В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » истина в вине


истина в вине

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники:  Martina Gotti & Daniel Rossi
Место: ресторан "O'Chalet"
Время: октябрь, вечер

0

2

appearance;

- И как же нам отблагодарить вас?- специально делаю ударение на последнем слове, оценивающе глядя на мужчину сверху вниз, подсевшего за наш столик совершенно самоуверенно и нахально. Шампанское, которое незнакомец прислал несколько минут назад нам с подругами было действительно хорошим, несмотря на то, что это было для меня явно лишним на сегодняшний вечер. Я это поняла после первого же глотка холодного напитка согревшего мне горло. Сейчас, мне кажется, для моего же блага надо было бы оплатить счет, словить такси и уехать домой. Но это было бы слишком правильное решение, на которое мне всеми способами пытались намекнуть обе мои подруги вот уже какое-то время. Только... - Дорогу домой я сама в состоянии найти, - довольно резким тоном отвечаю я девушкам, краем глаза замечая как они переглянулись, а потом одновременно перевели взгляд на меня. Мне что, двенадцать лет, что меня нужно за ручку водить? Терпеть этого не могу. Я им киваю, отвечая на их вопросительные взгляды и уже через несколько секунд наблюдаю, как мужчина, имени которого я до сих пор не знала, наливает нам два бокала игристого. Сегодня я явно решила немного отвлечься от рутины. - И ты не боишься? - спрашивает своим чуть хриплым голосом мужчина, а его хищная ухмылка должна, по идее, меня насторожить. Но мой разум уже достаточно захмелел, а вечер, казалось бы, лишь начинал быть интересным. В ответ на его вопрос я звонко и слишком громко расхохоталась, обратив на себя внимание тех немногих посетителей, а особенно коллег/друзей моего, кхм, собеседника, что теперь не сводили с нас глаз. - А надо? - чертики в моих глазах его явно забавляют. И зачем я это делаю? Видать, приключений захотелось.
Я точно не помню, сколько времени мы проговорили просто ни о чем, сколько мы еще выпили и...мне на сегодня было вполне достаточно, тем более, мой случайный спутник успел мне изрядно поднадоесть, хоть и играл свою роль, по-моему, он безупречно. А его попытка положить свою руку мне на колено заставила меня поперхнуться напитком. - Так, стоп, давай обойдемся без этого, - моя, не сомневаюсь, глупая до этого  улыбка исчезла с губ и я, молча взяв сумочку, начала искать деньги, чтобы заплатить за себя. Черт! Резко поднявшись я поняла, что, хоть и достаточно соображая, перебрала я знатно. И ноги мои это подтвердили. Но оставаться здесь я намерена не была, - жест, пусть даже такой безобидный, со стороны Джонни (кажется, так его зовут?) меня таки взбесил. Его предложение подвезти меня я также отклонила. - Эй, ребята, возвращаю вам вашего друга в целости и сохранности, - окликнув его друзей, обращаюсь к ним я и, как только набрав полные легкие воздуха хочу развернуться и уйти, я замечаю знакомое лицо. Несколько секунд я просто не могу вспомнить откуда я его знаю и это, должно быть, очень комично выглядит. Узнаю я в нем недавнего клиента нашего автомобильного салона. Все ясно. Это одна компания. Можно идти. Чувствую как кто-то сзади кладет мне руку на плече и, без сомнения, это все тот же мужчина, от которого мне так хочется сейчас избавиться. - Я разве не понятно выразилась? - процедив сквозь зубы я поворачиваюсь к нему, только он уж слишком больно хватает меня за запястье. - Как грубо, красавица! - слишком наигранно воскликнул он, чем вызвал одобряющий смех своих друзей. - Пошли, моя машина тут рядом, - в принципе, что он может со мной сделать? Он, в отличии от меня, совсем не пьян и, если честно, разве у меня здесь есть выбор? Никого из людей здесь почти не осталось, да и я сама напросилась. Только так просто сдаваться этому недоделанному покорителю сердец? Пф. Со всей силой я вырываю свою руку и быстрым, насколько позволяют мои каблуки, шагом выхожу из ресторана. Холодный вечерний октябрьский воздух бьет прямо в лицо и я понимаю, что еще и забыла свой пиджак в ресторане. Дырявая голова. Но, ничего, и  так сойдет. А пока подхожу к краю тротуара, всматриваясь в поток машин ища взглядом хоть какое-нибудь такси. Была б моя воля, я б прилегла прямо тут и сейчас.

Отредактировано Martina Gotti (2015-11-01 14:55:52)

