Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Sink or Swim ‡no one else has done this to me


Sink or Swim ‡no one else has done this to me

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Кили, Абель
Место: аэропорт Сакраменто
Время: август 2015
Время суток: утро
Погодные условия: гребанная Калифорния (с)
О флештайме: лучше газ :(

+1

2

look like
- - - - - - - - -
I've tried playing it cool
But when I'm looking at you
I can never be brave
Cause you make my heart race

Это не справедливо. До ужаса обидно и до чертей страшно. Почему она? За что? Кили, сколько себя помнила, только и ходила по указке родителей, доверчивой послушной куклой, не понимающей, куда и зачем её ведут. Такая схема восприятия мира продолжала существовать достаточно долго, пока внутри не клацнул предупредительный механизм и не настал момент “хватит это терпеть”. Бесценные годы бесценной свободы, которые должны были изменить всё то, что Пэмбертон так ненавидела в самой себе, и вот она снова шагает следом за отцом, нервно поправляя рюкзак на плече – то немногое, что ей разрешили оставить при себе при перелете рейсом Шарлотт – Сакраменто.
-Я даже не помню, как он выглядит, - Бурчит себе под нос, понимая, что если даже истерический крик и душераздирающие слезы не сломили волю отца, то жалкие брыкания перед пинком под зад в самолет мало что изменят в неизбежном. Отец останавливается у входа в терминал и пропускает девушку вперед широким жестом, Кили делает реверанс и прячет глаза полные мутной пелены слез и обиды, но, кому до этого дело да?
- Позвони, как доберетесь домой, - По телу прокатывается импульс отчаяния; пыточная, плаха, тюрьма - как угодно, только не дом. Думать о том, что ждало впереди не хотелось от слова “совсем”, и Кили молча кивает головой, дергаясь в сторону пункта регистрации, бросив лишь – Не провожай. – Глупо делать вид, что кто-то здесь будет отчаянно скучать по её сумасшествию. Еще глупее уповать на то, что человек на том конце маршрута внезапно изменит её взгляд на окружающую реальность. И, признаться, ей не нужно было созерцать отцовского лучшего друга последние несколько лет, чтобы иметь ввиду – в няньки он не нанимался.
Суматоха с посадкой и музыка в плеере кое-как справлялись с порывами паники. От усталости злиться на целый мир, Кили вырубилась, как только упала на кресло, и, пожалуй, это был самый сладкий сон, от которого ей никогда бы не хотелось просыпаться. Лучше газ. – Дамы и господа, мы прибываем… прямиком в чистилище. - Тихий рык себе под нос. Кили нехотя открывается от спинки кресла и лезет в рюкзак, чтобы достать зеркало и оценить масштаб катастрофы. Не самый здоровый сон для тех, кто хотел скрыть следы припухлостей вокруг глаз за водостойким макияжем. Оставалось убеждать себя, что мистер Совершенство, как и всегда, просто не обратит внимания ни на одну из эмоций глупой малолетки, и уж тем более не станет оценивать её внешний вид по пятибалльной шкале. – Бо-же, - Она сжимает кулачки, отчаянно тряхнув головой, чем в очередной раз смущает своего соседа по креслу. Вопреки всем попыткам заговорить, Кили продолжает изображать из себя нечто предельно асоциальное, пока, наконец не оказывается в тесном проходе, ожидая своей очереди на выход.
Честное слово, лучше газ. Осознание происходящего взаправду приходит далеко не сразу. Она получает багаж, заткнув уши голосом Джони Кэша, и пытается отключить все имеющиеся датчики ощущений, растягивает время, как жевательную резинку, как-будто есть хоть один малейший шанс на то, что Абель Маршалл растворится где-нибудь в гудящей толпе, и происходящее удастся развидеть.
Лучше газ. Такой отчаянный мандраж, сопровождающийся огромной дырой в животе, последний раз девушка испытывала, когда поступала в университет. И, надо сказать, томное ощущение на грани фола – не самое лучшее начало для новой, мать её, лучшей жизни.
Быть может, он забудет? Позволит ей потеряться  в этом сомнительном незнакомом городе и никогда не испытывать это всепоглощающее чувство стыда, как позволял много лет подряд, не появляясь в её вселенной вместе со своим многозначительным прищуром, от которого хотелось пойти и удариться головой о ближайшую стену. Прошло столько лет, но отчего-то, Кили казалось, что для беспокойного глупого сердца это вовсе не аргумент. Не при таком масштабном провале. – Возьми себя в руки, - Шепчет одними губами и вдруг понимает, что отцовский план не такой уж и провальный по своей сути. По крайней мере, теперь Кили Пэмбертон вряд ли хотя бы раз сможет закатить истерику или показаться расклеенной старой тетрадью, потому что каждый гребанный день в зоне поражения будет находиться личный предохранитель от долбоебизма. Вы не хотите знать, почему. А Кили не хочет вспоминать, но, признаться, на задворках сознания то и дело мелькают обрывки того злополучного дня и пусть минуло уже целых 6 лет, некоторые психологические потрясения остаются с нами до конца жизни. И если заканчивать что-то, то лучше газ.
Боже, боже, боже. Быть может, он пришлет своего сына? Хотя Кили относится к нему с большим скептицизмом, потому что всю её жизнь родители только и делали, что сватали этого парня ей в мужья, даже такой расклад казался сейчас гораздо более привлекательным, чем…
Сердце пропускает удар.
Ах, нет, показалось. Девушка останавливается посреди зала и оглядывает толпу, параллельно извлекая из кармана мобильный телефон. Дыра становится больше, охватывая липким ощущением пустой желудок и все близлежащие органы. Кили ставит сумку на пол, все еще полагая, что план с побегом не такое плохое решение, но в таком случае этот неподъемный багаж придется оставить здесь. Черт, черт, черт. Может быть, он все-таки забыл?...

