Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » доброе утро, Вьетнам


доброе утро, Вьетнам

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[NIC]Taya Greene[/NIC][STA]b e   a   g o o d   m a c h i n e[/STA][AVA]http://33.media.tumblr.com/ee98fde90fdb07e4e89eb96e20ca257c/tumblr_inline_nt1bi5BMKJ1sm8frv_500.gif[/AVA]http://funkyimg.com/i/24awB.png
T A Y A   G R E E N E   &   A K I R A   H O N D A
Чикаго, утро в квартире Акиры
М А Р Т ,  2 0 1 5
[SGN]http://31.media.tumblr.com/1ea626718c13ed8541f9a27b548e697b/tumblr_inline_nt1b6vNW8h1sm8frv_500.gif http://38.media.tumblr.com/f9b6cc76893de80d4f6ec54440294d23/tumblr_inline_nt1b73PbAo1sm8frv_500.gif
Pain. You just have to fight through. Because the truth is: you can't outrun it. And life always makes more.
[/SGN]

Отредактировано Peter Buchanan (2015-11-07 17:36:11)

+1

2

[NIC]Taya Greene[/NIC][STA]b e   a   g o o d   m a c h i n e[/STA][AVA]http://33.media.tumblr.com/ee98fde90fdb07e4e89eb96e20ca257c/tumblr_inline_nt1bi5BMKJ1sm8frv_500.gif[/AVA]
#so_closeСчастье в неведении. И если на некоторые вещи нельзя было закрыть глаза или заткнуть уши, на помощь всегда приходили пути отступления от непосильно тяжелой реальности. Кто-то заливал горе алкоголем, кто-то запирался в комнате и погружался в насильственный вечный сон, а кто-то и вовсе шагал в окно, лишая себя шанса на возвращение обратно. Сказать по-правде, от широкого выбора вариантов забвения можно было растеряться, так и не определившись с полюбившимся методом. И лучше бы Тая Грин застряла на пересечении путей, не зная, как справиться с душевной болью, чем решила воспользоваться хоть каким-нибудь пунктом из бесконечного списка.
Счастье в неведении, и за любое мгновение лёгкости на душе, как показывала практика, приходилось расплачиваться в двойном размере. За отсутствие мыслей о Беттани Миллз на остаток вечера ‒ навязчивая головная боль, усиливающаяся с приближением стрелки часов к рассвету. За широкую улыбку без необходимости пришивать держатели к ушам ‒ циклично накатывающая тошнота, от которой спасало лишь нежелание создавать лишний шум слепыми передвижениями в темноте. За одну ночь вдыхания жизни широко раскрытыми лёгкими... Она не торопила сакральный момент, когда узнает во что ей обойдётся каждое воспоминание, по закону подлости оставшееся кристально-чистой картинкой в памяти. Никто не предупредил Грин, что провалившись в сон, она может очнуться в совершенно другой версии действительности. И едва различимая через сонную пелену паника подсказывала ‒ это было далеко от того места, в котором она хотела бы оказаться. Что вовсе не давало ей шанса не делать этого никогда.
«Господи, пожалуйста, пусть я буду дома.» Не зря люди говорят: «не упоминай имя Бога всуе,» ‒ потому что следом за наивной надеждой, что её воображение обладало колоссальными размерами, пришла кара в виде первой освещающей волны правды о насущных беспокойствах. Ей хватило размытого пейзажа и режущего глаза луча солнечного света, чтобы определить себя где угодно, только не дома. Потому что в её западной комнате не было утреннего света. «Боже.» Попытка связаться с реальным миром номер два: неуверенно она приоткрыла один глаз, игнорируя резкий спазм в висках от протестующего яркости организма. Секунда облегчения ‒ пустующая тумбочка перед носом и мёртвая тишина вокруг подсказывали, что она была представлена своему одиночеству. «Боже, спасибо.» Грин была готова поспорить, что слышала как следом за сорвавшимся выдохом в ушах отдалось громыхание камней падающих с души.
Широкое движение в бок. Чью-то дыхание за спиной. Вопреки подвисающей по весьма очевидным причинам системе жизнедеятельности, реакция на инородное тело не заставила себя ждать. Подобно парализованной Грин замерла в полуобороте, прикованная к матрасу грузом осознания. Она. Была. Не. Одна. И как бы ей ни хотелось не знать личности сопящего позади человека, искать возможные варианты ответа не пришлось.