+1

3

внешний вид

Роз хорошо отзывался об этом местечке во время нашей последней встречи. Он считал свое детище произведением искусства независимо от того, для чего на самом деле использовался этот ресторан.  Во вкусах Сальваторе сомневаться не приходилось и, воспользовавшись его рекомендацией, мы с парнями, впервые за последний месяц, сменили уютную обстановку «Маленькой Сицилии» на роскошный интерьер О'Шале. В конце концов, мы вполне могли себе это позволить – в последнее время дела шли в гору. Да, возможно, дерьма за это время случилось не мало, но, в конце концов, о тебе судят по толщине конверта, который ты засылаешь – а мой конверт всегда был достаточно толст.
С опозданием припарковав тачку у черного выхода, направляюсь к двери, где и натыкаюсь на Ричи, старательно полирующего шелковым платком свои туфли. - Что, в Тахо так плохи дела, что тебе и на обувщика уже не хватает? – Усмехнувшись, вытаскиваю из потайного кармана пальто портсигар и, выудив одну Montecristo, зажимаю между зубов, подкурив. Ди Наполи, отвлекаясь от своего неприглядного занятия, поднимается, расплывшись в широченной улыбке. Крепко приветствую старого друга, со всем радушием целую итальянца в щеку, похлопав того по спине.
- Это же  Боттичелли, мать его, я семь сотен за них отвалил, -  ни сколько не смущаясь того, за каким занятием был мною пойман, Ричи выкидывает платок в урну и самодовольно усмехается, - Насчет копании не волнуйся -  пиндосных идиотов всегда хватает, деньги лопатой гребем. Вчера, например, Гарри на двадцать штук какого-то скрягу из Сан-Хосе нагрел – втюхал ему акции конторки той, помнишь, которая ремонтом пылесосов занимается? 10 баксов за штуку. Хорошая сделка, - когда Ричи говорил о своей компании, остановить его было сложно. Он всегда с таким воодушевлением заливал про свои дела, а я каждый раз, когда эта тема поднималась, был готов себе пулю в рот пустить. Я любил этого парня как родного и, действительно, «Tahoe Securities» приносила неплохие деньги, но ближе знакомиться со всем этим дерьмом я не хотел. Я не то, чтобы прям пиздец как Ричи доверял, - в наших кругах с этим делом всегда напряженка, - но лезть в дела компании нужным не считал, да и, если что, под замес не попаду, если вдруг карта неудачно ляжет.
- Кстати, - Ричи начинает рыться в карманах своего незатейливого клетчатого пиджака и, наконец, достает скрученные в трубочку купюры,  протягивая мне, - от Гарри как раз. Его сегодня не будет. Телку его какой-то ниггер утром подрезал, пришлось в больницу ехать.
- Баклажаны в конец оборзели, - нахмурившись, раскручиваю деньги, чтобы удостовериться, что сумма вся и, убедившись, убираю в нагрудный карман, - Объясните уроду как дела обстоят, а девчонке… ну не знаю, фруктов пошлите. А теперь пойдем уже, блять. Я нормальной еды неделю не ел, времени нихуя не было.

Розарио не врал – местечко очень даже ничего было. Кухня, конечно, и называлась высокой, но, как по мне, с «Маленькой Италией» ни в какое сравнение не шла. Но тут во мне больше итальянец говорил, а не ценитель изысков кулинарных. Вино было хорошим, это главное. Отсалютовав, опустошаю бокал с вином, отвлекаясь от разговора на знакомый, бесстыдно-громкий смех. Поднимаю взгляд, замечая одного из своих парней, Джонни, бестактно подкатывающего к компании девушек. Он послал им шампанское несколько минут назад, а теперь, видимо, решил, что пора бы и действовать начать. Изначально я не учувствовал в обсуждении девушек, которое с минут двадцать уже за нашим столом велось. Мой взгляд был пойман одной из них, девчонкой, которую как раз и собирался сегодня «снять» Джон.
- Ставлю полтинник, что он сегодня ее уложит, - стукнув ладонью по столу, посмеиваясь, добавил Ди, опустошая очередную порцию вина. Я даже бровью не повел, продолжая взглядом изучать компанию, расположившуюся прямо напротив, - Вот уж сомневаюсь. Рассказывать друзьям о том, что я эту девушку знал, я не стал. Я встретил ее в "Bellini", - она там менеджером по продажам работала, - кажется, неделю назад и оставил о себе ей не такое уж и приятное впечатление. Но это меня не волновало.
Как я и предполагал, Мартина дала Джону отворот-поворот , но парень сдаваться так легко не собирался. Наглости девушки я не удивился, а вот ребята, посмеивались, ожидая как именно отреагирует «наш друг» на унизительный отказ. Впрочем, сама девушка была не из робкого десятка, поспешив поскорее оставить этот ресторан и нахального ухажера. Джонни добычу упускать не собирался – он вообще был из тех мужчин, кому не стоило отказывать. Впрочем, я тоже.
- Успокойся, Дон Жуан, - Поднимаюсь с места, я забираю у приятеля забытый Мартиной пиджак, - Оставь ее в покое.  Он собирался что-то возразить, но взглянув на мое совершенно невозмутимое лицо, вернулся на место, лучше многих понимая, как быстро может мое настроение смениться.
Я в джентльменах никогда не ходил, но, время от времени, надевал эту маску ради собственных выгод и прямо сейчас был один из подобных случаев.
- Эй, недотрога, - выезжая с парковки, останавливаю машину возле брюнетки, - до дома подбросить? Обещаю никого больше не сбивать, - усмехнувшись, поднимаю руки, не отрывая взгляда от ее глубоких  карих. Итальянка выглядела недовольной, но от этого сексуальность ее нисколько не страдала. Джону придется в очередь встать, потому что у меня на эту девушку планы были не меньшие.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-04-07 23:16:00)

