Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Шанхайский сюрприз


Шанхайский сюрприз

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

http://uploads.ru/t/e/j/M/ejM37.png

Участники: Sharon Raymond, Kaylynn Morgan & Augusto A. Andretti
Место: Полицейский участок, Чайнатаун, и всего понемногу.
Время: Совсем недавно, неделя-две назад
Время суток: Приближаемся к полудню
Погодные условия: в тени примерно +22-24 градуса. Мерзлота для мая в Сакраменто.
О флештайме: Китайская триада – головная боль, одолевающая штаты с незапамятных времен. Вот и в Сакраменто нашли свое пристанище влиятельные члены этой преступной организации. Понятное дело, когда у полиции появляется возможность доказать причастность несколько триадцев к тройному убийству, они тут же бросают в ход все силы, в частности детективов Реймонд и Морган. Кажется, дело настолько важное, что за его ходом будет следить сам шеф полиции. Но происходит непредвиденное: в хранилище улик гремит взрыв, который уничтожает не только большинство вещественных доказательств, но и нарушает систему автоматического управления камерами. После непродолжительного «бунта» заключенных, шеф и иное руководство не могут избавиться от нарастающего негодования: руки триады  дотянулись до полицейского участка! Неслыханная наглость. Теперь весь Чайнатаун узнает, что такое полицейский беспредел и чем чреваты такие «шутки».

+1

2

Сегодня у Шерон была отличная возможность лечь пораньше и выспаться в свое удовольствие перед долгим трудовым днем. Учитывая случившиеся изменения в жизни лейтенанта, хороший отдых ей был просто необходим, и, к слову, своего шанса Реймонд не упустила. Стоя уже на парковке полицейского департамента, женщина усердно щелкала по кнопкам мобильного телефона, отвечая на СМС сообщение одного из коллег. Закончив приготовления, лейтенант вышла из служебного Форда и направилась ко входу в участок. День предстоял непростой. Несмотря на то, что тройные убийства совершаются в городе чуть ли не каждую неделю, конкретно это вызвало особый ажиотаж со стороны начальства, ибо по предварительным данным преступление было совершено китайской триадой. В последнее время, эти ребята заметно оживились, вот-вот, да и перетащат свой Чайнатаун, а вместе с ним и своих подельников, из Лос-Анджелеса  в родной Сакраменто. Не удивительно, что как только появилась возможность прижать к стенке нескольких членов триады, руководство как с цепи сорвалось, требуя от ведущих детективов еще больше отдачи. Сама Шерон недоумевала, куда уже больше? Остается только перевезти свои вещи в участок и жить в кабинете. Чего мать двоих детей и просто любящая женщина сделать не могла.  К счастью, сегодня ей могла улыбнуться удача. Некоторые улики, с трудом найденные криминалистами на месте убийства, могли указать на преступников. Именно поэтому, Шер, будучи вполне довольной, свободно шагала по коридорам участка, подбрасывая в воздух ключи от машины.  Зайдя в свой отдел, Реймонд демонстративно поклонилась, как только коллеги начали наигранно хлопать детективу всвязи с получением медали за действия во время недавнего ограбления банка.
- Ну что, ну что вы, - так же наиграно произносила Шерон, театрально приложив руку к сердцу. – Не надо оваций… Хотя нет, немножко все же надо.
Засмеявшись, Шер скрылась за дверью своего кабинета. Несмотря на то, что женщина была старше по званию практически всех присутствующих, было здорово, что большинство по-прежнему оставались ее друзьями или просто хорошими знакомыми, не пытающимися спрятать взгляд, как только старший по званию появлялся из-за угла. Это был еще один плюс профессии – хороший и сложившийся коллектив. Впрочем, где-то в глубине души, Реймонд по-прежнему ощущала себя сержантом, ведь звание лейтенанта она получила так спонтанно: просто поспорила с каким-то умником…
В кабинете можно было увидеть творческий беспорядок. Поверхность стола была закрыта бежевыми папками и отдельными листами формата А4, а еще около подставки для ручек красовался пустой стакан от кофе. Шерон отрицательно покачала головой, но потом все же смогла найти в этом сумбуре нужные документы. Быстро пролистав их, она покинула помещение и направилась в сторону кабинета помощника окружного прокурора, который и будет возбуждать уголовное дело против членов триады.
- Этого должно хватить, - произнесла женщина, раскладывал все документы по делу напротив помощника Паркера. - Плюс отпечатки, которые сняли с пачки от сигарет и окурка.
Мужчина одобрительно кивнул, согласившись с тем, что если прибавить ко всем имеющимся косвенным доказательствам отпечатки, он сможет выдвинуть обвинения против четырех членов китайской триады, которые были замечены в тот вечер неподалеку от места преступления. Это только кажется, что четыре - совсем немного, на деле же эти четверо, по данным полицейской базы, занимали не самые низкие должности, не говоря о том, сколько информации можно будет из них выбить. Вытянуть что-либо из одного китайца практически невозможно, а вот при таком количестве они становятся уязвимыми и открытыми для манипуляций. Оставшись довольной новостями, Шерон снова двинула в свой кабинет, однако по дороге ее остановил один из коллег и сообщил, что в участок прибыл шеф департамента, помимо этого Шерон звонят из лаборатории. Женщина глубоко вздохнула, в надежде на то, что шеф здесь не по ее душу. Взяв телефонную трубку со стола коллеги, лейтенант услышала голос лаборанта, который сообщил о том, что заключение по уликам готово, а сами они направлены в хранилище.
- Их надо было сразу передать прокурору, - постучав по столу пальцами, недовольно протянула Шер. - Ладно, я сама отнесу, - женщина положила трубку и повернулась к коллеге. - Не знаешь, где он? - мужчина отрицательно покачал головой, понимая, что речь шла о шефе. - А когда ты что знал?
После этого риторического вопроса, Шерон пошла по направлению к хранилищу. Дело было не в том, что она как-то недолюбливала шефа Андретти, просто начальство есть начальство, а после проблем департамента с делом Ньютона, Реймонд врятли пользовалась популярностью у руководства, вернее, пользовалась, но сосем не той, какой бы хотелось. Впрочем, немалое количество заслуг, наверное, тоже играли свою роль.

+2

3

Днём ранее. Последнее место преступления.
   Андретти вылез из-под кровати, выволакивая на костюме солидные комки серой пыли. В руках, на которые были надеты перчатки одного из криминалистов, переминавшихся с ноги на ногу в кучке своих коллег, глазеющих, как шеф полиции ковыряется под кроватью, он держал, зажимая большим и указательным пальцами, серый окурок сигареты. Мужчина сел на пол, облокотившись спиной о кровать и протянув подбежавшему криминалисту свою находку. Место преступления было девственно чистым, исключая место под кроватью, которое, конечно, никто не удосужился проверить, пока Август сам не полез туда. Уже давно миновала полночь, а шеф до сих пор не сомкнул глаз, выслеживая одного из членов триады, а затем осматривая место происшествия: пока он гонялся за одним, другой китаец уже успел сделать все дела за триаду. Мужчина злобно скрипнул зубами и, сощурив глаза, посмотрел на криминалистов и детективов, шнырящих по квартире из угла в угол, как казалось ему, бесцельно. Страстно захотелось курить, но здесь это было невозможно сделать, тем более глава департамента не мог допустить себе такую вольность.
- Хотите крепкого кофе? – с ноткой сочувствия произнёс один из детективов, вероятно, заметивший состояние своего босса. И хоть в этот раз они не обнаружили практически ничего, кроме этого несчастного окурка, хоть несколько секунд назад Андретти был готов приложить об стену головой каждого, пытающегося работать в полиции, он питал особую заботу к своим подчинённым и понимал, что не сразу можно научиться искусству расследования и не каждому это дано. «Хотя у меня вообще другая специальность, я всё-таки кое-что смыслю в этом». Шеф полиции покачал головой, не поднимая усталого взгляда с покрасневшими белками глаз на детектива. Стянув с себя влажные от пота перчатки, он положил их на пол и с трудом поднялся, чувствуя, как голова наливается тяжёлым свинцом и его неумолимо клонит в сон. Нет, нужно держать себя. Мужчина попытался размяться, но из этого мало что вышло. Теперь на него никто не смотрел: угнетённые такой быстрой находкой своего босса и его расторопностью, они начали обшаривать все углы и теперь жужжали, словно улей. Андретти неспеша вышел на свежий воздух и затянулся крепкой сигаретой, продолжая немилосердно гробить свои лёгкие. Да, он понимал, что это губит его здоровье, но пока что только так он мог позволить себе расслабить нервы. Он уже не помнил, как добрался домой и упал в мягкую кровать: тяжёлый груз усталости и ответственности придавили его к постели.
Настоящее время.
   Пластиковый будильник полетел в стену и тут же перестал бойко пищать, издав предсмертный хрип. Какой по счёту этот будильник? «Кажется, секретарша обещала подарить мне железный». Андретти буквально свалился с кровати, потому что попытался перевернуться, но, учитывая, что он лежал на самом краю, холодный пол принял его в свой объятья и вернул к реальности болью в области носа. В пору было разразиться потоком ругательств, но сил даже на это не было. «Холодный душ, сигарета и крепкий кофе, сегодня никаких психостимуляторов на сегодня. Нарколог вышел из отпуска». Полежав так с минуту, мужчина, наконец, собрался и привёл себя в божеский вид, хотя трясущиеся руки не дали ему нормально побриться и кусочек пластыря всё-таки занял своё место около подбородка, что ещё больше разозлило его, и холодный кофе был выпит в ужасном настроении. Притрагиваться к мобильнику на кухонном столе даже не хотелось, потому что перед глазами уже замелькали возможные сообщения с работы об аврале, ограблении банка или ещё чего-либо в этом роде, но в департамент нужно было всё-таки ехать, а пробки могли дать о себе знать, он уже задерживался.
- Фелици, что там с дорогами? – недовольный рявк шефа явно не привёл его секретаршу в восторг, а, значит, буквально через несколько минут о его настроении будет знать весь департамент. Шеф судорожно вздохнул, ища глазами пачку сигарет, которые, как нарочно куда-то делись, а секретарша бойко щёлкала мышкой на фоне гула департамента.
- Езжайте в объезд, - краткий ответ, Фелици явно обиделась на его тон, так что горячего кофе на работе он тоже не получит. Кисло поблагодарив, мужчина сполз со стула и одел чистый костюм, захватив пиджак, телефон и ключи от машины, он вышел в коридор и решил в этот раз спуститься по лестнице, уповая, что это как-то разомнёт его мышцы. Закинув на заднее сидение, пиджак и засунув в карман телефон, он завёл ауди и вырулил с парковки. В глаза ударило ослепительное солнце, а через открытое окно потянуло свежим ветерком, свежим, потому что в этот раз погода хоть не отличалась привычной жарой, но это только освежило ум Андретти, потому он не любил обычную жару Сакраменто. Фелици не подвела, хоть и была обижена его нервозностью, дорога в объезд была полупуста, так что до департамента он добрался без лишних помех. «Хоть какая-то удача сегодня». Брови шефа судорожно сошлись на переносице, придав ему обыкновенные угрюмный и задумчивый вид. Серо-белое здание с развевавшимся флагом Америки рядом не внушало ничего хорошего преступником, зато Андретти любил проводить здесь даже свободное время, увлекаясь расследованием дел, периодически доходя до того, что собственная секретарша отправляла его насильно домой, и тогда департамент вздыхал свободно, освобождённый от неутомимой руки шефа. Приободрившись от приятных воспоминаний о любимом деле, которое затянуло его с первых дней и не отпускало даже тогда, когда он был в Бельгии с Де Фриз, Август вышел из машины, оставив пиджак и поставив на сигнализацию, хотя, кто дерзнёт угнать автомобиль с парковки департамента да ещё и принадлежащий шефу полиции? По сей день никто, но недавние события, развернувшиеся вокруг китайской триады, ставили под сомнение даже спокойное существование шефа полиции, который уже бодро шагал ко входу и кивал знакомым полицейским, вероятно, уже уведомлённым о его настроении, но почему-то не видящим у него особого свирепствования. Андретти рванул на себя стеклянную дверь и на него обрушился гул департамента. Едва заметно улыбнувшись привычному шуму, шеф спешно поднялся к себе и приветственно кивнул надутой Фелици, которая, сощурив глаза, что-то уверенно забивала к лэптоп на столе.
- Вчерашняя улика уже в хранилище, - пробубнила приятным личная помощница. Даже в таком плохом настроении она была хороша собой и слаженно работала, на подсознании чувствуя, что хочет шеф. «Надо как-то загладить вину, в конце концов, она не виновата». Решив этот пункт для себя, Андретти улыбнулся и снова свёл брови, погрузившись в размышления о том, как лучше и удачнее засадить за решётку хотя бы четверку главарей триады. Так он спустился к хранилищу, когда его внимание отвлекла блондинка, уверенным шагом шедшая впереди него. Несомненно, это была лейтенант Реймонд. «Ну конечно, это же она работает над этим делом. А я так вмешиваюсь в него». Сделав несколько больших и быстрых шагов, мужчина окликнул её и уже протянул руку, чтобы остановить, но его голос заглушил более сильный и мощный звук со стороны хранилища.

