vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Из любви к искусству-2 ‡поиски сокровищ


Из любви к искусству-2 ‡поиски сокровищ

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Агата и Сонни
Место: Нью-Йорк, река Восток и окрестности
Время: 24.10.2015
О флештайме:
...а что, если картина не сгорела, а утонет?..
http://worldonline.media.clients.ellingtoncms.com/img/photos/2003/10/06/nadali_t440.jpg?9e2a24ba44807f8f9b96aad7c4082bf6ded075dc

http://s019.radikal.ru/i615/1511/15/da07a97c86b3.png

Сюжет основан на реальных событиях.
Имена вымышлены либо изменены.

Продолжение Из любви к искусству

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-11-03 10:39:49)

+1

2

Внешний вид до переодевания но без усов

В Нью-Йорке даже запах был другим... не таким, как в Сакраменто - родным, что ли, но подзабытым; оказывается, такие вещи на удивление хорошо забываются. Впрочем, всё складывалось так, что Пульс, хоть и переехал из Большого Яблока в один прекрасный день, периодически всё равно сюда возвращается, у него здесь и знакомых осталось немало, среди Мелаграно, среди старых друзей Чейна - периодически появляются и новые. Город многих национальностей для Сантино - это почти как Тихуана для Агаты, нельзя не признать, что обоим супругам в маленьком Сакраменто тесновато, они из той породы, что на месте усидеть не смогут - особенно Тарантино, но... наверное, за время жизни с ней и Пульсу передалось доброе количество этой испанской неусидчивости. Никто не говорит, что это плохо, впрочем. Кому-то надо быть и таким.
Но с другой стороны, по сути - это похоже на жизнь на две семьи. Ну или на периодическое перемещение между своей любовницей-comare и женой, когда уже сам не знаешь, дома ты или в командировке; что, впрочем, иногда одно и то же - слышал Сонни и о таких чудаках, что и детей внебрачных умудрялись заводить на стороне, хрен уж их знает, случайно или нет - хотя вряд ли кому такие вещи придёт в голову делать намеренно... А место вызывает не меньшую ревность, чем люди. До тех пор, быть может, пока сам там не окажешься, убедившись, что никаких любовниц или любовников там не спрятано; Пульс уже побывал в том месте, где находилась Агата - теперь вот его очередь была познакомить её со своим... с позволения сказать, "домом" - но, в общем, да, вдалеке виднелось относительно яркое, освещённое, пятно, в темноте напоминавшее жилой комплекс или какую-нибудь фабрику - и в этом месте он жил когда-то. Не так уж и давно, пожалуй.
Не совсем то, конечно, что он Агате хотел бы показать; в стены детского дома вернуться было бы приятнее и интереснее - взглянуть, что там изменилось со времён его далёкого детства. Не очень много, наверное?
- Почти как свидание, да? - усмехнулся Сонни, забравшись в лодку и подавая Агате руку. Вообще-то, в этом и прелесть совместных дел - "почти как свидание" становится, практически, всё, чем бы они не занимались; ехали бы кого-нибудь убивать/закапывать, или продавать что-нибудь, или вывозили белого расиста в негритянский район после встречи на подпольных боях... Важно только не забывать о том, что "почти" не всегда выход, и иногда прятать куда-нибудь это "почти". Это не так сложно, впрочем. Но сегодняшняя обстановка, лодка эта, ночная прогулка на свежем воздухе, с привкусом опасности, и впрямь, блин, романтик... если бы ещё не было так промозгло и холодно. Осталось только взять с собой поужинать - в чём Пульсоне и не стал себе отказывать, так что на дне лодки, помимо теплоизолирующего костюма для подводного плавания с аквалангом (дорогой, зараза!) и подводным фонарём (тоже в копеечку влетел), лежал рюкзак с несколькими бутербродами и даже ополовиненной бутылкой виски (чтобы согреться потом, да и отметить немного). - Ты как?.. - Агата ведь боится глубокой воды... а Сонни вот всегда очень любил воду. Не такую, правда, дрянную, как здесь, по-возможности - что-нибудь более для купания пригодное; сомнительно, впрочем, что морпехов посылали бы кристально чистое море штурмовать, но в его детских мечтах, на самом деле - всё вот так и выглядело, как прогулка по пляжу. А теперь маленький сирота вырос, отсидел, женился, вступил в мафию, и готовится нырнуть головой в реку близ тюрьмы. Ради высокого искусства, впрочем - может это как-нибудь оправдывает их безумие и жадность?.. Культурные ценности утратить проще, нежели создать. Сонни уселся на вёсла, начав грести - вообще-то у лодки был ещё мотор, но если включить его, по эху ночной водной глади, на вышке вполне могли бы услышать отголосок. А потом они окажутся в луче прожектора, как звёзды на сцене, и после короткого выступления - переедут вон... за кулисы, блин. В общем, туда же. Агата с Мелиндой познакомится, Сонни других своих старых друзей увидит. Хорошо, впрочем, что им для того, чтобы попасть под опору моста, много светиться на открытой воде незачем. Ну а для того, чтобы лодку не повело по течению - придуман был якорь... только не вертикальный, а горизонтальный - "кошка", которой планировалось зацепиться за одну из опор моста. Рядом лежал одолженный у того оболтуса, Ларри-Шурупа (или Гвоздя? Когда парней стало два - Сонни начал их путать), старый спиннинг - вроде как, прикрытие: если кто-то всё-таки увидит, скажут - рыбу тут ловим.
- Вот здесь... Пригнись на всякий случай... - Пульсоне отложил вёсла, взяв крюк из лодки, и, раскрутив его, метнул к решётке - глухой металлический стук неожиданно резанул по ушам в ночной тишине, что даже лицо сморщилось как-то само собой на пару секунд, и Сонни замер, прислушался... хотя и вряд ли кто-то это мог бы услышать. Надо бы управиться побыстрее... Гангстер расстегнул молнию, начав переоблачаться в снаряжение - благо, что с этим проблем как раз не было, угадайте, кто брал водолазные курсы?.. И кто устраивал дома тренировки на тему того, как быстрее в это залезть. Впрочем, как оказалось, в лодке, покачивающейся на волнах, это сделать было труднее... - Фонарик?.. Ну, я пошёл. - Сонни чуть склонился к Агате, коснувшись губами её губ, а затем вставил в рот дыхательную трубку, и чуть подался назад - позволив кислородному баллону утащить его за собой вниз. Плюх!..

