vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » miss impossible


miss impossible

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Ashlynn Miles & Martin Juhl
квартира Юля
20 октября 2015 года

+1

2

Взрослая жизнь оказалась совершенно не такой, какой Эшлин могла её себе представлять, учась в частной школе в Беверли Хиллз. Признаться, тогда взрослая жизнь представлялась ей чем-то далёким, чем-то, что ещё не скоро коснётся её. А теперь ей приходится заботиться о себе самостоятельно, зарабатывать на еду и жильё, и делить это самое жильё с человеком, которого, как оказалось, она совсем не знает. И всё же Эш была признательна Мартина за его помощь и доброту, которая, очевидно, заключалась в том, что они всё ещё делили одну квартиру на двоих.
Девушка старалась не замечать неудобств, которые доставляла своим присутствием мужчине, и одновременно с этим старалась компенсировать эти самые неудобства созданием удобств – квартира поддерживалась, если не в идеальном, то очень блимзком к этому состоянию порядке, а в холодильнике всегда была нормальная еда. Эшлин с удивлением для самой себя обнаружила, что довольно неплохо управляется с куханной ктварью, и еда получается вполне себе сносной.

И всё же эта гонка, в которую превратилась её некогда размеренная жизнь, утомляла. Утомляла настолько, что у Эшлин иногда не оставалось сил ни на что, кроме как доехать до дома и уткнуться носом в подушку, игнорируя окружающий её мир. В такие моменты, пожалуй, ничто не могло поднять девушку с постели, по крайней мере до следующего утро, когда приходило время вновь открывать глаза и идти на работу.
Ей нравилось в ирландском пабе, хоть работа официантки и не была тем, чему хотелось посвятить всю свою оставшуюся жизнь. Мечтала ли Эш вернуться к беззаботной жизни богатого подростка? Наверное, да.

А пока Эш сидит на полу кухни в чужой квартире, скрестив по-турецки ноги, и гипнотизирует оказавшееся в духе всего каких-то пять минут назад мясо. Почему-то и захотелось попробовать что-то посложнее макарон с сыром, или очередной запеканки.
Эшлин потягивается и смотрит на часы – Мартин обещал вернуться вечером, но понятия вечера могло растянуться до глубокой ночи... а стрелки едва сомкнулись на шести. Девушка вздыхает и снова переводит взгляд на мясо.
Усталость тяжким грузом падает на хрупкие плечи, заставляя согнуться, пряча лицо в ладонях, забираясь пальцами в собственные волосы, стягивая их и снова отпуская. Майлз качает головой и поднимается, забирая со стола пачку сигарет, чиркает бензиновой зажигалкой и уходит в гостиную.
Усталость давит сильнее, обволакивает хрупкое тело, расслабляет, стоит ей опуститься на диван. Какое-то время Эшлин борется с подступающей дремотой, разглядывается старый журнал, забытый на кофейном столике; но выдерживает ровно одну сигарету, и когда окурок потушен, девушка откидывается на спинку дивана, прикрывая глаза. Всего на минутку.
Усталость разливается теплом по телу, тишиной нашёптывает колыбельные, убаюкивает доносящимися из кухни ароматами; и Эш цепляется за мысль о том, что мясо, должно быть, готово. Цепляется и проваливается в глубокий сон без сновидений.

+1

3

Эш, как и обещала, почти не беспокоила его своим присутствием у него в квартире. Ну, может, были какие-то моменты, конечно, когда он жалел о ее нахождении в своей берлоге, но они были не такими существенными, чтобы развозить из этого какие-то сожаления. Он, например, пару раз притаскивал девчонок посреди ночи и спохватывался уже в последний момент, когда сонная Майлз выползала из своей комнаты, чтобы проверить, все ли нормально. Кажется, могла бы ведь сидеть тихо, потому что при виде его вынужденной сожительницы, компания на вечер, естественно стремительно делала ноги в сторону выхода, во избежание каких-то разборок. Юлю в такие моменты приходилось только вздыхать с сожалением, он не гнал Эшлин, чего уже теперь. К тому же, против этих незначительных неудобств, выступала масса достоинств. Экономия на домработнице, например. Что уж говорить, Эш в быту оказалась довольно хозяйственной. Хотя, вряд ли Юль часто это замечал.