+1

4

Холодно. Не такой уж и приятный вечерний ветер пронимал до костей, заставляя дрожать все тело, от чего я инстинктивно сложила руки на груди, переминаясь с ноги на ногу. Твою же мать! - начинаю подумывать о том, чтобы идти домой пешком, ведь так можно хотя бы согреться, иначе я здесь или окучурюсь через несколько минут или этот Казанова выйдет за мной. Просто тогда у меня выбора не будет - бегать я быстро умею, тем более в таком состоянии, когда из мыслей в голове одна каша, а ноги подкашиваются, то ли от количества выпитого, то ли от холода. Думай, дура, думай! Волна неприятной дрожи пробежала по всему телу, словно ток электрический. Решаю позвонить любому знакомому, который сейчас должен быть не занят и сумел бы меня забрать отсюда. Где этот телефон гребанный? Встряхиваю свою сумку, но от моих мысленных проклятий всех и вся отвлекает чей-то голос, что явно обращался ко мне. Поднимаю голову и вижу перед собой машину. Был бы ее владелец кто-нибудь другой, я бы возможно обрадовалась своему спасителю, но не в этом случае. - До дома подбросить? Обещаю никого не сбивать, - снова этот самодовольный тон, снова эта слишком нагловатая усмешка, которая заставила пронестись у меня перед глазами события того дня, когда я впервые увидела этого Дэниела. Дэниел Росси? Ну, конечно! Только почему я это помню? - Иди-ка ты к черту! - без раздумий бросаю ему я, удивляясь, откуда во мне взялась эта воспитанность. Снова перевожу взгляд на мимо проезжающие машины, потом на часы, чтобы не встречаться взглядом со своим, так называемым, старым знакомым. И как долго он будет здесь стоять? Чувствую, как мужчина продолжает сверлить меня взглядом, от чего я только больше сжимаю губы в тонкую полоску, прикусывая их почти до крови. Только ничего не надо говорить, молчи, Марти. Закатываю глаза, понимая, что я встретилась с таким же упрямым бараном. Делаю шаг в сторону, вот лишь машина рядом начинает ехать за мной следом. Прошла я так несколько метров, начиная поддаваться скорее не здравому смыслу, а просто своему желанию согреться. Кости уже невыносимо ломит от холода!
Остановившись вздыхаю. Поворачиваюсь назад к автомобилю и, не желая видеть этой несносной улыбки победителя на губах Дэниела, молча открываю дверь и сажусь рядом с ним. К моему удивлению у него даже был мой пиджак. Беру его в руки и сильно сжимаю, впиваясь в ткань ногтями. Только бы он ничего не заметил, пожалуйста. Мне кажется, что я снова подросток, снова маленькая девочка, а не взрослая женщина. И почему я не смогла дать ему отпор так же, как и его дружку? Лучше уж было своим ходом как-нибудь добираться, чем так. Сейчас я чувствую себя так же, как то самое невинное животное, которое он сбил во время тест-драйва неделю назад. Сколько лет работаю - ни разу такого не случалось. Но вернемся к нынешним событиям. Сама того не замечая я уже наверное с минуту пялилась в окно, никак не обращая внимания на мужчину. Вот же...! Называю ему свою улицу и номер дома. Ни слова больше ни меньше. Мне надо собрать все свои мозги в кучу или может не надо стараться, - я все равно вляпалась. Откидываю голову на подголовник закрыв глаза. Если бы меня так не напрягало присутствие почти незнакомого мне человека рядом, я бы мигом провалилась в сон.
- Что? - отзываюсь на свое имя и с трудом открываю глаза. Обалдеть. Оглянувшись, до меня доходит, что мы стоим на парковке возле моего дома. Рука автоматически тянется к лицу и пальцами потирая переносицу я стараюсь быстро предположить последующий сценарий вечера. Что мне, сука, делать? - главный вопрос. Ладно. Открываю двери и шагаю в сторону подъезда. - Эй, я не поняла немного - обращаюсь к мужчине, от которого, чую всем своим сердцем, мне не удастся так легко отделаться, - ты со мной, что ли? Спасибо, что подвез, твои грехи за прошлую встречу отпущены, до, надеюсь, не скорой встречи. А лучше прощай! - на секунду изображаю подобие улыбки и хваля себя за такую речь в таком непростом положении направляюсь к своему подъезду. Только я немного не рассчитала то ли с размахом, с которым я повернулась, то ли я не заметила ступеньку, то ли...Но ничто уже не исправит то, что я грохнулась просто на тротуар, чуть разодрав ладони и тем самым провально закончив прощание с этим козлом. - Ты все еще здесь? - мой тон немного смягчился, так как я понимаю, что я сейчас нахожусь в слишком неловком положении и мне надо злиться только на саму себя. - Возьми эти чертовы ключи! - уже приказываю, протягивая ему свою руку. Нечего ему стоять и улыбаться. Сама начинаю смеяться, поднимаясь и отряхивая руки от грязи, - неужели я до сих пор пьяна? Или все же остается надежда, что это все сон. Смотрю на Дэниела уже без такой явной неприязни, но внутри все равно протест. И какого, прости меня господи, я сейчас еду с ним в одном лифте к себе(!) домой?!

