Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
- Хей! Ты тут случайно не вздумал расслабиться?! - Переводя почти грозный взгляд на друга, возмутилась Тори по поводу его сонной ленивой неряшливости.
Вот так настроение рыжей изменчиво, как вода - еще секунду...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ...once upon a time


...once upon a time

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Код:
<!--HTML--><link rel="stylesheet" href="http://codepen.io/devnerdgirl/pen/LVEPgz.css" />
<div class="gly-rp-gail">
<div class="header"><img class="header-img" src="http://24.media.tumblr.com/2656ad2dd5ef6517ccb86e9d79fed3a0/tumblr_n2n2glIsF21rw7b7oo1_500.gif"/>
<p class="title" style="color: #8A5A5A;">...once upon a time</p><p class="subtitle">hard & hot</p></div><div class="text"><span class="lettrine" style="color: #8A5A5A;"></span>

<center><p class="dial" style="color: #696969;">between Naomi & Chris</p></center>

<p class="dial dae" style="color: #696969;">Мы не виделись очень давно, у каждого из нас была уже своя жизнь вдали друг от друга. Но что-то у кого-то защемило, раз он решил столкнуть нас носами именно в тот момент, когда мы ничего подобного не ожидали...</p>
</div>

+1

2

Хочу закурить, как ко мне подваливает какой-то сучонок. Видите ли я, не так смотрю на его бабу… Охуеть. Я между прочим смотрел на эту белобрысую более чем нежно, хотя честно говоря, она этого не стoит. У неё на морде написано, что её сняли в ближайшем переулке за двадцатку.
Но, стоит отметить, фигурка у этой шмары — весьма занятная.
У меня даже в паху начала разливаться приятная нега, и вдруг этот упырь, лет под девятнадцать, со своими предъявами. Вот гавно, разозлил.
— Слышь, парниш, — подкуриваю сигарету, — срать я хотел на тебя и твою бабу. Рули давай в обрaтку и не беси, — спокойно отвечаю, что даже сам диву даюсь.
— Чё? Это тебя, что ли, не бесить, баран?! — начинает быковать недовольный кавалер, склоняясь над моим столом, накаченные мышцы распирают рукава его придурковатого оранжевого пиджака, заставляя меня оскалиться.
— А вот, приписывать меня к парнокопытным.. это ты зря.., не подумал наверное, но факт остаётся фактом, — лениво рассуждаю как бы между прочим. Упырёныш всё прекрасно слышит, даже что-то вякать пытается. Поразительно! Неужели все в этом гадюшнике думают, что можно вот так просто обозвать меня бараном? Как то всё это не весело. Парниша, всхлипывает, падая на пол.
Уже — не наглой — рожей сучонок тычется в мысок моего ботинка. Впрочем, я его прощаю, эта тварина без сознания и свои свинячьи глазки закрыла отнюдь не от удовлетворения. Я же продолжаю спокойно сидеть, брезгливо отодвинув ногу в сторону. Нехер вытирать свои сoпли о мои недавно купленные, дизайнерские ботинки. Бабе с крысиной харей и отличной фигурой похуй, что случилось с её дружком, она даже и глазом не моргнула, когда тот рухнул к моим ногам. Ноль эмоций. Сука, что ещё можно сказать. Отвожу взгляд от тёлки, замечая как ко мне петушиной походкой прёт целый дуэт — двое, такие же коренастые, как и тот сучонок, который пускает кровавые слюни под моим столом. Серьёзно?!
Делаю затяжку, лениво следя взглядом, за приближающейся парочкой "твикс", явно желающей получить до конца жизни пособие на инвалидность.
— Ты что, сука, борзеешь?! — мычит самый коренастый из них.
На лице полный похерфейс, продолжаю невозмутимо курить. Мне же интересно что, могут предложить мне эти двое. Хотя, может, чтобы не распинался за зря, сразу сломать ему руку? Отличная мысль. Жаль только, что я сегодня дал себе обещание, никому ничего не ломать. Завтра - возможно, а вот сегодня точно… Fuck! Как же хочется въебать этому мудозвону гвоздодером по печени.

Парочка, явно недовольная моим поведением, решила обойти с двух сторон. Ню-ню. Развлекайтесь, ребятки. Делаю очередную затяжку.
Буквально спиной, ощущаю на себе любопытные взгляды охранников сего заведения.
— Дурак, — бросаю взгляд на часы — у тебя минута передумать и остаться вполне здoровым… — ловлю взгляд крепыша, выпуская дым от сделанной зaтяжки ему в харю.
Чувствую движуху позади. Животный инстинкт самосохранения, сработал на ура, поддаюсь корпусом вперёд, легко уворачиваясь от удара. Герой, атакующий меня сзади, тут же нарывается на удар моего локтя. Хрясь в переносицу. Не долго думая, бью стоящего напротив чудилу ногой по коленной чашечке, и шустро оказываюсь между двумя недобитками. Первому, самому наглому, ломаю палец на руке, а второй наполовину сглатывает свой кадык.
Твари, не дали спокойно докурить, а ведь я всего лишь хотел тихо, мирно попить пивка, расслабиться. Мда. Отличное начало ночи, прям какой-то вселенский наёб. Возвращаться за стол и допивать своё пиво не хочется, ровно как и продолжать тут стоять изображая из себя святую невинность, настроение окончательно испорчено. К тому же распластанные на полу тела вызывают, не самые приятные ассоциации, сразу вспоминается травм пункт, где я провёл не один год, зализывая свои собственные раны. Осматриваюсь. Вроде никто больше хуями меряться не хочет. На заднем плане слышу как заливается от смеха та блонда, из-за которой всё собственно и началось. Хмыкаю, подходя к барной стойке, ловя недовольный взгляд бармена.
— Счёт — достаю портмоне из заднего кармана джинс, жестом показывая охране, что всё в порядке, заплачу. — Сдачи не надо.. — Накидываю чаевых на стойку, разворачиваюсь чтобы уйти и замираю на месте, странно усмехаясь своему прошлому. Потому что вот оно — совершенно рядом, извивается на шесте подобно гремучей змее, перед десятками пьяных уродов. Мрачное небо моих серо - голубых глаз, соприкоснулось с твоими ярко карими, буквально горящими очами. Пара секунд пристального изучения друг друга взглядами [красноречивее всяких слов].

Когда - то я действительно тебя любил до безумия, до самого дна. Мне нравилось оставлять следы на твоей нежной шее, дерзко целовать мягкие губы и по собственнически сжимать пальцами твою талию.. Крепко прижимать к себе.  Я хотел тебя. Всегда. Везде. Каждому человеку нужен человек. Но ты же знаешь, я [не] человек. Уже нет. Лекарство можно создать от самой страшной чумы. Ты в это верила. Не так ли? А я всегда считал, что проще одеть марлю и притворится, что трупный запах не чувствуется. А потом ты улыбалась мне и я терял голову, не зная как с этим бороться. Как тебе удавалось это?! Твой взгляд в самое нутро. Только ты могла смотреть так на [недо]человека, который легко способен украсть украденное, забрать последнее, оставить чёрных детишек голодать под палящим солнцем в пустыне. В тебе жил тот самый - маленький - огонек моей человечности. Безжалостное животное внутри меня не хотело с этим мириться, оно ходило_бесновалось от стены к стене, раздирая в кровь свои лапы об решетки, в черной непроглядной темноте металось, пытаясь вырваться на свободу, оно чувствовало от тебя опасность. И оно вырвалось, отправляя всё, что было между нами в далёкое_не_прекрасное по унитазу вместе с дерьмом. Природу не обманешь. Дикие кошки и одинокие волки - не могут быть вместе.

Вот она какая — настоящая Наоми Бэрроу. А, ты не изменяешь тому, что получается у тебя делать лучше всего — держать мужчин в сексуальном напряжении, пользуясь своей красотой. Браво.
Буквально нутром ощущаю возбуждение присутствующих. Готов поспорить, вон тот лысый хрен уже начал шушукаться со своим дружком о том, кто из них предложит большую сумму за тебя. Чёрт возьми, я хочу на это посмотреть. Вальяжно разваливаюсь на диване, недалеко от сцены, с хищным любопытством пожирая каждое твоё движение.