В общем, они как-то уживались, то весело, то грустно, Мартин даже пару раз стаскал ее прогуляться. Потом договорился с Джеком и тот взял ее на работу в свой паб. Работа хоть и не из приятных, но хоть какое-то занятие. Все лучше, если бы она целыми днями просиживала в четырех стенах или шаталась по улицам. У самого Мартина дел в последнее время хватало, так что дома он появлялся с переменным успехом. Хотя, теперь, конечно, старался ночевать дома.

Сегодня, например, он довольно поздно освободился, по пути домой пару раз набрал номер девчонки, но на том конце были слышны лишь длинные гудки, что сразу показалось Юлю странным. Обычно, она еще на первом гудке брала трубку. Особо циклиться на этой мысли он не стал, мало ли что, может, засела в ванной. В общем, он не волновался, а зря.

Он уже на лестничной площадке понял, что дело – херня. Все было в дыму и у его двери собрались соседи, явно пытаясь попасть внутрь.
- Блять, - Мартин уже вытянул ключи, пока поднимался, так что через мгновение уже расталкивал всех. – Да дайте пройти! - он открыл двери и дым повалил еще хлеще, так что пришлось закрыть нос и рот краем куртки и завалиться внутрь. Остальные явно рисковать не собирались.
Впрочем, кухня уже полыхала, и все шло явно от духовки, горели уже шкафы и стойка рядом.
- Эш!

Он нашел ее в гостиной. Девчонка явно уже надышалась, поэтому на его оклики никак не реагировала. Мартин лишь быстро нащупал пульс у нее на шее и попытался привести ее в чувства, похлопав по щекам, а потом тряхнув за плечи, но это оказалось бесполезным. Он оставил ее на пару минут, рванул в комнату, вытаскивая из полки в комоде документы. Уж что-что, а у документы у него всегда были в одном конкретном месте, а не разбросаны, где попало. Хрен его знает, как повернется ситуация в жизни, он был готов к быстрому перемещению. Ее документы он, конечно, попытался найти, но это оказалось бесполезным. Может, Майлз их спрятала куда-то, искать было уже некогда.

Юль вернулся в гостиную, уже кашляя от задымления и заметив, что огонь вырывается из дверного проема кухни, подхватил девчонку на руки и поспешил свалить из квартиры. На лестничной площадке он тоже задерживаться не стал, миновал ее, сбегая по ступенькам.
- Эш, твою мать! - он оставил девчонку в машине, опустив сидение, и закинул документы в бардачок, снова похлопал девчонку по щеке. Что делать в таком случае, он вообще не знал, так что завел тачку и выехал со стоянки от дома, собираясь ехать к ближайшей больнице.

+1

4

Тьма чернильными пятнами клубилась под сомкнутыми веками, и из этой тьмы то и дело проступали нечёткие образы... то видения из прошлого: семья, брат, медперсонал, здание клиники, друзья, которые ни разу о ней не вспомнили; то просто какие-то картинки, люди, объекты, о которых Эшлин не имела ни малейшего понятия. И всё это давило на неё изнутри, как будто сильнее погружая в омут своеобразного кошмара, не давай проснуться, обволакивая и надёжно укутывая от внешнего мира.
В своём беспокойном сне Эш хмурилась и тихонько стонала, и как будто сжалившись над ней, образы постепенно тускнели, отступали глубже в клубящийся под сомкнутыми веками мрак, и на конец исчезли совсем. Майлз отключилась, проваливаясь ещё глубже то ли в себя, то ли в самую настоящую кроличью нору, на дне которой её ждала бы не Страна Чудес, а её величество Смерть, не подоспей вовремя Мартин.