Отредактировано Martina Gotti (2015-11-03 01:05:57)

+1

5

Рассмеялся. Громко, на всю улицу. Впервые на моей памяти, я смеюсь тому, что меня к черту посылает какая-то фифа. Обычно, я начинаю злиться, сразу же указывая бабе на ее место; и я бы сделал так и сейчас, если бы кроме нас двоих на этой чертовой улице присутствовал кто-то еще. Дабы в грязь не ронять свое самолюбие и, в очередной раз, напомнить кто я такой и как принято с такими как я себя вести. Но Мартина об этом ничего не знала, хоть и работала в салоне, под контролем нашей Семьи находящимся. Обыкновенных менеджеров в подробности не посвящают, в конце концов.
- Да брось ты, - устраивая локоть на раскрытом окне, провожаю взглядом брюнетку, что предпочла мои, любезно предоставленные мною же, услуги водителя, ночной прогулке. Понятное дело, сделала она специально и, я уверен, долго вела внутреннюю борьбу с самой собой, прежде чем сдалась, - на своих ходулях ты все равно далеко не уйдешь. Да и мало ли что случится может с беззащитной птичкой, - Пытался воззвать к ее благоразумию, продолжая ехать за ней , и остановился вместе со сдавшейся наконец итальянкой. Она садиться рядом, выхватывая из моих рук свой пиджак и, как будто специально избегая встречи с моей самодовольной усмешкой, отворачивается. Коротко называет свой адрес и проваливается в сон. Поэтому все дорогу провели в гробовом молчании, пока оно, наконец, не вывело меня из себя  и я не включил музыку. Негромко, чтобы не разбудить случайную знакомую - понятия не имею, чем она такое великодушие с моей стороны заслужила.

- Вставай давай, красотка, - заглушив мотор на стоянке возле указанного Готти дома, разворачиваюсь к спящей брюнетке, никак не реагирующей на мое обращение. Повторно укладывая ладонь на ее плече, встряхиваю девчонку и несколько раз называю ее по имени,  прежде чем она таки открывает глаза. Немного помедлив, нервно ерзает на сидение, а затем, ничего не произнося, выходит из машины, снова забывая свой чертов пиджак. Мне начинает казаться, что делает итальянка это все намерено, чтобы, вроде как, и легкодоступной барышней не показаться и, одновременно, зеленый свет мне дать. В победной улыбке расплываюсь и выхожу из машины следом за ней. Готти старательно делает вид, что такого поворота не ожидала и, толкнув полу трезвую речь, выхватывает свой пиджак, резко развернувшись на каблуках. Этот финт ей не удается и уже через секунду я наблюдаю за брюнеткой, нелепо растянувшейся на асфальте. Пришлось приложить немалое усилие, чтобы не рассмеяться, а вот улыбку саркастичную сдержать мне так и не удалось. Мартина начинает злиться всему подряд. И своему глупому положению, и тому, что попала в него на моих глазах и, кажется, самому факту того, что я никуда отсюда уходить не собирался.
Командирским тоном заставляет меня взять ключи и протягивает руку, всем своим видом показывая, что честь мне оказала великую. Усмехаюсь ее наивности и, резко подтягиваю брюнетку на себе. Еще не до конца в себя придя, девчонка теряет равновесие при подъеме, и только то, что она успевает своими ладонями мне в грудь упереться, спасает ее от повторного падения. Одной рукой хватаю ее за талию, тем самым не позволяя Марти увеличить расстояние, между нами. Она вынужденно встречается в моим взглядом и, так раздражающей ее все это время, усмешкой, - Для птички ты летаешь отвратительно плохо, - Почти в губы ей шепчу, тут же разворачивая ее лицом к двери и, так и не отпуская ее талии, позволяю рукой опереться о свое плечо. Пока она прыгала по ступенькам на одной ноге, смотрелась крайне забавно и я понимать начинаю, насколько беззащитной она все-таки была.

Избавляя брюнетку от лишних движений, открываю дверь вместо нее и она, ловко перепрыгнув через порог, тут же довольно растягивается на диване. Я, провожая девчонку взглядом, не разуваясь, прохожу на кухню, по-хозяйски начиная рыться в шкафчиках, - Надеюсь, приличное вино у тебя имеется? – Повертев в руках только найденную бутылку белого, брезгливо возвращаю ее на место. Дешевую выпивку терпеть не мог, особенно если дело вина касалось. Подождав, пока брюнетка доскачет до кухни, разворачиваюсь, и, медленно вытаскивая из кармана пачку сигарет, закуриваю, не спрашивая разрешения, - Насчет Джона можешь не волноваться. А вот насчет меня – стоило бы.

Отредактировано Daniel Rossi (2015-11-03 20:44:02)

