В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » amour_amour


amour_amour

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

И чего она хочет этим от тебя добиться? Ничего, совершенно ничего в твоей душе не вздрогнуло и не разбилось, когда твой подарок упал на пол. Ты только брезгливо поморщился и отошел к окну. По привычке закурил, сейчас, как никогда, ты отчетливо понимал, что если твои чувства останутся на отметке "отсутствуют", то ты окончательно перестанешь быть человеком. Вот и все. Сказка подошла к концу, осталась только жуткая реальность.
За окно ходили люди. Спешили по каким-то своим делам, радовались, раздражались, грустили и были счастливы, а ты будто бы задвинул свои чувства за эту стеклянную перегородку и больше ничего не ощущал. Когда Марк сказал, что в общем-то все. Ты лишь кивнул. Повернулся, указал на "подарок": - ты знаешь, что с этим делать. Спасибо, что помог. - Марк неожиданно для всей этой ситуации улыбнулся, кивнул и пообещал, что всегда выручит. Ты вновь кивнул, а потом подошел к Ло, поднял ее, перекинул на плечо и направился выходить, но тебя окликнул Марк. - Это только начало. - Вложил в твою руку цепочку с ласточкой, и раскрыл перед вами дверь. По привычке сунул дорогую безделушку в карман и поплелся к машине.
Если бы кто-то спросил тебя, что дальше, ты бы не сказал. Стало как-то все равно. И хотелось бы, чтоб это было не так, но сейчас... а есть какая-то разница? Предательство всегда пережить слишком тяжело, потому что оно похоже на нож в спину. Болит, а достать не можешь.
Доехав до своей квартиры, даже не спрашиваешь чего хочет Лола. Ты привез ее сюда, и она может сколько угодно ломать комедию, но будет тут пока ты этого хочешь.
Все также - переносишь ее с машины в квартиру, закрываешь двери на замок. Прислоняешься спиной к двери, прижимая ее к себе. Так отвратительно плохо не было уже давно. Не помогает даже то, что ты ее чувствуешь здесь и сейчас. Эта одержимость рано или поздно тебя убьет. Сейчас, как никогда раньше, ты это понимаешь. Но поделать ничего не можешь. Сложно разжать руки и сказать - катись из моей жизни. Нет, даже не сложно, а попросту невозможно, потому ты все крепче и крепче держишься за нее.

Отредактировано Thomas Reed (2016-04-14 01:22:57)

+1

22

Внешняя сторона ладони побаливает, но ты стараешься об этом не думать. Вообще стараешься игнорировать факт того, что тебя, фактически, заклеймили. Некоторое время назад ты начала воспринимать этот кулон, его подарок, как клеймо. Но мысль о том, что ты всегда можешь её снять, успокаивала, и потому ты носила ласточку на шее и даже не думала париться. С этой так уже не поступишь... Ей не снять и не смыть, есть, конечно, всякие там новомодные лазеры, но вряд ли ты станешь настолько заморачиваться. И вряд ли, он позволит... Ладно, пусть. Можно постараться воспринимать её всего лишь как симпатичный рисунок на коже, без всякого там символизма. Но ты всё еще не уверена, нравится она тебе или нет. Впрочем, она уже в любом случае часть тебя...

На самом деле, тебе очень хочется плакать, но ты из последних сил держишься. Причин много... Тебе не нравится плакать на людях, не нравится казаться слабой. Ты зла на Томаса, и потому не хочешь плакать именно при нем. Пошел он в задницу... Еще, тебе не хочется плакать при Марке. Кто-то может решить, что ты ревешь из-за боли или из-за того, что татуировку, фактически, делают насильно. Но это не так, тебе хочется плакать постоянно, вот уже на протяжении недели. Твоя жизнь скатилась в какие-то тартарары, а ты только сейчас это заметила, и тебе казалось, что обратно уже не выбраться. О, нет, ты не нежная девочка, которая будет плакать из-за паршивой татуировки.
И совсем уж внезапно... Ты не хочешь плакать, потому что не хочешь ударить в грязь лицом перед, очевидно, другом или приятелем Томаса. Они общаются так, словно хорошо друг друга знают, фактически понимают друг друга с полуслова. Марк не задает лишних вопросов, потому что знает Томаса, а еще очевидно, что ты что-то значишь для Рида, что-то важное, иначе он бы так не вел себя. Было бы странно, если бы он так парился из-за плаксивой телки, которая наматывает сопли как кулак и СТРАДАЕТ. Ты страдала, но не обязательно выглядеть при этом жалко. Надо было накраситься, наверное... Мысль об этом тебя ошарашивает. Тебе ровно неделю плевать на свой внешний вид, а тут вдруг такое... Когда-то, очень давно, мама в сердцах сказала, и сказано это было не с доброй интонацией: на тебе всё заживает, как на кошке.

