Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Огни ночного города


Огни ночного города

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Agata Tarantino, Leo Montanelli, Sonny Pulsone, Frederick Klemente.
Место: Сакраменто
Погодные условия: стабильные
О флештайме: 29 октября 2015 года. Прошел почти месяц после относительно дружественного спортивного соревнования в бойцовском клубе "Барракуда".
Разногласия между клубами остались, более того, они перешли на другой уровень, когда вопросы уже нельзя было решить путём переговоров. Как известно, благоразумные люди договариваются днём, а когда город засыпает, просыпается Мафия.

Отредактировано Frederick Klemente (2015-11-07 22:21:59)

+1

2

Октябрь начался бурно и был насыщен событиями, начиная с шоу в подпольном бойцовском клубе Барракуда, где Клементе схлопотал переломы ребер, заканчивая вытекающими из этого событиями. Администрация клана вместе с одним из капо отправлялась в Нью-Йорк, поэтому решение ряда вопросов было доверено ему.
Шуруп с Гвоздем не справились со своей задачей, им не удалось выбить бабки из хозяев Арены, впрочем в этом не было их прямой вины, арийцы вели себя нагло еще в тот праздничный вечер и к сожалению, не образумились за то время, которое Дон выделил им. Об этом Фредо сообщил совсем недавно Майкл Ринальди, консильери семьи Торелли. А раз мирно этот вопрос решить не удалось, значит решать его будут по-сицилийски.
Клементе возвращался после очередного визита врача, самыми неприятными были первые дни после перелома, нужно было привыкнуть к ограниченному вдоху, чтобы не давить на кости изнутри, снаружи их держал бандаж. Передвигаться осторожно, практически как робот, а в случае чего принимать обезболивающие. Но со временем стало легче, благо внутренние органы не пострадали и уже можно было делать дыхательную гимнастику, чему капо был несказанно рад.
Однако все его мысли были заняты Ареной, Майкл описал в двух словах, как всё это должно было выглядеть и Клементе приступил к реализации.

Так же было сообщено, что в операции будут принимать участие солдаты не из его реджиме - Сонни, Агата, а так же Лео Монтанелли, сын Дона, который держит автомастерскую. Фредо попросил оставаться им всем на своих точках, к назначенному часу он их всех заберет, не привлекая внимания.
Вечером двадцать девятого, мужчина еще раз проинструктировал своих людей. Порядка дюжины солдат были отправлены на неприметных машинах ближе к Арене. Еще десяток находился на стреме в этом районе, на случай непредвиденных обстоятельств.
Четверо сели в черный джип мерседес, который следовал за машиной капо, вместе с Бернардо, а Фредо с Вико за рулем, отправились по назначенному маршруту, забирая остальных членов мафии.

Отредактировано Frederick Klemente (2015-11-14 21:57:55)

