В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Hey Sister!


Hey Sister!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

-
What if I lose it all? Oh Sister, I will help you hang on!
Oh! If the sky comes falling down! For you
There's nothing in this world I wouldn't do

-

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/10/39789713c8738cf6dc6337523a061c91.gif

Alexa Wallace

Rosemary Reeves

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/10/0dd689308146c30be109bcc98af47e38.gif

I 4 июля 2015. Семейный дом в Сан-Хосе.
II 25 октября 2015. Квартира Алекс.

Отредактировано Alexa Wallace (2015-10-27 23:04:44)

+1

2

25 октября
вв

Вскакиваю, понимая, что в очередной раз проснулась от своего же крика. Первые минут пять пытаюсь сосредоточится на дыхании, нужно просто сосчитать вдохи и выдохи, делая каждый вдох продолжительней предыдущего, как и выдох - дышать спокойно, не задыхаться. Я все это знаю, я все это помню, и я стараюсь. Но опять утро, опять я кричу во сне, хорошо еще, что на эти выходные соседка уехала домой и ей не пришлось вновь будить меня, а после - успокаивать. Думаю, она меня боится. Боится криков, метаний про кровати и упертого молчания на расспросы, что же со мной произошло. Я бы хотела, правда, хотела бы, но не могу. Не получается у меня говорить об этом. Каждый раз вспоминая события той ночи, появляется только одно желание - залезть как можно дальше под одеяло, накрыться им с головой и затаиться. Даже не дышать, чтоб никто не узнал, где я спряталась, чтобы даже воспоминания не смогли меня нагнать.
Решение приходит само собой: реже всего кошмары посещали меня в те редкие ночи, когда я засыпала у сестры. Даже дома не могла чувствовать себя больше в той безопасности, которая бы успокоила мой взволнованный рассудок. Потому решение оставалось лишь одно, и ведь я даже не подумала - а захочет ли Алекс видеть меня у себя. Захочет ли делить квартиру. Пусть, с моим переездом к ней перейдет некая финансовая поддержка родителей, но с другой стороны - достанусь и я. Вся целиком.
Но в данный момент я не могу думать ни о чем, кроме как о себе и том чувстве, которое полностью захватило меня. Мне хочется бежать-бежать-бежать. Мне хочется скрыться отсюда, потому что помимо кошмаров, здесь живет и страх. Здесь поселились чужие глаза, наблюдающие, выжидающие. Иногда я уверена, что просто паранойю, но не сейчас. Только не сейчас.
Достав из шкафа огромную сумку, начинаю сваливать в нее свою одежду, косметику и то, что мне точно понадобится в ближайшие пару дней. Конечно же, все не унести, да я и не пытаюсь. Только самое важное, потом, может завтра или после завтра я вернусь, соберу остаток вещей. Но сейчас я не могу больше бороться с собой. Надеваю первое попавшееся платье, кое-как закрываю сумку, из которой все же вывались вещи, которые уже попросту не влезали, но я все равно из туда утрамбовала, и выбегаю из комнаты. Стараюсь убежать от своих страхов. Убегаю прочь из общежития, из студгородка, к автобусной остановке, но в такой ранний час транспорт еще не ходит, потому выбираю первое попавшееся такси и называю адрес сестры. Хотя бы она была дома.

4 июня
вв

День Независимости! В этом году я ждала его с особым нетерпением, а все почему? А все потому, что домой приедет Алекс и у меня для нее новость. Интересно, как она воспримет то, что из всех университетов страны, я выбрала тот, который совсем близко с ней? Надеюсь, она обрадуется. Все же с моими баллами я могла бы учиться практически в любом учебном заведении страны, но сама не понимаю почему, решила, что близость семьи куда важнее всяких там пафосных универов. Да и моя мечта была не Нью Йорк, а Лос-Анджелес, который не так уж и далеко от Сакраменто. Выучусь и уж тогда укачу на покорение большого города, но пока я еще не набила шишки о взрослую жизнь, хочется, чтоб кто-то был рядом. Кто-то родной. Хотя, о чем это я? Мы с Алекс никогда не были лучшими подружками, но ведь сейчас я куда старше и со мной не будет скучно, как раньше. Сейчас у нас есть шанс. Или сейчас, или никогда.
К дому подъезжает такси, и я вижу выходящую сестру. Все, что я могу и должна сделать, я и делаю - бегу ее встречать. Она даже не успевает дойти до крыльца, как я уже распахиваю двери, чтобы встретить ее. А после - обнимаю: - привеееееет, я так соскучилась! - Новость о том, что совсем скоро мы будем видеться чуть ли не каждую неделю распирает меня, но пока я молчу, и только стискиваю ее еще крепче. Думаю, она этого не ожидала, да я и сама - не думала, что буду настолько эмоциональна. Но либо так, либо я сразу начну болтать о том, что поступила в Сакраменто. Пугать сестру с порога не стоит, пусть хотя бы в дом зайдет, а там ей уже некуда будет деваться!