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-11-03 11:26:08)

+1

3

Вместо сапог резиновые сапоги в цветочек хд

Подготовка к дальней поездке в Нью-Йорк заняла у нас без пяти дней месяц. За это время я связалась со знакомым в Большом Яблоке, обрисовала ситуацию, умалчивая о том что именно нам надо выкрасть из тюрьмы. Но человек все равно был взят в долю. Просто если бы сообщила о картине, за свои услуги информатора он бы взял гораздо больше. А так... приходящий на свидание с Мелиндой мужчина просто передавал ей посылки.
В Нью-Йорк мы вылетели 21 октября, чтобы в запасе было целых два дня на приобретение амуниции. Костюм аквалангиста, да и сам баллон с воздухом оказался не из дешевых. Плюс ко всему еще Сантино пришлось брать уроки дайвинга, ведь нырять придется не в ванной, а на несколько метров, где уже будет давление. Я в шутку говорила, что теперь пусть профессионально начинает этим занимается. Ему, кажется, даже понравилось. А что было бы, если б нырял он в Красном море? Там же красота как на картинке! Надо будет обязательно съездить в Египет или Саудовскую Аравию.
- Почти как свидание, да?
- Лучшее свидание - с улыбкой хмыкаю в ответ и принимаю руку мужа, чтобы перелезть в лодку и не загромыхать.
Я села на корму, постелив под попу одеяло, которым потом вытрется итальянец. Ближе к себе пододвинула спасательный жилет, надеясь, что он мне не понадобиться. Но, черт, признаюсь, я трухала. Был уже не день, нависла темнота. Вода выглядела черной-черной, не дружелюбной, словно кто-то с глубин вот-вот схватит за руку и утащит к себе на дно. Почему-то я вспомнила давнишний сон, где я плыву по черной реке на катере в белом свадебном платье, но вскоре оказываюсь в воде и начинаю тонуть из-за тяжести своего наряда. Именно поэтому я очень осторожно подходила к выбору резиновых сапог. Вы бы знали сколько обувных магазинов мы с Сонни обошли, прежде чем купить нужное! Заодно, правда, приобрели пару туфель от Прада, сапоги, ботфорды, классные бутсы, которые муж обозвал "крутые говнодалы" и другое. Так вот резиновые сапоги представляли для меня опасность тем, что если я не дай боги окажусь за бортом, они же наполнятся водой и утащат меня вниз! Поэтому резиновые сапоги должны были легко сниматься с меня, но не спадать при ходьбе.
- Ты как?..
- Как-то сыкотно, но я не жалуюсь, - не мне же нырять - отвечаю мужчине.
Мы приплыли к нужной точке. Сонни, замахнувшись, зацепил крюк об опору, и стал переодеваться.
- А правда, что в морской пехоте, вам надо одеть костюм и акваланг пока горит спичка? - я пытаюсь шутить, прежде чем Сантино, поцеловав меня, уходит под воду.
Пожелав ему удачи я пересаживаюсь на весла, чтобы одержать лодку близ опоры под мостом, чтобы течением ее не закрутило.
Ожидание длилось очень долго. Поначалу я просто осматривала стены тюрьмы, разглядывала огни, горящие на берегу. Но прошли две минуты и я начала ерзать. И вовсе не от холода. Мне становилось все страшнее. А стоило опустить глаза на воду и попытаться что-то там рассмотреть, так вообще мурашки по спине бежали.
- Ну где же ты... - шепчу, бросая взгляд то туда, то сюда и реагируя на каждый всплеск волн - вдруг это Пульсоне.