+2

3

Нельзя сказать, что Маршалл так уж сильно не любил людей, но он ценил свое личное пространство, не желая делить его с кем-либо еще. Он работал в полиции и при всей своей тяге к одиночеству и умиротворению, каждый день видел одни и те же рожи, опостылевшие до зубного скрежета. Они мелькали и тут же пропадали оставляя о себе ничего хорошего в напоминание с утра до ночи, так часто без перерывов, еще чаще без выходных. Ему было необходимо это: большая зона комфорта, без всяких посторонних личностей в зоне видимости, дом, как крепость, с колючей проволокой по периметру и зубастой собакой у ворот и тишина. Пусть дом был вполне стандартный, с проволокой не задалось, а большой пёс вырос не страшнее декоративного кролика, Абель ценил то, что имел, наслаждаясь звенящей пустотой. Сын все чаще пропадал в городской квартире, домработница шныряла по дому тенью и если бы не Берт, в короткий срок превратившийся из милого щеночка в упитанного кабана, с грацией все того же свина разносивший дом в хлам, он был бы абсолютно счастлив в своём маленьком и закрытом мирке. Теперь понятно, почему перспектива пустить на свой порог кого-то постороннего его совсем не радовала? Вряд ли одна девчонка доставит какие-то хлопоты, не маленькая уже, но менять жизненные устои ради её комфорта хотелось меньше всего. Не будь Пэмбертон-старший его боевым товарищем и не прикрывай он его спину в свое время, думается Маршалл бы и не задумался о том, чтобы приютить у себя «малышку Кили», но чувство товарищества в нем еще жило, да и саму девушку он прекрасно знал, пусть и видел её в последний раз лет шесть назад.
А вот Фреду идея с гостей показалось куда более воодушевляющей. Мужчина и не помнил, когда в последний раз видел сына таким заинтересованным, хоть и понимал, что за этим кроется. Предупреждение было вынесено немедля, еще и не одно, но что-то подсказывало ему, что засранец едва ли им воспользуется. Сам бы он не воспользовался, а это, как никак, его сын. Плоть от крови, как говорится, будь оно не ладно. Сын был слишком похож на него в былые времена, все этой непосредственностью и безалаберностью. И пойми ты, то ли это гены, то ли пробелы в воспитании. Все бы ничего, если бы его поведение не отражалось на других, как например сегодня. Простой уговорила о том, что Фредерик встретит Кили в аэропорту пошёл по пизде. Сонный, парень еще пытался оправдаться в телефонную трубку, но Абель абсолютно не желал слушать это невнятно блеянье.
Когда ты уже будешь думать головой, а не… — рыкнул он, прежде чем отключиться, а через секунду схватил с рабочего стола ключи от машины, подрываясь в сторону двери.
Маршалл, ты куда? Через два часа совещание! — окликнул его товарищ, когда высокая фигура практически скрылась за поворотом, — Успею! — крикнул он, не оборачиваясь и не задерживаясь ни на секунду.

С горем пополам найдя место на парковке, он влетел в здание аэропорта, когда часы уже давно перевалили за время прилета самолёта из Шарлотт. Все пассажиры рейса уж давно разъехались по своим направлениям, кроме одной девчонки, вынужденной ждать хоть кого-то из встречающих. Будь Фред хоть капельку ответственнее, уже бы вез Кили домой, но две прямые извилины вместо мозгов не смогли сработать даже на это. Свое он еще получит, а пока… Маршалл ведь узнал её. Средь суматошной толпы, снующей с посадки и, наоборот, на свои рейсы, он выделил взглядом небольшую фигурку девушки, что, пусть, и вымахала за эти шесть лет, но осталась узнаваемо-хорошенькой. Отчего-то именно сейчас он вспомнил её нелепое признание в любви и обиженную, серьёзным разговором, мордаху. Хотелось верить, что она тогда не придала значения этой глупости, а он оказался прав и блажь прошла.
Привет, — оказавшись рядом в два счета, он тут же подхватывает её сумку и даже навешивает на лицо какую-никакую, а улыбку. Тут бы рассыпаться в комплиментах, припомнить какая она была маленькая и какая красавица выросла, но, ребят, время поджимало и менять любезности на пиздюли от начальства абсолютно не хотелось, — Оставим любезности до вечера. Мне через час надо быть на работе. Идем, — слишком сухо для приятной встречи отозвался он и завёл ладонь на поясницу Кили, подталкивая в сторону выхода, — Как долетала?

