребята, парень и девушка, не рады мне. Они рады посетителю, им сказали здороваться с каждым и не оставлять ни одного гостя без внимания, но они не желают добра именно мне. Я улыбаюсь и подхожу ближе, потому что ответить улыбкой на любое проявление вежливости, пусть даже и вынужденное - это то, что я делаю всегда. Жаль, я теперь не умею улыбаться глазами. Мои щеки иногда устают от того, что весь день находятся в напряжении от - честное слово - искренних улыбок, будь у меня возможность хоть иногда показать свои глаза...
    Зачем думать о том, что не сбудется еще очень долго?
- Мисс Джонсон! - доносится сбоку, я поворачиваю голову на автомате, хотя даже слышно намного лучше, когда стоишь боком, узнаю этот свежий, немного детский юношеский голос - это один из официантов этого кафе, Билл, который живет через дом от меня и очень любит моего пса. Наверное, радость в его голосе относится больше не ко мне самой, а к Джеку, потому что следующие слова я слышу уже откуда-то снизу вперемешку с довольным сопением ретривера, - Сегодня же выходной, чего вы дома не сидите-то? - да, Биллу иногда не хватало какой-то тактичности или просто вежливости, да и с посетителями он здоровался не со всеми, как например сейчас все-таки даже не поздоровался со мной.
- Встреча по работе, - отвечаю с улыбкой, немного наклонив голову набок и сжимая поводок в руках чуть сильнее. В моем кошельке банкноты разложены в порядке возрастания стоимости, но все равно каждый раз, когда нужно за что-то заплатить, я волнуюсь, ведь было бы не очень здорово перепутать бумажки и протянуть за кофе, например, сто долларов. Глупо, да? Прошло столько времени, а я все еще переживаю из-за такой ерунды, - Капучино и шоколадный маффин, пожалуйста, - поднимаю глаза на человека за прилавком, вроде бы это была девушка, по крайней мере так я расслышала по хору "здравствуйте", когда еще только зашла, она называет сумму и, немного волнующимися руками я открываю кошелек и протягиваю банкноту. Вроде это было 20 долларов...
- Ваши двадцать, - я слышу подтверждение своих предположений и даже вздыхаю с облегчением. Дает сдачу, просит подождать, но вмешивается Билли и говорит о том, что принесет мне кофе сам, предлагая занять место в конце зала на одном из диванчиков. Говорит, что посетитель ушел покурить и, похоже, уже не вернется.
    На его словах о том, что тот посетитель уже не вернется, становится немного обидно: это тот самый запах, который я так хотела запомнить и узнать?