Забавно, как ей казалось, словно взгляд Акиры Хонды обладал сокрушающим действием. Второй раз за сутки Вселенная решила доказать обратное: чтобы мысленно умереть, не надо видеть, достаточно просто почувствовать. И, поверьте, она почувствовала. Буквально за мгновение превратилась в приемник любых проявлений присутствия вне поля её зрения, не обращая внимания даже на подступающие к горлу удары испуганного сердца. Бам. Тая зажмурилась, миллиметр за миллиметром возвращаясь в исходное положение. Бам. Бам. Одни за другими перед глазами встали слова и картинки, мешающиеся в единственное различимое во всей этой каше чувство беспомощности перед ситуацией. Бам. Бам. Бам. На замену вчерашнему отчаянному желанию быть здесь и нигде больше пришло ответное исчезнуть в любую другую точку, только бы не встречаться взглядами с результатом выборов жаждущей, чтобы её заметили. Разбудила? Не проснулся? Спит чутко? Крепко? Под стук моторчика в груди она отчаянно пыталась найти выход из положения, где ей удавалось избежать вербального повторения некоторых условий, которых Грин и без того наслушалась в перерывах между сбрасываниями футболок и демонстрацией таких предпочтений, что нарочно не придумаешь. Прочная защита из пьяного рассудка спала, и Тая не была уверена в том, что сможет поставить непробиваемую стену игнора на очередное подобное заявление. Каркас внешнего спокойствия и без того пострадал от физического урона, куда уж ей до ночного состояния безудержного веселья вопреки сопутствующим «не знаю, что говорю и делаю», «чуши» и эвакуацией на переднее сиденье. «Зачем ты только...» Увы, она так и не успела захлебнуться щедрой волной саморазрушения, потому что судьба, кажется, сжалилась и приготовила ей путь короче. Сразу на дно.
«Shit.» И как она только сдержала порыв души между зубами, когда из недр квартиры послышался непозволительно громкий звук? Солистка любимой группы берёт радостные ноты, которые Тая способна определить с первого аккорда. Ain't it fun? К сожалению, в её состоянии оценить глубину иронии становилось непосильной задачей, потому что вся ментальная деятельность направлена на решение главной катастрофы: Акира Хонда не мог проснуться. Not right here and not right now. Мысль, прилетающая следом: «контролируй свою истерику!» Сразу после которой Грин спешно ползёт к краю кровати, различая нечто похожее на отшвырнутое за ненадобностью вчера покрывало в дальнем углу. «Умоляю, спи. Делай, что хочешь, но не просыпайся.» Но времени на то, чтобы разбираться с фазами бодрствования человека сбоку становится непомерно мало, и ей не остаётся ничего, как перебежкой на мысочках дёрнуться к небогатому выбору импровизированной одежды, завернуться в неё и, продолжая балансировать между скоростью скорейшей эвакуации и прогулочным шагом, двинуться на зов входящего вызова. Предварительно словив входную дверь мизинцем, разумеется. — Shit! — и несмотря на то, что она пыталась стиснуть челюсть сильнее, слова всё равно прорвались мелодией позора и отчаяния.
Следующая станция столкновения – диванная ручка, ненароком напомнившая эпизод передвижения по апартаментам в куда более комфортном варианте, нежели с заталкивающимся под ноги куском ткани. Грин издаёт грудной писк, но продолжает двигаться к сломавшему идиллию «уснувшей вечным сном» куску пластмассы. Пожалуй, последнее о чём она хотела сейчас подумать – как удобно было путешествовать на руках Акиры. «Shit.» Если бы не выпадающее из ладоней одеяние, Тая бы точно ударила себя чем-нибудь тяжелым по голове.
Когда рука наконец натыкается на предательское детище технического прогресса, экран гаснет, оставляя её в компании пульсирующих сбитым сердечным ритмом висков и внезапно вернувшейся тишины. — Shit, — уже беззвучно, лишь сурово констатируя своё нынешнее положение. Палец повисает на кнопке перезвонить, но стоит Грин заметить высветившийся «home» в пропущенных, как она дёргает боковую кнопку, вырубая громкость и закидывая проклятый предмет обратно в сумку. Историю о её пропаже можно отложить на потом. Почти неслышным шагом девушка подползает к кухонным столешницам, собирая по пути наиболее важные части разбросанных по всему периметру вещей и тут же натягивая их обратно. Последней инстанцией становится плита, с которой неуверенным движением Тая стягивает предоставленную майку. Это явно лучше, чем вернуться в спальню и встретиться со скорей всего очнувшимся Хондой. «Нет, спасибо.» Грин нервно дёргает шеей, опуская взгляд на свой внешний вид. «Пожалуй, покрывало оставим.» Вряд ли увидеть её в лучших традициях переночевавшей у тебя девушки было тем самым, на что рассчитывал не знающий, но всё равно творящий всё подряд Акира Хонда. Она хочет вернуться к журнальному столику с очками, но тут же замирает. Резкий приступ глухого спазма в груди сменяется головокружением, заставляющим Таю схватиться ладонями за прохладную поверхность столешницы. «Пожалуй, очки мне тоже ни к чему.» И, пожалуй, двигаться куда-либо ей тоже было совершенно незачем.
[SGN]http://31.media.tumblr.com/1ea626718c13ed8541f9a27b548e697b/tumblr_inline_nt1b6vNW8h1sm8frv_500.gif http://38.media.tumblr.com/f9b6cc76893de80d4f6ec54440294d23/tumblr_inline_nt1b73PbAo1sm8frv_500.gif
Pain. You just have to fight through. Because the truth is: you can't outrun it. And life always makes more.
[/SGN]