+1

4

Сонни даже нравилось, да - пока речь шла о тёплых водах калифорнийских берегов и их собственного бассейна, Пульсоне ведь всегда любил плавать, так что курсы дайверов были скорее в удовольствие, тот редкий случай, когда всё же удаётся совместить приятное с полезным... ещё и с перспективой на будущее, с приветом из прошлого (не то, чтобы он действительно стал бы заниматься чем-то таким "профессионально", но в удовольствие, при случае, на тех морях, где предстоит ещё побывать... почему нет?). Но вот теперь, когда предстояло нырнуть в холодную и безрадостную пучину реки Восток, что окутывала в своих не слишком-то приветливых объятиях ещё менее дружелюбный остров, как-то уже становилось немного не по себе. То ли из-за того, что время они выбрали для таких водных процедур и впрямь не самое удачное, то ли как-раз таки из-за близости стен, за которыми он провёл не самые лучшие свои годы... Хотя, наверное всё-таки из-за первого; сам по себе - холод был не так страшен, даже учитывая, что за год, проведённый в Сакраменто, он от него отвыкнуть успел здорово, вода - в ней тоже страшного было не так много, осенняя темнота - учитывая, что они не хотели привлекать внимание, она была даже скорее их другом; но всё вместе... бр-р-р! Лучшее свидание, это уж точно. Отступать было поздно, впрочем; да и когда Сантино вообще отступал перед своими страхами?.. Даже если и не заканчивалось это ничем хорошим в итоге.
- Ага. Спасибо за поддержку... - буркнул Пульсоне, натягивая ласты. Акваланг с его позицией явно не был согласен - он ведь и был создан для того, чтобы действовать под водой; там была его стихия, его единственный и бесспорный смысл, на суше - он казался неудобным и тяжёлым, в воде же становился даже больше, чем лучшим другом - продолжением тебя самого; это Сонни ещё в первый день своего "обучения" усвоил. Неплохая мотивация, на самом деле. И всячески лучше уж нырять в нём, чем без него... Он лишь коротко покивал Агате в ответ на вопрос, состроив глазки; хотя никакой правдой это не было, конечно, но он уже закусил трубку и бубнить в неё туда что-то, или обратно разжимать челюсть, не хотелось - всё-таки готовился он серьёзно, несмотря на то, что шутки шутил - они для поддержания боевого духа просто.
А тот факт, что они прикасаются к легенде, стал выглядеть как-то уж... просто? Казалось бы, они собираются достать рисунок Сальвадора Дали, считавшийся потерянным, а всё, что для этого требуется - это нырнуть... и достать её. Вся легендарность, недосягаемость, вся тайна сводится в итоге к одному - физическому усилию. Не рядовому, конечно, но всё же... никакой возвышенности, никакого искусства, никакой романтики; только холод, влага, грязь и труд. Всё достаточно приземлённо.
"Блять..." - костюм сохранял тепло; но, оказывается, это не означало, что в воде нём будет так же тепло, как и на суше - разница в температурах всё-таки была заметной при резком погружении, перед тем, как стать привычной. На комфорт, впрочем, Пульсоне и не рассчитывал... дышать только ртом, в нос воздух всё равно не пойдёт, а если выдыхать через ноздри - голова начнёт "надуваться", что неудобно и рискованно разгерметизацией (тогда точно и холодно станет, и мокро; и в лучшем случае придётся плыть обратно и повторять заплыв, в худшем - он утонет и замёрзнет одновременно, как ДиКаприо на Титанике, и Агата назад не картину повезёт в чехле, а его самого). И запас кислорода в баллоне тоже не безграничен - едва ли он тут сможет плавать всю ночь... да и вряд ли охранники за время его отсутствия тут настолько отупели, что за целую ночь не заметят болтающуюся под мостом лодку. Оттого и место было обговорено столь тщательно, чтобы риск для жизни был по минимуму. Картина
Освоившись и включив фонарик, свет которого под водой рассеивался совсем иначе, чем на воздухе, Пульс, размеренно вдыхая, поплыл по направлению к подножию Острова. Единственный способ выбросить что-то в воду беспрепятственно - для тех, кто находился внутри, это была возможность записаться на тюремные работы по уборке территории, Мелинда об этом позаботилась - страшно подумать, каких трудов это вообще ей стоило, но не суть, главное - что работа была сделана, утяжелённый несколькими камнями, алюминиевый кофр отправился в море, в кучу мусора, и его заранее отполированные до блеска бока должны были бы издалека блеснуть, поймав свет - что уже было неплохим ориентиром, если учесть возможные подводные течения. План был рискованным... Сонни не удивился бы, если бы никакой картины они вообще в итоге не обнаружили бы; только Агате об этом не говорил - не хотел настраивать на неудачу заранее. Тот факт, что ей легко было поверить, ему самому предавал сил... Хреновина, впрочем, была и сам по себе достаточно большой, чтобы не заметить её. Только вот достичь до дна - уже задача непростая. Разница между аквалангистом и водолазом... поначалу даже фонарь не добивал до дна.
Но вот позже - в чёрном тумане и впрямь начало что-то поблескивать... Это же не искры из его глаз? Сонни поднажал, активнее работая ластами, вжимая зубы в дыхательную трубку. Самое тяжёлое - это дыхание не сбивать, при такой нагрузке. Дно всё ближе, и ближе, и уже водоросли начинают приветливо махать стеблями... некоторые из них уже успели окутать "пенал" для рисунка, не хуже, чем та бечёвка, к которой был привязан самодельный якорь в виде булыжника. Чёрт, в этот момент он казался свинцовым, но как только ослабить узел - он сам начал подниматься вверх... как поплавок. Пульс едва успел поймать его - зато подниматься стало легче... не настолько, чтобы тащить его за собой; дыхание сбивалось всё сильнее - днище лодки показалось из туманного отражения звёздного неба спасительным маяком. Когда уже у самого перед глазами начали кружиться ярко-белые точки.
Бряк! - слышится позади Агаты. Кофр, довольно внушительных размеров, падает у её цветастых сапожков. И затем лодка почти опасно кренится - Сонни повис на борту, плюнув загубник и звучно вдыхая в себя ночной речной воздух... наконец-то полной грудью.

