Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ты пускаешь людей в свое море, а они убивают твоих рыб


ты пускаешь людей в свое море, а они убивают твоих рыб

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


http://funkyimg.com/i/23Q1S.gif
Участники:
Catalina Saunder & Romana Wilson
О флештайме:
6 октября.
Журналисты творят историю, они умеют превращать случайно брошенную фразу в скандал и затевать войны с пустого места, Даже если это только студенты-журналисты. Эти представители даже опасней, ибо в них еще живет жажда сплетен и правды. Каждого понемногу.

Отредактировано Romana Wilson (2015-10-26 22:06:11)

+3

2

look
Странное ощущение отрешённости. Я как будто не я, в мою голову поселился жестокий критик, который поедает мою уверенность и светлое будущее. Я пытаюсь с ним бороться, но он лишь смеётся надо мной, он ставит мне подножки и хохочет над моими мольбами, я буквально чувствую, как меня все время упрекают, и пытаться задеть. Я отключаюсь, стараюсь  выгнать его из моей головы, но все попытки неудачны. Я изолируюсь от мира, но меня подталкивают в гущу событий, чтобы я там пыталась выживать. Я слышу все мои мысли, они словно в наушнике, который торчит у меня в ухе, но у меня нет сил его вынуть. Я слаба, в моей душе большие прорехи, которые я затыкаю пробками из-под вина. Вы смеётесь надо мной, вы уверены, что я просто чокнутая, что я все себе напридумывала и лишь оправдываю свой начинающий алкоголизм, но вам просто не понять меня. Нет уверенности в том, что если вы знаете человека давно, вы смогли заглянуть в него, докопаться до его сути и ощутить то, что он чувствует. На самом деле, скорее всего вы остановились лишь на начале пути, не дойдя даже до половины.  И возможно вы никогда не окажетесь на финише.
Я не могу разобраться в себе, не могу понять кто я такая, но я учусь на журналиста и я должна понять и разобраться в совершенно незнакомом человеке. Благо я не психолог, иначе я бы давно была в комнате с белыми обоими и в белой рубашке, одетой задом наперёд. Потому что для меня это слишком сложная задача, ибо я никогда не пыталась проникнуть в человека.
Это одно из моих первых интервью, обычно его брали у меня в детстве, когда я была фаворитом своей знаменитой матери и ходила на подиум как в магазин за хлебом, но благо сейчас моя популярность ушла в тень и я осталась без внимания СМИ.  И это не может не радовать. Вообще, я никогда бы не пошла в университет на журналистику, если бы я не понимала, что мне очень важно нарабатывать руку для моих книг, которые, скорее всего так, и не выдут, ибо последнюю главу, которую я писала месяц, я безжалостно удалила и потом долго запивала это вином, к слову это была первая глава, моей первой книги. Если честно, то мне совершенно не интересно расспрашивать человека о том кто он и что в его жизни главное, но если так требует преподаватель, который меня учит, приходиться переступать через себя и одевать маску интереса и натягивать милую улыбку.
Итак, я здесь в офисе "Good morning, Sacramento!"  и сижу в приемной,  жду, пока меня позовут.  Я делаю вид уверенности и дипломатичности,  потому что я знаю насколько важно первое впечатление. Сегодня  я  буду брать интервью для практической работы у  сценариста. Если честно то я даже не знаю кто она и как она выглядит, знаю только то что она раньше, так же как и я была студенткой факультета журналистики в Калифорнийском университете.  Надеюсь, это было недавно и она будет относиться ко мне лояльно и простит мне то, что от меня немного пахнет алкоголем, ибо, перед тем как начать собираться на встречу я выпила красного полусладкого для храбрости и на самом деле по привычки. 
Взгляд направлен на пол, а в голове крутятся вопросы, которые я приготовила. По моему вкусу они были весьма банальными, но без таких вопросов мне вряд ли поставят зачет. Черт возьми, как же я не люблю зависеть от кого-то, но, сколько себя помню, я была зависима. На самом деле я всегда была в кандалах, всегда не имела право выбора и голоса. Наверное, поэтому я и стала такой замкнутой.
-Можете заходить, - эти слова врезаться мозг и бьют по нерву. Хочется взять и убежать из этого здания, пробежать мимо толпы людей на улице, врезаться в женщину на переходе, второпях искать ключ от квартиры и наконец, найдя его забаррикадироваться в доме и не выходить из него. Но я лишь доброжелательно улыбаюсь и, расправляя плечи встаю. В руках блокнот, диктофон и ручка. 
Я захожу в кабинет. Я готова к встречи. Или все-таки пока не поздно мне убежать? На мне маска уверенности и через нее никому не увидеть как на самом деле мне сейчас неудобно.

