Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » You're all I dream about


You're all I dream about

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://38.media.tumblr.com/6cecadf42717e788a591c2491e6a764d/tumblr_nvv5yufjM41s6obuqo3_500.gif
http://31.media.tumblr.com/d61f6488c0d5410c184114ee65b46b7d/tumblr_nuh3ihrR3a1qh3i1no10_250.gif   http://33.media.tumblr.com/45039386c4bb950d10046a416427c466/tumblr_no0h3jVW931u6cj02o7_r1_250.gif
[audio]http://pleer.com/tracks/4615016Bu3I[/audio]

Участники: Askar James, Erin Bright
Место: Квартира Эрин и Аскара
Время: Март, 2016 (через неделю после событий I Will Follow You Into the Dark)
О флештайме:

Forever can never be long enough for me
To feel like I've had long enough with you
...
Marry me
Today and every day

+1

2

Человек живет надеждой. Надеждой на будущее. На счастье. Он готов ждать долгие месяцы и даже годы, чтобы получить то, чего желает больше всего. Однако иногда он начинает чересчур сильно торопить события, идя наперекор судьбе. Ждать — это исключительное умение, которое не свойственно каждому случайно встреченному тобой прохожему. Терпение — это талант, дающийся свыше или же воспитывающийся долгие годы, начиная с самого детства. Я никогда не умел ждать, если дело не касалось человеческой жизни. И теперь я оказался перед тем самым выбором, когда мне предстояло либо набраться терпения и продолжать жить дальше, либо уйти, перечеркнув все то, что у меня имелось. Я выбрал первый вариант. Нет, я об этом не пожалел. Однако ждать он меня все-таки не научил...
Все началось несколько месяцев назад, когда ко мне пришла женщина и попросила проследить за ее мужем. Вполне типичная ситуация для моей работы. Я, естественно, начал слежку. Все было до ужаса тоскливо и банально. Но, что удивительно, я не заметил ни одной причины, согласно которой женщина могла бы сомневаться в верности супруга. Я так ей и сказал, на что она просто покачала головой, ответив, будто не верит в мужскую верность. Тем более, спустя пятнадцать лет брака. Я сначала не понял ее. И лишь на следующий день до меня дошло: она хотела уличить его в измене. Я встретился с ней еще раз и высказался на счет этого дела. Она посмотрела на меня как-то странно, покачивая головой из стороны в сторону. В ее глазах я видел усталость. Она не хотела делиться со мной своей историей, и я понимал это, поэтому не стал спрашивать. Она приходила ко мне еще несколько раз, пока однажды я просто не отказался от этой работы. Усмехнувшись, женщина сказала, что однажды я ее пойму. С тех пор прошло несколько месяцев, за которые я часто думал о доверии между людьми, о браке, о долгой совместной жизни. Ранее я никогда не задумывался над тем, к чему могли бы привести наши с Эрин отношения. Мы прошли долгий путь с того осеннего дня, когда она дала нам второй шанс. Однако он не был окончен. Вечером мы сели ужинать. Я рассказал о женщине с ее странностями, а потом спросил у Эрин, вышла бы она за меня замуж. Я спросил из любопытства, интереса, однако ответ мне явно не понравился. Она прошло ушла от разговора, пожав плечами и сказав, чтобы я не забивал себе голову людьми, которых больше никогда в своей жизни не увижу. Тот вечер засел у меня в памяти, хотя достаточно долго я не напоминал себе о нем. Через пару недель после этого я в первый раз сделал Эрин предложение. Кажется, мы шли по парку, я встретил ее после работы. Тогда у меня с собой не было ни кольца, ни подготовленной речи. Просто так получилось. И она в первый раз отказала мне...
Почти месяц не затрагивал эту тему. Мы продолжали жить так, как жили до этого. Однако я понимал, что мне отказали не просто так. Я боялся, что Эрин жалеет о втором шансе, который дала нам. Не доверяет мне. Боится моих поступков. Тогда я решил покорить ее сердце в стиле голливудского кино. На тот момент у меня уже имелось кольцо. Мы поехали на побережье на несколько дней в конце января, чтобы отдохнуть от города, в котором жили. Вечером, на пляже, я сделал вторую попытку. Но и тут Эрин отклонила мое предложение, сказав, что сейчас не время, лучше подождать. Кажется, она сказала мне что-то еще, однако я не помню, потому что сразу после этого она ушла, якобы ей требовалось побыть одной.
Думаете, меня остановил второй отказ? Нет. Третье предложение руки и сердца  я сделал буквально через три недели после второго, в конце февраля. Я повел ее ужинать. Итальянская кухня — паста и равиоли, вино и воздушные десерты. К тому моменту я уже нашел другое кольцо, однако и его Эрин не приняла. Она достаточно громко отказала мне, привлекая внимание других гостей заведения. Не помогли мне в тот вечер ни цветы, ни музыка. Она уехала домой. А на следующий день, словно ничего и не было, она улыбалась мне, когда мы вместе завтракали. Я ни разу не пытался заговорить на эту тему, как и она. То ли боялся услышать слишком горькую правду, то ли мне не хотелось разрушать нашей жизни, то ли я надеялся все-таки растопить ее сердце в этом плане. Возможно, если она боялась, я даже отчасти понимал этот страх. Однако во мне крепли сомнения и неуверенность.
В четвертый раз я решил попытать счастье в начале марта. Буквально за пять или семь дней до того, как я привлек Эрин к работе над одним из своих дел, о чем потом я целую неделю жалел. Мы поехали к моему старому другу в Нью-Йорк. Я решил, что сделать предложение на какой-нибудь смотровой площади — это хороший ход, который все-таки сможет обеспечить мне согласие. Однако и тут мой план с треском провалился. Хорошо, хоть посетителей было не так много, а то в третий раз чувствовать себя униженным и оскорбленным на людях мне не хотелось. Эрин вновь отказала мне, ссылаясь на какие-то дела, проблемы, говоря о том, что еще не время. Нет, наши отношения ничуть не изменились. Она мне улыбалась, ее поцелуи и объятия не стали холодными, однако я все еще не понимал, почему? Что я делал не так?
С того момента прошло чуть больше двух недель. Возможно, три. И я снова решил попытать счастье, как обычно говорят во время игры в карты. Только в моей игре ставки с каждым разом росли все стремительнее и стремительнее. Я подумал, что Эрин не нравится присутствие свидетелей, поэтому сегодня решил сделать ей предложение дома. И, да, у меня снова было новое кольцо. На этот раз с историей. Я надеялся, что хотя бы сейчас мне удастся найти правильный ключ к столь сложному и неподдающемуся замку. Я вернулся с работы раньше. Приготовил ужин. Даже сам испек десерт! Вы когда-нибудь пробовали мое суфле? Не смотря на то как часто я ленился и даже не подходил к плите, в нужные моменты я знал, где взять сковородку, найти муку и купить яйца. Я накрыл стол, достал вино. В общем, я был готов полностью и безоговорочно в очередной раз получить желаемое. Сегодня Эрин должна прийти после дежурства около десяти. Она будет уставшей и голодной. Я ее накормлю, налью ее немного выпить, мы поговорим о работе, о детях, которые сегодня к ней приходили, потом я пожалуюсь на свой скучный день. И потом я снова сделаю ей предложение! Кстати, мне уже надоело вытирать коленями брюки, поэтому на этот раз кольцо ей преподнесу не я, а суфле. Ну в пятый раз я должен получить получить положительный ответ! А это уже становится не смешно. Никогда бы не подумал, что мне придется так много раз просить девушку выйти за меня замуж. Это немного странно. Хотя... Я не думал, что мне захочется связать себя с кем-то подобными клятвами и обещаниями. Однако я был уверен, что никогда и никого не буду любить так, как я люблю Эрин. И, думаю, моей настойчивости достаточно, чтобы она понимала это. По крайней мере, я надеялся, что Эрин знает, как много она значит для меня.
Раздался звонок в дверь. Я пошел открывать.
- Ты прямо к ужину, - произнес я, впуская девушку в квартиру. - Хотя я думал, что ты придешь позже. Что-то случилось?

+1

3

look
     Дети... Как ни странно, но несмотря на то, как сильно я их любила и какую радость испытывала от одного общения с ними, я никогда всерьез не задумывалась о том, какой матерью я буду. Нет, конечно, регулярно наблюдая за материнской любовью со стороны, порой я что-то и представляла, но то были скорее какие-то туманные фантазии, чем серьезные размышления о будущем. Все-таки на деле перспектива материнства была далека от  моего сознания точно так же, как и само создание семьи. Честно, я даже не знаю, с чем это было связано. Уверена, вот так на словах это звучит более, чем странно, так как каждая, абсолютно каждая девушка в какой-то момент начинает грезить о своей небольшой, но крепкой семье, в которой царит любовь и взаимопонимание, и в которой растет и радует родителей чудесный малыш. Но нет. Порой кажется, что я блокирую даже саму мысль об этом, внушая себе, что еще совсем не готова к подобному и что к такому шагу нужно подходить обдуманно. Жаль только, что это исключительно мой взгляд, и никто его со мной не разделяет.
     Последние полгода воплощали для меня именно ту жизнь, о которой я мечтала осенью. Тот сентябрь, наполненный отчаянием и отвращением к каждому дню, который приходилось проживать, стал, пожалуй, самой честной платой за то, что я потом приобрела. Спустя какое-то время я даже научилась ни о чем не жалеть. Я была благодарна. Действительно благодарна за то, через что мне пришлось пройти, потому что именно та боль, именно та горечь разлуки заставляла меня еще больше ценить и наслаждаться счастьем, которое мне было подарено. Теперь я точно знаю: в жизни ничего не делается просто так. Судьба не преподносит испытаний, с которыми нам не справиться. Наоборот, таким образом она дает шанс приложить усилия и получить нечто гораздо большее, чем у тебя было до этого.
     Аскар стал для всем. Ни одного дня своей жизни я не жалела о решении дать нам еще один шанс. Напротив, порой с ужасом представляла, что стало бы, если бы тогда, в октябре, не произошел этот несчастный случай и Аскар не попал бы в больницу. Неужели, мы так и не нашли бы путь друг к другу? Неужели просто смирились бы со всем случившимся и продолжали строить свою жизнь, стараясь вычеркнуть все воспоминания о прекрасном прошлом? Ведь, казалось, именно к этому все и шло. Именно так каждый из нас учился существовать в той новой и на тот момент абсолютно ненавистной реальности, продолжая двигаться дальше... Но как же это немыслимо. Невозможно. И особенно так кажется теперь, когда прошло столько времени и когда мы не раз доказали друг другу, что абсолютно все моменты нашей жизни мы готовы делить на двоих. Как самые светлые, так и самые темные — абсолютно неважно. Что бы не происходило, я совершенно точно осознавала, что хочу оставаться рядом и пройду через любые неприятности, но не потеряю Аскара. Черт возьми, как об этом вообще можно говорить, если порой даже его уход на работу в мой выходной день становился чуть ли не целой трагедией? Серьезно, как не смешно звучит, но иногда я ведь до последнего отказывалась мириться с мыслью, что через несколько минут он всего лишь покинет кровать и до вечера побудет где-то вдали. Шла на любые хитрости, лишь бы показать, что здесь и со мной ему будет гораздо лучше, чем в агентстве с кучей скучной документации. И то было всего лишь нежелание остаться одной на половину дня. Думаю, говорить о том, что риск потерять его навсегда мной вовсе не рассматривается, не имеет никакого смысла. Это недопустимо. После всего, через что мы прошли за эти короткие полгода, я попросту не представляю себя без него. Однако... Однако даже несмотря на то, на главное решиться все равно не могу.
     Предложение руки и сердца. Казалось бы, это то, о чем с самого детства мечтает каждая девушка: каждая представляет, как ее возлюбленный становится перед ней на одно колено; как в его глазах светится любовь и чуть заметный, оттеняющий ее страх отказа; как ее сердце замирает при звуке этой заветной фразы... И, в конце концов, все превращается в сказку, наполненную светлыми улыбками и звоном колокольчиков. Вот только жизнь совсем не сказка, какой бы волшебной и чудесной она не казалась. Это странно слышать от меня — человека, который никогда не отказывается от веры в самое лучшее, однако в этом вопросе я остаюсь непреклонна. Я согласна, что свадьба — это чудеснейший праздник, который только может быть (конечно, после рождения ребенка). Согласна, что нет людей счастливее, чем влюбленные жених и невеста. Это действительно прекрасно, когда пара решается сделать следующий шаг в отношениях и создает семью, ведь в жизни человека едва ли может быть нечто более ценное и дорогое. Однако зачастую после свадьбы пропадает вся магия и люди начинают понимать, что совершили ошибку. Осознают, что пошли на поводу у эмоций и что, когда пало это состояние эйфории, их жизнь окрасилась в серый цвет. Их начинает преследовать обыденность. Тоска. Все надоедает, теряется интерес, и во всем этом они начинают винить друг друга. Начинаются споры, разногласия, скандалы. В конце концов, любовь превращается в ненависть, и сказка заканчивается, едва начавшись. Такое встречается сплошь и рядом. Это абсолютно доказанный факт. Именно поэтому я придерживаюсь мнения, что прежде чем принимать такое серьезное решение, люди должны хорошенько все обдумать. Я не хочу совершить ошибку. Не хочу ломать ни свою жизнь, ни жизнь человека, которого люблю. Не хочу однажды услышать, что я все испортила. Можете считать это фобией или просто бредом, но я действительно боюсь столь резких перемен и того, что однажды они приведут к этой серой обыденности, которую мы оба возненавидим. Я должна почувствовать, что я действительно готова. Я должна осознать, что только этого мне не хватает для полного счастья. И пусть это звучит в высшей степени эгоистично, но я ничего не могу поделать со своим страхом. Ничего не могу поделать с тем, что мне снова и снова приходится причинять Аскару боль и видеть в его глазах разочарование. К слову, от этого становится еще более паршиво. Конечно, было бы гораздо легче винить во всем его, ведь игнорировать отказ и пытаться снова и снова пробить мою броню — только его выбор, но я не могла. Чувствовала свою ответственность. Знала, что своим поступком ставлю наши отношения под сомнение, и это не выходило из моей головы. Чувство вины прожигало меня изнутри и оставляло на душе тлеющий след даже тогда, когда внешне я пыталась забыть обо всем и просто продолжала улыбаться и жить дальше, надеясь, что Аскар последует моему примеру. Но увы. Он оказался более настойчив и продолжал шокировать меня,  еще сильнее укрепляя во мне это едкое чувство вины. Наверное, впервые по-настоящему отвлечься от него получилось лишь на этой неделе, когда я увидела перед своими глазами положительный тест на беременность.
     Клянусь, в тот момент будто сама жизнь резко подвела итог предыдущей главы и с чистого листа начала новую. Однако писать в ней ничего стала — предоставила перо мне, чтобы я сама для себя решила, с чего я ее начну и что в принципе для меня значит такой поворот. Но я была не способна на это. Я не верила. Реальность в моих глазах будто застыла, и все, о чем я могла думать: правда ли это? Неужели правда? Страх неизвестности будто угрожающе сжал мое горло, а затем отбросил в свой океан, чтобы посмотреть, как я буду стараться выплыть из него, оставаясь при этом совершенно одна. Тогда, казалось, за минуту на меня обрушились десятки вопросов, на которые не было ни единого ответа. Мысли беспорядочно вращались в голове, а затем запутывались в один сплошной ком. Единственное, что в конце концов становилось очевидно, это то, что нужно избавиться от своей неуверенности. Я смогу ответить на все вопросы лишь тогда, когда получу точный результат. А для этого одного теста мне мало. Именно поэтому, временно оставив при себе этот маленький секрет, я сегодня же обратилась в клинику и сдала необходимый анализ, после которого, казалось, весь день на работе была словно на иголках. Из головы не выходила мысль о том, что результат может и скорее всего тоже окажется положительным. И что тогда? Ребенок? И что скажет на это Аскар? Однако чуть я начинала размышлять в подобном направлении, как к горлу тут подступал неприятный кислотный привкус, в котором особенно чувствовались оттенки страха. Нужно дожить до завтра. Всего сутки. Один день, и я все узнаю.
     Возвращаясь сегодня домой, я поставила себе задачу постараться отвлечься от всех волнующих меня мыслей. Достаточно. Хватит. Иначе, казалось, что я сойду с ума раньше, чем узнаю правду. Именно поэтому, подойдя к двери квартиры, я так надеялась, что Аскар уже дома и что он точно сможет занять мою голову чем-то кроме нашего будущего ребенка. К счастью, так и было. Когда он встретил меня на пороге нашей квартиры, я улыбнулась и, толком не успев зайти внутрь, тут же сжала его в своих объятиях.
     - Как же мне этого весь день не хватало...- промолвила я, глубоко выдыхая и отпуская напряжение. Только ради таких, казалось бы, несущественных, но крайне приятных мгновений уже стоило жить. Хватило просто нескольких секунд его крепких объятий, чтобы мое тело уже было окутано удивительной волной спокойствия, а сердце согрето теплом. И что еще нужно, чтобы все переживания отошли на второй план...
     - И нет, ничего не случилось,- размыкая объятия и оставляя на его шее холод от своих рук, я отстранилась и начала расстегивать пальто.- Вообще-то, это ты должен был задержаться, разве нет? Я была уверена, что не застану тебя дома,- с невозмутимой улыбкой спросила я, как вдруг наконец услышала необыкновенно аппетитный аромат, что витал в нашей квартире и шел определенно с кухни. Казалось, уловив его ноты, на мгновение я даже замерла, словно не поверила своему обонянию, однако уже через секунду на моем лице отразилась блаженная улыбка.
     - М-м-м, но я определенно рада, что ошиблась,- с усмешкой произнесла я, а затем, сняв пальто, снова прильнула к груди Аскара.- Ну, рассказывай, что у нас за повод? Если мне не изменяет память, последний раз ты стоял у плиты в канун Рождества,- хитро прищурившись и припомнив эту милую картину, я слегка прикусила губу. Помнится, тогда я впервые узнала о его кулинарных способностях. И тогда же не упустила случая предложить поменяться обязанностями по дому, так как через пять минут после комплимента в его сторону сожгла нашу индейку.- Но сегодня явно не Рождество, не День Благодарения и даже не чей-то День Рождения... Тогда что же?