-----
внешний вид

+3

4

Сердце всё-таки пропускает удар, хоть и эффект от встречи был смазан благодаря томительному ожиданию, в которое Кили погрузили поздним появлением.
- Привет, - Девушка отзывается почти мгновенно, мало задумавшись, насколько фамильярным могло звучать ответное приветствие в адрес на порядок старшего её мужчины. Впрочем, при учете некоторых обстоятельств, можно было понять и простить несколько секунд абсолютной растерянности, пусть даже эта улыбка не блистала искрами счастья от появления незваной гостьи, она всё-таки была улыбкой Абеля Маршалла. Пэмбертон только успевает проводить глазами свои пожитки, когда мужчина трогается с места и, признаться, остается благодарной этой внезапной спешке за отсутствие излишне долгих взглядов, например. Что, в то же время, вряд ли могло решить проблему с моментально возникнувшим чувством неприкаянности, но о последнем Килс догадывалась еще задолго до этого знаменательного момента. Неприятно, но и черт с ним.
Зачем-то кивнув мужчине в спину, Кили засеменила следом, нервно поправив рюкзак на плече. Что ж, осталось привыкнуть к этому тягучему ощущению в животе, и в общем-то даже ничего. – Я думала, приедет Фредди, - Девушка нагоняет Маршалла, принимая чуть более бодрый вид, но едва ли справляется с ощущением дурацкого волнения. – Отец сказал, что… - Неважно. Отец вообще  много чего говорил. Хорошо, что Пэмбертон младшая умела отделять мечты заботливого родителя от неприглядной реальности. 14 лет стабильного созерцания друга семьи как никак дают свои плоды, и некоторые бесценные характеристики личности. Рука касается её поясницы, и, ловко лавируя между людьми, Кили делает довольно резкий пассаж, позволяющий мгновенно избавиться от тактильности в общении со своим новоиспеченным наставником. Она надеялась, что это не выглядело слишком очевидным, но, если честно, надеяться на что-то с выскакивающим из груди сердцем было очень проблематично. - …Я могла бы взять такси. – В Новый Уренгой, например, потому что по ощущению, даже там её бы ждали с куда большим энтузиазмом. - Не хотела бы никого беспокоить больше, чем это уже случилось, - Оказывается чуть впереди во избежание новых попыток подогнать её как корову, выбившуюся из стада. - Долетела хорошо. Как Элли до Канзаса, благо успела пристегнуться, - Даже оглядывается через плечо, чтобы кинуть короткий подчеркнуто-сдержанный взгляд на своего спутника – еще подумает, что она его боится. Улица встречает привычным гулом и подступающим к горлу отчаянием; ей ведь уже не 14. Она должна была взять такси.
Между тем, приходится поунять желание побыстрее запрыгнуть в салон машины, и Кили сбавляет обороты, чтобы Абель указал ей путь. Садится она, конечно же, на заднее сиденье, и, буквально, давит в себе желание предложить претворить лучший план с такси в жизнь, хотя что-то вовремя подсказало, что показывать свой характер на первых парах не стоило. Ну, точно, идеальная ссылка. Противное ощущение всё никак не хотело уходить, но больше всего Кили злило чувство любопытства, с которым глаза тут же обежали обстановку внутри авто, а нос поймал незнакомые запахи. Ну, кто же знал, что когда Маршалл опустится на сидение, зеркало заднего вида столкнет их взгляды прямее некуда, чем если бы она села рядом и пялилась бы в окно. Интересно, он вспомнил о том разе в первую же секунду встречи?
Нет, совсем не интересно. Мотнув головой, Кили сложила руки на колени и напряглась всем телом, не решаясь двинуться с места, чтобы хотя бы сократить поле зрения в отражающем куске стекла, но мысль о том, что после попытки уйти от касания, Абель тут же догадается, что она смущена, буквально пригвоздила тело к сиденью. Нужно было срочно перевести тему. – Фред встретит меня дома? – Принимаясь теребить собственные пальцы, Кили как можно более уверенно посмотрела прямо в глаза своему многолетнему страху. В следующий раз, когда ей захочется получить дозу адреналина, она, пожалуй, заменит пробежку на Абеля, потому что эффект получается абсолютно одинаковый за максимально короткое время. Хотелось бы знать, что с ним не так. – Мы списывались на фейсбуке, но у меня сети не было, - И почему она чувствует себя виноватой? – Прости, если бы я знала, что отрываю от работы… - Съела бы себя заживо еще в самолете. Неприятно чувствовать себя лишним балластом, который, увы, не удастся сбросить ближайшие полгода. Но если он спросит, если вообще захочет знать, то у Пэмбертон уже был восхитительный план, следуя которому, уже через месяц у нее будет отдельное жилье и не будет этого отвратительного чувства стеснения в груди. Шесть, мать его, лет – мог бы и постареть, в конце то концов.