25 октября
Ночью холодно, и плевать, что мы в Калифорнии, плюс шестнадцать, это явно не так температура, при которой стоит гулять по улице в таком легком наряде. Вот только я не ощущаю ни холода, ни тяжести сумки. Только страх, который почему-то не уходит.
Музыка в такси не помогает, да и разговор, который завел таксист скорее раздражает, чем отвлекает от мыслей. Хочется закричать на него, попросить заткнуться и не лезть не в свое дело, но я молчу. Лишь рассматриваю машину, невпопад соглашаюсь и слежу за дорой. Сама не знаю почему, но вспомнился фильм Кости, в которых маньяк воровал людей претворившись таксистом. Но этот не похож был на маньяка: приветливый болтун. Не уверена, бывают ли маньяки такими, но мне очень хотелось бы, чтобы нет. Когда машина останавливается у дома сестры, вздыхаю с облегчением и, расплатившись, почти бегу к ее двери.
На часах не больше пяти утра, сестра либо спит еще, либо спит уже, либо на дежурстве и потому точно не откроет. Вот только у меня нет других вариантов. И самое дурацкое то, что в спешке я забыла мобильный. Он попросту остался лежать на столе. Сейчас он бы точно пригодился.
Только сейчас понимаю, как сильно замерзла. А еще - по щекам катятся слезы. Если она сейчас не откроет, то я точно умру здесь. Если не от маньяка, то от страха. С людьми такое случается. Алекс, ну открой. Спаси меня. Спаси...

+2

3

4 июля
вв

Imagine DragonsBattle Cry
Nobody can save me now, it's do or die

Два вопроса ко всей американской нации: зачем начинать так заранее, а ещё какого чёрта за две с половиной сотни лет не придумали никакого другого символа, кроме американского флага? Он неплох, но от него начинает тошнить даже в Калифорнии, далеко не самом патриотичном штате. Интересно, коровы в Аризоне не сходят с ума от внезапной перемены цветового окружения?
Последние несколько лет она праздновала не с семьёй. Приезжала после праздника, но четвертого числа исправно  гуляла с друзьями или… парнем. А в этот раз никого. Выросшие друзья уже не видят смысла убегать от семьи и цепляются за официальный повод прихать, пусть даже на другой конечно страны.  Главное – к семье. И этот семейный праздник – отличный повод осознать, что на самом деле ты один. Что на самом деле и тебе самой пора перестать бегать и вспоминать детские обиды. Ох, как пафосно звучит, самое то, чтобы уговорить себя.
Поэтому она спряталась за музыкой и даже честно попыталась отчитать себя за возмущение девушкой в длинном платье с принтом флага. Какая идиотка на себя такое нацепит? А где серьги и подвеска с соответствующим рисунком? А потом приставший в автобусе «красавец», который был так настойчив, что наушники пришлось снять и честно выслушать предложение неземных отношений. Вот только фраза «Да, ты мне очень нужен, не знаешь, как до кладбища добраться?» ему не понравилась, так что аж пальцем у виска покрутил. Отлично, песню назад.
25 октября
Есть множество невероятно пугающих способов проснуться. И болезненных тоже. И проснуться от того, что твоя кошка решила сделать новой когтеточкой твоё плечо – явно относится к обоим этим группам. Но пушистое создание только убедительно ткнуло лапой ещё раз, после чего прекратило экзекуцию и уселось прямо там же, на подушке, явно довольное собой.
Алекс развернулась и потянулась за телефоном.  Ну конечно, даже пяти утра нет. Ей спать ещё несколько часов, а теперь, разбуженная, она может ещё долго не заснуть. Свернуться клубочком, обнимая подушку – может, сон ещё не успел уйти окончательно. В этот момент раздался ещё один удар, на сей раз до мозга окончательно дошло, что это не шум города и не соседи – кто-то барабанит в дверь. В её дверь. В четыре с лишним утра.