+1

4

По дороге к хранилищу, Шерон еще перекинулась несколькими словами с коллегами, этот день обещал быть неплохим, казалось, это чувствовали все присутствующие в участке за исключением, разумеется, тех, кто ожидал регистрации, а после пребывания в камере временного заключения. Попрощавшись с коллегами, женщина направилась дальше, по пути доставая из заднего кармана штанов вибрирующий телефон. Открыв раскладушку, она с удивлением обнаружила сообщение непонятного содержания, отосланное маленькой племянницей. Это вынудило Шерон улыбнуться, но как только она коснулась взглядом хранилища – мысли снова вернулись к работе. Поскорее бы покончить с этим делом, это вызовет некоторый переполох со стороны китайского населения, находящегося под гнетом триады, но подобная победа стоит того. Впрочем, городской полиции Сакраменто стоит радоваться тому, что количество членов триады здесь вдвое меньше, чем в том же Лос-Анджелесе. А после этого ареста станет и еще меньше. Но не стоило поддаваться ложным надеждам и мечтам, Шерон привыкла к неожиданностям, к резким заявлениям адвокатов подозреваемых и их искусным манипуляциям, которые иногда даже самые очевидные улики превращают в пыль перед присяжными и прокурором. Так что все только начинается, но, слава Богу, после оформления дела, эстафета и ответственность передастся окружному прокурору.
Женщина не успела дойти до хранилища, как ее телефон снова завибрировал. Уже раздраженно, Шерон остановилась и достала его из кармана. После она двинулась дальше, но резкий голос сзади вынудил ее повернуть голову. В этот момент произошло невообразимое. Женщина десятки раз слышала эти звуки, сразу поняв, что происходит, она прикрыла голову рукой и развернулась. Правда, стояла лейтенант достаточно близко к хранилищу, скрыться или отбежать было невозможно, а потому взрывная волна отбросила Шерон назад, но недалеко, на метр, может быть два. Женщина упала на живот, уже пытаясь закрыть ладонями уши. Взрыв – это ужасный и резкий шум, который способен разорвать ушные перепонки, невыносимые ощущения. Время как будто замедлилось, в коридоре слышались крики коллег. Уже через несколько секунд Шерон смогла поднять голову, опираясь о пол руками, она повернулась и с ужасом наблюдала,  как горит хранилище.
- Назад! Никому не подходить! Назад! – прокричала она нескольким коллегам, которые хотели подойти ближе к двери.
Сама же Реймонд подползла к молодой секретарше начальника отдела грабежей, которая валялась неподалеку и стонала, находясь в состоянии шока. Оценив девушку глазами и придя к выводу, что руки, ноги целы, Реймонд помогла ей встать, все еще не отрывая глаз от хранилища. Передав девушку на попечение патрульному офицеру, несмотря на свой твердый приказ, Шерон сама быстро двинулась к хранилищу. Но потом что-то щелкнуло в голове. Называйте, как хотите, интуиция или шестое чувство, но женщина резко остановилась и подалась влево, как раз в тот момент, когда прогремел второй взрыв. Шер прижалась к стенке, прикрыв голову руками. О боже, - пронеслось у нее в голове, ведь двинулась она к хранилищу не просто так, там должна была сидеть девушка, составляющая описи вещдоков. К счастью, где-то позади, Шерон услышала всхлипы, обернувшись, женщина увидела ту самую девушку, офицера Брайан. Облегченно вздохнув, Реймонд выпрямилась и посмотрела вдоль коридора, где офицеры, полные недоумения, все еще зализывали свои раны от этой неожиданности. Среди них, на удивление, был и шеф Андретти.
- Шеф? – в недоумении произнесла Шерон, ускоряя шаг, чтобы убедиться, что человек такого высокого статуса не пострадал. – Шеф, Вы в порядке?
Ответа Реймонд так и не услышала. Сзади послышался вой сирены, которую обычно можно услышать в пожарном департаменте в случае вызова. Усиленно мигала красная лампочка, все офицеры замерли. Шерон отвлеклась от шефа и с ужасом посмотрела на пылающее хранилище. Ей потребовались доли секунды, чтобы понять, что произошло, и что ждет полицейских впереди.
- Система автоматической блокировки дверей, - с ужасом произнесла Шер, не отрывая взгляда от хранилища и мигающей красной сирены.
Потом лейтенант повернула голову в противоположном направлении, смотря на то, что происходит за спиной шефа Андретти, вернее на то, что будет происходить. Впрочем, медлить было нельзя, большая часть участка еще не оповещена о причине сработавшей сигнализации, а камеры временного заключения так близко.
- Включить аварийную систему! – прокричала женщина, в надежде, что кто-нибудь ее услышит и мигом двинет к пульту управления, она и забыла про то, что несколько секунд назад интересовалась состоянием шефа. Оно и понятно, сейчас Шерон просто делала свою работу. – Огонь не открывать! – услышав возгласы заключенных, дополнила женщина, понимая, что убийство безоружных – дорого обойдется. 
Женщина двинулась вперед, к телефону, висящему на стене. Добравшись до него, она дозвонилась до приемной и сообщила о том, что произошло.
- Красный код, нам нужна команда SWAT, - быстро проговорила лейтенант, слыша, как приближаются многочисленные голоса. – Блокируйте все входы и выходы, готовность номер один, слышите? Готовность номер один, нам нужна помощь. Здесь шеф Андретти, поспешите.
Через несколько секунд из-за угла появились и подозреваемые. Впрочем, стоило этим людям покинуть свои камеры, как из подозреваемых они превратились в полноценных преступников, пытающихся сбежать из камер временного заключения. Положив трубку, Шерон начала отходить назад, некоторые из этих обозленных уголовников, были пойманы непосредственно ею, и это будет весело. Женщина обернулась, наблюдая всех присутствующих в коридоре. Просить кого-то попытаться остановить толпу преступников (конкретно к хранилищу шагали человек шесть, остальные, видимо, избрали другие пути отступления) до прибытия подкрепления, Шерон не имела права. Сейчас любой из офицеров мог подумать о своей жизни и скрыться в безопасном месте – это разрешено законом, и это вполне разумно. Но сама лейтенант так поступать не собиралась, или зря она что ли, натирала мозоли, пытаясь поймать всех этих красавцев?   
- Стоять! – прокричала она в сторону преступников, доставая из кобуры пистолет. Впрочем, сама Шерон понимала, что врятли сможет использовать оружие, казалось бы, опасность очевидна, но противники не вооружены, по закону, полицейские не имеют права открывать огонь. Оставалось надеяться, что заключенные этого не знали. – Стоять или я открою огонь! – женщина вытянула руки и прицелилась, это, кажется, не  сильно помогло. – Вот дерьмо, - поняв это, протянула Шерон.
Женщина быстро спрятала пистолет обратно в кобуру и, резко вытянув из ремня стоящего рядом офицера, черную дубинку, со всей силой ударила ею по лицу подошедшего близко заключенного. Тот упал, а Шерон ничего не оставалось, кроме как вытянуть руку вперед, грозя взбунтовавшимся преступникам уже дубинкой. Тут же захотел подойти и второй, но вовремя остановился, вспомнив офицера, мастерски владеющего каратэ, который быстро уложил его на лопатки во время задержания. Мужчина решил не рисковать и скрылся в другом направлении, однако оставшиеся четверо отступать не собирались, они как упертые бараны были готовы пройти по всем собравшимся в коридоре, ради того, чтобы достигнуть заднего входа, располагавшегося около хранилища.   
- Шеф, назад, - проговорила она, хоть и понимала, что Андретти в состоянии постоять за себя, но женщина привыкла быть ответственной за людей таких высоких должностей.
Радовало то, что если ситуация не стабилизируется, полицейским все-таки будет позволено открыть огонь. Правда, хотелось обойтись без этого, иначе кто знает, чем закончится вся история, массовые убийства заключенных департаменту уж точно ни к чему.

+1

5

Андретти увидел краем глаза, как лейтенант молниеносно закрыла уши и развернулась на 180 градусов, шеф инстинктивно пригнулся, потому что давление на ушли стало чересчур сильным и присел, так что взрывная волна опрокинула его на спину и «прокатила» пару метров. В суматохе он лишь заметил, как отлетела и Реймонд, и другие полицейские, секретарша. Это длилось несколько секунд, и в конце концов Август очутился лежащим на лопатках с зажатыми ушами. Вид у него был как минимум нелепый, но ему хватило несколько секунд, чтобы осознать случившееся. «Вчерашний окурок, триада, которая не гнушается отрываться и на полицейских...» Андретти начинал медленно впадать в ярость: вот он уже медленно поднялся и, слегка сощурившись, отыскал в общем гомоне лейтенанта, которая уже двинулась к месту взрыва (уже не было сомнений в источнике огня и шума). «Вряд ли они ограничатся одним», - подумал было шеф, но тут же осознал, что опрометчиво ничего не предпринимает. Он собрался было рявкнуть на женщину, но та уже благоразумно приклеилась к стенке. Андретти перевернулся на живот и закрыл руками голову. С одной стороны он поступал слегка эгоистично: абсолютно не проследил за поведением подчинённых, находящихся уже позади, но с другой — он прекрасно понимал, что те ещё вряд ли хорошо оклемались от первого взрыва и могут натворить ещё больше глупостей. Снова прогремела взрывная волна, и уже, когда уши стали более чувствительны, шеф услышал вой серен. Конечно, ему не в первый раз приходилось слышать их, но сейчас они особенно вывели его из себя, потому что служили своебразным раздражающим фактором в такой отвратительной ситуации. Лейтенант Реймонд уже, кажется, заметила его, и на лице блондинки отразилось удивление. Андретти то ли не расслышал из-за лёгкой контузии её вопроса, то ли попросту проигнорировал, но он лишь слабо махнул рукой, и неожиданно резко поднялся на ноги, беглым взглядом осмотрев место происшествия: стонущая секретарша, но это поправимо, лежащие люди, гул и шум серен, смешивающийся с криками сотрудников. Август недовольно поморщился, как делал это в случаях, когда кто-либо терял контроль, но внезапный возглас и последующая едва ли тишина отрезвили его и заставили почувствовать себя снова ответственным за весь департамент: брови сошлись на переносице, и мужчина вынул ничуть не пострадавший телефон и быстро настрочил короткое сообщение отделу безопасности систем: «Аварийная система. Блокировка дверей. Сигнализация. Эвакуировать». Сунув телефон на место, он быстрыми шагами пересёк небольшое расстояние до хранилища, где полыхал пожар и увидел в дыме дверь в комнату заведующего хранилищем, которое уже вовсю полыхало. Андретти заметил, что решётка открыта, а противопожарная система не сработала. Чертыхнувшись, он вручную закрыл решётку, резко рванув её на себя, чтобы соприкосновения с раскалённым металлом было минимальным, пнул дверь в каморку ногой и таким же пинком точно попал в кнопку под столом. Выдернув провода из искрившегося компьютера и дёрнув ручку включения подачи воды, он услышал знакомый перелив колокольчика и почувствовал, как на него сверху брызжет вода. «Хоть что-то», - Август прикрыл лицо рукавом рубашки и вышел в коридор, где вовсю руководила Реймонд. Он услышал её последний приказ насчёт отряда SWAT, а также относительно собственной персоны и ухмыльнулся. «Интересно, почему я раньше как-то не пересекался с ней. Мне казалось, я мало похож на беспомощного котёнка, который требует защиты». В самый неподходящий момент начальник ухмыльнулся и уверенно зашагал к толпе полицейских, стоящих за лейтенантом, когда первые беженцы из камер появились на пороге.
- Твою мать! - громко и чётко выругался глава департамента и оттеснил испуганную секретаршу одного из отделов из толпы, чтобы пробраться к Реймонд, которая уже вынула пистолет и пригрозила подступавшей кучке заключённых, среди которых, возможно, и были невинные, но настоящие преступники в данной ситуации вряд ли упустили бы шанс, так что сейчас «нарывы общества» были видны отчётливей всего. «Вряд ли это сыграет в их пользу на суде». Андретти закатал рукава уже посеревшей рубашки и облизнул пересохшие губы, тотчас почувствовав вкус собственной крови. На разбирательства относительно своего здоровья у шефа не было времени, потому что пора было вступать игру: Реймон уже обезвредила одного из них дубинкой, а некоторых других «успокоил» один из способных полицейских. Краем глаза он примет, кто именно это был, чтобы в свою очередь поблагодарить его после урегулирования этой ситуации. Табельное оружие он, как нарочно, оставил в кабинете и, чертыхнувшись, незаметно вынул из чужой кобуры и, подняв   пистолет на вытянутой руке, произвёл ряд точных выстрелов в стену за подозреваемыми, намеренно зацепив ухо одного из них, который тут же схватился за него, но не издал ни звука. «Всё равно ты глухой», - пронеслась мысль в голове шефа. В отличает от благоразумной Реймонд, он не предупредил насчёт своих выстрелов, посчитав это лишним. «Лишь бы донос не написали в правительство», - он опять облизнул губы, на которых начала запекаться корочка крови. Глаза залеплял пот, тонкая корочка подсыхающей крови и осевшая гарь от пожара, который хоть и потухал, но его жар волнами ощущался на взмокшей спине.
- Шеф, назад, - послышалась коротка фраза лейтенанта Реймонд, которая вовсю держала оборону, которая постепенно рушилась, отчасти благодаря её собственным стараниям и организационным способностям, отчасти из-за несколько безумных выстрелов шефа, отчасти от умелых движений полицейского с хорошей физической подготовкой. «Может быть, тоже заняться каратэ?» Андретти перевернул пистолет лёгким движением кисти руки и обрушил удар корпусом оружия по голове одного из наступавших, при этом отпихнув свалившееся тело от ног. «Лишь бы не войти в раж, да и не прибить кого-нибудь». Ещё пара неожиданных выстрелов из того же оружия, представленных как беспорядочная пальба, которая, однако, никого из подозреваемых не задела, а была направлена лишь на устрашение. Всё-таки особо опасные были заперты в другом месте, а там уж достаточно охраны. Шеф скрипнул крепкими зубами и снова врезал корпусом пистолета, который был затем убран за пояс. Сквозь крики, шум и мат, в пылу боя он почувствовал вибрации телефона и поспешил взять трубку, отойдя на в задние ряды.
- Андретти, что за чертвощина происходит у вас там? - понятно, голос министра обороны. Август переложил трубку к другому уху, которое лучше слышало и слегка прикрыл её рукой.
- Всё в порядке, - невозмутимо ответил начальник департамента и спешно оглянулся на полицейских, - у нас всё под контролем, - не дожидаясь ответа из трубки, Андретти сунул телефон обратно и вернулся было на передовые позиции, когда бойцы SWAT ворвались в коридор и с отборным матом уложили на лопатки всех присутствующих нарушителей порядка. Август приподнял руки, благодаря парней и, кивнув головой, обошёл небольшой отряд, перешагивая через бунтовщиков и сел на ступеньки. Его взгляд метнулся к другому концу коридора, откуда уже не доносился звон пожарной сигнализации, но тонкими струйками вытекала вода.
- Вырубите эту чёртову противопожарку, - рявкнул он, снова раздражаясь и по привычке ощупывая карманы, ища пачку сигарет, которую не нашёл ещё дома. Вспомнив это, его лицо приняло более яростное выражение, а покрасневшие от дыма глаз нашли среди полицейских лейтенанта Реймонд. Дышать в тесном коридоре было тяжело, и Андретти почувствовал, как лёгким начинает не хватать воздуха, а глаза мутнеют и чёткость картинки теряется. Мужчина поднялся со ступенек, закатив рукава рубашки повыше.
- Лейтенант Реймонд, жду Вас в моём кабинете, - голос охрип и был чересчур низок. Шеф откашлялся, сплюнув на лестницу чёрную слюну и поднялся наверх, ещё раз оглядев побоище. От настроения ничего не осталось, когда он вспомнил полыхающее хранилище и звонок министра обороны. «Значит, он в курсе». Мужчина привычно стиснул зубы, и сдержанно кивнул на слова ободрения от начальника одного из отделов. Иногда чертовски не хотелось ничем руководить, да и редко когда он осознавал, что действительно приносит пользу всему департаменту, а не протирает штаны на одном месте. Какой из него руководитель? Андретти злобно взглянул на слегка оробевшую и взмыленную секретаршу, и хлопнул дверью своего кабинета.
- Пускать только лейтенанта Реймонд, - Август хлопнулся в кожаное кресло, не думая о том, что может заляпать его кровью и испортить. Между его спиной и спинкой кресла он почувствовал пистолет и, винув его, швырнул на девственно чистый стол, потому как ненавидел беспорядок на своём рабочем месте. Облокотившись на ручку кресла и уперевшись сжатым кулаком в подбородок, шеф почувствовал возрастающие вибрации мобильника в кармане. Вынимать его и отвечать на звонок совершенно не хотелось, тем более он знал, кого и что услышит.