Отредактировано Chris Sanders (2015-10-15 10:13:19)

+3

3

Моя работа – это моя жизнь. Мне кажется, что я занималась этим столько, сколько себя помню. Я люблю танцевать, люблю, когда на меня смотрят, и черт возьми, я до безумия упиваюсь ощущением, когда все посетители хотят меня. Я как тот вампир, который пользуется своей силой, держа зал в напряжении, когда мое тело, подобно змее, огибает пилон, двигается в такт музыке, а в воздухе парит аромат желания и не скрываемой похоти. Пусть снобизм и пуританство останется за пределами ночного клуба, здесь нет места стеснению, здесь есть я и мои движения.
Казалось бы, обычный рабочий день, начинался он с половины восьмого вечера, когда я, придя в гримерку, сидела перед зеркалом и наводила марафет. Ещё утром, - хотя каким утром, это было три часа назад, - я выбрала треки на сегодня, которые, по моему мнению, должны были оставить неизгладимый след в сердце любого посетителя клуба. Менеджер с порога объявил, что мой выход через полчаса и теперь мне опаздывать нельзя. Зал был набит битком, так сказала Элли, и должен был быть прибыльным.
Последний штрих, мои глаза теперь кажутся ещё выразительнее, тушь визуально увеличила ресницы, чем сделала взгляд ещё более загадочным. Тени, которыми были украшены веки, подчеркивали цвет глаз, они стали ещё более темными, как два бездонных колодца.
После марафета, подцепив волосы и завязав их в пучок, который можно было легко распустить один раз дернув за заколку, кинув последний взгляд на свое лицо и оставшись довольной, я подошла к шкафу, где стала тщательно подбирать свой наряд. В виде пожарной выходить не хотелось, хотя можно было сыграть копа сегодня, но нет. Что-то подсказывало мне, что сегодня я должна быть лучше, красивее, сексуальнее, чем обычно, словно что-то должно было случиться в моей жизни, что-то что перевернет с ног на голову все, чего я добилась за этот короткий срок. Такое чувство было лишь единожды, оно испарилось, когда из моей жизни исчез тот, чье имя я зареклась произносить вслух.
-Ладно, Номс, - выбирая коротенькие шортики, усыпанные блестками и такой же топ, в тон им, шепчу себе, закрывая дверцу, - сегодня мы выложимся по полной и больше. Дальше я скидываю с себя повседневную одежду, одеваю сценическую и, надевая туфли на огромных шпильках, двигаю к выходу на сцену. – Привет – встречая по дороге подругу, налетаю на менеджера, который с взволнованным видом подскакивает ко мне. Он что-то невнятно говорит о потасовке, о том, что кто-то подрался и мне следует начать уже свою программу, чтобы агрессия перешла совсем в другое русло. Я киваю, неопределенно пожимая плечами, в глубине души сомневаясь, что смогу чем-то помочь, но все же выхожу к тому выходу, откуда меня поднимают к моему обычному месту.
на сцене
танец

Выключается свет над сценой, звучат первые аккорды моей мелодии, которую я успела передать ди-джею, и я, начиная медленно двигаться вокруг пилона, с повышением тона, поднимаюсь вверх. Скользя по ледяному холоду алюминиевого стержня, который словно оживает в моих руках, нагреваясь, я достигаю верха, зависая под потолком и, скрестив ноги, свисаю вниз. Расправляя руки, чуть ослабеваю хватку ног и стремительно лечу вниз, замирая в нескольких сантиметрах от земли, создавая впечатление, что я чудом не разбилась. Это мой любимый танец, любимые движения, которые отточены до безупречного исполнения.
Не замечая того, что происходит в зале, даже не слыша звуки драки, о которой говорил Марк, я опускаюсь на пол, двигаясь плавно, то прижимаясь к пилону, то отстраняясь от него. Выгибаюсь, словно кошка, прижимаясь попкой к уже разогретому металлу, и вновь начинаю взбираться вверх. В какой-то момент я замираю на полпути, как раз, когда раскрыв глаза, мой взгляд падает в зал, когда я чувствую на себе пожирающий, забирающийся в душу взгляд... ЕГО, того самого Кристиана Сандерса, чье имя я втайне про себя проклинала бессонными ночами, первое время тупо рыдая в подушку. Сразу я начинаю ощущать дрожь в руках, но собираюсь с мыслями, я ведь не закончила номер. Теперь, когда я уверена, что он  внимательно смотрит на меня, ведь я ощущала этот пожирающий взгляд каждой клеточкой своего тела, мне захотелось сделать так, чтобы и он вспомнил, насколько сильно я обладала умением возбуждать мужскую, а порой и женскую часть аудитории.
Он ведь никогда не видел мои выступления, и кается. Как остальные считал мои танцы – стриптизом. Мне было все равно, я устала объяснять людям, что поул-денс и стриптиз две разные вещи. Это целое искусство, ведь для того, чтобы станцевать стриптиз не обязательно скакать по пилону, вызывая ахание и охание, когда твое тело безвольно и стремительно летит вниз, тормозя прямо у пола. Когда ты замираешь на самом верху, держась одними ногами, которые переплетены и блестящий стержень зажат между щиколоток. Мало кто понимал потом, откуда на ногах такие огромные синяки, который очень долго не сходят. Времена синяков прошли, сейчас я мастер своего дела.
Последние аккорды, когда я, забыв обо всем, обвиваю разогретый металл и, отпуская руки, соскальзываю вниз. Мелодия заканчивается, а моя сцена уезжает вниз. Я тяжело дышу, но я не устала. Я сделала все, что могла.
-Номс, там от тебя просят приват, - я удивленно приподнимаю бровь, не собираясь сегодня выступать ни перед кем. – Я ещё со сценой не закончила, - заявляю, капризно дуя губки. После направляюсь, в гримерку, но на полпути останавливаюсь и, оборачиваясь,  - попросите Шейлу, она точно согласится, - улыбаюсь, скрываясь за дверью. Только здесь я могу позволить себе пустить ту самую скупую слезу, но не давать себе разразиться горькими рыданиями. Зачем Крис, какого фига ты вернулся в мою жизнь? Мне казалось, я сумею  тебя забыть, но после всего, что мы пережили, после пули, что я пустила в тебя по той самой оплошности нашего расставания... Боги, дай мне вновь о тебе забыть... Или не дожидаясь очередного номера, просто сбежать подальше?

+3

4

[audio]http://pleer.com/tracks/314288fFsm[/audio]

Даже ручкой не помашешь? А может кошка хочет поиграть? Ты же знаешь, Номи, наши игры в духе мистера и миссис Смитт слишком опасны, хотя стоит признать, мне этого дерьма не хватало. Страсть в чистом виде. Животная, грубая. Природная. Ярче, чем сам секс, мастурбации и групповухи с последующим изучением камасутры. Мне всегда нравились наши с тобой игры, Бэрроу. Только они могли мне подарить чистейший кайф, лучше любого допинга: дури, крэка и марихуанны.
Наши игры целый культ.
Игры культ.
Наш.
Культ.
Наши игры. Блять. Смотрю на тебя и не верю своим глазам. Моя. Хочу тебя. Хочу вновь почувствовать запах твоих секреций. А ведь я совершенно —  забыл —  твой запах.

Чувствую себя —  проституткой. Шалавой. Нет. Ты —  шлюха. Мы оба. Твои грациозные движения напоминают мне пантеру, ты [живой] документальный фильм про животных, с тем аморально - пленительным обаянием, какое может встретится только в дикой природе. Непостижимое существо. Виляющая своими бедрами Наоми Кэмпбелл, нервно курит в сторонке, а Лара Крофт судорожно натянула удавку на шею и вздёрнулась. 

Какой-то промежуток времени напряженно вглядываюсь в твой профиль, не без холодной усмешки осмысливая всё происходящее.
Я никогда не скучал по тебе. Никогда не вспоминал с тоской. Тоска всегда сигнализировала о том, что мне не хватает развлечений. Возможно, шлюх. Возможно, бухла. Возможно, их комбинации. Тоска не играла на моих нервах, как на струнах старенькой гитары, тоске не нужны какие-то изощренные дары и уж тем более не требуется много сил для того, чтобы ее прогнать. Но.. что это тогда? Хищный взгляд, вновь невольно возвращается к твоему плавно изгибающемуся в такт музыке телу. Ты всегда могла, заполнить все пространство вокруг, такое никому ненужное и пустое.

—  Нравится?   

Забытый мной лысый хрен подал свой тоненький голос, не скрывая похоти в интонации.   

—  Ага — на мгновенье отвожу от тебя взгляд, заглядывая в янтарный взгляд бренди, в котором еще теплится недовольный взгляд бармена. Мой стакан пустеет.

— Сегодня её сниму, — песня заканчивается, и ты с грацией настоящей богини, знающей себе цену, испаряешься. Унесенная [with the wind]. Серьёзно? Похоже наша случайная встреча с тобой прошла далеко не как «встреча двух бывших возлюбленных с милыми обнимашками и воспоминаниями».