Спустя мгновение она уже села на кровати и потянулась к кнопке лампы, одновременно закрывая глаза, чтобы не привыкать к свету долго. Недовольное мяуканье сзади – кошки не фанаты метания в них скомканных одеял. Ещё раз потянулась к телефону – на нём никаких сообщений и пропущенных звонков. По дороге схватила лежащий на стуле халат и набросила на себя – футболка и трусы не лучшая униформа для встречи гостей посреди ночи. Больше переключателей по дороге – свет в гостиной, коридоре, тёмная пугающая квартира мгновенно ожила.
Сначала Алекс не увидела в глазок никого. Пустая площадка, пусть и с горящим светом – кто-то там всё-таки был. Впрочем, это то как раз несомненно, раз уж в дверь стучали. И только потом заметила сбоку фигуру. Неясную, ровно в том месте, где глазок уже не даёт картинку. И распахнула дверь почти на автомате. Соседи знают, что она врач, может, кому-то плохо, нужна помощь. Она практически словила девушку в руки, и только спустя секунду, сделав пол шага к свету, узнала рыжие кудри.
- Роуз, что ты тут?.. – она подрагивала под руками и Алекс сильнее сжала сестру в объятиях, укачивая, словно маленького ребёнка. Одной рукой потянула за собой дверь, закрывая их внутри. Под ладонями – ткань и ощущающаяся под ней замерзшая кожа. Она что, ехала прямо в этом наряде? Господи. Алекс накрыла её тем же халатом, прижимая к себе, не решаясь отпустить из рук. – Давай вместе со мной, глубоко вдохни и медленно выдохни. Помнишь, как в детстве? Вдох – выдох, вдох-выдох, умница.
Вытянула из плотно сжатых рук сумку, позволяя ей упасть на пол.
- Ну, и что у тебя стряслось, рыжее чудо? – она почувствовала себя словно много лет назад, ещё в школе, когда сестра в слезах прибегала к ней в комнату и почему-то именно Алекс быстрее всех успокаивала её после грустного мультика или испуга, что от мамы влетит за разбитую тарелку. Словно ничего не изменилось, надо просто погладить по голове и сказать, что всё в любом случае будет хорошо. Только теперь Роуз приехала с другого конца города, даже не позвонив, причина для этого должна быть серьёзная. Но Алекс всё так же хочется взять на себя груз старшей сестры, всё уладить и принести на блюдечке.
4 июля
На их доме тоже флаг и Алекс только криво ухмыляется. Надо же, всё-таки собрался повесить. Почему-то ей думалось, что это точно не мама. Ну и не мелкая, тут уж кто бы сомневался! И всё-таки это дом. При виде него невольно начинаешь улыбаться и вспоминаешь счастливые детские моменты, а ещё свою гордую фотографию в шапке выпускника и семьей вокруг, сделанную прямо у входной двери – она стоит в её нынешней квартире рядом с кроватью. Пожалуй, это картину не портит даже флаг. Стоит только пол года не приезжать и начинает скучать по чему угодно, оказывается.
Рози сбивает её с ног, стоит только сделать шаг из такси. На самом деле нет, на ногах то они обе устояли, но на мгновение равновесие ощутимо пошатнулось – вот тебе и выросшая уже «мелкая», которую она по привычке всё ещё иногда так называет. Хотя, по возможности, не вслух или не при ней.
- Хэй! – Алекс расплылась в ответной улыбке, утыкаясь носом в волосы. Попыталась сдуть их, поняла, что занятие абсолютно бесполезно, пока те прижаты подбородком, забавно сморщилась от ощущения щекотки и сделала шаг назад. – Ты не поверишь, я тоже! Поэтому, та-да-да-дам, вот и я! – Алекс развела руки и задрала голову вверх – приветствуйте, мол. И рассмеялась. – Ну что, где родители, барбекю и прочая атрибутика? Моя душа требует. Ах, да, а ещё рассказ, что у тебя стряслось в жизни за последнюю сотню лет, о которой ты не докладывала.

