Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » coming up easy


coming up easy

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://funkyimg.com/i/248aT.gif
http://38.media.tumblr.com/b6683725915e51020b2d4b1b5599f1dd/tumblr_inline_mrgokah5s01qz4rgp.gif

Vincent Jervis & Alice Scarre


Встреча с Вами — дороже золота, но не в моем случае.
(с) Роа

Отредактировано Alice Scarre (2015-12-16 01:17:58)

+1

2

Брат продолжает отчитывать, он продолжает описывать все возможные проклятья, которые обязательно обрушатся на ее голову, как только он вернется домой. Он говорит о том, как его достало, что она не просто до сих пор не может найти работу, но даже не пытается сделать вид, что занята поисками, просмотром объявлений и звонками на биржу труда - у нее все еще нет даже приличного резюме; он говорит, что больше не вынесет ее совершенно глупых посиделок с теми, кого называет своими подругами, в гостиной их дома, когда каждая считает его кем-то вроде официанта, настойчиво требуя открыть очередную бутылку вина или съездить в магазин за легкой закуской к алкоголю; он говорит, что обязательно ударит ей в голову и посадит на цепь, если еще раз в порыве злости она начнет орать, что уйдет от него, переедет в Индию, к монахам, где примет обет молчания, чтобы больше не раздражать его своим голосом. Она прекрасно понимает, что он всего-навсего беспокоится за нее, переживает за нее - он верит, что она достойна большего, но в то время, пока он уверен, что этого нужно добиваться через самореализацию, через тяжелый моральный и умственный труд, ей больше нравится мечта, в которой она полулежит на диване с очередной книжкой, на ее груди - пушистый рыжий кот, а в свободной руке - чашка с чаем, кофе, какао - это абсолютно неважно - или, наоборот, минералкой со льдом и лимоном. Она никогда не тешилась пустыми надеждами на то, что когда-нибудь в будущем сможет стать великой писательницей, известным книжным критиком или хотя бы хорошим журналистом, любая творческая профессия, в которой нужно много сочинять и фиксировать это на бумаге - абсолютно не ее; лентяйка - вот ее призвание!
Они живут вместе уже достаточно долго, одни, без родителей, которые всегда могут развести по разным углам и успокоить, без других студентов, которые постоянно где-то в зоне досягаемости. Они заново притираются друг к другу, они заново медленно узнают друг друга - они постепенно понимают, что никогда по-настоящему не оставались наедине друг с другом. Все не так просто, как когда-то раньше, в детстве или университете, - они действительно разные, почти противоположные, но это нихрена не плюс и минус, которые по законам физики притягиваются друг к другу, нихрена не инь и ян, которые дополняют друг друга, нихрена не сладкое и соленое, сочетание которых нравится гастрономическим извращенцам. Они - реальные люди со своими привычкам, вкусами, навыками, тараканами, но уже достаточно взрослые, чтобы быть уверенными, что им совершенно не обязательно меняться. Отношения в их доме уже накалены до предела и не обязательно делать что-то специально, чтобы грянул ядерный взрыв локального масштаба - достаточно неловко чиркнуть спичкой.
Она переводит телефонный разговор в режим громкой связи и подтягивает к себе тарелку с чипсами - стоит на кухне, облокотившись предплечьями о столешницу. Ей совершенно неинтересно слушать его, но по какой-то причине продолжает делать это, ограничиваясь только короткими ответами, типа "да", "угу", "мг", "окей". Она не хочет раздувать сейчас очередной скандал, пока он на работе, а она дома - это абсолютно ни к чему, ведь к тому моменту, когда он придёт, она уже успеет сбежать куда-нибудь, а вернется только утром. Зачем лишний раз портить себе настроение? Слишком сильно любит себя, поэтому почти не слушает его. Она касается пальцем кнопки вызова меню, доходит до какого-то мессенджера и бездумно пролистывает входящие сообщения от одной из своих знакомых - номер телефона и имя парня, который может ей помочь прямо здесь и сейчас, Винсент Джервис.
- Оп! - не успевает сдержаться и задавить радость где-то внутри, а ведь она должна звучать расстроенной и осознавшей все свои промахи и провалы, - Мне звонят по поводу работы, наверное. Пока не знаю. Не уверена. Вечером поговорим. Люблю, целую, удачи, - проговаривает скороговоркой, моментально нажимая на красную кнопку, прекращающую звонок. Разворачивается и опирается спиной о кухонную тумбу, быстро-быстро набирая текст сообщения. Брат может сколько угодно угрожать ей, кричать на нее, почти орать, бить руками стены, разбивать телефоны и прочую технику, а вот она всегда быстрее, не умнее, но быстрее. И спичка в этот раз оказалась у нее в руках.