+2

5

Фредди. Что-то в этом сокращении имени родного сына резануло слух. Быть может, то, что сам Абель никогда его так не называл, считая подобное обращение слишком слащавым для мужика, а может потому, что подобное он слышит из уст молоденькой девочки. Отец Кили не раз делал намеки на предмет сватовства детей, но до этого момента мужчина об этом всерьез не задумывался, а тут "Фредди". Здрасти. Он не сдержал порыва опустить голову и посмотреть на Кили внимательным взглядом, прокручивая в голове последний раз, когда они виделись. Как быстро растут чужие дети.   
Вот что, милая, — уж слишком по-отечески начал он и уголки губ дернулись в слабой иронии, — Не знаю, какое впечатление пытался произвести на тебя этот засранец, но могу сказать, что хорошего от него ждать не приходится. Я, конечно, всегда стараюсь верить в лучшее, но готовлюсь к худшему, — и самое ужасное, что ожидания оправдываются. Жаль, только совсем не те ожидания, исполнения которых хотел бы родитель. Очень хотелось верить, что в этом плане его товарищу повезло больше. С девочками проще, говорят. Остается поверить на слово, ведь испытать на собственной шкуре Маршаллу это вряд ли предстоит, — Он проспал и, что-то мне подсказывает, не очень страдает по этому поводу, — такое понятие, как “совесть” в их семье имеет довольно абстрактное понятие и тут не на кого пенять, кроме как на самого себя, ведь Фред всего-лишь его продолжение, пусть и не самое удачное, — Хренового жениха папаша тебе подсовывает. Я в курсе, — а что поделать? Не мы такие, жизнь такая. Не хотелось, чтобы девушка продолжала думать, что её приезд является чем-то жутко не удобным и обременительным, пусть, в какой-то мере это так и было. В конце концов, это просто девчонка. Какие от нее могут быть хлопоты? Запомни это, Маршалл. Вспомнишь, когда совсем прижмет. 
Не говори глупостей, — чуть нахмурился он, стоило какому-то мужику не найти себе иной дороги, как та, что лежала между ним и Пэмбертон. Пришлось делать шаг в сторону, чтобы не быть задетым огромными баулами, что тот тащил за собой, — Кое-кто мог бы проявить больше ответственности. Хотя бы сегодня, — злился, чего таить? Но не на Кили, не на её приезд, а на сына-раздолбая, что, думается, все еще нежился в кровати. Один. Для него же лучше, — Слушай, — чуть притормозив, мужчина касается ладонью плечика темноволосой, пытаясь обратить на себя ее внимание, — Ты знаешь, что мы с твоим отцом близкие друзья. Он попросил — я согласился. Не нужно вешать на себя ярлыки и оправдываться. Оно того не стоит. Договорились? — посмотреть ей в глаза так и не удалось, а вот потрепать по макушке — милое дело, пусть и на автомате. Как ни крути, а им еще жить вместе. Будет лучше, если они сразу расставят все приоритеты, коих было не так уж и много. 
Как там этот железный дровосек? — путь вновь возобновлен и больше поползновений в сторону личного пространства Кили Абель совершать не рискнул, — Не рассыпался еще? — уже за пределами здания, он указывает в сторону парковки и машины, стояще практически у самого выезда, — Не женился? Нет, не отвечай. Даже не хочу этого знать, — ведь это будет означать конец или продолжение спора, где побежденный ставит на все ящик коньяка. Ох, как Маршалл не хотел тратиться в угоду этого старого хрыча. 
Нажав кнопку на брелоке сигнализации, он оставляет сумку девушки в багажнике, успевает захлопнуть за неё заднюю дверь, а когда садится сам, тут же встречается взглядом с Пэмбертон в зеркале заднего вида.
Все хорошо? — риторический вопрос, но уж больно бледна была красавица, чтобы молча повернуть ключ зажигания, — Мне хочется верить, что он дома, а дом... Стоит там, где и должен стоять. Я уже третьи сутки ночую на работе, так что … — есть большая вероятность застать на месте своего жилища огромную воронку от атомного взрыва. Об этом Кил лучше не знать пожалуй. Вместо этого, Маршалл отжимает сцепление, давит на газ и пытается найти телефон во внутреннем кармане крутки. Два нажатия, три длинных гудка и сонный голос сына на том конце, как подтверждение всех самых страшных опасений, — У тебя есть двадцать минут, чтобы вытурить из дома всех посторонних личностей, убрать мусор и привести себя в порядок. Задача ясна?
Все нормально, пап. В доме чисто, я просто спал, — еле слышно отозвался парень, но Абель не удивился бы, если на заднем плане в это время к двери ползла целая толпа странных личностей, — Двадцать минут, — на всякий случай повторил он, контрольным, прежде, чем отключится, — Я даже не спросил у твоего отца, чем тебя кормить, — странная мысль пришла в загруженную кучей проблем голову, — Нина с утра присела мне на уши со своим меню, а я так и не смог ей ответить. Вы с ней сами разберетесь, хорошо? — еще один взгляд в зеркало заднего вида и мужчина поддается порыву, подмигивая девчонке, — Раз уж вы с Фредом общались, думаю, тебе не составит труда вытащить его на прогулку. Ему будет полезно сменить компанию. Ты знаешь, он парень не плохой, просто не ведись на его провокации и вы подружитесь, — а если нет, не очень-то и хотелось, — На счет всего остального я расскажу тебе вечером,если вернусь — вполне резонное дополнение, но оставленное в мыслях. на светофоре удалось задержать свой взгляд в зеркале чуть по дольше и то, что лучше было ставить при себе, все же вырвалось наружу, — Ты стала очень красивой.