+1

5

Согреваю дыханием руки. Здесь на воде и под ветром я быстро мерзну. Поднимаю ворот куртки, жалея, что не взяла с собой шапку.  Нью-Йорк в это время года особенно неприветлив и капризен. И хорошо, что еще дождь не пошел. Пусть мы под мостом, но капли бы все равно попадали благодаря сильным порывам ветра.
Снова перевожу взгляд на воды, пытаясь выцепить хотя бы блик фонаря. Но нет, метровая толща воды не пропускает луч света.
Мне становится не по себе. Холод забирается все глубже и глубже под ворот серой кофты, когда я представляю себя, плавающую с аквалангам и ищущую банку с рисунком. А что если этого чертежа нет? Никогда не было? Что если мы выбрали не верную тактику и лучше бы заплыв совершать днем? Что если Сантино не вернется?
Собственные мысли пугают и доводят. Сейчас они мои злейшие враги. Мысли и время, которое не хочет идти быстрее. Да и надо ли ему бежать?
... А если пройдет пять минут, десять, затем пол часа и час? Я буду ждать. Но он не вернется. Тогда онемевшими пальцами, которые почти не сгибаются, отцеплю крюк от опоры, возьму весла и поплыву к берегу. Выйду на сушу и простою очень очень долго, оценивая ситуацию. Пытаясь понять, что Он уже не вернется. Это действительно страшно.
Бряк!
Вздрагиваю и резко разворачиваюсь назад.
- Боги! Сонни! - дурным-дурным мыслям не суждено было сбыться.
Итальянец цепляется за борт лодки, подтягиваясь на руках, от чего ту сильно качнуло вбок. Я вцепилась руками в скамейку, перенося вес на противоположную сторону, чтобы лодку не перевернуло.
- Ах! Как ты? - помогаю Сантино оказаться в лодке, а не за бортом. Вижу как он устал и, несмотря на защитный костюм, замерз. Я снимаю с него ласты, помогаю раздеться и передаю одеяло, согретое моей попой в ожидании.
- Вытирайся быстрее - и усадив мужчину на корму, я даю ему время опомниться и отдышаться.
Перевожу взгляд на здание тюрьмы. Нам бы поспешить убраться от сюда.
- Все получилось? - у моих ног лежит цилиндр, но нам пока неизвестно что там. Я вот пока не верю, что мы в шаге от того, чтобы назваться обладателями потерянного произведения искусства.
Но открывать кофр будем на берегу, сейчас важно уплыть от сюда. И пока Сонни переодевается, я отцепляю крюк, действуя очень осторожно. Затем сажусь на весла и делаю замах. Грести я умела, хоть и подзабыла уже. Давно не управляла лодкой. А научилась этому я в Малаге, когда рыбачила с отцом или Декстером.
- Я уже начала за тебя волноваться! Тебя долго не было - на самом деле прошло не больше пяти минут. Осознав это я добавила: - Мне показалось что тебя долго не было.
Лодка вынырнула из-под моста и двигалась в сторону берега. Повезло, что ветер, на который я сетовала в самом начале, сейчас помогал.