And it's warm and real and bright
And the world has somehow shifted


    Я на мгновение застываю, сжимая в руках поводок еще крепче: чувствую запах, который до этого мимолетно ощутила и на улице. Улыбаюсь, потому что довольна собой и тем, что все-таки смогла его запомнить, но спустя мгновение улыбка пропадает с моего лица - жаль, что я так и не смогу узнать, кем был тот человек. Он ушел и теперь мне можно было бы занять место, тем более, что Джек уже уверенно тянет поводок в сторону, наверное, дивана, ждет, когда уже я сяду и он сможет устроиться у меня в ногах, положив свою голову прямо на мои туфли. Почему-то он любил лежать именно так, не отпуская меня ни на сантиметр дальше, как будто волновался, что отдалившись от него я могу нажить себе проблем.
    Заношу ногу для того, чтобы сделать шаг, предварительно убедив Билла, что все в порядке и я подожду свой кофе здесь, когда слышу, как кто-то резко останавливает меня.
    Удивленно вскинув брови, провожаю взглядом (движением головы) перемещение сказавшего это человека - молодого парня, от которого пахло точь-в-точь тем запахом, какой я ощутила на улице - все-таки не ушел. На моем лице появляется улыбка и я стараюсь говорить туда, где теперь он предположительно был. Он усаживается на диван, который немого поскрипывает и на котором очень громко по меркам незрячих людей шуршит ткань под посетителями, а я отвечаю ему, покачав головой будто извиняясь:
- О, прошу прощения, - не говорю о том, что вообще-то меня сюда привел официант и не стоит срывать свою раздражительность именно на меня, потому что не вижу смысла. Ответ злостью на злость породит еще больший негатив, а потому я лишь пытаюсь примерно прикинуть, куда нужно двигаться в сторону семи часов и киваю парню за такую подсказку, - Спасибо, сама я как-то его не приметила, - может быть в довершение моих слов не хватало лишь сделать реверанс, но я избавив и себя, и его от этих лишних действий, всего лишь пошла туда, куда он сказал - на семь часов.
    Делаю шаг, другой - и передо мной внезапно возникает стул, об который я успешно ударяюсь ногой. Не вскрикиваю, не ворчу себе под нос, ведь такие ситуации у меня случаются часто: Джек не может предупреждать меня обо всех препятствиях, возникающих на пути, а теперь трется об ударенную ногу. Я лишь немного наклоняюсь вбок и поглаживаю его по шее, когда слышу сзади голос Билла:
- Мисс Джонсон! Вы в порядке? - кажется он обеспокоен. В голосе - тревога и неподдельная забота, через минуту я чувствую, как он берет меня под руку, его руки очень теплые и он уверенно придерживает меня за запястье, не сжимая его, но и не выпуская, - Простите, я думал там свободно, вот и...
    Хочется оборвать его на полуслове, сказав, что я сама виновата, что не вижу, что там было занято. Хочется сказать ему, чтобы он отпустил мою руку и что я дойду сама. Но вместо этого я снова виновато улыбаюсь и поворачиваюсь корпусом к нему, кладя вторую руку, в которой зажат поводок Джека, на его кисть:
- Все в порядке, правда. Не стоит так сильно переживать. У меня слепота, а не мраморная болезнь, да и давно хотела надеть юбку подлиннее, теперь хоть повод появился, - смеюсь. Искренне, честно, очень жалея, что не вижу лица своего соседа, чтобы понять, перестал ли он за меня волноваться. Это очень, просто безумно приятно, но я ведь... Самостоятельная. Мне хватает Джека. А с остальным я могу справиться и сама, - Хочу свой кофе, - добавляю немного тише и игриво, наклонив голову набок и говоря чуть по-детски.
    Кофе правда хотелось. Но чуть больше - чтобы он отпустил мою руку и дал мне дойти самой.


All at once everything looks different
Now that I see you


Отредактировано Vaniqa Johnson (2015-10-18 20:19:12)

+2

4

Щурит глаза, взглядом снова мажет по хрупкой женской фигуре, усмехается её комментарию, в который лично он услышал сарказм. Адаму это понравилось, ему вообще было по душе, когда женщина с иронией относилась к окружающему её миру, а в первую очередь - к самой себе. Это располагало, краткосрочно, но располагало. Не настолько, чтобы совесть замучила за собственную реплику ранее, но достаточно для сведения вспыхнувшего негатива на нет. Он всё ещё смотрит на незнакомку, которая следом ударяется ногой о стул, на парня (видел его за прилавком, знакомые?), который подскакивает к ней и с такой отдачей реагирует на какой-то ушиб, словно сам её ударил. Адам закатывает глаза, ловит на себе осуждающий взгляд пса под ногами хозяйки, тянется к мобильному телефону, чтобы позвонить этому опаздывающему копирайтеру. Местная драма, конечно, очень захватывает своей зрелищностью и необычностью, но парню вовсе не хочется наблюдать за ней весь свой рабочий день, за который ему, между делом, платят деньги. Он оставляет девушку в покое и не тревожит её более пронизывающими взглядами, а пёс, в свою очередь, оставляет в покое Адама.
Правда, не надолго.

Сначала он слышит гудки в своём телефоне - ожидание ответа.
Затем слышит мелодию на телефоне слепой девушки где-то в недрах её сумки.
Следом поворачивает в её сторону голову.
Ну и сопоставление одного факта с другим не заставляет себя долго ждать.
Какая там у неё фамилия? Не расслышал. Но может предположить, исходя из скупой информации, предоставленной журналом.