Отредактировано Erin Bright (2015-10-29 02:56:16)

+1

4

Я даже не успел ничего сказать или сделать, настолько быстро Эрин впорхнула в квартиру, обнимая меня. Это даже как-то странно... Нечто подобное с ней случалось в те дни, когда существовала некая проблема, использующая ее мозг как червяк-паразит. Я имею ввиду не сам факт того, что она меня обнимала, а то, что она даже не успела раздеться. Думаю, каждый человек, приходя домой, хочет отдыхать от тех проблем, какие иной раз возникают у него на работе. И я не являлся исключением. А если вспомнить мою не самую большую любовь к делу, которым мне приходится заниматься, то вообще не следует задавать никаких лишних вопросов. Однако я всегда удивлялся, какие могут возникнуть проблемы у Эрин? Она занималась любимым делом, общалась не со взрослыми, а с детьми. Конечно, какой-то контакт со старшим поколением существовал, его ни в коем случае нельзя отрицать, но я сомневался в том, насколько сильное влияние это контакт мог оказать на всегда спокойную, тихую и милую Эрин.
Я прижал одной рукой девушку к себе, а другой закрыл входную дверь. Кто знает, в какой момент могли домой прийти соседи. А у нас еще те были соседи. Им всегда хотелось находиться в курсе всех событий, в то числе и тех, которые их совершенно не касаются. Так, например, они практически устроили Эрин допрос на счет того, куда именно мы уезжали зимой и почему так рано вернулись. А еще они очень любили говорить о том, что я иногда слишком поздно возвращаюсь и своим лестничным шумом мешаю им спать, так как стены в доме ужасно тонкие. И эту историю можно продолжать до бесконечности. Не любил я наших соседей. Ой как не любил...
Руки Эрин были холодными. Видимо, температура на улице изрядно упала по сравнению с обедом и даже утром. Если признаваться честно, то мне уже хотелось увидеть лето во всех его ярких красках. Желательно, без обильных дождей и наличия каких-либо бурь и ураганов. Прошлое, кажется, именно таким и было. Я уже и не помню. Есть вещи, которые бы мне никогда не хотелось забывать, а есть те, что казались совершенно не существенными и неважным. Видимо, некоторые летние воспоминания именно такими и должны были быть. Тогда у меня шла совсем иная жизнь, полная мятежных бурь. Сейчас в ней имелись лишь неожиданные всплески, на которые я старался либо не обращать внимания, либо просто обходить стороной. Никогда человеческая жизнь не будет идеальной, именно поэтому проще смириться и дальше плыть по неравномерному течению. Поверьте, однажды оно каждого донесет до нужного остановочного пункта.
Эрин практически сразу же сообразила, что ужин сегодня был приготовлен без нее. Точнее, он не разогревался в микроволновке, как это обычно и случалось. Удивительно, как женщины быстро замечают наличие подарков и сюрпризов. Наверно, это действительно их врожденный инстинкт как, например, инстинкт самосохранения.
Возвращаясь к теме приготовления еды, стоит отметить, что я не всегда владел даже азами данного вида искусства. Когда же пришло время научиться готовить хоть что-то более-менее съедобное, дабы не умереть с голоду, я мог себя назвать не просто состоявшейся личностью, а даже взрослым человеком. Правда, тогда мне не на долго понадобился сей навык. Однако спустя пять лет я вновь столкнулся с проблемой, согласно которой мне было нечего есть, если только я сам не пытался что-либо приготовить. Так и начался мой долгий путь в кулинарии. Я не особенно любил это дело, но иногда оно действительно помогало и спасало некоторые экстренные ситуации. Я редко говорил о том, что умею немного готовить, поэтому в первый раз Эрин осознала данный факт на Рождество, когда мы вместе провели практически весь день, готовя ужин на двоих. Да, мы затратили слишком много времени, однако оно того стоило. Здесь вдаваться в подробности я не собираюсь. Скажу только, что в тот вечер в духовке сгорела бедная индейка. Она отправилась в мусорное ведро еще до того, как с нее сняли верхний слой мяса. Ну а сегодня я готовил по тем причинам, о которым уже говорил. Конечно, говорил ни в коем случае ни Эрин.
- Когда я сегодня вернулся домой, я обнаружил в холодильнике какие-то странные овощи, которые мы едим уже пять дней, и вареное мясо, которое тоже стоит там уже пять дней, поэтому, немного подумав, я решил, что мы могли бы поесть сегодня что-то иное, так как столь строгая диета вряд ли кому-то из нас пойдет на пользу. И вот, пожалуйста, ты пришла ровно к ужину, который с нетерпением ждет, когда ты его съешь.
Не знаю, верил ли я в данный момент в то, что на этот раз все пройдет так, как надо. Возможно, для меня все стало чем-то принципиальным. Возможно, я просто должен был теперь это делать. Не знаю, как именно я отреагирую на отказ сегодня, но почему-то мне казалось, что он неизбежен. В какой-то момент я даже задумался о том, верно ли поступаю, вновь открывая тему, которую Эрин уже похоронила? Мне казалось, что да.  Хотел знать хотя бы причины, однако до сих пор не услышал ни одной. Иногда я думал о собственной глупости и недальновидности, ведь если я снова и снова наступал на одни и те же грабли, значит, я делал что-то неправильно. Не так, как нужно это было бы сделать.
- У тебя есть минуты три, пока я составлю еду на стол. Надеюсь, управишься? - я быстро поцеловал Эрин в макушку, после чего направился в кухню. Я приготовил сегодня лазанью. Люблю лазанью. Помню, как давным-давно мама делала нам с сестрой лазанью в дни наших рождений. Это был настоящий праздник. Она ставила ее  в центр стола, словно это индейка в День Благодарения. Когда она умерла, в нашем доме перестали готовить лазанью. Покупная отдавала горьким привкусом заморозки, поэтому мы ее никогда не ели. А потом от семьи ничего не осталось, и вкусная мамина лазанья ушла в прошлое. Наверное, если бы моя мать не покинула нас так рано, то вся жизнь сложилась бы иначе. И сейчас я бы мог спокойно поговорить с сестрой, а не обходить стороной бывший дом. Однако это совсем другая история, которую сейчас никто не хочет вспоминать. Я никогда не любил говорить о прошлом. Почему? Потому что его уже не вернуть. Она останется там, в долинах моего сознания, где ему самое место. Меня должно интересовать лишь настоящее и возможное будущее. Да, я очень старался измениться. И подобные рассуждения яркий тому пример. Но все-таки я не мог полностью перекроить свою личность, которая сопротивлялась каждой новой попытке, вновь и вновь отступая назад. Мне оставалось лишь подчиняться.
Я вытащил из духовки наш с Эрин ужин и разложил по тарелкам, после чего разлил вино. Этот вечер не мог кончиться хуже, чем предыдущие четыре, которые преследовали ту же цель, что и сегодняшний.

+1

5

     Уют — безусловно, один самых важных аспектов, на которые стоит обращать в доме. Причем, стоит отметить, что предметы декора в этом плане заметно отходят на второй план: мебель, картины и статуэтки, общее сочетание цветов — все это пустышка. Всего лишь вещи, с которыми люди с легкостью могут расстаться, покидая свой дом, и ничуть не пожалеть об этом. Другое дело, когда речь идет непосредственно об атмосфере, созданной самим человеком. Вот она действительно неповторима и ценна. Именно по ней он может тосковать. Именно благодаря ей стены становятся по-настоящему родными. И именно из-за нее человек однажды начинает чувствовать, что он действительно дома. Однако я поняла это не так давно. Прожив несколько лет в одиночестве, которое эмоционально облегчал, пожалуй, лишь мой любимый кот, я забыла, каково это — возвращаться домой и знать, что там тебя любят и ждут. Когда я оставалась где-то в гостях и отправлялась в поездки, меня никогда особо не тянуло обратно. Я знала, что по возвращении меня встретят лишь холодные стены и атмосфера, пропитанная тоской и воспоминаниями о днях, когда моя семья еще не переехала в другой город. Звучит немного грустно, правда? Наверное, именно поэтому в выходные дни я старалась сделать все, чтобы сбежать от этого одиночества и побыть где-то вне стен своей квартиры, какой бы прекрасной она не была. Однако теперь все изменилось. С появлением в моей жизни Аскара изменилось абсолютно все. Не хочу сказать, что раньше в ней не было никакого смысла или что все было так уж печально - вовсе нет, у меня были друзья, была любимая работа и счастливые воспоминания, которые будут мне дороги, что бы не происходило в моей жизни сейчас... Просто теперь... Аскар внес нечто новое — то, чего у меня никогда не было. И это удивительно. Лишь рядом с ним я смогла назвать себя абсолютно счастливой, не взирая ни на какие проблемы, которые присутствовали бы в моей жизни. Мне стало все равно, что происходит вокруг: что за окном хмурая погода; что на работе ждет скандал с очередным чересчур придирчивым родителем — даже если на какие-то мгновения все перечисленное и окрашивало мое настроение темными тонами, то в конце концов это очень быстро и легко исправлялось. Нужно было просто вернуться домой и немного побыть с Ним. К слову, зачастую во время работы и особенно вечерами я стала ловить себя на мысли, что меня действительно тянет домой. Когда усталость начинала окутывать тело, я представляла уже далеко не то, что пойду в комнату отдыха, приду в себя там, а потом снова примусь за работу. Нет. Перед глазами тут же появлялась уютная теплая гостиная, приятный вечер, завершенный в компании близкого человека... И этого было невозможно не желать. Кстати, даже тогда, когда я оставалась дома одна или возвращалась в пустую квартиру, я также ощущала ту волшебную атмосферу, которая ее пропитала. Это был настоящий уют. И, как ни странно, мое ожидание Аскара только скрашивало его: из меня будто физически излучалось это приятное чувство томления, наполняя общую атмосферу теплом. Все-таки безумно приятно встречать человека после тяжелого дня и вырывать его из этой серой рабочей обыденности, окружая домашней заботой и лаской. Ровно так же, как и получать ее взамен, что особенно хорошо я прочувствовала сегодня.
     - Я ничего не готовила целых пять дней? Серьезно?- с нотой разочарования спросила я, когда Аскар объяснил причину своего маленького подвига. Согласна, видимо, порой хозяйка из меня действительно не самая лучшая. Однако, что более удивительно и важно, что за все это время я не услышала ни единого укора по этому поводу. Очередное подтверждение тому, насколько мне повезло: любой другой мужчина уже давно бы намекнул, что нужно хоть немного отвлечься от работы и обратить внимание на дом — по-моему, это у них получается практически так же отлично, как и уходить к другой женщине, если та проявляет куда большее внимание как к нему, так и к дому в целом.
     - Прости,- осознав реальность своего проступка, я обреченно уткнулась в плечо Аскара, а через мгновение снова подняла к нему свой жалостливый взгляд.- Очередная сумасшедшая неделя. Я совершенно потерялась во времени. Спасибо, что сегодня взял эту обязанность на себя,- промолвила я и благодарно улыбнулась. Впрочем, наверно, действительно неудивительно, что я практически на неделю выпала из реальности. Сначала это «отравление», которое попросту могло оказаться первыми признаками токсикоза; нервы по этому поводу; в конце концов, загруженность на работе в связи с очередной волной гриппа... Думаю, все это вполне могло сойти за настоящее оправдание, даже несмотря на то, что Аскар знал далеко не все. Но сейчас так было нужно. Не хочу волновать и забивать его голову раньше времени, пока все точно не подтвердится.
     - Конечно. Я очень быстро,- с этими словами я взяла сумку и ушла в гостиную, где меня тут же сонно встретил, а затем и начал выпрашивать свою порцию ласки пушистый британец Ронни. Никогда не забуду их с Аскаром войну за место в этом доме. Нет ничего более забавного, чем наблюдать, как из раза в раз обычный кот ревнует и борется со взрослым мужчиной за внимание своей хозяйки. Стоит только вспомнить, как демонстративно он занимал место Аскара на нашей постели, показывая, что тот здесь явно лишний и что обычно я спала исключительно с ним. Чего уж говорить о том, что первое время с появлением Джеймса он и вовсе был сам не свой, так как всюду чувствовал присутствие чужого человека.
     - Привет, малыш,- с улыбкой почесав любимца за ушком, я бросила вещи на свое привычное место, а затем, дабы не терять времени, сразу отправилась ванну. Должна признать, аромат, исходивший с кухни, был действительно крайне-крайне аппетитным. Я в один миг осознала, как на самом деле голодна (особенно с учетом того, что последние несколько дней по ранее упомянутым причинам практически ничем нормальным не питалась) и как этот ужин был кстати.
     Когда я пришла на кухню через обещанные несколько минут, блюдо уже стояло на столе, а Аскар наполнял бокалы вином. С улыбкой наблюдая за этим действием, я медленно подошла и, прижавшись к нему со спины, положила подбородок на плечо.
     - Я уже говорила, как я счастлива, что ты есть у меня?- спросила я, аккуратно выглядывая и направляя взгляд к его лицу, и, что главное, в данную минуту я действительно упивалась этим прекрасным чувством. Казалось, была просто не в состоянии сдерживать нежность и любовь по отношению к этому человеку: они переполняли меня словно чашу, вода из которой уже давно льет за борта. И единственное, что мне было важно и нужно, это просто ощутить его рядом - заставить почувствовать хотя бы крупицу того, что грело мое сердце. Тогда, оставив свой поцелуй на щеке Аскара, я выпустила его из своих объятий и подошла к столу.
     - Выглядит очень аппетитно,- вдыхая аромат свежеиспеченной лазаньи, произнесла я, как вдруг мой взгляд снова пал на бокалы вина. Улыбка постепенно сползла с лица, и вместо нее отразилась некоторая смешанная с задумчивостью растерянность. Вино, конечно, не столь крепкий напиток, и, как говорят, в какой-то степени оно даже полезно, но, черт... Если я действительно беременна, то сегодня я бы предпочла отказаться от него. Все-таки как ни страшно или непривычно думать об этом... Но лучше перестраховаться. В случае чего, на ранних сроках никакой пользы для ребенка в этом точно не будет.
     - М-м-м... Знаешь, я, наверное, вино сегодня не буду... Не хочется,- немного сбивчиво промолвила я, надеясь, что отказ от моего любимого вина не вызовет у Аскара лишних вопросов. Собственно, поэтому я тут же отошла к холодильнику в надежде найти там что-то другое.- У нас остался сок?- Удивительно, но сегодня с утра был как раз тот редкий случай, когда мне настолько приспичило сделать свежевыжатый апельсиновый сок, что я даже не поленилась и достала соковыжималку, которой пару лет назад частенько пользовалась моя мама. К счастью, в итоге за завтраком я выпила чуть меньше стакана, и в холодильнике остался еще целый графин. Достав его и поставив рядом с бутылкой вина, я невозмутимо улыбнулась Аскару, а после села за стол.
     - Как прошел твой день?