Пора Тому поймать Джерри. Поднимаясь с диванчика и лёгкой походкой пиздую к гримёркам, но на пол пути у стойки, меня тормозит всё тот же лысый хрыч в педерастическом пиджачке вялой расцветки.
— Далеко собрался? Лучше по хорошему свали отсюда — смотрю на собеседника слегка сверху вниз, мой рост определённо играл на руку, но со стороны выглядело это весьма забавно, этакая шпала и рогалик разговаривают. Надо сказать, что выглядел этот мужик так, будто в его заднице сидела не одна заноза, а тут еще я нарисовался, весь такой развеселый.
— Сверни свои угрозы в трубочки и засунь их себе в жопу — процеживаю сквозь зубы. Мой голос звучит хрипловато и раздраженно, наверно от того что я сегодня слишком трезв. Делаю шаг назад, чтобы не получить кием по яйцам, от стоящих его дружков за бильярдным столом. Впрочем мне насрать. Физическая боль давно стала для меня понятием [абстрактным] и абсолютно не действенным в качестве каких - либо аргументов.
Дружки лысого молча переглянулись, и только один сидящий за барной стойкой разразился громким смехом. Смех взбесил меня не на шутку, а моя реакция была почти мгновенной — нож лежащий возле бармена, просвистел ярким лучом у лица придурка, и ровно срезав всю пену с его наполненной пивной кружки вонзился в стенку. Смех резко оборвался.
— Уже не смешно? — прошипел я. Терять уже было нечего. Впрочем и выглядел я как злобный голодный пёс, который судя по их лицам был готов загрызть любого на своем пути, и наверное этим внушал хоть какое-то мало - мальское уважение. Но разве это когда - нибудь кого то останавливало? 
Лысый отступил сразу, а двое его дружков, сразу же поднялись из-за стойки. К двум сорвавшимся с цепи ушлёпкам, вскоре присоединились еще несколько, каждый из них был ниже меня, зато шире раза в два. Осознав, что сегодня я к Номи уже не дойду, не заметил как они зажали меня в угол. Первый удар я получил в нос, а потом коленом поддых. Один хрен знает, что бы было дальше, потому как мои руки потянулись к поясу, за которым был пистолет, удачно прикрытый моей рубашкой, но кто-то из глубины рявкнул на них и меня просто напросто вышвырнули оттуда как блохастую дворнягу.

Дико болит башка, а мысли и чувства тупо начинают отделяться от мозгов, извергаясь мощным потоком во что-то вроде раздобанного таза, которое опорожняется прежде, чем я успеваю изучить его содержимое. Позади себя, слышу твой тихий, действующий на меня как на кота валерьянка, голос, меня это раздражает — слишком всё это жалко со стороны, — на моей разбитой в хлам морде нарисовывается насмешливая холодность.
— Тебя ещё не хватало — мои фразы, кислотные, выжигающие, пропитанные ядом, как и моя душа. С каждым твоим взглядом на меня - перегораю, как чёртовая пробка в ржавой лампе, торчащей под потолком. Хлопаю себя по карманам джинс, доставая пачку сигарет. Мне не страшно быть монстром, с серебряной пулей [тобой] запаянной глубоко внутри. Уже не страшно.
— Призрака увидела? — не смотрю тебе в глаза, не хочу, не могу, не нужно это нам. Мои чувства давно ушли вниз по течению, подобно трупам в Индии, которых сплавляют по священным рекам. Или я просто хочу так думать? — Ты в них не веришь, впрочем как и я — вдыхаю накалившийся до предела воздух и закуриваю, всё же ловя твой взгляд. Черт тебя побери. Совсем не изменилась. Сейчас я катастрофически близок к грани самого мерзкого падения в моей жизни, я безбожно [слаб] пред тобой.

Отредактировано Chris Sanders (2015-10-15 10:14:08)

+3

5

Код:
<!--HTML--><object width="578" height="43"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/normal/track?id=B4yq98Bbki79tBukt&t=grey"></param><embed src="http://embed.pleer.com/normal/track?id=B4yq98Bbki79tBukt&t=grey" type="application/x-shockwave-flash" width="578" height="43"></embed></object>

В маленькой комнатушке, поворачивая ключ в замке, чтобы не словить неожиданных посетителей, я словно сомнамбула двигаюсь к зеркалу. Встречаюсь взглядом со своим отражением, замечая, как дрожат губы и как глаза наполняются слезами. Нет, Сандерс, я не дам тебе такой власти над своим поведением. Я просто уйду, не разрешу смотреть на свое тело больше ни минуты, ни доли секунды. Я не хочу ощущать твои взгляды на каком-либо участке моего тела. Кончилось твое время, баста, я пережила.
Тогда почему так больно сжимается сердце, словно в первый раз увидела тебя? Словно и не было между нами тех тяжелых недель расставания, когда мои руки опустились и я не нашла другого выхода, как просто уйти… Как больше не вернулась в клинику, как попыталась забыть, убежать, ускользнуть. Как долго я бежала от себя, обманывая всех и даже себя, что я все забыла.
Я не забыла.
Ничего не забыла, лишь свернула в сверток, завязала на огромный узел и спрятала поглубже.
А теперь это все вырвалось наружу, ломая все стены и преграды, что я воздвигла за это время. Нет, я больше так не могу.
внешний вид
Срываю с себя сценический костюм, кажется, я даже его порвала. Кидаю его в сторону дивана, промахиваюсь и он падает никчемной тряпкой на пол. Плевать! Достаю из шкафа блузку, леггинсы, переодеваюсь и, перекинув сумку через плечо, покидаю гримерку. Мой макияж не смыт, я лишь поправила то, что размазала, когда непрошеные слезы скатывались по щекам. Ещё один повод уйти, сбежать, возможно, вновь поменять место работы. А может попросту сменить город, чтобы нам не было тесно в этом? Это надо обдумать..
-Эй, ты куда?! – меня грубо перехватывают, и я утыкаюсь носом в широкую грудь нашего менеджера. Он грубо встряхивает меня, а я делаю жалкое лицо. – Я,.. кхе,.. простыла.. У меня руки трясутся, - я не врала, вытягивая руки перед собой, сейчас мне танцевать было противопоказано. Я ведь могла сорваться и разбиться, и он это понимал, - Ладно, два дня отгула за свой счет, лечись. Но чтобы вернулась и отработала, - парень отпускает меня, а я вяло ему улыбаюсь и под какой-то шум, доносящийся из зала,  выбегаю наружу. Вдыхаю прохладный ночной воздух полной грудью, прячу руки в карманы куртки, из-под которой виднеются полы моей прозрачной синей рубашки, не застегиваю молнию и быстро, насколько мне позволяют высоки каблуки туфель, направляюсь к парковке, где стоит моя потрепанная машина.
Когда я дохожу до поворота, как раз неподалеку от главного входа в клуб, замечаю на земле чей-то силуэт и, пусть моя пятая точка и любит приключения, но внутренний голос всё же просит меня пройти мимо. Нет, я не слушаюсь, подхожу ближе и, оторопело, не ожидая от себя самой выдыхаю, - Крис… - он слышит, но не смотрит на меня. Бубнит под нос, пытаясь встать. Я не знаю, что случилось там, я не видела, но кровь, идущая из небольшой раны на лбу, разбитый нос, говорят сами за себя. – Сандерс, твою мать, ты не изменился, вечно лезешь на рожон... - я вынимаю руки из карманов куртки, и не могу ничего поделать с собой, - просто подхожу ближе. Сажусь на корточки перед ним, доставая платок, он пытается унять мои порывы помочь, но в итоге наши взгляды пересекаются. Я ощущаю, как мои внутренности начинают полыхать огнем, перед глазами сразу пробегают моменты, когда я была счастлива с ним, несмотря на то, каким гавнюком он был. Наверняка, он был единственным, с кем я была настоящей собой, не стесняясь того, чем я занималась. А он был единственным, кто не считал меня шлюхой. Как же давно это было..
-Надо обработать твои раны, самоубийца, - едва заметно, мои губы трогает улыбка, но я быстро становлюсь самой серьезностью, не хочу, чтобы он думал, будто я радуюсь. Я ведь не радуюсь, я просто хочу помочь. Что двигает сейчас моими действиями – неизвестно никому. – Идем, тут недалеко моя машина,… -подаю ему руку и помогаю подняться. Искоса смотрю на охрану, что косится на нашу странную пару, пожимаю плечами – мне плевать. Пусть думают, что хотят.. – Пока отвезу к себе, тут недалеко, потом могу подбросить к тебе, если скажешь, - чувствую, как сильно на меня опираются, но это быстро проходит. Зачем он согласился пойти со мной? Может, скинуть его в больницу и умыть руки? Нет, я так не могу.. – Давай, садись,.. Аккуратно! - закрываю за ним дверцу машины, - кровью мне там сиденье не испачкай, - шутливо заканчиваю, и сажусь на водительское сиденье. Старенькая ауди кряхтит, после стреляет и начинает свое тяжелое путешествие в соседний квартал.
-Я же говорила, недалеко, - вновь и вновь начинаю болтать, когда волнуюсь – у меня всегда так. – Идем, благо я живу на первом этаже, - поддерживаю его, вопреки всему сопротивлению. И всё ещё продолжаю задаваться вопросом, на кой черт я его потащила к себе домой. Может, как искупление за то, что подстрелила, или что сорвала ему его миссию? А может, два в одном?
-Здравствуйте, мистер Фитцпатрик, - улыбаюсь консьержу, который с подозрением смотрит на моего спутника. Слежу за его взглядом, но ничего не говорю, лишь иду в сторону двери в мою квартиру, пропускаю внутрь пострадавшего и закрываю входную дверь. – Садись на диван, я сейчас принесу аптечку, - скидываю туфли в прихожей, жестом показываю мужчине гостиную, и иду в спальню за аптечкой, после на кухню за льдом и уже со всем этим арсеналом в руках возвращаюсь к моему незваному гостю.