Никаких сложных сборов, никаких долгих подготовок, никаких продуманных образов - у нее просто-напросто нет на все это времени: быстрый душ, высокий и будто небрежный хвост, узкие джинсы, белая майка и бежевая кофта крупной вязки сверху. Она замирает перед зеркалом, крутится перед ним, рассматривая себя со всех сторон, совершенно влюбленная в саму себя. Звонок в дверь вырывает ее обратно, в реальность, но она даже не успевает огорчиться от того, что отвлекли от самого любимого занятия, почти бежит к двери, чтобы тут же замереть на пороге, рассматривая парня.
- Винсент? - почему-то удивленно изгибает бровь, но тут же меняется в лице - радостно улыбается, - Элис, - представляется, протягивает тебе руку, чуть согнутую в запястье - она привыкла к тому, что при первой встрече парни легко касаются губами тыльной стороны ладони. Одергивает саму себя, делает шаг в сторону, освобождая тебе проход, - Я думала, ты будешь выглядеть... м-м-м... по-другому. Все хорошо, не переживай, проходи, - лопочет почти неразборчиво, прилежно создавая видимость хорошей и дружелюбной хозяйки, - Погода- дрянь, весь день туманно, тускло и дождливо. Дрянь, правда? Невозможно никуда выйти - приходится сидеть дома, скучать-грустить, - еще в университете она уяснила, что при ее внешних данных лучше всего ей удается роль стереотипной блондинки - для этого достаточно быстро двигаться и точно так же говорить что-то непонятное, неясное и совершенно ничего не значащее. Делает несколько коротких шагов, обходя тебя и становясь перед тобой все с той же улыбкой счастливого идиота, прикусывает нижнюю губу, внимательно рассматривая тебя.
- Пойдем! - разворачивается к тебе спиной и почти взбегает по ступенькам на второй этаж их с братом дома. Ей все и всегда давалось слишком легко, чтобы она умела ценить это, чтобы дорожила тем, что имеет. Никогда не жалела ни вещей, ни денег, ведь всегда могла позвонить отцу и отвечать на его вопросы о здоровье и настроении чуть более грустным голосом, после всего всегда следовал вопрос "Элис, как у тебя в финансовом плане?". Вот только сейчас она все равно закрывает все комнаты, проходя мимо них, пока не доходит до одной из дальних - толкает дверь бедром и машет тебе ладонью, призывая следовать за собой, - Ви-и-и-инсент, - протягивает твое имя, падая на край кровати в спальне брата, - Как твои дела, Винсент? - ей будто действительно интересно, что происходит у тебя в жизни, что нового, что интересного, что тебя беспокоит, а что, наоборот, радует. Проводит руками по покрывалу и закидывает одну ногу на вторую, скрещивая их, ставит локоть на верхнюю и кладет лицо на раскрытую ладонь, - В моей голове ты выглядел... м-м-м, выше? - бормочет, едва слышно, аккуратно подбирая слова и интонации. Она до их пор не знает, что она творит; она не понимает, зачем она это творит. Так ли сильно ненавидит брата? Или ей просто-напросто стало интересно попробовать то, о чем раньше только слышала? Едва сдерживает дрожь по всему телу - ей действительно чертовски страшно и как-то... неудобно? стыдно? неловко.
- Винсент, ты любишь виски? Там, в баре есть пара каких-то безумно дорогих бутылок - думаю, ты не откажешь себе в удовольствии попробовать. Открывай любую - не стесняйся, - кивает в сторону, едва сдерживая улыбку, - Как ты стал этим... - поджимает губы, - Я не знаю, как тебя правильно назвать так, чтобы не обидеть. Я действительно не хочу тебя обидеть, - хлопает глазами, делая невинное выражение лица, - Я просто чертовски волнуюсь и понятия не имею, как правильно себя вести, - соединяет руки в замок и кладет их себе на колени, опускает голову, пряча совершенно довольную улыбку: Скарре-старший обязательно придушит ее, как только узнает о том, кого она привела к нему в спальню, но ей ведь наплевать - ее эта мысль будет греть.