+1

6

Кажется, за последнее время я успел порассуждать на все возможные и невозможные темы. Я размышлял о счастье, о добре, о любви, о мести, о семья — о том, что наполняет человеческую жизнь если не смыслом, то хотя бы действиями. И сейчас у меня такое ощущение, будто больше мне не о чем говорить. Все темы исчерпаны. Все слова сказаны. Неужели я действительно дошел до той стадии, когда я просто хочу быть собой, верить в  настоящее, отодвинуть назад прошлое и не задумывать о будущем? Вряд ли. Подобных чудес не случается. Однако прямо здесь и прямо сейчас я готов был отдать многое, дабы время остановилось и подарило мне бесценные минуты тихого семейного счастья.
Давно уже я не чувствовал себя настолько спокойным и умиротворенным. Мне было все равно, что происходит за пределами этого дома. Я как-то даже старался не обращать внимание на рутину, которая ужасно раздражала меня еще полгода назад. Я старался стать спокойнее, чтобы почувствовать эту атмосферу, которая окутывает тебя, когда ты приходишь туда, где тебя ждут. Слишком долго в своей жизни я метался из стороны в сторону. Слишком много пришлось мне сделать переходов и переправ. Слишком часто я оставался среди тех, кому, по сути, был не нужен. И вот сейчас я стою там, где, казалось, я в принципе не мог очутиться. Тихая гавань. Мое пристанище. Мое убежище. И я никому не позволю его разрушить. Даже не позволю посмотреть на него хотя бы одним глазком. Это мое. А свое я не намерен отдавать. Особенно тогда, когда понял, что моя жизнь может быть иной.
Раскладывая по тарелкам приготовленную лазанью, я думал об Эрин. Она стала немного дерганной после нашей вылазки, касающейся моей работы. Я  уже начал жалеть о своей просьбе помочь мне. Ко всему прочему у нее явно были проблемы на работе. Она приходила домой бледная, уставшая и немного сонная. А еще иногда с утра она забывала позавтракать. Или же совсем не ела. Например, сегодня утром я вообще не помню, чтобы она садилась, как полагается, за стол. Это все казалось мне несколько странным, так как Эрин — образец порядка и грамотности. Она не могла позволить мне остаться голодным, а сама вообще питалась по расписанию, если только ее случайно из него не выбивали. И вот, пожалуйста, после того, как мы провели один выходной так, как я провожу некоторые рабочие дни, она стала сама не своя. Меня это изрядно беспокоило, но я надеялся, что рано или поздно мы вернемся к тому, от чего ушли.
Я разливал вино по бокалам, когда Эрин присоединилась ко мне на кухне. В моей голове сразу же мелькнула вся та стратегия, которую я разрабатывал специально для сегодняшнего вечера. Я снова хотел сделать ей предложение. Мирно. По-домашнему. Конечно, я бы не хотел услышать отказ, но я и не уйду, если он все-таки прозвучит. Хотя... Мой нервы уже начинали немного пошаливать при всех этих размышлениях, так как они уже давно перестали вызывать положительную реакцию у моего сознания.
Руки Эрин, как и губы, были теплыми. На улице не так уж и холодно? Или она просто быстро согрелась? Я останавливался на мелочах, которые, по своей сути, не несли никакой смысловой нагрузки. Просто отдельные слова и фразы, создающие полную картину нашего домашнего быта, который сегодня должен, по идее, быть не совсем обыденным (да простите меня за столько букв «б»).
Я вернул противень на плиту. Думаю, там останется лазанья и на завтра. Я уже говорил, что люблю лазанью? Видимо, да. Вытерев руки и кинув полотенце на рабочую поверхность кухонного стола, я устремил взгляд на Эрин. Только она не сидела за столом, как обычно, первым делом пробуя вино. Наоборот, она достала из холодильника сок! Что, черт возьми происходит? Она уже вернулась за стол, а я все еще стоял и смотрел на нее. Думаю, у меня был не совсем типичный взгляд, потому что я пристально вглядывался в лицо своей возлюбленной, пытаясь найти хотя бы маленький намек на шутку или нормальное объяснение. Естественно, ничего подобного я не получил. Эрин брала пример с меня и просто игнорировала ту или иную проблему или вопрос, когда они возникали. Прямо не знаю, радовать или нет.
Я сел за стол напротив девушки, однако не притронулся ни к еде ни к красному напитку, разлитому по бокалам, рядом с которыми неуклюже красовался стакан с апельсиновым соком.
- Что-то случилось? - начал я издалека, смотря на девушку, которая с энтузиазмом спрашивала меня о работе, будто там могло произойти нечто интересно. Ладно, могло. Но речь сейчас не об этом. - С чего вдруг апельсиновый сок? Ты даже с утра его пить не стала. Да и лазанья... она с мясом. Как бы там фарш. И твое любимое вино отлично к нему подходит. Любимое. Ты правильно прочитала этикетку? Я могу показать бутылку ближе, если ты мне не веришь, - я покачал головой из стороны в сторону. - Серьезно, что происходит? После трудного дня, трудной недели... сок? Ты не заболела? Ты решила начать вести совершенно здоровый образ жизни? Почему тогда не предупредила, я бы купил тебе портвейн, чтобы отговорить.
Думаете, отказ от вина — это пустяк? Для меня — нет. Если Эрин говорила «нет», значит, у нее имелись на это определенного рода причины. Уж поверьте тому, кто слышал от нее это слово четыре раза. Причем данный перечень относится лишь к серьезным ситуациям. Нарушение привычного уклада жизни, даже в столь маленьких масштабах, - это уже проблема. Настоящая, серьезная проблема, которую, по моему мнению, необходимо сразу же решить, иначе потом она может разрастись еще больше. Меня все устраивало, в том числе и привычки Эрин, поэтому если вдруг что-то менялось, то меня словно выбивало из колеи. Я начинал теряться. Вот и сейчас. Если мне объяснить — я, может быть, смирюсь и замолчу. Но пока что я мог думать лишь о том, что случилось нечто, что способствовало отказу Эрин от вина. Думаете, я сумасшедший параноик? Да! Я сумасшедший параноик и паникер, хотя вы никогда бы не поверили в подобное, если бы увидели меня на улице.
Знаете, я думаю, что человек должен уметь отпускать свое прошлое, делать выводы, основанные на собственных поступках и решениях, а потом идти дальше. Однако иногда это сделать труднее, чем кажется на первый взгляд. Стоит тебе смириться с чем-то одним, как всплывает нечто совсем иное. Иногда более ужасное, а, возможно, даже пугающее. Иногда я даже начинал беспокоится. В моей голове хранилось столько всего — множество воспоминаний, картинок, эмоции -, и все это могло выпустить наружу тот или иной страх, фобию, сомнение. Любой неаккуратный шаг мог заставить сознание изменить курс работы мозга, и тогда провал появится там, где ты его совсем не ждал.
Я вглядывался в лицо Эрин, пытаясь найти там какой-то ответ. Ее что-то волновало. Беспокоило. Это ясно, как дважды два — четыре. Оставался другой вопрос — что? Я выбрал неудачное время для очередного предложения? Может, стоит отложить свою идею на другой день? И когда он наступит? Через неделю? Через месяц? Никогда?
- Ладно, сок так сок. Считай, ты меня уговорила, - улыбнулся я девушке, подавляя свои вопросы и свое незнание. - Лучше ешь. Не хочу, чтобы лазанья остыла. Она тогда станет совсем невкусной. Будет похожа на резину или не дожеванную жвачку. Лазанью всегда надо есть горячей или хотя бы теплой. В противном случае, это уже никакая не лазанья, а просто жалкое подобие.

+1

7

     Ненавижу скрывать тайны от близких мне людей. Во-первых, мне кажется, что я совершенно не умею этого делать: надпись о том, что я лгу, будто сама собой выступает на лбу; а поведение становится абсолютно неестественным, как бы я не старалась на это повлиять. Ну, и, во-вторых, у близких есть одно преимущество — для них я абсолютно открытая книга, так что заметить даже малейшие изменения не составляет совершенно никакого труда. Аскару, например, так вообще открылся уникальный дар — он научился видеть меня буквально насквозь. Привычки, жесты, взгляды — все было настолько внимательно изучено, что при малейшем уклоне в сторону я тут же начинала чувствовать, как воздух пропитывает смесь немой настороженности и доли напряжения. К слову, именно это сейчас и происходило. Просто отказ от вина. Просто невинный жест в пользу, кстати говоря, здорового образа жизни, которой вполне можно было бы поощрить. Но нет. На меня тут же свалилась куча вопросов, часть из которых я даже не запомнила, так как уже судорожно думала о том, чтобы дать хоть какой-то короткий ответ. К счастью, что я отлично усвоила за время нашей совместной жизни, это то, что при желании и порой небольшой порции хитрости, можно уйти от любых нежелательных вопросов. Конечно, в этом случае мы оба понимаем, что они продолжают витать где-то в воздухе, но, по крайней мере, это не доставляет столько проблем и неудобств, как если бы нежелательная и не столь своевременная правда была бы открыта. Все-таки стараясь сохранить и защитить нечто хорошее в своей жизни, нужно не терять контроль над ситуацией и всегда задумываться о том, к чему тот или иной поступок может привести. Жаль только, что этой простой истиной я пользовалась не всегда и иногда путала приоритеты, выбирая совсем не то, что нужно. Так, например, сама того не понимая и упрямо продолжая твердить свое, я добровольно отказывалась от большого искреннего счастья, которое уже 4 раза хотело оказаться в моих руках. Причем, что странно, вопрос об этом уже не раз поднимался где-то на закромах моего разума, однако страх перемен и потери, казалось бы, такого же счастливого настоящего, всегда оказывался сильнее.
     - Эй, все хорошо,- с невинной улыбкой ответила я, стараясь приостановить бесконечный поток вопросов легкими взмахами рук. Впрочем, удивление Аскара действительно можно было понять: я и сама прекрасно осознавала, что, не будь у меня серьезной причины, я точно не отказалась бы немного расслабиться и насладиться вкусом своего любимого вина. Особенно сегодня, во время такого приятного и уютного вечера. Но, увы.- Я же говорю: просто не хочется. Не переживай, уверена, вкус апельсина точно не испортит впечатление о твоей потрясающей лазанье,- без всякой лести произнесла я и направила на возлюбленного свой теплый взгляд, чтобы он наконец успокоился и поверил мне. Отчасти у меня это получилось. Однако, хотя тема и сменилась, мне все равно казалось, что его что-то беспокоит. Это не было видно столь явно и, конечно, больше походило на мою фантазию, но, тем не менее, отделаться от этого странного предчувствия я не могла. Этот взгляд был мне знаком. С одной стороны, абсолютно спокойный, но, если присмотреться, за ним словно скрывалась какая-то нервозность. Неуверенность в чем-то. Примерно такой же взгляд был у Аскара в день, когда мы отправились в дом того денежного мешка. Но тогда я хотя бы понимала, с чем это связано, так как в течение всей недели видела, как он борется со своими сомнениями и старается убедить себя в том, что ничего страшного не случится. Так что же происходит сейчас? Неужели снова какие-то сложности на работе?..
     - Хорошо-хорошо, я поняла,- усмехнувшись и выслушав лекцию о том, как правильно есть лазанью, я взяла приборы в руки и приступила к ужину. К слову говоря, на вкус блюдо было действительно потрясающим. При первом же кусочке меня охватило какое-то странное чувство, будто лазанья — это именно то, чего мне хотелось всю неделю и вкус чего я желала ощутить. Хотелось бы верить, что связано это исключительно с тем, что я очень голодна и что данное блюдо у Аскара является коронным.
     - Боже, как же это вкусно!- произнесла я, не в силах держать восхищение при себе.- Серьезно, когда ты успел научиться так хорошо готовить? Это даже немного нечестно, потому что я только спустя полгода после переезда родителей научилась более менее ладить с плитой...- Короткая пауза, во время которой я вспомнила последние несколько раз, когда мне приходилось выкидывать что-то пережаренное или пересоленное, и я тут же поправила себя.- И то, иногда мне кажется, что полного взаимопонимания нам все равно так и не удалось достигнуть,- закатывая глаза, в своей привычной манере причитала я и продолжала уплетать полюбившееся мне блюдо. Не знаю, с чего взялась такая откровенность, но после всего сказанного, в свое оправдание я должна добавить, что проблемы меня преследуют с исключительно новыми блюдами. Не подумайте, что я настолько безнадежна.
     - Кстати, ты так и не рассказал, как прошел твой день. Все в порядке? Мне кажется, ты немного нервничаешь,- я направила на Аскара свой внимательный взгляд, надеясь отметить какие-то перемены в его мимике после своего вопроса. Хотелось бы верить, что, если случилось или может случиться что-то по-настоящему серьезное, он не станет брать пример с меня и не будет уходить от ответа.
     - Если ты сомневался, понравится ли мне ужин, то я уже сказала, что все более, чем прекрасно,- с улыбкой промолвила я, вспоминая его наставления в начале ужина, в которых, как мне показалось, звучала некоторая доля тревожности.- Или есть что-то еще? Что-то не так на работе?