Отредактировано Peter Buchanan (2015-11-08 00:23:17)

+1

3

[NIC]Akira Honda[/NIC]
[STA]узкоглазый пидорас[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/24apr.gif[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/24apu.png
A light that never comes[/SGN]

Никто не собирался рушить ничье незыблемое спокойствие. Уж точно не Акира Хонда, которые всю свою жизнь только и работал на то, чтобы в конце концов остаться не должным никому собой и своими проблемами. Наверное, поэтому, еще погружаясь в дымку своих внезапно открывшихся фантазий, молодой человек уже заведомо знал, что утром съест себя заживо за каждую допущенную оплошность, а таких была тьма.
К счастью, кто-то придумал сон в перерывах между пиздецами. Акира плохо помнил, когда подкрался этот чудесный момент, в который веки стали непомерно тяжелыми, а рассудок, напротив, легким и незахламленным никому не нужными деталями. Состояние же алкогольного опьянения позаботилось об отсутствии счета времени, красочных снов на почве испытанного стресса и проблем с внезапными подъемами среди ночи. Впрочем, и без того, Хонда принадлежал к той части людей, который даже пушками будить было совершенно бесполезно, не то, чтобы красться на носочках, чтобы унять какой-то там звенящий с того берега мобильный телефон. За то отсутствие возможности загрести нечто теплое под собственный бок – куда более реальная причина для пробуждения. Признаться, Хонда быстро привыкал к хорошему, и с его болезнью тактильных ощущений, неудачно повернуться и не вписаться коленом в бедро Таи, было весьма неожиданным поворотом событий – где-то на подсознательно уровне, разумеется.
Открыв один глаз, Акира медленно начал приходить в себя. Картинка не была достаточно резкой, хотя бы потому, что глаза отвратительно пекли, ведь он снова забыл снять линзы. – Fuck, - Моргая сквозь боль и резь, он кое-как подтянулся к тумбочке, бесстрашно тыкая пальцем в собственный глаз, чтобы подцепить прозрачную пленочку и избавиться от чувства дискомфорта как можно быстрее. Следом второй глаз, и, параллельно – попытки не акцентировать внимание на том, чего не хватало в этой комнате раньше времени.
Странные звуки из гостиной прямо таки указывали на факт присутствия живых людей в его квартире. Хорошо ли это? Определенно лучше, чем простывший след, но, признаться, Хонда не уповал в чудесное действие алкоголя в вопросе возникновения внезапных ответных чувств, поэтому испытывал двоякие чувства относительно представлений о происходящем по ту сторону дверного косяка.
В отличии от Таи Грин, Хонда все же находился у себя дома. И хотя здесь он ночевал крайне редко, в шкафу обнаружились запасы одежды, так что, отворив створку шкафа, Акира тут же натянул на себя трусы, майку и шорты – последние были именно теми, которые так неудачно спали с Таи Грин. Где-то на одной из полок валялись очки, которые красочно дополнили сложившуюся картину.
Где-то за гранью отсутствия страхов, по ту сторону стены, сейчас сидела девушка в одеяле, врубив какой-нибудь фильм на плазме, и запихивалась холодными вчерашними гамбургерами. Где-то по эту сторону стены сейчас напряженно сверлил пространство отпетый скептик, который лишь напряженно выдохнул прежде, чем уверенно шагнул навстречу полной противоположности своих глубинных фантазий.
Well, so close. Тая все же была завернута в то самое покрывало, но почему-то стояла среди комнаты так, что подумать о том, что она ищет пульт от телека было проблематично. Не заметить живую душу, нарушившую одиночество, наверное, было проблематично, так что Акира остановился у двери в ванную комнату, давая девушке привыкнуть к факту его наличия, как бы смешно не звучало, в его же квартире. – Всё в порядке? – Обеспокоенный взгляд и вопрос, который может трактоваться миллионами вариантов. Акира еще не чувствовал себя достаточно бодрым, чтобы беспокоиться о том, какой именно выберет для себя Тая Грин, зато был достаточно адекватным, для того, чтобы так и пялиться на неё в одеяле, не давая пройти за своей одеждой, если конечно Тая не получала удовольствия от разгуливания в образе девушки-ковра. – Можешь сходить в душ, - Предлагает учтиво то, что сделал бы сам, с подозрением, что этот бал-маскарад начался по причине чувства неловкости от нахождения в чужом доме, - Или одеться в.. одежду, - пауза – Я бы не проснулся, даже если бы танцевала на голове, я просто хочу пить, - Сообщает он, отрываясь с места, и двигается в сторону кухни, чтобы достать из холодильника что-нибудь, что могло бы унять эту сухость в горле. О причинах этой адской жажды думать вовсе не хотелось. Раздается характерное копошение, скрип дверцы холодильника. Акире не хочет акцентировать внимание на перемещениях Таи, чтобы не создавать еще больше неловкости, но почему-то  он чувствует, что делает все не так. Придерживая баночку с соком, парень захлопывает холодильник, и ставит питье на стол, параллельно заглядывая в пакет с едой. Несмотря на некоторую странность сложившейся ситуации, рефлексы еще никогда не становились в очередь за чувством совести и пылкими сожалениями о произошедшем, которых, кстати, нет. Ему следует извиниться? Мозг начинает просыпаться. Акира раскладывает разбросанные салфетки в стопочку, и поднимает глаза на фигуру Таи в последний момент. -Ты же не собиралась уйти в этом, правда? – Главное вовремя уточнить. Акира поправляет дужку очков, и возвращается к пакету с гамбургерами.