+1

3

Облачное небо спрятало за грязными клубами знойное солнце, бессменно висевшее на небе несколько дней кряду. Раньше оно отражалось в разноцветных стёклах очков Persol, в больших камнях подвесок от David Yurman, в крыльях чёрных BMW или розовых лимузинов, в витринах с маникенами обтянутыми брендовыми шмотками; а теперь город выглядел тусклым, грязным, мрачным, усталым и ещё более фантомным. Прежде налитые зеленью листья высоких пальм теперь напоминали неаккуратные пальмы с фотографий Нового Орлеана во время пьяных празднований Марди-Гра провинциалами. Я видел их, когда мне на почту приходили пьяные фото и видео-обращения, которые заканчивались демонстрацией сисек на фоне растрёпанных пальм, поддрагивающих льстьями от муссонов с Мексиканского залива.
За стёклами такси наблюдаю опустевшие рампы скейт-парка, лишь под самыми тучами широко расставив крылья одиноко парит ястреб. Какое-то время я слежу за ним, раздумывая над тем, что может быть это и не ястреб, потом слышу гудение мусоровоза несущегося по встречной словно последнюю помойку вот-вот продадут в Китай, и запаздывая слегка какой-то слякотью он обрызгал лобовое стекло такси - так что, смотреть на дорогу пропало желание. Таксист произнёс "помойка - она и в Африке помойка", - неприятным голосом, от которого захотелось вставить наушники в уши, но пошарив рукой по карманам я не нашёл ничего кроме пары мятых банкнот - последние деньги, которые у меня остались.
От общества болтливого таксиста спасла Оливия, которая позвонила и сказала, что несмотря на то, что ей очень надо - она не поедет сегодня никуда из дома на холмах, потому что боится оползней, а я не знал, что ей на это ответить, и поэтому спросил видела ли она весёлое видео на ютьюбе "Винсент Джервис матернулся в прямом эфире", Оливия сказала, что она беспокоится и сильно порезала десну, ей нужно посетить врача, но в прошлом году на этой дороге кто-то умер из-за оползней. Я сказал ей, что клиент моего прошлого психоаналитика Алана признался ему в убийстве, и он тоже в смятении обращаться ли в полицию. Она сказала, что нужно обращаться.
"Я ненавижу этот город, особенно эти дома, посмотри как люди живут", - говорит таксист, грубой рукой выхватывая у меня банкноту и спрятав её в карман. Дом моей новой клиентки и правда выглядит шикарно. Хотите минуточку откровений? Я тоже ненавижу этот город, он изрядно измучил меня, заставляя пропускать каждое событие через себя, чувствовать их кожей.
- А я люблю Сакраменто. Но я бы тоже его ненавидел, если бы работал таксистом, - я засмеялся, и скорее смылся из машины, несмотря на то, что в салоне заиграла крутая композиция.