+4

3

Администрация Семьи вместе с Росси отправились в Нью-Йорк, когда Агата и Сонни едва успели из него вернуться - разминулись они, фактически, на день, но лично Пульсоне этому был скорее наоборот рад: учитывая, чем они с женой там занимались, лучше было бы не лететь на одном самолёте домой с остальными, чтобы не вызывать лишних вопросов и подозрений. Его к дяде Джимми никто не звал, да и светиться там лишний раз, особенно учитывая нынешний обстоятельства, тоже было ни к чему, чтобы не напоминать старику о себе лишний раз, кто его знает, не повлияет ли присутствие Сантино на какие-то его решения? Подстраховать организацию здесь, и впрямь, было бы наиболее правильным решением. "Белый Легион" хотел феерии, вызывая их на бой в их же заведении, хотели драки; не побоялись Ларри и Гвоздя на больничную койку отправить - ну так сегодня всё получат в полном объёме назад. Тот урок вежливости, который босс решил преподнести их лидеру, даже с тем дополнением в виде опасного вождения, которое Агата добавила от себя лично, чуть не запугав стероидного наци явно не сработал, тот не только умудрился вернуться домой, похоже даже и не пострадав особенно, но и продолжал борзеть и качать свои права, значит - на этот раз уже всей банде придётся ответить. Нет, к ниггерам их всей компанией не повезут, конечно - бесполезно, вместе десяток качков, даже белого цвета, будут достаточно мощным отрядом, чтобы побоялись их трогать. Наказание предстоит уже куда менее символическое, игры кончились, вроде даже и Гвидо что-то предпринял на тему того, чтобы маленькой неонацистской группке тут и впредь жилось несладко...
Впрочем, голова была занята вовсе не нацистами, не покоцаной тачкой Агаты, и даже не Нью-Йорком с Мелаграно - у них в доме завелось творение Сальвадора Дали, считавшееся ранее пропавшим, и теперь, в общем-то, главным вопросом, который волновал Сонни, был такой: "Что с этим делать?". Предметы искусства - товар дорогой, но вот сбыть его очень тяжело, особенно не имея особых в этом связей. Но, может, Фредо с этим поможет как раз?.. Придётся поделиться, конечно - но делиться вообще придётся со многими. Хотя и речь идёт о деньгах очень крупных...
В общем, вдоволь насмотревшись на набросок, который Сальвадор Дали много лет назад подарил тюрьме Рикерс-Айленд, Сонни и Агата спрятали его в подвале своего дома, и уже пару дней картина лежала там, ожидая своего часа. Двигаться в сторону её реализации получалось пока с трудом - учитывая такие моменты, как сегодняшняя "встреча" с Белым Легионом; этот октябрь, и впрямь, богатым выдался на впечатления. Впрочем, жизнь Торелли всегда была интересной, скучать не приходилось.
- А мы по дороге не жахнем?.. - усмехнулся Сонни, взглянув на Агату. Она ведь приготовила легионерам что-то особенное, из своего меню? Фредо изъявил желание подобрать родственников босса самостоятельно, Пульс же, с некоторых пор, вроде как входил в их число... да и вместе с Клементе ему и Агате пришлось многое пережить ещё задолго до того, как Пульс стал во всех смыслах слова "сделанным" - тогда, когда этот тарантайка-самолёт плюхнулся в холодном лесу, полном волков, так и не довезя их до горнолыжного курорта... Может, они это и пережили, и вроде как даже отошли от шока относительно быстро, но всё же - такие вещи не забываются. Наверное, это почти то же самое, что пройти горячую точку вместе со своими однополчанами... хотя, Сонни это знать неоткуда, на настоящей войне он так ни разу и не побывал, а его "горячие точки" происходили только в гангстерских разборках... вот как сейчас.  Не сказать, впрочем, чтобы они были так уж намного менее опасны, нежели боевые столкновения на настоящих войнах. Получить пулю вполне можно и сегодня - если у нацистов имеется ствол или парочка; впрочем, вряд ли у них есть что-то очень уж серьёзное и вряд ли они им умеют так хорошо пользоваться. Впрочем, осторожность не повредит. Главное - не устроить полномасштабную резню; указания на тему того, можно или нужно ли валить кого-нибудь них, вообще, были?.. Впрочем, Клементе наверняка расскажет сейчас, что по плану.
- Привет, Фредо. Как твои рёбра?.. - если им с Агатой Спайк был просто, так скажем, знаком; то для Клементе это и вовсе было чем-то личным, пожалуй - можно назвать это реваншем... ну или - местью. Сонни, в общем, был бы совсем не против того, чтобы дать капореджиме переломать несколько костей лидеру Белого Легиона лично, и наверное, большая часть его собственной команды была того же мнения. - Здорово, Вик. - приветствовал и солдата, придерживая для Агаты дверь, затем и сам забираясь в автомобиль, пристраивая на полу сумку, из которой торчали рукоятка от бейсбольной биты и ещё пара других рукояток, от ханбо - Пульсоне всё-таки получил возможность использовать относительное новое для себя оружие в настоящем бою... но не был уверен, что в "Арене" получит достаточно пространства, чтобы использовать посох длинной в 180 сантиметров, да и в машину такой запихать проблемно, благо, современные варианты выполняются не только из дерева и могут разбираться на два менее громоздких ханбо, и собираться назад, скучиваясь между собой - и в совокупности давая уже снова полноценный бо.

+4

4

Он был последним. Долгое время копошился с вещами, а затем, психанув, схватил пистолет, что годами выполнял роль антуража, и бросился к дверям. Лицо обдало потоком свежего воздуха, и Монтанелли решил, что пройдётся немного пешком, прежде чем встретиться с другими исполнителями. Уже сгущались сумерки, и на Сакраменто медленно наползала ночь. "Город засыпает, просыпается мафия" - есть что-то неуловимо горькое и невероятно правильное в этих словах, брошенных кем-то совершенно напрасно. Их тёмные дела таились под покровом ночи, которая всем давала равные шансы остаться в живых или быть убитыми.
Чуть подёрнутая дымкой поверхность пруда. Здесь они играли с Дольфо в понедельник на этой неделе. А если всё пойдёт не по плану, выходит, это был последний раз, когда он видел своего младшего брата. И обеих сестёр. Мать. Отца.
В моменты, когда опасность наравне со смертью столь близко подбирались к его лицу, Лео всегда вспоминал семью. Должно быть это старая глупая итальянская привычка у них в крови. Отец говорил, что тоже довольно часто думает о детях в такие минуты. Так проще всаживать пулю в чей-то висок. За сыновей, за дочерей, за семью и любовь.. Выбивать место под солнцем не для себя, для других, чтобы потом же под ним не пресмыкаться, утоляя жажду сильных мира сего.

Лео взглянул на изображение девы Марии, что носил на длинной серебряной цепочке, чуть коснулся его губами и засунул обратно за шиворот. Теперь он не был растерян. По-прежнему боялся, но уже не испытывал гнетущей неуверенности в том, что его пуль лжив. Если он продолжит разжёвывать эту мысль, процесс может растянуться на годы. Мысль о том, что его участь как представителя мафии, как человека, день ото дня сознательно подрывающего свою жизнь, была предопределена задолго до рождения. И он был не властен изменить её. За спокойствие семьи, за гордость отца, за собственные убеждения.