+3

4

4 июля
Еще с самого детства, с того самого момента, как помню себя, я старалась быть похожей на нее - сильную, взрослую и ответственную сестру. Всегда хотела, чтобы мной можно было гордиться также, как и ею гордятся наши родители. И пусть она этого не видит, но именно ее путь был ориентиром и для меня. Однажды, надеюсь, я буду такой же и уже кто-то другой будет смотреть на меня и ставить мои достижения не пьедестал. На ту высоту, куда будет стремиться сам. Пока же, я могу лишь делать вид, что я настолько самодостаточна, что не ставлю себе никого в пример. Пусть все считают, что такая вся из себя маленькая королева школы сама по себе стремится быть лучшей. Пусть этот секрет, желание превзойти старшую сестру во всем, останется со мной. Тогда я еще не знала, как сильно может крутануться жизнь. Тогда я еще не понимала, что мы с ней не похожи и пойдем по разным дорогам, но всегда будем пристально следить друг за другом.
- А ведь я им не поверила, когда неделю назад сказали, что ты приедешь! - Отпускаю ее, отхожу на шаг. Мне всегда казалось, что мы мало похожи на сестер. Она была на моем фоне меньше и утонченней, а я... какая-то нескладная, как утенок. Единственное, что мне нравилось во мне больше, чем в сестре, так это волосы. Медный, глубокий цвет всегда делал из меня немножечко ведьму, сестра же походила на что-то милое и невинное. На щенка или котенка в большими честными глазами. Но все равно я жутко завидовала своей сестре, но при этом и безумно любила ее. - Мама ваяет на кухне, отец поехал в город, оказалось, что-то забыли купить. А я ждала тебя. Но чего это мы замерли на пороге? Пойдем в дом! - Надеюсь, она не заметит, что я рылась в ее комнате. Там остались старые вещи, тетради и еще куча всего, что Алекс решила не забирать из дому в новую жизнь и порой мне становится так скучно или я так скучаю по ней, что захожу в комнату и будто пытаясь выискать что-то, роюсь. Ха! Да я бы ее уже прибила, узнай, что она рыщет в моих вещах.
- Ты голодна? Может, закинешь вещи в свою комнату, сообразим чай с вкусняшками и пойдем пошушукаемся о личном на заднем дворе? Качели все еще стоят, правда, теперь там часто можно встретить соседских детей. Такие шумные! Надеюсь, мы такими не были? - Смеюсь, помогая сестре зайти в дом. - Мааааам, Алекс приехала... - ору, чтоб мама услышала.
25 октября
Сколько прошло времени, прежде чем открылась дверь, сказать сложно. Я не понимала, что вообще происходит со мной и вокруг меня. Единственное, что я понимала, так это то, что холод сковал все тело. Тяжело было двигаться, думать, ощущать себя собой. А когда почувствовала чужие руки, обнимающие меня и прижимающие к себе, захотелось бежать. Только заставив себя не начать отпихиваться и убегать, а разобраться, кто же рядом со мной. Заставить себя услышать, что мне говорят и кто со мной говорит. Только тогда я смогла разомкнуть пальцы, чтобы сумка упала на пол, и прижаться к сестре.
Ее тепло успокаивало, но спутанность мыслей пока не разрешали мне сказать хоть что-то. Хотелось плакать. Нет, даже не плакать, а рыдать, кричать и вновь рыдать, но кроме судорожных вдохов не получалось больше ничего. Да и не дыхание, а так - хрипы, которые не пропускали воздух в легкие.
Нужно просто дышать. Просто, да не просто. Когда паника правит тобою, когда внутри нет и самого небольшого спокойствия, когда вокруг тысяча глаз, легче умереть, чем сделать один-единственный вдох. Ну же, ты сможешь! - мысленно убеждаю себя. Слушаю сестру и даже получается вдохнуть. Совсем немного, но все лучше, чем ничего.
И как такое со мной вообще случилось? Раньше даже подумать бы не могла, что могу впадать в неконтролируемые приступы паники и жить лишь одной мыслью, что кто-то шагает по пятам.
Ненавистное ощущение ужаса.
Ненавистная я.
4 июля
Только через пол часа мы смогли уединиться на заднем дворе. Вначале были дежурные расспросы матери о том, как дорога, работа и так далее. Взрослые штучки, которые меня интересовали мало. Пока сестра утоляла родительское любопытство, я набирала из холодильника разных вкусняшек. И как только заметила, что азарт разговора сходит на нет, быстро увела сестру из дома.
- Я сдала все экзамены просто замечательно. Мне пришло куча приглашений в университеты! Угадай, который я выбрала? - Наверное, с моей стороны было глупо отказываться от многих престижных мест в угоду тому, чтобы быть ближе к сестре, но я каким-то непонятным местом чувствовала, что это будет именно то место, куда мне надо! Если бы я знала, что это было предчувствие не счастья, а неминуемой трагедии... хотя, такой ли неминуемой? - Могу дать маленькую подсказку, я буду часто навещать тебя! - Думаю, она решит, что я поступила в ЛА, и это  было бы логично, но я и логика - вещи немножко не совместимые, это я заметила уже давно. Внутри же все дрожало от желания узнать: догадается или нет. Хотелось не ждать ее ответа а выпалить название университета, но я молчала. Молчала и ждала!
25 октября
Я почти никому не рассказывала, что тогда произошло. Только полиции, психологу и родителям, а то, что за мной следят или я только думаю, что следят и подавно. Мне было действительно сложно с этим жить, но я же сильная и у меня даже получалось какое-то время. Но этой ночью я сломалась. Чувствую, что не могу собрать себя из осколков... не могу собрать себя из этих острых и ломких частичек, которые раньше были моим стержнем.
- Я... - после долгого молчания невыносимо сложно открыть рот и сказать хоть что-то, ноя дошла до точки, пока было говорить, или кричать, или плакать об этом, но надо было. - Тот маньяк, который напал летом, думаю он следит за мной. Я почти уверенна в этом. - Вымолвила шепотом, не сумев признаться открыто. - Только, прошу, не рассказывай никому. Не нужна никакая полиция, и родители не должны знать. Возможно, я просто схожу с ума. - И только после этой просьбы я заплакала. Теперь, когда страшное признание было сказано, я могла ждать приговора. Скорее всего, я просто больна и никто не следит. Скорее всего, я просто зависла на той ночи и придумала его. Но в моей голове он такой же реальный, а потому я больше не могу оставаться с ним наедине.