+2

3

Ловить Роману в киностудии - дело заведомо неблагодарное, появляется она тут только на читках сценариев с кипой листов вдвое больше, чем сам итоговый материал, на случае если потребуют замену. На случай, если ей скажут, что тот-то актер занят, а этого надо бы немного задвинуть на второй план, ибо его персонаж не нравится зрителям и так далее. Есть черновая версия сценария, та, что попадает на читку, та что снимается и та, что становится итогом. Люди с улицы думают, что кино творят режиссер и сценарист - этаких тандем идеи и видения, но нет, кино, или, в ее случае, сериалы, творят продюсеры, способные обрубить кислород и зрители, переключающие каналы. Нажал на кнопку - ушел спрос. Оставил Джон Доу канал и не стал смотреть бейсбол - оставили и тебя. Сегодня ее высвистели на базу дьявола ради какого-то интервью. Нет, официально причина была другой, но это вполне было способно подождать еще пару дней, а то и решиться по электронной почте, но нет. Ей пришлось выбраться из дома и тащить свою тушку сюда, в павильоны.
С одной стороны, это было очень хорошо - новый взгляд, новый приток крови. А с другой... с другой она терпеть не могла своих коллег. Журналисты. Она сбежала от них в мир кино при первой возможности, как-то магически перескочив от того, кто пишет новости для эфира, узнает и подсказывает диктору к тем, кто к новостям не имеет ни малейшего отношения. Как-то плавно она ушла сначала в телепередачи, потом в постановочные якобы реалити-шоу, а потом вообще поймала себя на том, что она так же далека от журналистики, как и актеры. Но она не жаловалась, наоборот была этому рада. До тех моментов, когда ей кого-то подбрасывали, как сегодня. Да, ничего сложного в интервью не было бы, если бы не слухи, ползавшие после того инцидента в море. После того августовского дня по киностудии чего только не ходило про нее и про Винсента. Начиная от того, что она лесбиянка и заканчивая тем, что они давно встречаются и режиссер их поймал прямо в процессе, истина, конечно, была по середине, но разве слухи успокоишь? Пока эти болтуны не словят новую рыбку в свои сети - они были притчей во язытцах. Это льстило и бесило одновременно, потому что кем бы ни был присланный студент - на него или нее уже слили все истории, пока этот человечек дожидался ее прихода.
Уже заходя внутрь, точнее, прилетев из павильона, где шли съемки, Романа была готова убить за любой вопрос про личную жизнь. И никакая улыбка ее не могла переубедить. Она знала по себе  - чем невинней вид, тем опасней человек. И что же сидело в одном из кресел в приемной? Миленькая кареглазая девушка, которая судорожно вцепилась в свои вещи, будто боялась, что ее куснут. Да, не такой же она изверг... Вроде... Была... Когда-то. За сейчас она не ручалась.
- Добрый день, да не бойтесь вы так, затрещину от меня крайне сложно получить, - улыбнулась она той же дежурной фальшивой улыбкой, что улыбались здесь все, кроме шикарных имитаторов -актеров, но то их хлеб, а сценаристу достаточно играть в дружелюбие. Только мимика, не глаза. Романа по привычке разложила подол платья в розочку на коленях и вытащила левую ногу из туфли. Болел подъем от постоянных каблуков. Еще один недостаток маленького роста - чтобы казаться значимой - надо быть выше в буквальном смысле.
- Ну, что приступим? - поинтересовалась она, чувствуя, что это будет очередная потеря времени, потому что это все напоминало дешевую постановку... брр. Откуда в голове взялась мысль о "пятидесяти оттенков серого"? Нет, она знала откуда, но признаваться себе даже не хотела. Хорошо, что журналисты еще не научились читать мысли - а то бы совсем не было бы у знаменитостей и таких как она людей из тени личного пространства.