+1

6

Я была так рада оказаться в конце концов в своей квартире, на своей, считайте, территории, что не сразу сообразила о том, что на моей кухни сейчас хозяйствует один, любезно оказавшиий свою помощь в качестве водителя, итальянский засранец. Или как его еще назвать? Дэниел слишком обычное имя для него. Дэниелов сейчас много. Только этот явно выделялся своей уверенностью в собственной ослепительности, которую я старательнро игнорировала. Пыталась игнорировать, четко понимая, что абсолютно все, происходящее в моих мыслях видно в каждом моем нелепом движении. Понимая, что врожденная дурость, а также способность делать, не подумав сначала, сейчас берет верх над остатками опьяненного разума, отчаянно старавшегося достучаться до меня. Но, как и мой гость, я пока нисколько не сомневалась в правильности своих действий.
Первым делом заваливаюсь на диван, просто для того, чтобы перевести дух. Что мы имеем? Ничего. Просто не знаю, чем должна закончиться сегодняшняя ночь. Остается мне только надеяться, что я останусь живой. - Надеюсь, приличное вино у тебя имеется? - сколько высокомерия он вложил в этот простой вопрос? Да что этот индюк с прилизанными волосами думает о себе?! Поднимаюсь с дивана и, по пути поправляя непослушные волосы, залетаю в кухню. - Ты же, мать твою, не предупреждал о своем приходе! Уж извините! - я чувствовала, как от секундной вспышки гнева мое лицо стало бордового цвета и не удивилась бы, если бы от напряжения на висках выступили вены. Нет, он меня не задел своим замечанием о найденном вине, а скорее это был небольшой всплеск эмоций за этот весь вечер. - И прекрати вести себя так, будто ты удовольствие от этого получаешь! - мой взгляд бегает по всему его такому расслабленному телу (расселся, будто это я у него дома), иногда останавливаясь на мгновенье, встретив его карие глаза. Дьявол! Прохожу мимо него, специально задевая мужчину, чтобы открыть окно. Впустив немного свежего воздуха выжидающе смотрю, как он медленно, явно желая задеть меня этим, выпускает сигаретный дым. Молчим. Недолгая пауза помогает мне успокоить свое дыхание. Знаю, что это ненадолго, поэтому с плохо скрываемой обреченностью подхожу к нужному шкафчику, куда не дошли руки итальянца и на носочках пытаюсь достать нужную мне бутылку вина. Все равно никто бы не выпил, - ко мне не часто кто заходит, а в одиночестве не пью. Если сейчас что-нибудь не понравится - получишь этой же бутылкой. - обращаюсь я к Дэниелу в надежде, что он умеет читать чужие мысли. Возвращаюсь к мужчине и, поставив вино на стол, встаю прямо перед ним, приблизившись вплотную так, чтобы чувствовать его дыхание. Скривишись от сильнейшего запаха сигарет, но не отводя глаз от его карих, тихо, но с неким прижимом спрашиваю - Что. Ты. Хочешь. От. Меня? - между каждым словом делаю паузу, словно объясняя что-то маленькому ребенку. Может хотя бы сейчас удастся вывести его из себя? Или эта стена изготовленная из сплошной самонадеянности так просто не поддастся мне? - И брось эту гадость, - смотрю на его губы, которые казалось бы, всегда искривлены в полупрезрительной усмешке и сжимаю за предплечье руки, в которой он держал свою сигарету. Черт! Да там одни мускулы! - отмечаю я для себя, случайно выяснив, что под рубашкой этого мужчины вряд ли скрывается пивной животик. Ха! Да он раздавит меня здесь без лишних усилий одним движением, а я еще хочу как-нибудь подействовать ему на нервы? Напоминаю себе собственную мать, постоянно выводящую из себя отца. После этой мысли меня передергивает и я сразу же отхожу от него на несколько шагов, горько усмехаясь сама к себе. - Бокалы там, - указываю пальцем, - или предпочитаешь так, без лишних формальностей? - когда мне наконец получится избавиться от этой маленькой дозы, но яда, в каждом сказанном мною слове в сторону Дэниела? Пора может и мне расслабиться, так как я, наверное, выгляжу сейчас истеричкой на фоне спокойствия итальянца. Только больше всего мне не давали покоя/раздражали его глаза! А точнее взгляд, с которым он на меня смотрел, - как на интересную добычу, что бьется уже почти в предсмертных судорогах, - и поэтому я все чаще не могла отвести от него своего.

Отредактировано Martina Gotti (2015-11-03 23:58:33)

+1

7

Смотрю в ее глаза, от праведного гнева превратившиеся из медово-карих в черные, слежу за ее движениями, слушаю недовольные крики и делаю один единственный вывод – она итальянка. Нет, я сразу это понял, когда только увидел ее, когда она представилась, - моя реакция на ее фамилию, наверное, и так всем понятна, - убедился. Я имею в виду не внешнее сходство, а ту внутреннюю ретивость, объединяющую поголовно всех представительниц моего народа.  Горячая, импульсивная, самонадеянная девчонка с напрочь отбитым инстинктом самосохранения, с каждой секундой возбуждала меня все сильнее, от чего маска непробиваемого спокойствия, - которая и так редко когда долго на моем лице задерживалась, - время от времени слетала, обнажая мои истинные желания перед Мартиной. Впрочем, она и сама прекрасно знала, по какой именно причине я вожусь тут с ней. Только это, почему-то, совсем не тешило ее самолюбие. Или она очень старательно пыталась это скрыть.
- Я и получаю, - без лишней скромности и совершенно честно отвечаю брюнетке, с вызовом глядя в ее глаза. Она, естественно, спешит взгляд отвести, отвлекаясь на открытие окна, например, или поиски вина. Меня уже окончательно заебала эта игра в гляделки. Взрослые люди, блять, на минуточку.
Забавно, что Мартина, приводя в дом почти не знакомо ей мужчину, совершенно его не боялась. Меня, блять, и не боялась. Это было немного странным ощущением, учитывая тот факт, что к страху я привык. Отсюда я мог сделать вывод, что Готти совершенно не интересуется насыщенной жизнью нашего города, не читает газет и новости не смотрит. Время от время наши имена фигурируют в криминальных сводках с громкими обвинениями в причастности к организованной преступности, но так или иначе, эти заявления не имеют за собой никаких оснований, потому то большинство из славных парней все еще на свободе и гуляет. И я был одним из них. И она меня не боялась.
Она спрашивает, а я снова отвечаю ей холодной усмешкой, нарушая возникшее между нами расстояние, чтобы забрать из рук итальянки бутылку с вином. Подбрасываю ее  в руках, внимательно разглядывая этикетку и, наконец убедившись в  том, что это вино было вполне себе приличным, коротко киваю, - Я хочу выпить хорошего вина в хорошей компании. И совсем не обязательно так нервничать. Убивать я тебя не собираюсь – боюсь трупы в моем багажнике не потеснятся, - Громко усмехнувшись скидываю пальто, бережно укладывая вещь на подоконник, - я шучу, расслабься, - Одновременно следя за реакцией притихшей брюнетки, закатываю рукава, собираясь откупорить бутылку, но, так и не приступив к поискам штопора, отвлекаюсь на Мартину, резко схватившую мою руку. 
И опять все заново. Глаза в глаза, напряженное тело, участившееся сердцебиение. Она, может, и не боялась меня, но так и не могла предположить, чего от меня можно ожидать. Она отходит на безопасное, как ей самой кажется, расстояние, раздает инструкции по поводу бокалов, поворачиваясь ко мне спиной. А я, быстро отправив бычок в окно, без лишних прелюдий, хватаю ее за локоть, возвращая на прежнее место. Теперь кривая ухмылка появляется уже на ее губах, но я стираю ее грубым поцелуем, одновременно на руки подхватывая ее хрупкую фигуру и усаживая на кухонную стойку. Забавно, но она почти не сопротивлялась моим настойчивым движениям, послушно прогибалась навстречу, когда я наматывал ее вьющие волосы на кулак и оттягивал вниз, открывая ее изящную шею. Птичка попалась.