Она как будто лежала на гладкой поверхности воды, в бескрайнем океане собственного сознания. Холодная вода обжигала нежную кожу, сковывала каждую клеточку её тела, не давай пошевелиться, и вместе с тем пробуждая сознание – волнами, на которых Эш качалась подобно лодке.
Сначала она почувствовала движение – её не несли, но она двигалась в пространстве, плавно и как будто целеустремлённо вперёд. Волны сознание качнулись несколько раз, прежде чем девушка смогла различить хоть какие-то звуки окружающего мира, доносившиеся словно сквозь толщею воды. Ей даже показалось, что звук выкрутили на минимум, и теперь нужно учиться слышать заново, чтобы уловить хоть что-то. А может быть так люди глохнут?
Одна мысль о том, что с ней что-то не так, заставила Эш дёрнуться, всё ещё находясь в своём своеобразном забытье, и тихонько застонать, от внезапно пронзившей черепную коробку боли.
Волны сознание снова качнулись, и девушка смогла пошевелиться, сворачиваясь клубочком на разложенном сидении, всё ещё не понимая что происходит, и почему мир вокруг неё с завидным упорством куда-то движется. Эшлин снова застонала, с трудом открывая глаза – и мир заиграл красками, тусклыми и нечёткими, всё вокруг куда-то уплывало, не давая девушке сфокусировать взгляд, заставляя её нервничать и, наконец, испугавшись окружения, которое даже смутно не напоминало квартиру Юля, с тихим вскриком сесть.
Голова тут же отозвалась острой болью, заставив девушку пожалеть сразу обо всём на свете и тихонько, едва слышно чертыхнуться. Эшлин ещё не доводилось напиваться до беспамятства, но наверняка ощущения на утро после такой попойки именно такие.
– Что... где я? – девушка растерянно смотрела сначала прямо перед собой, силясь сложить расплывающиеся очертания в целую картинку, а потом повернула голову.
Мужчину она узнала сразу.
– Мартин... – голос Эш звучал тихо и глухо. – Что происходит? Почему... куда... чёрт.
Она упала обратно на сидение, не в силах удерживать собственное тело в вертикальном положении. Прикрыв глаза, Эшлин прислушивалась к собственным ощущениям, силясь вспомнить что же она делала до того, как оказаться в машине Юля. А воспоминания, словно издеваясь, возвращались так же медленно как и сознание... и всё же осознание произошедшего отчётливо читалось в широко распахнутых в нескрываемом ужасе глазах. Эшлин боялась представить, что Юль теперь может с ней сделать, и на сколько всё вообще плохо...

+1

5

Конечно же, ему для полного счастья не хватало трупа девчонки в его квартире. Ему, можно сказать, повезло, что он вовремя там оказался и успел вытащить ее до того, как она задохнется. Что там случилось, Мартин точно не знал, но, судя по всему, пожар был результатом ее кулинарных изысков. Других объяснений произошедшему он просто не видел.

Хозяин или хозяйка квартиры получат свою страховку, в этом Юль не сомневался. Вещи он бы все равно вытащить не успел, хоть и было не так уж много. А документы Эш… ну, они как-нибудь их восстановят, может быть. Сейчас его волновало немного другое. По мере отдаления от потерянного жилья и приближения к ближайшему госпиталю, мысли о документах его волновали все больше Ни страховки, ни паспорта. Возьмутся ли ей вообще оказывать помощь? Бабки были, конечно, но было неизвестно – помогут ли они в данном случае.

Пока Юль об этом размышлял, девчонка очнулась. Сначала застонала, под выжидающим взглядом дилера и потом, наконец, открыла глаза. Кажется, настало время облегченно выдохнуть, но Мартин мог только догадываться, насколько той хреново.
- Эшлин.