+1

6

О таких бунтах Шерон могла слышать только от знакомых охранников в окружной тюрьме. Конечно, там заключенные были двое опаснее этих, и это не говоря о количестве, однако подобная ситуация в данном участке происходила впервые, люди были попросту не готовы, а значит в опасности все происходящее не уступало окружной тюрьме. Находящиеся в коридоре люди без особых проблем справились с четырьмя подозреваемыми, которые, благодаря своим опрометчивым действиям, только что получили прямую повестку на 3 года тюрьмы. Внезапные выстрелы вынудили Шерон вздрогнуть, правда, она не отвлеклась, решив, что заключенные не вооружены, а значит огонь открыл офицер полиции. Женщина не стала срываться, крича о том, что дала четкие распоряжения держать оружие на предохранителе, как оказалось, очень верно, ибо стрелял шеф Андретти.  Наблюдая за действиями коллег, Шерон и не заметила, как на ноги поднялся тот самый мужчина, который и получил первую затрещину. Увернувшись от мощного хука, Реймонд снова ударила его дубинкой, только на сей раз в живот. Как только мужчина нагнулся, он получил еще один удар по спине.
- Ублюдок, - выругалась Шерон, наблюдая, как глаза заключенного медленно закрываются.
Казалось, ситуация стабилизируется. Но это лишь одна сторона медали. Да, отчасти в коридоре стало безопаснее, спасибо стараниям шефа, патрульного офицера и самой Реймонд, но еще с десяток заключенных бегают по зданию в надежде скрыться от полиции.  Шерон знала этот контингент людей, в основном это были члены уличных банд, которые плевали на закон с высокой колокольни. Как только в помещении появилась группа SWAT, женщина немедля протиснулась к камерам временного заключения. Она прошла от начала длинного коридора, до конца, с удивлением замечая, что не все решили воспользоваться моментом. К сожалению, не всегда это говорило о невиновности, порой это просто здравый рассудок. Махнув рукой, Шерон указала одному из офицеров на второй выход, куда могли сбежать другие преступники, теперь их поимка лежит на других полицейский, которые будут прочесывать здание вдоль и поперек. Сама же лейтенант направилась к коридору. Хранилище уже не полыхало, а потому пришло время оценить нанесенный ущерб. Трудно делать выводы, когда толком ничего не знаешь. Может триада, а может кто-нибудь другой, решивший избежать наказания. В хранилище страшно пахло гарью, чтобы не задохнуться, Шер прикрыла нос рукавом, хотя это все равно не избавило ее от кашля. Абсолютное отсутствие стеллажа справой стороны и слегка раздробленная стена говорили о том, что эпицентр взрыва был где-то в этом месте. Пытаясь развеять другой рукой дым, Шерон не оставалось ничего, кроме как глубоко вздохнуть и снова закашлять от очередной порции дыма, заполнившей легкие. Дело было не только в вещдоках по делу триады, да по делу всех остальных, все хранилось в этом помещении, а теперь половины, если не больше, просто нет. 
Реймонд вышла из хранилища, дышать стало чуточку легче, хотя весь коридор по-прежнему был наполнен дымом и запахом гари. Офицерам сообщили, что подъехала и пожарная бригада в сопровождении скорой помощи. Шерон провела рукой по лицу, а ведь казалось, что день будет таким безоблачным. Вот-вот, да и посадят членов триады, успешное расследование, закрытое дело… Как все печально вышло. Женщина достала из кармана платок и вытерла со лба скопившийся пот и грязь, налипшую от дыма, она стала около стенки, наблюдая за работой пожарных. В этот момент, к ней подошел Андретти. 
- Да, шеф, - покорно произнесла лейтенант, хотя не испытала особого энтузиазма по поводу этого приглашения.
А мало ли что пришло начальнику в голову? Вдруг после легкой контузии он решил, что Шерон – виновница всех бед на планете и сейчас будет отчитывать ее за все земные грехи? Параноидальные мысли, но Реймонд было трудно сосредоточиться и думать о чем-то другом, когда дело касалось кабинета начальника. А тут еще шеф полиции… Но оставив в стороне предстоящую встречу, Шер решила сперва умыться, вид у нее был непрезентабельный, это мягко говоря. Женщина зашла в ближайший санузел и умыла лицо. От ощущения прохладной воды, стекающей по коже, стало свежо, наконец-то этот противный запах начал улетучиваться.
Реймонд хотела идти к шефу уже с какими-то мыслями и идеями по поводу случившегося. Скинуть все на плечи триады – самое простое, гораздо сложнее найти доказательства, даже косвенные. Поэтому первым делом Шерон вновь вышла в коридор и остановила сапера, проверявшего хранилище на наличие других взрывных устройств. Тот подтвердил версию Шер о том, что взрывчатка была заложена где-то около правой стены. Оставалось узнать, где находились вещдоки по делу триады. Долго ходить не пришлось, офицер Брайан, отвечающая за опись улик, но до сих пор находящаяся в шоке, дрожащим голосом подтвердила подозрения лейтенанта. Кивнув офицеру в знак благодарности, Реймонд вышла на лестничную площадку и поднялась на этаж, где располагался кабинет шефа. Там дежурила секретарша, которая тут же указала Шерон дорогу, как только та представилась. Женщина постучалась и открыла дверь.
- Шеф, можно? – не став дожидаться ответа, все-таки ее лично пригласили, Шерон зашла и встала напротив стола. Вид у шефа был… покореженный, если можно так выразиться. – Ам…, - протянула женщина, явно не зная с чего начать, то ли поинтересоваться состоянием, то ли сообщить о последних новостях. -  Плохо выглядите. Простите, - тут же опомнилась лейтенант, вспомнив о том, что ее ирония сейчас ни к месту. – Мне только что сообщили о том, что взрывные устройства были заложены около правой стены, как раз там, где находились вещдоки по делу триады.  Одна взрывчатка справа, - Шер махнула правой рукой, - одна слева, - такое же движение левой, - беспроигрышный вариант. Четко и наверняка. В отличие от других вещдоков, на эти составить описи еще не успели, а значит, у нас снова ничего нет.  В общем-то, никто не пострадал, но, сэр, - Шерон отрицательно покачала головой и утвердительно произнесла: - это непозволительно.
Учитывая, что теперь полиция не располагала никакими доказательствами, действовать придется вне рамок закона. Оставалось как-то намекнуть по этому поводу шефу. Мужчина стал невольным участников всех событий, а значит предпринимать какие-либо шаги за его спиной будет крайне сложно, если не  сказать, невозможно. Впрочем, шеф и сам наверняка понимал, что все произошедшее – не должно остаться безнаказанным. Такие люди, как члены триады, да и любые другие преступники, понимают только силу, отсутствие каких-либо действий со стороны департамента будет расценено, как проявление слабости и уже через месяц от улик будут избавляться именно таким образом, причем регулярно. Люди по другую сторону баррикад потеряют страх перед стражами правопорядка. Этого допустить нельзя, никогда не допускали, возможно, оттого, даже самые закоренелые и смелые преступники избегали убийства полицейских или налетов на участки, все знали – ответ последует незамедлительный, и он не будет вязаться с рамками закона, это то, что в миру называется полицейским беспределом. Хотелось надеяться, что и этот случай не станет исключением.

+1

7

Кабинет главы департамента полиции представлял собой довольно небольшое помещение, которое, однако было со вкусом обставлено хорошей мебелью из дерева, пахнущего полиролью и свежестью, а также имело небольшой кожаный диванчик у противоположной стены от стола и широкое кресло с высокой спинкой, в котором можно приятно откинуться и задуматься о деле. Сам шеф имел мало представлений о том, как вообще должны были выглядеть кабинеты, какую мебель лучше покупать, так что всем этим хозяйством руководила его секретарша. Однако выбор её пришёлся и ему самом по душе: широкая стенка во всю стену с надёжным сейфом и секретером, стеклянные полки, где хранились красивые старинные вещицы и большая дорогая шкатулка с сигарами и зажигалкой с золотым корпусом (подарок Вивьен). И всё-таки, обставленный женщиной, он не выглядел обжитым самим Андретти, а имел вид кабинета, из которого кто-то уже съезжает, а все личные вещи давно вынесены, разве что крепкий запах табака напоминал о своём хозяине, других следов обитая здесь вряд ли можно было бы найти при беглом взгляде. Вот и сейчас мужчина с каким-то особенно скучающим видом смотрел на шкаф, когда Реймонд вошла в кабинет и уверенно прошла к столу. Шеф внимательно проследил за тем, как дверь плотно закрылась, а затем перевёл суровый взгляд на лейтенанта, которая уже начала подробный отчёт с высказыванием собственных мыслей, что значительно упростило информирование его персоны. Он сидел в кресле неподвижно, не сводя внимательных и проницательных глаз с женщины, лишь в начале махнув на замечание по поводу его внешнего вида и краем глаза отметив, что сама лейтенант уже успела привести себя в порядок. Когда она закончила, шеф лишь кивнул головой, тем самым полностью с ней соглашаясь. «В общем и целом, она трезво мыслит, возможно...» Телефон опять недовольно завибрировал в кармане, что ещё больше разозлило мужчину, который быстрым и резким движением открыл ящик стола и сунул аппарат под груду папок и бумаг, громко захлопнув его там. Через пару секунд вибрации прекратились и в столе и тогда Август встал с кресла, чуть схромав на одну ногу и только сейчас обнаружив, что незаметно для себя хорошенько приложился коленной чашечкой об пол. Но сейчас не эта боль занимала его больше всего. Мужчина обошёл сзади лейтенанта и начал мерить небольшой кабинет широкими шагами, засунув кисти рук, сжатые в кулаки, в карманы и вперив взгляд в серый палас на полу.
- Я как раз шёл в хранилище по поводу именно этих улик, когда впереди увидел Вас, - он на секунду метнул взгляд в сторону лейтенанта и приостановился, но затем снова продолжил свои движения, которые, должно быть, заставляли его сосредоточить, - и прогремел первый взрыв. Вы, на мой взгляд, очень бойко справились в этой ситуации, хотя забота о моей персоне была излишней, - шеф чуть скривил губы, словно это как-то могло ущемить его мужское да и профессиональное самолюбие, но решил не останавливаться на этой части. - Можно сказать, мне повезло, что Вы там были, мои мысли были заняты совершенно другим, как можно было заметить по моим действиям, - мужчина недовольно закусил губу, в мыслях ругая себя за несобранность. - И тем не менее, хотелось бы обсудить дело с китайской триадой именно с Вами. Кстати, сядьте на диван, если хотите, я на секундочку, - шеф резко развернулся и подошёл к двери у противоположной двери, ведущей в личный санузел, который обычно имелся у любого начальства. Здесь тоже был выдержан единый стиль оформления: кофейные тона, блестящая плитка на полу и стенах, округлое зеркало над раковиной и угловой душ, но сейчас на принятие такого рода процедур попросту не было времени. Андретти открыл холодную воду и помыл руки до локтей, вода стала тёмной, зато руки приняли более человеческий вид и больше не напоминали конечности серийного маньяка после очередного убийства. Также быстро он разобрался с лицом, так что вернулся в кабинет довольно скоро и уже в более адекватном виде, хотя рана на лбу продолжала источать струйку крови, так что довольно посеревшее полотенце мужчина захватил с собой и приложил ко лбу. Присев на край дубового стола, шеф более спокойным тоном продолжил беседу с лейтенантом.
- Это дело зашло слишком далеко и у следствия даже до взрыва в хранилище было мало доказательств, чтобы упечь кого-либо за решётку, хотя бы потому что непосредственно свидетелей, а также прямых улик и теорий недостаточно, и китайские адвокаты с удовольствием упомянут об этом в суде, после которого полицию с большой охотой обольют грязью в прессе, - шеф хмыкнул и приложил полотенце ко лбу другой, более чистой стороной. - Меня, честно говоря, мало интересуют очередные жёлтые страницы, на которых журналисты с пеной у рта доказывают нашу невменяемость, но после этого чёртового взрыва, пошатнувшего не только общественное доверие к нам, но и мои нервы, мне бы хотелось поучаствовать в этом деле скажем, конфиденциально, - мужчина с напряжением смотрел в глаза собеседнице, пытаясь уловить хоть малейший оттенок колебания Реймонд относительно его задумки. - В департаменте мало лиц, на которых я действительно мог бы положиться, так что мне было бы лестно поработать с Вами в этом деле, - он поджал губы, задумчиво убрал от лица полотенце и посмотрел на пятно крови на нём. - Если, конечно, Вы не против, потому что мне привычно работать ночью, а наши китайские «друзья» тоже любят это время суток, - Андретти положил полотенце на стол и внимательно посмотрел на лейтенанта.
- Честно говоря, я подумывал над этим ещё вчера, когда криминалистическая группа истошно вопила, что место преступления чуть ли не стерильны в этом деле, а в итоге всё было обусловлено недостаточной работой групп. Может быть, моё участие заставит полицейских хоть как-то шевелиться? - последний вопрос был скорее риторический, потому что шеф обогнул стол и удобно устроился в своём привычном кресле, вновь почувствовав, что в столе опять вибрирует телефон. Ударив несколько раз пальцами по столу, он решил всё-таки ответить на звонок и открыл ящик, куда несколько минут назад кинул устройство, и где в завалах бумаг, сейчас его было почти нереально найти. Немного покопавшись, он извлёк своё табельное оружие, а затем и FN Five-seven, которым обычно вооружался SWAT, покопавшись там ещё, он извлёк патроны и свою чёрную кобуру, а затем только стол был закрыт. Можно обвинить Андретти в халатном отношении к оружие и спокойно написать на него донос за такое хранение оружие в незакрытом на ключ ящике, но вряд ли кто дерзнул сделать это, да и секретарша была у шефа угрожающая, так что практически никто не мог проникнуть к нему в кабинет без его личного разрешения, а в Фелици, проверенной годами, он был абсолютно уверен, порой, даже больше, чем в себе. Зарядив пистолет, он вложил его в кобуру, а табельное положил рядом с чужим пистолетом и внимательно посмотрел на лейтенанта. В течение всех своих манипуляций, он не разу не взглянул на женщину, таким образом давая ей время на то, чтобы побыть наедине со своими мыслями и не влиять на её решение. В официальных случаях он часто прибегал к своему тяжёлому взгляду, заставляющем сомневаться в чём угодно и колебаться, но сейчас это был из ряда вон выходящее происшествие, которое требовало ответственного решения возможного компаньона, который не только брал под ответственность чужую жизнь, но и отдавал свою под ответственность другого человека.
- Я пойму, если Вы откажитесь, в конце концов у Вас ребёнок и лишняя ответственность может негативно сказаться, - шеф уже начал откровенно «прощупывать почву», потому что карие глаза цепко впились в чужое лицо и оценивали малейшее изменение черт, что могло указывать на характер мыслей собеседника. Как бы то ни было, сейчас Андретти был практически уверен в своей возможной напарнице, которая активно принимала участие в урегулировании такой нестандартной ситуации, как взрыв, побег подозреваемых и выдержала стрессовую ситуацию. Шеф сложил руки на столе и скрепил пальцы в замок, не отводя напряжённого взгляда с Реймонд.