+3

6

— Твои упакованные полудурки решили набить мне морду! Надо вернуться... — а что? гениальная мысль я даже растянул губы в усмешке, но тут же поморщился. Что, блять и губу тоже расхерачили? Черт, никогда еще не ощущал себя так мерзко, ибо это я сижу как мокрая шавка на земле, а не кто - то другой. Это нихрена не правильно. Это бесит. И, я почти готов поверить в карму. Ну или как там называется эта фигня, которая всем по голове дает за тёмные дела? Хотя, в моем случае она уже давно и бесповоротно испорчена. Ха, могу поспорить, Номс, мне точно когда - нибудь на голову свалится рояль за все то, что я уже успел натворить. И не надо на меня так смотреть. Сам знаю, моя тяга к разрушению — меня погубит, но ведь от нее так сложно отвязаться, это тебе не бросить бухать. Это намного, намного хуже. Ненавижу этот сраный город, и мудаков живущих в нем, ну и себя тупого долбоёба, который не смог удержать свой член в штанах и попёрся к тебе в гримёрку. [Одержимость].
Я не один из тех сопливых молокососов, которые не осознают свою болезнь. Я всё прекрасно понимаю.
Я одержим тобой, Бэрроу и мне это совершенно не нравится. Отбрасываю сигарету в сторону, сплёвывая с досады.

— Я же сказал! Всё нормально. Усекла? —  конечно же, мои слова не соответствовали суровой действительности, но я не собираюсь выглядеть в твоих глазах слабаком, тюфяком, называй как хочешь. Не дождёшься. И я всё ещё не теряю надежды отвязаться от тебя. Мне в гордом одиночестве разбираться со своими проблемами — проще. Одно не радует: меня начинает пошатывать как дешёвую шалаву в конце смены, и это достаточно сложно контролировать. Главное не отключиться. Хотя говорят во сне, все быстрее заживает. Ты протягиваешь мне свою руку. Твои ледяные пальцы создают неожиданно резкий контраст с моей разгоряченной кожей, и я из последних сил поднимаю на тебя свой рассерженный взгляд. Эй, Номи! Сейчас самый подходящий момент, чтобы развернуться и свалить.
— Кареглазка, а ты не теряешь надежды затащить меня к себе домой... — стараюсь подняться самостоятельно, хотя не особо то и выходит. Торможу у твоей машины, буравя ауди злобным взглядом. Сесть в неё означает признать, что ты победила и мне действительно нужна твоя помощь. Такого никогда ещё не случалось. Я никогда не позволял кому-то помогать мне зализывать свои раны. Это же унизительно. — Не заляпаю! — рычу в ответ, попутно садясь в тачку. Стоять дальше и разглагольствовать не было никакого желания, да и наверняка, бармен уже вызвал легавых. Включаю магнитоллу с дебютной и для многих самой лучшей песней «AC/DC» — «Back in Black». Хотя лично мне больше по нраву «Highway to Hell». Откидываюсь на спинку, прикрывая глаза. Ничего не хочу. И ты всё ещё меня бесишь. Пока мы едем к тебе домой, дико хочется раскрасить ближайшую остановку мозгами первого встречного мудака, а затем повеситься рядом, ради красочного финала.

Переступаю порог твоего дома, на минуту зависая в прихожке, чтобы стянуть с себя ботинки, пока ты куда - то уходишь. Скорей всего за аптечкой. Тоже мне, нашлась мать Тереза. — Есть выпить? Помнишь, когда ты спёрла у меня папку, ты обещала угостить меня виски. Пора возвращать должок, Бэрроу... — сажусь на диван, недоверчиво следя за твоими телодвижениями по квартире, так обычно делают раненные звери [попавшие в капкан], которые не могут сбежать, но и подпускать человека к себе не хотят. А я не хочу. Не хочу замечать каждую заострившуюся черточку на твоём лице. Спутанные волосы, и чертовски красивую улыбку.

Неслышно вздыхаю и прикрываю глаза. Хочу понять насколько я уже пришел в себя, этих пары секунд тебе хватает, чтобы проворно приложить вату к моей разбитой губе. Рана там не такая большая, как скажем на виске, но это было слишком неожиданно с твоей стороны, Бэрроу. Шиплю, резко открывая глаза, и хватаю тебя за руку. Если ты думаешь, что в таком состоянии я совершенно безобиден, то это твоя ошибка. Защита собственной шкуры [пусть и от твоей чёртовой ватки со спиртом] волновала меня сейчас больше, чем тот факт, что у тебя возможно останутся на коже синяки от моих пальцев.
— Черт тебя подери, не могла подуть? — собираю всю свою волю в кулак, чтобы не посмотреть в твои глаза, искренне надеюсь на то, что смогу достойно контролировать все накатывающие эмоции. — Извини.. — отпускаю твою руку, честно стараясь смотреть куда-то в сторону — так безопаснее. Для тебя. Для меня.

Отредактировано Chris Sanders (2015-10-21 08:34:08)

+3

7

Словно не ощущая его взгляда на себе, пока я собираю нужные мне вещи, не задаваясь вопросом, на кой черт я вообще опять пустила Сандерса в свою жизнь, двигаясь больше не автомате и желании помочь, чем с каким-то другим умыслом, аккуратно сажусь на диван неподалеку от мужчины. Сейчас он кажется мне таким беззащитным, наверняка, потому что рот закрыт и глаза молнии не пускают в мою сторону. Тихонько открываю аптечку, достаю оттуда ватку и, обмакнув в антисептик, неожиданно для себя, прикладываю к побитой губе. Крис вздрагивает и сильно сжимает мою руку, и пусть это не жест благодарности, он не напитан нежностью или другим чувством, по всему телу пробегают мурашки.
Я словно в который раз возвращаюсь в прошлое, когда каждое прикосновение дарило мне тысячу ощущений, сейчас все происходило точно также. Если мозг соображал, что возобновление связи с ним не принесет мне ничего хорошего, то тело кричало о другом.
- Черт тебя подери, не могла подуть, - я ведь так и замерла с зажатой ваткой в руке, хлопая глазами и не переставая смотреть на подбитое лицо Криса. Успеваю словить себя на мысли, что скучала, а также дать пинка этой мысли и натянуть безразличное лицо. – Ты не изменился, что и требовалось доказать, - шепчу одними губами, мне знакома его защитная реакция, сейчас он включил именно её, и если он не изменился, то я права. – Могла, но не стала, надо же как-нибудь тебе отомстить за это появление в моей жизни... - кривлю губы в улыбке, и резко дергаю руку на себя. – Принимается, а теперь замри, и будь послушным мальчиком, - что-то подсказывает, что он сам не хочет ехать в больницу и скорее зализывал свои раны сам. Но ведь он поехал ко мне, со мной, значит…  - нет, я не хочу тешить себя ложными надеждами и признаваться, что хочу все вернуть. Пока мы ограничимся тем, что я очень мягко прикладывая ватку пропитанную антисептиком к его побоям, аккуратно смывая кровь, после чего накладывая пластырь.
Не хочу, я устала страдать из-за него, волноваться, что он куда-нибудь вновь вляпается. Он делает и делал меня слабой, словно играя на моих эмоциях и чувствах. Мы решили для себя, что остались друг другу чужими. Так я вновь задаю себе вопрос – почему я не прошла мимо и не оставила его валяться на пороге клуба, подыхая от чувства собственной гордости?
Пока мысли активным роем блуждают по голове, я продолжаю обрабатывать его рану вначале на губе, теперь уже аккуратно прикладывая ту самую ватку, чуть ближе склоняясь к его лицу, а после, поменяв её, перехожу на разбитый лоб. Вечно лезешь на рожон, - я не говорю ничего вслух, но думаю, мое выражение лица говорит само за себя. – Я не буду читать тебе нотации, и тем более удерживать тут. Станет лучше – катись куда хочешь, моя совесть будет чиста. И нет, я не буду больше думать о тебе, вспоминая о том, как мне нравилось чувствовать себя нужной тебе. Никогда не буду.
Вновь вру сама себе. Это вошло в привычку, когда мы сталкиваемся нос к носу. Ты моя слабость, Крис, как по твоему бегающему от моего взгляду, я понимаю, что и я твоя. А может, это все ложные ожидания, и ты просто пользуешься ситуацией. Как же я устала от твоего упрямства…
-Ну вот, - заканчивая обработку его побоев, выпрямляюсь, аккуратно складывая обратно в аптечку бинт и перекись, - до свадьбы заживет, - шутливо хлопаю его по плечу, дальше я встаю с дивана, буквально секунду стою, чувствуя, что от долгого сидения на одной ноге она успела затечь, и ощущая тупую, ноющую боль в пояснице. Или продуло, или тоже засидела, не важно. Откладываю аптечку на журнальный столик, прохожу к другому столику, где стоит несколько бутылок с алкоголем для нежданных гостей. – Где-то у меня есть открытая бутылка виски, - шепчу себе под нос, смотря на этикетки, - Я помню, что обещала тебе, - улыбаюсь, находя нужную бутылку, наливаю немного янтарной жидкости в бокал, отставляю бутылку и, обернувшись, сталкиваюсь с твоим подбородком. Чуть не врезавшись в него лбом, и еле удержав бокал, протягиваю его Крису, сама же, пригнувшись, сбегаю из этой ловушки. Делаю шаг назад, пячусь к выходу, уже сожалея, что осталась с ним наедине, - Угощайся, может, ты есть хочешь или ещё чего? – только произнеся фразу вслух понимаю, насколько пошло это звучит, и не нахожу ничего лучше, как выйти из комнаты. Быстро поворачиваю на кухню. Здесь, находясь наедине с собой, упираюсь руками в стол и тяжело выдыхаю. Закрываю глаза, чтобы не потерять самообладание, тру лоб и стараюсь избавиться от наваждения, которое сама вызвала, стараясь не думать о том, что сама же и пригласила хищного зверя в свою нору.