+1

5

4 июля
- Неужели забыл купить и не стал рассказывать, что теперь это чья-то обязанность, а сам поехал? Я просто в шоке. Стоило только оставить его на перевоспитание вам двоим – что вы сделали с человеком? Как врач я в ужасе!
Лужайка вокруг всё так же пустынна. Ровная, чудом зелёная, не смотря на все летние запреты из-за экономии воды. Через забор у соседей видны серо-желтые пятна, разбавляющие идеальную картинку. Когда Алекс ещё торчала здесь круглый год, не было этих запретов, а была идеальная картинка из буклета об американской мечта среднего класса – с белыми домиками, заборчиками и газоном, всё такое ровно и безжизненное. А теперь место начало оживать. Шумные соседские дети, лай собаки, деревья, торчащие рядом с домами, качели, песочницы. Дом.
И Алекс не просто не смогла убрать с лица лёгкую улыбку. Где-то там, внутри, ей всё ещё десять лет, и Роуз, всё ещё странно коверкая звуки, орёт «Маааам, папа с Алекс приехали!» Голос поменялся, нет больше смешных шипящих, но всё та же интонация и тягучее слово «Мааам», всегда раздражавшее ту, пока в доме было два кричащих похожим образом создания.
- Я сама не знала, что приеду. А потом обнаружила себя в четыре часа утра в статье Википедии про день независимости, и нашла там строчку про «семейные встречи». А я-то столько лет думала! Ладно, задний двор это идеальная идея. Сможешь выпросить у мамы бутерброды, или на еду мораторий до полноценного ужина? Я пока закину вещи? – а потом из чистого озорства, - Маааам, ты же соскучилась? Я сейчас.
Конечно, по всем правилам стоило сразу к ней зайти. Но тогда Алекс рисковала застрять вместе с вещами на кухне на неопределённый срок. А ведь ей надо ещё скинуть пару сообщений, что никакие маньяки так и не смогли съесть её по дороге, а ещё убедиться, что сентиментальные настроения так и не позволили переделать её комнату во что-то более практичное, хотя она сама позволила сделать это ещё при своём отъезде.
И комната не просто на месте, там даже не стоит идеальный порядок. Она выглядит, словно так кто-то живёт, довольно аккуратный кто-то, и всё-таки реальный человек. Зато дневники на месте. Но ностальгировать по ним рано. Спустя минут пять Алек волевым усилием выпнула себя из комнаты, набирая по дороге доклад.
25 октября
Это почти не помогает. Немного кислорода – лучше, чем ничего, но всё ещё преступно мало. Судорожные вздохи, ощущающиеся под руками, их нельзя контролировать, нельзя унять просто решением успокоится. И почти невозможно говорить, ком, стоящий посреди горла, не даёт вырваться наружу ничему, кроме хрипа и рыданий. Алекс помнит этот состояние слишком хорошо, и не прекращает, не отпускает? Только продолжает шептать – дыши. Даже если мысли заняты чем-то таким ужасным, что о нём не получается сказать, просто слушай, не думай, есть команда.
Но она никак не могла ожидать этих слов. Всё так же продолжает поглаживать рукой, чувствуя нарастающий ком ужаса в груди. Нет, чёрт возьми. Она не может. Она за старшую, разумную, спокойную, она не может просто поверить словам Роуз. Но заставить себя не думать невозможно – как раз в эти моменты в голову и врывается наибольшее количество запрещённых мыслей. И вопрос «Ну почему, почему она, всё ведь было так хорошо, почему не обычный набор неприятностей?!»
- Знаешь, у меня с недавних пор есть пистолет. Никакие реальные маньяки нас не достанут.
Ладно, думается – думай, вот как это называется. Включить голову, вспомнить курс, что-нибудь, что будет достаточным аргументом. Заставить Рози поднять лицо, посмотреть ей в глаза. Живые, родные, не смей такого говорить, просто не смей!
- Знаешь, что главное присуще всем сумасшедшим? Они не считают себя такими. Они могут быть уверены в чём угодно, но они готовы отстаивать свои убеждения до последнего. Ты не больна. Ты будешь в порядке, слышишь? И безопасности. Обязательно будешь…
Ты уже в порядке – было бы ложью. Большой ложью, которую она не заслуживает. Алекс сказала бы её не раздумывая, если бы знала, что это поможет. Вот только её сестра не сумасшедшая и не идиотка. Между нормальностью и ненормальностью не пропасть, а множество ступенек, пусть, Роуз не совсем в порядке, пусть произошедшее повлияло на неё больше, чем она признавала раньше, но она и сама это знает. И Алекс не будет ей так нагло врать, или она решит, что всё хуже, чем есть на самом деле, что сестра просто не хочет пугать. А будет страшно, возможная реальность маньяка пугает до ужаса – и никакой полиции, но она не может позволить малышке Роуз думать о собственном сумасшествии, чёрт, да никогда.
- Мы идём на кухню и я наливаю тебе чай.
Она бы с удовольствием капнула в чай чего-нибудь успокоительного. Совсем немного, просто чтобы можно было хотя бы ненадолго уснуть. Но оно есть только с аптечке в спальне, а оставлять Роуз одну, пусть и на пару минут, смертельно не хочется. Так что, чудо, любишь ли ты ромашку?..
4 июля
От мамы достались обычные вопросы – как дела, не собирается ли они с кем-нибудь познакомить родителей («Да, мама, с тем барменом, который проводил меня до дома в пять утра, когда я чуть не украла у него из бара бутылку, а потом приятно закончил это утро – познакомить тебя с ним?», но этого она, конечно, не сказала), как работа – между прочим, новая, она даже начать толком не успела! В рамках гуманитарной помощи живущим отдельно детям, ей даже выдали бутерброды, правда, с комментарием, что Роуз нормально завтракала и потерпит. Всё ещё десять лет.
А Роуз скорчила рожицу и вытащила из холодильника что-то съедобное. Очевидно, кроме недовольного ворчания мамы, ничего двум взрослым барышням за это не светило. Зато как приятно почувствовать себя нашкодившими детьми!
Солнце жарит плечи, ответственный врач внутри напоминает о том, что нельзя же без защитного крема, шляпы и что-то там ещё было… Алекс забралась в тень – формально, всё выполнено.
- Я в тебе никогда не сомневалась. А почему не другой конец страны, укатила бы в какой-нибудь Гарвард с Бостоне… Так что, Сан-Франциско? Эл-Эй? – Но сестра молчит в ожидании. – Только не говори мне, что ты собралась прикатить в Сакраменто? Там и так тесно! Ох, только не обращай внимания, чудо! – Мысль не укладывается в голове, Алекс даже не улыбнулась, а чуть не рассмеялась, снова обнимая сестру. – Но почему? Ты ведь можешь себе позволить что угодно!