+1

8

Медленная и безмолвная ходьба шефа Андретти по кабинету, вынудила Шерон почувствовать себя как на допросе детективов отдела внутренних расследований. Точно так же, как и он, они расхаживали вдоль и поперек помещения, подбирая заковыристые вопросы, чтобы поставить лейтенанта в тупик. Примерно так же поступал и начальник отдела расследований, который был не в силах подобрать слова по поводу того или иного поступка своего своенравного детектива. Вспоминая все это, невольно наполнишься не самыми приятными эмоциями и подготовишься к худшему. Хотя Шерон слышала о шефе Августе Андретти, еще бы, начальник начальников, высшее звено всего департамента, так вот по этим слухам он представлялся человеком благоразумным. Не даром ведь, мэр назначил его на такую высокую должность, хотя все его предшественники, и конкуренты тоже, были на порядок старше. И женщина испытала неописуемое облегчение, когда ее действия не только не раскритиковали, но даже похвалил. Провалы полицейских замечают без особого труда, а вот  успех – словно невидимка для некоторых людей.
- Спасибо, сэр, - не без удивления произнесла Шерон, все же услышать такую лестную оценку из уст главы департамента – вдвое приятнее, несмотря на то, что женщина не относилась к своим действиям, как к чему-то из ряда вон выходящему. Она выполняла свою работу, действовала исходя из ситуации, хотя все же приятно, что это было оценено. – Прошу прощения, сэр, - впервые решила не согласиться с Андретти женщина, - но Вы – второй человек в городе. Если бы с Вами что-нибудь случилось, наш участок бы погряз в сомнительной репутации. Мне жаль Вас разочаровывать, но…, - лейтенанта пожала плечами, - я буду поступать так и впредь. И не только я
На самом деле, Андретти в данной ситуации напоминал всех тех высокопоставленных лиц, которые становились гостями Сакраменто и попадали под охрану полицейского департамента. Шерон не раз приходилось спорить с ними о том, что держаться нужно осмотрительнее, их жизнь представляет своеобразную ценность для городской администрации, не говоря о том, что в случае какого-либо происшествия репутация полицейского департамента окажется заляпанной. Но эти люди не слушали, кто-то считал, что сам в состоянии постоять за себя, кто-то наивно полагал, что никто не рискнет посягнуть на его жизнь, а кто-то как Андретти, просто недооценивал свой статус и последствия в случае провального обеспечения безопасности.
Дальнейшие слова шефа вынудили Шерон уже в который раз вкинуть брови от удивления. Она знала, что руководство проявляло особый интерес к этому делу, однако не настолько, чтобы лично интересоваться вещдоками. Тем не менее, хозяин – барин. Женщина, не раздумывая, приняла предложение присесть на диван, что-то ей подсказывало, что простой передачей информации здесь не обойдется. Казалось, что были задеты личные интересы Андретти, притом задеты настолько, что он готов следить за ходом дела от начала и до конца.  Усевшись на удобный диван, лейтенант принялась ждать, пока мужчина приведет себя в порядок, ему пришлось так же не сладко, как и самой Реймонд, во время этого взрыва. Несколько минут Шерон нервно поглядывала на наручные часы и пыталась предсказать дальнейшие действия шефа. Когда тот вышел, Реймонд уселась поудобнее, опершись локтем о подлокотник, и принялась слушать, не упуская не единого слова. 
В чем-то лейтенант была согласна, в чем-то нет. Может быть, улики и были слабыми, но при хорошем прокуроре, лояльном судье и слезах родных и близких погибших  – полицию бы ждал успех. Но, конечно, с другой стороны, хотелось бы иметь более твердые доказательства, которые бы не оспорил ни один адвокат и которые бы наверняка упекли ненавистных членов триады за решетку. Впрочем, что сейчас обсуждать? Нет ни того, ни другого, и Шерон предстояло начать расследование чуть ли не с нуля. Это даже раздражало, столько работы…
- Зато волнует общественность, - с усмешкой заметила Шерон, когда шеф заговорил о желтой прессе. – И эта зависимость всегда мешала. 
Шеф задел не самую любимую тему Шерон. Женщина ненавидела желтую прессу, которая в погонях за сенсациями пыталась облить грязью любого полицейского, сделавшего что-то не так. Притом «что-то не так» - чисто в понимании журналистов. Обидно было то, что департамент зависел от общественного мнения, под гнетом которого приходилось многое менять. В таких ситуациях, ненавидишь демократию.
Все это время, женщина безмолвно сидела на диване, уставившись в одну точку, но внимательно слушая шефа. Не пропустила она и слова о личном участии, именно они вынудили Шерон поднять голову и посмотреть на Андретти. Возможно, она перебрала десятки вариантов развития этой беседы, но такого точно не учла.
- У нас работают хорошие криминалисты, - растерянно произнесла Реймонд, пытаясь прикрыть спины коллег. – Свою роль играет недостаточность опыта и нервотрепка. Ведь начальство…
Шерон вовремя запнулась, вспомнив о том, что один из представителей непосредственного начальства сейчас находится перед ней. Хотя, может быть, и стоило сказать, что некоторые старшие по званию офицеры своими истошными требовательными криками больше мешают, нежели помогают. Как можно работать, когда над тобой стоит целое полчище людей с кучей звездочек на погонах, и вместо помощи, лишь отвлекают, не забывая периодически напоминать о том, что будет в случае провала дела? Точно не поработаешь.
- Просто иногда на нас давят столько пагонов, - решила объяснить свои слова женщина, - что можно петь «Звездно-полосатое знамя».
Несколько минут, щедро подаренных шефом для размышления, пришлись Шерон кстати. Ей было о чем подумать. Не каждый день и не каждому полицейскому удостаивается шанс поработать с самим шефом полиции. И даже трудно сказать, больше тут плюсов или минусов. Реймонд не приходилось сомневаться в способностях шефа Андретти, но как часто он работает над такими делами, занимая столь высокую должность, которая состоит по большей части из административных обязанностей? Работая в паре, надеешься ни на маму с папой, даже ни на Господа Бога, надеешься на напарника, и Шерон было необходимо знать, насколько хорошо шеф Андретти помнит прежнюю оперативную работу. Пришло время отбросить все сомнения относительно различий в званиях, сейчас дело касалось более серьезных вещей.
- Ну, у меня двое детей, - поправила женщина шефа, потирая переносицу, - которые привыкли к такому раскладу. Дело не в этом, - лейтенант сомкнула пальцы в замок, подбирая следующие слова. – Сэр, как давно Вы занимались оперативной работой? Поймите правильно, - Шерон усмехнулась и встала с дивана, - я не отказываюсь. Я свою работу знаю и готова ее выполнять. Сейчас я просто хочу быть уверенной.
В конце концов, дело касалось даже не уличных банд. Триада – это тот контингент, которому наплевать на статусы и, как оказалось, который способен взорвать хранилище в полицейском участке, а значит, и убить любого копа. Нет ничего удивительного в том, что, идя на такой риск, Шерон хотела быть уверенной во всем, уж шеф Андретти должен это понимать.

+1

9

Впервые за последние два дня шеф улыбнулся. Действительно улыбнулся, а не изобразил улыбку, не выдавил ей, не скорчил, а искренне улыбнулся из чувств. С одной стороны, такой деловой подход к защите своего босса был похвальным, а с другой стороны — действительно унизительным, так что эта улыбка, едва игравшая на приподнятых уголках губ Андретти, была то ли покровительственной, то ли страдальческой, от которой её обладателю хотелось тяжело вздохнуть и продолжить втолковывать собеседнику свои мысли.
- Ваша самоотверженность хороша в работе с действительно высокопоставленными лицами, - Август подвинулся в кресле и положил подбородок на сцепленные в замок руки, - но не со мной. Моя полная биография известна определённым лицам, так что даже если Вы, считая это своим долгом, заслоните меня от пули, то, поверьте, взявшись всерьёз за моё устранение, они найдут ещё, как минимум, сотню пуль для меня, столько же снайперов и достаточное количество денег, чтобы подкупить всех продажных личностей здесь, - шеф на мгновение приподнял подбородок, расцепил руки и жесток указал на окружающее его помещение, имея в виду весь департамент, а затем снова вернулся в исходное положение. - Так что если Вы действительно считаете своим прямым долгом сохранение моей жизнь, просто не кидайтесь в мою сторону при любой опасности. Мы взрослые люди, давайте просить друг у друга помощи взаимно и на равных позициях. Ведь так работают напарники? - Август ещё шире улыбнулся, блеснув тёмными глазами, которые прежде подавали мало признаков одухотворённость и живости, нежели теперь. - Кроме того, достигнув единственной цели в виде моей персоны, пострадает меньше народа, а я хотя бы перед смертью буду уверен, что моё место займёт достойный человек, а не погибнет ради и моей дальнейшей смерти. Мне бы этого не хотелось, - Андретти сошёл до бубнения под нос в несколько более угрюмом настроении и как бы дополняя всё уже сказанное комментарием лично для себя. - По крайней мере три страны, включая США, вздохнут более спокойно после моей кончины, а лично министр обороны, скажу по секрету, может быть, выдаст премию всему департаменту, естественно, в качестве утешения и своих соболезнований.
   Шеф облокотился на спинку кресла, которая незамедлительно прогнулась под ним, так что он отклонился не некоторый угол и вынужден был положить руки на ручки кресла. Его глаза продолжали неотрывно следить за мимикой собеседницы, её тоном и нитью разговора.
- Общественность иногда больше любит нелепые сплетни, нежели даже добрые и правдивые вести, - он слегка пожал плечами и легко улыбнулся, что иногда поражало собеседников, насколько быстро он менял тему и переходил из одного настроения в другое, но в действительности это не было полностью именно так, потому что шеф предпочитал не нагружать окружающих ненужной драмой в неподходящей ситуации, а привносить лепту в общее настроение посредством своего хорошего, по крайней мере видимого, отчасти поэтому на работе он часто предельно серьёзен для создания рабочей атмосферы, зато наедине с полицейскими предпочитает общаться на более близкой ноте, чтобы собеседники не «зажимались». - Я не читаю газет, давно перешёл на интернет. В хороших источниках можно даже почерпнуть нового, - между делом поделился шеф, пытаясь сгладить разговор и сделать его не таким удручающим для лейтенанта. Но в этот же момент он вспомнил свою давнюю работу по взломам систем, краже информации, выводу из строя чужой аппаратуры, что, по сути, являлось преступлением. А теперь что? Теперь он сам борется с ранее подобными себе. Вот только его коллегам и подчинённым это знать ни к чему. Следующая фраза собеседницы заставила его снова улыбнуться удачно подобранному сравнению и интересно сложенному уму Реймонд. Шеф кивнул, отметив про себя, что стоит поговорить и с начальниками отделов и проследить исключительно за их работой в некоторых особо тяжёлых случаях, потому что он давненько не видел работы непосредственно начальства, хотя сам частенько наведывался на места происшествий и следил за подозреваемыми, чтобы не терять оперативной хватки.
   Андретти едва сдержал невольную гримасу, когда его уличили в проколе. «Чёрт, босс должен знать практически всё о своих подчинённых и их жизни, особенно, если он отвечает за них». В мыслях тотчас замелькали страницы личных дел подчинённых, но нужная, как назло не находилась, так что выяснением причин своего недосмотра он займётся позднее. Последующая речь заставила Августа удовлетворённо улыбнуться и утвердительно качнуть головой в знак согласия. Конечно, Реймон была абсолютно права насчёт своих сомнений и намерений проверить шефа, хотя это весьма ощутимо и больно ударило по самолюбию Андретти, но лишь в выгодном свете представило качества лейтенанта. Пока что шеф проигрывал на фоне своей подчинённой и чувствовал себя, говоря откровенно, ущербным, что заставило его болезненно поморщиться, чуть склонив голову вниз так, чтобы каким-то образом скрыть свою мимику, но затем тут же вернул голову на место и продолжил следить за мыслью лейтенанта.
- Да, я всё прекрасно понимаю, - он поднялся с места и несколько, как могло показаться, рассеяно поглядел на свой стол, а затем на закрытый стол, откуда снова донеслось трещание. «Я не беру трубку уже час, не взял бы ещё один, но, видит Бог, он скоро пошлёт в мой кабинет SWAT, чтобы вытрясти из меня потроха». Август дёрнул ручку ящика и вынул дребезжащий аппарата, звонок на который был тут же скинут. «Двадцать три пропущенных вызова? Он, должно быть, сошёл с ума». Выключив одну из сим-карт и сунув телефон в карман, шеф присел на край стола и снова внимательно оглядел лейтенанта Реймонд.
- Буквально вчера. Я занимался слежкой за одним из одним из членов триады и, мне кажется, этой ночью можно встретить человека, способного поведать нам довольно многое и оказать помощь, естественно, у этой персоны есть и свои интересы, - он чуть прикрыл глаза, ожидая реакции лейтенанта. Её просьба была вполне понятна и объяснима, он бы мог заняться этим делом в одиночку, но сегодняшняя ситуация была совершенной наглостью со стороны триады и требовала особых мер и профессионалов своего дела.
   Андретти почувствовал, как по щеке бежит что-то горячее и тёплое и, проведя пальцем по виску, увидел на руке собственную кровь. «Неужели рана до сих пор не закрылась?» - с некоторым удивлением подумал шеф и взяв со стола полотенце, приложил его снова ко лбу, терпеливо зажимая кровотечение. «Хорош же начальник, который даже не может остановить себе кровь,» - с ядовитой усмешкой подумалось ему, отчего он слегка нахмурился.

Отредактировано Augusto A. Andretti (2012-05-30 20:17:17)

