внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » another me


another me

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://49.media.tumblr.com/9046048676d17a67381f6411163f09a7/tumblr_nvk1ojQX6Z1r61bjyo6_250.gif
https://38.media.tumblr.com/a550a7b5f6df89a61a224fc90963b67a/tumblr_nvk1ojQX6Z1r61bjyo3_250.gif

история о jessica bradford & nina benedetto. иногда заглянуть ко врачу бывает даже полезно, не находите?
Suzanne Vega – Room Of The Street

0

2

От выходных я никогда не жду ничего хорошего. Это те два дня, в которые обычно случается то самое, о чем просто не хочется говорить. Мне тяжело подняться после ночной смены, я бужу Ника легким тычком, когда заглядываю к нему в комнату, и он недовольно сопит, вырванный из сна. Ненависть к утру постепенно растворяется в самой первой, но отнюдь не последней кружке кофе за сегодня. Я жую тосты, смотрю на сонного сына, и мы почти ни о чем не разговариваем – так почти всегда. Во время беременности я прочла огромное количество книг по детской психологии. Очень хотела стать образцовой матерью, но сейчас, когда результату моих мучений уже почти десять лет, я сомневаюсь, что эта литература для неодаренных интеллектом хозяек. Да-да, тех самых, которые выбирают шторы под цвет ковров – а у нас, к слову, дома ни одного.
Мы успеваем выйти почти вовремя. Ник усаживается на заднее сидение, я включаю радио – хотя, кажется, субботним утром в ротациях просто не бывает нормальной музыки, и мы двигаемся к торговому центру, где я перехватываю еще один стакан крепкого кофе, а потом сворачиваем к частной клиники.
Коридор был почти белоснежным, и меня саму почти тошнило от въевшегося под кожу запаха медикаментов. Вроде бы привычного, но в этот раз почему-то резко незнакомого. Ник возился рядом, и я всячески осаживала его, глядя на сына с явным неодобрением. Этого он боялся больше побоев и криков, чем не брезговали многие другие.
Я проверила мобильный, потянулась, взглянула на часы в четвёртый раз за чёртову минуту и откинулась назад, на спинку кожаного дивана. Ладно, признаю, стоматологов не люблю даже я. И могу понять, почему сын так упорно отказывался.
Вы что-нибудь знаете об эффекте бабочки? Она вспорхнёт на одном конце земли, и цунами поднимется на другой. Притянутое за уши объяснение, конечно, но этот феномен преследовал меня последние пол года. И не всегда в положительном аспекте. Прямо как в фильме про младенца, родившегося стариком. Если бы та девушка, что стояла перед нами в Старбаксе, из переписки с соседкой не узнала, что её парень ей изменяет, мы бы стояли в пробке из-за случившейся этим утром минут на сорок больше. Если бы не её парень - мы бы задержались, потому что я бы в пятидесятый раз выбирала между американо с клубникой и яблочно-карамельным латте. И опоздали бы в клинику, не попали бы ко врачу, куда я так долго пыталась вытащить Ника, заманивая его и новой приставкой, и прибавки размером десять долларов к карманным расходам.
Словом, этого бы не случилось. Мы сидели прямо напротив кабинета с какими-то крайне дебильными наклейками по всей поверхности двери, Ник наконец увлёкся игрой в телефоне, и я смогла расслабиться. Сегодня к семи мне нужно было быть в участке, чтобы разобраться с жертвами той самой аварии. Может, обойдётся без вскрытий, а может... Пальцами я взбила завитые в кудри волосы и поднялась, как только номер нашего талона сверкнул на табло. Затолкнув сына в кабинет, я чуть поморщилась. Несмотря на многолетнюю врачебную работу, я, честно говоря, до сих пор искренне ненавижу ежегодные обследования. Мне кажется это бесполезным. Мне вообще кажется бесполезным все, что как-либо можно соотнести с людьми.
- Ник Бенедетто. Мы к одиннадцати, - отчеканила я, почти в такт отбивая каблуками каждое слово. Друзья иногда шутили, что я все ещё отчаянно пытаюсь найти мелкому хоть какого-то отца, но меня, по правде говоря, всё устраивало. Это не было одиночеством - в моей жизни было достаточно мужчин, чтобы я удостоверилась в том, что в это дерьмо просто лучше не лезть.
Мы свернули из приёмной в кабинет, и я подтолкнула сына к креслу, складывая руки на груди. Здесь было тихо, запах становился ещё острее, но стало легче. Словно я оказалась дома, у себя в кабинете. Я частенько работала вне департамента, и на моем втором этаже пахло не лучше. Благо, сын был достаточно умён, чтобы туда не соваться.
- Мне расплатиться сейчас? У вас принимают карточки? - тут же поинтересовалась я у женщины, сидевшей ко мне спиной. У неё был приятный оттенок волос, чем-то навязчиво напоминающий мой, и я непроизвольно улыбнулась. Мне нравились люди, похожие на меня. С раннего детства со мной было странное чувство, что меня должно быть две. Позже я смотрела телепрограмму, в которой пояснялось, что это присуще многим - эмбрионов часто бывает два, правда, один погибает ещё до момента, когда можно определить беременность. Но это было куда... сильнее.
Женщина повернулась, и я разжала пальцы. Экран мобильного пошёл мерзкой трещиной, упав на идеально чистый кафель, и я чуть вздрогнула. Не от увиденного, от резкого звука, который заставил вяло заворочаться утреннюю мигрень где-то в висках.
Я уже говорила об эффекте бабочки? Думаю, можно поблагодарить того кобеля, который перетрахал всех подружек своей девушки и о чем та так громко жаловалась, мешая английский с испанским. Или наоборот? Словом, не будь мужики такими уродами – не подумайте, я не бешеная феминистка, но… Этого бы не случилось.