Отредактировано Yumiko Honda (2015-11-08 05:46:50)

+1

4

[NIC]Taya Greene[/NIC][STA]b e   a   g o o d   m a c h i n e[/STA][AVA]http://33.media.tumblr.com/ee98fde90fdb07e4e89eb96e20ca257c/tumblr_inline_nt1bi5BMKJ1sm8frv_500.gif[/AVA]Хотелось сказать, что за громыханием собственного сердца и близким к предсмертному состоянием Тая не услышала, как посторонние шаги нарушили гармонию её панического одиночества, но настроенный на единственную волну вмешательства слух не собирался дарить ей несколько дополнительных секунд мнимого спокойствия. Позади шуршат ноги, и машинально Грин ёжится в самодельном коконе, проверяя последний на устойчивость на плечах. Еле слышный вдох, нацеленный на постижение дзена. Тусклая надежда, что он идёт в ванную комнату и просто не обратит внимания на её наличие, меркнет, когда по комнате разносится голос Хонды. Заметил. Не идёт.
А? — резко дёргает шеей в сторону идущего звука, широко раскрывая глаза, словно действительно не расслышала вопрос. Спешно хлопает ресницами, и все же справляется с глобальным багом центральной системы жизнеобеспечения. — Да, я тут просто...«хороший вопрос. Что ты тут просто?» Невнятная попытка осмотреть поверхность столешницы. По шкале от десяти до десяти насколько она напоминает пациентку психиатрической клиники в стадии ремиссии? — Ничего. Всё в порядке. Голова закружилась, — коряво пожимает плечом и пару раз отрицательно трясёт головой. Наверное, хорошо, что она не догадалась нацепить на себя очки. Как минимум, потому что Тая была явно не готова высмотреть какую-нибудь затерявшуюся мысль в выражении лица Акиры. Не сегодня. Никогда.
Если бы Грин дали выбор, она бы без колебаний отложила приход утра на ближайшую вечность. Осталась бы во вчерашнем дне и с чувством защищённости от пугающего завтра проживала бы день сурка, пока бы не нашла в себе силы снять нелепую комедию с паузы. Но кто бы её спрашивал. Не было ни кнопки стоп, ни возможности перемотки, и оставалось только наивно верить, что когда воздух начнёт заканчиваться, её не лишат спасительного вдоха в последний момент.
Спасибо, — вновь поворачивается на Акиру, слегка дёргая кончиками губ в должную развеять это липкое чувство неловкости улыбку. Увы, кажется, чем больше она старалась изобразить адекватность, тем странней выглядела со стороны. — Я и дома помоюсь, — и дело здесь вовсе не в чужом душе. Она могла устроить себе сеанс с ванной, завалиться на диван и продолжать вести себя, словно находилась в собственном доме. Никто не сомневался, что вежливости Акиры Хонды хватило бы, чтобы не выставить свою покорённую подружку за дверь толстыми намёками о том, что аттракцион неконтролируемых решений завершился. Но ей не нужна была вежливость, а другого, увы, никто и не предлагал. Или это бестолковое ощущение необходимости эвакуироваться из этого помещения было результатом богатого воображения? — Да я боялась, что ты чутко спишь. Я учту,«на будущее?» В одно мгновение в горле застревает тугой ком. Второй вопрос прилетает на пик эмоционального breakdown, потому ответ звучит относительно невнятно. — Что? Нет, я... Я ничего не собиралась, — Грин резко дёргает бровями и спешно добавляет: «Пойду переоденусь,» — читать: пойду переоденусь, пока ты не решил, что я претендую на твою свободу. В конце концов, она сделала этот выбор и не имела прав на сцену разбора полётов со всеми оттенками can you feel my heart. Как будто, позиция Хонды не была понятна ещё вчера.