+1

6

Вдох-выдох... а бешено заходящееся сердце, полное адреналина, щедро пинает лёгкие, ещё сильнее мешая восстановить дыхание, и задыхаться начинаешь уже не от того, что тонешь; удивительный контраст, когда твоё тело вылезает из воды, но внутри организма сухо-сухо, тренировки так и не сумели до конца выработать у мозга привычку к нему - но на преодоление необходимого расстояния их всё-таки хватило. Перевалившись при помощи Агаты через борт, Сонни практически рухнул на дно лодки, тяжело и глубоко дыша, глядя на Агату снизу вверх, создавшаяся качка добавила плюсом лёгкое головокружение, но это было уже не страшно. Пульс только улыбнулся своим широко открытым ртом, сжав руку Таты: он нормально, сейчас пока говорить тяжеловато, но через две минуты он встанет, как ни в чём ни бывало... и даже пулю вытаскивать из него не придётся. Пока жена хлопочет вокруг него, Сонни расстегнул молнию на костюме, пустив холодный воздух к коже... и поспешил выбраться из него поскорее, потому что так стало только ещё холоднее, перебравшись в тёплое одеялко, тут же укутавшись в него с головы до ног и разместившись на кроме, пытаясь унять дрожь... и тоже глянул в сторону Рикерс-Айленд, пытаясь уместить в голове всё то, что происходило. Вторичного знакомства с тюрьмой не получилось, да и хорошо, впрочем. Было похоже скорее на то, чтобы проехать мимо чего-то, что было когда-то очень знакомым - на машине, поезде, неважно... проехать мимо и направиться к другой остановке.
- Получилось... - кивнул на добытое со дна Восток-ривер продолговатое цилиндрическое изделие, похожее на студенческий чертёжный тубус или на чехол от той же удочки. И усмехнулся. Получилось, да только пока что не "всё" - он только достал то, что было им необходимо; нужно убедиться, что чехол действительно непроницаем, что картина не подмокла, не порвалась, да и что она вообще там есть, а он не пустую упаковку выловил; не говоря уж про то, что эту самую картину нужно будет каким-то образом продать потом - и в этом они с Агатой не так уж много и понимают как раз. - Получилось. - ответил уже твёрже, избавляясь от одеяла, отдавшее ему тепло, взамен принявшее холод и часть влаги, и начал спешно переодеваться в то, в чём прибыл сюда, джинсы, сапоги, свитер, куртку... кислородный баллон валялся на дне лодки, соседствуя с костюмом и добытым пеналом - два самых блестящих предмета в лодке, они были даже сходи друг с другом чем-то... в одном из них лежало нечто дорогое, другой содержал в себе кое-что, что под водой становилось и вовсе бесценным. И надо сказать, не так уж много Пульсоне его и истратил, кажется...
- Да... мне тоже так показалось. - снова коротко оглянулся на Рикерс-Айленд, блестевший своими огнями вдалеке. Поднял голову на мост к нему, возвышавшийся над ними... Под водой время идёт по другому. Под водой и силы распределяются по-другому - самая большая нагрузка в перепадах давления; исходя из этого он, наверное, и впрямь мог бы с тем же успехом проплавать и больше... только удовольствия от самого процесса тут не было никакого. Всё-таки, не с яхты в Красное море при свете дня нырять, опять же... жаль, что его зайка вряд ли вообще это поймёт, ей такие перепады вообще противопоказаны из-за нездоровых ушек. Переведя взгляд на Агату, Сонни задержал его, замерев на несколько секунд. Тата была очень красива сейчас - в окружении чёрной воды, при лунном свете, с вёслами в руках... и следами былой тревоги на лице. По своему красивая - сама словно нарисованная на картине, как будто один из чьих-нибудь шедевров вдруг ожил, сойдя с холста. Вряд ли Дали что-то такое создавал, впрочем... да и кто создавал? Кто-нибудь создавал?
Всё-таки в искусстве они - олени полные. В воровстве понимают больше. Воровство же довольно тесно дружит с любопытством - вот и сейчас, становилось уже и любопытно, находится ли в самом деле картина в кофре, в каком она состоянии, как выглядит... нет, Сонни раньше её видел уже - больше десяти лет назад, когда ещё она висела на своём месте, и помнил, как она выглядит; хотя и тоже не то, чтобы раньше всматривался в неё так уж внимательно. Но тогда он и предположить не мог, что однажды будет за ней нырять, как ловец жемчуга. Или почти как такой.
- Люблю тебя. - коротко изрёк Пульсоне. И в качестве похвалы и благодарности за всё, что она сделала вместе с ним сейчас - а справилась она и в самом деле прекрасно; не факт, что кто-то другой был бы на её месте столь же смелым, одному и того было бы тяжелее - и как... как факт. И куда их только эта любовь не заводит... И куда только ещё не заведёт в будущем. - Давай включим мотор? Хочется уже убраться отсюда поскорее... бросай вёсла. - даже если их и заметят - теперь уже ничего страшного, они далеко уплыли. Да и плохого не делали, вряд ли ведь кто-то догадается, что именно они сейчас тут выискивали, река на то и река, чтобы по ней лодки плавали. Сонни дёрнул за стартер, разрезав ночную тишину, и теперь уже сам рулил стремительно приближавшейся к берегу лодкой - и вместе с тем, как в лицо бил встречный ветер, стало как-то бодрее...

+1

7

- Получилось. - второй раз более уверенно отвечает Сантино. Нам осталось открыть колбу и убедиться в этом воочию.
Я видела этот рисунок только в интернете. Своеобразная мазня, наподобие той, что маленьким рисовал Аарон. Хотя нет, вру, даже в шесть лет Рон рисовал лучше. Что я думала насчет этого искусства Дали? Несмотря на всю мою любовь к этому творцу, сей набросок я считала "на отвяжись". Не думаю, что когда-то давно он очень хотел посетить тюрьму. И свое нежелание там появляться он прекрасно отразил в странном недоделанном рисунке. Мне кажется на нем отчетлив виден плевок. Но этот самый плевок имеет высокую цену. Осталось только его продать. Я рассчитываю, что это получится сделать через Сабрину. У дочки дона больше знакомств в этом плане.
- Ты чего на меня так смотришь? - я поймала взгляд Пульсоне на себе. Он словно запоминал меня, как художник, который любуется пейзажем, чтобы потом перенести его на холст. Мне был приятен этот взгляд. И знаком.
Мой вопрос не требовал ответа, скорее просто подчеркивал то, что я застукала взгляд мужчины на себе.
Улыбаюсь. Несмотря на то, что щеки колет от постоянного ветра, а руки подмерзают даже в перчатках, я довольно растянула губы в улыбке. И также, как он, смотрела на своего мужа.
- Люблю тебя.
- Люблю тебя. - без раздумий спешу признаться в своих чувствах. Нас окрыляет удача. Правда, самое интересное еще впереди: это вскрытие цилиндра. Вот тогда-то, убедившись, что рисунок цел, не порвался, не промок, не является обманом, захочется открыть бутылку шампанского, обдав брызгами сладкого напитка все вокруг.
- Давай включим мотор? Хочется уже убраться отсюда поскорее... бросай вёсла.
- Да, давай - не могу не поддержать эту гениальную идею. Я поднимаю весла и складываю их в лодку. Сонни включает мотор и наше приближение к берегу в разы ускоряется.
Мы покидаем нашу резиновую лодку. Я забираю кофр и одеяло, мужчина подхватывает акваланг. За один заход удалось перенести шмотки в арендованную за семьдесят долларов в сутки КИА РИА. Еще минут пятнадцать тратим на то, чтобы с помощью насоса спустить лодку и закинуть ее багажник особо не утруждаясь в утрамбовывании.
- Ну что, откупорим в отеле? - очень не терпелось открутить крышку здесь и сейчас, аж руки тряслись, но салон автомобиля это не то место для сенсации.
Наш отель располагался близ автобусного вокзала. Там же мы арендовали и машину, которую сдадим завтра. От реки Восток это в двадцати минутах езды. Но учитывая вечные Нью-Йоркские пробки... Добирались мы порядка часа. И я вся изъерзала, крутя в руках цилиндр с рисунком.
- ААааа. Быстрей, быстрей. Что ты там возишься? - я чуть ли не в лифте начала скидывать резиновые сапоги. И, оказавшись в номере, вбежала в гостиную, плюхаясь на диван. Перед собой на журнальный столик как реликвию положила цилиндр. Не хватало торжественной мелодии, которая будет сопровождать открытие капсулы.
- Открывай ты. Если рисунок испорчен, будешь во всем виноват - улыбнулась я, передавая кофр в руки мужчины.
А если без шуток, то Пульсоне по праву должен первым взять чертеж в руки. Он был частью его истории и подвига.