Взгляд у нее был явно растерянным, так что Мартин дал о себе знать, чтобы она, ко всему прочему, не напугалась. Заодно, сбросил скорость, высматривая, где можно остановиться. В итоге, заехал на пустую парковку. Майлз предприняла попытки принять вертикальное положение, но они оказались тщетными. По его прикидкам, надышавшей всякой горящей хрени, у нее сейчас, как минимум, должна раскалываться голова. Еще не известно было, что там было с легкими. Хотя она, к удивлению Мартина, даже ни разу не кашлянула, и это было странно.

Он наклонился и открыл бардачок, выудив на свет небольшую бутылку минералки и протянув Эш.
- Держи. А я уже успел поверить, что мы дальше обойдемся без опасных приключений, - ну, да, он все еще помнил ее дебют в бойцовском клубе. Потому что, если бы вовремя тогда не заметил того, что происходило, то хрен знает, чем бы все это закончилось. – Ты как?

+1

6

Эшлин приняла бутылку из рук Мартина, и растерянно повертела её в руках, словно не совсем понимая, что именно ей вручили, а главное для чего. В голове всё ещё шумело, и её как будто не хватало воздуха... да и мир перед глазами отчаянно подводил, то собираясь, то снова рассыпаясь на отдельные цвета, начинавшие медленно уплывать, вызывая у Эшлин ничего кроме приступов тошноты.
Девушка поспешно открытила крышку бутылки и припала губами к горлышку, делая большие глотки, от которых не становилось лучше.
И если мир всё ещё представлялся нечёткой кляксой, то мысли постепенно становились всё яснее и яснее, словно во внутреннем мире из-за облаков вышло солнце, освещая всё вокруг, делая кристально чистым и понятным.
Говорить не хотелось совершенно, но повисшая в машине тишина начинала затягиваться, сдавливать горло удушьем, пока Эш не закашлялась, зажимая рот рукой, чтобы капли минералки не попали на обивку сидения.
– Я впорядке... – прохрипела девушка, закручивая крышку и возвращая бутылку Юлю. – Мне нужно на воздух...

Как хорошо, что они стояли. Как хорошо, что на стоянке никого не было. Как плохо, что Мартин наблюдал за ней достаточно пристально, чтобы увидеть, как Эш лишь с третьей попытки смогла открыть дверь, и почти сразу же осела на землю, стоило выйти из машины.
Из-за слабости во всём теле, она с трудом стояла на ногах, а от свежего воздуха почему-то не становилось лучше.
– Я уснула, – тихо призналась Эш.
Дверь машины оставалась открытой, поэтому девушка не сомневалась, что Мартин её услышит. И не обрадуется услышанному.
Разумеется она могла бы соврать, но правдоподобная ложь упорно не хотела заползать в черепную коробку девчонки.
– По крайней мере мне так кажется... – Майлз нахмурилась, закусывая губу. – Неделя в ресторане выдалась тяжёлой. Ничего ведь не произошло?

+1

7

Она в порядке. Ей нужно на воздух. Юль с сомнением покосился на девчонку, которую душил кашель, но сделать для нее ничего не мог. Ну, она жива и особых, видимых, проблем с ней не было, а это главное. К тому же, поняв это, волнение дилера за ее жизнь плавно сменялось раздражительностью и желанием ей хорошенько всыпать прямо здесь. По-настоящему вытянуть ремень из брюк и отхлестать ее по заднице, как нашкодившего ребенка, потому что по-другому воспринимать ее уже не мог. На этих мыслях, Эшлин пару раз дернула ручку, чтобы открыть дверь и буквально вывалилась на пустую парковку. Юль тяжело вздохнул, все еще наблюдая за ней и не предпринимая никаких попыток, чтобы помочь.

- Уснула, блять? Ты уснула? – он удивленно приподнял брови и хмыкнул, но почти сразу отвернулся и пошарил по карманам, вытягивая из пачки сигарету и закуривая. – Ты спалила квартиру, мать твою. Ты сама чуть не сгорела. Может, ты реально с башкой не дружишь?