Девушка подбирает свой импровизированный костюм, кажущийся в сто раз нелепей, после учтивого предложения одеться, и топчется в сторону спальни, ненароком задевая мужскую фигуру, когда останавливается, чтобы вытянуть телефон из сумки. — Ой, прости, — напряжённое копошение становится в несколько раз напряжённей, а перестающие функционировать лёгкие не облегчают задачу. — Меня больше, чем я рассчитывала, — наконец находя совершенно ненужный сейчас мобильник, нервно улыбается и ретируется в сторону гостиной. Нога цепляется за кусок ткани, который девушка определяет как один из летавших по всему периметру предметов одежды, и сердце за малым опускается в район пяток. Сделать вид, что не заметила? Секунда на раздумья. С видом беспечной медлительности она опускается на корточки, продолжая поддерживать каркас из нависающего над ней пледа, и аккуратно подцепляет свободной рукой черную футболку, закидывая на плечо. Ещё один шаг вперёд. Глаза замечают большое тёмное пятно напоминающее стол, и Тая решает, что пора столкнуться с реальностью во всех её неприглядных деталях. Лучше бы не торопилась. Первое, что видит Грин, возвращая себе способность распознавать окружающую действительность – удачно повисший на спинке дивана лифчик. Ещё одна секунда на колебания. С видом «это мне понадобится», но, к счастью, без соответствующего уточнения, девушка хватает найденный объект и спешит прошуршать туда, где её никто не сможет видеть.
Входная дверь в спальню характерно скрипит. Щелчок. Фьюх. Ей требуется полминуты обездвиженного прожигания одной точки, чтобы собраться с последними силами и перестать пугать окружающих своим поведением. «Я учту? Серьёзно?» Лицо полнейшего провала прилагается. «Господи, просто оденься.» В конце концов, только она здесь может закончить этот спектакль неловкости. Со скоростью урагана она возвращает себя в исходный (насколько это возможно с пропавшим макияжем) вид, заправляет постель и складывает две подобранные майки стопкой, предварительно мечась между желанием спросить есть ли у него стиральная машина и не выглядеть озабоченной домработницей, готовой сделать что угодно, чтобы её оценили по-достоинству. Тихим шагом девушка появляется из дверного проёма, останавливаясь посреди гостиной.
Не хочешь разогреть? — неуверенное движение пальцем в сторону гамбургеров, — Я имею в виду: разогреть? Я могу,«и разогреть, и постирать, и остаться сторожевой собакой. Грин, издеваешься?» Ещё более угловатым этот разговор не мог стать. Хотя, вероятно, она опять недооценила способности их тандема.
[SGN]http://31.media.tumblr.com/1ea626718c13ed8541f9a27b548e697b/tumblr_inline_nt1b6vNW8h1sm8frv_500.gif http://38.media.tumblr.com/f9b6cc76893de80d4f6ec54440294d23/tumblr_inline_nt1b73PbAo1sm8frv_500.gif
Pain. You just have to fight through. Because the truth is: you can't outrun it. And life always makes more.
[/SGN]