+1

10

Все сказанное шефом Андретти, возможно, вызвало бы нескончаемый интерес со стороны любого другого офицера полиции, но только не Шерон. Женщина, которая служила в военной разведке и знала меру любопытству, казалось, полностью проигнорировала интригующие заявления о количестве людей, которые бы хотели видеть главу полицейского департамента в гробу. Но она не проигнорировала, напротив, внимательно выслушала, приняла к сведению, но дальше дело не зашло. Человек с ее опытом работы в различных силовых структурах  должен знать, когда задавать вопросы, а когда помалкивать в тряпочку. 
- Не убедительно, - слегка улыбнувшись, заметила Шерон относительно попытки шефа доказать не столь высокую значимость своей персоны. – Но все же Вы меня явно переоценили. Нет, если бы на Вашем месте сидел 60-летний дедок – я бы еще подумала, срываться с места при первом проявлении опасности или нет, - женщина усмехнулась и пожала плечами, - а так… Сэр, я вижу разницу между телохранителем и ответственным подчиненным, так что не переживайте. Никакого фанатизма.
В конечном счете, Андретти не относился к числу людей, которых было приказано охранять каждому рядовому сотруднику полицейского департамента. Это сложно объяснить,  этого нигде не прописано в уставе, но при возникновении опасности, людей такого положения, как шеф полиции или мэр, копы пытаются прикрыть чисто интуитивно. Так надо, так повелось, вот и все. Мужчина сколько угодно мог рассуждать о своей значимости, но Шерон, за период службы которой сменился не один шеф, знала истинную ценность этой должности. В некоторых городах, кстати, кресло шефа полиции считается гораздо престижнее кресла мэра. В системе правосудия, так и вовсе, выше только звезды. Можно уступить по влиянию только шефу окружного департамента, и-то не в случае Сакраменто.
Шерон скрестила руки на груди и задумчиво уставилась куда-то в одну точку. Несмотря на то, что беседа пока не касалась триады, ее голова уже прорабатывала возможные варианты, с чего начать и кого спросить. Увы, китайский квартал – не ипостась лейтенанта Реймонд. Когда дело доходило до уличных банд и подчиненных им районов – лучшего напарника, чем Шерон вам не найти. Она могла раскрыть преступление за пять минут, «мило» побеседовав с многочисленными осведомителями или же сделав кому-нибудь из членов банд «предложение, от которого бы никто не смог отказаться».  И мы сейчас не только отрубленную голову лошади, подложенную в постель, имеем в виду, но еще и более либеральные методы, типа «ты мне – я тебе». А вот триада… Шер полностью погрузилась в мысли, пытаясь откопать хоть что-нибудь, ведь начинать вести дело вслепую, без каких-либо наводок – на это можно потратить всю жизнь.
Женщина  небрежно фыркнула, когда шеф вновь заговорил о прессе. И эта тема отвлекла ее от нахлынувших рассуждений. Трудно было не согласиться с Андретти, сейчас, правда и добрые вести – скукотища, которая не пользовалась спросом у населения. Толи  же дело, сплетни, грязь, выдуманные скелеты в шкафу, чье-то горе или ужасающие и несправедливые обвинения. Это людям удачно навязывается дотошными журналистами, которых иногда и самих хочется поставить в такую же неприятную ситуацию и посмотреть, как они будут сгорать от стыда, а-то и от горя. Но чтобы не заводиться, Шерон вновь решила отвлечь себя мыслями о предстоящем деле и триаде.
Она уже стола на ногах, когда шеф также поднялся и согласился с правомерностью заданного вопроса. Да что же это такое, - раздраженно подумала лейтенант, вновь слыша звуки вибрации в выдвижном ящике стола. Видимо, кто-то всерьез заинтересовался случившемся в полицейском участке. Еще бы, а скоро и ненавистная пресса нагрянет с заявлениями, мол, полиция даже внутри департамента безопасность обеспечить не в состоянии. Удачное завершение дела о триаде, кстати, сгладило бы напор журналистов, и увеличила бы доверие к департаменту со стороны населения. Так что, решить этот вопрос важно, с какой стороны не посмотри. 
- Ну что ж, это радует, - протянула Реймонд, когда шеф заговорил о слежке. Прозвучало все это с долькой сомнения, но в этом нет ничего удивительно, для женщины было странно узнать, что кто-то еще занимался ее делом, пусть даже сам шеф полиции.
Не сказать, что это обстоятельство придало Шерон уверенности в том, что ее спина будет прикрыта. Поймите правильно, такие же чувства ее бы одолевали стой на месте Андретти любой другой человек. Профессия опасная, и когда начинаешь работать с кем-то новым – будь на чеку, при любых обстоятельствах, пока на деле не убедишься в том, что тебя прикроют.
- Значит, надо встретиться с этим человеком, - пряча руки в карманы джинсов, произнесла Реймонд. – Сейчас нам нужны любые наводки, любая информация, которая позволит понять, в каком направлении двигаться. Шеф, - женщина шагнула вперед, увидев, как по лицу Андретти стекает струйка крови. – Пока в здании парамедики оказывают помощь пострадавшим, Вы бы показались им…
Но пусть мужчина не подумает, дело было не в слепом беспокойстве о состоянии его персоны, тем более, несколько минут назад, Андретти четко дал понять, что не нуждается в навязчивой заботе. От состояния здоровья главы департамента многое зависело, жизнь самой Шерон, например. Так что, в большей степени она хотела убедиться в том, что мужчина не упадет в обморок из-за обильного кровотечения именно тогда, когда лейтенанту понадобиться его помощь.  А кто знает, что могло произойти после взрыва, внутренние повреждения – вещь непредсказуемая, и незаметная.

+1

11

Андретти чуть склонил голову в знак согласия с лейтенантом и теснее прижал к виску полотенце, продолжая слушать смелого полицейского. На удивление, она была довольно свободной в общении с шефом и совершенно не тушевалась. Боссу, который стремиться запугать подчинённых, такое поведение пришлось бы не по вкусу, но Август придерживался совершенно другого способа, хоть чувствовал плоды своих частых вылазок в чужие дела, когда расследование наконец двигалось вперёд, и тогда шеф отходил на задний план и больше не беспокоил полицейских. В силу своего положения, офицеры побаивались не столько характерности своего шефа, сколько самого слова «шеф» как такового, что значительно препятствовало более тесному контакту с полицейскими, но и не останавливало Андретти, если он сам решался поучаствовать в деле. Обычно вся группа соглашалась без колебания, но сейчас случай более частный, и ему хотелось предоставить больше свободы выбора Реймонд, нежели самому принимать на себя управление делом, в этот раз ему больше хотелось не контролировать, а следить и помогать.
- Хорошо, - он поднял подбородок и вторично кивнул, едва улыбнувшись, - фанатики в таком деле опаснее преступников.
- Думаете, триада стала бы взрывать вещдоки, компрометирующие их, зная об их практически небольшом весе в деле? - он внезапно убрал руку с полотенцем от лица и сощуренным взглядом посмотрел на собеседницу, спрашивая её мнения. Раз уж она согласилась поработать с ним, то и своими мыслями относительно этого дела Август собирался поделиться с лейтенантом. - Либо они не знали, что именно мы нашли и у них нет ушей в департаменте, так что они решили перестраховаться, но тогда на местах преступлений мы не нашли что-то более важное, оставленное ими. Или же это чистейшей воды выходка, чтобы насолить полиции, показать нашу беспомощность, неспособность к охране порядка, а также как-то повлиять на скорость расследования этого дела и за простыми убийствами стоит нечто более глобальное, - Андретти закусил губу, резко встал, обошёл стол и вновь сел в кресло, на этот раз принявшись рыться в ящике стола и извлекая оттуда небольшой тонкий лэптоп, который он загрузил за несколько секунд и, кликнув пару раз, открыл текстовый файл с одной единственной картинкой и сплошным текстом. На экране лэптопа, который шеф повернул к лейтенанту было чёрно-белое изображение полуразвалившегося здания из которого шёл дым. Налицо последствия взрыва.
- Может быть, в Сакраменто это и первый взрыв в хранилище, по крайней мере, при моём руководстве, первый, но вот в Великобритании уже было нечто подобное несколько десятков лет назад. Правда тогда банда не ограничилась хранилищем, и повторно заминировала в следующий раз целое здание. Следствие тогда подозревало группу иностранных граждан, но после взрыва всего департамента их поиски прекратились, зато несколько банков было ограблено, а часть документов государственной важности похищено из их хранилищ. Конечно, мало вероятно, что к нашему делу это имеет непосредственное отношение, - Андретти закрыл лэптоп и убрал в стол, закинув поверх папки со стола, - но вот безопасность нашего департамента меня волнует. Не хотелось бы увидеть подобную картину в ближайшем будущем, - он криво усмехнулся и опять встал со стула и прошёлся до двери и обратно.
- Было бы неплохо усилить безопасность хотя бы на время раскрытия этого дела, а через наших людей в прессе обнародовать информацию о перенесении дела о тройном убийстве в архив. Если убийства возобновятся, то либо они поверили и у них нет ушей в полиции, по крайней мере более высоких чинов, чем рядовые, либо доберутся до офицеров и начнут убивать их, узнавая информацию. А если не начнутся, то либо они уже убили всех, кто им был нужен и хотели осадить полицейских, либо прознали о наших планах и готовят взрывчатку, - Андретти глубоко вздохнул и закинул руки за спину, промычав что-то нечленораздельное потолку. - В любом случае, уровень безопасности нужно поднять, а отряд К-9 поставить на пост, - сейчас было не вполне понятно, размышляет ли он сам с собой или уже даёт указания, но шеф на мгновение остановился перед Реймонд и в упор посмотрел на лейтенанта, словно приходя в себя, потому что услышал сомнение в её голосе, что ещё больше ущемило его самолюбие, но он постарался не подать виду и усилием воли подавил желание нахмуриться.
- Да, я думаю, мы застанем этого человека около одного из казино, куда наведывается триада. Честно говоря, впечатление несколько двойственное от того, что штатский следит за полицейскими делами, но я засёк эту слежку во время своей собственной, так что, этот источник действительно надо выслушать. И любая информация полезна, Вы абсолютно правы, - он снова кивнул и облокотился на стол, с улыбкой выслушав замечание Реймонд.
- Я последую Вашему совету после нашего разговора, пока там много людей, которые пострадали похуже меня. Хотя Вам тоже вряд ли пригодиться не зализавший раны полицейский, - он широко улыбнулся, хотя в душе всё-таки были и недовольство собой, своим положением и сомнениями лейтенанта.
- Предлагаю пересечься за несколько кварталов до «Элениума» и обговорить план нашей небольшой вылазки, - он повернулся к шкафу и аккуратно открыл стеклянную дверцу, внезапно вспомнив, что не курил с самого утра, а нервные клетки порядком поднапрягали его. Нет, шкатулку с дорогими сигарами он трогать не собирался, но вот в дальнем углу всегда лежала заначка в виде небольшой пачки крепких сигарет и дешёвой зажигалки, которую он засунул в карман, а сигарету предпочёл оставить в руке. «Чёрт с этой противопожарной системой, системщики отключили её, так что внезапным дождём с потолка меня точно не окатит». - Скажем, в пять минут после полуночи, - он чуть сощурил правый глаз, мысленно представляя свой дальнейший план действий, но затем снова с лёгкой улыбкой посмотрел на напарницу по этому делу. - Кстати, я ещё не ознакомился с характеристиками всех убитых. Их унесли в архив на ночь, или Вы оставили их в кабинете? Если так, что было бы неплохо прихватить копии с них и фотографии убитых. С прессой я постараюсь разобраться сам, - он покачнулся с носка на пятку, задумался, вспоминая, что ещё хотел сказать. «Вооружиться она и сама додумается,» - Андретти покосился стол, где лежала кобура с пистолетом, его табельное оружие и ещё чьё-то. «Наверное, полицейский с ног сбился, ища его».
- Если будут ещё какие-то новости, то я на мобильнике, - подвёдя разговор к логическому завершению и, как всегда в таким моментах, испытывая лёгкое чувство неудобство во время собственного молчания, шеф прихватил кобуру и, кивнув на прощание головой, вышел из кабинета, улыбнувшись с порога секретарше, которая явно устала за сегодняший день. Андретти представил, на сколько звонков ей пришлось ответить сегодня и мысленно присвистнул, с сожалением ещё раз улыбнулся и зашагал к коридору.
- Парамедики внизу? - на ходу спросил он у одного офицера, который выпрямился и осторожно кивнул головой, с каким-то непонятным страхом поглядывая на своего босса, который энергично спускался по лестнице. На первом этаже было уже не так многолюдно: кондиционеры вовсю работали, пострадавшие решили взять на сегодня выходной, а некоторый медицинский персонал отдыхал, пока другая его часть продолжала оказывать помощь и уже повторно перебинтовывать полицейских. Увидев его, сунувшего сигарету в рот и чиркнувшего зажигалкой у её кончика, несколько врачей метнулись к нему и попытались остановить, на что получили недовольную гримасу, которая, однако, не остановила их.
- Что вам, чёрт побери, надо? Я в порядке, - он застегнул кобуру и, нахмурившись, посмотрел на них. Те лишь покачали головами и развернули Андретти в большим зеркалам во всю стену. Перед глазами Августа открылось не очень приятное зрелище: кровь с виска стекала по всему лицу и образовывала достаточно большое пятно на его плече, не говоря уже о многочисленных царапинах и ссадинах, которые, в принципе, были мелочью. Он сжал зубы и перекусил сигарету, часть которой свалилась на пол. Медик затушил её и отвёл шефа полиции в комнату, где обосновалась скорая помощь. Через несколько минут он уже оказался в руках нескольких врачей, обрабатывающих его рану. К счастью, ничего серьёзного, ему даже посчастливилось не подхватить гноение тканей из-за того, что рана долгое время оставалось открытой и не дезинфицированной. Он подвергся тщательному осмотру и оценке его здоровья, что никогда не любил ещё с детства, особенно, когда это обсуждается в слух и без его участия. Вытерпев эту унизительную для него процедуру, Август наконец вышел из здания департамента.

+1

12

- Я думаю, триада достаточно серьезная организация для того, чтобы не допустить ни единого риска, - быстро подхватила слова шефа Шерон.  -  «Полиция что-то нашла». Этого заявления вполне достаточно для начала действий.
Триада, подстать итальянской мафии, одна из крупнейших криминальных группировок, раскинувшая свои сети не только на родине, но и в штатах. Лос-Анджелес, Нью-Йорк, Филадельфия, Сакраменто – вы найдете представителей триады в любом крупной городе. Это словно филиалы крупной корпорации, головная компания которой находиться в Шанхае. В общем, учитывая всю масштабность, нет ничего удивительного в том, что даже при наличии мизерной информации, эти люди решили избавить себя от лишнего риска и уничтожить ко всем чертям любые, компрометирующие их, улики.  Согласитесь, взрыв – крайне эффективная вещь, просчет только в одном: копы разозлились.
- Не думаю, что они решили насолить полиции, - задумчиво протянула женщина. - Никому не выгодно вступать в открытое противостояние с нами, это понимает любая организованная структура, от мафии до триады.
Полицейского беспредела еще никто не отменял, - подумала Реймонд и усмехнулась собственным мыслям.  Увы, это то, что присуще любому офицеру полиции и это то, чего не дано искоренить даже главе департамента. Обыски без ордеров, избиение представителей криминального мира, незаконная конфискация и уничтожение товара,  сфабрикованные улики, даже у самых правильных полицейских есть самолюбие, которое сильно задевается наглыми действиями людей, находящимися по ту сторону баррикад. И когда это происходит, все начинают действовать, не совсем законно, не совсем тактично, но это в значительной мере подрывает деятельность криминальных группировок. А пойти и пожаловаться, сказав, что меня избили и отобрали десять пушек М16, привезенных контрабандой из Мексики, - никто не может, это глупо. Вот и выходит, что единственный выход – не переходить в открытое противостояние, преступники делают то, что умеют, точно так же поступают и копы. Раньше было еще проще. Когда на улицах главенствовало старое поколение, Шерон было достаточно щелкнуть пальцами, чтобы предотвратить ввоз на территорию штатов огромной партии героина. Взамен, конечно, наркоторговцы тоже получали определенную компенсацию. Сейчас ситуация другая, принцип «ты мне – я тебе», действует, но слабо, для того, чтобы добиться его эффективности приходиться запугивать и в значительной мере превышать должностные полномочия.  Собственно, как и поступает Шерон, держа в кулаке большинство наркоторговец и лидеров уличных банд подчиненного района.
Потом шеф Андретти показал лейтенанту не самые приятные кадры взрыва в полицейском участке Великобритании. Шер слегка нагнулась, всматриваясь в монитор. Ну, у нас нет никаких важных документов, - сразу же про себя прокомментировала женщина. – Участок, как участок. Конечно, как шефа полиции, ответственного за такие случаи, мужчину не могли не беспокоить последствия, хотя сама Шерон считала, что все не настолько масштабно.     
- Они не тронут копов, - вновь произнесла Реймонд, когда шеф заговорил о безопасности. Нет, обеспечение безопасности – вещь необходимая в данной ситуации, но до убийства полицейских, опять же, никто из триады, наверняка, не додумается. Какой смысл? Ведь при таком раскладе их и без улик повяжут. Разозленные детективы, склонные к полицейскому беспределу,  – убойная вещь. - То, что произошло – отчаянная попытка предотвратить вероятность ареста. Но не это меня пугает, - женщина посмотрела на шефа. Его идея касательно прессы была крайне удачной, особенно при выявлении крыс в самом департаменте. – Они точно знали, где положат вещдоки, и примерное время. Неприятно говорить об этом, но уши у них определенно есть.
В общем, ничего удивительного. Ни для кого не секрет, что в полиции много продажных офицеров. Но когда дело касалось таких крупных организаций, как триада, якудза или мафия, допускать утечки было нельзя, и в этом деле, наличие крысы – непозволительная роскошь, из-за которой все старания могут оказаться напрасными. Впрочем, Шерон не думала сильно вникать в эти вопросы. На каждом пакетике с уликами четко указывается его серийный номер, по которому они и раскладываются на стеллажах в хранилище. До этого, пакетик мог пройти через десятки рук, потому тратить время на то, чтобы узнать, кто из этих людей мог выдать информацию триаде – тщетно. Тщетно, если хочешь поймать основных участников событий, конечно.
- Но я советую сейчас сосредоточиться на другом, - решила высказать свои мысли вслух Шерон. – Дайте наводку по поводу ушей отделу внутренних расследований. Пусть занимаются, уж они умельцы.     
Без наличия явных доказательств, детективы ОВР (которых, к слову, в других отделах называли просто – крысами)  врятли бы взялись за это дело, но если неофициальный приказ отдаст сам шеф полиции, у них просто не останется выбора. У Шерон, кстати, отношения с этими ребятами никогда не складывались, даже сейчас, произнося слова «отдел внутренних расследований», она покрывалась мурашками. Жалобы на превышение должностных полномочий, регулярные перестрелки и периодические убийства при задержании – все это обеспечивало неминуемую встречу с детективами ОВР, они уже как члены семьи, ей Богу. Но самое печальное, это дело Ньютона, из-за которого отношения с этим отделом стали еще крепче.
После слов об источнике Шерон кивнула. Сейчас любая информация полезна, а если человек знает о триаде – это двойная удача. Однако стоило усомниться в таком невероятном совпадении, в правдивости слов, которые выльет на полицейских этот гражданский, в конечном счете, в мотивах, по которым он решил помочь. Но в этом нет ничего удивительного, детективу свойственно сомневаться и искать правду.
- Да, сэр, - вновь кивнула Шерон, смотря на наручные часы. – Обожаю ночное дежурство! – хлопнув в ладоши, саркастично заметила она. – И да, дело в моем  кабинете, так что я его захвачу. И еще, сэр, - окликнула начальника, женщина, когда тот уже собирался уходить. -  Я рада возможности работать с Вами.
Выйдя из кабинета, Реймонд сразу же направилась к своему отделу. Там ее встретили коллеги, которые начали расспрашивать о результатах беседы с шефом. Шутливо заметив, что ее не ругали, Шерон прошла в свой кабинет, предварительно пригласив зайти сержанта Стеблера. Он и сообщил, что все заключенные были найдены, больше инцидентов не было, пострадавшие пришли в себя, пожарные разбирают завалы, вроде все стабильно. Лейтенант поблагодарила коллегу за информацию, а сама подняла трубку телефона, чтобы, если не увидеть, то хотя бы услышать голос детей.
Ближе к полуночи серебристый Форд катил к оговоренному месту. В машине, как обычно, играла какая-то музыка, не мешающая водителю слышать диспетчера по рации.