Марк накладывает тебе повязку, молчит и делает всё очень быстро. Наблюдаешь за его действиями и тоже молчишь. А потом подходит Томас и почему-то решает, что ты не в состоянии ходить самостоятельно. Злишься...
- Ненавижу тебя. Я могу ходить сама... - шипишь ему, когда вы направляетесь к машине. Боже, как же тебя всё достало... Изгибаешься, чтобы посмотреть на студию последний раз, и видишь, что Марк всё еще стоит у окна и смотрит, как вы уезжаете. Не выдерживаешь, и показываешь ему средний палец. А он, кажется, смеется... Придурок.

По пути домой вы молчите, ты то разглядываешь свою повязку, то смотришь в окно, и очень скоро становится понятно, что вы едете к нему домой. Это должно тебя напугать, но не пугает... Ты устала и тебе всё равно. Пусть делает что хочет, а? Всё равно ничего с этим не поделать. Мыслить подобный образом - не свойственно для тебя, совсем. Вот насколько тебе плохо...

Ему плевать, он продолжает таскать тебя на плече, словно ты не девушка, а мешок с картошкой. Вздыхаешь обреченно, но на этот раз ничего не говоришь. Оказываетесь в квартире, он закрывает дверь на ключ, так, что не сбежать. Хотя ты и не пытаешься... Он прижимает тебя к себе, а ты просто стоишь, уткнувшись носом ему в плечо. В такие моменты ты обычно думаешь о том, что он приятно пахнет, но сейчас твою голову занимает только жалость к себе. Оказывается, ты всё это время держалась из последних сил. Оказывается, ты даже стоять толком не можешь и тебя потряхивает. Оказывается, ты ужасно хотела рассказать Томасу о том, что произошло, но боялась. Иса очень помогла тебе, фактически откачала и не дала, в одном из приступов отчаяния, полоснуть, например, ножом по запястью. Она поддерживала тебя на плаву весьма успешно, но ты хотела совсем не этого. Хотела тепла и уюта, чувства защищенность. Чтобы обняли, прижали к себе и пожалели, как маленькую девочку. Сказали, что всё закончилось, и что всё будет хорошо.
Но ты сама знаешь, что всё закончилось, что всё будет хорошо. Ты видела доказательство собственными глазами, оно осталось в коробке, там, у Марка. И вдруг впервые за всё это время, за неделю с лишним, ты ощущаешь тепло и ощущаешь себя в безопасности. Ощущение примерно такое, будто тебя долго держали под водой, ты уже почти захлебнулась, но вот все-таки получила доступ к желанному, драгоценному воздуху.
Обнимаешь Томаса за шею, прижимаешься к нему сильнее и уже больше не можешь сдерживать слез. Это даже не слезы, это больше похоже на истерику. Всё, что копилось целую неделю, наконец получило шанс выплеснуться наружу... - Ты был прав, - шепчешь, но плач душит, и слова сложно разобрать. Надеешься, что он разберет... - Ты был прав, а я дура...

+1

23

К сожалению, ты не можешь сказать, что теперь уже все хорошо. Что все плохое закончится и никогда не повторится. Не можешь, потому что то не правда. У тебя внутри огромная зияющая дыра, со временем она затянется, но сейчас просто нет сил ни на что. Особенно, нет сил на Лолу. На ее колкости или на ее едкость. Все, что у тебя осталось - железобетонная броня, через которую ничто никогда не пробьется, если ты сам не откроешь потайные двери.
Понимая это, ты делаешь над собой усилие, чтобы сейчас быть хотя бы не грубым и не обозленным. Прижимаешь к себе креп-крепко. Слышишь, как она пытается что-то сказать, почти рыдает, а ты мягко гладишь ее по волосам и спине. Собираешься с духом, чтоб хоть что-то сказать. Ты должен найти слова, потому что понимаешь - ей тоже непросто. Ей тоже больно. И если ты хочешь, чтоб она была с тобой. Чтобы она навсегда осталась твоей маленькой Ло, ты обязан быть сильным за вас двоих, как бы ни было больно. - Потом станет легче. - Говоришь негромко, подхватываешь на руки и несешь в спальню. Там разуваешься сам и снимаешь обувь с Ло, а после ложишься на кровать, не выпуская из рук свое сокровище. Когда-нибудь у вас все наладится, а пока нужно просто полежать. Просто побыть рядом. Погреться друг о друга, растапливая все, что успело замерзнуть внутри.
Ты обещаешь, что никогда не покинешь ее и никому не позволишь обидеть. Ты веришь в эти слова. Понимаешь, что без нее у тебя нет будущего. Такого, в котором ты был бы счастлив. Потому сейчас нужно перетерпеть, даже если совсем не хочется. Даже если совсем нет сил. Завтра будет новый день и он станет куда лучше, чем был прошлый.
Вы так часто говорите друг другу, что ненавидите, но это все от большой любви. От любви, которой не дано познать многим другим людям.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » amour_amour