+1

4

Говорят, что без прошлого, не будущего. Если это так, то я сейчас в полном дерьме. Я не помню, какой я была в детстве. Я не помню, что я чувствовала к людям, как к ним относилась и как общалась с ними.  Такое чувство, что все мои светлые воспоминания утопили, как топят бездомных котят. Забвение. Отсутствие воздуха воспоминаний и ностальгии. Я пытаюсь восстановить, соединить образы, собранные из крупиц, собранных с огромным и непосильным трудом, но все валиться из рук. Все рушиться, как здания при сильнейшем землетрясении. Я слышу шум. Слышу, как разбиваться крыши и стены, будто они из тончайшего хрусталя.  Везде стоит звон бьющегося стекла, вопли серен,  крики о помощи и плачь детей. Но оглядываясь по сторонам, я вижу, что никто кроме меня этого не слышит, это опять мой наушник, включенный на полную громкость. Все это происходит в моей душе, в мире все на месте, весь мир стоит на устойчивой плите, кроме моего мира.
А может, я просто схожу с ума? Весело. И грустно.  Пожалуй, нужно было выпить побольше.
Но я все-таки не могу вспомнить, какое у меня было мировоззрение в возрасте необъяснимой радости и надежды, а, следовательно, я не могу понять любила ли я когда-нибудь людей. Я ненавижу людей, но они в этом точно не виноваты. Даже самый хороший и добрейший человек вызывает во мне гнев и злость. Похоже, что я совершенно не приспособлена жить в социуме, я не готова к вечному нахождению в людях. Даже сейчас, когда передо мной незнакомый мне человек, который даже ничего мне плохого не сделал, за две минуты нахождения в одной комнате стал объектом моего призрения.
Но я добродушно улыбаюсь. Фальшивая улыбка – залог успеха. Главное, чтобы она выглядела очень натурально, но я это умею, я получила огромный опыт в этом. Я спец фальшивых улыбок и лицемерных комплементов, не зря же я выросла в среде лжи и похоти, которая называется «Модельный бизнес». А вот мой респондент  делает это не совсем убедительно. Я всегда чутко чувствовала, как ко мне относиться человек, поэтому я и ненавижу большинство людей из моего окружения, ибо я щелкаю их намерения как орешки. И поведение этой женщины меня крайне раздражает и хочется размазать её по стенке, что я вполне могу сделать, ибо я сегодня буду расспрашивать ее, задавая самые разные вопросы и вообще, кто сказал, что в практическую работу я включу все, о чем я буду её расспрашивать. Что ж.. нас ждет удивительное интервью, которое она, надеюсь, ещё долго не забудет. 
-Просто я слегка волнуюсь, так как это мое первое серьезное интервью,- улыбаясь, говорю я, делая акцент на слово «серьезное», лесть никогда не навредит, если её в меру конечно.
Прохожу в кабинет и присаживаюсь на жутко неудобный стул. Итак, если я в аду, нужно приспособиться и к этому.  Прямая осанка, нога на ногу, дежурная улыбка и уверенный, даже немного самоуверенный вид.  Я включаю режим закрытия, ставя перед собой большую стену, чтобы она не смогла её пробить, но при этом чтобы я могла выследить каждое её неловкое движение. Сейчас я король данной ситуации и я должна положить её на лопатки.
Далее не самая приятная сцена, которой я была свидетелем. Её голая нога мозолит мне глаза. Кто её учил манерам? Боже,  я и не представляла насколько сильно меня можно взбесить.  Она пытается показать, насколько она независима, но выглядит это довольно жалко. Но я делаю вид, что не заметила этого и продолжаю мило улыбаться. 
-Да пожалуй, думаю нужно начать с формальных вопросов, дабы мы смогли с вами познакомиться и продолжить нашу беседу более продуктивно, - открываю блокнот, включаю диктофон и кладу его на стеклянный журнальный столик.  Ручка наготове. Глубокий вздох. – Итак, здравствуйте Романа, мне очень приятно оказаться сегодня у вас в гостях. И я весьма благодарна вам за возможность пообщаться с вами и разузнать о вас немного о вашей жизни. Скажите, как вы пришли к профессии сценариста, что вас сподвигло на это и с какого возраста вы поняли, что это ваше призвание? – говорю довольно уверенно, с маской заинтересованности и широкой улыбкой.