+2

6

4 июля
- Да, конечно, не стал. - Улыбаюсь. Если бы отец повел себя так, то снег бы выпал, не иначе. Но на улице стояла чудесная теплая погода, потому нет, все у нас было как всегда. Пугаться или удивляться было нечему. - Кажется, все же ты больше изменилась, без нас то! - Смеюсь, даже не скрывая своей радости. В общем-то, моя учеба в Сакраменто еще под небольшим вопросом - отец не хочет отпускать, но я пытаюсь его уговорить. Не вечно же мне сидеть дома, тогда уж сразу в монастырь бы сдали. Но я же смогу его уговорить, правда?
Почему-то мысли о будущем были подернуты легкой пленкой волнения, словно это не я сама выбирала себе судьбу. Вот только сама же, и нужно было быть более уверенной, иначе зачем вообще поступала? Нет, только вперед. Иначе никак.
25 октября
Пистолет? Слух цепляется за слово, которое я и не ожидала услышать. Пистолет, как гарантия безопасности? Нет, я в это никогда не верила, но сейчас это подействовало. Мысль ухватилась за этот крючок и меня потянуло наружу. К воздуху, к свету, к сестре. Вот оно что - ощущение защиты, которого так не хватало. Возможно, он бы и не защитил их, но сама мысль, что есть что-то куда опасней и страшней, чем нож, который будет повернут явно не от тебя, а к тебе, вселяло немного надежды.
- Правда? - Поверить, что у сестры есть такое смертоносное оружие было сложно. Все-таки она давала клятву Гиппократу, а убивать других - это полностью противоположное. С другой стороны, неужели и Алекс была в опасности? Эта новость шокировала и даже выбила и так потерянную почву из-под ног, но и заставила дышать, а также думать. - Но, заем тебе он? - Голос получался глухим, словно и не я говорила вовсе. Наверное, только сейчас я начала понимать, что страх живет не только во мне, но и окружающие тоже могут чего-то бояться. Бояться настолько, что даже додуматься до кардинальных мер: обзавестись пистолетом.
Думать о психическом здоровье в данную минуту не хотелось. Может завтра, когда окончательно успокоюсь, за окном будет солнце и ночные кошмары отступят, я смогу что-то решить, но пока кажется, будто бы я потерялась в лабиринте, и нет выходи из него.
- Может... - мы уже идем на кухню, а я все никак не могу выразить свои страхи словами, но мне нужно выговориться. Просто необходимо. - Может с утра я все же схожу в участок? - Дело так и не было раскрыто, я уехала и теперь, спустя несколько месяцев страх не утих, а лишь возобновился. И, кажется, психиатр вновь понадобится. Таких сильных панических атак не было с лета, что произошло этой ночью оставалось для меня самой настоящей загадкой. Но раз это случилось опять, нужно было с этим что-то делать. Ничего не случается просто так и не исчезает без следа.
4 июля
В общем-то какой-то такой реакции я и ожидала. Но теперь нужно было еще и вдаваться в подробности! Ох уж эти сестры, никогда не могу просто принять информацию и порадоваться. - Да, почти, рядом с Сан-Франциско. - Подбираясь еще ближе к сути дела. На самом деле нужно было, конечно, ехать в Лос Анджелес и устраиваться сразу там, вот только - вы представляете как страшно? Отец не хотел меня отпускать даже в Сакраменто, чего уж говорить о городе, который в несколько раз больше! - Бинго! - Смеется, а потом серьезно добавляет: - не волнуйся, я буду жить в кампусе и перед визитом - звонить. Не хочу быть как мама, которая спит и видит, как ты замуж выходишь. - На последнем предложении смех сдержать уже было невозможно. - А потом я отучусь и уеду в Лос Анджелес, стану крутым сценаристом и ты будешь смотреть фильмы и хвастаться, мол, это моя сестра сценарий написала! - Я всегда была весьма амбициозной особой, потому в своем успехе даже не сомневалась! Ведь я еду не просто учиться, а получать профессию и становиться первоклассным специалистом. - Слушай, а поможешь мне уболтать родителей? Отец находит сто одну причину, почему мне нельзя ехать учиться в другой город. Это просто кошмар какой-то! - Коварный план, как уехать из дому стоило разрабатывать заранее, а то ведь нельзя делать все наобум. Родители должны свыкнуться, что совсем скоро им придется отпустить меня, но они должны думать, что я буду под присмотром. Правда, ведь?
25 октября
Свет торшера мягко освещал кухню. Тихо вскипал чайник. Тикали часы. Нужно было не молчать, а говорить, держаться словами за этот мир пока сознание наконец-то не расслабится и не успокоится. Нужно было говорить, говорить, говорить, вот только слова застывали в горле, их приходилось выкашливать из себя. - Только не говори родителям, они и так сильно переживают. Мы сами разберемся. И еще, у тебя не остался номер психолога? Помнишь, я первое время к ней ходила, а потом перестала. Кажется, слишком рано. - Слезы все еще скатывались по моим щекам, но уже не было истерики, скорее горькое чувство, заставляющее стыдиться саму себя. Стыдиться и бояться, что такое повторится опять. И не ехать же через весь город сюда вновь среди ночи? - И... можно мне пожить у тебя недолго? - Хотелось остаться подольше, но я попросту не имела права вот так нагло врываться в жизнь сестры. Она же привыкла жить одно, уже очень-очень долгое время, а тут - я. Как снег на голову. Снег, который в Калифорнии и не ждали никогда.