— Ваника Джонсон, полагаю? - телефон больше не нужен - девушка откликается на имя, и этого более чем достаточно. МакНамара чувствует себя и рассерженным (почему ему не сказали о таком важном факторе, как слепота человека, с которым он должен встретиться?), и некомфортно (непрофессиональное поведение и отношение, абсолютно, в её адрес). Адам говорит громче, хотя прекрасно понимает, что брюнетка не глухая и, наверняка, слышит получше него самого, но он считает, что громкий голос легче проинформирует относительно его местоположения и перемещения со своего дивана на её. Было бы глупо пригласить её за свой стол, создало бы больше путаницы и шумихи, а парень чувствовал, что самое время ему побыть джентельменом и высунуть на свет Божий запылившиеся манеры. — Адам МакНамара, грубиян за соседним столиком и по совместительству журналист "Sacramentolife", - руку не протягивает, лишь аккуратно садится рядом, соблюдая дистанцию. И с Ваникой, и с её собакой, которая выглядела хоть и не враждебно, но настороженно, словно ждала одобрительной интонации в голосе хозяйки, мол, всё в порядке. — Прошу прощения, я не знал, что... встреча будет происходить в таком формате, - про формат он действительно не знал - его поставили перед фактом, что знакомство с копирайтером назначено в кофейне в разгар рабочего дня, когда вокруг одни источники шума и слишком уж непринуждённая атмосфера для делового общения. И чего скрывать, Адам предпочёл бы всё-таки, чтобы ему сообщили заранее о таком факторе, как слепота Ваники. "Идиоты" - проносится в голове в очередной раз за день, но, конечно, не озвучивается вслух. Грифель шуршит по поверхности блокнота, с напором и ожесточённо. "Рад знакомству" теряется где-то между строк. — У вас есть какой-то план действий на сегодня, или не будем индивидуалистами и потратим время на кофе и работу коллективного разума? - Адам открывает крышку своего стакана, чтобы кофе немного остыл, достаёт очки из переднего кармана рюкзака, которые впоследствии оказываются на носу. Неудобные, но для работы самое оно - парень не привык ассоциировать рабочий процесс с комфортом.

+1

5

    Люблю, когда люди понимают меня с полуслова. Ну, или хотя бы с первого раза.
    Билл же не из таких. Он не слышит за моими словами о кофе просьбу отпустить руку и позволить самой дойти до нужного дивана, вместо этого кивая и убеждая, что принесет его позже, после того как я сяду на мягкую софу, да еще и расписывает все плюсы этого места, что оно стоит чуть дальше от всех остальных посетителей, что там есть мягкая приятная подсветка стен, из-за которой свет не бьет в глаза, а плавно ложится на стол, там очень удобно читать и просто сидеть и пить кофе в таком приятном антураже.
    Что он говорит?
    И главное - зачем? Сколько можно пытаться объяснить мне, как  в ы г л я д и т  что-либо? Если люди, которые делают это, думают, что мне очень бы хотелось слышать, как выглядит то, чего я не ви;у - они ошибаются. Я не злюсь, не раздражаюсь, не коплю обиду за это, но мне всегда становится немного грустно от того, что окружающие жалеют меня, пытаясь восполнить мои, как им кажется, недостатки. Разве нельзя просто принять меня такой, какая есть? Да, я не смогу сама увидеть, как мягко ложится свет, какого цвета диван, стена или пенка на моем кофе. Но ведь я могу многое другое. Я слышу. Я чувствую запахи. Я ощущаю мир прикосновением. Было бы намного приятнее, расскажи он мне, какая мягкая обивка у этого дивана, какой чудный аромат создается специальными свечами, зажженными именно в том углу, как негромко и в то же время слышно там играет музыка, потому что основные колонки находятся совсем не в этой зоне.
    Так было бы намного лучше и мне бы даже захотелось туда пойти. А сейчас я ловлю себя на мысли, что пытаюсь придумать отговорку для того, чтобы не садиться в угол, озаренный мягким светом и красивым диваном, мне нужен лишь повод, маленький знак, какое-то спасение или спаситель, который бы смог освободить меня от этого.