Отредактировано Abel Marshall (2015-11-08 11:34:27)

+2

6

Всё бы ничего, но поведение Абеля начинало сильно раздражать ту, что собиралась сохранять незыблемое спокойствие. Неужели непонятно, что мужик с баулами не виноват в том, что девушка далась в сторону и образовала невидимую стену между собой и телом капитана, которому не обязательно было улыбаться, потому что их Титаник всё равно пойдет ко дну.
До самого салона машины пришлось думать о том, что уж больно серьезно были восприняты слова отца, раз Маршалл не менее серьезно решил провести разъясняющую беседу, не отходя от кассы. Так и хотелось сказать какую-нибудь глупость, но Кили дала себе слово, что будет вести себя, как взрослая независимая женщина и придется сильно постараться, чтобы вывести её из себя. Впрочем, у Абеля Маршалла были все шансы разрушить хрупкую девичью иллюзию насчет своей внутренней силы, судя по тому, как активно он прилагал к этому усилия.
Издевается? Пэмбертон даже не сразу смогла проконтролировать глубину своей реакции, когда зыркнула в зеркало так, точно бы хотела, чтобы мужчину на переднем сидении расщепило молнией. – Лучше не бывает, - Отзывается она, почти готовая десантироваться в окно, но вовремя вспоминает, что, скорее всего, отец не вдавался в подробности ярого нежелания дочери оказаться в этом городе и в этой семье. Не гоже обижать гостеприимного хозяина. Кили тут же натягивает добродушную улыбку, благодаря небеса за то, что Маршалл решил поболтать со своим сыном.
С трудом верилось в то, что Фред настолько ужасен, насколько его в красках расписали. Хотя бы потому, что Пэмбертон прекрасно знала, что значит, быть ребенком бывшего военного, подавшегося в ряды доблестной полиции. Отсутствие поддержки и присутствие военных замашек во взглядах на методы воспитания – то немногое, что делало из ни в чем не виноватых детей тамагочи; надо было хорошенько обосраться, чтобы на тебя, наконец, обратили внимание. Вероятно, Фред нашел себя в образе Дона Жуана – Кили успела разглядеть его инстаграм -  а Абель не был из тех, кто любит убирать дерьмо.
Девушка принялась с энтузиазмом разглядывать собственные коленки, чтобы не мешать мужчинам общаться. Внезапный вопрос о способе питания вырывает её из омута мыслей. Похоже, что кто-то решил сделать её своей аквариумной рыбкой, не почитав описание подвида. Странно улыбнувшись, Кили старается скрыть некоторое смятение, но возникает ощущение, что Абель Маршалл умеет читать по глазам, иначе, зачем он опять так пристально пялится ей в лицо? Ох уж эти копы. – Я не… - Начинает она, но тут же слышит про какую-то Нину, с которой ей теперь еще и разбираться придется. – Хорошо, - Кивает тут же, пожав плечами. Мог бы и не спрашивать, раз такое дело. Небольшой прилив почти детской обиды перебивает подмигнувший в отражении глаз. Серьезно? По спине проходит странная дрожь, и Кили стискивает кулачки, готовая съездить мужчине по его наглой роже. Ах, да, она же обещала себе быть взрослой независимой женщиной. – Без проблем, - Отвечает ровным голосом. – Тем более, что вы вряд ли водите его куда-либо, - Зря, да? – В этом вы с моим отцом поразительно похожи, - И во многом другом, но об этом лучше будет умолчать. Кили поджимает губы и отворачивается в окну, пока не случилось чего похуже этого дернувшегося глаза напротив. Какая-то Нина, упомянутая в разговоре, оказалась способной добить, казалось бы, боевой дух, но Кили была бы не собой, если бы расклеилась в первые часы приезда. Не вешать нос, гардемарины!
И только он вдыхает поглубже, чтобы взять себя в руки, как…
Серьезно?? В который там раз? И снова эта дрожь вдоль позвоночника. Пэмбертон казалось, что не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что если ты вышел рожей, а так же некоторыми другими качествами, то стоит думать головой прежде, чем отвешивать комплименты девчонке, что призналась тебе в любви всего-то пару лет назад. Оказалось казалось. Абель снова смотрит прямо, и определенно точно не испытывает сожаления за сказанные слова. Кили не остается ничего другого, как резко дернуться с нагретого места и, наконец, прилипнуть к стеклу так, что отражение в зеркале теперь точно не побеспокоит. Сам виноват. – Не знаю, что там наговорил мой отец, - Кили чуть прибавляет голоса, когда машина трогается на зеленый свет, - Но я не собираюсь своей красотой сводить с ума вашего сына, надеюсь, это понятно, - Она нервно теребит ручку двери, как будто хочет выйти на ходу, но чувство беспокойства за собственную жизнь оказывается сильнее желания покинуть пыточную. – Зря вы так беспокоитесь, отец, наверное, не хотел расстраивать вас заранее, но мне скрывать нечего, так что, вы имеете право знать, - Она допускает небольшую театральную паузу – После парочки неудачных случаев с меня хватило мужчин и я теперь по девушкам, - Со всей серьезностью в голосе. Может быть теперь Абель Маршалл прекратит беспокоиться, что неподходящая во второй раз кандидатура войдет в состав членов его, прости Господи, семьи. – Меня вообще сложно на что-либо спровоцировать. – Добавляет зачем-то, съеживаясь в комок. – Нам еще далеко? – А то не терпится познакомиться с Ниной.