+1

5

[NIC]Akira Honda[/NIC]
[STA]узкоглазый пидорас[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/24apr.gif[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/24apu.png
A light that never comes[/SGN]

My demons are begging me to open up my mouth
I need them, mechanically make the words come out

Сложно было понять, на что именно, но Акира злился. Буквально чувствовал, как эта сильная пульсирующая эмоция начинает медленно разрастаться и охватывать всё тело, что делалось тошно. Он даже не мог припомнить, когда в последний раз испытывал это липкое нашествие эмоций, от которых нельзя было просто взять и отмахнуться, взяв в руки гитару или отпустив очередную тупую шутку для того, чтобы сгладить острый угол. В конце концов, было бы странно, если бы он вдруг развернулся и ушел в дальнюю часть квартиры, начав перебирать струны, хотя в случае, если бы Таи Грин вдруг не стало в радиусе досягаемости, это было бы первым, чтобы сделал парень. Успокаивает, знаете ли.
- Хорошо, - Бросает коротко в ответ на заявление о желании одеться, и едва сдерживается, чтобы не сообщить, что домработница регулярно дезинфицирует его душевую кабинку, если так противно. Да к черту. Шумно выдыхает себе под нос, никак не ожидая внезапного столкновения с фигурой женщины-кокона. Стоит ли говорить, что эти смятые извинения заводят его еще больше? Увы, совсем не во вчерашнем ключе развития событий. Её же очевидно уже ничего не заводит вообще, если только не этот плед, под которым Тая пыталась скрыть то, что Акира как бы видел. “За ночь выросла третья нога?”. Он даже не находит, что сказать, молча пришвартовываясь к столу. Место прикосновения странно печет, вызывая дополнительную волну недовольства от сказанных слов. “Вчера ты тоже на это не рассчитывала?”
Раздается щелчок закрытой двери, и со всей присущей эмоциональностью, Акира пинает ни в чем не виноватый пакет с едой, будто бы это могло изменить хоть что-то. Но, что здесь можно изменить? Акира даже не мог сказать, кто именно виноват в том, что сегодня утром все стало еще непонятней, чем тогда, когда Тая активно щупала его коленку в баре вчера вечером. Впрочем, на звание самого понятливого он здесь вовсе не претендовал. Особенно после тихой попытки Грин улизнуть из этого чатика. Разве не это она попыталась сделать? Голова закружилась? Серьезно? Отчего-то ему подумалось, что если бы все части гардероба девушки магическим образом оказались разбросанными по гостиной, то пробуждения в одиночестве в полном смысле этого слова ему было бы не избежать. Как жаль, что здесь нет Беттани, которая бы законспектировала всю правдивость предыдущей теории, потому что, кажется, в понедельник в театре поползут слухи лишенные всякой разумной почвы.
- Заебись, - Бурчит себе под нос, понимая, что аппетит сегодня не придет к нему во время еды. Вспомнив про наличие запаса сигарет, отстегнутых добрым таксистом, Хонда нехотя сползает со стула и копошится в шкафу в поисках импровизированной пепельницы. В голову лезут мысли о запасе алкоголя, что маячил перед носом на столешнице, но памятуя о его действии на свой тупой мозг, догоняться с утра пораньше явно не стоило. Вот кому тут нужно было налить, так это… “Давно не наебывали?” Самое время посмеяться над собой.
Чтобы хоть как-то успокоить нервную систему, парень начинает сгребать с обеденного стола мусор, а когда открывает полку, чтобы выбросить его в ведро, то ненароком задевает бумажки ладонью и находит то, что никак не способствует скорому успокоению. – За-е-бись, - Разводит руками, вынув ведро наружу, бросает дверцу шкафа и едва удерживается от того, чтобы не пнуть здесь что-нибудь еще. Достав старую кружку для пепла, он прихватывает сигареты и даже находит зажигалку, не стесняясь прикурить посреди дома, прямо за столом.
Она не хочет есть его еду, не хочет мыться в его ванной и просыпаться рядом – это ли не прекрасно? Нервно дергая босой ногой, Акира стряхивает пепел и пялится в дальнее окно, делаясь похожим на древнюю статую. Так и сидит до тех пор, пока Грин не возвращается обратно, и теперь уже становится непонятным, что, действительно, выглядело бы хуже: его гордое одиночество или этот никому не нужный цирк с попыткой вести себя, как ни в чем ни бывало? Вот вопрос. – Что? – Несмотря на то, что девушка появилась не так уж внезапно, из омута собственных мыслей Хонда выпадает не сразу. Защитная реакция. Взгляд падает на пакет, и только спустя пару секунд рассудку доходит, что от него хотят. – Зачем? – С почти искренним непониманием бросает в ответ, - Не обязательно греть их, чтобы выкинуть в мусорное ведро, - Кстати, последнее сейчас выставлено на обозрение всей гостиной у раковины. – Если не нравится еда, могла бы сказать, - “Если не нравлюсь я…” Нет, об этом и говорить уже не обязательно. Пожимает плечами, стараясь скрыть тень всплеска недовольства, что и без того перло из всех щелей. Акира, честно, пытается подыграть этому театру, но внезапно теряет все актерские таланты. – Можем заказать пиццу, суши, или что ты хочешь? – Ha-ha – Или поесть ты тоже можешь у себя дома? – Он опускает взгляд в стол, сцепляя зубы, сосредоточенно сверлит дыру в его поверхности, снова трясет сигаретой, задымляя пространство, а еще левой ногой; нервно и как-то уж слишком фанатично.
Выдох:
- Извини, что связал тебя вчера, - Наконец, мозг выдает какую-никакую теорию, способную объяснить самому себе хоть что-то из полученного результата.