Он запрыгнул в машину Фредо, когда та притормозила на углу улицы, где стоял их дом. Сони и Агата уже сидели внутри, Лео сердечно приобнял каждого, кратко поцеловав в щёку. На лицах каждого была решимость, и непогрешимая вера в собственную правоту. Монтанелли и сам, оказавшись в таком окружении, вдруг уверился, они нашла единственный правильный выход. Сегодня, когда людей убивают без должного уважения, они будут бороться за гуманизм в своей "профессии".

Отредактировано Leo Montanelli (2015-11-22 15:30:25)

+3

5

Всего пару дней назад мы с Сантино вернулись из Нью-Йорка. И еще не успев отойти от событий в другом городе, как нас захлестывают новые. На этот раз Семейные, не несущие под собой прямой выгоды и наживы, но не менее важные и значимые.
И мне нравилась такая жизнь. Нравилось быть в строю. Заряжать оружие, запасать пули, ломать кости. Сегодняшний день, пока сын был с отцом, а мы с Сантино каждый собирался по разным углам, напомнил мне какой я была раньше. Два-три года назад. Я же тогда могла запросто сесть за обеденный стол на маленькой кухне и начать собирать взрывчатку. Теперь-то вести такой рискованный образ жизни не дает лежащая на мне ответственность. Человек, которому есть что терять не так бесстрашен и решителен.
Я упаковала в рюкзак последнюю деталь для фееричного отхода и застегнула молнию. Перед тем, как подняться из подвала, глянула в то место, где припрятан сверток с картиной. Рисунок, чью стоимость мы пока не успели оценить, но явно не менее миллиона. Жаль, что придется делиться. С той же Мелиндой, которая сидела в тюрьме. И оценщику со сбытчиком придется отдать часть. Надеюсь, что новые рты на этот кусок сыра больше не появятся.
Подхватив рюкзак за ручки, я иду к выходу.
- А мы по дороге не жахнем?..
- О, это была бы крайне нелепая смерть - я усмехнулась. Только представьте: собралась машина гангстеров, жаждущих возмездия, но не доехала, так как в сумке одной девицы сработал взрывной механизм. Мне стало еще смешнее. Может нервное? Но нет, не бойтесь, бомба раньше времени не сработает. За чертовых семь лет, что я работаю с пиротехникой и взрывными устройствами, я научилась делать это качественно. Подрывник со стажем, мать его. Спасибо Биллу за этот опыт и одному турку-террористу, с которым я водила дружбу. Где он сейчас? Продолжает бегать по стране или свалил в Мексику?
- Фредерик, здравствуй! - я тепло обняла мужчину. Рада, что эта операция осуществляется под его контролем. После почти годового случая на Аляске он получил несколько плюсов от меня в карму. Можно сказать, что я ему доверяла. Не полностью и даже не наполовну, но все равно это было много для такой подозрительной и неверующей особы как я.
- Давай сегодня без травм? - пошутила я, располагаясь в автомобиле. Затем поприветствовала и водителя, Вико.
Последней остановкой был дом Монтанелли, где к нам присоединился Лео. Вот не знаю как Гвидо, а я переживала за парня. Все-таки он был мне не чужим, названным родственником, если так можно назвать.
- Лео, ты готов? Можешь спрятаться за мою спину - я хохотнула, толкнув "племянника" кулаком в плечо. Ясное дело, что предложение было юморком, ведь этот лосяра превосходил меня по габаритам раза в два. Но надо ведь было разрядить обстановку.

саунд: Tricky - Evolution Revolution Love

+2

6

Фредо так же тепло приветствовал парочку Сонни - Агата и Лео.
- Почти на месте, Сантино, спасибо. Фредо дал несколько щелчков по незаметному бондажу, окутывавший его грудную клетку. Да, игры с волками на том острове до сих пор ярко всплывали в памяти, капореджиме даже жалел, что Сонни с Агатой не в его команде, то что они пережили вместе, хорошо повлияло на их отношения - тимбилдинг, сказали бы современные менеджеры по управлению персоналом, но капо называл это боевым доверием.
Мужчина улыбнулся на шутку Агаты. - Bene. Она вообще молодец, целеустремленная, оптимистичная и находчивая, когда надо держит язык за зубами и главное, прижилась в такой сугубо мужской среде.
- Лео, а где Артур? Ты упоминал, что он изъявил желание проявить себя. Лео тоже стоит отдать должное, при своих габаритах, он не был глупым лосем, лишь иногда торопился заполучить больше власти и доверия к себе. А его увлечение машинами Фредо и вовсе радовало.

