vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Приятных кошмаров.


Приятных кошмаров.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

h e l l o
———

[float=left]http://funkyimg.com/i/244Zq.gif[/float]Каждый человек боится того, что прошлое вернется. Неожиданно. Внезапно. А вот Джессика сумела для себя даже родной город обновить. Очистить от воспоминаний про родителей, бывших друзей, грязных воспоминаний и болезненных отпечатков. Теперь она живет по-другому. По-новому. Такого же принципа придерживался и Авель. Ему хотелось забыться в работе, попробовать что-нибудь новенькое, чтобы отвлечь внимание от старого. И у этих двоих получалось медленно, но уверенно идти к цели. Правда, закон подлости распространяется на всех, без исключения. Неожиданно пропал брат Авеля, и способы дозвониться\достучаться в закрытые двери не сработал. Поэтому Маршалл решил прогуляться по знакомым, чтобы, так сказать, прозондировать почву. [float=right]http://funkyimg.com/i/244Zr.gif[/float] Вдруг, его братец тоже решил все начать с чистого лица. И в списках подозреваемых затесалась Джесс, как неудачливая невеста. Что ж, придется сжать кулаки, подтянуть щеки в ненавязчивой улыбке и вспомнить, как это все было. Заново. Поднять все то, что сломало жизнь, по крайней мере, одному человеку точно. Дело было где-то две недели назад, около госпиталя. На улице уже стемнело, ничего не предвещало осадков. Хотя, кто знает, чем обернется этот вечер.

Отредактировано Jessica Bradford (2015-11-03 23:46:57)

+1

2

Неизвестность. Она всегда пугает больше, чем что либо еще. Когда не знаешь или не уверен, терзаешься сомнениями, убиваешь себя собственными домыслами, а мысли, то и дело крутящиеся в голове, изводят до изнеможения, доводя до точки. Абель не был человеком впечатлительным, давно избавился от лишней эмоциональности, ко всему этому повысил свое здравомыслие, списав все на годы, но даже он с трудом мог совладать с собственными мыслями, когда речь заходила о родном брате. Когда они виделись в последний раз? Когда созванивались или переписывались? Современные технологии позволяют связаться с человеком в пару секунд, не привязывая к голубю очередное послание и не бегая до ближайшего постового отделения. Клик мышкой соединяет целые поколения, но в их случае все было совсем плачевно. Андерс, покинувший родной дом, стоило цифре возраста перевалить за восемнадцать, за последние годы бывал у родителей не больше пары раз. Про письма и звонки можно было вообще не говорить — не барское это дело. Кажется, с Абелем он общался исключительно из-за инициативы старшего брата, не будь которой, былые крепкие отношения поросли быльем, но, как ни крути, даже при такой, удивительной неблагодарной позиции, младшего из Маршаллов всегда можно было легко найти. Он не делал никаких тайн из своей жизни, не скрывался, не прятался, просто свел всякое общение с семьей "на нет",  словно затаив обиду. Что было в голове мужчины, чей возраст уж окончил третий десяток — неизвестно, что творилось у него в душе — тем более. Абель не лез в его жизнь, полагая, что не имеет права и не должен, хотя, признаться, в некоторые моменты очень хотелось проломить брату череп, потому, что некоторые вещи в его сознании категорически не укладывались. Но сейчас не об этом. 