+1

5

Какой бы милой и наивной ни старалась Романа казаться в глазах окружения - она не была такой, будь она действительно белой и пушистой - не продержалась бы в этой среде и неделю. А с учетом того, что обитала она в этом гадюшнике довольно долго - сама стала если не змеей, то точно рептилией. Холодная кровь, толстая кожа, покрытая воображаемой чешуей... Дракон, она была драконом, изрыгающим пламя. Она прекрасно видела, как молодая девушка пытается выстроить стену якобы профессионализма между ними, но это было, пожалуй, самой большой ошибкой, которую можно допустить - никогда нельзя ставить дистанцию между собой и тем, у кого берешь интервью - а то в ответ на свои вопросы можно получить лишь формальные ответы. Мисс Вилсон прекрасно помнила, как какое-то время назад была сама вот такой же студенткой, только жалеть Каталину - ее же так зовут? - она не собиралась. Пусть лучше раз обожжется и научится, чем помочь ей сейчас и выпустить в свет еще одно порождение желтой прессы- которые могут лезть в мусорный бочок, но никогда не способны задать свои грязные вопросы в лицо.
Что ж решение было принято за те пару секунд, пока эта студентка делала все необходимые приготовления. Ну, по крайней мере она не забыла включить диктофон. Говорило ли это о профессионализме? Нет. Но говорило о том, что свое занятие это девушка воспринимает очень серьезно.
- Это вам спасибо, что пришли, - и не опоздали, добавила она уже про себя, ища глазами что бы взять в руки, чтобы не начать обдирать лак с ногтей. Нет, она не нервничала - хорошо, да она немного нервничала, потому что даже такое интервью могло просочиться в общественность, случайно сброшенное в интернет, а значит, любая даже малейшая на первый взгляд, оговорка могла оказаться фатальной. Пара ретвитов - и все: ее мир полетит псу под хвост. Но и отказывать начинающей журналистке тоже было нельзя - это вполне могло породить новую волну слухов, гуляющих по студии, что было крайне нежелательно. В итоге Романа поймала себя на том, что растирает запястье, где красовался целый ряд крестиков, намалеванных гелевой ручкой - каждый из них был условным знаком, обозначающим дело, что нужно было сделать сегодня. Два из  них: черный и красный можно было уже отмывать. Оставалось еще три. Два если стереть сейчас и тот, что был поставлен, как напоминание об этой встрече. Это был довольно примитивный способ вести дела - даже школьный, но зато это было куда надежней ежедневников, в которые кто-то запросто мог сунуть свой излишне длинный нос.
- Да, конечно, как вам будет удобней. На самом деле это довольно сложный вопрос, потому что я до сих по пребываю в эйфории от того факта, что я одна их тех людей, кто работает по ту сторону голубого телевизионного экрана. Несмотря на то, что прошло довольно много времени.
Однако, про призвание вы переборщили - это всего лишь работа. Кропотливая и не менее тяжелая, чем чья-та другая, в некоторых места - еще более муторная. Иногда можно часами сидеть перед экраном компьютера и не написать не сточки, потому что идей нет, или, наоборот, так расписаться, что будет страниц сто-сто пятьдесят, а отданное тебе время - всего лишь минут сорок. И приходится убирать кажущиеся тебе неотъемлемой частью истории куски, при этом стараясь не угробить историю. Как вам, наверно, уже известно, что пришла я к работе сценариста через журналистику. А в детстве я вообще хотела быть полицейским, но мне довольно скоро стало понятно, что такая как я просто не способна будет угнаться за двухметровый бугаем... Мечты это одно, а реальность, к сожалению имеет свойство довольно больно бить по носу.

Романа совершенно не должна была рассказывать о том, что от работы в полиции ее отговорил младший брат. Его дружеское подтрунивание, его привычка назвать ее Шерлоком... потому что она пыталась изучать людей, придумывать им истории как-то сам сместили ее мысли от работы на благо общественности к потаканию ей. С журналиста никто не требует безупречности, а с ее подростковым периодом можно было ставить жирный крест на полиции. Приводов не было, но ее личное дело все было расписано всякими замечаниями. Славные были времена.