+1

3

http://funkyimg.com/i/242Df.gif
———

Я – человек стабильность. Ненавижу, когда что-то выходит из-под контроля. И каждый раз, когда я открываю глаза, то понимаю, что что-то в моей жизни идет не так, как нужно. Каждое утро я пытаюсь поймать эту мысль за хвост, чтобы засунуть в самый темный угол моего бессознательного. А зачем тревожится лишний раз? Зачем захламлять голову этим бредом? У меня все замечательно, прекрасно. У меня есть жилье, машина, работа, которую я люблю. Да, у меня нет семьи, но сейчас многие так живут – в одиночестве. Никого это не должно волновать и пугать, просто мир сильно изменился, и нужно как-то адаптироваться. Мне кажется, что я сделала это превосходно, и ни о чем не жалею. Ресурс – это чай, огромная кружка горячего черного чая. Никогда не пила кофе, и не собираюсь его пробовать. В тумбочке над раковиной на кухне, в углу запрятана пачка сигарет, ей уже примерно три года. Я вообще не курю, и не пью, но иногда подмывает задымить квартиру, забыться. Хорошо, что холодный разум всегда вовремя просыпается, и я не позволяю самой себя убить. Зачем нужен кто-то? Только мешать будет.
Встаю я обычно в 5 утра, хотя на работу мне к восьми. Тишина, прохлада и свет – все это делают мою маленькую квартирку запредельно уютной. Есть деньги на то, чтобы сменить обстановку, но я не хочу. Я даже не согласилась пойти работать в частную клинику, потому что уж очень мне нравится мое положение в госпитале. И я всегда нахожусь в обществе, нет возможности запереться в квартире, ведь это опасно. В юном возрасте я пережила маниакально-депрессивный психоз, после которого все в моей жизни рухнуло. Родители забыли обо мне, жених бросил, кажется, что и на карьере можно было поставить крест, но врачи посоветовали руки не опускать. Сколько людей сейчас живет без четкого диагноза, а я знаю, как мне бороться со своей болезнью. Тем более, все это произошло 10 лет назад, рецидивов больше не случалось. Но жизнь сильно изменилась, я вовремя успела в нее вцепиться зубами.
На работу я приезжаю заранее, потому что не люблю опаздывать. Обычно ко мне на прием записываются с самого начала рабочего дня, я не люблю заставлять людей ждать. Мой наставник, мистер Мартинсон, взял отпуск, поэтому теперь у меня в два раза больше пациентов. Ох уж эти кривые от боли лица… В глазах людей иногда видишь такую скорбь, что аж сердце сжимается. И самое патологичное в моей работе то, что я делаю людям больно, чтобы избавить их от боли. Не люблю фамильярную благодарность, только бизнес, ничего личного. Люди бояться стоматологов, поэтому перед работой приходится разминать руки, чтобы они были теплыми. Не улыбаюсь пациентам, держу себя нейтрально, в диалог вступаю очень редко. Моя работа опасна, и если не сосредоточиться с самого начала, то исход может быть летальным. Частенько выхожу из кабинета в окровавленном рабочем костюме, но это меня уже давно не смущает.