Автомобили двигались неспешно, на безопасном расстоянии друг от друга, не создавая впечатление колонны. Двигались зигзагом, ожидая наступления окончательной темноты.
Когда Фредерик узнал о том, что ему необходимо разобраться с этим делом, он отправил своего человека на разведку, подобрать которого было не просто. Подавляющее большинство членов мафиозной группировки южане, если не все. Отправлять такого в логово "белых", всё равно что светить своим стволом перед копами. Поэтому ему пришлось постараться, чтобы найти смышленого здоровяка, без итальянского акцента, который бы подошел на эту роль. Разумеется, не обошлось без грима, на это Фредо денег не пожалел.
- Расклад такой. Капо достал из заднего кармана схему помещения. - В здании имеются три входа, один парадный и два черных. Мои люди купируют два этих, мы зайдем через центральный и устроим им праздник. Он усмехнулся. - Огнестрел используем только в крайнем случае. В основном всё должно выглядеть так, будто они набухались и от радости возгорелись, в прямом смысле этого слова. Как бы крепко полиция и судьи находились в кармане, семье Монтанелли не нужны были громкие провокации. Слухи сделают свое дело и подобные этим арийцам поймут, с кем необходимо считаться в городе. Но полиция все равно не должна иметь прямых улик приводящих на кого-либо из козы-ностры.
Вико на телефон позвонили, он коротко ответил и посмотрев на босса через стекло заднего видо, кивнул.
- Все гости клуба, не имеющие отношения, покинули здание, там остались только наши старые "друзья". Фредо позаботился об этом, он хотел, чтобы к выходкам Спайка были причастны обычные качки, пусть и в какой-то мере их головы были забиты расисткой дурью, он верил, что они не настолько фанатичны в этом, но если будет необходимо и их проучат тоже. Тем более, что Майкл не давал указаний относительно простого люда. Они ведь всё-таки мафиози, а не варвары, уничтожающие всё на своем пути.
Время приближалось к половине двенадцатого, по данным его людей, Спайк и приближенные не покидали здания. Они часто ночевали там, это было удобно и экономично с точки зрения спортсменов.
тем временем их джип плавно остановился неподалеку.
- Что ж, надеюсь у вас есть алиби о том, где вы провели сегодняшний вечер? Подшутил он, надевая и раздвая тонкие, обрезиненные перчатки, в которых было очень удобно держать биту.

---
bene (итал.) - хорошо, ладно, ок.

Отредактировано Frederick Klemente (2015-12-03 00:28:28)

+2

7

Погодка выдалась нынче, что надо. Свежо, приятно, и даже по ночам на улицах можно было гулять относительно свободно. Никакой криминальной активности, превышающей показатели АППГ (это "аналогичный период прошлого года", если кто не читал никогда полицейских справок о раскрываемости). Артур читал, интересовался, так сказать, по долгу занятости. Выходят за рамки - плохо, значит, полиция начнёт проявлять усиленное внимание к тому, на что закрыла бы глаза. Не дотягивают до прошлых показателей - значит, копов снова взгреют за недостаточное усердие, и снова пострадают интересы тёмной стороны бизнеса. Для всеобщего блага сегодня они слегка пошумят, чтобы утренние сводки не пустовали.
Сказать, что Артур не боялся, было бы неправдой. Но и не стоило бы утверждать, что он готов был похоронить себя за стенами этого клуба. Если бояться каждый раз, до трясучки и последней молитвы, то есть шанс свихнуться и попрощаться с жизнью заранее. От его страха ничего не изменится, планы не перестроятся, отношения не станут другими. Так уж повелось в мире, что войны начинаются раньше или позже, и кровь в любом случае прольётся.
Артур задержался. Заезжал к матери, завозил продукты. Деньги она брать отказывалась, когда ситуация не была критичной, но от пакетов с курицей и фруктами отказываться было глупо. Небольшой свёрток он обычно всовывал Кэсси, она была более материальной, чем мать, и от денег не отказывалась. Но визит был неожиданным, и сестры дома не оказалось. Где-то в глубине души грызутся, словно надоедливые мыши, сомнения, но он отбрасывает их. Ничего, не сегодня, так завтра встретятся. Или послезавтра. Жизнь длинная.

- На самое интересное не опоздал? - место сбора, как в скаутском лагере, было определено заранее. Место, время, роли. Его роль здесь была новой, непривычной. Обычно, его дело ограничивалось машинами и транспортом в принципе - отремонтировать, обновить, навесить. За исключением нескольких мелких случаев, это было практически его боевым крещением, и именно поэтому его нетерпение было сродни игровому азарту. Узнать, на что способен, увидеть то, что раньше было за ширмой, стать спиной к спине с теми, кто только впускал его в свой круг, как гостя. А теперь переступить порог и стать равным.
Фредо, Агата, Сонни, Лео, да и остальные все уже были здесь. Артур не стал приветствовать или обнимать каждого, не в тех отношениях, а вот Лео не удержался, и двинул промеж лопаток. Соблазн сильнее его, даже в этой ситуации.
- Сонни, Фредо, Агата.... А ты, запасся памерсами, детинушка? -  пара кивков головой, а вот с сосредоточенного лица Монтанелли-младшего можно было писать картину "Прощание перед боем", Лео в главной роли, стоит с суровым лицом, на его плече плачет безутешная жена, и колени обнимают сопливые детишки. Взгляд устремлён вдаль, на лбу крупными буквами вера в победу и светлое будущее.
- Думаю, за пятьдесят баксов любая цыпочка из определённого заведения подтвердит, что мы с ней провели аж полночи. А если накинуть ещё полтинник, то даже скажет, что Лео рядом валялся, хотел присоединиться, да перепил и заснул. Все же знают, что его надолго не хватает, никто не удивится! - о таком вопросе, как алиби, он, честно говоря, и не задумывался, равно как и о том, что их станут в чём-то подозревать. Да и в целом не любитель был задуматься наперёд, сначала нужно дело делать, а уж позже - разбираться с его последствиями.