+1

8

Знаете, отчаявшиеся люди не понимают, ради чего им жить. И когда до них окончательно доходит смысл этого предложения, начинаются проблемы. Но неужели людям действительно стоит жить только для чего-то или кого-то? Может быть, стоит жить в надежде на лучшее, в надежде на будущее, которое обязательно придет и окутает твой мир лаской, теплом, любовью и заботой? Иногда это происходит незаметно, постепенно. А иногда захватывает тебя с головой, унося бурными потоками в реальность, к которой ты ни физически, ни морально не готов. Мне казалось, что я был готов. По крайней мере, я хотел в это верить. Хотя, вполне возможно, я преувеличивал собственные силы и способности. Вряд ли человек может за полгода измениться настолько, чтобы оставить часть себя в темном углу и навсегда забыть про нее. Нет. Я не изменился за это время, просто начал вести другую жизнь. И эта жизнь мне нравилась. Так зачем было ее менять? Я не хотел упустить идеальную возможность не просто быть счастливым, а составлять чье-то счастья. Мне никогда в жизни не удастся найти женщину лучше Эрин, которую я бы смог полюбить больше нее. Да я и не хотел. Она это все, о чем я мечтаю, даже с учетом того, что я не склонен к мечтательности как к таковой.
Я постарался отбросить все мысли о работе, проблемах, соседях и многом другом, какие могли появиться в моей голове. Не для этого я весь вечер искал в интернете рецепты всевозможных видов лазаний. Даже вегетарианская есть! Извращение сплошное над едой. Мне так стало обидно за лазанью в тот момент, когда я увидел этот рецепт, сложно представить, насколько обидно!
- Считай, что у меня талант, - ответил я с улыбкой, хотя и понимал, что нет у меня никакого таланта. Просто я знал — мне надо вкусно накормить Эрин, чтобы она стала спокойной и расслабленной. - Ну или мне в очередной раз повезло. Новичком везет, знаешь ли. Причем, почти всегда. Закон подлости.
Я не умел готовить в том смысле, какой обычно вкладывают в данное словосочетание. Зато я умел слушать и понимать собственную интуицию. Конечно, она тоже меня изрядное количество раз подводила, однако я все равно продолжал ей доверять, надеясь, что со временем ошибок станет меньше, а профессионализма больше.
Самое лучшее я оставил на десерт. Это вполне естественно, ведь ко времени его подачи Эрин уже должна была выпить немного и расслабиться. Хотя... Видимо ей хватило одного лишь ужина, без напитков и десерта. С тарелки девушки стремительно исчезала лазанья, что меня немного пугало. Нужно было готовить больше? Может, ей еще подложить? А как же десерт!?
- У меня все как обычно, - проговорил я, наблюдая за Эрин. - Никаких дел вроде того с домашней выставкой, чему я не могу не радоваться. Хотя бегать за изменяющими мужьям женами мне уже порядком начало надоедать. Особенно в те разы, когда никто никому не изменяет, а просто ездит к матери в больницу, ходит тайно на занятия по боксу или забирает детей из школы раньше времени, чтобы сводить их в зоопарк вместо последних нескольких уроков, - я пожал плечами, пережевывая приготовленной блюдо. Действительно, получилось не дурно, а очень даже съедобно. Хотя соли многовато, на мой взгляд. Но это уже субъективная оценка, так как я вообще привык все есть несоленым. В первое время все, что готовила Эрин, мне казалось пересоленным, потому что я не привык к странному привкусу этой мелкой крупы. Однако потом свыкся. Теперь проблема практически отсутствует. - Нет, все в порядке. И я даже соглашусь с тобой, что ужин вышел ничего на вкус. Хотя... Это еще не все. У меня в наличие есть десерт.
Как только с лазаньей было покончено, я забрал тарелки и убрал их посудомоечную машину. Великая вещь, я вам скажу. Никакого вороха грязной посуды, никаких лишних проблем, никакой головной боли. Поверьте человеку, который не любит мыть посуду.
Я достал из холодильника суфле, которое тщательно спрятал на самой верхней полке. Оно уже полностью было готово к подаче на стол. И, нет, я не мог перепутать десерты. Нужный был отмечен ягодами клубники, среди которых и пряталось заветное кольцо (нет, как уже упоминалось, не то, которое появлялось в сюжете ранее). Отступать я не собирался, как и менять свои планы. Какая разница, сколько раз мне откажут, если это было сделано уже четырежды. Хотя если вы думаете, что к этому можно привыкнуть, то вы ошибаетесь. Все равно остается неприятный осадок, и даже если не обращать на него внимания, все равно потом, при новой попытке и новом отказе он вспыхивает с удвоенной силой. Думаю, вполне ясно, что сегодня он будет пылать в пять раз сильнее, чем после первого неудавшегося предложения. Наверное, кто-то подумает, будто я сбежавший из психиатрической клиники сумасшедший, не понимающий слова «нет», однако я не чокнутый. Как говорил Кордовин, я просто влюбленный!
Я поставил перед Эрин форму с суфле. Вилка и ложка на выбор лежали на столе. Это не то суфле, к которому все привыкли и обычно покупают в супермаркетах. Это домашнее суфле, в котором меньше желатина и склеивающих веществ, из-за чего она получается чуть более рыхлым, сладким и есть его без ложки немного неудобно.
- Как видишь, на работе совсем скучно и тоскливо, поэтому я решил временно переквалифицироваться в домашние повара, - проговорил я, наблюдая за Эрин. - Не скажу, что я в восторге от данного вида творчества. И это явно не мое призвание, однако в этом что-то есть.
Я поставил на стол вторую тарелку, внезапно осознавая собственное напряжение. Знаете, из раза в раз оно не проходит, потому что чем дальше ты заходишь, тем сильнее понимаешь, что снова услышишь отказ. Я в этом даже не сомневался сегодня вечером, но маленькая надежда во мне все еще оставалась Только Эрин... Она непредсказуема. Я до сих пор не мог до конца ее понять. Это одновременно и раздражало меня, и пугало, и отменно интриговало.

+1

9

     С каждой минутой вечер приобретал все более и более приятные оттенки. Я даже не заметила, как в какой-то миг полностью прониклась этой уютной домашней атмосферой и забыла обо всем, что осталось вне ее. Для меня существовало только это мгновение — мгновение тихого и в какой-то мере практически семейного счастья. Мгновение, наполненное неподдельной теплотой и легкостью. Я ощущала, как чувство расслабления приятно разливается по телу, постепенно снимая с меня остатки беспокойства и усталости, и это было действительно прекрасно. Больше ничего не было нужно. Ничего вычурного или помпезного. К черту дорогие рестораны с кучей лишних глаз — это лишь очередной способ немного побаловать себя и выйти в люди. Куда более важна атмосфера, и в ней ни одно заведение не сравнится с вот такими домашними и естественными вечерами. Здесь все сосредоточено только на вас двоих. Не нужно отвлекаться на официантов или других посетителей — все внимание ты как получаешь, так и обращаешь лишь к одному человеку, и это дарит удивительное чувство тепла. Не говоря уже о том, что сам ужин приготовлен с любовью и является знаком заботы и внимания... Знал бы Аскар, как вовремя он все это затеял. Наверное, сейчас было сложно придумать нечто, что отвлекло бы меня так же хорошо, как этот ужин-сюрприз. В конце концов, я даже перестала думать о чем-то постороннем, решив, что для этого завтра будет новый день и что сегодня уже все равно ничего не изменится. Точнее, изменится в худшую сторону, если я позволю страху и сомнениям снова охватить свою голову. А это явно будет лишним, и особенно теперь.
     Услышав, что мои опасения по поводу Аскара были всего лишь плодом моего воображения и ничем не подкреплялись в реальности, я немного успокоилась. Действительно, должно быть, мне просто показалось. По крайней мере, теперь я не видела ни единой причины сомневаться в его словах и продолжать попытки докопаться до мнимой правды. Взгляд мужчины был абсолютно спокойным, и монотонный рассказ о его трудовых буднях полностью ему соответствовал. К слову об этом, если честно, порой я не понимала, почему он не хочет попробовать себя в чем-то ином. Конечно, это не так просто, особенно с его историей, но разве можно быть до конца счастливым, если тебе приходится заниматься тем, что ты терпеть не можешь? Ведь, действительно, работа в детективном агентстве... Это, оказывается, настолько скучно! За исключением, конечно, тех вылазок, во время которых в крови пульсирует адреналин, а глаза порой застилает пелена страха. Хотя, если подумать, и в них ничего хорошего нет. Одна такая неудачная миссия, и задумываться о работе вообще, может, больше не придется. Это еще один повод задуматься о том, чтобы что-то изменить. Не только во благо себе, но и во благо нам. Все-таки после того, как я лично ощутила опасность, которой Аскар регулярно себя подвергает, вламываясь в чужую жизнь, реальность стала видеться в немного ином свете. Он с легкостью может снова перейти кому-то дорогу и даже не заметить этого. И я понимала, что, если однажды случится то, чего нам удалось избежать в тот вечер... Уже точно ничего не будет так, как прежде. Уверена, тот хозяин особняка точно не оставил бы нас в покое. И я даже боюсь представить, что бы могло случиться... Но как хорошо, что это дело уже в прошлом и что сейчас есть такое прекрасное настоящее, которое не позволяет мне вспоминать о нем.
     - Десерт?- вскинув брови, удивленно переспросила я и пронаблюдала за тем, как Аскар убирает со стола посуду. Не то чтобы это звучало за гранью чего-то нереального... Просто теперь я всерьез начинала задумываться о том, что этот вечер действительно должен был стать особенным. По крайней мере, даже если нет, то негласно и лично для меня он точно станет таковым.- Что на тебя нашло сегодня?- чуть улыбнувшись, я буквально любовалась зрелищем, развернувшимся на кухне, и внимательно следовала взглядом за своим возлюбленным. Когда он подошел к холодильнику, чтобы достать десерт, я немного наклонилась, стараясь разглядеть, что же именно нас ждет. Увидев, что это 2 небольших суфле с клубникой, я мгновенно ощутила, как губы расплываются в улыбке.
     - Какая красота-а,- я опустила взгляд на поставленный передо мной десерт, а затем вновь вернула его к Аскару.- И мне определенно это нравится,- ответила я насчет его новой «квалификации», сгорая от нетерпения поскорее попробовать этот чудесный воздушный десерт.- Кто знает, может быть, однажды ты так втянешься, что мы откроем небольшую кондитерскую,- усмехнувшись и на секунду представив, насколько странно Аскар смотрелся бы в этом мире сладостей, я взяла в руки десертную ложку. Однако только я хотела отломить кусочек, как вдруг резко замерла и направила свой сосредоточенный взгляд куда-то в сторону.
     - Кажется, у меня звонит телефон. Я сейчас,- положив прибор на стол, я ушла в гостиную, и, действительно, там, как выяснилось, уже второй раз раздавался телефонный звонок. Честно говоря, мне меньше всего сейчас хотелось отвлекаться на что-то еще и забивать свою голову лишними вопросами. Однако, увидев, что это была моя напарница, которая по пустякам обычно не тревожит, я все-таки решила ответить. В целом на разговор ушло около трех минут: девушка всего лишь потеряла историю болезни, которую я сегодня забрала с собой, и хотела спросить моего совета по поводу одного пациента. В принципе ничего существенного и важного. Ничего, что могло бы выдернуть меня из этого расслабленного и умиротворенного состояния. Однако чуть заметный след от разговора все-таки остался. На мгновение я будто снова оказалась в стенах больницы, где все еще оставалось много проблем, болеющих детей и куча незаполненной документации, о чем мне так удачно напомнила знакомая. Впрочем, я надеялась, что возвращение к Аскару снова отвлечет меня.
     - Извини,- зайдя на кухню, я опустилась на свое место, и, думаю, на моем лице отчетливо было видно, что я стараюсь вновь перестроиться на настроение сегодняшнего вечера.- Прихватила с собой лишние документы. Ничего страшного,- я выдавила легкую улыбку, а затем снова взяла ложку в руки и с куда большим энтузиазмом вернулась к своему десерту. Вот, что действительно порадует и сию секунду отвлечет от всех дурацких вопросов. По крайней мере, я так думала. И думала ровно до тех пор, пока не отломила от суфле небольшой кусочек и тем самым не скинула с его поверхности клубнику. Далее, я и представить не могу, что именно выражала мое лицо. Могу сказать, что было внутри. Шок. Осознание. Разочарование. Растерянность. Да, наверное, я единственная, кто так реагирует на предложение от любимого человека.
     В какой-то момент помещение вокруг нас заполнила абсолютная тишина. Я знала, что Аскар ждет мою реакцию. Знала, какую именно. И понимание того, что я не могла дать ему этого, вводило меня в ступор. Эмоции внутри были словно заморожены. Секунду, две, три... И лишь потом меня медленно начало поглощать уже не единожды знакомое чувство безысходности. Однако если раньше я сразу поддавалась ему, крепко держась за свои принципы, то в этот раз все было похоже скорее на борьбу. В игру включился здравый смысл, который будто вынуждал меня еще раз хорошенько все обдумать, прежде чем снова ранить Аскара. Я устала говорить «нет». Я больше не хотела мириться с этим чувством вины. Не хотела видеть боль Аскара. И из-за этого, казалось, я разрывалась на две части. Почему? Черт возьми, почему я снова должна отказать ему? Существует ли хоть один повод, хоть одна веская причина, которая действительно могла бы заставить меня сомневаться? Я знала, что я люблю этого человека. Знала, что он любит меня. Была готова принять его абсолютно любым — с багажом неприятного прошлого или без него. Плюс ко всему, оставалась большая вероятность, что я ношу его ребенка... Может, уже пора оставить свои сомнения и сделать новый шаг к будущему, за которое полгода назад я сама же так просила бороться?.. Но как будто это так просто!
     - Аскар...- произнеся имя своего возлюбленного, я подняла на него свой смятенный взгляд.- Это ведь то, что я думаю?..- взяв кольцо в руки, несколько неуверенно для столь очевидной ситуации спросила я и вдруг поймала себя на мысли, отказ уже действительно не является для меня приоритетом. Я сомневалась. Всерьез сомневалась и абсолютно не знала, что мне делать или что говорить. Казалось, нужна была помощь, чтобы наконец сложить пазл воедино и увидеть реальность в том свете, в котором она на самом деле есть. Без страхов. Без глупых домыслов. Без нелепых сомнений, которые на деле не имеют под собой никакой почвы.