Отредактировано Keeley Pemberton (2015-11-08 13:23:40)

+2

7

То, что он был не самым замечательным отцом было понятно и без сопливых. Это, наверное, одно из важных упущений в жизни Маршалла, о котором он действительно жалеет. Столько времени потрачено на вещи пустые и надуманные, в то время, как самое важное упущено из вида. Что же теперь? Стреляться? Глупее выхода и не придумаешь. Жизнь назад не отмотаешь, не вернешься к последнему сохранению, чтобы переиграть, потому оставалось просто доживать свой век ища в остатке положительные стороны. И не вступая в споры с малолетками, что больно много понимали в этой жизни. Да? 
Он не маленький мальчик, чтобы его куда-то водить, — холодно отозвался Абель, сжав руль до скрипа мягкой кожи. Кто бы могу подумать, что невинная фраза девушки, брошенная не от большого ума, сколько от глупости и недальновидности, всколыхнет в нем столько противоречивых чувств. Они еще не успели доехать до дома, а она уже испытывает его терпение на прочность, словно девять жизней имела. Нет-нет-нет. С ним подобные выходки не прокатят, — В его возрасте я уже учился в военной академии, а он ничего не делает, кроме как тратит содержимое моего банковского счета, — вполне резонное заявление в ответ на обвинение в безразличии, — Твой отец всю жизнь работал, чтобы обеспечить твое будущее, оплатить твое образование и дать шанс хорошо устроиться в этой жизни, так что в следующий раз хорошо подумай, прежде чем что-то говорить, — не упрек, нет, скорее совет, дружеский. Еще не хватало вступать в открытые конфронтации с неразумной девчонкой, — Все этом мире крутится не вокруг любви и доброты, а вокруг денег.  Чем раньше ты это поймешь, тем будет лучше, — голос мужчины стал немного мягче, а сам он расслабился, расправляя плечи. Завелся с пол оборота, как мальчишка. Где это видано? — Свои дети появятся, еще вспомнишь об этом, — фраза, которую, наверное, произносили родители всех поколений и будут произносить. В свое время и Абель слышал нечто подобное, но, надо признаться, нихера в этой жизни так и не понял, кроме того, что быть родителем — дерьмище редкостное.
Ладно, не злись, — пусть он и не видел Кили в зеркало теперь, когда она прилипла к окну, он чувствовал то напряжение, что между ними повисло, пусть и не совсем понимал природы его происхождения. И чего его так коноебило со всего этого? С трудом можно припомнить, когда что-то выводило его на эмоции так же филигранно и быстро, как провернула это Пэмбертон. Стоит ли списать это на старость? Или пора в отпуск? Уже представляя, какой большой и толстый хуй покажет ему начальник по этому вопросу, оставалось вернуться к варианту со старостью, — Читать тебе нотации не моя прерогатива. Извини, — пусть запомнит это день и этот час. Абель Маршалл редко у кого просит прощения. Дал слабину и поплатился за это. Закон кармы. 
Если бы он только знал, что для той четырнадцатилетней девчонки признание в любви окажется настолько значимым событием, он бы, конечно, отнесся к нему с большим вниманием, но разве задумываешься о дальнейшей судье человека в такие моменты? Она была такая маленькой и глупенькой, что ему более ничего не оставалось, а теперь, спустя годы и подумать было трудно, что в сознании Кили хоть что-нибудь осталось. Это должно было пройти со временем, твою мать! Кажется, это он тогда ей говорил. А еще, вырастать при таких событиях в шикарную брюнетку категорически запрещено. Как перестать думать о этом? Благо, глупость со временем не прошла, что скашивало все острые углы восприятия, а некоторые пассажи девчонки и вовсе вызывали улыбку.
Да, с моим сыном такое не прокатит, — мужчина не сдержал тихого смеха, — Чтобы свести с ума, нужно что бы он был, — или хотя бы включался иногда. Но сомневаться, что юная мисс Пэмбертон привлечет его внимание было глупо. Другое дело, что последовавшее следом заявление девицы ставило под сомнение все его предстоящие попытки по обольщению гостьи, но это уже их проблемы и встревать в них мужчины категорически не собирался, пусть и не поверил темноволосой ни капли. Какая блажь. По девушкам. Самой-то не смешно? — Чем же тебя так успели разочаровать мужчины в твои двадцать лет? — все с той же улыбкой поинтересовался Абель и порадовался, что они не видят друг друга. Слышать подобное из уст той, которую помнишь еще совсем ребенком забавно вдвойне. А вот услышать нечто подобное от своего сына было бы совсем не смешно, отчего его патологическая непостоянность в выборе девушек даже радовала. "Папа, я — гей" — сродни страшному сну, — Ох , уж эти современные нравы, — качнул головой Маршалл, — В четырнадцать лет они пишут любовные записки, а в двадцать богаты неудачными опытами. Не равновато? —вопрос риторический. К тому же, они были почти на месте, — Уже, — короткий ответ и мужчина останавливается аккурат за машиной сына. Глушить двигатель не стал и без лишних разговоров отправился за багажом девушки. Разговор у них вышел увлекательный, но, хорошо, что дорога имеет свойство заканчиваться. Кто знает, к чему бы он привел. 
В этом доме только два правила, мисс Пэмбертон. Не шуметь в моем присутствии и кормить пса, чтобы он не сожрал весь дом, —  хлопая дверью багажника сообщил капитан, а потом пропустил девушку вперед, по лужайке, раз уж она так шугается его прикосновений.   