Отредактировано Arthur Castelli (2015-12-03 13:46:54)

+2

8

Наблюдая за тем, как молодёжь перебрасывается шутками друг с другом, Сонни тихо усмехнулся: глядя на них, на Лео, на Артура, на Агату, он самого себя вспоминал в их возрасте, когда жил в Нью-Йорке, работал на команду Джила Динаполи; таким же ведь был, безрассудным, безалаберным весельчаком, острил с "коллегами по цеху" перед тем, как пойти на дело, поддерживая боевой дух, а после того, как всё заканчивалось, шли в ближайший бар или ещё куда, отмечали... В возрасте Таты он, правда, уже срок мотал - а если вдуматься, не так уж сильно его благоверная и старше этих двоих, оглянуться ведь не успеют, как сами окажутся взрослее, вдумчивее, серьёзнее... Ему самому ведь двадцати пяти не было, когда его осудили - а он на тот момент уже свою собственную свадьбу хотел готовить и планировал; Агата и вовсе давно уже матерью была в двадцать пять - вообще-то, всё относительно, и в этом мире, котором они живут, где сегодня ты - есть, а завтра - тебя может уже не быть, всё относительно ещё в большей степени... Они вот с Фредо ровесники, но их положение разнится довольно существенно, а ещё более разнятся - те пути, которыми они до своего положения дошли.
Хотя вот шутки шутками, а за себя Лео постоять вполне мог - черепушка Сонни ещё неплохо помнила ту сковороду, что сын Гвидо опустил на неё в кухне "Dollz" так "по-родственному", удар у него был поставлен как надо, да и ростом Монтанелли-средний его превосходил, хотя Пульсоне и сам довольно немаленький, и Артур парень довольно высокий - всем вместе даже помещаться в одну машину было трудно, хоть Агата была достаточно маленькой и стройной, чтобы они всё-таки смогли как-то набиться в джип Фредо, ещё и "реквизиты" свои взять с собой. Про то, чтобы взлететь на воздух, это шутка, конечно - чтобы творение Агаты воспламенилось, нужен огонь; так что если курить никто в салоне не станет, угрожать им тоже ничего не будет. Но вот с рёбрами Фредерика - это вопрос уже с меньшей долей шутки; сколько они ещё могут выдержать?..
Хотя за что Сонни уважал Клементе - так это за серьёзный и обстоятельный подход: капитан не просто повёл их в бой, а разработал целый план, время выгадал, что в помещении по возможности не было никого из тех, кто к делу отношения не имеет и под замес попасть не должен бы, и даже вот план помещения сообразил - всё по уму, не зря его за старшего оставили, пока все остальные в отъезде. Что, в принципе, тоже делало время нападения наиболее удачным: есть затянуть ещё позже, эти "легионеры", прознав, что старших в городе нет, могли и сами сделать ход... хотя и вряд ли это завело бы их очень уж далеко; стволы даже вряд ли и понадобятся - очень похоже на то, что они пушками и пользоваться-то не умели толком, да и взять им их было неоткуда теперь, отец Лео сумел сделать так, что им никто ничего теперь не продаст, договорившись о чём-то там с чёрными...
- А нам придётся тогда Аарону телефон новый купить?..
- шепнул Сонни Агате на ухо, когда Артур начал шутить на тему того, как сделать себе алиби - Фредо, в общем-то, прав, такие вещи тоже немаловажны, и всегда есть риск не только быть битым или поймать пулю, но и оказаться в полицейском участке, а то и в местечке покруче, если попадёшь под расследование - а для этого и отпечатков достаточно... Клементе предусмотрительно позаботился и об этом тоже. Одев перчатки, Сонни пошевелил пальцами, сжал кулаки, оценив, как они сидят на ладонях.
- Ну что, все готовы?.. - клуб был ему знаком; полтора года назад, помогая Агате покрыть её долги, Сонни выступил на ринге Арены - и, хотя прилетело ему тогда неплохо, окружающую территорию и то, как клуб выглядит изнутри, он всё ещё неплохо помнил.  Не уверен был, правда, что нацисты ничего не поменяли существенно - в то время здесь другие хозяева были. Но это не так важно, в любом случае; после сегодняшнего вечера вообще вряд ли будет иметь значение, кто тут хозяин - на кучке пепла обычно имя её обладателя не пишут. Пульсоне вытащил из пакета своё затейливое оружие, вложив палки в ладони - будучи легче бейсбольных бит, одновременно они были весьма твёрдыми. Вложив ханбо в ладони, он ещё раз поиграл пальцами, привыкая к ощущениям - как раз пока другие разбегались к запасным выходам, чтобы отрезать скинхедам возможность убежать раньше времени... Взглянул на Агату. За Лео и Артура он как раз не особенно-то переживал, они крепкие ребята, да и в том возрасте ещё, когда драки скорее дело привычное, не испугаются явно пары тумаков; а вот его милая - девушка, хотя и куда менее хрупкая, чем кажется на первый взгляд, и куда менее беззащитная, но всё же... всё же это не умаляет того, что он её любит - и на сейчас это, в принципе, единственное сомнение, которое его может глодать; за себя Пульс не волнуется - и не таких, как эти "легионеры", видали. Выйдя из машины, он направился к входной двери в качалку, положив ханбо себе на плечи, скрестив концы. Пнув дверь ногой, резко выдернул их из-за спины, наградил первого же встречного качка в нацистких наколках хлестким ударом обоих палок по ушным раковинами, и отпихнул от себя, заставляя с шумом грохнуться на пол, запнувшись то ли о гири, то ли о ещё какой-то снаряд, с криком схватившись за уши; призывно глядя на остальных его приятелей - ну, кто следующий?..