+1

13

Солнце сильно слепило глаза, так что выйдя из здания, шеф прищурился, почувствовав боль в глазах, и осмотрел полупустую парковку: практически все патрульные машины были в разъездах, только несколько машин скорой помощи выдавало недавнее ЧП в департаменте. Август похлопал себя по карманам, почувствовав ключи от машины в правом и вытащив их оттуда. Оглянувшись назад, он медленно пересёк парковку и сел за руль ауди, на полную мощность включив кондиционер: необходимо было собраться с мыслями, которые были поглощены исключительно работой. Для начала нужно было выяснить, какой информацией обладает таинственная личность, интересующаяся жизнь китайской триады, возможно, привлечь, как свидетеля, было бы совершенно хорошо, если бы уже были какие-то улики и вещественные доказательства, но уповать исключительно на работу одного человека, и то не полицейского, совершенно не стоило. Андретти скрестил руки на руле и уткнулся в них лбом, прикрыв болящие и покрасневшие от гари и солнца глаза. Так было гораздо легче думать. «Нужно разобраться с прессой. Шерон права насчёт того, что скользкие крысы есть в департаменте». Шеф недовольно поморщился, крысы среди своих — это было для него самой ужасной новостью, с наушниками и шпионами он предпочитал вообще не иметь дела, пусть даже они работают на полицию, он отдавал прерогативу переговоров начальникам подразделений. «Придётся обманывать и чужих, и своих. Ради дела». Андретти выпрямился и завёл машину. Через несколько минут он на максимальной скорости мчался в редакцию Sacramentolife, где у него были знакомые люди, бывшие полицейские, которые как никто другой, способны понять подлость слухов о полиции в прессе, так что периодически помогали. Подъехав к забитой парковке, он решил не останавливаться близко и заехал с другой стороны здания, остановившись в тени деревьев на обочине. Мужчина вынул телефон из кармана и быстро застрочил смс.
   «Дело о тройном убийстве переносится в архив надолго. А. А. А.» Отправив сообщение по адресу, он откинул голову назад и начал ждать. Писать много не было причин, хотя бы потому что журналисты могут додумать всё остальное сами. Вот в окно раздался стук. Август повернул голову к источнику звука и увидел человека, которого ждал. Он был знаком с ним, когда только перешёл работать в департамент, правда, затем полицейский уволился, потому что решил пойти работать журналистом. Как он тогда сказал, к этому у него всегда лежала душа. Дверь была снята с блокировки, и вскоре мужчина уселся на переднее сидение и захлопнул за собой дверь. Андретти кивнул головой и чуть улыбнулся.
- Неважно выглядишь, - хмыкнул собеседник, - говорят, в департаменте был взрыв, - с большей живостью поинтересовался он.
- Хочешь написать разгромную статью о никчёмности полиции? - в шутливой форме предложил он и чуть ухмыльнулся. Собеседник с улыбкой покачал головой и лукаво посмотрел на бывшего шефа.
- Отправляешь дело в архив, так и не распутав его? - в голосе явно чувствовались нотки недоверия. Он прекрасно понимал, что уже спрашивает о том, что нужно написать.
- Да, информации мало, подозреваемых нет, - Андретти уверенно кивнул головой и внимательно посмотрел на человека на соседнем сидении, который поджал губы и сочувственно похлопал его по плечу: он-то понимал, что ближайшую ночь Август спать не будет. Поговорив несколько минут о личной жизни, собеседники расстались, но шеф полиции не торопился уезжать. С первого взгляда может показаться, что причин приезжать сюда не было, но, учитывая уровень наушничества в департаменте, который недавно открыл для себя шеф, разговор был строго конфиденциальный, так что не хотелось уповать на то, что телефоны триада не прослушивает. Он достал телефон и набрал номер начальника отдела, в котором данное дело расследовалось. Голос на том конце был уставший, так что шеф говорил достаточно медленно, чтобы до собеседника дошёл смысл сказанного.
- Прессе говорите, что отправляете дело о китайцах в архив за неимением доказательств. Не разрешайте полицейским комментировать ситуацию в департаменте, - Андретти выслушал лепет о том, что их отдел делает, что возможно и нет причин, чтобы обманывать, но шеф лишь перебил и повторил свою просьбу. Окончив разговор, он выехал с парковки, по пути увидев, как бывший полицейский курит у крыльца и уже вовсю рассказывает слитую ему лжеинформацию. «Триаде не стоит больше так волноваться, по крайней мере до поры до времени. Посмотрим, насколько далеко заходят их уши». Андретти вскоре подъехал к своему дому и в нетерпении проскакал по ступенькам к своей квартире. Пусто. Беатрис, наверное, занята. Август оставил на вешалке кобуру с пистолетом и отправился приводить себя в божеский вид, решив вздремнуть часик-другой перед ответственным мероприятием.
   Будильник на телефоне заверещал на тумбочке. Андретти на этот раз сдержался и отменил полёт аппарат в другую стену. Перевернувшись на другой бок, его взгляд уткнулся в часы на тумбочке: 22.46. он не любил просыпаться, даже без будильника. Мозг словно перезагружался, и его работу приходилось снова и снова налаживать. Вот и сейчас он, постаравшись вернуть себе былую энергию, лишь вяло встал с кровати и недовольно поморщился. Времени было предостаточно, чтобы собраться и прийти на место встречи, и лишь воспоминание о планируемом мероприятие вернули его на землю. Дело предполагалось неофициальное, так что можно было наконец забыть о костюме, хотя в нём он чувствовал себя шеф полиции больше, чем в удобных джинсах и футболке. И тем не менее сейчас не было времени на презентабельный вид. Ничего лишнего и особенно неудобного: тёмная футболка, джинсы, кроссовки и кожаная куртка, чтобы прикрыть кобуру от проницательных глаз. На телефон уже накапало достаточно количества сообщений, и, едва взглянув на дисплей, он вспомнил, что отключил рабочий, на который названивал министр обороны, так жаждавший узнать о делах в участке. «Иногда мне кажется, он ревнует меня в работе». Шеф сунул телефон в карман и вышел за дверь. Ехать на своей машине было опрометчиво: такую легко заметить, особенно, тем, кто был не в ладах с законом и знал номера его машины. Пораскинув мозгами, мужчина энергично зашагал пешком, тем более, что времени было предостаточно.
   За несколько кварталов до казино он сбавил шаг и начал внимательно осматриваться, ища глазами знакомую машину. Пройдя ещё несколько шагов, таковая наконец попалась на глаза. Взглянув мельком на время в телефоне, шеф пересёк улицу и постучал в окно автомобиля, посмотрев на Реймонд за рулём. Когда дверь открылась, он лишь кивнул в знак приветствия.
- Вы захватили копии с дел? Я был бы не прочь ознакомиться, пока мы будем ждать, - Андретти захлопнул за собой дверь и чуть повернулся к напарнице.

+1

14

В магнитоле заиграла заводная музыка 70-ых годов. Шерон любила такие вещи, больше смысла, больше веселья. Приятный голос Джорджа Харрисона вынудил женщину начать подпевать. Она плавно водила рулем служебный Форд, поражаясь тому, как много машин в такой поздний час. Шер немного надавила на газ, обгоняя медленного водителя Шевроле. Упс, - пронеслось в голове, когда женщина поняла, что немного опаздывает. Остановившись на красном свете светофора, Шерон взяла папку, лежащую на соседнем сиденье, и начала просматривать записи об убитых. Собственно, ничего особенного, один подозревался в контрабанде оружия, другой в наркоторговле, а вот третий числился обычным продавцом-консультантом в автомобильном салоне, ни одного привода в полиции, весьма положительный парень. Видимо, этот человек, не вовремя решил выпить с сомнительными друзьями, как раз тогда, когда триада решила порешить всех и сразу. Вопрос в том: почему? В современном мире трудно найти людей с таким родом действительности, которым можно было бы безоговорочно доверять. Судя по всему, двое убитых такими и были, но что они сделали не так? Украли товар? Оскорбили лидера триады? Почему настолько надежных и опытных людей решили убрать?  Впервые Шерон задумала и о разладе внутри самой триаде. При таком стечении обстоятельств, оставалось лишь усмехнуться. Хоть бы они сами себя перебили. Женщина была настолько увлечена личными делами жертв, что и не заметила, как светофор показал зеленый свет. Водитель, стоящий позади, немедля посигналил и женщина, предварительно выругавшись, снова надавила на педаль газа.
До оговоренного места оставалось ехать несколько минут. Шерон не боялась преодолевать этот путь на служебной машине, так уж вышло, что Форд – самая распространенная марка автомобилей в соединенных штатах, так что о конспирации беспокоиться не приходилось. Несмотря на полночь, чувствовалось, что на улице все равно градусов 20, не меньше. Впрочем, потому Калифорнию и называют солнечным штатом, гораздо лучше так, чем коротать часы на улицах пасмурного и дождливого Нью-Йорка, что Реймонд делала несколько лет. Казино где-то там, - мысленно вспоминала направление Шерон. Наконец-то серебристый Форд остановился около нужного места. Женщина облокотилась на сиденье и принялась ждать появления шефа Андретти, попутно наблюдая за всем, происходящим неподалеку. Город выглядел таким спокойным и умиротворенным. Вот молодежь возвращается с какой-то вечеринки, влюбленная парочка идет домой, держась за руки и беседуя явно о чем-то приятном. Даже отсюда была слышна музыка с казино. Прелесть, типичный ночной город. Но за всей этой идиллией скрывалось и нечто зловещее. Убийцы, маньяки, грабители, представители криминальных структур. И офицеры полиции варились во всем этом кошмаре на протяжении всей своей службы. Ну, разве хотя бы это не заслуживает уважения? Не удивительно, что на пенсию копы могут выходить уже через 20 службы, общение с такими психами, их жертвами, а так же регулярное лицезрение кровавых картин может стоить здравого рассудка. От внезапно нахлынувших мыслей отвлек стук в окно. Шерон повернула голову и увидела шефа Андретти. Она немедля вышла из автомобиля, оставив наблюдения на потом.
- Ах да, - вспомнив про копии дел, произнесла Шерон, и мигом стащила папку с другого сиденья. – Вот, здесь все материалы, - она протянула документы Андретти. – Двое, очевидно, работали на триаду, третий просто оказался не в том месте, и не в то время. Проблема в том, - женщина провела указательным пальцем по последнему абзацу первого листа, - что это не первое подобное преступление. Такое чувство, что триада избавляется от бывших соучастников.
Можно было предположить, что конкретно эти двое, а так же несколько ранее убитых бедолаг, занимались чем-то настолько серьезным, что лидеры триады посчитали их жизни – большим риском для всего дела. Вполне вероятно. А может объяснение гораздо проще: некачественно выполненная работа, или попытка обмануть своих нанимателей, что, как известно, в таких серьезных криминальных структурах каралось смертью. Гадать можно было сколько угодно, потому сейчас было крайне важно послушать осведомителя. Любая мелочь могла натолкнуть лейтенанта на ответ, но оставалось только ждать.
- Ваш источник опаздывает, - посмотрев на наручные часы, произнесла Шерон. – Плохое начало.
Женщина даже не пыталась скрывать своего скептического настроя по поводу внезапно появившегося источника. Мало ли кто это, мало ли, что он задумал. Каковы его цели? Знает ли он то, о чем говорит? Впрочем, вопросов могло быть много, самый надежный способ узнать, достоит ли этот человек доверия – услышать его информацию.
Шерон оглянулась, сделав шаг назад от шефа Андретти, пока тот просматривал документы. Женщина спрятала руки в карманы и прошла немного вперед, выглядывая за угол. Постояв так около минуты, лейтенант вновь вернулась к Андретти.
- Сэр, правильно ли я поняла, что мы будем действовать немножко… вне рамок инструкций? – ну наконец-то о наболевшем.
Скажи «Да», - тут же мысленно взмолилась Шерон. Хотя открыто начальник, наверняка, не скажет, но намек-то быть должен. В конечном счете, если действовать согласно закону и уставу, у них врятли что-нибудь получиться… Или Реймонд просто привыкла работать иначе, и была бессильна, когда ее сковывали правилами? Чушь, - тут же подумала Шерон, вспоминая расследования, которые опровергали эту теорию. Иногда приходилось крутиться и в рамках закона. Вроде получалось. От этого стало легче.