+1

6

Ненавижу журналистику.
Странные существа эти журналисты. Они должны быть невероятно высокого мнения о себе, чтобы оставаться способными делать свою работу. А я не тот человек, который может поставить себя выше других. Я не хочу стать кем-то значимым и управлять другими, мне бы просто остаться на плаву и сесть в кресло, завернувшись в плед. Хочется перестать выдавливать улыбку, искоренить из своей жизни лицемерие, ложь и просто начать ощущать спокойствие, без успокоительных таблеток. Я еще хочется выпить кофе, растворяясь в безмятежности читать книгу классиков, и ощущать, не одиночество, а чью-то поддержку, мечтаю осознать, что даже если я сверну с верного пути, найдётся человек, который поможет мне выдержать все напасти. Но в моем бокале алкоголь, вместо кофе, в душе полный хаос, а в руке ручка, которой я прокалываю пелену умиротворения, записывая в блокнот, то что я не хочу записывать.
Ненавижу журналистику.
Тебе приходиться узнавать, анализировать и додумывать истории людей, которые тебе совершенно не интересны, тебе совершенно плевать, что у них было в детстве, как они выросли, о чем они мечтали и к чему стремились. Потому что у тебя есть своя жизнь, не лучше ли разобраться с ней? Но ты все-таки записываешь факты, в которых ты совершенно не заинтересован, улыбаешься и мечтаешь закончить все как можно быстрее. Чтобы дома не расслабиться, а начать все перерабатывать, анализировать, пытаться скомпоновать и понимать, что все это несусветная чушь и лучше пойти в бар, где напиться в стельку, потому что не знаешь, что дальше делать. Раньше я была против спиртных напитков, думая, что это удел неудачников, похоже, девушка из богатой семьи и с огромным количеством возможностей, стала неудачницей, ведь даже сейчас в ее теле бушует алкоголь. Весело.
Ненавижу журналистику.
Я жалею, что пошла именно на этот факультет, жалею, что не смогла убедить всех, что я легко проживу без высшего образования, жалею, что у меня нет силы и смелости бросить все и стать независимой. Я всегда делала, то, что мне не нравиться, потому что, видите ли, это «надо». Я не хочу учиться на журналиста, не хочу учувствовать в показах и фотосессиях мамы, не хочу заводить семью, не хочу когда-нибудь иметь детей, не хочу сидеть здесь и брать интервью у женщины, которая как видно не особо расположена для общения.
Но я должна из нее вытягивать информацию. Почему? Потому что я бесхребетная слюнтяйка и не могу просто взять и бросить все, я никогда не сопротивлялась просьбам матери, эта дорога привела меня к депрессии и вину. Многие могут начать кричать, что, мол, я ужасна и сама испортила свою жизнь. И я соглашусь. Только вот, вам не понять, какого это осознавать, что ты сам убиваешь себя. 
Но я не падаю духом, точнее, пытаюсь не упасть. Находя в отречении от нормальной жизнь выход и поиск свободы. И вообще, как говорил Чак Паланик : «Самосовершенствование — онанизм. Саморазрушение — вот что действительно важно».

Ненавижу журналистику.
Но я здесь. Я быстро пишу в блокнот заметки, потому что нас так учили, а не потому что мне это нужно. Не убираю улыбку с лица, пытаюсь выглядеть добродушно и уверенно. У меня это получается. Я внимательно смотрю на девушку передо мной, она не выглядит больно счастливой, в её глазах читается напряженность и  задумчивость.
Она говорит о своем детстве, а я вижу сожаление, или нет? Может, я просто слишком пьяна, чтобы понять что происходит. 
-Хм, ничего себе, никогда бы не подумала, что такая милая и хрупкая на вид девушка, мечтала о карьере копа, - улыбаюсь, удивляясь сама, как это я смогла поддержать беседу, - Скажите, а были еще какие-то удивительные мечты, которые, к сожалению так и не исполнились. И есть ли сейчас, какие-то безумные на ваш взгляд желания и цели?

Лично у меня таких огромное количество, самое обидное, что они не забудутся, потому что я неудачница, и каждый вечер вторника мне хочется задушить себя, потому что каждый вечер вторника мне приходиться писать статьи, которые вгоняют меня в бешенство, ибо все, о чем я пишу это бред, ибо это меня не волнует как человека, но всем насрать, ибо везде рамки, каноны и общие стили. Все серо. И если начать выделяться, то тебя съедят на завтрак.
Ненавижу журналистику.