+3

9

ЗЫ: я знаю, что не моя очередь, но мне очень надо написать хдд)

В критической ситуации шутками и улыбкой легче скрыть стресс. И правда над смертью лучше смеяться, чем всерьез задумываться о ней. Хотя сегодняшнюю вылазку я не причисляла к числу "опасно для жизни". От части из-за того, что нацисты, хоть и выглядели грозно, но были дилетантами. Ну, и уверенность придавал Фредерик, который спланировал все от А до Я. Так, что нам оставалось только действовать. Ну, а с этим проблем не возникнет.
По хорошему, конечно, учитывая, что я желаю стать матерью и мы с Сонни активно над этим стараемся, мне не следует уже ввязываться в подобные мероприятия. Но черт, я обещаю быть осторожной и держаться чуть поодаль.
- Что ж, надеюсь у вас есть алиби о том, где вы провели сегодняшний вечер?
- Хочу верить, что до такого не дойдет - улыбаюсь, воспринимая шутливый вопрос Клементе про алиби серьезнее, чем следовало бы.
Перед выходом он раздает нам перчатки, так что мне пришлось одеть свою пару, хоть они и пришлись мне не по душе. Я сразу же почувствовала, что в перчатках мне неудобно. Поэтому после того как я взяла биту (о, люблю биты, у самой всегда хранится экземпляр под задним сиденьем машины, проломивший пару голов) и сделала ею несколько замахов, перчатки сняла. Заправила их в джинсы на случай, если все-таки придется одеть. Но если мы собираемся поджечь "Арену" (а содержимое моего рюкзака именно на это указывало), то маловероятно мы оставим отпечатки.
- Ну что, все готовы?..
- Всегда готов - я как солдат, отдернула руку у виска и последовала за Сантино.
Внутри "Арены" я была только один раз и то под градусом. Не любитель я всех этих боев и тотализаторов. Хотя в тот вечер в "Бараккуде" подняла несколько тысяч зеленых. И все-таки подобные места я не жаловала. И еще более стала их не любить, когда Пульсоне явился ко мне домой с синяками по всему телу. Надо было тогда подорвать этот клуб. Но сегодня будет шанс реабилитироваться.
В здание я вошла после всех, когда Сонни уже уложил одного из качков, но обиженные и не ожидавшие такого визита друзья, подоспевали ему на помощь.
Мы рассредоточились, чтобы не толпиться друг у друга за спинами. Я знаю, что бить нужно сразу, чем быстрее ударишь, тем меньше вероятности получить самой. Вспомните любой из фильмов, где Главный Герой начинает точить лясы с Злодеем вместо того, чтобы пустить тому пулю в лоб. И, конечно, Злодей пользуясь этим, предпринимает попытку убить Героя. Вот только учитывая, что мы не в фильме, попытка может увенчаться успехом. Так что нужно действовать!
Я сделала пару шагов, беря тем самым разбег, и с замахом двинула битой по челюсти одного из мужчин. Он как раз двигался мне навстречу, выбрав, вероятно, наиболее легкую цель. Так что наши силы, движимые друг на друга, встретились. И нацист поплатился за это сломанной челюстью. Чем больше шкаф, тем громче он падает.
В клубе оказалось больше мужчин, чем я ожидала. И вот уже один из них поднял с пола гантели, и бесцельно кинул в нашу сторону снаряд.