Дверь распахивается, спиной же я чувствую, что таксист так и не скрылся, пытаясь высмотреть какое отношение я имею к жильцам этого дома, но имеет ли это значение, потому что моим глазам открывается симпатичное зрелище: совсем юная блондинка, немного запыхавшаяся, видимо сбегавшая второпях по лестнице, изучает меня беглым взглядом, и на её щеках предательски красуется лёгкое смущение. В конце концов она протягивает мне руку для поцелуя. Я впервые сталкиваюсь с таким жестом, но он кажется мне милым и невинным, что от былого равнодушия и апатии не остаётся и следа, я действительно оглядываю её увлечённо, представляя какими будут её прикосновения, и как будет реагировать моё тело. 
Затем наклоняю голову и касаюсь губами кисти её руки, рядом с тонким браслетом. Но она внезапно отдёргивает руку. Девушка представляется и говорит, что воображала меня по-другому. Признаться, ожидал чего-то такого, но всё равно немного расстроился. Хотя точные комплименты мне обычно делали опытные женщины другого типажа с хищными взглядами, а девушки вроде моей блондинки-на-этот-вечер смотрели широко распахнутыми, расстерянными глазами и несли какую-то чушь о моём внешнем виде, до конца не осознавая, что они делают рядом с незнакомым парнем. Я так утешаю себя, какие ещё могут быть ко мне замечания? Я же часто посещаю спортзал, а сейчас и вовсе одет в сникеры от Версаче, джинсы от Томми Хилфигера и свитер от Майкла Корса!
В конце концов я прихожу к выводу, что каждый её жест, спешные интонации, неловкие взгляды выдают с потрахами сомнения и желание спрятать какую-то психологическую травму.
- Элис? Кто такая Элис? - осторожно цитирую строчки из песни, стараясь добавить немного веселья и забавной нелепости в нависшую неловкость нашего знакомства: парня по вызову и девушки из высшего общества. У меня закрадывается подозрение, что ей сейчас не столько нужен парень, сколько друг.
Она много болтает, жестикулирует руками, браслет перекатывается по её тонкому запястью, а я пытаюсь поддержать темы, хотя я не мастер душевных разговоров.
- А мне надоело солнце. Я люблю такую погоду, - немного кривлю душой, когда на улице жопа - это мало кому нравится, только поэтам, грешущим художественными преувеличеними. - Ещё недавно я не отходил от холодильника, выгребая кубики льда и расстворяя их в бокале с водой из канадских родников; а неделю назад отменили показы моего фильма в кинотеатрах из-за жары, - это определённо скажется на сборах. Последнее не озвучиваю, совсем как конченная корыстная падла. - Предлагаю посмотреть на дожди философски, оптимистично, сквозь наполовину полный стакан... у тебя же есть что выпить? - улыбнувшись спрашиваю я. Она бежит вперёд, а я не могу отказать себе в удовольствии попялиться на её задницу, прежде чем подниматься наверх следом за ней и осторожно осматривая дорогой дом.   
Я бегу за ней вверх, скользя ладонью по перилам. Элис закрывает двери по пути, но за одной из них я успеваю высмотреть огромное девчачье зеркало. Я успеваю подумать, что эта комната очень подошла бы по темпераменту Элис. Поравнявшись с ней, я беру её ладонь в свою, чтобы основания ладоней соприкаснулись, а пальцы переплелись - этим жестом я хочу показать ей, что мы не просто два человека в одном доме, мы часть чего-то одного, целого. Мои руки чуть холоднее после прогулки по холодной улице. Мы идём в самую дальнюю комнату. Обставленную в минимализме. Я замечаю мужские часы, какую-то бизнес-газету, ноутбук. Неужели у этой девушки, теряющейся при взгляде на меня - кто-то есть?
- Ты не обижаешь меня, - сказал я, когда она роскошно откинулась на кровать мужской спальни. - Я люблю секс, и женщин: которые знают чего хотят либо совсем потеряны, - терпеливо отвечаю на её вопрос, пребывая в лёгком замешательстве, ведь он был задан Элис, как мне показалось, с лёгким презрением, непониманием, неодобрением и садистким любопытством.
- Раз уж у нас минутка откровений. У тебя какие-то проблемы с мужем? Эта комната явно принадлежит мужчине, - сообщаю я Элис с приветливыми интонациями (хотя её вопрос про мою деятельность ещё не расстаял в воздухе), я разливаю по стаканам виски, выуженным из мини-бара её таинственного мужика. - Я бы мог подумать что это общая спальня. Но если бы ты имела права на эту комнату, то я бы здесь увидел какие-нибудь фенечки, магнитики, флакончики с духами, глянец и игрушечных розовых пони, - я оглядываюсь на неё пару раз, пока занимаюсь нашими напитками. Затем подхватываю со стола стаканы. После чего сажусь рядом с ней и шепчу в её волосы сквозь улыбку, - Ты классная, расла-абься.
- Хочешь посмотреть всё, на что способно твоё тело? - тихо спросил я, протягивая виски на самом дне стакана девушке.

Отредактировано Vincent Jervis (2016-03-04 12:13:23)