Отредактировано Erin Bright (2015-11-07 01:26:30)

+1

10

Чего уж тут кривить душой и мелочиться, я очень надеялся, даже, вернее сказать, рассчитывал на то, что сегодня звезды и луна окажутся на моей стороны, и Эрин наконец-таки передумает и в очередной раз чисто по-женски не пошлет меня куда подальше. Знаю, звучит достаточно грубо, но я находился на взводе, пусть и лишь где-то в душе, из-за чего мне становилось все труднее подбирать правильные, благочестивые и литературные фразы для выражения собственных мыслей, скачущих из одной стороны в другую.
Человеческое счастье заключается в самом минимальном — любви и заботе, семье, которая бы всегда находилась рядом. Этого не понимают лишь слепые глупцы и те, кто слишком много думает о себе и своих страхах. Не удивительно теперь, от чего все люди наступают на одни и те же грабли, совершая одни и те же ошибки. Жизнь коротка и мимолетна, и почему-то все тратят ее на какие-то незначащие пустяки, запрещая себе заниматься тем, что действительно нравится, что вызывает легкую дрожь на коже. Люди — существа глупые и безграмотные, они заперлись в своем маленьком коконе, из которого даже не собираются вылезать. Это раздражает. И неприятнее всего осознавать свою собственную принадлежность к подобным людям. Вот, казалось бы, ты живой, ты не больной, у тебя есть работа. Что еще нужно? Деньги? Любовь? Увлечения? Человеку всегда будет мало, даже если он будет обладать всем миром. Таков его внутренний мир. Такова его сущность, бороться с которой практически бесполезно. Это как вредная привычка, мешающая жить. Однако вопреки тому, как сильно она мешается, ты от нее не избавляешься, потому что она уже давно стала частью твоего внутреннего мира.
Я чувствовал себя еще более нервным, чем тогда, когда делал предложение в первый раз, потому что сейчас вероятность услышать ужасный отказ возросла в десятикратном размере. Отчасти я понимал, почему Эрин так поступает со мной. Я ее достаточно долго обманывал, у нас все еще оставались некоторые темы для разговоров, которые уже давно пора было бы озвучить, мы жили вместе какие-то полгода, а я уже пытаюсь связать ее с собой навсегда. Конечно, возможность развода никто не отменял, но мне бы не хотелось, чтобы однажды Эрин разочаровалась в своем решении и в наших отношениях. Только вот при всем моем понимании, мне бы хотелось услышать нечто более определенное. Она ведь отвечала мне взаимностью! Я знал это! Я знаю это сейчас! И все равно она продолжает от меня убегать, словно я покушаюсь на некоторую часть ее личного пространства.
Десерт стоял на столе. Осталось только его попробовать. Очень сомневаюсь, что по ошибке Эрин съест кольцо. И потом я либо все-таки официально поставлю точку на своих попытках, либо взорвется мой внутренний вулкан. Я долго терпел, уж поверьте. Если сейчас все повторится, то я просто не знаю, что еще можно придумать, дабы уговорить девушку выйти за тебя замуж.
Человеческие страхи — вещь опасная и непредсказуемая. Они могут проявиться в любой момент, в любом месте. И ты не знаешь, как с ними быть. Отдаться им или пытаться противостоять? Сосредоточиться на том, чтобы не ранить другого, или отдать должное своим странно работающим инстинктам самосохранения, которые стараются защитить твое сердце? Скорее всего, психологи уже нашли ответы на все вопросы, просто о них не знали обычные люди, чьи жизни мирно протекали от одной субботы до другой.
Я только хотел ответить, как зазвонил телефон. Ну почему сегодня? Ну почему сейчас? Знаю, я уже давно прогневал Небеса, я нарушил все священные заповеди, но неужели нельзя хотя бы раз мне помочь? Хотя бы чуть-чуть? Обещаю, если сегодняшний вечер закончится хорошо, я поверю в Бога! Какие только клятвы не дают люди, находящиеся на грани отчаяния! Понял это по себе. Причем, не я один.
Эрин отсутствовала совсем недолго, чему я не мог не радоваться. Она вернулась. Села на свое место. Отлично. Теперь точно пришло время десерта. Я же не зря делал это несчастное суфле!
Я неотрывно наблюдал за происходящим. Даже забыл про то суфле, которое делал для себя. Мне вообще было как-то все равно, есть оно или нет. Я старался в первую очередь для Эрин, чтобы как-то смягчить ее сомнения, унять ее страхи, чтобы доказать ей -  со мной она дома, в безопасности, и я хочу продлить последние месяцы нашей совместной жизни навсегда. Я любил ее. Любил больше всех. И я не скрывал этого. Только говорят, будто одной любви мало. Но неужели у нас ничего нет, кроме нее? Я доверил бы этой молодой женщине свою жизнь, свою судьбу. Я верю ей больше, чем самому себе. Она самое чистое, открытое, доброй и отзывчивое существо, какое я когда-либо встречал в своей жизни. Я обещаю, я сделаю все, чтобы сохранить эти качества в ней.
Мои надежды не оправдались. Снова я увидел на лице Эрин не то. Она была смущена и немного разочарована. Но почему? Что я делаю не так? Сколько мне надо ждать, чтобы прошло времени. Прежде чем снова пытаться сделать ей предложение? Месяц? Год? Я не хотел ждать. Наверное, потому что я тоже боялся в каком-то роде. Боялся потерять ее. Больше никогда не увидеть. Но она ведь здесь, со мной. Даже после пяти отказов не ушла, значит, мы все еще любим друг друга, мы все еще хотим быть вместе, просто по какой-то причине любовь всей моей жизни не хочет, чтобы наши отношения навсегда стали нерушимыми.
Ситуация получилась достаточно комичной, чтобы зарыдать, а не засмеяться. Мы сидели  и смотрели друг на друга, прекрасно понимая, чем закончится этот ужин. По ее взгляду я видел все тот же отказ, какие звучали до этого момента четыре раза. В ее голосе звучали страх и сомнение. Нет, она не сказал мне открытое «нет», однако по ее вопросы я понял, что слова «да» или чего-то в подобном роде сегодня не будет произнесено в этих стенах. Вот мы и сидели, смотря друг на друга. Серо-голубые глаза излучали сомнение, растерянность и вину, а голубые — отчаяние, разочарование и боль. Наверно, мне не следовало сегодня даже пытаться. С другой стороны, никто не мог мне запретить. Зачем жалеть теперь, когда пятое предложение руки и сердца осталось позади, разбитое вдребезги взглядом, который я любил так сильно, что не мог не видеть его.
Помещение погрузилось в тишину. Я не отвечал Эрин, потому что не видел смысла. Она поняла все правильно. Ее никто не мог бы упрекнуть в глупости или недалеком уме. Совсем наоборот, она была умна и прекрасна в тех знаниях, которыми обладала. Терпеть долго эту тишину невозможно. Кому-то из нас надо заговорить первому, иначе мы не сможем выкрутиться с этого положения снова, уже в пятый раз. Но если раньше Эрин спасал Нью-Йорк или побережье, то сегодня ничего нет. Мы находимся дома. И вряд ли кто-то из нас уйдет ночевать на улицу.
- Ладно, - выдавил я из себя. Мой голос звучал тяжелее обычного и чуть более жестко, чем я бы того хотел. Во мне боролись злость, обида и понимание, что этот отказ не заставит девушку выставить меня из дома, что мы все еще вместе, вопреки очередному неудачному разговору о помолвке. - Хорошо. Я тебя понял.
Вот говорит мне сейчас совершенно не хотелось, зато я с удовольствием что-нибудь разбил бы. Жаль, что мой возможный срыв не принесет ничего хорошего ни в этот вечер, ни в наши отношения. А сдержаться трудно. Ой, как трудно. Особенно мне хотелось злиться в те моменты, когда я встречался со взглядом Эрин, полным непонятного мне сожаления.
Я взял тарелку со своим суфле и поставил в холодильник. Есть мне сейчас совсем не хотелось. После этого я взял уже открытую бутылку вина и налил себе полный стакан (обычный стакан, обычный, из которого пьют сок в повседневной жизни), который сразу же опустошил. Если бы я жил один, то достал бы откуда-нибудь из шкафа виски. У меня всегда имелась раньше в запасе одна бутылка на подобные случаи, но когда мы стали жить вместе с Эрин, вроде бы нужда отпала. Все шло хорошо. Я уж точно не мог себе представить, что в пятый раз мне залепят звонкую пощечину. Больно, знаете ли.
- Нет, мы не будем сегодня об этом говорить, - покачал я головой, наливая второй стакан. Ну почему нет в доме ничего крепче! - Спокойной ночи, дорогая.
Влив в себя еще один стакан вина, я поставил бутылку на стол, а сам отправился в гостиную. Сегодня посплю на диване.

+1

11

     Ни одни отношения не могут складываться абсолютно идеально. Рано или поздно даже у самой гармоничной, полной взаимопонимания пары все равно возникнут какие-либо разногласия, которые так или иначе приведут к ссоре. И это нормально. Так и должно быть, потому что это и есть настоящие эмоции, благодаря которым мы вкушаем суть жизни. Злость, гнев, обида — всегда хочется, чтобы их было как можно меньше в нашей жизни, но все-таки без контраста с ними невозможно прочувствовать всю прелесть счастья, нежности и радости. Без них любые отношения покажутся искусственными. Неестественными. Всегда нужно, чтобы был какой-то баланс, иначе потеряется вкус даже к самому прекрасному, что только может испытывать человек. Что касается нас с Аскаром... Если честно, не считая того осеннего вечера, который я предпочла бы стереть из своей памяти, я даже не помню, чтобы мы как-то крупно ссорились. Все, что было, это какие-то мелкие, несущественные обиды, в которых только лишний раз подтверждалось, насколько сильно мы дорожим друг другом (хотя на момент спора могли не всегда понимать это). Так, например, буквально несколько недель назад провинилась я: согласилась, чтобы после работы меня проводил знакомый с больницы, которому было со мной по пути. Разумеется, как назло, именно в тот момент, когда мы подошли к подъезду, рядом появился Аскар, у которого отменилось очередное задание и который тоже возвращался домой. До жути глупая и неловкая ситуация. Доказать ему что-либо в тот вечер было абсолютно невозможно. Однако уже на следующий день все возвращалось на круги, словно ничего и не случилось. И так было всегда: что бы не происходило, в конце концов, мы просто выпускали пар и понимали, что это сущий пустяк и что ради него совсем не обязательно поднимать огромный скандал. Жаль, что помолвка — это совсем не пустяк и что отказ в ней нельзя пережить так же просто, как обычный приступ ревности. Особенно, если происходит это уже в пятый раз.
     Честное слово, в какой-то момент мне захотелось просто исчезнуть. Уйти, провалиться сквозь землю — что угодно, лишь бы избежать всех этих взглядов и гнета тяжелого молчания. Однако также я понимала, что таким образом проблема точно не решится. Сколько раз я уходила, ссылаясь на то, что мне нужно побыть одной? Сколько оттягивала этот разговор? И что? В итоге мы все равно возвращались к началу — к моменту, где с каждой секундой во взгляде Аскара все отчетливее меркнет надежда и все сильнее крепнет разочарование. А я ведь этого я боялась больше всего. Боялась, что больше не увижу ничего иного — только боль, обиду и порожденное ими отчуждение. В конце концов, несколько лет назад я уже пережила нечто подобное и прекрасно знала, каково это. Правда, тогда мне дали лишь один шанс на размышление и на кону стояло гораздо больше, чем просто моя свобода, но факт остается фактом: от меня отказались. Я так же сказала «нет» и после этого не увидела в глазах любимого человека даже толики тепла. Все было перечеркнуто. Вместо меня он выбрал богатое будущее в Европе, а все хорошее, что было в течение тех полутора лет, осталось в памяти лишь в черно-белых образах. Согласна, сейчас, конечно, ситуация была немного иная, но именно в этом и заключалась причина моего страха. Я могла бы не бояться потерять Аскара в первый раз отказа или во второй... Но сейчас он действительно мог достигнуть точки кипения. Для осознания этого было достаточно просто взглянуть в его глаза: они были наполнены отчаянием, болью, и за всем этим уже четко виднелась злость, которая со временем с легкостью могла бы перерасти в отвращение. И я понимала это. Действительно, понимала. Не может быть ничего больнее, чем наблюдать, как любимый человек снова и снова отворачивается от тебя, отказываясь разделить с тобой свою жизнь. Но и поделать с этим я ничего не могла. Страх — это часть меня. Я не могу закрыть глаза и просто проигнорировать его. Не могу заглушить свой внутренний голос, как бы сильно того не хотела. В конце концов, разве нельзя понять и меня? Разве я не заслуживаю, чтобы в мое положение тоже хоть кто-то постарался войти? Аскар пропустил через свою жизнь абсолютно все. То, что пережил он, порой люди не переживают за долгие десятки лет, и поэтому сейчас он знал, куда пришел и чего именно ему не хватает для полного счастья. В этом наша разница — я не обладаю подобными знаниями. Все, что было в моей жизни — это бесконечная учеба и работа. И прежде, чем окунаться в семейную жизнь и навсегда связывать себя с одним человеком, я хотела оставить в своих воспоминаниях нечто еще. Я хотела сполна насладиться свободой (хотя можно ли ее так назвать?), чтобы однажды моим единственным желанием стал только Он и наша будущая семья. И честно, я не знаю, что для этого должно случиться или сколько времени должно пройти, но это то, что я чувствовала. То, что не могла искоренить, несмотря на то, как сильно любила Аскара. Ну, по крайней мере, все это было до сегодняшнего дня, потому что сегодня на мои страхи и убеждения действительно пала тень сомнения. И хотя она и не была так сильна, чтобы повлиять на мое решение, но, по ряду, причин все-таки заставляла посмотреть на реальность другими глазами.
     - Аскар...- напряженно сжавшись и боясь сделать лишнее движение, я неуверенно обратилась к возлюбленному, как вдруг поняла, что на этот раз даже не знаю, как именно себя оправдать. Однако, к сожалению, он того не требовал, чем поверг меня в еще большее состояние страха. Казалось, я будто слышала, как где-то рядом точно хрусталь разбиваются все мечты и планы, которые он построил на этот вечер. Причем осколки этого словно впивались в сердце — настолько больно и неприятно оно изнывало в груди. Но изменить уже ничего нельзя было. Самое паршивое, что любые мои слова и действия сейчас окажут лишь обратный эффект. Оправдание и сожаление вызовет еще большую злость и обиду. Попытка обнять и показать, что я все равно рядом, что люблю его и боюсь потерять, неприятно обожжет кожу и разбудит желание вовсе уйти. Во всяком случае, старясь поставить себя на его место и прочувствовать хотя бы крупицу его боли, я представляла именно это. Однако не попытаться все-таки не могла.
     - Послушай...- я встала со своего места и скользнула ладонью по руке Аскара, как тут же увидела его тяжелый взгляд. На секунду от него перехватило дыхание. Я поняла, что сейчас действительно не самое лучшее время что-либо выяснять. Он на взводе, да и я, оправдываясь, могу зайти слишком далеко и еще больше усугублю ситуацию. Именно поэтому я молча пронаблюдала за тем, как Аскар допивает второй стакан вина и, пожелав мне «спокойной ночи», покидает кухню. Могу поклясться, не помню, когда я чувствовала себя более опустошенной и брошенной, чем в данную минуту времени. В груди словно образовался тяжелый едкий осадок, который точно кислота прожигал мою душу. Тишина давила на уши, а перед глазами снова и снова вплывал взгляд Аскара. Просто невыносимо. Казалось, было бы гораздо лучше, если он накричал, разбил что-нибудь — сделал что угодно, но не оставил этот разговор на такой тяжелой ноте. Однако сейчас мне менять уже ничего не хотелось. Да и я просто не знала, как это можно сделать без очередной угрозы нашим отношениям. Поэтому все, что мне оставалось — это убрать на кухне, а затем отправиться в спальню, где за ночь я могла бы все обдумать и, возможно, найти какое-то решение. Хотя, должна признать, было это далеко не так просто...
     Казалось, всю ночь я так и не сомкнула глаз. В голову то и дело лезли какие-то странные, временами даже несколько пугающие мысли: то воспоминания минувшего вечера; то слова, которые так и остались несказанными; то представления о ребенке, который по сути мог бы все разрешить и окончательно поставить точку в нашей проблеме... Я даже не успевала отследить четкую линию своих размышлений: все они вытекали словно из пустоты и тем самым еще сильнее затягивали узел, коим был хаос в моей голове. Не помогло в этом плане и то, что я находилась одна. Всякий раз переворачиваясь в сторону Аскара, я то и дело хотела его обнять, надеясь почувствовать успокаивающее тепло его тела, однако снова и снова моя ладонь обреченно падала на чуть прохладную простыню. Честное слово, где-то в три часа ночи я даже хотела подняться и либо потеснить его на диване, либо постараться уговорить вернуться в спальню. Однако уже через минуту становилось понятно, что это не самая лучшая идея... Хотя сделать вид, что хочу воды, и мимоходом заглянуть в гостиную, это все-таки не помешало. Но и на деле ничего не изменило. Я снова возвращалась в пустую комнату, где меня вновь начинало поглощать отчаяние и нерешительность и где я провалилась в сон лишь в пятом часу утра.
     Разумеется, промучившись всю ночь с бессонницей, утром я совершенно не слышала, как Аскар ушел из дома. Даже понятия имею, насколько рано это было, так как впервые я открыла глаза лишь в полдень. К слову, сделав это, сразу же заметила на своей тумбочке пропажу — возле лампы не лежало обручальное кольцо, которое вечером я зачем-то забрала с собой. Однако, если честно, на тот момент меня это не слишком волновало. Во-первых, меня снова мучило это неприятное тошнотворное чувство, из-за которого я в очередной раз не захотела завтракать, а, во-вторых, из-за этого на первый план вышла беременность. Да или нет — это то, что мне срочно нужно было выяснить, и то, из-за чего уже через час я выехала в клинику.
     Казалось, чем ближе к больнице я подъезжала, тем сильнее разрасталось это дикое волнение, которое снова и снова охватывало мое тело дрожью. Руки нервно дергали то волосы, то одежду. Сердце взволнованно билось в груди, чуть сковывая и без того тяжелое дыхание. Колени едва не подгибались от тревожности и неуверенности. Однако все это в одну секунду резко пало в небытие, стоило мне только взять в руки справку и увидеть добрую улыбку врача. В какие-то мгновения внутри образовалась абсолютная пустота — я просто смотрела на листок и будто пыталась убедить себя, что это действительно не сон, что все реально... В целом, на осознание этого потребовалось чуть меньше минуты — вскоре в моем шокированном взгляде снова заблестела жизнь, а душа прониклась странным, трепетным и не знакомым мне ранее чувством счастья. Я беременна. Действительно беременна. Эта мысль вновь и вновь крутилась в моей голове, заглушая все советы и наставления доктора, к которым мне было необходимо прислушаться. Однако насладиться этим хрупким и таким искренним счастьем, в которое я до конца даже не могла поверить, я себе тоже не позволила. Уже через несколько минут ощущение смешанной со страхом взволнованности снова сжало меня в своей цепкой ладони. Аскар. Как ему это преподнести (особенно после вчерашнего вечера)? Что он скажет? В конце концов, одно дело быть готовым просто поставить штампы в документах и подарить мне свою фамилию, а совершенно другое — принять, что уже меньше, чем через год ты станешь отцом.
     Ожидая его дома, казалось, я нахожусь на грани того, чтобы вот-вот сойти с ума. Стоит сказать, что последние остатки эйфории исчезли уже через первые полчаса с тех пор, как я узнала эту новость. Далее, оставаясь дома по-прежнему в одиночестве, я ощущала, как каждый новый час меня все больше поглощает чувство испуга. Чего только не было в моих мыслях: и то, что я сама не готова стать матерью; и то, что Аскар может не обрадоваться этой новости; и то, что после вчерашней ссоры он вообще переосмыслил свое отношение ко мне — на полном серьезе, я была готова броситься в любую крайность. Как вы понимаете, пятый проигнорированный Аскаром звонок только помогал мне в этом. Я совершенно не знала, что еще думать. Наверное, поэтому совсем не подготовила никакую речь и, когда возлюбленный все-таки вернулся домой, все пустила на самотек.
     - Аскар!- стоило ему только пройти в гостиную, как моя книга тут же отлетела в сторону, а сама я крепко сжала его в своих объятиях.- Наконец-то ты пришел,- облегченно произнесла я возле его уха, как вдруг осознала, что не чувствую вот ответ даже доли тепла. Тогда мои руки постепенно выпустили его из объятий, и я сделала маленький шаг в сторону, позволяя ему пройти дальше.
     - Ты все еще злишься на меня?- аккуратно спросила я, не сводя с Аскара своего внимательного взгляда, и уже через секунду была готова пожалеть о столь глупом и неуместном вопросе. Из колкой и волнительной атмосфера вновь превратилась в напряженную и угнетающую, что тут же осело на моем сердце неприятным тяжелым грузом. Стоит ли вообще сейчас что-то говорить?..- Аскар?..