Каким бы дерьмом Андерс не стал за эти годы, а пропащей душой его назвать было нельзя. Именно поэтому мужчина насторожился, когда вторую неделю подряд мобильный брата монотонно сообщал об невозможности соединения, а домашний молчал, отзываясь в трубке длинными гудками. Когда еще одна неделя, пролетевшая для Маршалла в тяжелой работе, канула в лету, а положение дел стояло все на той же мертвой точке, он решил навестить родственничка, купив билет на ближайший рейс. Каково же было его удивление, когда вместо противной рожи брата, уже знакомая квартира, встретила его тишиной. Ни признаков жизни, ни смерти (к счастью). Некогда жилое помещение пропахло затхлостью, сыростью и пугающей пустотой. Из опыта Абель мог уверенно сказать, что жилище пустовало уже не первую неделю, а пыль осевшая на мебели была тому лишь немым подтверждением. Работа, коллеги, друзья, кажется, он проверил все, что могло бы дать хоть какие-то ответы, но вместо ожидаемой ясности, получал все новые и новые вопросы, возникающие из ниоткуда. 
Пропал. Когда ты работаешь в полиции, то начинаешь относиться к этому довольно тривиально, словно в этом нет ничего необычного, словно, так и надо, но когда дело касается лично тебя, то все приобретает совсем иной оборот. Пусть мужчина работал совсем в иной стезе, пусть не занимался поиском тех, кто бесследно исчез, в этой ситуации, готов был рыть землю носом, лишь бы добраться до истины. Не может человек пропасть в никуда, не может, хоть убейте. Жаль только ниточек, которые могли бы помочь начать распутывать этот клубок становилось все меньше и меньше: одна за одной они обрывались, оставляя Маршалла ни с чем. Именно поэтому он хватался за любую, даже самую бредовую зацепку. Именно поэтому, бросив все дела, помчался в госпиталь в надежде получить хоть какую-то информацию... Кажется, слишком много сумбура, слишком много не ясного, но все куда проще, чем может показаться на первый взгляд. 
В желании перепотрошить весь круг общения брата, Абель наткнулся на одну интересную деталь: бывшая невеста Андерса перебралась, кто бы мог подумать, в Сакраменто и преспокойно себе работает по специальности. Он очень хорошо помнил Джессику, хрупкую блондинку, воздушную в своем спокойствии, даже несколько умиротворенную. Отчего они расстались в свое время мужчина, конечно, осведомлен не был, но зато мог с уверенностью сказать, что она, именно она даст какую-нибудь зацепку. Он устал стучать в закрытые двери. Устал раз за разом заходить в тупик.   
Вечер добрый, — оперевшись рукой на стойку регистратуры, Абель заглянул аккурат за нее, встречаясь взглядом с изрядно измотанной медсестрой, выдавливающей из себя измученную улыбку, — Где я могу найти мисс Джессику Брэдфорд, — улыбнуться бы в ответ, да нет абсолютно никакого желания. Он не настолько самоотвержен, чтобы тянуть губы лишь для того, чтобы не отпугнуть людей своим видом. Ему это не нужно. 
Вы по записи? — по прежнему напрягая лицевой нерв спросила девица и начала щелкать мышкой, высматривая что-то в экране монитора, — Скорее по личному вопросу, — из внутреннего кармана куртки мужчины появилась кожаная обложка  и блеснул значок, вызывая наконец в сознании медсестры активную деятельность. 
Возле кабинета было тихо. Рабочий день почти закончился, отчего никто не толпился с ужасе ожидая своей очереди, не трясся и не скулил. Дантист —  то еще удовольствие, от одной мысли челюсть сводит, но он здесь был совсем по иному делу, оттого мяться подле двери не было никакого смысла. Легкий стук, ладонь нажимает на ручку не дожидаясь ответа и через секунду Абель замирает на пороге, узнавая во враче ту самую Джессику. Сказать, что она не изменилась с их последней встречи — покривить душой, но женщина была по прежнему узнаваема, а вот как потрепало время его — большой вопрос. 
Привет, Джесс, — как старой знакомой кинул он, забыв о всяких правилах приличия. Да и нужны ли они были сейчас?