+2

4

          - Ты правда хочешь поговорить о моем муже? - внимательно следит за ним, скорее по привычке, чем потому что беспокоится. Нервничает, переживает, старается не выдать себя, но от него исходит что-то непонятное, почти неосязаемое, оно расслабляет, успокаивает. С шумом втягивает носом воздух, вдыхая полной грудью, - не этого она ожидала, хотя чувствует, что именно это заставляет скрещивать ноги все сильнее, все сильнее контролировать все свое тело. От него веет уверенностью, - Допустим, он есть у меня и он очень серьезный и страшный человек, который поступает не совсем так, как мне того хочется, - прикусывает нижнюю губу. Она не хочет выглядеть одинокой или уязвленной, не хочет, что в его голове появилась хотя бы тень мысли о том, что на не может по тем или иным причинам пойти в ближайший бар и снять себе кого-то - это ее коробит, ведь уверена, что именно ее внешность открывает ей многие двери. Не фамилия, не связи брата и тем более не интеллект, а приятная мордашка и фигура, над которой пашет в поте лица шесть дней в неделю по два-три часа. Она действительно считает себя идеальной, - Тебе часто рассказывают грустные истории? Пытаются вызвать сочувствие, жалость, чтобы ты открылся им навстречу и вы могли стать чем-то вроде... - запинается. Морщит нос - ей абсолютно не нравится с ним осторожничать, но в случае их только что сложившихся отношений любая тема, преподнесенная неправильно, будет выглядеть как способ уязвить его, - ... друзей? - так и не находит ничего лучшего, поэтому тут же продолжает, съзжая с той темы, - Пускай мой муж будет тираном, который поднимает на меня руку, но делает это так, чтобы не оставалось следов, - опускает голову, пряча взгляд, и соединяет ладони замком, напрягается всем телом, - Пускай именно это будет причиной, по которой я так его ненавижу и ненавижу себя, ведь без него я останусь на улице, - сглатывает комок в горле, - Да ладно, я - плохая актриса, - выпрямляется обратно, смотря ему в глаза, проверяя, поверил или нет, - Это комната моего брата, думаю, больше никакие детали не нужны, - она произносит это с улыбкой, но достаточно строго, чтобы фраза выглядела безапелляционно, не допускающей возражения или сомнения, что все-таки эту тему стоит продолжить, - И нет, в моей комнате нет ни фенечек, ни розовых пони, - смеется своим звонким голосом. Прикрывает губы ладонью, ведь сейчас этот смех выглядит не совсем уместно и даже в какой-то степени вульгарно. Он правда такого мнения о ней? Ему правда о ней ничего не рассказывали или он ничего не узнавал? Это ему неважно? Совершенно, неважно к кому и когда ехать? Только в сказках в богатых домах живут одинокие прекрасные принцессы, а в реальной жизни это не самые красивые женщины. Наверняка знал. Почему тогда не принес коробку с большим бантом, ведь Барби укладывают именно туда, их боятся сломать или испортить, а не следуют за ними в спальню. Ах да, он же совсем не похож на Кена - возможно, дело именно в этом, - Подожди, или вопрос про мужа был проверкой, есть ли он у меня? - хмурится, от неожиданно появившейся мысли, - Проверяешь почву, Винсент?
          Он садится рядом, шепчет ей на ухо, а она только вытягивает шею к нему навстречу, отворачивая лицо, чтобы он не видел, насколько ей приятны любые комплименты. Нет, она не изголодалась по ним, да, ей часто говорят нечто подобное, да, она все равно жаждет из до спазмов в животе и жадно глотает каждый. Хотя в начале, еще несколько минут назад, когда он взял ее за руку, чуть не выдернула ее, сейчас ей безмерно хочется, чтобы он прикоснулся к ней, чтобы касался ее и говорил, не останавливался.
          - А ты покажешь мне? - усмехается и берет предложенный парнем бокал. Ухмыляется: напитка слишком мало, что неудивительно, ведь никому не нравится трахать пьяное тело. Прозорлив или слишком опытен. Поднимает стакан на уровень глаз, делая круговые движения кистью, болтая жидкость, и смотрит сквозь него на окно - приятный янтарный цвет; подносит его к носу, втягивая в себя воздух, - почти полное отсутствие запаха спирта. Скарре не особо разбирался в алкоголе, предпочитая высокую цену знаниям о процессе изготовления, выдержке, способах подачи, нужном аромате и прочих нюансах. Он почти всегда пьет медленно и не спеша, растягивая удовольствие, но она так не умеет, она даже не хочет так уметь - это не ее напиток. Она прекрасно понимает, что опьянеет слишком сильно уже после третьего или четвертого глотка, прекрасно понимает, что ей не стоит этого делать, прекрасно понимает, что пожалеет об этом, но сейчас нужно не напиться, а всеми возможными способами создать в голове приятную туманную занавесу, отстраниться от будущего, поэтому выпивает виски залпом, тут же морщась. Лицо искажается, искривляется, но старается закрыть его как можно больше рукой, все еще сжимающей стакан, - Мой тренер по йоге говорил, что я способна на большее, чем уровень "новичок" или даже "средний", но мне быстро надоело это: слишком медленно, слишком муторно и слишком успокаивающее, настолько, что это раздражает, - произносит, едва сдерживая неожиданно выступившие слезы от слишком крепкого алкоголя. Ставит свой бокал на пол, наклоняясь к коленям, - Кстати, я совершенно и никогда не знаю, чего хочу, но я не потеряна, - замечается, будто случайно. Приподнимается на руках, перекидывает ногу через его, одновременно перенося вес тела, тем самым садясь к нему на колени. Кладет ладонь ему на грудь, чуть ниже ключиц, - У меня проблемы? М, Винсент?

+1

5

[в архив]: нет игры месяц

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » coming up easy