+3

8

Выпустив твою руку, поморщился, чувствуя, как ноют мои ребра. Плевать. Ни о чём не жалею. Если был бы шанс повернуть время вспять я бы так же поступил. Перед глазами до сих пор стояла не весёлая и до одури раздражающая меня картинка: ты вся такая бедненькая кулачком отдрачиваешь тому потному жиртресту в пидарском прикиде, а тот стоит, широко расставив свои ноги и мерзко улыбается «Да, детка, быстрей!». Фу блять. Ещё и ты меня бесишь со своим упрямством. Откуда в тебе столько настойчивости, Номс? Тебе впору делиться ею с окружающими, seriously. Другая баба бы уже сто раз плюнула и бросила меня. А ты ещё умудряешься мне что-то там говорить. Или ты всё ещё надеешься в чудо моего перевоплощения в послушного мистера «что-здесь-происходит-я-всех-спасу-где-мой-белый-конь»? Вообще из меня рыцарь – так себе. Не могу представить себя примерным, добропорядочным гражданином с большой буквы «г». Копом каким-нибудь там, ну или продавцом хот догов (не ну, а чё, торговцы не могут быть рыцарями?), засунь меня сейчас в такую обстановку, я наверное даже растерялся бы, как тот хуй, который случайно завалился на сходку местных шалав.

Очередное прикосновение. Мне приходится совершать лишние телодвижения, напрягаться, чтобы не показать тебе как мне сука больно. А мне блять больно и это факт. А ещё меня дико напрягает эта наша близость. Не хочу забивать свою голову своими чувствами к тебе. Не время. Да и нахер это всё нужно? Кому нужны эти ненужные загоны? Сейчас ты для меня – чертовски сексуальная медсестра. Блять, как же мне нравятся твои сиськи. И жопа. Обожаю твою задницу, Бэрроу. Ненавижу, когда ты заставляешь меня что либо к тебе чувствовать. Меня это до усрачки пугает, лучше бы уже в ёбыч дала мне. Так хотя бы привычней.
— Я вроде как твой должник теперь, да? — вопрос риторический, но не спросить нельзя. Ты поднимаешься и быстро ретируешься к мини бару. Тишина. Ненавижу такие моменты. Можно ждать сколько угодно чудного блять момента, когда мы с тобой почувствуем, что нас отпустило, ну или хотя бы в наших недо_отношениях наступил какой-то порядок, и просто поговорить с тобой, спокойно, как обычно это делают нормальные люди. Но ты же знаешь, этого никогда не произойдёт. С тобой я в вечном состоянии [стояка].
Кстати, это - все, что я сегодня получу? Ты серьёзно? Дружеский хлопок по плечу и твоё вихляние задницы в сторону стола с горячительными напитками?
[audio]http://pleer.com/tracks/13009789Fg8P[/audio]
Чувствую, как ты украдкой поглядываешь на меня. А я не отстаю, мне тоже хочется поиграть с тобой в гляделки. Правда мой взгляд направлен ниже - на упакованную в облегающую хрень задницу. Хм. Номи, Номи, Номи, тебе не говорили, что в таком виде лучше не расхаживать перед взрослыми дядями? Поднимаюсь и уверенно делаю шаг вперёд, как раз в тот момент когда ты разворачиваешься и буквально сталкиваешься со мной лицом к лицу. — Что, даже не поцелуешь - по - взрослому, с языком? — прям чувствую, как тебя это напрягает, а мне классно. Я даже забыл про боль в рёбрах и своих синяках. Люблю тебя заёбывать_ебать. Беру стакан и жадно залпом выпиваю. Нахер манеры. А ты опять сбегаешь в кухню. Многозначительно ухмыляюсь, и цокаю языком, неодобрительно качая головой, я разочарован. Номи боится. Номи плохая девочка. Плохих девочек — наказывают. Эта мысль изрядно стала меня веселить. Моё хуёвое утро, которое плавно переросло в хуёвый вечер, сейчас кажется кардинально поменяло своё направление. Всё, больше никаких ванилек и соплей. Хочу тебя лапать побольше, нагло вторгаться в твои интимные зоны, стебаться.. короче быть самим собой.

Резко втягиваю воздух, подходя сзади. Ты пытаешься отстраниться от меня как можно дальше, но моя рука дерзко ложиться тебе на бедро, притягивая обратно. Нет, и ещё раз нет, Номс. Я же только начал. Хищная улыбка не заставила себя долго ждать, в то время как разум стал рисовать любимые картинки: твоё сексуальное обнажённое тело в самых разных позах. Разворачиваю тебя к себе лицом.

— Мне понравилось, как ты трешься об шест задницей, — считай это комплиментом, Бэрроу. Нет, всё таки я скучал по тебе, ты заставляешь меня проявлять сейчас лучшие стороны моей подлой натуры. Вместо того, чтобы просто сорвать с тебя одежду, я тупо зависаю на твоих губах. Блять, в постели Аллы Борисовны Пугачевой и то сейчас наверное интересней развиваются события. Я даже горжусь собой, какое мать его самообладание.

Хотя, к чёрту, самообладание и все те эмоции, которые мне [чужды], мы оба прекрасно понимаем, что согласно какому - то извращенному негласному договору, все наши встречи приводят к тому, что твои трусики оказываются у меня в кармане джинс. Я всё ещё гость из тьмы со всем сопутствующим, Наоми. Наматываю твои тёмные кудри на свой кулак, запрокидывая твою голову назад, чтобы поскорей добраться до шеи — Можешь бегать сколько угодно от меня… — шепчу, лаская губами твою шею, — …но твое тело, Бэрроу — запускаю руку тебе под блузку, сжимая грудь, — думает иначе.