Отредактировано Daniel Rossi (2015-11-04 01:34:21)

+1

8

Катится все к чертям собачьим - моя, большими усилиями выстроена, неприступность, при еле тлеющем желании и одновременном опасении узнать итальянца поближе. Мне хочется самой себе доказать, что все это - огромная ошибка, что нельзя поддаваться на его игры, в которых руководил явно он, только вот любопытство загнало меня в угол, заставив встретиться с ним глаза в глаза, позволив оценить его хищний оскал вблизи. Я - загнанный в клетку зверь, пытающийся вырваться на волю, не понимая, что моя судьба почти предрешена и сколько я бы не билась, сколько бы не металась из угла в угол, бросая яростные взгляды на противника - я в его руках. А почему я злюсь на него, если виновата я сама? Он меня не принуждал садится в его машину, он не заставлял меня отдавать ему ключи от своей квартиры, вот только именно он первый сократил расстояние между нами до минимального, закрутив это все. Чертов итальянец!
Сделав одно необдуманное движение, повернувшись к нему спиной, я начинаю жалеть об этом в то же мгновенье, когда он силой меня разворачивает к себе лицом. Я понимаю, что не могу издать ни слова, ни звука, чувствуя, как мое горло в миг пересохло и каждая попытка как-нибудь возразить заканчивалась безуспешно, даже не начавшись. Почти не дыша, взглянув в его карие глаза победителя с такой же презрительностью, с которой он смотрел на весь этот гребанный мир, отдаюсь его жадному, грубому поцелую, с которым он, не прилагая особых усилий, пленил все мое тело. Если я первые несколько секунд пыталась отстраниться от Дэниела, оттолкнуть его упершись ладонями в его сильные плечи, сжимая его рубашку, то сейчас я обмякла, расстаяла даже без сопротивления. Не слушаю себя, поддаваясь его желанию, его мужской похоти, не слушаю свой голос, который все менее отчетливей говорит о том, что я становлюсь противна самой себе. Мне уже совсем плевать. Мне кажется, что я - оголенный нерв, на который действует малейшее прикосновение мужчины, от чего мне становится невыносимо жарко, несмотря на то, что некоторое время назад мне казалось, что я умру от холода. А теперь я умираю от его теплых рук. Блять. Он наматывает мои волосы себе на кулак и мне ничего другого не остается, как откинуть голову назад, оголяя шею. И пусть мне сначала захотелось ударить его за этот жест как можно сильнее, больнее, то почувствовав его губы скользящие по моей шее, я смогла издать только слабый вздох. Сильнее обняв ногами его торс, я притягиваю его ближе к себе, не желая, может даже боясь, что он сейчас уйдет. Глупая, потерявшая рассудок Мартина. Пытаюсь освободиться от его рук и, обхватив своими ладонями его лицо, снова возвращаюсь к горячим губам, слишком требовательно целуя. Отстраняюсь, чувствуя на себе его взгляд. Опускаю свои руки ниже, нащупывая пальчиками пуговицы его рубашки и торопливо расстегиваю , под конец почти разрывая ее из-за собственной нетерпеливости, - кто это только придумал?! Подушечками пальцев начинаю осторожно изучать его шею, плечи, грудь, словно впервые передо мной стоит мужчина, и каждое прикосновение после я покрываю поцелуем, иногда слегка прикусив кожу. Эта недоблизость сводит меня с ума. Он сводит с ума. Помогаю ему избавиться от своей чертовой футболки, бросив ее куда-то на пол,  оставшись в бюстгальтере. Меня всегда забавляло, как мужчины с ним возятся. И  не в силах задержать сбивчивое дыхание я наблюдала за его взглядом, остановившимся на кружевах, которые прикрывали мою почти судорожно вздымающуюся грудь. Да ты издеваешься?! Он потешается надо мной, над моим мучительным состоянием предвкушения, которое волнами расходилось по всему моему слабому телу,  разрывая его от возбуждения, а голову от эмоций. Смотрю в его смеющиеся глаза, неумело скрывая свое "пожалуйста", облизав свои влажные губы. Теперь пусть он сдается.