+2

8

Вот. Именно поэтому Кили не хотела взрослеть. Зачем? Чтобы превратиться в загнанного рамки сноба, судящего обо всем со своей, якобы высокой, колокольни? Обобщать, выходя из себя по личному вопросу, а потом включать позднее зажигание и притворно извиняться, чтобы закрыть замыленную задницу подчеркнутым дружелюбием. Если это не её дело, достаточно было сдержанно промолчать. Но, как говорится, кто бы сомневался?
Кили старается абстрагироваться от резко изменившегося тона голоса и представить, что никто не читает ей моралей. Хотя бы потому, что Абель не мог сказать чего-нибудь нового ей об этой жизни и самой себе – образ мышления взрослого человека слишком типичен, чтобы теряться в догадках. А она, по мнению Маршалла, явно не та, к чьим словам стоило бы прислушаться, иначе бы он сделал это минуту назад. Деньги. Правда что ли? Кили стало его даже жаль.
- Всё в порядке, - Отвечает она негромко, искренне радуясь, что на этот раз его внимательный взгляд не прочтет лишних эмоций. Всё будет в полном порядке, если Абель очистит свою совесть и будет выглядеть благодетелем в своих же собственных глазах, а то, что чувствует Кили Пэмбертон, редко когда-либо интересовало кого-то взаправду.
И только девушка было выдохнула вновь, как очередная моральная атака не заставила себя ждать. Возможно, что с Абелем никто и никогда не ведет задушевных бесед, иначе как объяснить это отеческое любопытство, то и дело прорывающееся в самые неподходящие моменты. О, капитан помнит, сколько ей нынче лет? Удивительное невероятно. Кили закатывает глаза, искренне надеясь, что у Маршалла нет третьего ока, чтобы законспектировать её истинные реакции на свое участие в щепетильных вопросах. – Оставим любезности на вечер, - Выдыхает Пэмбертон, почти влипая лбом в стекло, и уже думает, что надо бы придумать себе развлечения до отбоя, чтобы не дай Бог не пересечься с этим беспристрастным (ха-ха) любителем заглянуть в девичью душу. Надо ли напоминать, что обычно следовало за чувством облегчения в компании Абеля Маршалла?
Сердце, буквально, проваливается в пятки, когда до слуха доходит занимательная фраза о (казалось бы) давно позабытом прошлом. Рано она, видать, обрадовалась. Никто не забыт, ничто не забыто. Когда мужчина произносит животрепещущую фразу таким будничным тоном, Кили буквально взрывает изнутри, и один Бог знает, как ей удается сдержать в себе порыв бурлящих эмоций.
- Нормально, когда самое глубокое разочарование случается на заре юности, - Долгожданное “уже” спасает от страшного – пелена слез тут же застилает плывущее изображение – пройдет. Кили дергает ручку двери еще до того, как глохнет мотор машины, и вылетает наружу, забыв рюкзак. Даже информация о наличии бескорыстного живого существа в этом доме уже не радует так, как могла бы, не отпусти Маршалл этот короткий комментарий, а всё так хорошо начиналось. Ей хочется сказать, что не она одна должна думать, прежде чем говорить, но какой толк, если речь идет о человеке, который учит думать о деньгах вперед человеческих качеств. Кили отрицательно качает головой, перепрыгивая через невысокий бордюр, но вовремя вспоминает о забытой сумке. Черт. Тормозит. Глубоко вдыхает, и набирается сил на резкий поворот, игнорируя фигуру мужчины как факт. Хлопок двери, она живо перекидывает вещь через плечо, когда слышит очередной кодекс поведения на чужой территории. К этому моменту от негодования её уже почти трясет. Что дальше? Ладно, не злись? Извини? Разве это не выглядит, как издевательство? И как она раньше не замечала это бесконечное число препонов? Как они вообще умещались в фигуре одного человека, и как она могла быть настолько слепой, чтобы провести столько ночей подряд, поливая подушку слезами из-за эгоистичного сноба, привыкшего раздавать указания даже в собственном доме. Но, что хуже всего, как она позволила себе испытывать хоть каплю смущения в его присутствии при первой же встрече так, словно бы не было никаких шести лет! Отвратительно. Кили берет курс на двери в дом. – Не трогать сына, не трогать вас, возлюбить Нину, кормить пса и закрыть свой рот. Да, мой капитан! – Чеканит на ходу. – Ах да, - Оборот через плечо, - Не вестись на ваши провокации в том числе. – Хотелось бы добавить “до нескорых встреч!”, но что-то подсказывало, что Кили слишком много хочет. Не шибко заботясь о судьбе своего чемодана, девушка запрыгивает на невысокий порог и принимается долбить в двери, желая поскорее познакомиться с безмозглым прожигателем отцовских денег, чтобы пожать ему руку лично за ложку дегта в сладкую жизнь Маршалла. Тадам! Двери распахиваются и там, действительно появляется Он. – Не стыдно тебе!? – Черт знает, откуда столько счастья, но Кили эмоционально пихает Фреда кулачком в грудь, получая в ответ лучезарную улыбку. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы найти сходства в чертах лица парня с его восхитительным родителем, и девушка уже почти ненавидит себя за то, что первым делом обращает внимание именно на это. А всё так хорошо начиналось! – По скайпу мне казалось, что ты ниже! – Она старается сделать вид, что Абеля больше не существует. Не в этой вселенной. 