Мартин знал, что ее обидит эта фраза, но задумываться об этом и подбирать правильные слова он никогда не умел, а сейчас даже не собирался предпринимать попыток, потому что был зол на Майлз. Она с самого момента своего появления стала каким-то балластом и, да, его эти мысли посетили только сейчас, когда они сидела на земле и пыталась прийти в себя после произошедшего. Сначала та херня в клубе, когда она умудрилась залезть в карман к Росси и чуть не выхватила за это по полной программе. Теперь квартира, и снова она чуть не склеила ласты. Может быть, у нее правда были какие-то проблемы, и ее родственнички не зря решили упечь ее в клинику? Может, она какой-нибудь скрытый псих. Мартин внимательно посмотрел на девчонку, еще пару раз затянулся и откинул сигарету в окно.

- Садись, поехали, я не собираюсь тут торчать всю ночь, - он отвлекся, глядя на дисплей телефона и выискивая ближайший мотель.
Благо, ехать было недалеко. Дилер спрятал телефон и снова посмотрел на Эшлин, собираясь снова поторопить ее, но она уже сама поднялась и села в машину.
Каких-то десять минут и они уже торчали на ресепшене первого попавшегося мотеля. К этому моменту Мартина уже потряхивало от злости. Хотя, казалось бы, он должен был, наоборот успокоиться, но нет, его состояние только усугублялось, и теперь он лишь мечтал залезть в душ и выкурить косяк. И еще не видеть Эш хоть какое-то время, пока не пришиб ее к чертовой матери.

- Я в душ, - оказавшись в номере, юль скинул куртку, оставив ее в кресле, неторопливо задернул шторы и скрылся за дверями ванной, в которой оказалось ужасно тесно. Кажется, он уже успел привыкнуть к новому жилью и всем удобствам, а ведь раньше за собой не наблюдал подобного. То есть, практичность он, обычно, ценил больше.

+1

8

Там, сидя на парковке, давясь собственным дыханием и словами, у Эшлин не было ни сил, ни желания защищать себя перед Мартином, не говоря уже о том, чтобы спорить с ним на повышенных тонах. А в том, что спор получился бы именно громким, и, скорее всего, не без рукоприкладства (вопрос только чьего?), девушка почему-то не сомневалась.
Там, сидя на парковке, вместе с новым приступом кашля она проглотила обидные слова небрежно брошенные мужчиной в её адрес, покорно садясь обратно в машину, и убирая бутылку минералки в бардачок.
Там, сидя в машине и отвернувшись к окну, Эшлин не проронила больше ни слова за всё время, что они проделали от парковки до мотеля, с виду довольно невзрачного, и совершенно не обманувшего ожидания – номера, хоть и чистые, маленькие, безликие и совершенно неуютные.

– Мхм... – неопределённо отозвалась Эш, падая спиной на кровать и прикрывая глаза. Ей было значительно лучше, но Мартин пусть считает что хочет.
Там, лёжа на пахнущем хлоркой покрывале, Эшлин думала-думала-думала. Снова и снова прокручивая в своей голове сначала всю неделю, потом сегодняшний день, потому разговор на парковке, вслушиваясь в журчание воды за дверью ванной, приглушённые звуки телевизора из комнаты слева, и беззастенчивые стоны справа, Майлз находила всё больше оправданий себе, и это означало лишь то, что на стороне Мартина их оставалось всё меньше.
Он сам позволил ей остаться, хоть и был против. Он мог выгнать её как только помог ей устроиться на работу.
Он, как никто другой, знал всю её историю, и знал, что прежде Эш не сталкивалась с проблемами серьёзней сломанного ногтя перед самой свиданкой.
Он мог бы оценить её посильный вклад в так неудобное ставшее общим хозяйство. В конце концов это ведь он экономил на домработнице, потому что она – Эшлин – жила с ним.
В конце концов, это не пыталась поджечь его квартиру каждое воскресение, и уж тем более не выпотрошила перед этим любимую кошку Юля. Или шлюху. Майлз сомневалась кого Мартин стал бы жалеть больше. И всё же она видела его, когда приятное продолжение свиданки в интимной обстановке холостяцкой квартиры срывалось. Она не считала себя совсем дурой.