Свернутый текст

*стыдпозор*

Отредактировано Martina Gotti (2015-11-04 14:17:59)

+1

9

Это должно было произойти раньше. В день нашей первой встречи. Я тогда был чертовски в этом уверен, но нечаянно сбитое животное, видимо, заставило Мартину сойти с верного пути. Собственно, и для чего были все эти игры? Она так старательно делала вид, что не испытывает ко мне ничего кроме неприязни, что и сама не замечала, какой очевидной была ее игра. Тем не менее, она все это время вела себя так, как будто мы были знакомы уже миллион лет, позволяла себе непозволительные для других, грубости в  мой адрес, оставаясь при этом безнаказанной по причине банального стечения обстоятельств. Чуть позже, возможно, я объясню ей как на самом деле обстоят дела, а пока время не пришло, я разъяснюсь иначе.
Скольжу ладонями по ее ногам, которыми она обвивает мою спину, и с удовольствием отмечаю, как болезненно ойкает девчонка, когда я касаюсь ее разодранного колена. Признаться, мне нравилось причинять ей физическую боль. И на малом останавливаться я не собирался. Я сильнее оттягиваю ее волосы, впиваясь в шею жесткими, грязными поцелуями, одновременно крепче между пальцами сжимая ее, в аккурат поместившуюся в мою ладонь, грудь.  Отправляя ее футболку в свободный полет, некоторое время задерживаю взгляд на возбужденных сосках, проступающих сквозь кружевную ткань.  Резким движением стягиваю брюнетку со столешницы, бесцеремонно разворачивая к себе спиной. Извивается под моими руками, сильнее прижимаясь к моему телу, наверняка тем самым требуя к себе большего внимания. Я эту ее попытку без внимания оставляю, подталкивая итальянку вперед и заставляю прогнуться под нажатием своей руки.  Поведя плечами, скидываю рубашку, минуту назад расстегнутую ловкими пальчиками Готти, на пол и, прижав к себе ее бедра, одним резким движением стягиваю ее брюки, вместе с бельем. Ненадолго запутавшись в ткани, она переступает с ноги на ногу, избавляясь от ограничения, в виде брошенной к ее ногами тряпки, а я, опустив ладони на ее плечи, резко вхожу в напряженное тело. Не тратя время на возню с бюстгальтером, оттягиваю ткань вниз, освобождая вздымающуюся плоть.

Она была нужна мне сегодня для того, чтобы выпустить пар, в целом – для услаждения собственного эго. Она знала об этом. Я был в этом уверен. Не походила Мартина на девчонок, любивших пустые иллюзии строить. И это, признаться, подкупало.
Последние резкие движения бедрами ничуть не отличались от предыдущих. Я не был с ней нежным – она и не просила. Просто секс. Просто хороший секс. Кончив, рычу ей в шею, еще какое время оставаясь внутри нее, сильнее сжимаю пальцами покрасневшие бедра. Восстанавливаю сбившиеся дыхание и, откинув назад волосы с ее взмокшего лба, притягиваю ближе к себе, заставляя неестественно выгнуться. Пальцами схватив ее за подбородок, оставляю жесткий поцелуй и отстраняюсь, оставляя все еще согнувшуюся брюнетку переводить дух. Натянув брюки, закуриваю, в этот раз таки соизволив переместиться поближе к открытому окну. Зажав сигарету в зубах, я снова начал рыться в ящиках в поисках штопора. Когда они увенчались успехом, поднимаю с пола, - почти бережно туда опущенную какое-то время назад, - бутылку вина и, не разворачиваясь обращаюсь к Мартине, - знаешь, я тут подумал… пожалуй, возьму тот Кадиллак. Маловата, конечно, как по мне, но в целом очень даже. Ее уже восстановили? – Будничным тоном спрашиваю, наконец, откупоривая вино.