+1

7

25 октября
- Долгая история с пистолетом. Но оказалось, в Калифорнии достаточно не быть пустоголовым идиотом, чтобы получить разрешение. А должность врача почему-то волшебным образом действует на людей, убеждая их, что уж тут то точно адекватный человек, - «хотя наш-то брат, кажется, сходит с ума ещё сильнее обычных людей». Особенно приёмка и травма. Тяжело оставаться нормальным вменяемым человеком, когда видишь людей в таком состоянии. Но врач – звучит так уважительно, официально. Не то чтобы она жаловалась.
Алекс отводит глаза, рассказывая об этом. Её долгая история даже рядом не стояла с Роуз и тем, что она чувствует сейчас. Наверное, откуда ей вообще знать, как она может понять?! И как можно сейчас говорить о пистолете и думать о своих причинах его иметь, если они были абсолютно ничтожны?
Это не важно. Абсолютно не важно.
- Конечно, тебе стоит. У нас очень хорошие ребята, я уже немного знакома… Чёрт, мне надо найти кого-нибудь, кто меня завтра подменит, - она смотрит на Роуз и тут же добавляет: - Конечно, я пойду с тобой.
Кнопку чайника она нажимает в темноте, на автоматизме, как делает обычно рано утром. Чайник еле-еле светит синим, на стене рядом с ним – бело-жёлтый свет фонаря из-за окна, ещё чуть-чуть, не свет даже, а его тень – из коридора – вот и всё освещение кухни. И теперь, когда она не одна и темнота магическим образом не кажется чем-то пугающим, кажется кощунственным включать верхний свет, его и так слишком много, а уж для ночной беседы о таких вещах… Что, именно для этого сделаны торшеры?
Но Алекс всё равно зажмуривает на секунду глаза, включая свет. Может, для глаз, которые успели привыкнуть назад к темноте, а может, чтобы дать себе пинок собраться и придумать, о чём говорить. Что она может спрашивать? Заставить Роуз всё рассказать, излить душу, или от этого станет только хуже? А может, и должно стать, пройдёт за раз и всё? Или отвлечь разговорами на постороннюю тему – даже звучит непросто, да и не накроет ли потом с двойной силой?
Чёрт.
4 июля
Она смеётся вместе с мелкой. Мама это мама, так трудно объяснить, но вопросы о семье и замужестве, которые так раздражают у посторонних – это нечто, что просто есть и должно быть, и было бы странно, если бы мама не волновалась и не хотела. Пусть даже «я слишком молода для этого де… для этого».
- Так и быть, можешь раз в месяц оставаться у меня, - она делает серьёзную мину, подражая секретарю из своего университета, - но только если будет письменное уведомление за десять дней! Иначе как я потом докажу, что ты мы с тобой вообще общались? А так будет не просто «моя сестра делает крутые фильмы», а бумага в твоим автографом, я смогу её задорого продать!
Кажется, в их семье тоже есть «семейная» профессия – выбирать что-то максимальное далекое от занятий своих ближайших родственников. А что, удобно, никто не лезет давать советы и учить тебя жизни и мастерству, потому что ничерта в этом не понимают. Обучение на сценариста это же что-то из разряда магии, Алекс уверена. «А, и ваше домашнее задание - напишите мне сценарий про синего бобра, который торгует шубами из розовых лошадей, так, чтобы зритель в это поверил. И никаких наркотиков в кадре. Всем спасибо, жду ваши работы до пятницы». Да, толика реализма бы ей не помешала.
- Ох уж эти родители. Порой мне кажется, что они не американцы, а у папы должны быть шикарные мексиканские усы. Пусть скажут спасибо, что не Гарвард, был бы им привет с восточного побережья. А тут ехать то, несколько часов, можно на выходные домой смотаться. Правда, - тут приходится смущенно улыбнуться, - не думаю, что у тебя так уж часто будет время и желание. Просто по опыту. Но можно! И какой же у тебя коварный план уговорить родителей? Шантаж, моя ответственность или вопли «я уже большая и могу сама решать»? О, можно ещё втихую уехать на выходные, а потом просто сообщить – вещи будет забрать трудновато, но тут как раз и нужна я.
И ведь даже советом не помочь. Ей-то самой ни слова не сказали по поводу выбора универа, хоть в другую страну катись. Что вообще-то неплохо, попробовал бы кто запретить"
25 октября
Ей не приходится решать, потому что Роуз заговаривает сама.
Родители. Она бы и не подумала им рассказать. Не то чтобы она так уж не любила делиться, или не доверяла им – с годами начинаешь всё больше понимать маму… Ладно, 24 это ещё не годы, но ей есть с чем сравнить. Просто так повелось, что она не звонит им постоянно с отчётом, не рассказывает всё новое, пусть даже важное. Нет, только лично, когда приезжает и ворчит из-за маминого расспроса – тогда и выкладывает ей всё, что ещё не забылось к моменту разговора. И просьба не говорить удивляет её невероятно – это было последнее, что пришло бы ей в голову. Хотя теперь звучит разумно, но теперь она и не может этого сделать.
- Конечно. Конечно, я ничего не скажу, и конечно, ты можешь остаться. У меня, в конце концов, две комнаты, а мне хватит половины одной. Там нужно кровать, на который лежит ноутбук. Но тут одна маленькая пушистая задница считает спинку дивана своей, смирись, ты не сможешь ей доказать, что она не права, она здесь сильно дольше!
Боже, просто переиграй всё назад, не надо так тупо шутить. Видно же, что Роуз всё ещё совсем не в порядке. Это не к месту. А она не может отыграть то, что только что ляпнула, поддавшись импульсу, что отвлечь и перевести разговор всё-таки легче. Тем более что ответила она не на все вопросы, и этот идиотский выпад даже не поможет, придётся вернуться.
Две чашки, себе – зелёный чай, для кофе ещё слишком рано, Роуз – с ромашкой. От чашек поднимается пар, и Алекс проводит рукой, наблюдая, как он на мгновение разлетается, тут же замещаясь новым.
- Ты же знаешь, я не удаляю никакие номера. Мне позвонить завтра самой?
Терапия. Даже для неё, врача, звучит довольно пугающе. Но она ведь помогает, правда?