Отредактировано Chris Sanders (2015-10-21 08:34:28)

+3

9

Просто стоять, тяжело дыша, ощущая сумасшедшее сердцебиение. Останавливать в  мыслях те воспоминания, когда мне было офигенно хорошо с тобой, Крис. Что сломалось тогда, почему я решила уйти? И почему я сейчас хочу все изменить? Я ведь всегда была самой собой рядом с тобой. Наши недо_отношения пусть и выматывали, но давали много чего хорошего. Тебе было плевать, когда я материлась и ругалась на твои закидоны, ты никогда не требовал от меня ничего вычурного, что было мне чуждо. Мы просто наслаждались друг другом, ощущая свободу, но находясь вместе.
А потом что-то пошло не так, в какой-то прекрасный момент я просто поняла, что хочу большего. Разве это были те мысли? Почему ты не остановил меня тогда? Почему не прижал с силой к себе и не сказал «стой на месте, Бэрроу, я никуда тебя не отпущу»? Я ведь так скучала…
— Мне понравилось, как ты трешься об шест задницей, – шепот, сводящий меня с ума. Сандерс, будь ты проклят, почему ты на меня так действуешь? Любая другая на моем месте уже давно бы врезала тебе по твоей наглой морде и выгнала. Да какой выгнала – оставила бы подыхать там, перед входом в клуб. Но я, как не стараюсь, не могу так поступить. – Я ненавижу тебя, - простой ответ, еле слышный голос и подкашивающиеся коленки от одного твоего прикосновения. Сейчас я опять слабый мотылек, а не сильная женщина, которой казалась всем. Я умела дать отпор любому, кто вторгался в мое личное пространство без моего на то соглашения, но ты обычно, разрешения не спрашивал, да и тебе было на него пофигу.
Пытаюсь вырваться от тебя, вновь сбежать. В глубине души понимаю, как глупо это все выглядит, но ничего не могу поделать. Я сама виновата в этом, сама ведь притащила тебя к себе, закрыв нас в маленьком пространстве и отрезая себе все возможные пути к отступлению. Ты властно разворачиваешь меня к себе лицом, я могу лишь заметить, как бегают твои глаза по моему лицу, задерживаясь на губах. Крис, что с тобой случилось, ты теряешь хватку или тоже скучал без меня? Не поверю, что после нашего разрыва у тебя не было никого, на ком ты смог бы зависнуть, или ты, вопреки своему желанию, все-таки что-то ко мне чувствовал?
- Понравилось как танцую? – склоняя голову на бок, чуть прищуриваюсь, вновь шепчу, не отрываясь взглядом от твоих глаз, словно буравлю насквозь, желая сделать дырку в твоей голове. Мои руки до сих пор сжимают столешницу, больно надавливая на неё. Мне жутко не удобно прижиматься попой к острому углу, но в такой позе ты меня настиг, и сейчас я выкрутиться никак не могу. Когда твои руки наматывают мои распущенные волосы на руку, тянут вниз, заставляя меня покориться, закрыть глаза и ощутить на шее твое горяченное дыхание, почувствовать твои губы на коже, заставляя меня потерять всякое самообладание. Никто, я повторюсь много раз, ни один человек за эти годы не сумел пробудить во мне такое безудержное желание принадлежать мужчине, какое будили во мне твои прикосновения. - Я дико тебя ненавижу, - кусаю губы, когда твои руки уже проникли под тонкую ткань блузки, игнорируя белье, сжимая мою упругую грудь. Почему наши встречи заканчиваются изучением новых поз Камасутры? Не знаю, плевать…  - Как и твое, - парирую его слова, одной рукой прохожусь по его штанам в области паха, ощущая под ладошкой уже стоящий колом член. Присоединяю вторую руку, пытаясь справиться с застежкой джинс, но пока получается плохо. Делаю незаметный маленький шаг в сторону, тогда как твои руки уже в наглую шарятся по моему телу, освобождая меня от ненужной одежды. Помогаю стянуть леггинсы, куда-то позади нас улетают стринги, потом я почему-то оказываясь на столе, и вновь начинаю сражаться с молнией на твоих штанах. Руки трясутся, но я все же справляюсь, спуская их и, обняв тебя ногами, прижимаюсь теснее. Хочу тебя, безумно хочу, без прелюдий, без всего, это как вода, я слишком скучала..
-Хочу тебя, - мне катастрофически не хватает воздуха сейчас, но я выдыхаю эти слова в твои губы прежде, чем они встретятся с моими, прежде, чем в слепой страсти я буду кусать твои губы в этих безумных поцелуях, заглушая свои стоны, когда ты войдешь в меня, заполняя всю меня изнутри. – Хочу… - много слов, я подаюсь вперед, ощущая как ты, выполняя мое немое желание, проникаешь внутрь, грубо, властно, как мне сейчас необходимо…

+3

10

Что такое серьёзные отношения? Знаю ли я, что это такое? Я точно могу сказать, сколько в подвале твоего клуба передохло народа за пару лет, но нихера не могу сказать, как я или ты поступлю через пару минут. Я циничный хуеплёт, перетрахавший больше полсотни баб, самого разного пошиба до сих пор не знаю, что такое серьёзные отношения. И нужны ли они мне вообще? А тебе нужны?
Мои пальцы, по - хозяйски пройдясь по внутренней поверхности твоего бедра, нагло ныряют в твои легинсы, в попытке добраться к клитору, хрипло выдыхаю, ощущая, как там влажно. Как думаешь, кто - нибудь ещё сможет заставить тебя так течь, Бэрроу? Хочу тебя. Сейчас. Здесь.
— Ненавидишь? — отрываюсь от твоей шее, задумчиво смотря тебе в глаза, касаюсь большим пальцем к твоей нижней губе, чуть оттягивая её, мои глаза вспыхивают недобрым огнём, но ты никакой угрозы для себя не ощущаешь, ведь так? Для всего мира, для кого угодно, но только не для себя, на моём лице медленно проступает [хитрая] усмешка, — это взаимно, кареглазка! — ты принадлежишь мне, Бэрроу. Не в том сопливо_романтическом смысле, а в стиле «нагло ворваться в твою жизнь, оттащить за волосы в ближайший переулок и знатно оттрахать». Словно ты моя игрушка, и поверь, я не хочу давать другим мальчишкам в песочнице играть с тобой. Я болен тобой. Готов поспорить, если бы ты сейчас могла прочитать мои мысли, вместо твоего поцелуя, я получил бы вон тем кухонным ножом по яйцам. Мне дико нравится, что в моей жизни есть ты — [первая женщина], способная схлестнуться со мной на равных, а не плетущаяся следом жалобно скуля, как потерявший хозяина щенок, так что нахуй все эти серьёзные отношения, мне хватает того, что я знаю о тебе.
Касаешься моей ширинки, заставляя меня на секунду пристально посмотреть в твои глаза, ты будто аппетитная кость для [голодного, злобного пса], чей запах, чья опьяняющая близость заставляет вязкую слюну течь из оскаленной пасти. Разрываю твою блузку, скользя губами сверху вниз, от плеч к груди, попутно избавляясь от чёртового лифчика.
— Просто заткнись — не больно, но хлестко, бью тебя по щеке, не надо слов, к чёрту всё, цинично притягиваю за волосы тебя к себе, прижимая к столу, туго соображая, что между тобой и мной по прежнему слишком много ненужных слоёв ткани, хочу ощутить твоё тепло, хочу полностью погрузиться в тебя и вдавливать в этот стол до тех пор, пока он не сломается, хотя мы можем хорошо провести время на любой поверхности в твоей квартире.

Похоже, ты прочитала мои мысли, потому что я вновь ощутил как твои пальцы яростно зашарили по моей ширинке, мой член заныл подобно плаксивому маленькому ребёнку, избавившись от штанов, я с жадностью впился в твои губы. В своих фантазиях я часто представлял этот момент.. чаще, чем готов это признать, но реальность намного лучше. Неизмеримо лучше, Наоми. Сжав рукой твоё бедро, провёл пальцами по резинке трусов, спустя секунду.. от твоего нижнего белья остались одни жалкие клочки чёрного кружева в углу кухни. Хватаю тебя за бедра, заставляя тебя обхватить себя ногами, и бесцеремонно вхожу, попутно прижимаясь лицом к твоей шее, чтобы приглушить свой стон. С ходу задаю бешеный ритм, с каждым разом входя всё глубже и глубже.
Нахуй все эти возвышенные чувства до гроба, хочу раз за разом ловить волны экстаза с тобой, растворяя себя в каждом новом жадном поцелуе, ловить каждое безумное прикосновение, не потому, что у нас отличный секс, а потому что внутри разрывается тропический вулкан.. который к чертовой бабушке сжигает всё до тла, мне нравится чувствовать, как адреналин течёт по моим венам, как напрягаются мышцы и как меня в буквальном смысле трясет от ненависти к тебе и дикого желания.

Вталкивая в тебя член всё глубже, я наслаждался тесным пленом твоего влагалища, но мне этого было уже мало, подняв твою ногу, себе на плечо, я с силой ухватился за стол, используя его как опору, чтобы усилить толчки ещё больше, покрывая твою ногу влажными дорожками поцелуев, мой взгляд заскользил по твоему телу. — Блять... я.. я не хочу останавливаться — хриплю делая очередной яростный толчок, наверняка твои соседи сейчас за стеной слышат, как наши тела бьются друг о друга.