+1

15

Сон – непозволительная роскошь. Удобства… Ха! Забудь про них. Голод? Ближайший МакДональдс твой лучший друг. И кофе, много-много кофе. Кейлинн Морган не знала такого копа, которому нравилась бы слежка. Еще будучи студентом академии, она как и многие идеализировала роботу полицейских. Но мечты быстро разбиваются о реальность. Работа оказалась жесткой и жестокой, нет в ней ни романтики, ни сантиментов, и лично Кейлинн была этому только рада. Конечно, она тоже не так себе все представляла, но разочарование оказалось недолгим. Ко всему можно привыкнуть и Кейлинн заставила себя находить во всем плюсы. Например, своей работой она спасает чью-то жизнь, помогает очистить город от всякой швали. Или наконец ей придется полюбить кофе, потому что кофе твой лучший друг. Раньше она не очень любила этот напиток и фраза «мне бы чайку» вызывала у всех смех. Кейлинн улыбаясь, пожимала плечами, мол, не все копы одинаковы. Но когда ты сутки напролет сидишь в машине, отслеживая передвижения триады или тех, кого ты подозреваешь в принадлежности к этой структуре, то тебе приходится потреблять неимоверно большое количество кофеина. Иначе Морфей заполучит тебя в свои объятия, чего допускать никак нельзя.

В последние несколько месяцев Кейлинн занималась одной лишь триадой. Ей повезло найти нескольких информаторов. Парочка бомжей за доллар готовы рассказать все что видели. А видят они много, зато их никто не замечает, ведь это всего лишь пропащий человек, грязный, вонючий, для многих обычных людей он кажется никем. Что уж говорить о триаде, которая хоть и осторожничает, но жители ближайшей помойки все еж умудряются услышать полезную информацию. Среди источников Кейлинн был так же один молодой парень, работающий крупье в казино. Он то и посоветовал ей приглядеться к этому месту. Парень всегда действует осторожно, но его крохи информации и советы посмотреть получше там-то и там-то оказывались невероятно ценны. Лично они встречались лишь однажды, на другом конце города, в очереди в магазине. Так никто не смог заподозрить их и доложить куда не следует. Последующую информацию Кейлинн получала в виде анонимных смс. Без подписи, лишь короткое сообщение и она сразу понимала от кого это. Телефон каждый раз разный, никак не отследишь. Крупье действовал крайне осторожно и поэтому когда его смс внезапно прекратились, Кейлинн забеспокоилась. Слежка за казино стала ее второй работой. Никто не просил ее продолжать, есть и другие полицейские, которые могут заменить ее на посту. Но Кейлинн чувствовала свою ответственность. Он был ее лучшим осведомителем. Если его раскрыли и убили, это ее вина. Возможно, она как-то выдала себя, была неосторожна пару раз, теперь уже не понять.

- К черту, - Кейлинн уже вторую ночь подряд живет в машине, только потому что в казино «Элениум» началось какое-то оживление. Ей уже осточертело сидеть и ждать, когда человеческая жизнь могла оказаться в опасности. Девушка перебралась на заднее сиденье своей машины. Там валялся рюкзак с одеждой, покопавшись в нем, девушка наконец вытащила топ с блестками. Безвкусная вещь, которую она купила на случай если придется идти внутрь. Переодевшись и накрасившись (та еще задача при тусклом свете внутри машины), Кейлинн обулась в туфли на каблуке и отправилась в самую середину змеиного клубка. В казино как раз направлялась какая-то группа парней и Кейлинн без труда смогла присоединиться к ним. Они были немного подвыпившими, и ей пришлось позволить одному из них положить свою потную ладонь ей на бедро. Зато охрана на входе ничего не заподозрила, а внутри казино Кейлинн без труда избавилась от ненужной компании. Стараясь не привлекать к себе внимания, Кейлинн купила себе какой-то новомодный коктейль и отправилась гулять по залу. Знакомого крупье нигде не было видно и чувство тревоги росло с каждой минутой. Очень скоро охрана заметит что она не пьет, одна и ищет кого-то, таких подозрительных личностей всегда выпроваживают на выход. Кейлинн не пришлось долго ждать, один из бугарей уже странно поглядывал в ее сторону и ей пришлось импровизировать.

- Ах ты шлюха, - Кейлинн вылила содержимое бокала какой-то расфуфыренной блондинке в лицо. – Он мой, поняла, мой!

Блондинка тут же начала что-то визжать, но охрана не собиралась вникать в разборки двух дамочек. Кейлинн как могла поддерживала историю про изменщика Джо, который обещал ей любовь до конца дней своих и свадьбу в конце августа. Блондинка вымышленного Джо не знала, зато встречалась с неким Бобби. На том и порешили. Негодяй Джо под другим именем изменял Кейлинн с этой дамочкой. Двух чуть ли не дерущихся девушек проводи к выходу из казино. Блондинка сбежала сразу, как только они оказались на улице, решив не пытаться устраивать настоящую кошачью драку, быстро смекнув что несколько мелковата чтобы тягаться с Кейлинн.

Конечно теперь ей придется забыть о слежке, благодаря спектаклю охрана казино не скоро ее забудет. Зато она поняла что ее информатор не просто исчез, решив не испытывать свою судьбу, он скорей всего мертв. Откуда она это знала? Потому что он забрал бы свою младшую сестру с собой, а та по-прежнему ходит в школу, хотя бы это Кейлинн могла проверить без всяких спектаклей.

Свернутый текст

Ой, что-то получилось в духе остросюжетного мексиканского сериала))) Если что поправить надо, пишите))

Отредактировано Kaylynn Morgan (2012-06-01 10:55:44)

+2

16

Лейтенант Реймонд прекрасно знала свою работу, отчего Андретти был прочитан краткий экскурс дело. Щеф чуть заметно кивнул, открывая папки и погружаясь в дело. Времени было предостаточно: мужчина учёл возможные свои задержки и задержки своей напарницы, пробки на дорогах и непредвиденные обстоятельства. Но за часами всё-таки приходилось следить. Для него это было не вполне удобно, хотя бы потому что, единственным аппаратом у него, показывающим время, был телефон, а каждый раз доставать его из кармана было неудобно. Вот уже который месяц он мысленно обещал купить себе наручные часы, но всё как-то не находилось времени, а более важные дела требовали внимания. Что ж, информация, предоставленная лейтенантом, была вполне исчерпывающей. Пробежав глазами немногословные доклады и тяжело вздохнув, он отложил их на задние сидения, предварительно извлекя фотографии убитых и сунув во внутренний карман куртки. Он открыл дверь и прислонился плечом к спинке, таким образом выглянув на улицу.
- Или последний просто удачно скрывался от полиции, а вот с триадой ему не так повезло, - шеф пожал губы и задумался. - Просто так они бы не стали убивать. Преступники, конечно, типы аморальные, но и не дураки, чтобы подсовывать трупы без должных на то причин, пусть даже без веских улик. Это какой-никакой, а всё-таки риск. Логика в их действиях во всех трёх случаях есть: для чего-то вся троица была нужна, а потом либо провинилась, либо зашла слишком далеко в своих действиях, что поставило под угрозу безопасность всей триады, - он немного помолчал, нахмурившись и разглядывая по привычке тротуар. Скептицизм напарницы отвлёк его через некоторое время. Шеф хмыкнул, посмотрев на Реймонд. Кажется, он забыл рассказать ей некоторую часть предстоящей операции.
- Ну, во-первых, мы встретились гораздо раньше времени проведения основного предприятия, честно говоря, хотелось обговорить это дело и подумать над ним некоторое время, - Андретти вынул из кармана джинс сигарету и закурил, периодически затягивая и выпуская дым, - во-вторых, собственно, нам ещё идти до места встречи. И лучше всего сделать это пешком. Форд, конечно, незаметен в общем потоке, но лишняя громоздкая вещь прямо перед входом в казино, особенно, достаточно привлекательная и дорогая... Ключевое слово: привлекательная. Внимание ни к чему. В-третьих, объект сегодняшнего предприятия, а именно, информатор, не подозревает о нашей встречи. Я надеюсь, по крайней мере, я старался скрываться во время собственно слежки. Плюс в том, что она не знакома с Вами, если только не состоит уже на учёте в органах и вам не приходилось пересекаться, - шеф повертел сигарету в руках, рассматривая горящий красный кончик в темноте. Несколько секунд он делал короткие затяжки и монотонно выкуривал сигарету, по его лицу была заметна напряжённая работа мыслительных процессов. «Выяснить, что задумала триада, это, конечно, первостепенная задача, выяснить, какие обстоятельства послужили смерти трёх человек, а также, не убит ещё кто-то, во-вторых, а в-третьих, упечь распоясавшихся бандитов любым способом, естественно». Реймонд «прогуливалась» рядом, пока он задумчиво разглядывал прохожих. Всё-таки он успел совершить сегодня промах, хотя бы потому что показал давние материалы дела о закрыти одного из департаментов полиции в Лондоне, которые он откапал не вполне законным путём ещё давно, но как-то забыл, а вот сейчас это пришло как нельзя кстати. «По крайней мере, подозрений нет. Всё чисто».
   Внезапный вопрос лейтенанта заставил шефа полиции оценить ситуацию, в которой находились сейчас они оба. Некоторые документы, конечно, при нём, хотя оружие не табельное, а одет он не вполне по официальному, да и напарница не сверкала погонами. С одной стороны, они действовали в интересах расследуемого дела, с другой — без разрешения и чьего-либо уведомления. Хотя, кого было уведомлять ещё, если шеф полиции принимал в этом непосредственное внимание. И всё же полную ответственность за действия своих подчинённых нёс он, потому что большинство серьёзных приказов проходило через его руки. Было ли это в данном случае риском? И благородным ли? Август внимательно (насколько это позволяли сумерки) посмотрел на Реймонд, её несколько выжидательное и нетерпеливое выражение лица. Казалось бы, если отметить согласием, она только обрадуется. Он бы мог схитрить, отвесить всё ответственность за неё на её же плечи, в случае неудачи выставив это как её личную инициативу. Но это было не в его правилах. Тут надо было либо запрещать, либо полностью позволять. Читать нотацию о том, что всё-таки нужно держать себя в руках и действительно действовать вне рамок в крайних случаях было глупым, по крайней мере с ней, так что Андретти лишь сунул руки в карманы крутки, чуть прищурился и ответил.
- Да, - шеф вышел из машины, мягко захлопнув за собой дверь, и, подождав пока напарница поставит машну на сигнализацию, уверенно зашагал по тротуару в направлении казино, не оглядываясь и понимая, что Реймонд тоже постарается не «светиться» вместе с ним, а идти в отдалении, если только этому не будут противоречить веские на то основания. Он свернул за угол и вот уже показалось роскошное крыльцо и лестница дорогого казино. Шеф надеялся, что придёт он как раз вовремя, останется немного времени, чтобы оценить обстановку вокруг и сориентироваться. Но едва иллюминация казино заиграла во всей красе, краем глаза заметил, как охранник покидает двух девушек, которых вывел из казино. «Это точно она, только сегодня более взволнованная и амплуа немного сменила. Наверное, побывала непосредственно в эпицентре события казино». Мужчина остановился, стараясь не смотреть прямо на девушек, одна из которых постаралась быстро ретироваться с места, а друга задержалась ненадолго. Впервые шеф оглянулся назад, пересёкся взглядом с напарницей, чтобы та поняла, кто является объектом их мероприятия, и тут же перевёл взгляд обратно на девушку. «Применить силу? Начать разговор подобру-поздорову? Навскидку, оружие у неё мало вероятно, по крайней мере, действует она несколько иначе, чем действовала бы с оружием. Определённо, нужно поработать с Реймонд, наработать опыт общения с разного рода личностями. Хотя, внезапный мужчина на улице пострашнее женщины, так что предоставлю лейтенанту возможность покасазть мастер-класс шефу». Андретти кивнул женщине и покосился на девушку в блестящем топе.
- Действуй, - едва ли она услышит, но смысл одного слова, произнесённого шефом в совокупности с его мимикой и жестом, должен дойти в достаточной мере.