И чем больше оправданий находилось, тем сильнее становилась обида на мужчину, тем сильнее обесценивалось то, что он действительно спас её никчёмную жизнь. И тем сильнее в девчонке закипала злость, а потому когда вода в ванне стихла, Майлз буквально трясло от непонятой ещё ей самой, но самой настоящей ярости.
Разумеется она собиралась высказать Мартину всё, что о нём думает, как только он выйдет, как только...

Эшлин сама распахнула дверь ванной, бросив на Юля злой, едва ли не презрительный взгляд.
– Да, блять, уснула! – она не кричала, но и ровным тон её назвать было сложно. – Да я устала, да мне тяжело, а ты ведёшь себя так, будто я каждые выходные пытаюсь спалить твою чёртову хату! Если я тебе дохуя мешаю трахаться с твоими шлюхами, какого чёрта не предупредить, чтобы я ушла или съехала? Мудак!

Эш хлопнула дверью ванной и, подхватив с кресла куртку Мартина – да, они поругались, но мёрзнуть в майке и шортах на улице она не собиралась, – девушка, для пущей убедительности, хлопнула ещё и входной дверью.
Она не собиралась уходить далеко, но находиться в одном помещение с Юлем сейчас было выше её сил. Девушка тихо всхлипнула, сдерживая слёзы, и судорожно пошароила в поисках сигарет, но они остались либо в машине, либо в номере, и возвращаться за ними не хотелось.
– Чёрт, – Эш цокнула языком, буквально утопая в куртке Мартина.

+1

9

Он не хотел думать о случившемся, ему проще было сейчас, на время хотя бы, забывать об этом и подумать о чем-то более нейтральном, что не заставляло бы его разражено скрипеть зубами. Прям чудеса самоконтроля, ведь раньше бы он даже не подумал о том, чтобы сдерживаться от каких-то порывов, они были необдуманными. Будь то прямолинейное озвучивание своего мнения о происходящем или даже физическое воздействие. Блять, ну, вломить люлей телке вообще выходило на автомате, потому что Мартин считал, что для них это вообще не лишнее и чаще всего идет только на пользу. Это, как дрессировка – один раз въебал и она уже будет знать, что так делать нельзя. Типа, рефлекс.

Мартин неторопливо скинул одежду, все еще пытаясь думать о чем-то постороннем, а не о том, что там, в комнате, осталась Эш и завтра им придется заняться поисками нового жилья. Юль никогда не строил какие-то планы наперед, но и такие внезапные происшествия любого могли выбить из колеи. В конце концов, у него была его работа, были дела, пусть и не четко распланированные, но они были. Теперь, вместо этого, придется заняться совершенно другим – решением своей проблемы.

Кажется, душ все-таки не помог. Мартин как раз обтирался полотенцем, когда Эш ворвалась в ванную и начала орать на него, как полоумная, видимо, забыв, что они в чертовом сраном мотеле и здесь стенки, как бумажки и ее, наверное, по всему этому убогому зданию слышно, и во дворе тоже. Но на самом деле, его это не волновало, потому что зол он был не меньше ее. Короче, эта ее выходка стала последней каплей и если бы она не ушла сразу, то получила бы прямо на пороге ванной. Дилер, стиснув зубы, закончил вытираться и обмотал бедра полотенцем, услышав, как хлопнула входная дверь.