Отредактировано Chris Sanders (2015-10-21 08:31:08)

+3

11

Ты никогда не любил много слов, да и я не отличалась сильной красноречивостью. Единственное, я болтала без умолку, когда волновалась или мне что-то угрожало. Почему сейчас мои два слова так на тебя подействовали, что ты отвесил мне не сильную, но значимую пощечину – оставалось загадкой. Плевать, я слишком возбуждена, чтобы думать об этом. В наших играх всегда присутствовал некий БДСМ элемент, когда мы или что-то ломали из мебели, или трахались грубо и жестко, спариваясь наподобие кроликов. Наверняка сейчас будет все вместе, учитывая, сколько мы не были близки. Я больна. Больна тобой и тем сексом, который у нас был. Хочу, хочу тебя. Сейчас.
Впиваюсь ноготками в твои плечи, когда ты, прижимаясь ко мне, резко вводишь член внутрь, выгибаюсь, оцарапывая твою кожу, мне дико не хватает воздуха и я кусаю свои губы в кровь, стараясь сдерживать стон наслаждения. Я скучала, скучала по этим ощущениям, когда нет никакой прелюдии, когда ты просто врываешься в мою жизнь, заводишь меня с полоборота, напоминая, что я тебя могу ненавидеть и любить одновременно, заставляешь забывать обо всем, кроме того. Что я жажду испробовать все поверхности своей квартиры. Кстати, у меня появилась новая стиральная машина и я давно заменила тот самый журнальный столик, который мы сломали, когда ещё были вместе.
А были ли вообще, если можно это так назвать? Какая к черту разница, я лучше буду думать, что нам было хорошо вместе, пока все не разрушилось. Может, можно все вернуть? Или не стоит? Оставим все как есть, и этот перепихон ничего не будет значить? Я не знаю, никогда не знаю, что с нами случиться в следующую секунду. Вдруг твои «дружки» нагрянут ко мне и убьют нас прямо на кухне… На секунду я даже представила, как сзади вырастает бугай с ножом, закидывает руку и отправляет тебя на тот свет. А потом и меня. Жуть.
Но наваждение проходит, я не могу ни о чем больше думать, могу лишь прижиматься к тебе всем телом, задыхаться от безумного ритма нашего не менее безумного родео на кухне, когда твой член почти раздирает мое влагалище, проникая внутрь глубже и глубже. Внутри пылает пожар, такое впечатление, что меня загнали в вулкан, который вот вот взорвется. Каким-то краем сознания, которое ещё не совсем отключилось, понимаю, что долго не протяну в таком ритме, по напряжению между нами мне кажется, что и ты не сможешь долго держаться.
Ты меняешь позу, закидывая мою ногу себе на плечо. Мне всегда нравилась моя растяжка, думаю, сейчас она нравится и тебе. Губы до боли искусаны, во рту меня не оставляет металлический привкус крови, и на утро у тебя на спине останутся отпечатки моих ногтей. – Не остана..вливайся, - на полувыдохе, когда уже не могу справиться с подступающими волнами оргазма, я выгибаюсь дугой, натянутая, словно тетива, и не в силах сдержать крик, я кончаю. – Прости, - слишком тихо, чтобы быть услышанной, шепчу одними губами, надеюсь, ты успел кончить. 
Опускаю ногу, слегка толкаю тебя в грудь рукой, заставляя отойти на пару сантиметров. Спрыгиваю со стола, - я слишком засидела себе попу, - разворачиваюсь к тебе спиной и, выгибая спину, трусь попкой о все ещё твердый член. Потом разворачиваюсь, лукаво подмигиваю, чтобы одной рукой, которая не упирается в стол, притянуть тебя  к себе и впиться в губы необузданным поцелуем. В какой-то момент, когда наши языки на секунду расплетаются, я кусаю тебя за губу. Это моя маленькая месть за пощечину, но я уверена, почему-то, что сейчас за эту шалость меня накажут. – Хочу ещё, - шепчу, не переставая тереться попкой о твой член. Потом беру инициативу в свои руки, наклоняясь, упираюсь одной рукой в столешницу, которая сегодня явно не ожидала такого исхода ужина, расставляю ноги пошире и второй рукой направляю член внутрь себя. Подаюсь назад, насаживаясь на него, закидываю голову, буквально всем телом ощущая как взмокшие волосы разметались по не менее взмокшей спине. Двигаюсь навстречу твоим толчкам, сжимая грудь одной рукой, играю с соском, после отталкиваюсь от столешницы и прижимаюсь к твоей груди спиной. Второй рукой массирую клитор, приближая пик, вновь задыхаюсь, ощущая твое неровное дыхание в районе своей шеи.

+1

12

Хочу тебя трахать, оставляя на твоём сексуальном теле синяки, хочу унижать тебя, хочу наматывать твои волосы на кулак, а не проводить по ним нежно рукой, Номи, я хочу чего-то совершенного иного, сейчас я хочу наказать тебя за блуд, за то, что ты трахалась с другими. Ты принадлежишь мне, Бэрроу и только мне. Резко выхожу, давая тебе возможность вдохнуть глоток воздуха, затем вновь врываюсь в тебя, сильными толчками, наращивая и без того безумный темп, издаю низкие животные звуки, при каждом грубом движении, в то время как мои руки нагло шарят по твоему телу, удерживая тебя, я чувствую как по мне стекает пот, как я изо всех сил хочу остановиться, но не могу, быть внутри тебя — вот самая изощренная пытка, только ты утоляешь мой насущный голод, а я, словно наркоман, с каждым разом хочу всё больше и больше. Твоё разгорячённое лоно с очередным новым толчком жадно обхватывает мой набухший донельзя член, приближая меня к самому блаженному грехопадению, я настолько поглощен желанием свирепо вдалбливать в тебя собственный член, что фактически забыл об ушибленном ребре.

— нет... не вздумай кончать — рычу в тот самый момент, когда ты выгибаешься. Стерва. Ты меня отталкиваешь, а я хватаю тебя за руку и тяну на себя жадно впиваясь до крови губами в твои губы, пытаясь стереть все те поцелуи, что были в твоей жизни «до меня», есть только я и мои поцелуи — запомни это. Ты вновь начинаешь дразнить меня, не раздумывая вхожу в тебя, мои ладони обхватывают твою задницу сильно сжимая их, ты пожалеешь ещё об этом, Бэрроу, перекидываю твои волосы через твоё плечо, касаясь к спине мягкими губами и небритым подбородком. Ещё толчок. Сжимаю в кулаке прядь твоих волос, заставляя закинуть голову назад и прижаться ко мне всем телом, мне нужен полный контроль, прижимая тебя к себе изо всех сил, я издал протяжный рык — настолько были идеальны все твои изгибы, мне всё ещё нужно было утолить свою жажду. Я говорил, что ты пожалеешь ещё об этом? Мои движения становятся слишком ленивыми... медленно входя в тебя, миллиметр за миллиметром, я начал кружить большим пальцем вокруг твоего клитора, затем резко подхватил твои руки в крепкий захват, и не давая тебе ими пошевелить, пригвоздил к столу, резко входя сзади. Мои толчки в твою задницу стали еще более неистовыми, более безумными, чем прежде, я же обещал тебе, что ты будешь наказана, готов поспорить ты даже вскрикнула, твоя попка была такой тугой и узкой, заставляя меня проникать еще глубже в твоё тело. Теряясь в аромате твоей кожи, я отпустил твои руки, сжимая твою грудь, мне хотелось запомнить все твои проклятья и стоны, мои движения стали хаотичными и несдержанными. Ненавижу тебя, Бэрроу, кусаю тебя за плечо, погружая свои пальцы в тебя, находя всё новые и новые точки отсчёта ласк, хочу свести тебя с ума.

То, что сейчас между нами происходит, будет жить в стенах этого дома вечно. И знаешь, это не любовь. Это не то чувство, на которое люди стали размениваться слишком часто, потому что это якобы [модно]. Мы с тобой не такие как они, просто потому, что для нас, наша связь, слишком священна. Она намного чище новорожденного младенца. Я вижу тебя насквозь. А ты читаешь меня, словно открытую книгу. По-другому быть не может и не будет. И теперь я точно знаю, что никто не сможет занять моё место возле тебя. Самая главная наша с тобой слабость в том, что эмоции [всегда] берут верх над холодным и безжалостным рассудком. И мне чертовски нравится это бессилие, потому что именно оно - каждый раз - приводит нас в чувство ни с чем несравнимого экстаза. Обещаю, тебе, Бэрроу. Я никому не скажу, что вижу тебя такой. Никому не скажу, что ты позволяешь мне смотреть на тебя настоящую, на ту, которую знаю только я.
Нас не дано понять никому, но скажи, разве мы этого понимания когда-нибудь искали?

— я хочу услышать твой финальный крик, Бэрроу, — заношу руку и делаю легкий шлепок по твоей заднице, чтобы привлечь внимание, ну же, брюнеточка, не разочаровывай меня, моя рука вновь соприкасается с твоей нежной кожей, на этот раз немного сильнее, шлепок заглушает, очередной толчок, чувствуя как мой член ослабевающе дрогнул, я вышел, продолжая пальцами, задевать твой клитор.