Отредактировано Catalina Saunder (2015-11-09 22:11:08)

+1

7

Как можно одновременно быть милой, добродушной и в то же время вызывать отторжение вкупе с желанием убить? Спросите у журналистов -у них это великолепно получается. Они улыбаются, но улыбки их похожи на хищный оскал дикого хищного зверя или, правильнее на пиранью пасть. Журналистов называют акулами, но Романа за время работы в шоубизнесе определенно поняла, что тот, кто назвал их акулами крупно ошибся - ибо журналисты не акулы - существа грациозные и красивые, существа на которых хочется вечно смотреть, это мерзкие рыбешки - нападающие группами, и только в моменты отчаянья в одиночку. Они при этом не убивают и потом съедают, они отрывают мелкие кусочки и пиршествуют. Ужас. Журналисты с их привычками рыться в грязном белье уж точно были пираньями и одна из них, этакий разведчик от стаи, сидела перед ней и готовилась напасть. И от того сможет ли она отбиться от этой юной особы зависело сможет ли она отбиться от остальных.
Что она сотворила со своей добропорядочной, почти пуританской на первый взгляд, жизнью должно остаться внутри, Романа не могла даже малейшего повода, малейшего намека на то, что слухи, которыми земля полнилась частично правдивы. Но к великому облегчению вопросы были вполне стандартными для университетских интервью  - пока в них не было даже намека на профессионализм, на умение бить по слабым местам и правильно выхватывать слова ответов, нанизывать на случайную ошибку, как на нитку жемчуг, дальнейшие вопросы, чтобы выпытать пикантные, как они называли подробности. Но что из нее можно было выпытать? Ничего такого, что уже не было известно - поздний ребенок, есть младший брат, немного странный, но вполне вменяемый. Одинока как сыч. Так что никаких сенсаций вроде той, что была при разводе Брэда Питта ловить тут было нечего, так что они все еще должны были продолжать это взаимное раскланивание и делать вид, что их обеих это устраивает.
А еще в помещении начал проступать запах алкоголя, сначала слабый, который Романа списала на фантазию, но чем больше она принюхивалась, тем отчетливее понимала, что пахнет именно спиртным. Не странными духами, не кремом для рук, ни спреем от астмы или освежителем дыхания- чего только она ни нанюхалась за жизнь  и чем только не пользовались ее коллеги, - пахло именно тем, чем пахло. Девушка перед ней выпила - сколько неизвестно, но достаточно, чтобы потерять страх, но не потерять контроль. Быть может ей казалось это разумным - немного расслабиться, чтоб не заикаться и не нервничать, но одно дело сделать это раз или два, для того, чтобы сбить мандраж, и совсем другое, если это перерастет в привычку - журналисты с алкогольной зависимостью никогда не становятся знаменитыми, для того чтобы быть знаменитым и творить сенсации - нужен острый ум, а для того, чтобы ум был острым как бритва- нефиг его тупить дешевым пойлом.
Романа едва переборола желание закатить глаза, когда в голове у нее сложилась относительно целостная картинка, описывающая мисс  Сондер, кажется, так она представилась. Если она не стала полицейским, это вовсе не значит, что она не имеет соответствующих навыков. Они ой как нужны, когда приходится работать над сложными фильмами, в ее конкретном случае, над сериалом.
- Знаете, большую часть человеческих мечтаний можно сделать за неделю, максимум за год, другое дело, что мы чаще всего делаем из них мечту всей жизни. Что же касается меня, то у меня в голове почти полный раздрай... Я из тех, кто плывет по течению, но в то же время имеет пару тузов в рукавах. Если честно, то конечно, мечтой будет попасть в Голливуд, что тут по соседству, а еще лучше получить Оскар, но я прекрасно оцениваю свои текущие возможности и мне рано замахиваться на такие проекты, но может лет через пять шесть я буду хотя бы среди номинантов, - до боли хотелось перевести интервью в один из тех душещипательных разговоров, что она проводила в барах, но ведь надо быть профессионалом?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ты пускаешь людей в свое море, а они убивают твоих рыб