     Но мне и подумать было странно, что этот знак действительно будет.
    Негромкая стандартная мелодия звучит из сумки и я невольно резко убираю руку из рук Билла, открывая сумку. Никаких молний - лишь застежка на магните, которая раскрывается за доли секунды.
    Я нащупываю телефон в сумке, но он перестает звонить. Мысленно чертыхаюсь, сетуя на то, что знак оказался каким-то незавершенным, и понимая, что сейчас официант снова возьмет меня под руку и поведет к красивому дивану. Судьба как будто подразнила меня - и снова кинула в объятия Билла, готового рассказать обо всем, что я не вижу.
    Тихо вздыхая я поворачиваюсь к своему знакомому, чтобы еще раз сказать, что дойду теперь сама, но тут слышу свое имя. Голос - тот же, что до этого мне пытался нагрубить или испортить настроение, того самого человека, чей запах сигарет и одеколона я почувствовала на улице и смогла запомнить и узнать здесь, в кофейне. Неспешно оглядываюсь на голос, хочу спросить, откуда он знает мое имя, но в глубине души уже догадываюсь, что произошла забавная история: похоже, ему все-таки не сказали, что она незрячая.
    Легкая усмешка появляется на моем лице и я прикрываю рот рукой: вдруг молодой человек подумает, что я смеюсь над ним и тем, что он выглядит немного глупо, нахамив слепой женщине, которая вдобавок оказалась его коллегой. Вовсе нет. Просто все это как-то... Смешно. Почему ему не сказали об этой немаловажной детали обо мне? Забыли? Посчитали неважным? Я не считаю себя уникальной, но ведь слепой копирайтер - это действительно необычно, до него должны были дойти хотя бы слухи! А раз не дошли, то варианта остается всего два - либо нет слухов, либо этот мужчина не слушает рассказы о других людях за их спинами. Какой из этих вариантов лучше - решить сложно, и меня приятно удивляет то, как он отшучивается, говоря о своей должности.


    Он подходит к моему дивану, а теперь сидит совсем рядом - я слышу это, хоть он и говорит немного громче, чем мог бы. Не до конца понимаю, зачем. Вдыхаю глубже и снова чувствую приятный мужской запах и на этот раз отчетливее, чем раньше. Еще раз отмечаю про себя, как интересно в этом запахе смешались аромат сигарет и мужского одеколона - есть мужчины, для которых подобное смешение становится катастрофой, неряшливостью и какой-то нескладностью, но здесь эти два запаха будто дополняют друг друга и при том стали одной из составляющих всего его образа.
- Теперь не за соседним, - пожимаю плечами и улыбаюсь, снимая легкий жакет, чтобы остаться в блузке. Билли, наконец, уходит, решив вероятно, что теперь этот мистер... МакНамара в случае чего сможет мне помочь. Что ж, мне остается лишь мысленно благодарить его за то, что он ничего такого не сказал вслух. А Билл может. Может.
    Мужчина, представившийся Адамом, не говорит ничего лишнего и интонации его немного суше, чем могли бы быть. В конце концов нам с ним сегодня вместе работать, а он мне, кажется, совсем не рад. Что ж, может оно и лучше? Он один из немногих, в чьем голосе я не слышу к себе жалости или сострадания, очень часто ловко выдаваемых за искренние, но на деле ничем в душе не подкрепляющиеся. Я не заносчивая и понимаю, что некоторые окружающие и правда хотят мне помочь, пожалеть, разделить мою печаль от моего изъяна, но пусть лучше делают это искренно или никак. Вот МакНамара придерживается второго варианта и этим вызывает симпатию, хотя уверена в его планы это вовсе не входило.
    Я поворачиваюсь к нему полубоком и решаю все-таки произнести фразу, повисшую где-то в воздухе, до того, как мы приступим к работе.
- Приятно познакомиться, Ваника Джонсон, копирайтер на фрилансе, - протягиваю ему первая руку и говорю мягко, но отчетливо, чтобы он не подумал, что задел меня своей раздражительностью или неосведомленностью, - Надеюсь, мы с вами сработаемся, - правда надеюсь, потому что от этой брошюры может зависеть моя дальнейшая работа.
    То приложение к журналу, которое нам с ним необходимо разработать - это вовсе и не брошюра, а скорее листовка, приуроченная к Хеллоуину. Главный редактор решил, что нужно работать не только с нашей привычной целевой аудиторией: женщинами от 30 до 40, состоящими в браке и имеющими в среднем по двое детей (эта статистика даже смогла нам подсказать, какую музыку слушают эти девушки - боюсь представить, сколько он за это заплатил!), но и с их детьми. И я очень рада, что это задание досталось именно мне, ведь получила я его по счастливой случайности, оказавшись тогда в редакции по какому-то своему вопросу. В голосе редактора, как обычно очень уставшем и немного хриплом, я не услышала, что он был не рад моему предложению о помощи, лишь сразу предупредил, что работать придется с неким МакНамарой, у которого очень своеобразный характер.
    Тогда я не поняла, что редактор имел ввиду, но теперь я сижу рядом с Адамом и кажется понимаю, о какой своеобразности шла речь.