+1

8

Этот странный рисунок Дали, по мнению Сантино, очень хорошо отражал суть того места, где он находился вплоть до 2003 года: серое, унылое и отвратительное место, с претензией на что-то шедевральное - но скорее уж в плане своей масштабности или планировки, чем на самом деле красивое. Тюрьма - не место для красоты; это Сальвадор сумел понять прекрасно. И нежелание его приезжать туда тоже было, в общем-то, вполне понятно - Рикерс-Айленд место тяжёлое, и не только для его узников, но и для сотрудников тоже. Не говоря уже про посетителей, к пенитенциарной системе отношения никакого не имевшим. Оказаться в зале, полном уголовников всех мастей, да ещё и мысль какую-то до них попытаться донести - неудивительно, в общем, что знаменитый художник забздел со своей лекцией. И взамен попытался передать что-то через рисунок - то есть, так, как он на самом деле это умел... и с этим как раз получилось, по мнению Сонни, неплохо. Как и с формой картины - Иисусом, который распят на кресте, набросок ведь, в сущности, повторял формы картины Дали уже существовавшей - так и с её исполнением. Вешать такое в главной столовой комплекса - и ещё более гениальная идея, приятного вам аппетита.
До всего этого умозаключения Пульсоне, правда, не своим умом допёр - был один такой творческий у них, тоже художник, Джеймссон звали; тип тоже достаточно странный, но это у всех художников, наверное, и прочих творческих людей. Не все из них наркозависимы, правда, но - многие, что есть, то есть... Картины Дали же, когда именно картины, а не наброски, были... противоречивыми, что ли; бегло пройдясь по ним глазами в Интернете, очень далёкий от искусства Пульс мысленно разделил их на две категории: "впечатляющие" и "странные". "Странные" имели что-то общее с этим наброском, но более красочные и детальные. Этот же... набросок и есть набросок, в общем; а плевок есть плевок - обществу на тех, кто сидит в Рикерс-Айленд, тоже как-то наплевать.
Встряхнув лодку, чтобы она не слишком мочила в багажнике, Сонни свернул её, устроив на резину мотор, рядом - и акваланг, ставший безвольной тряпочкой с приделанным к нему кислородным баллоном; цилиндр же Сантино не рискнул оставлять там же, забрав в салон - ближе к телу, как говорится... и наверное, если бы не Агата, сам не удержался бы от того, чтобы открыть кофр прямо в тесном автомобиле.
- А терпелки до отеля хватит? - с сомнением в голосе вопросил Пульсоне и слегка встряхнул цилиндром, прислушиваясь... - Увесистый. Под водой казался легче... - да и размеров тоже довольно немалых; набросок ведь был довольно внушительным... Сонни неосознанно попытался перехватить кофр, как рукоятку оружия. Вот уже полгода как, насмотревшись однажды мультиков с Аароном, пока Агата находилась в Мексике, и решив заняться бодзюцу, Пульсоне не помещается в том подвале, который отвёл себе под тренажёрку: в оригинале посох бо, каким владел Донателло из Черепашек-Ниндзя, длиной был больше Агаты... Теперь Сонни иногда развлекал жену, пасынка и соседей тренировками с боевой палкой на свежем воздухе, мечтая о том, чтобы применить её в настоящем деле однажды.
Ну правда. Это же в разы круче, чем бейсбольная бита!
- На рыбалку ездили. - саркастически хмыкнул Сонни, поймав взгляд консьержа. Ёрзающая парочка в утеплённых куртках, резиновых сапогах и какой-то хреновиной в руках, производила странное впечатление; не подозрительное, нет, скорее уж они были на придурков похожи, чем на преступников. Вряд ли, правда, кому-то в голову пришло, что у них в руках не средство для ловли, а как раз сам "улов"... - Иду, иду... - чуть было не снеся дверь их добычей, как тараном, Агата влетела в номер. А Сонни, входя следом, сбрасывая сапоги, вдруг подумал: а что вот, если они, открыв кофр, обнаружат пустоту? Или какую-нибудь ерунду? Контрабандой в и из Рикерс-Айленд не одни они занимаются... Нет, на лицо Агаты в этот момент стоило бы посмотреть; но всё же, содержимое, наверное, стоило бы проверить на месте... а если он выловил что-то не то? Что теперь, нырять второй раз?..
И не может быть это вообще наживкой, кстати?.. Влетят сейчас сюда со своим маски-шоу... Да ещё и виноват он будет, что рисунок испорчен. Впрочем, наверное, и впрямь, придётся прямо так его и рвать, будучи арестованным с поличным - со всеми его миллионами, чтобы доказать невиновность.
- Дали, если не ошибаюсь, твой соотечественник. Вы, испанцы, все такие хитрожопые, что ли?
- усмехнулся в ответ Сонни, но сам нетерпеливо, чего и не скрывал, потянул руки к кофру. Нетерпеливо - не значит неосторожно, впрочем... - Барабанную дробь давай!.. - она же всегда должна звучать в ответственный момент... Присохшая крышка, как назло, поддавалась с трудом, а затем слетела с такой отдачей, что Пульс ей чуть в люстру не запустил от неожиданности, а сам не упал в противоположную сторону - на столик... край немного пожелтевшего от времени листа при этом мелькнул, но тут же спрятался обратно.
- И-и-и... - Пульсоне перевернул кофр, заставляя содержимое покинуть его цилиндрическое нутро, а затем отложил на пол, спеша разгладить картину. Не помятый, не подмоченный и не размазанный, только подогнутый из-за долгого нахождения в состоянии трубочки, Иисус Дали явил перед ними свою "голову", похожую на чернильную кляксу... И в тот момент Сонни, имевший возможность видеть картину в её лучшие времена, когда она висела в рамке на почётном месте, почувствовал и без экспертов - это и правда она самая!..