+1

3

Сегодняшний день никак не должен был отличаться от предыдущих. Джессика все также томилась в своей маленькой квартирке, убеждая себя в том, что ей это нравится. Она все также запрещала себе думать о каких-либо изменениях, а зачем? Зачем тревожить своё стабильное существование? Ладно, если не о себе думать, то о других. Не заставлять страдать неповинных людей. Это в тему о том, что можно было бы наконец-то надеть открытое платье, вымазать губы в красный цвет помады и прогуляться в какой-нибудь местный бар. Расслабиться, получить удовольствие от общения, потому что вряд ли такая идея зайдет куда-то дальше болтовни. Расправить крылья, перестать зажимать саму себя насильно. Но почему-то такие кардинальные вещи сильно пугают Брэдфорд. Она даже не могла себе представить то, как выходит в общество в таком ужасном виде. Что за фигня здесь происходит? Что за такой внутриличностный конфликт? Когда успели укорениться такие мощные защитные механизмы?
Ее лично опять не выражает никаких эмоций. Джесс заходит в больницу с парковки, в одной рукой держа горячий стаканчик кофе, а в другой папку с какими-то документами. Ей нужно продать дом на Аляске, который остался после бабушки с дедушкой. Узнала Брэдфорд о таком наследстве только месяц назад, но быстренько приняла решение его сбагрить куда-нибудь. Все равно она не уедет из Сакраменто, надоело ей путешествовать. Это нарушает физический и моральный баланс. Женщина решила абстрагироваться от любых возможных недоразумений. И у нее это, кстати, очень хорошо получалось. Пока не получается выставить дом на продажу, но она настроена серьезно. Как всегда, никто со стоматологом не здоровается. Нет, она не монстр, просто все привыкли к тому, что мисс Брэдфорд лучше не отвлекать по пустякам. Лист с приемным расписанием уже лежит на ее рабочем столе, а в голове уже фантазия о большой кружке горячего шоколада и любимом фильме. Жизнь, как она есть.
Рабочий день начинается с очереди. Люди уже ждут. Им больно, но глазам видно, Джессика надевает свою привычную маску: сопереживающая улыбка, мягкий взгляд, теплые руки. Их она разогревает, пока переодевается в рабочую одежду. Многие пациенты положительно отзывались о том, что у нее мягкая, но твердая рука, это снижает уровень тревоги и напряжения. Люди всегда думают о том, что лечить зубы – это больно, поэтому больно становится всегда, даже не беря во внимание то, что Джессика обычно пользуется лучшими заморозками. Она умеет создавать покой и умиротворение внутри себя, поэтому пациенты успокаиваются. Можно даже для удобства включить музыку, чтобы не слышать, как работают инструменты. Хоть где-то она может быть полезной, заботливой, отдающей, хоть где-то ее принимают, благодарят.
В кабинет заходят разные люди. У кого-то острая боль, кто-то просто решил провериться. Заглядывают и знакомые лица, которые также не задерживаются в кабинете. Женщина не привыкла к душевному общению, для нее работа – это работа. Даже живее она становится, когда выходит за пределы больницы. Было ли так всегда? Нет, но такая она уже достаточно давно. Когда-то все было по-другому. Когда, например, Брэдфорд училась в медицинской школе. У нее было много подруг, замечательный жених, непредсказуемые родители, которые сломали ей жизнь. После яркой вспышки маниакально-депрессивного психоза рядом с Джессикой никого не осталось. Приходилось заново восстанавливать круг знакомых, а это большой стресс. Пришлось перестаивать свою жизнь, потому что доверие к людям было полностью подорвано. Жалеет ли она о том, что не вышла замуж? Нет, наверное, потому что она бы не выдерживала всей ответственности семейного бытия.
День близился к завершению, Брэдфорд отпустила очередного, понадеемся, последнего пациента, возвращаясь мысленно к документам на дом, которые нужно было ее раз перечитать, выделить те места, где не понятно что-то и так далее. Она даже не обратила внимания на то, что за спиной открылась входная дверь. Такое бывает, что в последнюю секунду забегает какой-нибудь нуждающийся, и Джессика не отворачивается от таких. Она всегда старается помочь, даже, если придется задержаться на пару часов. Женщина ждала, когда пациент начнет жаловаться на свои проблемы, при этом, находясь где-то в своих мыслях. Но молчание затянулось, поэтому все-таки пришлось развернуться к незнакомцу лицом. И в этот момент произошла сшибка в сознании. Перед ней оказалось знакомое-незнакомое лицо. Брэдфорд несколько раз глупо, безмолвно моргнула, резким движением убирая короткие, светлые пряди за ухо. Мозг все еще никак не мог собрать всю информацию в кучу, чтобы выдать какую-то реакцию.
— Здравствуй, — глухо отозвалась в ответ, сглатывая скопившийся в горле ком. — Я могу чем-то помочь? — а вот эта фраза вылетела профессионально, как защита от тех переживаний, которые стали булькать где-то в области груди. Странное ощущение. Пару секунд Брэдфорд даже не могла вспомнить, кто перед ней стоит. Нужно было интенсивно копаться в воспоминаниях, чего она очень сильно не любит. — Абель, — наконец-то произнесла женщина, практически вопросительно, чтобы убедиться в своей правоте. Брат ее бывшего жениха. Хороший мужчина, но с ним связано слишком много всего. А это – плохо, все же изменилось. Все это – осталось в прошлом. Следовательно, чтобы не дать возможности прошлому хоть как-то притронуться к настоящему, нужно бежать. Так как Джессика все еще была в рабочем костюме, то она стала озираться по сторонам, как бы игнорируя гостя, отирая ладони о бока, в поисках того, чем можно было бы заняться. Убежать, поскорее, подальше. — Какой сюрприз! Давно не виделись, — неловкая пауза, Брэдфорд все также на него не смотрела, избегая. — Что ты тут делаешь? Я как раз уже собиралась уходить. Мой рабочий день закончился. Я сейчас домой поеду, — воспоминания стали наступать на пятки, но женщина усердно пыталась их заткнуть, поэтому несла все, что только могло придти ей в голову. Подойдя к рабочему столу, она собрала бумаги на дом, убрала их в папку, отвернувшись к мужчине спиной.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Приятных кошмаров.