    Шум в кофейне будто немного стих, и я отчетливо слышу, как Адам достает что-то из своего рюкзака. Мне интересно, что это, но не спрашивать ведь его об этом? Может потом мне удастся расслышать какую-то подсказку, пока же теперь откуда-то сбоку снова голос Билли и негромкий стук подноса о стол: он принес мне мой кофе и теперь я чувствую приятный аромат капучино. Местный кофе - один из лучших в нашем районе, а потому я, спешно его благодаря, беру кружку в руки, постаравшись запомнить, куда официант поставил ее на столе, и подношу ближе к лицу, вдыхая глубже многогранный и немного резкий, но такой вкусный запах кофе. Да, прежде чем взять стакан в руки я немного неуверенно и плавно с доли секунды вожу над столом до того момента, как кончики пальцев не почувствуют горячую кружку, но вряд ли Адам смог это заметить.
- Плана конкретного нет, я думала мы поделимся идеями относительно этой брошюры и исходя из этого будем разрабатывать концепт и распределять отдельные части, - делаю глоток кофе, обжигая нёбо. Горячий. Спешно ставлю стакан обратно на стол, чудом попав прямо на него и не проливая свой напиток на коллегу - вряд ли он обрадуется такому повороту событий.
Джек, до этого мирно лежащий на моих ногах, приподнимает голову. Наверняка теперь внимательно смотрит и пытается понять, что произошло с его хозяйкой.
- Простите, - говорю живо, виновато улыбаясь, - О чем мы говорили? Ах, да, концепт. Так как нам с вами не обозначили никаких рамок, которых стоило бы придерживаться в работе... - делаю паузу, потому что следующая моя фраза может решить исход нашей беседы и встречи, он может посчитать меня глупой и инфантильной, наивной и совершенно не разбирающейся в потребностях читателей и неведомо кем еще, а потому набираю в грудь побольше воздуха и произношу, не убирая улыбки с лица, - Я подумала, что можно было бы написать хелллоуинскую сказку! - выпаливаю быстро, чуть громче, чем нужно было бы, и уже потом понимаю, что сижу, полностью повернувшись к Адаму, выпрямив спину и сжав руки на коленях, - День всех святых, можно придумать столько всего, - говорю уже тише, разворачиваясь к столику и вспоминаю, что мой кофе до сих пор без сахара, - Подайте, пожалуйста, сахарницу, - протягиваю руку над столиком и жду, когда он сможет дать мне сахар.

    Наверное, эта застывшая над столом рука и вообще вся моя поза сейчас говорят о том, что мне нужна помощь.

Отредактировано Vanika Johnson (2015-11-05 18:57:16)

0

6

- нет игры месяц, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » trick or treat