+3

10

Откровенно говоря, Артур не понимал, зачем было тащить сюда Агату. Каким бы она не была охрененным специалистом, хоть шаманом и подрывником от бога, при всей крутости этих навыков она была женщиной. И вся эта крутость разбивается от единственного удара в печень, складывает девочку пополам, как карточный домик. И всё, нет её, как бойца, на которого рассчитывали, скорчилась на полу, как ребёнок, и тяжёлые ботинки с высоким берцем и стальной вкладкой в носке оставляют свой рисунок на её рёбрах. Это - плохой вариант, хороший - печень цела и в порядке, но её нужно прикрывать, а это отвлекает от основных действий. Или ты думаешь только о себе, или ещё и о "том парне", при любых раскладах такая ситуация не выгодна. И уже твоя печень, которая должна была остаться невредимой, громко стонет и пытается выблеваться наружу. Действия солдат Семьи не обсуждаются, равно как и всех остальных, стоящих на ступень выше, это их дело - спланировать, рассчитать места и роли, и дать знать исполнителям, и не ему Агату прикрывать. Но на месте Пульсоне он бы запер её наглухо, если рыпалась в бой, и дело с концом. Ну какая драка с бабой.
И особенной глупостью было привести её в место, где чувствует себя хозяевами стадо тупоголового быдла. Сильного, до предела уверенного в себе, злого в фанатичной глупой уверенности в своей правоте, и полноправного в знакомых стенах. И пусть они сейчас шли мстить за дело Семьи, за достоинство, за людей, и были уверены в своих силах, случись что, ни одно из этих красивых слов и помыслов не поможет срастись рукам с тонкими косточками, которыми Тарантино сжимала биту.

У Артура в руках была резиновая дубинка по типу тех, которыми снабжают полицейских, утяжелённая свинцовой серединой, отличное оружие для грязных и некрасивых побоищ. Со свёрнутыми набок носами, густой кровавой юшкой, стекающей по подбородку, отбитыми почками и раздробленными суставами, такие не показывают в фильмах, и в книгах про них не пишут, ничего в этом нет эстетичного. Да и не до красоты, нужно бить и не думать.
Артур и не думал. Как только дверь распахнулась, и в нос ударила ядрёная смесь застарелого пота и табака, мелочный неприятный мандраж, расслабляющий мышцы и превращающий волю в кисель, сменился адреналином и здоровым желанием не дать ударить себя.

Белые братья тоже не дураки были подраться, особенно, когда вламываются в их дом. И они тоже с самого начала тренировок впитали в себя одно - бей сразу и наповал, убей одним ударом, а после разбирайся. Хорошо тренированные бойцы быстро сориентировались, рассредотачиваясь по залу, и разбиваясь на группы. Неповоротливый и туповатый Пат ломанулся к девчонке, лёгкой жертве, первым, получив от девчонки в челюсть, сработала неожиданность, но её хватило на секунды, пока нацисты приходили в себя после нападения, и теперь они были озлоблены и мобилизованы.
Неудачливый Пат упал на колено, зажимая челюсть руками, а вот ударить второго у девчонки замаха уже не хватит, зато его длины рук достаточно, чтобы поймать её руку на замахе, перехватывая левой рукой, а правым кулаком коротко, без замаха метя в рёбра.
Ниндзю с какими-то китайскими хренями в руках взял на себя Трей, здоровый, как молодой бык, с таким же агрессивным выражением глаз под низким широким лбом. Не тратя времени, он ударил ногой в живот, стараясь сбить с ног.
Мужика с битой, который молодым качкам казался дедом, окружили сразу двое, оттесняя от остальных, чтобы не дать тому размахнуться.

Артур не успел ударить первым, места в зале сразу стало мало, всё загрохотало падающими снарядами, грохотом тяжёлых ботинок, криками и руганью, отбивающимися от потолка и стен. Закрыл голову рукой, принимая удар на неё, присел, ударил дубинкой снизу, метя в печень, и снова закрылся, перекидывая дубинку в другую руку. Где-то за спиной был Лео, оборачиваться и смотреть было некогда, но Монтанелли мог постоять за себя.

Свернутый текст

Пишу по согласованию с Агатой, она дала добро написать вне очереди и слегка пошуметь.