+1

12

Не всегда человек получает желаемое. Не всегда он доходит до того момента, когда в нем возгорается абсолютное счастье и удовлетворение. Наверное, подобные чувства человек испытывает лишь тогда, когда его жизнь не просто хороша, а действительно идеальна. А такого, к сожалению, быть не может. Мало кто скажет, будто ничего не хочет изменить в себе, своей повседневности, своем отношении к окружающим и к своей собственной личности. Даже самый высокомерный и горделивый человек не скажет, что его жизнь совершенна, так как он всегда будет хотеть гораздо большего, чем то, что он имеет в данный момент времени.
Что же происходит, если все-таки мы получаем заветный подарок, будь то подарок от человека, подарок судьбы или просто случайность? Одни захотят большего. Другие постараются окунуться с головой в эмоции настоящего. Часть людей захочет пересмотреть свои планы на будущее. Да, все это верно, однако совершенно неоднозначно.
В жизни каждого человека однажды наступает тот момент, когда он точно понимает, чего хочет от жизни. У всех в разное время и в разных обстоятельствах. Жизнь рядом с Эрин учила меня не оглядываться назад и не смотреть слишком далеко вперед. Она словно говорила, что я должен жить лишь настоящим, тем моментом, который у нас есть. И я старался. Старался изо всех сил. Мне было все равно, с чем, возможно, нам придется столкнуться в будущем. Я не думал вперед даже на год или на два. Я просто понимал, что именно сейчас, в данный момент, времени я люблю только одну женщину и хочу, чтобы именно сейчас, в данный момент времени, она согласилась стать моей женой. Больше меня ничего не волновало. Я не думал о нашей будущей совместной жизни, я не знал, придется нам однажды покинуть этот город или нет. Для меня существовал лишь этот день, этот час, в который я хотел видеть радость в ее глазах, улыбку на ее лице и любовь в сердце. Что в итоге? На меня устремились сомнения, страхи, нежелание, боль и что-то еще, на что я смотреть уже просто-напросто не мог. Сейчас, в данный момент времени, я был опустошен и обижен. Да, в моей душе напряженно билась обида на Эрин. Почему? За что? Возможно, я действительно делаю что-то неверно. Возможно, я действительно шагаю не в ту сторону. Однако я хочу идти лишь к ней навстречу, а она почему-то убегает от меня...
Я лег на диване. Сам не знаю, почему. Наверно, я не мог сегодня позволить себе думать об очередном ударе. Если бы я лег с ней в одну кровать, то я просто потерял бы возможность трезво мыслить. Я бы снова все ей простил и обо всем забыл. Я ворочался на диване, понимая, что это совсем не наша постель. Я не чувствовал запах ее волос, отдающий ароматом яблочного шампуня. Я не мог обнять ее тепло тело, которое придавало мне уверенность в сегодняшнем дне. Я не мог ощутить ее легкого шевеления рядом, когда она во сне переворачивалась с одного бока на другой каждый раз сбивая одеяло. Я уже успел привыкнуть к нашей обыденной и спокойной жизни, которая меня более чем устраивал. И я хотел, чтобы так было всегда. Однако, видимо, Эрин не хотела того же...
В последнее время мне стали часто сниться сны. Иногда я в них бродил один по полянам и лесам. Иногда в них появлялась она, сопровождая меня на моем странном пути. Дорога каждый раз менялась, заставляя меня пересекать все новые и новые равнины, преодолевать реки и озера. Каждый раз я просто подчинялся происходящему и мирно брел вперед, практически сразу забывая то, что увидел. Эти сны отличались особой реалистичностью, но вместе с тем они никогда не преображались в действительность. Там время шло по-другому, там история перевоплощалась в нечто немыслимое, а пространство казалось бесконечным.
Сегодняшней ночью мне не приснилось ничего. Я просто уснул. Точно и не вспомню, во сколько именно. Однако я уже не слышал, как Эрин ходила на кухню, пересекая гостиную, в которой я спал на диване, укрывшись пледом. Открыл глаза я по привычке рано, еще до будильника, каждое утро оповещающего меня о том, что пора собираться на работу. В квартире царила безмятежная тишина, напрягавшая меня сильнее, чем крики и звук разбивающегося стекла. Даже кот молча где-то спал. Не наступить бы на него.
Из зеркала, которое висело в ванной, на меня смотрел человек достаточно странный. Ему уже пора было побриться. И хорошенько выспаться. А еще подумать о будущем, так как морщин на его лице становилось с каждым днем все больше и больше. Старость придет куда быстрее, чем можно себе представить. Ты и оглянуться не успеешь, как жизнь закончилось. Но вдруг я хотел, чтобы она кончилась? Зачем лишние годы страдать, когда больше нет того, для чего хотелось бы вести свое жалкое существовать на этой земле? И тут я вспомнил об Эрин, мирно спящей в нашей спальне. Только ради нее я готов жить, ходить каждое утро на работу. Только ради наши совместных вечеров, ее доброй улыбки и ласкового взгляда. Мне больше ничего не нужно, лишь бы она оставалась рядом.
В памяти вспыхнул вчерашний вечер. Снова отказ. Снова молчаливый побег. Удар стал куда сильнее прошлых. Звонкая пощечина оставила практически кровавый след после себя. Что-то внутри меня яростно застонало, а потом сжалось с нестерпимой силой, которую хотелось на чем-нибудь выместить.
Приняв душ, я все-таки вошел в нашу спальню. Эрин мирно спала, укутавшись в одеяло. Она по привычке заняла лишь половину кровати. Вот чудачка. А когда они спят вместе, то ей каждый раз хочется занять его половину. Взяв из гардероба вещи, дабы одеться, я уже собирался уходить, как заметил кольцо. Вчера она его забрала с собой, и теперь оно лежало на тумбочке. Только вот не блестело и не переливалось, а просто мрачно лежало, окутанное мрачной тьмой тех туч, что нависли над городом. Я подошел и забрал его. Видимо, придется в третий раз идти в ювелирный магазин...
День на работе пролетел быстрее, чем я ожидал. Рутина настолько завлекла меня, что я на время даже забыл о прошлом дне, о своей очередной неудаче.
Что делает человек, когда не получает желаемого? Вначале он расстраивается, затем злиться. Ему хочется на ком-то выместить свой гнев. Затем наступает момент безразличия, после которого он должен лишь принять ситуацию в качестве свершившегося факта. А после просто жить дальше. Нет, не стирая из памяти старые листы. Нужно убрать их на задний план, чтобы уступить место новым ощущениям. Каждый ли готов поступить подобным образом? Не думаю. Только единицы способны по-настоящему оставить позади свое прошлое, все свои ошибки и неудачи и идти дальше с высоко поднятой головой. Сомневаюсь, что я смогу сделать так. Мне не хватит сил, уверенности, выдержки.
Когда я возвращался домой, я не знал, как поступлю. Вряд ли я когда-нибудь вообще смогу покинуть Эрин, оставить ее одну в этом мире, но также я не представлял, о чем теперь мы с ней можем говорить. Да, нам придется обсудить вчерашний вечер. И не только вчерашний, но и предыдущие четыре, которые мы постарались оставить позади. Однажды нам все равно пришлось бы поднять эту тему. Почему? Я хочу услышать вразумительный и четкий ответ, а не кучку общих фраз, которые прощал ей из раза в раз. Моет быть, я слишком мягок по отношению к Эрин? Или, наоборот, слишком жесток? Не знаю, не уверен. Чтобы во всем разобраться, нам придется сесть и поговорить как взрослым людям, а не как детям-подросткам из восьмого класса.
Кажется, моя несостоявшаяся невеста звонила мне днем. Причем не раз. Я не поднял трубки. Не смог. Я не хотел говорить с ней по телефону, так как наш разговор должен был произойти лицом к лицу, чтобы мы видели друг друга. Если бы я сказал ей хотя бы пару фраз тогда, когда мы не видим друг друга, она бы приняла это за капитуляцию. Прости, моя дорогая. Прости, моя любимая. Не сегодня. Не в этот раз.
Входную дверь я открыл сам. Не стал даже включать свет в прихожей, сразу же прошел в гостиную, оставив куртку на крючке. Эрин находилась дома. При виде меня она подскочила с дивана. Зачем? Говорить мы можем и сидя. Мне все равно. Она обняла меня. Точно так же, как обнимала вчера вечером перед нашим ужином. От нее все еще пахло сиренью и фиалками. Ее руки были теплыми, а дыхание, которое я ощутил на своей коже, горячим. Казалось, ничего не поменялось. Кроме наших отношений. У меня было такое чувство, что мы перешли некую грань, которую до этого так тщательно скрывали друг от друга. Я был рад видеть Эрин, но пока что я не мог с чистой совестью обнять ее и прижать к себе. Я бы не простил себе этой слабости сейчас, когда хотел разобраться в происходящем с нами.
Она задавала мне вопросы, а я молчал. Прямо сразу начать говорить? Будет ли это правильным шагом? Я обошел диван по кругу, собираясь с мыслями. Увидел книгу. Видимо, Эрин читала. Не самый плохой вариант, хочу вам сказать. Однако я бы не смог собраться с мыслями, чтобы полностью осознать авторский замысел.
- Пятый раз, - наконец проговорил я, не смотря в сторону своей любимой, а оглядывая помещение. - Пятый раз. И я все еще не могу понять, почему? Что не так? Если бы ты хотела уйти, то ты уже бы ушла. Выставила бы меня. И тогда я бы понял. Я бы понял тебя: твои слова, твои намерения, твое нежелание. Но ты все еще здесь. И я все еще здесь. Мы смотрим друг на друга. Ты обнимаешь меня, ты хочешь, чтобы я возвращался домой. Тогда что не так? Почему ты это делаешь снова и снова? Я уже не знаю, что думать. Страх? Неприязнь? Какая-то игра? Чего тебе не хватает? Или, наоборот, ты  не хочешь связывать свою жизнь со мной? Хорошо, я пойму. Просто скажи мне это. Но почему-то вместо понятных слов каждый раз я встречаю стену, о которую никак не могу пробиться. Я не получаю ни ответа на свои вопросы, ни ответа на свое предложение. Ты яро выгоняешь меня из своей жизни каждый раз, когда я пытаюсь сделать навсегда тебя частью своей. Если тебе это не надо, то хорошо. Ладно. Но я не верю! Вот даже сейчас, - я посмотрел на Эрин, в ее глаза, которые сейчас были светло-серого цвета. - Ты смотришь на меня, и я готов все тебе простить. Все забыть. Однако таким образом мы не смоем уйти далеко вперед. Я хочу большего. Хочу, чтобы мы не просто делили с тобой квартиру и быт.  Я хочу, чтобы ты разделила со мной всю жизнь. И я уверен в этом. Я точно знаю, для чего и ради чего готов жить. Ради тебя.
Жизнь человека можно поделить на несколько частей по нескольким классификациям. Каждый делит по своему, беря за исходную точку вовсе не рождение или смерть, а некоторые промежуточные значения. Почему? Потому что они играют в нашей жизни куда более важную роль, нежели любые другими. Миром правит случай. Просто непредвиденное стечение обстоятельств. Это как дальняя дорога, в которой ты теряешься, пока не придет тот самый заветный миг, согласно которому твоя жизнь изменят. Для каждого существует своя собственная точка отсчета. Маленькая или большая. Теплая или холодная. И сейчас я хотел, чтобы моей новой системой счисления стала женщина. Одна-единственная, которая смогла разбудить эмоции в моей душе, вернуть мою любовь к людям и мое стремление жить дальше. Только для нее одной. Больше мне ничего не надо. Никого и ничего.