+2

17

- Да, они обидчивые ребята, - иронично заметила Шерон, когда шеф читал досье, рассуждая над мотивами убийства. – И лишние свидетели им тоже не нужны.
Реймонд не собиралась делать преждевременных выводов по поводу личности третьего парня. Его личное дело было таким положительным, что хоть вывешивай на доску почета штата. С одной стороны, подозрительно, с другой -  даже у таких людей есть друзья, крутящиеся в плохой компании. В любом случае, все варианты должны были быть учтены, от устранения свидетеля, случайно оказавшегося не в том месте и не в то время, до, как уже сказал шеф, вероятности его соучастия и искусного скрывания от правосудия. Слушая шефа, Шерон скрестила руки на груди и оперлась на дверцу автомобиля. Конечно, после его слов многое стало ясно, но женщина бы предпочла узнать обо всех подробностях заранее, а не в момент перед встречей. Но об этом пришлось умолчать, хотя после упоминания о конспирации, Шерон невольно подумала, что шеф уделяет этому аспекту слишком много внимания, они же не шпионы какие-нибудь, чтобы доводить все до такой степени. Тем не менее, и здесь оставалось лишь промолчать, лучше излишние старания, чем и вовсе ничего. Зато при упоминании об автомобиле, Реймонд невольно усмехнулась.
- Простите, шеф, - тут же произнесла она, но все же решила пояснить причину такой реакции. - Просто дорогая… это типа Феррари, Мустанг, да, но Кроун Виктория…
Шерон развела руками и снова усмехнулась, сомнительно повертев головой. Андретти еще предстоит привыкнуть к ироничным замечаниям женщины, которые она готова высказывать даже в самых экстремальных ситуациях. Притом все это будет сопровождаться вполне профессиональными и уверенными действиями. Вот и сейчас, вместо того, чтобы сказать что-то по существу, Шерон просто вытянула слова из контекста и прокомментировала незначительные высказывания шефа в сторону автомобиля, которые были произнесены вскользь. С другой стороны, слова женщины были вполне оправданы. Она была твердо уверена в том, что городской бюджет только полицейских обделяет настолько цинично, предоставляя им служебные машины с механической коробкой передач. Такой дискомфорт. Шерон повезло, ее Кроун Виктория ездила на автомате, но многим другим до сих пор приходилось совмещать рулевое управление с рычагом. Впрочем, к делу это совсем не относилось, так что Реймонд произнесла, и тут же забыла.
- О, человечка, который имеет отношение к триаде, я бы не пропустила, - справедливо заметила Шерон. – Так что, мы с ним врятли знакомы.   
Даже пояснения Андретти не придали Реймонд уверенности в осведомителе. Конечно, шеф не станет полагаться на кого попало, но и от своей скептичности, щедро приобретенной за десять лет службы, Шерон избавиться была не в состоянии. Вместо этого, она просто согласно кивнула и начала мысленно гадать, какой же будет следующий шаг. Впрочем, очередная тема слегка отвлекла ее, по задумчивому виду шефа, и этой паузе, было трудно предположить, скажет он «да» или напрочь запретит действовать вне рамок инструкций. К счастью (и Шерон сдала себя с потрохами, когда вздохнула с облегчением), Андретти ответит положительно. «Да» - короткое и ясное. Лишних вопросов женщина задавать не стала, только в очередной раз кивнула.
Потом настало время встретиться с информатором. Все так же безмолвно, Шерон последовала за шефом, даже не представляя в какую сторону смотреть, и какого человека искать. Зато ее внимание привлекли две девушки, около которых стоял здоровенный охранник казино. Видимо, девчонки повеселились, - не могла не отметить Шерон, замечая взгляд шефа. Женщина сделала недоуменный вид. Нет, она поняла намек, но не могла поверить в то, что эта черноволосая девушка, которую выгнали из казино, и является тем самым доверенным осведомителем, имеющим представление о триаде.
- Она? Да Вы издеваетесь, - обреченно протянула Реймонд полушепотом.
Смотря на эту картину, было трудно представить ответственного и уравновешенного информатора, который сможет четко разъяснить все аспекты дела. Впрочем, Шерон пришлось отставить эти сомнения в сторону, словам шефа принято доверять, что женщина и сделала.
Уловив намек Андретти, Реймонд глубоко вздохнула и свернула в сторону. Она точно не знала, как будет действовать в дальнейшем. Применить силу или начать вежливую беседу? Шерон привыкла импровизировать на месте, хотя подсознательно понимала, что начать вежливую беседу с девушкой, которая устроила сцену в казино (должна же быть причина, по которой ее оттуда вытолкнули), врятли получиться. Реймонд приближалась к девушкам, стараясь не смотреть на них, как будто обычная прохожая направляется к казино. По дороге, лейтенант застегнула свою куртку, чтобы ни кобура, ни полицейский значок не выдали в незнакомке сотрудника органов правопорядка. Всю ситуацию омрачало присутствие второй девушки, которая, впрочем, очень быстро сбежала, облегчив работу лейтенанту Реймонд, теперь даже конспирация не понадобиться.   
- Простите, мисс, - окликнула Шерон незнакомку, снимая с ремня полицейский значок. – Лейтенант Реймонд. Нам сообщили о драке в казино. Боюсь, Вам придется последовать за мной. А где вторая мадам? – оглядываясь по сторонам, спросила Шерон, хотя знала, что блондинки уже и след простыл, сама же этого и добивалась. – Обидно, видимо за нарушение общественного порядка придется отвечать Вам одной. Прошу Вас. Не создавайте лишних проблем.
Снова пристегнув к ремню значок, женщина указала рукой как раз в ту сторону, где находился шеф Андретти, но из-за позднего времени суток, разумеется, видно его не было. Чтобы осведомительница не решила «сделать ноги», Реймонд, которая была заметно выше девушки, стала напротив, готовая в любой момент среагировать на любые проявления агрессии. Впрочем, оставалось надеяться на здравомыслие брюнетки, нарушение общественного порядка – мелкое обвинение, дай Бог, чтобы она не сочла штраф в 100 долларов достаточным основанием для того, чтобы попытаться скрыться от лейтенанта, который, к слову, был с ней крайне тактичен. Хотелось еще надеяться, что выгнали девушек и вправду за драку…, Шерон-то ляпнула сходу. Скажу, что ошиблась, - сразу же придумала выход она.

+2

18

Никогда не сдавайся – один из жизненных девизов Кейлинн, которые она унаследовала у отца на пару с упрямством, граничащим на грани безумия. Информатор мертв. Нужно принять этот печальный факт и выжать из него, факта, максимум. Парень был слишком осторожен, чтобы попасться на чем-то мелком. В последние несколько недель у него и информация была весьма скудная. Ничего нового он не сообщал, и Кейлинн решила, что ему просто хочется лишний раз засветиться, показать, что с ним все в порядке. Иной раз ей хотелось написать ответное смс в качестве поддержки, но Кейлинн прекрасно знала, что получатель избавился от телефона как только написал ей. Если он рискнул жизнью ради какой-то информации, то она должна быть стоящей, просто обязана! Парень жил со своей тетей и младшей сестрой, они еле-еле сводили концы с концами. В итоге ему пришлось начать воровать, и он оказался настолько хорошим карманником, что триада заметила его. Так он стал крупье и будьте уверены, за его столиком вы могли выиграть, только если ему так было угодно, а в следующем кону вы проигрывали все. Ловкость рук и непроницаемое лицо мошенника, у гостей Казино нет шансов доказать его вину. Теперь о его сестре некому позаботится кроме тети, а ей сложно найти престижную работу из-за национальности и плохого знания английского. От досады Кейлинн хотелось достать где-нибудь бульдозер и разнести это злачное место на куски. Но это лишь верхушка пирамиды. Да, Казино стало любимым детищем триады, но разрушив его Кейлинн ничего не добьется. Этот чертов сорняк нужно вырвать с корнем, чтобы он не успел дать отростки. А самое печальное, что посадив за решетку виновных она не поможет его семье. Кейлинн всегда с особым ужасом ждала встречи с потерпевшими, потому что предпочитает действовать, а не кормить людей обещаниями. «Мы сделаем все, что в наших силах» - от этой стандартной фразы ее просто тошнит. Не говори, а делай, Кейлинн не привыкла сидеть на месте. Вот и сегодня она поступила весьма импульсивно, поставив свою жизнь под угрозу. Но это была всего лишь ее собственная жизнь и она никого не подставила под удар, значит все в порядке. Относительно в порядке.

- Простите, мисс, - услышав, что к ней обращаются, Кейлинн повернулась. Каково же было ее удивление, когда она увидела двух лучших полицейских города. Августо Андретти девушка знала как весьма строгого, но справедливого начальника. Они как-то виделись, правда она тогда оказалась не на дежурстве. По правде говоря в день их встречи был ее выходной, точнее отменившийся выходной, который она собиралась провести на пляже. Собственно вид у нее тогда был соответствующий: легкая туника, шорты и темные очки, закрывающие пол лица. Кейлинн тогда хоть сквозь землю провалиться готова была, но ее никто не предупредил кто еще будет присутствовать на встрече. Она могла опоздать, но хоть успела бы переодеться. Женщину, что обратилась к Кейлинн сейчас, она лично еще не встречала, но слышала про нее. О лейтенанте Реймонд всегда говорили с особым трепетом. Помимо того что она давно успешно работает в полиции, она еще и любящая мать. Удивительно как она успевает все и везде, такой выдержке остается только позавидовать. Кейлинн всегда стремилась стать лучшей в том, что она делает, а чтобы стать таковой, нужные лучшие учителя. И вот они просят ее пройти с ними для разговора.

- Лучше бы вы ту блондинку поискали, - хмыкнула Кейлинн, правда скорее для охранника, который еще стоял у входа и наблюдал за ней. – Проблемы? Какие проблемы? Не уводите чужих женихов, и никаких проблем не будет, - если уж играть роль, то до конца, решила Кейлинн.

Девушка послушно последовала за двумя полицейскими. Время позднее, а на Кейлинн стала немного замерзать. Поежившись, она скрестила руки на груди в попытке немного согреться. Машина  Кейлинн стояла недалеко. Решив, что ее спутники не будут возражать если они поговорят около нее, девушка уверенным шагом направилась прямиком к машине.

- Что произошло? – Спросила Кейлинн как только они отошли на безопасное расстояние от Казино и лишней пары ушей. Просто так лучшие полицейские города не появляются на пороге у дома триады. Может поэтому информатора убили? Плохое предчувствие ледяным змеем скрутило все внутренности и стало холодно как в морге. – Что-то крупное, верно? – Кейлинн на своих спутников не смотрела, только на дорогу перед собой. Она не всегда скрывала свои чувства глубоко внутри, не позволяя никому увидеть, как сильно на самом деле она переживает. Лицо ее как непроницаемая маска, а голос чересчур резковат, возможно из-за акцента. Ее информатор внезапно исчез, лейтенант и шеф полиции пришли с ней поговорить, все это не с проста. Может полиция уже близка к тому чтобы накрыть триаду медным тазом и отправить за решетку. Делайте ваши ставки, господа, другой возможности может и не быть.

+2

19

Эврика!

Я сделала это, Кай, я написала! хД

- О да, мисс, с этим я полностью согласна, - протянула Шерон, когда незнакомка высказала свое мнение относительно того, что нужно делать, чтобы избежать проблем.
Женщина несколько раз оглянулась, чтобы убедиться в том, что их никто не видит. Нет, она не поддалась духу строгой секретности, просто ввиду обстоятельств не хотелось, чтобы охранник или любой другой прохожий заметил, как брюнетку уводят чуть ли не в наручниках, а уже через минуту отпускают и мило беседуют за углом. 
Дамы остановились около шефа, и незнакомая девушка сразу разглядела в мужчине главу департамента. Она не произнесла это вслух, но не надо быть экстрасенсом, чтобы понять, драчунья знает, с кем предстоит беседа.  Шерон хотела выказать, мол крупное произошло и даже очень, но тут  из кармана шефа послышался телефонный звонок. Пока он разговаривал, женщина сомкнула руки за спиной и просто смотрела по сторонам, перекатываясь с пятки на носок. Когда беседа была окончена, оказалось, где-то появились дела организационного характера и с участием шефа в предстоящей операции придется повременить.  Шерон кивнула, с удовольствием выслушивая фразу «делайте все, что нужно». Знаете, в вооруженных силах, это означало, что если кто-то встанет на вашем пути – убейте его. В полиции, конечно, все немного иначе, но тоже давало широкое поле для действий. Попрощавшись с главой департамента полиции, Шерон указала девушке по направлению к машине. Хотя тут же затормозила, вспомнив о том, что машина стоит в приличном расстоянии отсюда. Вот зараза, - пронеслось в голове женщины, но двигаться дальше все же пришлось. Она пересекла дорогу и направилась вдоль тротуара, медленно, надеясь услышать от брюнетки хоть что-нибудь полезное.
- Я бы сказала… крайне крупное, - вышагивая вперед наконец-то ответила на вопрос Шерон. – И на редкость наглое. Сейчас нам нужна помощь, в участке прогремел взрыв и мы должны найти виновных.
Подобная наглость могла вызвать серьезные последствия. Это только Шерон сейчас договорилась с шефом, но данное происшествие задело не только ее эго, но и эго других полицейских, которые без особого распоряжения начнут трясти своих информаторов, применяя всю силу и не задумываясь о правилах и инструкциях. Возможно, не свяжись Шер с шефом, она бы тоже так поступила, но сейчас обратного выхода нет. Да и обстоятельства выгоднее: Андретти в курсе действий, готовый осведомитель, не жаждущий сразу убежать – просто сказка.
После краткого экскурса Шерон резко остановилась и посмотрела на брюнетку. Либо шеф что-то недоговорил, либо девушка знает больше, чем кажется с первого взгляда. Женщина только сейчас вспомнила все вопросы, которые задавала незнакомка, то, как она без особого сопротивления и споров пошла с лейтенантом к Андретти, но самое главное, она не стала спрашивать кто перед ней. Знала потому что. Обоих. Нетипичное поведение простого информатора, ведь в большинстве своем им попросту наплевать на то, по какой причине до них снова докапываются.
- Я немножко запуталась…, - прищурив глаза, подозрительно протянула Шерон.  – Обычно наши осведомители не так легко идут на контакт. Андретти ошибся. Ты ведь не информатор, верно?
Реймонд криво улыбнулась. Осознание собственной правоты всегда вызывало у нее особое чувство удовольствия. Даже спустя 10 лет отменной службы детективом, когда интуиция всегда была на высоте, Шерон все равно радовалась каждому удачному залпу. Конечно, брюнетка еще не дала ответа, но черт возьми, не быть женщине детективом, если незнакомка, как минимум, молча не согласится.

+1

20

Служба в полиции отнимает все свободное и не свободное время, поэтому Кейлинн не удивилась внезапному исчезновению шефа Андретти. Если они с лейтенантом приехали именно сюда и обратились к ней, значит дело было серьезное и нужна любая помощь. Оставшись наедине с Реймонд, Келинн почувствовала некий холодок со стороны лейтенанта. Молодая детектив прекрасно понимала, что время сейчас нелегкое и городу не хватает защиты, а значит в полиции должны работать исключительно профессионалы. По своему поведению ранее, Кейлинн о себе такого сказать не могла. Она не сдержалась, в одиночку, без подкрепления отправилась в самый центр змеиного клубка, устроила там сцену и узнала лишь то, о чем итак догадывалась. Крайне профессионально.

- Извиняюсь за то, что было ранее, - Кейлинн отвела взгляд. – Мне следовало вести себя аккуратнее.

Она надеялась, что за молодостью лет ей ошибки простят. С другой стороны, с такими выкидонами она и до тридцатника не дотянет. От мысленного разноса самой себя , Келинн отвлекла лейтенант, наконец сообщив что же произошло. Взрыв? Кейлинн в шоке остановилась и пропустила пару шагов, затем придя в себя догнала Реймонд.

- Может поэтому… - неслышно прошептала Кейлинн. Все это лишь ее предположения. Возможно, информатор узнал о готовящемся нападении на полицейский участок. Это достаточно серьезное преступление, за которое можно и убить.

- Я немножко запуталась… - и снова голос Реймонд вернул Кейлинн в действительность. Она не сразу поняла про что говорит лейтенант, толи потому что из-за шокирующей новости слушала не внимательно, толи по еще какой-то причине.

- Информатор? – вдруг оскорбилась Кейлинн. Обидно, ты работаешь в полиции, стараешься, как можешь, а твое начальство даже не в курсе, что ты на него работаешь. – Я детектив, слежу за триадой уже несколько месяцев. У меня был информатор в казино, но он исчез. Думаю его раскрыли и… скорей всего он мертв.

Как я это его тете и сестре скажу? Кейлинн еще не доводилось общаться с родственниками жертв криминальной стороны Сакраменто. Когда-то она сама была на их месте и слова полисмена в Дублине много лет назад ничего для нее не значили. Ни тогда ни сейчас. Никакие слова не вернут погибших. Хотя Кейлинн предполагала, что возможно родным приятно знать, что преступников накажут. В личном случае Кейлинн такой исход ничего делал ситуацию еще хуже, ведь виновным был ее собственный отец.

К этому времени они уже подошли к машине Кейлинн и она сразу поняла, что-то не так. Очень скоро она заметила в чем дело: на заднем сиденье что-то копошилось, приглядевшись, Кейлинн увидела полосатого рыжего кота. Но как он мог оказаться в закрытой машине? Ответ был только один: кто-то в ней лазил и кот прошмыгнул в открытую дверь. Кейлинн точно помнила, что ранее кота там не было. Девушка открыла машину и осторожно взяла кота. Он хоть и уличный, но с виду довольно здоровый.

- Ты кто такой? Давай, до свидания! – Кейлинн опустила мяукающего кота на дорогу, и тот тут же попытался заскочить обратно в уютную машину, но Кейлинн уже захлопнула дверь.

- Кто-то обыскивал мою машину, - обратилась она к лейтенанту. Голос Кейлинн был холодный, никто не любит когда в его вещах вот так копаются, – Кажется про меня они теперь тоже знают.

Отредактировано Kaylynn Morgan (2012-07-02 11:36:45)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Шанхайский сюрприз