+1

6

[NIC]Taya Greene[/NIC][STA]b e   a   g o o d   m a c h i n e[/STA][AVA]http://33.media.tumblr.com/ee98fde90fdb07e4e89eb96e20ca257c/tumblr_inline_nt1bi5BMKJ1sm8frv_500.gif[/AVA]
Была ли у неё картинка предположительного развития событий, которая бы вписывалась в определение сбывшихся ожиданий? Она соврёт, если скажет, что не позволила на секунду приравнять свои далёкие фантазии к возможной версии реальности и не пережила лучший сценарий в голове. Но, увы, пропасть в расстояние до Магадана между порождением яркого воображения и происходящим аннулировала продуманные действия до последнего, оставив Таю с единственным вариантом: действовать по ситуации. Так что, сказать по правде, любой вопрос по поводу мотивов её поступков был способен не только ввести в состояние глубокого транса, но и лишить её доброй половины оставшихся функционирующих частей мозга.
Эм, — искренне недоумевающий вид причитается, и если до этого работающая на автомате система навигации двигала её в сторону кухни, теперь Акира Хонда мог лицезреть вросшую в пол статую, пытающуюся просмотреть в нём дырку. — Ну, — она хочет изречь мудрость Капитана Очевидности, однако прилетающее следом уточнение перечёркивает добрый порыв изображать нормальность разыгрывающегося спектакля беспамятливых. Что не так? Казалось бы, вчера это не вызывало никакого недовольства. Но чувство вины за результат панического порыва тронувшейся гостьи мгновенно заглушает всякие намёки на оборонительную стойку. — Нет! — нервно хлопает глазами, поправляет очки и зависает с открытым ртом, пытаясь определить, как именно объяснить пренебрежение едой, чтобы не выглядеть при этом шизофреничкой. — Я не имею ничего против еды, — делает пару шагов навстречу, беспокойно всплёскивая руками. — Понятия не имею как оно там... — впрочем, игра в ранние стадии Альцгеймера кажется ещё менее убедительной, и Грин решает просто заткнуться, стараясь не обращать внимания на общее состояние внутреннего шторма. Как эмоционального, так и физического.
Спасибо, но я не, — бормочет под нос, но не успевает договорить до того, как ответ находят за неё. — Не голодная, — и где-то бэкграундом мелькает парочка экзистенциальных проблем вроде: давиться едой они будут в такой же непринуждённой атмосфере напряжённого молчания? Девушка поджимает губы и вдыхает щедрую порцию кислорода, надеясь восстановить убитые солнышки методом медитации на нацарапанный заусенец и наконец найти баланс на этом канате из колючей проволки. Надежда умирает последней. И конечные секунды её существования заканчиваются на той ноте, в которой в комнате звучит извинение. Которое, по всей видимости, должно пролить свет на степень необходимости её персоны в этом помещении. Теперь-то она точно захочет остаться на праздничный завтрак, когда «не знаю, что творю» становится причиной для сожалений.