Молча, я поднимаюсь к своему кабинету. Меня уже ждут. Когда знакомые лицо встречаются, когда нет. Я приветствую коротко, стараюсь ни о чем не думать. В моем кабинете всегда тихо, прохладно и светло – как дома. Это придает мне уверенности, спокойствия, ведь я только недавно вступила на должность второго главного стоматолога, раньше я всего лишь помогала мистеру Мартинсону. А сейчас все по-другому, моя жизнь претерпевает изменения, а это не хорошо. Обычно что-то новое в моей жизни оборачивается чем-то плачевным. Вот и сейчас, я волнуюсь за то, что все пойдет не так. Время покажет, я ничего не могу поделать.
Время за работой летит незаметно. Всегда много грязи, которую еще нужно успеть убрать. Люди приходят с разными недугами, я уже привыкла к самым жутким картинам. Их слезы, крики меня не пугают, мистер Мартинсон говорит, что у меня твердая рука, и это хорошо. Просто знаю, что делаю. У меня есть 10 минут на то, чтобы подышать свежим воздухом, выпить чаю. В каморке за стоматологическим кабинетом, у меня есть чайник и куча разных сортов чая. Там я занимаюсь релаксацией, чтобы весь негатив не привозить с собой домой. Ведь столько людей проходит через мои руки, и они все такие разные. От разнообразия иногда кружится голова, становится не по себе. И я все чаще задумываюсь о том, что работа с людьми – это не для меня, но я столько вложилась в образование, что бросать на половине пути – грех.
Очередной пациент. Уже практически полдень. Я быстренько решила заполнить бумаги, пока в кабинет кто-то входил. Никогда не встречаю, мне нужно увидеть корень проблемы, суть обращения, а не самого человека. Наверное, это очень грубо, но как есть. Все как-то же справляются со своей тревогой, и я не исключение. Звучит приятный женский голос, я киваю головой, а затем рукой показываю на стоматологическое кресло. Мне задают какой-то вопрос, но я его игнорирую, стараясь на коленке завершить начатую работу. Ставлю точку, откладываю планшет с документами на небольшой столик и разворачиваюсь к пациенту лицом.
Передо мной стоит маленький мальчик, а рядом с ним… моя копия. Человек, похожий на меня, как две капли воды. Я забываю, как дышать, а женщины из рук падает мобильный телефон. За долю секунды сердце в груди набирает обороты, я начинаю часто и глубоко дышать, вскакивая со стула. В голове все мысли перемешиваются, снова начинается хаос. Не могу отвести от нее взгляда, забывая обо всем вокруг. Вскакиваю, задеваю столик с инструментами. Ноги ватные, кончики пальцев пронизывают тысячи иголочек. Я, кажется, теряю сознание.
– Ч-что..? К-как? Ч-что тут происходит? – хрипло выдавливаю я из себя, натыкаясь спиной на стенку. Мир концентрируется на субъекте, который является моим отражением. Я пытаюсь придать всему этому смысл, но не получается. Пугаюсь, что у меня галлюцинации. – Что тут происходит? Что ты тут делаешь? – мне оставалось только защищаться, грубо и часто вдыхая через рот и нос воздух, пропитанный запахом лекарства.

0

4

- нет игры месяц, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » another me