Отредактировано Chris Sanders (2015-10-21 08:38:55)

+1

13

Код:
<center><!--HTML--><object width="400" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B9qkBdgjxlpBfha&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B9qkBdgjxlpBfha&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="400" height="30"></embed></object></center>

Рядом с тобой я всегда теряю способность различать реальность и вымысел, каждый раз, - пусть это и происходило в последний раз очень давно, - я теряю контроль над своим телом, оно становится послушным пластилином в твоих руках. Я теряюсь в тех ощущениях, в том диком удовлетворении, какое можешь доставить мне только ты. Я согласна, чтобы ты стирал с моих губ любые поцелуи, что были до тебя, ты прав, я принадлежу всецело только тебе, пусть в глубине души я и отрицаю это. Пусть я утром буду ненавидеть себя, готовая откусить себе руку, лишь бы не признать свои ошибки, сейчас мне дичайше приятно.
Поворачиваясь к тебе спиной я знала, на что подписываюсь, но ты, в свойственной тебе натуре, ломал любые мои стереотипы, заставляя желать тебя так, словно я похотливое животное, которое думает о сексе двадцать четыре часа в сутки,  подставлять свое тело под твои иногда грубоватые поцелуи, но которые казались мне очень нежными. Боги, я чувствовала себя извращенкой, когда внутри все полыхало от твоих прикосновений, мне хотелось, чтобы ты просто оттрахал меня как последнюю шлюшку, чтобы ты наказал меня за все, что я делала без тебя, и ты, словно читая мои мысли, поступал так, как хотела я. Я молчала, отдаваясь твоим рукам, боясь сказать тебе лишнее слово, чтобы ты не подумал, будто я знаю все твои мысли, я лишь наслаждалась моментом нашей близости. Может, мы действительно любим друг друга, в этой не естественной, извращенной манере. Мы никогда не говорили друг другу три заветных слова, но они не нужны были нам. Мы были свободны и принадлежали друг другу, наши тела всегда говорили за себя все те слова, что мы не говорили и не произносили вслух.
Я вновь и вновь ловлю толпу мурашек, неприятной чередой бегающую по моей коже, я вся – одна эрогенная зона, трепещу от каждого прикосновения, вскрикивая от твоих шлепков, прикусывая губу, ощущая во рту неприятный, острый, металлический привкус крови. Я выгибаюсь, ощущая твои губы на своем плече, после тихонько вскрикиваю, когда, очередным толчком ты проникаешь в попку. Постепенно неприятные ощущения сменяются наслаждением, я закрываю глаза, в бессознательном порыве вторю твоим движениям, не замечая, что кухня наполнена звуками шлепков твоей руки о мою задницу, а также звуками соприкосновения наших тел. Я начинаю задыхаться от подступающего очередного оргазма, когда ты резко выходишь, но продолжаешь массировать клитор. Не в силах держаться, я пытаюсь отвлечься, но мысли то и дело возвращаются к этому действию, сокращая мышцы живота, продолжаю оттягивать момент пика наслаждения. Опираясь на тебя, словно ты моя опора, одной рукой я сжимаю твой член, начиная дрочить его, двигаясь как можно быстро по нему своей ладошкой, не обращая внимания, что мне абсолютно не удобна эта поза, но не оборачиваюсь к тебе, лишь прижимаюсь спиной теснее, пока не ощущаю, как ты сдавленно рычишь, на мое бедро не попадает несколько капель горячей жидкости, тогда как остальная теряется в руке, которой я продолжаю ласкать твой член. В тот же момент я перестаю держать себя в руках, сжимая ноги так сильно, как могу, присоединяюсь к тебе, прижимаясь лбом к твоей шее и жадно ловлю воздух губами, как т рыба, выброшенная на лед.
Спустя какое-то время, когда я нахожу в себе силы отлипнуть от волн экстаза, пробегающим по моему телу, делаю шаг вперед, оборачиваюсь, осматривая тебя, твою самодовольную ухмылку, после чего, не говоря ни слова, абсолютно не стесняясь своей наготы, нарочито вальяжно отхожу в сторону, к двери, ведущей в коридор и останавливаюсь.   Я никогда не признаю, что нуждалась в тебе, сейчас для меня лучший выход – сделать вид, словно ничего не было, и что не ты несколько мгновений назад рвал мои любимые, кружевные стринги, нервно отбрасывая их в сторону. Кстати, они так и повисли на уголке стола.
- Не думаю, что тебя тут что-то держит, мы получили, что хотели, мне становится трудно говорить, несмотря на это, я стараюсь держаться гордо, и не выдавать того волнения, которое играет внутри, - Тебе пора, - мой голос звучит ровно, безжизненно, словно я не стонала минут пять от его действий, словно он не оттрахал меня пару минут назад, словно я не стою перед ним голая, со следами его спермы на своем бедре. Ничего, сейчас я приму душ, смою его отпечатки со своей кожи, и буду уверять себя, что больше никогда его не увижу.

+1

14

Запомни, Бэрроу, для меня не существует слова «нет», просто забудь про него пока ты находишься рядом со мной, ты не только будешь ложиться в мою_твою постель, ты позволишь мне делать с тобой всё, что я захочу и очень скоро ты забудешь про своих любовников, я тебе это обещаю.
Твое тело требовало ласки, я же хищно усмехнувшись, стал дарить тебе её, не торопливо, начал двигать пальцами по клитору, затем облизал их, мускусовый запах проник  мне в ноздри, заставляя удовлетворённо улыбнуться, коснувшись тебя вновь, я приглушённо рыкнул, продолжая сводить твоё тело с ума, проникая двумя пальцами внутрь. — Чувствуешь, какая ты горячая, Бэрроу? — начиная двигать пальцами быстрее, жарко шепчу тебе на ухо, резко прекращая ласки. — Тише… тише… — я ещё не позволял тебе кончить, коснувшись твоей шеи губами, стал прикусывать её, а через секунду, моя рука нарочито медленно скользнула по твоей согнутой в колене ноге, игриво возвращаясь к изнывающей плоти, мои движения пальцами стали грубее.. когда же ты выгнулась дугой, приподняв бедра, я мысленно чертыхнулся, если бы можно было [ослепнуть] от красоты, то наверно это был тот самый момент. Стискиваешь зубы, чтобы подавить стон, даже в сексе ты остаёшься упрямой девчонкой, в то время как твоя рука касается моего члена, я усмехаюсь, осознавая своё превосходство, с каждым моим движением, тебе становится всё труднее сопротивляться мне, а я прекрасно знаю как свести тебя с ума, мои пальцы внутри перестают быть грубыми, неумолимо подводя тебя к той грани, за которой ты забудешь обо всем.

Мы оба кончаем. Почти синхронно, ха, вот видишь, Бэрроу мы уже почти ладим, еще немного и наши отношения дойдут до стадии совместного просмотра «Хатико». Какое-то мгновение я стою неподвижно тяжело дыша, затем на моих губах появляется холодная улыбка, когда ты опять убегаешь_отходишь, внимательно смотрю в твоё чертовски красивое лицо, — я умею быть обходительным, когда захочу, да? — натягиваю свои боксёры, бросая на тебя кроткий взгляд, мне жаль тебя, ты так и не поняла иллюзорности своих глупых_миражей, мне жаль тебя где-то в глубине души, но одновременно я и завидую тебе — твоей не умирающей вере в собственные ловушки_иллюзии и веру в нас, а ты веришь, хоть и пытаешься это скрыть за маской безразличия, но ты не учла одного, Номс, я вижу тебя насквозь. — Обойдёмся без обнимашек на прощание и других ванильных экспериментов при свете кухонной лампы... — многозначительно веду бровями, застёгивая ширинку на джинсах — думаю общество защиты постельного белья, должно нам выдать награду, надеюсь, тот факт, что мы опробовали на прочность твой кухонный стол, никак не отразиться на твоём аппетите! — одев футболку, с победным выражением лица я сделал шаг к тебе, слегка приобнимая тебя за талию, склонился чуть ближе, надменно шепча на ухо — было хорошо, — коротко захватываю ртом твои губы в поощрительном поцелуе, словно [з а б о т л и в ы й] хозяин, похваливший своего преданного пёсика, который порадовал того своим безупречным исполнением новой команды. Умница, заслужила, развернувшись, я покинул твой дом. Никаких изощренных драм с развязками, где герои долго выясняют отношения, обычный всепоглощающий_животный трах ради собственного самоудовлетворения. Все мечты_надежды всегда оказываются слишком далекими от жесткой действительности, Бэрроу, и я в который раз, погостив у тебя, сваливаю, оставляя тебе бесполезный груз воспоминаний. Так было всегда. Ничего не изменилось.
●●●
fin

Отредактировано Christian Mason (2016-01-16 07:31:25)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ...once upon a time