+1

13

     Каждый страх имеет свои истоки, и чаще всего они идут из детства. Змеи, пауки, высота, темнота — это самый банальный и небольшой список того, что могут бояться люди и паника от чего обычно преследует их с ранних лет. Кое-что из этого, конечно, относилось и ко мне, но сейчас это не так важно. Более актуальным и имеющим значимость страхом сейчас был страх семейной жизни. И, честное слово, задумываясь о нем в подобном ключе, я даже сама не понимала, из-за чего он настолько сильно въелся в мою голову. Ведь перед моими глазами никогда не было плохого примера семейных взаимоотношений — родители вместе вот уже почти 30 лет и не оставляют, не перестают любить друг друга, какие бы серьезные проблемы у них не возникали. Казалось бы, разве это не должно натолкнуть меня на мысль, что подобное чудо все-таки возможно и что существуют пары, чьи семьи счастье не покидает даже спустя долгие десятки лет? Но нет. Видимо, на меня это оказывало абсолютно обратный эффект: я настолько стремилась к идеалу и так сильно хотела такую же прекрасную, счастливую семью, что боялась даже пробовать создать ее, так как думала, что у меня ничего не выйдет. Что это: фобия или чертов перфекционизм — выбирайте сами, но пустить все на самотек и с головой окунуться в этот омут я просто не могла. Это как стоять на обрыве, видеть бескрайний, пугающий своей глубиной океан и пытаться решиться на прыжок. С одной стороны, тебе хочется и ты пытаешься уговорить себя, что здесь не так высоко и что до тебя уже прыгнуло несколько человек, но, с другой стороны, ты чувствуешь, как тебя подталкивают, и из-за этого страх еще больше крепнет в твоих жилах. Так же и здесь. Я хотела, чтобы в нашей жизни было все идеально. Чтобы мы не оглядывались назад и не жалели о когда-то принятом решении. Чтобы этот океан нас обоих встретил приятной прохладой и разбудил желание остаться в нем настолько, насколько максимально это возможно. Однако до сегодняшнего дня я совсем не была уверена, что именно так все и будет. Куда более отчетливо я видела, либо как я стараюсь поскорее выбраться на сушу, где снова смогу почувствовать свободу и почву под ногами, либо как попросту иду ко дну, утопая в этой бесконечной обыденности и быту. Пессимистично и совсем мне не свойственно, но ровно до того момента, как я узнала ошеломляющую новость, иного я и представить не могла. Теперь же будто сработал какой-то переключатель. Я осознала, что уже не могу принимать решение только за себя. Не могу оставаться той же эгоисткой, которая готова зубами хвататься за нынешнюю реальность, лишь бы не встретиться лицом к лицу с новыми сложностями и проблемами. Появилось обстоятельство, которое заставляло меня в корне изменить свое решение и в принципе взгляд на жизнь. И хотя это было не так просто, но по факту именно этим я и занималась в день, размышляя о нашем настоящем и будущем. У нас будет ребенок. Как бы мы того хотели или не хотели, но он уже навсегда связал нас крепче, чем помолвка и какие-либо обещания. Я прекрасно это понимала, и, к слову, чем больше думала об этом, тем более светлым мне казалось наше будущее (по крайней мере, первые часы, пока мной управляли эмоции и пока я все еще старалась смириться и принять будущее материнство за реальность). В конце концов, мы ведь действительно любим друг друга — в этом просто невозможно сомневаться или искать какой-то подвох. Я абсолютно уверена, что уже вряд ли встречу в своей жизни человека, который одним своим присутствием будет делать меня настолько счастливой и который станет терпеть мои заморочки, решаясь сделать предложение руки и сердца вот уже пятый раз. Да и о чем еще вообще можно говорить, если даже сама судьба устала от моей неуверенности и в итоге решила все за нас? Иного мнения просто быть не должно. Нужно забыть обо всех страхах и наконец решиться впустить в свою жизнь нечто новое. Главное перед этим уничтожить все недопонимания, которые в будущем могут перерасти в причину куда более серьезного разлада. Если они еще не переросли...
     Я знала, что этот разговор уже давно должен был состояться. Не вчера, не в предпоследний раз — гораздо раньше, чтобы каждый из нас понимал другого и не строил пугающие предположения там, где им просто не место. Однако, судя по всему, сейчас уже было поздно думать об этом — оставалось лишь разгребать последствия этого глупого молчания, которых, как оказалось, было предостаточно. Во всяком случае, пока Аскар пытался достучаться до меня и высказывал все свои мысли, я начинала понимать, что до сих пор и не предполагала, насколько действительно сильно я ранила его своими отказами. По правде говоря, стало даже немного не по себе. Я чувствовала себя неблагодарной. Безразличной. По словам Аскара складывалось впечатление, будто я действительно не так уж сильно люблю его и не дорожу нашими отношениями так, как это делает он. Но больше всего меня задевало то, что он всерьез допускал это — об этом вполне ясно свидетельствовал его тон и тяжелый взгляд, который был направлен куда угодно, но только не на меня. Но, черт возьми, как он может об этом думать? Какая игра? Кого я выгоняю из своей жизни? Неужели какая-то несостоявшаяся помолвка могла так сильно оттенить и поставить под сомнение мои чувства? Ведь все, что я хотела — это быть рядом. Без кольца на пальце, да, но разве от этого я становилась более чужой? Разве таким образом я вытягивала между нами руку и не позволяла приближаться к себе? Нет. И никогда бы не сделала этого, потому что знать, что он рядом; чувствовать крепкие объятия и ощущать на коже его теплое дыхание — это то, что дарит мне уверенность в завтрашнем дне; то, что способно выдернуть меня из пучины гнетущих мыслей и наполнить сердце спокойствием. Даже жаль, что я одна это понимаю. Почему не может понять и он? Почему какие-то формальности берут верх над здравым смыслом и заставляют сомневаться в том, что уже не раз было доказано? Обидно. Просто обидно. Но, в любом случае, хорошо, что этот разговор начался. Я должна была услышать его опасения, а ему обязательно нужно выслушать и понять меня. Иначе, даже при самом лучшем завершении сегодняшнего вечера, это недопонимание так и осталось бы рубцом на наших отношениях — в будущем боли могло бы не причинять, однако молчаливое желание убрать его и забыть о неприятных впечатлениях все-таки присутствовало бы.
     Когда Аскар договорил и, очевидно, вновь начал ждать ответов от меня, я лишь молча направила на него свой взгляд, который сейчас так отчетливо поглощала печаль. По правде говоря, я не знала, что ответить. Просто понимала, что мое объяснение может ранить его еще сильнее и что после этого новость о ребенке уже точно не станет такой уж радостной. Все прозвучит так, словно я согласна на свадьбу только из-за беременности (а это лишь отчасти было правдой). Однако, видимо, иного выхода не было. Нужно поставить точку в этом разговоре.
     - Почему ты говоришь так, будто я не хочу того же?- внимательно вглядываясь в его лицо, с непониманием спросила я, а затем последовало недолгое молчание.- Сказать тебе настоящую причину, по которой я все это время отказывалась? Я действительно боялась.- Неосознанно я начала медленно приближаться к Аскару.- Боялась, что не готова; что это слишком поспешное решение; что обыденность поглотит нас и мы уже не будем счастливы; что однажды мы пожалеем о своем решении... Я боялась всего!- и действительно, здесь еще долго можно было перечислять, однако все это вело лишь к одному.- И знаешь что? Эти страхи были вызваны лишь тем, что я не могу потерять тебя. Я не хотела ничего менять, пока точно не буду уверена в том, что готова. И это совсем не значит то, что ты сказал. Это не значит, что я старалась выгнать тебя из своей жизни или что я не хотела разделить ее с тобой. Я хотела. Я хочу! Просто я не считаю, что для этого обязательно прибегать ко всем формальностям. Ведь оттого, что мы не женаты, я не становлюсь тебе чужой. Я никуда не ухожу, меня никто не отнимает. Я все еще рядом. И это не изменится. Особенно теперь, когда...- отчаянно стараясь донести свою мысль, я не отводила от Аскара наполненного надеждой взгляда и даже не заметила, как на эмоциях все-таки затронула тему, которую планировала оставить до тех пор, пока мы все не выясним. Но, увы. Осознание пронзило меня словно молния. Я тут же резко оборвала фразу и растерянно уставилась на Аскара, будто у него на лбу можно найти какие-то подходящие слова, чтобы исправить положение. И, черт, жаль, что это действительно не так, потому что под его взглядом на ум не приходило ни одного способа вернуться к прежнему разговору и до конца разобраться с проблемой.
     - Особенно, когда...- несмотря на забегавший по комнате взгляд, я все-таки решилась на первую и единственную попытку подобрать хоть какие-то слова, но в итоге обреченно выдохнула и закрыла глаза. Он слишком хорошо меня знает, чтобы понять, где правда, а где ложь. Выкручиваться абсолютно бесполезно.- Я не могу. Пожалуйста, скажи сначала, что мы все решили и что у нас все хорошо.- Жалостливо посмотрев на возлюбленного, я начала молить про себя, чтобы он произнес заветные слова, и между этим уже жалела, что за весь день так и не придумала, как преподнести свою новость.

+1

14

Люди приходят и уходят, затрагивая человеческую жизнь своими цепкими когтями. Они оставляют после себя след, который иногда становится тем самым болезненным воспоминанием, раздирающим нервы на клочки. Человек склонен видеть то, что он хочет видеть в других, забывая о возможном несовпадении. Я никогда не жаждал найти отражение своего прошлого в своем настоящем, так как подобные сходства всегда остаются абсолютной незаживающей раной на сердце. На данный момент мне удавалось обходить стороной тех, кто мог бы напомнить мне о моих ошибках. Однако сейчас... Я столкнулся со стеной. Стеной, которая вновь и вновь отталкивала меня назад, мешая спокойно дышать. Я смотрел в душу самого Ада, не осознавая, что мне уже доводилось его видеть. Просто в иных глазах...
Говорят, не бывает случайных встреч. Стоит этому верить или нет? Может быть, есть некоторые значимые точки в человеческой жизни, которые просто не могли не появиться на карте его существование? Знакомство, свидание, авария — то, без чего его судьба просто-напросто не сложилась бы? Кто знает. Вряд ли стоит играть с собственной жизнью, ведь она всего одна. Люди — не кошки, чтобы умирать, а затем вновь воскресать или же всегда приземляться на четыре лапы. Люди умирают. Все знают, что люди умирают.
Говорят, есть точки, которые просто не могли не появиться на карте человеческой жизни. Возможно, сегодняшний день был именно таким для меня. Если бы не та встреча, я бы мог начать жалеть. Мог начать вспоминать. Искать пути примирения. Наверное, я все-таки правильно поступила тогда. В тот раз. Когда не вернулся назад. Теперь я точно знаю, что есть дороги, по которым никогда нельзя возвращаться, потому что в конце тебя никто не будет ждать. И сейчас, видя, что рядом есть человек, который любит меня, я все отчетливее это осознавал. Жаль лишь от того, что всегда не может быть хорошо, идти как по маслу, скользить как по льду.
Иногда, когда человек совершает те или иные ошибки, он понимает это слишком поздно, чтобы суметь хоть что-то изменить. А иногда человек просто не намерен ничего менять. Зачем, если все уже свершилось? Идя по дороге жизни, мы часто забываем о том, ради кого и ради чего живем. Семья? Друзья? Работа? Мы стараемся каждым нашим действием защитить близких от горя и отчаяния, чтобы им жилось проще в этом большом и суровом мире. Только случается и так, что, стремясь кого-то защитить, человек специально нажимает на самые больные раны, осознанно отбивая любое желание любить и быть любимым. Некоторые поступки сложно объяснить, если вообще возможно. Они составляют часть жизни, часть круговорота бесконечного цикла рождения и смерти, от которого нельзя убежать. Ошибки — это лишь малый элемент человека как личности, как существа, отличающегося от других животных. Тогда почему так мало людей готовы пойти на уступки и простить? Именно простить, а не забыть?
Я терпеть не мог перемены. Да-да, я был тем самым чертовым консерватором, которых сейчас так не любят в Америке. Даже немного странно, почему я решил в корне перекроить собственную жизнь и вписать в нее навсегда другого человека. Наверно, потому что я любил. Любил так, как вряд ли многим удается. Не все встречают того самого человека, который способен стать всем. Без которого жить, кажется, уже не возможно, рядом с которым ты меняешь, сам об этом не подозревая. Эрин стала новой эпохой моего существования. Моей надеждой. Однако с каждой минутой, что мы находились сейчас наедине эта надежда угасала, вводя меня в исступленное замешательство.
Моя жизнь была расписана по часам, потому что мне так проще жить. Я четко знал, где и когда появлюсь, что и с кем буду делать. Многим не давно понять моего распорядка жизни. Однако я и не прошу понимать. Мне вполне достаточно самому быть уверенным не только в сегодняшнем, но и в завтрашнем дне. Звучит странно, неужели хоть кто-то может точно знать, с чем ему придется столкнуться через день, через два или неделю? Нет. Никто не может. Просто из-за этого вряд ли стоит превращать свою жизнь в сумбурный балаган, состоящий из песен цыган, лени и безрассудно разбросанных в течение дня дел. Неужели никто не понимает, что жить согласно строгому порядку — проще? Ты точно помнишь, что будешь есть на завтрак, обед и ужин. Ты точно знаешь, в котором часу твоя любимая проснется или ляжет спать. Ты без какого-либо труда ответишь на все вопросы, касающиеся твоих дальнейших действий. Это ведь так удобно! Только оценивают отнюдь не все...
Мы с Эрин по-разному смотрели на наши отношения. Вот она мне секунду назад сказала, что не обязательно связывать себя узами брака, чтобы всегда быть вместе. Но мне кажется, будто иначе невозможно. Кто тогда мы друг другу? Любовники? Друзья? Сожители? Зачем вообще современный мир придумывает вот эти странные новые понятия, отнимая устоявшиеся традиции. Брак. Семья. Супружество. Что не так с этими словами? Почему их считают тяжким бременем, нести которое сложнее, чем на всю жизнь остаться в полном и бесконечном одиночестве? Мне не понять этой логики. Да, я готов уступить место страхам Эрин, но никак не тому, что брак - это предрассудки, что он необязателен сейчас. Я думаю, обязателен. Мне не нужно, чтобы на протяжении долгих лет рядом со мной находилась какая-то чужая молодая женщина. Я хочу, чтобы рядом со мной находилась моя жена, которая бы стала для меня всей вселенной. Только... Она хотела иного.
Я не знал, как мне быть. У меня не хватало слов, чтобы выразить свои эмоции. Плевать! Плевать я хотел на современность, на страхи. Моя логика проста и понятна тем, кто живет старыми устоями, традициями. Зачем? Зачем придумывают все эти свободные отношения, сожительство, гражданские браки? Для чего? Почему люди рушат все хорошее, что когда-то было создано их предками?
Она хотела, чтобы я понял ее. А я хотел, чтобы она поняла меня. Вот так мы и оказались в замкнутом круге. Как быть? Где выход? Куда идти?
Я просто смотрел на нее, пытаясь понят суть того, что мне говорят. Бесполезно. Наши мысли и слова разбивались друг о друга, как волны в океане. Мы мыслим по-разному, мы смотрим на мир по-разному. Я четко знаю, чего мне не хватает для полного счастья. А она? Неужели она не знает? Видимо, нет. Скорее всего, это не наши отношения, не наша семья и будущее, которое могло бы у нас быть. Чертов современный мир со своими устоями и правилами! Кто вообще тебя придумал? А главное - для чего?
- Особенно когда? - переспросил я, пристально вглядываясь в лицо Эрин. Она хотела мне сказать что-то еще. Хотела растопить лед между нами последним доводом, однако не решалась произнести его вслух. - Если ты еще не поняла, то у нас не все хорошо. Мы уходили от этого разговора не один месяц. И теперь сказать, что все хорошо после произнесения пары взаимных упреков, было бы глупо. У нас есть проблема. И мы не можем ее решить. Я не понимаю твоих доводов. Я не хочу их ни понимать, ни принимать. Мне все равно, как принято сейчас и так далее. Я знаю только то, что я люблю тебя. Я хочу, чтобы ты всегда была со мной. И единственный способ для меня убедиться в этом и поставить точку - жениться на тебе. Однако ты упорно убегаешь от этого, потому что боишься. Но почему? Что не так в наших отношениях, из-за чего ты начинаешь бояться будущего? Просто объясни мне. Убеди меня. И тогда я скажу, что у нас все более-менее, над чем мы в дальнейшем будем работать.
Я смотрел на Эрин. Я видел, как она нервничает. Я даже скорее чувствовал, чем видел. И меня это начало беспокоить намного сильнее, нежели наш странный разговор, который явно не происходит в каждой второй квартире вниз по улице. Возможно, мне было бы проще сейчас отступиться. Просто пойти на уступки. Закрыть эту тему и больше не поднимать. Только вот я не мог гарантировать, что лично для меня ничего не изменится после последних суток. Я чувствовал, как моя надежда медленно гаснет, уступая место тупой обыденности. Нет, я любил Эрин. И я всегда буду любить, просто иногда одной любви недостаточно...
- Что не так? Что ты хочешь мне сказать? Я же вижу, что есть нечто... - я до минимума сократил расстояние, разделявшее нас. Меня тревожил ее взгляд и обрывочные предложения, потому что я не знал причины, породившей их.