+1

10

Я понимала Дэниела - он ни с кем не церемонился, два раза он никого не спрашивал и долго упрашивать его также не приходилось. И ни для кого, мне кажется, нет исключений. Он привык добиваться своего, даже если это была девушка. Только с чего я сделала исключение для него? Я знала только его имя и фамилию, больше мне, в принципе, пока не надо было. Здесь не было ни капли симпатии, ни грамма приязни, ничего, все заключалось в простом, во взаимном влечении (чересчур сильном у меня), желании, в том, что я - женщина, а он - мужчина. Все, ничего лишнего, никакой сказочно-сопливой истории.
Стало настолько жарко, что мне нечем было дышать. Жадно глотая воздух, мне становилось все сложнее сопротивляться его грубым прикосновениям, каждое из которых сначала отдавало болью постепенно сменившейся на наслаждение. Итальянец заставляет мое тело изгибаться под своим, почти полностью подчиняя себе, а я сжимаю зубы так сильно, чтобы не вскрикнуть даже в тот момент, когда он довел меня до грани. Не хочу давать ему понять, что я кому-нибудь могу пренадлежать, - это уже было заложено внутри меня. Глаза затуманены и, не отвечая на его жесткий поцелуй (это что, благодарность?), пытаюсь привести в норму свое сбившееся дыхание. Рукой откидываю волосы назад, вставая перед мужчиной, ни капли не стесняясь своей наготы. Мы же только что не в шахматы играли, правильно? Он уже успел снова закурить (устал? бедняга) и теперь роется в кухонных ящиках. Именно этого я и ждала - мы будем делать вид, что ничего не происходило, только как раньше все равно не будет. Одевшись - из одежды теперь на мне только футболка и трусики, сажусь на стол с самодовольной ухмылкой и разглядываю спину Дэниела, открывавшего бутылку того самого вина, которое напомнило мне о моей безумной жажде, мучившей меня уже некоторое время. Соскальзываю со стола и спустя мгновенье оказываюсь рядом с итальянцем, не успевшим понять, как я выхватила бутылку из его рук и сделала несколько небольших глотков красного. - Ммм, -  безэмоционально отвечаю промокая языком уголки губ - можешь заехать к нам на неделе, - говоря, поднимаю взгляд на него (и все же мне определенно не нравится, что он выше меня), - все оформим, - задумчиво добавляю я и, изогнув бровь, ногтем провожу по его груди оставляя красный след. И что теперь? Я пойду спать, а он уедет? Теперь появилось странное чувство, что со мной обошлись как с обычной шлюхой, только я так просто его не отпущу. Мне хочется узнать больше о нем, чем написано у него в паспорте и даже больше, чем он сам может рассказать. Вот же дьявол! Мартина! Не удивлюсь, если он заметил слишком заметную перемену моего настроения/поведения, вот только сейчас он уже не доведет меня до бешенства, -  мне было настолько все равно. Отпив еще немного вина, вручаю мужчине его драгоценную бутылку алкоголя и отстраняюсь от него. Небрежно поднимаю его рубашку так же небрежно брошенную, как и остальные вещи и бросаю ему. - Тебя здесь уже больше ничего не задерживает, ведь так? - мурлыкаю ему с такой интонацией, что даже дураку понятно будет - положительный ответ никак не принимается. Смотрю в его глаза в ожидании кто же первый отведет взгляд. Хмыкаю. Он явно не привык, чтобы с ним женщины обращались так, как это делаю я. Итальянец!

+1

11

Мартина решила подыграть мне, не спеша устраивать истерик и сцен. Это хорошо. Даже больше. Я устал от раздутых на пустом месте скандалов с женщинами, которые априори у меня никаких эмоций не вызывали. Я никогда не славился терпением, поэтому наверняка и так всем понятно, чем эти мимолетные интрижки заканчивались. В этом же случае я вполне не прочь был повторить.
Пока я оглядывался по сторонам, пытаясь вспомнить где там, Мартина говорила, находились бокалы, брюнетка бесцеремонно выхватывает из моих рук бутылку, делая несколько жадных глотков. Кривлю недовольно губы, наблюдая за кощунственным распитием хорошего вина, пока не сталкиваюсь с ее игривым взглядом, - Только не говори, что всегда так сделки заключаешь. Иронично хмыкнув, провожаю брюнетку взглядом и, сделав последнюю глубокую затяжку, отправляю полуистлевшую сигарету в какое-то блюдце. Бросаю взгляд на часы – я парням обещал, что скоро вернусь и они поняли, похохатывая, отпустили парочку соленых шуток на этот счет, - за исключением Джонни, разве что, - и вернулись к еде, вину и бурным обсуждениям предстоящих выборов, китайского ресторана, в который Ричи вчера водил свою полоумную русскую подружку и чем новенький внедорожник Реццолы лучше старенького Линкольна Дамиани. Впрочем, саму Готти вряд ли устраивал расклад, при котором я быстренько пособирав вещички, по-тихому, - или с большим шумом, - свалю из ее квартирки и больше никогда о себе не напомню. Возможно, именно так и стоило бы поступить, предоставив Мартине возможность избавить себя от такой жизни, в которую могу ее я затянуть. Но я собственником был до мозга костей. Да и учитывая то, с какой скоростью распространяются слухи в  наших кругах, так просто ей «лучшую» партию найти уже не удастся.
- Так вот какого ты обо мне мнения? – С усмешкой спрашиваю, отставляя вино и натягивая мятую рубашку, - Lontano dagli occhi, lontano dal cuore? Ты же не шлюха, l'uccellino.
Подхожу к брюнетке,  теперь уже совершенно не стесняющейся своего непристойного взгляда, со спины, укладывая по-хозяйски ладони на ее талии. Убираю выбившуюся прядь с ее лица за ухо, оставляя короткий поцелуй на ее ключице. Наслаждаюсь ее сбивчивым дыханием и участившимся сердцебиением, ставшими ответом на мое прикосновение. Несмотря на все свое незавидное положение, итальянка смотрела на меня с вызовом, который я сразу же принимал, - На следующей неделе поужинаем, - не спрашиваю, утверждаю как данность, - попробуешь, наконец, хорошего вина.
С издевкой кривлю губы, а брюнетка в ответ глаза  показательно закатывает, все же позволяя улыбке появится не ее опухших губах. Ее улыбка соблазнительна, должен признать, - а сейчас, раз уж ты не против… - громко шлепнув ее по заднице, легко подталкиваю в сторону коридора, - я бы не отказался от экскурсии. Ее яростные возмущения заканчиваются, когда я своими губами ее рот накрываю, требуя продолжения. На это она и рассчитывала, верно?
Я не останусь на ночь. Уйду под утро, напоследок отвесив очередную пошлую шуточку в адрес любой, -на выбор, - из частей ее тела, как и обычно в таких случаях, пообещав ей позвонить. Я и позвоню, но уже после. Когда мне будет удобно. Или скучно.  Нет , она не шлюха – в конце концов, я же за секс ей не платил.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » истина в вине