- Твою мать, - раздраженно процедил и вылетел из ванной, но в комнате девчонки не оказалось, так что, следом дилер распахнул входную дверь и обнаружил ее неподалеку. – Куда ты собралась? – Мартин схватил Майлз за предплечье и свободной рукой выдернул у нее из руки сигарету, отбросив за борт и после этого втолкнув Эшлин обратно в комнату. – Это что, блять, за сцены, а? Какого хера ты орешь на меня?

Неужели задел ее тонкую душевную организацию? Так она прекрасно знала, к кому завалилась жить, они несколько месяцев проторчали в клинике, пусть и по разным причинам и, если она решила, что ему там поправили характер, то была слишком наивна, он с ней нянькаться не собирался.

- С чего ты взяла, что своим появлением мне сделала одолжение? Я что, по-твоему, сидел тут и ждал тебя? У меня своя жизнь, я тебе сразу сказал и не тебе, блять, рассуждать о мои шлюхах. Ты завалилась, осталась у меня и это ты сожгла квартиру, и пытаешься выставить меня виноватым! Ты обнаглела в край? Я разрешил тебе остаться, работу тебе нашел! – в конце концов, он сорвал с девчонки свою куртку и грубо пихнул ее к кровати. – Ложись спать, не выебывайся. Тоже мне, нашлась принцесса.

Юль пошарил в карманах куртки, достал самокрутку и закурил, отбросив куртку на стул. Это был один из тех моментов, когда сдержаться сложно, но можно. С помощью травы. Потому что лично его уже потряхивало от злости и он чувствовал, что если она еще хоть слово скажет, то ему уже будет сложно думать о каком-то самоконтроле, просто сорвет крышу.

+1

10

Затяжка. Нервный, глубокий вдох.
И пока дым клубится в лёгких, а тьма чернильным пятном растекается под сомкнутыми веками, напряжение и злость липкой массой стекают по спине, капают с кончиков пальцев, сдают свои позиции, уступая место зверю куда более страшному – терпению, без остатка сжирающему эмоции, временно оставляя внутри пустоту.
Выдыхая, Эшлин почти физически ощущает эту пустоту, вырвавшуюся из её лёгких вместе с сизмым дымом, едва ли не сразу растворяясь в темноте калифорнийской ночи.
Затяжка. Всё ещё немного нервный, глубокий вдох.

С кончиков чужих пальцев – инъекция злобы внутривенно. Сквозь ткань куртки. И Майлз резко оборачивается, стараясь скинуть руку, и не успевает, оказываясь в ограниченном стенами пространстве под мерзким искусственным светом.
– Отвали, – огрызается Эш, волком смотрит, сощурив глаза. – Ты сам звал меня с собой, неужели забыл?
Остатки фразы, очередное ругательство, тонет в тихом вскрике, когда стараниями Мартина Эшлин падает на пахнущее хлоркой покрывало.

И стоит вскочить, высказать ему всё что ей думается по этому поводу, да только повторно разогнать себя Эш не может – запал угас, ещё там, на улице, вместе с перекинутой за борт сигаретой. И тлеет там же, вместе с ней.
Девушка переворачивается на спину, закрывая глаза, вслушиваясь, выжидая.

– Сам ты грёбаная принцесса, – наконец выдыхает Эш, поднимаясь с кровати. – Я не хочу спать.
Она наблюдает, как затягивается Юль, вспоминает о выброшенной сигарете и не выдерживает. В комнатке достаточно тесно, чтобы сократить любое расстояние в пару быстрых шагов, чтобы не отобрать – позаимствовать – то, что не так давно отобрали у тебя.

Затяжка. Спокойный, глубокий вдох.
И самокрутка снова ложится в пальцы Юля, а Эшлин предусмотрительно отступает ему за спину, впиваясь ноготками в обнажённые плечи.
– Мне искать своё жильё, Июль? – Майлз сладостью дыма выдыхает где-то над ухом мужчины.
Насколько сейчас, без документов, это проблема девушка понимает, наверное, не до конца, но всё таки понимает.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » miss impossible