+1

9

Сонни обмолвился про рыбалку консьержу и я деловито улыбнулась. Ага, неплохой улов поймали.
- Кстати, как насчет действительно сходить на рыбалку? - спрашиваю уже тогда, когда мы оказались далеко от свидетелей. В юности я любила посидеть с удочкой на пирсе. В Малаге клевало хорошо, не давало уснуть, но стоило рыбе игнорировать меня или отца около получаса, как тут же хотелось все бросить и умотать на велике с друзьями.
Я давно не рыбачила. Сегодняшнюю ночь в расчет брать не стоит. Гвидо же даже яхту подарил мне полтора года назад, но я не так часто выходила на ней, не говоря уже о том, чтобы взять снасти и выйти в море.
Но то кого ловить и когда мы обдумаем позже, сейчас все внимание на уже клюнувшую рыбу.
- Дали, если не ошибаюсь, твой соотечественник. Вы, испанцы, все такие хитрожопые, что ли?
- Испанцы - не евреи - хохотнула я. - Надо все-таки тебе побывать в Барселоне. Походим по музеям. - закинула я удочку на будущий отпуск. Хотя зимой делать там нечего - холодно, промозгло, идут дожди. Да и в связи с политической ситуацией в Европу суваться ныне опасно. Будет отсиживаться этот год в Штатах. Надеюсь смогу убедить Дектера не ехать туда на Новый год. Аарона то я точно отпускать не стану.
- Барабанную дробь давай!.. - я застучала пальцами по столу, и запела в голос
- Там-там. Там-там-там - пытаюсь создать торжественную атмосферу для открытия капсулы.
Сантино извлек скрученный сверток, размотал его, вытянув руки вперед. Я подсела ближе, чтобы разглядеть шедевр.
Глядя на чертеж у меня возникло двоякое чувство: с одной стороны дикое ликование, что мы смогли провернуть такую аферу. С другой недоумение - за это реально могут предложить миллион? Мои брови поползли вверх.
- Я до последнего думала, что оригинал будет лучше того, что представляют в интернете - откровенно признаюсь, что этого творения не понимаю. Считаю и вовсе, что рисунок, недоделанная работа, приобрела такую известность и взлетела в цене только из-за великого мастера. Это бренд, не более. Но надеюсь на этот бренд найдутся покупатели.
- Мне кажется, этому рисунку лучше было бы висеть в психушке - нет, ну правда, он какой-то странный и дико жуткий. Хотя какая разница, да? Пусть там хоть дерьмо на палочке нарисовано, главное, что мы смогли! И теперь эта мысль, понимание нашего успеха всецело дошло до меня.
- Черт возьми! Мы это сделали! - я радостно подскочила на ноги, взбираясь на диван. - Сантино, ты самый чоканутый гангстер. Но ты лучший! - целую мужа, осчастливленная нашей победой. В большей степени, стоит признать, всю сложную работу совершил Пульсоне. Но для двух супругов не имеет значения кто завоевал золото, ведь копилка у нас общая.
Осталось только связаться с нужным человеком, который бы вызвонил какого-нибудь старого коллекционера, пожелавшего отдать за холст солидную сумму.
- Так. Так. Надо за это выпить - я метнулась к холодильнику, который стоял в тумбочке под телевизором. В баре, представленным отелем были две газировки, вода и несколько стеклянных красивых бутылочек 0,2 с крепким алкоголем. Стоит, возможно, заказать в номер шампанское, но мне не терпелось отметить сейчас. Шампанское марки "Асти" мы разопьем когда сделка полостью завершиться. А сейчас я протянула две бутылочки с виски Сонни, себе взяла одну с ликером "Амаретто", которая оказалась в баре словно по моему желанию.
- За то, чтобы эту хренотень у нас купили за большие бабки! - сказала я тост и подняла вверх бутылочку, касаясь горлышком стекла в руках итальянца. - За большие бабки. - повторяю главную мысль, спеша сделать глоток высокоградусного напитка.
- А теперь победные потрахушки! - и я накинулась на мужчину, снимая с себя надоевший свитер и узкие джинсы.