Отредактировано Alexa Wallace (2016-03-06 16:49:13)

+1

8

4 июля
Интересно, если бы я знала уже тогда, что ожидает меня в конце лета, выбрала бы я этот университет или пожелала уехать в другую часть страны? Сложно сказать, тогда я об этом не думала, а после случившего не думала уже. - Для отчетности обязательно буду писать, в двух экземплярах! - Шучу в ответ, и, кажется, будто этот момент счастья нужно запомнить, и удержать как можно дольше. Чтобы потом было к чему вернуться. Предчувствие неминуемого отъезда, расставания с друзьями и родителями заставляло грустить. Совсем немного, но в душе больше не было той детской наивной веры, что лето не закончится никогда, а новый учебный год не принесет сюрпризов. Все будет иначе.
- Да, нашим родителям нас двоих явно мало. Им нужно было не останавливаться... - начинаю смеяться, хотя понимаю, что отчасти права. Им будет здесь одиноко и это заставляет немного переживать за них. Но с другой стороны - не могла же я сидеть здесь и не уезжать за своей судьбой? - Это было не сложно, я просто показала в какие универы меня приглашают, и что если они не отпустят в Сакраменто, то уеду в Нью Йорк или вообще - Вашингтон. - В моей решительности никто никогда не сомневался, а потому, немного побурчав, все же согласились.
Мне хотелось рассказать еще о многих других вещах, но с веранды раздался голос матери, которая звала нас обратно в дом. Вернулся отец и праздничный обед почти готов. Думаю, у нас еще будет время посплетничать, но сейчас стоило возвращаться и накрывать на стол. Мы так давно не виделись, пришла пора собраться всем вместе.
25 октября
- Если не сложно... - Мне всегда было неловко, когда сестре приходилось из-за меня откладывать работу и идти в участок. Я старалась всегда сама пройти через это и не сломаться. Вот только самой уже давным давно не получалось. Потому неловко, но все же с огромной благодарностью я принимала помощь. Если не она, то кто же еще стал бы мне помогать? Кому бы не было до меня дела, если не ей?
- Хм... - почти получается улыбнуться, хоть вся еще и дрожу, - обещаю не притеснять ее. - В общем-то, я любила животных, но дома у нас редко кто-то приживался. Слишком занятые родители, и слишком маленькие мы. Или большие, но все равно, по мнению родителей, безответственные.
Пытаться согреться, обнимая пальцами чашку. Вдыхать запах и отпивать маленькими глотками. Успокаиваться все сильнее, а вместе с тем и проваливаться в липкую паутину дремы. После сильного эмоционального потрясения резко захотелось спать. Здесь и сейчас было ощущение дома и спокойствия. Все-таки хорошо, что я уехала учиться именно сюда. Что было бы со мной там, где я была бы в полном одиночестве? Как бы со всем этим справилась, да и справилась бы вообще?
- Да, если позвонишь, будет замечательно. Спасибо. - Оставалось допить чай, а потом попросить сестру полежать рядом с собой, пока бы я не уснула. Раньше так всегда делала мама, но ее здесь нет, потому этот нелегкий труд перекладывался на Алекс. Все-таки семья это тот якорь, который никогда тебя не оставит и не предаст. Хорошо, что у нас была именно такая семья. Хорошо, что они у меня были, а я была у них. Хорошо, что мир иногда бывает не так жесток, каким кажется.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Hey Sister!