Не стоит, — на этот раз реакция не заставляет себя ждать. Грин дёргает рукой в нервозном жесте «стоп». — Пожалуйста, — дрожащей интонацией на грани фола. Неровный вдох. Организм даёт непредвиденный сбой, перекидывая стрелку со спокойствия на истерику. Ещё один вдох. И Тае Грин удаётся совладать с ненужным здесь проявлением эмоций, сводя припадок оскорблённых на нет. — Не надо извиняться, — достаточно сухим тоном, чтобы уравновесить свой короткий скулёж. «Продолжим делать вид, что так и надо?» Припадок кроличьего сердца сменяется на тупое ощущение в груди, констатирующее заканчивающийся воздух. Забавно, но факт: до сих пор какая-то часть непроснувшегося рассудка умудрялась подавать сигналы привычного беспокойства, сопутствующего присутствию человека напротив. Сейчас – бесконечное поле померших бабочек, по которым щедро прокатились бульдозером, вычерчивая итоговую черту. Это больше похоже на sorry not sorry, нежели на чистосердечное «прости». «Быть может, дождёмся продолжения подробностей о том, за что стыдно? Чтобы не дай бог не подумала, что где-то там есть часть, не требующая извинений.» Дайте ей угадать: та, что рифмуется с «чушью»? За одно спасибо: со свалкой трупов в районе живота стало поразительно легко смотреть на вещи без розового фильтра. Тая делает шаг навстречу, скрещивая руки на груди, и передержанная пауза прерывается доселе невиданным тоном абсолютной серьёзности.
Я действительно могу помыться и поесть дома, — и лёгкость, с которой Грин примеряет на себя образ стальной леди, достойна аплодисментов, хоть и не сулит ничего хорошего по прибытию к заждавшейся подушке. — Я никого не хотела оскорбить, — сбивается, натыкаясь на печальную истину, что история гамбургера всё ещё звучит как диагноз, — Этим, — широкий жест ладонью в сторону мусорки. Тая негромко вздыхает и прикрывает глаза, стараясь справиться со стучащим по вискам пульсом. Ей хочется хоть раз в жизни завопить от обиды. Со всей дури замахнуться диванной подушкой, орать, топать ногами и наконец-то перестать походить на тибетского монаха, не опускающегося до уровня эгоистичных смертных, распределяющих свою душевную боль на всё, что оказывается в радиусе поражения. Но кто она такая, чтобы беспокоить окружающих задетыми светлыми чувствами? Тем более, когда разборки с этими окружающими приведут к уже известной всем концовке.
Затянувшееся бездвижное молчание резко обрывается.
Не уверена, что устраивать пикник в честь пополнения копилки сожалений – хорошая идея, — девушка расцепляет руки, разводя ими в стороны, и коротко трясёт головой в отрицании (вероятно, действительности), — Давай не будем притворяться и пропустим вежливую часть, где я провожу здесь лишние два часа, прежде чем освобождаю территорию? — потому что от заманчивых предложений утешительного приза в виде совместного утра становилось тошно. — Я оценила жест, честно, — заключает, застревая где-то между сарказмом и абсолютной искренностью. Кто-то должен был это произнести.

[SGN]http://31.media.tumblr.com/1ea626718c13ed8541f9a27b548e697b/tumblr_inline_nt1b6vNW8h1sm8frv_500.gif http://38.media.tumblr.com/f9b6cc76893de80d4f6ec54440294d23/tumblr_inline_nt1b73PbAo1sm8frv_500.gif
Pain. You just have to fight through. Because the truth is: you can't outrun it. And life always makes more.
[/SGN]

Отредактировано Peter Buchanan (2015-11-14 02:51:11)

+1

7

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » доброе утро, Вьетнам