+1

10

Вся их жизнь, по своей сути - рыбалка: иногда попадается хороший улов, а в другой раз можешь вытащить старую галошу; есть рыбки помельче, есть большие и опасные, попадаются самые настоящие акулы; но как бы крупен и сердит ты не был, если не будешь осторожен - вполне можешь попасть на крючок, не заметив леску, идущую головы от червя, или перепутав малька с мормышкой. Большой аквариум, который представляет из себя любая тюрьма, превращается в безграничное море, когда ты преодолеваешь его стену. Сонни уже преодолел, назад не хотелось...
- Нет, здесь не пойду. - уверенно, категорично и ни секунды не задумываясь, отозвался Пульсоне на предложение пойти на рыбалку - имея в виду Нью-Йорк: тут он как-то уже нарыбачился, как за сегодня, так и за то время, когда был моложе Агаты, и его жизнь имела расцветку нью-йоркского порта, там он и катался на мотоцикле, и рыбу ловил, а бывало и что-нибудь другое из воды вылавливал. Или кого-то другого. В Большом Яблоке - рыбалка вообще так себе, ну и особенно в холодное полугодие... То ли дело выйти в залив по Сакраменто-ривер, на большой Агатиной яхте, с которой у них связано столько хороших воспоминаний - ведь действительно, они давненько уже не спускали её алые паруса, и пока ещё никогда не рыбачили с борта - и впрямь было бы интересно попробовать. Они же заслужили небольшого отпуска после всего того, что провернули за последнее время?.. Ведь его подводное плавание - это только завершающий штрих, на подготовку, как и всегда, ушла большая часть времени.
Вряд ли, наверное. В Сакраменто снова не очень спокойно: Сонни слышал, где-то сожгли дом влиятельного латиноамериканского бандита, и нацисты эти, лидера которого они с Татой вывезли в негритянский район, продолжали выпендриваться, Ларри и Шурупа по первое число избили - начальство наверняка что-нибудь предпримет по этому поводу в скором будущем, и нужно быть готовыми... Пульс, впрочем, только за - вроде как теперь это и его личное тоже, особенно после того, как Спайк Фредо уделал. Да и сам Спайк этот - типок довольно неприятный. За одно только это ему не грех и влепить.
- По музеям? А порыбачить в Барселоне получится?.. - неуверенный в собственном знании географии, спросил Сантино. Было бы здорово доплыть на её яхте до Испании, но это долгий-долгий путь будет, вокруг материков и прочего, в Японию или на Гавайи приплыть в разы проще...
Под торжественную "музыку" лист в серых тонах покинул кофр, ложась на столик... существенно разбавив эту атмосферу торжественности своим унылым внешним видом. Наверное, с католической точки зрения сравнивать Иисуса на кресте с дерьмом на палочке - это грех большой, но Сонни, как от религии человек очень далёкий, мог бы себе такое позволить (не вслух, конечно же), в таком исполнении, в принципе, было похоже. Что уже не очень удивляло, впрочем - он знал, что брал.
- Зато настоящий. - Сонни слегка придавил уголок листа, рассматривая картину и пытаясь в ней найти что-то особенное, чего раньше не видел; но в принципе, она уже была ему настолько знакома, что он мог бы чуть ли не повторить её от руки - несмотря даже на то, что даже в Интернете фотографий рисунка немного (а кто бы его фотографировал в тюрьме?). - А мне кажется, ему в Рикерс-Айленд было самое место. - сообщил Сантино о своём согласии с мнением мастера: нужно было оставить её там, где она висела - она там действительно смотрелась и была к месту, действуя удручающе - создавая атмосферу, для места, где насильно держат взаперти людей, самую что ни на есть подобающую. Это не значит, конечно, что Пульсоне собирается вернуть её туда, где она висела больше десять лет назад - разве что за миллион долларов и полную анонимность, никак иначе. - Хотя там тоже дурдом ещё тот... - может, он оттого и самый чеканутый гангстер. И лучший тоже поэтому. Поймав Агату в объятия, Сонни впился в её губы ответным поцелуем, жадно и целанно, ловя хорошее настроение супруги; быстренько свернул рисунок, когда она отпрыгнула к минибару, и засунул его обратно в пенал - а то от чрезмерной радости могут его и обновить случайно... и им бабка Лиза этого с того света не простит. - И моя жёнушка мне под стать. - сказанул ей вслед, закрывая крышку пенала и любуясь Тарантиновской попой, пока она искала, что достать из шкафчика для их победного торжества. Поймав свою бутылочку, отвернул крышку, выбросив её на столик рядом с "хренотенью", и поднял виски вверх:
- До дна! - у них ещё есть целые сутки, чтобы быть счастливыми и пьяными. Огненная вода приятно обожгла пищевод, то что надо тому, кто этим вечером побывал в холодной воде, омывающей холодное и неприветливое место, где такая же огонь-вода стоит, порой, человеческой жизни... Но он уже не в аквариуме - а в океане. Успев только ремень на штанах расстегнуть, Пульсоне впился в полные губки Агаты, закусывая высокоградусный напиток поцелуем с привкусом сладкого ликёра, и теперь уже занял руки её телом, сближаясь с ней. Идеальные победные потрахушки - с алкоголем, громом и молниями; и может быть... может быть, в Нью-Йорке у них удастся совершить и другую победу.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Из любви к искусству-2 ‡поиски сокровищ