+1

9

Он её разочаровал? Ох, черт, какая досада! Как бы не разрыдаться, прямо здесь, посреди лужайки от таких новостей и не уйти в глубокую депрессию. Она же не думала, что его хоть как-то тронут её слова. Думала? Awwww, как мило. Впрочем, надо признать, равнодушным рядом с этой особой оставаться было сложно, практически невозможно, но это не было похоже на обычное раздражение, что Абель испытывал в общении с людьми. Это пугало. 
Я очень надеюсь, что свой запас язвительности и сарказма ты будешь оставлять дома, — просверливая темный затылок взглядом, процедил он, чувствуя, как сводит скулы от силы сжатия зубов. Пусть его голос  не выдавал не капли эмоций по этому поводу, внутри что-то противно скреблось и понимания собственного нелегкого бытия в ближайшие несколько месяцев. Глупо было полагать, что она и впрямь красавица-милашка, иначе бы они и не встретились бы при подобных обстоятельствах. И знаете, её же хуже, ведь будь она паинькой, не пришлось бы теперь строить из себя умудренную опытом даму. Опыты у нее неудачные. Да что б она в этом понимала. Виски в его баре крепче, чем вся ее любовь-морковь вместе взятая, — Не стоит в департаменте показывать свои клыки. Быстро обломают. Не хочу отчитываться перед твоим отцом на тему твоих ночных рыданий в подушку, — или что там любят делать девицы в моменты особых расстройств? Общения с молодыми девчонками у него было не много. В его возрасте смотришь на дам по старше, с которыми минимум головняка, нервотрепки и душевных переживаний. Потрахались — разбежались. На совокупление мозга он согласия не давал. Что-то подсказывало, наверстается, — Кили, — окликивает он её абсолютно серьезно, вновь хмурясь, но в последний момент одергивает руку, чтобы не схватит за локоть. Черт с ней! Какого хрена он выделывается перед ней? Она такая же, как и все. Статус дочки друга ничего не меняет. 
Еще расцелуйтесь здесь,  — без особой радости кинул Абель после живописной картины встречи … детей, прости Господи. Удержаться и не закатит глаза было очень сложно, но справился он с этим на отлично, отстраняя сына в сторону и не без опаски заходя в дом. На первый взгляд, все и правда было в норме, если не считать подозрительной тишины, которую Маршалл разрушает, опуская багаж Пэмбертон возле лестницы, — Где Нина? — вопрос сыну, что уже лыбился, демонстрируя девушку весь стоматологический набор и еще один тяжелый вздох, потерявшийся где-то в дебрях дом, куда мужчина направился быстрым шагом. И где эта псина? Опять что-то жрет? Времени было катастрофически мало, но он оббежал первый этаж, так и не найдя домработницы, нашел собаку, подозрительно затихшую возле кладовки и заторопился еще больше, получив первый (что-то подсказывает гневный, трубку-то он не поднял) звонок с работы. 
Признавайся, что опять испортил? — приседая над псом выдохнул капитан и потрепал его по блестящей холке, — Я тебе там привез нового товарища. Она тебе понравится куда больше, чем я, — хотя бы потому, что будет проводить в этом доме куда больше времени. Глупо отмазываться тем, что брал он щенка для охраны, а не для развлечения, ведь на его воспитание тоже возможностей не хватило. Что выросло, то выросло, куда теперь его денешь? Оставив смирного пса долеживать, Абель вернулся в коридор, застав всю ту же парочку за милым воркование. Ну разве не мерзко? И когда он успел стать таким снобом? — Я не нашел её. Может она в саду? — следуя примеру девушки, а если быть точным, не обращая на нее внимания произнес Маршалл и кинул короткий взгляд на циферблат наручных часов. Опаздывал. Кто бы сомневался, — Так, Фредерик, отнесешь вещи на верх, покажешь Кили дом, познакомишь с Ниной, с псом... Что еще? — загруженный совсем другими вещами мозг отказывался работать в нужном направлении. 
Пап, я не маленький, все нормально будет, — недовольно буркнул парень, косясь на девушку, — Тебя к ужину ждать?
Не знаю. У меня совещание, так что... 
Не звонить, не писать, кормить Берта и вести себя хо-ро-шо, — выдал, привычную для Абеля речь, Фред и пожал плечами. 
Мо-ло-дец. И осмотрите внимательно дом. Мне кажется, он снова что-то сожрал, — уже по дороге к двери сказал мужчина, а на самом пороге обернулся, окливая гостью — Мисс Пэмбертон, — сдержать улыбку было так сложно, особенно, в условиях её непревзойденной реакции, — Добро пожаловать, — бессмертный, да, — А ты, надень футболку.

Отредактировано Abel Marshall (2015-11-10 18:03:01)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Sink or Swim ‡no one else has done this to me