Отредактировано Askar James (2015-11-17 19:43:30)

+1

15

     Что-то мне подсказывает, что не зря мы так долго оставляли этот разговор в стороне — вероятнее всего, догадывались, что он приведет только к худшему и никакой проблемы не решит. И, действительно, чем дальше мы заходили, тем отчетливее я понимала, насколько все это бесполезно. Сколько бы еще мы не ходили по кругу, стараясь хоть немного понять друг друга, финал у этого будет только один — каждый останется при своем мнении. И в лучшем случае эта тема просто замнется, словно ничего и не было, а в худшем — один из нас решит, что дальше так продолжаться не может и что, раз мы не можем приступить к новой главе, то лучше вообще поставить точку и закончить этот роман. Недопустимое развитие событий, от мысли о котором бросает в холод... Однако глупо отрицать, что она уже витала в этой комнате и что Аскар практически поймал ее несколько минут назад. Эта мысль действительно имела место быть. И, если уж быть совсем честной, то в какой-то момент мне даже показалось, что Джеймс всерьез готов зацепиться за нее — готов отпустить меня, дать свободу, за которую я так цеплялась, если я по-прежнему буду стоять на своем. Конечно, возможно, я ошибалась, однако отчего-то была уверена, что еще несколько минут спора и эта фраза точно прозвучала бы, вбив в наши отношения еще один клин. И тогда я даже представить боюсь, что случилось бы после. Действительно, к чему бы мог привести этот разговор при иных обстоятельствах? Ведь это была далеко не та ситуация, решить которую можно так легко и просто — для этого она была слишком абсурдна и нелепа. В конце концов, можно решить любую проблему, если она касается быта. Во всем можно найти компромисс. Но если люди ссорятся только из-за того, что слишком любят друг друга и просто придерживаются разного видения по поводу их отношений... Это исключительный случай. Едва ли здесь можно найти вариант, который бы всех устроил — так или иначе, кому-то придется уступить. Какое счастье, что судьба сама решила, кому это придется сделать.  По крайней мере, так я не чувствовала себя побежденной и у меня не оставалось сомнений в том, что я хочу сделать. Я просто знала, что так надо. Что так должно быть. Что я хочу этого. И, возможно, мне понадобится не так много времени, чтобы остатки мнимых страхов окончательно исчезли — будет достаточно увидеть счастье Аскара и его искреннее желание не просто «навсегда привязать меня к себе», но и создать настоящую, крепкую семью. Семью, в которой будет слышаться детский смех и в которой нас уже никогда не будет двое. Если я сейчас увижу, что он действительно хочет этого, клянусь, я стану самой счастливой. Главное, теперь наконец-то прийти в себя, попытаться собраться с мыслями и наконец уйти от этой ссоры, в которой изначально не заключалось никакого смысла.
     - Не сказать. Спросить.- Немного тревожно произнесла я и решилась поднять на Аскара свой взгляд.- Ты говоришь только о том, что хочешь, чтобы я была рядом. Но ты ведь понимаешь, что все это не просто так? Это не просто способ привязать меня к себе. Мы станем семьей,- неосознанно подчеркнув последнее слово и услышав себя со стороны, я осеклась и чуть растерянно опустила взгляд куда-то вниз. Слишком громкая фраза. Слишком много уверенности и вдумчивости было в нее вложено. Казалось, даже спустя несколько секунд она словно эхом все еще отдавалась во мне, вновь и вновь стучась в мое сердце. Вдруг дыхание стало более тяжелым, а тело пронзило напряжение. Черт...- В смысле... Я имела в виду, ты уверен, что действительно готов к этому? Брак, семья... Дети?- произнеся последнее слово с особой настороженностью, я пристально посмотрела на Аскара, чтобы увидеть его реальную реакцию. Просто набора общих фраз, в которых он слепо убежден, что это так, мне было не достаточно. Нет. Мне нужна настоящая уверенность в себе, в своих словах и действиях, раскрыть которую мог лишь его взгляд. Не хочу заметить в нем даже долю сомнения. Не хочу видеть непонимание или замешательство. Все это посеет в моем сердце еще больше неуверенности и страха в том, что, даже обручившись сейчас и оставив этого ребенка, мы все равно совершаем ошибку. И, да, мне все равно, что я слишком много думаю, во всем стараясь найти какой-то подвох. Я просто хочу счастливую семью. Достаточный повод для переживаний, особенно учитывая то, что мы даже года не были вместе?
     - Чтобы ты понимал, я спрашиваю это не просто так... Сегодня кое-что произошло.- Медленно подходя к самому главному, я начинала ощущать, как волнение с каждым словом все сильнее сковывало мой голос, а колени будто начинали дрожать. Взгляд цеплялся за Аскара точно за спасательный круг, который помог бы мне не потонуть в этой неуверенности. Будем откровенны: я признавалась не только ему, но и самой себе. Это был последний шаг в осознании, что уже ничего не будет так, как прежде. Очередная попытка внушить себе, что я готова к таким переменам и что все будет хорошо.- То есть, конечно, это случилось не сегодня...- Наконец прочувствовав, что ступила на скользкую дорожку в своих объяснениях, я тут же потеряла самообладание, а голос мгновенно стал более сбивчивым и взволнованным.- Но только сегодня все подтвердилось. И, пожалуйста, не злись, я знаю, что умалчивать и держать это в себе было неправильно... но ты ведь знаешь, что для меня перемены. Особенно такие. Да и я не хотела заранее волновать тебя, потому что это могло быть ошибкой, и...- этим быстрым, бессмысленным и запутанным потоком я не давала Аскару вставить ни слова, но вдруг поняла, что мои оправдания иссякли, а очередной глоток воздуха резко застрял в горле. Секунда, две... В моих глазах застыл необъяснимый страх, и лишь через пару секунд я наконец выдыхаю фразу, которая звучит в этой всепоглощающей тишине словно гром среди ясного неба.
     - Я беременна.- Промолвила я, не отводя от возлюбленного напряженного взгляда, и в то же мгновение в душе будто хлынула волна эмоций, которая освободила меня от их тяжкого груза. Даже дышать стало легче — на плечах больше не висела ответственность за какую-то тайну. Реальность наполнилась ясностью. Правда, длилось это лишь несколько секунд, так как молчание снова взяло свое и уже вновь стремилось окутать меня волнением, чему я постаралась сопротивляться:
     - На случай, если думаешь, что тебе послышалось... Нет. Тебе не послышалось.- Немного неловко произнесла я, казалось бы, будучи готовой уже к любой реакции — лишь бы она была...

+1

16

Человек не может быть готов сразу ко всем искривлением своей дороги судьбы. Хотя бы потому, что он просто человек. Не царь. Не Бог. Не демон. Самый обычный смертный, который ходит по земле, иногда голодает, получает ранения и однажды обязательно умирает.
Некоторые события могут со стремительной скоростью выбить нас из колеи рутины и повседневности. Они вырывают почву из-под ног. Лишаю кислорода. Заставляют задыхаться. Бьют по тебе, словно ты боксерская груша и висишь в каком-нибудь спортивном центре лишь для того, чтобы тебя постоянно избивали. Не все трудности человек может преодолеть, часть действительно имеет столь могущественную силу и власть, что она способна сломить истинного героя и самого самоотверженного из всех ныне живущих.
Кто-то говорит, будто человеку не посылается испытаний больше, чем он может выдержать. Но кто тогда знает, каков предел? Когда пора остановиться и перестать посылать эти самые трудности, мешающие жить так, как планирует расчетливый и прагматичный мозг?
Я столкнулся с подобным вопросом на своем личном опыте. Сейчас говорить об этом сложно, потому что вслух я редко произношу те слова, которые питают мои воспоминания. Многое я яростно пытался стереть из своего сознания. Многое хотел бы изменить. Однако у меня нет возможности заново прожить свою жизнь. Во второй раз сделать все правильно. К тому же... Если все и всегда делать правильно, можно умереть со скуки. Кому нужна обыденность? Кто хочет просто закрыться за двустворчатыми дверьми в четырех стенах? Лишь те, кто уже увидел мир. Кто испытывал всю его боль, гнев и ненависть. Для кого нет ничего дороже тишины и покоя.
Моя история наполнена особыми, никому не известными моментами и подробностями. Многое мне даже не хочется вспоминать, именно поэтому в последнее время я стараюсь позиционировать себя как человека, который хочет просто домашнего тепла и участия, заботы и ласки. Но так ли то? Может быть, я глубоко ошибаюсь, когда пытаюсь отстранить свою жизнь от ряда тех вещей, что раньше были для меня всем?
- Эрин, я не говорил тебе ничего о детях. Брак и семья не обязательно должны заканчиваться рождением детей. Сколько людей живет без них, и все нормально.
Идя по улице, я даже не мог предположить, что вот-вот мои судьбоносные линии изменять свое направления. Я не ждал перемен. Я не ждал чего-то нового. Мне было бы достаточно, если бы я полностью и безоговорочно уверился в старом. Какая разница, кто и что мне сказал? Нужно просто пережить и найти в себе силы идти дальше. Да, моя принципы оставалась не до конца и не всем понятны, однако они составляли часть того меня, который вернулся для того, чтобы продолжить жить. И я ничего не мог с этим поделать. Точнее, не хотел.
Я не любил, когда все вокруг шло не по моим правилами, не по моим стандартам, не по моему желанию. Сколько бы раз я не встречал на своем пути противоречия, я все равно продолжал думать именно так, а не иначе! Глупо? Ну что уж тут можно поделать?..
Я пытался понять, что происходит. Нутром я чувствовал — речь уже давно не идет о браке, отвергнутых предложениях, сомнениях и страхах. Есть что-то еще, что заставляет Эрин вести себя ненормально и нетипично для нее же самой. На что? Она даже не могла сказать мне. Опять страх? Сомнения? Неужели в этом мире есть какое-то событие, о котором мне лучше не знать? Наверное, есть, но оно явно не связано с Эрин.
Я, молча, наблюдал за долгой внутренней борьбой. В какой-то момент мне даже показалось, что будет лучше, если я прерву девушку. В ее речи было слишком много оборванных фраз, оканчивающихся не добротными точками, а смазанными многоточиями. Я не понимал, что требуется сейчас от меня. Ждать? Перебить? Возможно, я действительно взял бы контроль над ситуацией в свои руки, если бы Эрин все-таки не смогла мне сообщить очередные «странные» известия.
Она беременна.

Она беременна...
Эрин ждет ребенка...
Нет, я не глухой. Я с первого раза все понял. Может быть, моя несостоявшаяся невеста и говорила слишком тихо, однако я расслышал каждое ее слово. Четко и ясно. Да, я понял, что она беременна. Но я абсолютно точно не осознал данного факта. Беременна.
Никогда я не думал о том, что мы с Эрин придем к этому моменту. Предлагая ей выйти за меня, я тоже ни разу не задумался о детях, полноценной семье, где было бы более двух человек. И вот теперь я просто должен принять данный факт как должное. Собственно говоря, а чего я ожидал? Что этого никогда не случится? Или что меня кто-нибудь предупредит? Нет, я никогда не хотел становиться отцом. Из меня не вышло хорошего старшего брата, какие могут быть разговоры о родительских обязанностях и всем прочем?
Данная новость была именно тем событием, которое со всей силы ударило меня по голове, заставив линию моей жизни резко искривиться и направится в совсем другую сторону. Возможно, это тоже своего рода испытание, однако я не был уверен, что готов взяться за дело и пройти его с достоинством.
Ребенок. Ответственность. Ребенок. Малыш.
Для меня все эти слова звучали как-то неестественно, алогично и необъяснимо. Я даже не знал, как мне реагировать. Не представлял, что именно я должен сейчас сказать Эрин. Наверное, нечто, из-за чего она бы не расстроилась. Боже, я чувствовал себя ребенком, так какой может идти разговор о своих детях!
- Я понял с первого раза, - первая сказанная мной фраза. Лучше ничего не придумал. Точнее, мой мозг просто отказался работать, когда по нему со сей силы ударили кувалдой. Я вел себя в корне неправильно, просто стоя напротив своей беременной возлюбленной и смотря на нее. Я даже не знал, что она может там увидеть в моем взгляде.
Целая жизнь промелькнула перед глазами, хотя, на самом деле, в реальности прошло, от силы, полторы минуты. Может быть, две. Максимум — три. Хотя, нет. Точно не три. Я все еще продолжал дышать. Я снова видел обстановку дома. Я даже мог различить мельчайшие черты лица Эрин. Видимо, шок начал сходить. Однако я находился в замешательстве, не представляя, какими должны быть мои следующие действия. Знаете, примерно то же самое человек ощущает в себе, когда ему говорят, что умер кто-то из его близких. Только в данном случае кто-то должен лишь в будущем появится на свет.
- Давно? - спросил я, начиная припоминать некоторые фразы, сказанные мне Эрин. Вроде бы она узнала не сегодня. Или мне показалось? В любом случае, это был наиболее адекватный вопрос - единственный, появившийся в моей голове.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » You're all I dream about