+3

11

Когда все были готовы, ребята по очереди стали вламываться в заведение, со стороны это напоминало штурм спецназом какого-то подпольного клуба, только у солдат сейчас были дубины, а роль хранителей порядка выступали мафиози. Впрочем, так оно есть.
Фронтовым пошел Сантино, достойно выбив дверь ногой и вырубив первого нарвавшегося качка нацистского толка. Затем уже завалились все остальные вперемешку с солдатами Фредо - Агата, Артур, Лео.
- Пусть молодежь порадуется. Сказал Фредо стоявшим рядом телохранителям-бугаям, Бернардо и Джо, которые сегодня как никогда выполняли роль живого каркаса капо, цель которых была не подпускать никого ближе чем на два метра. Сегодня Клементе не собирался вести убойную игру ставя на кон свои ребра или другие части тела. Их цель - оставить после себя выжженную землю, а все эти биты против гантелей, развлекаловка для солдат, который не проч выпустить пар.
Внутри уже все грохотало, откровенно говоря, он не ожидал, что потасовка будет столь динамичной, наци словно были готовы к их приходу, либо они были готовы драться двадцать четыре часа в сутки - настоящие приматы.
Кто-то запустил блином в нашу сторону, Джо достаточно было выставить плечо и кусок железа плашмя упал на пол, никому не повредив.
Всё это было занимательно и интересно, но где же наши главные участники? Подумал капореджиме и словно ответом на его вопрос, из раздевалки выбежал полуголый, видимо только что принявший душ, как интеллигентно решил Фредо, Спайк и его подручный.
- Что здесь происходит! Прокричал он и его глаза расширились от творящегося бардака.
В глубине души ему можно было посочувствовать, зал - святая святых любого спортсмена. Да и в принципе, когда кто-то врывается на твою территорию, это мягко говоря не приятно. Но в данном случае это было заслуженно, неужели он думал, что после произошедшего в Барракуде, а затем отправив Шурупа с Гвоздем, он будет спокойно существовать в Сакраменто?
- А-а-агрх, макаронники! Это всё вы! Залез он на ближайшую стойку, где раньше были блины и кричал словно какой-то орк.
- А вот и наш главный гамадрил! - с восторженной иронией прокричал Фредерико ему в ответ, выбросив открытую ладонь в его сторону. Итальянские солдаты засмеялись в ответ на шутку их капо, а Спайк взбесившись побежал на них.
- Вырубайте его. Безразличным голосом сказал он, Бернардо и Джо отошли чуть в сторону, создавая иллюзию, что они открывают Фредо для прямого нападения и как только Спайк оказался рядом, синхронным движением они заехали ему по груди битами, от чего тот моментально свалился и застонал.

+2

12

Рукопашный бой, как и вообще искусство ведения любого боя, с огнестрельным ли оружием в руках, холодным, или просто с голыми руками - это ведь целая наука, а не просто размахивание руками и тупая сила; драться стенка на стенку тоже надо с умением - и тут есть и свои особенности, одно дело драться на открытой местности, совсем другое - в замкнутом и не таком и большом помещении, вроде спортивного зала; и надо сказать, Сонни, просидевший в тюрьме пятнадцать лет, сейчас как раз был в своей стихии - самые жестокие, самые кровавые разборки, самые решающие для жизни заключённых драки происходят как раз не во дворе - где хоть и есть, где развернуться, но с вышки вооружённым надзирателям всё видно, - а во внутренних помещениях... в комнате отдыха, в душевой, просто в коридоре, в тюремном спортзале, ну реже - в столовой, где обычно тоже собиралось немало охранников за один раз. Так вот, человек, пятнадцать лет проживший в тюрьме, где бунты происходили чуть ли не каждую неделю в прежние времена - неужели с несколькими качками, у которых вместо мозгов - грибы древесные, Сонни не справится?.. При поддержке других солдат и соучастников, тем более, некоторые из которых габаритами хозяевам местной качалки уступали вовсе даже и ненамного. Агатой даже и рисковать было не столь обязательно - её делом было поджечь этот воняющий потом клоповник, даже без необходимости ввязываться в драку. Наверняка она чувствует такой азарт сейчас!.. Наконец-то получив возможность влиться в свою волну. Он помнил, как горели её глаза, когда они бросались боевыми гранатами...
И какое всё-таки замечательное изделие придумали японцы! Философия-то проста до невозможности: две палки, они являются продолжением твоих рук, не более, не менее, а каков результат!.. Нет, просто представьте себе, что бы вы могли сделать, если бы у вас руки просто были бы раза в два длинней? В этом-то вот и смысл: врага можно даже близко не подпустить к себе, если иметь достаточно длинные конечности. Причём, древнеяпонские военные технологи (или как их назвать? Оружейных дел мастера) добились-таки того, чтобы ханбо и по весу не сильно отличались от человеческих костей, и по прочности им не уступали, иди и превосходили бы их даже. Пульс был в восторге.
Трей был здоров, как бык; и реакцию имел такую же бычью - и пока он замахивался своим копытом, Сантино успел увернуться в сторону, наградив его ударами обеих ханбо по ноге, по коленной чашечке сверху, по голени - снизу. Взвыв, неонацист потянулся руками к повреждённой конечности, попытавшись отпрыгнуть в сторону на целой - Пульс же, развернувшись, врезал подошвой ботинка по второй ноге, заставив парня с грохотом и рёвом распластаться на полу, снова потянув верхние грабли к нижним. И снова мафиози не дал ему это сделать, с размаху влепив навстречу по его лицу носком ноги, как по футбольному мячу. Трей откинулся назад, и, то ли из носа, то ли из его рта, брызнул заметный фонтанчик крови, кажется, даже пара желтоватых зубов блеснула в свете ламп... больше он не двигался, видимо, отправившись в нокаут - что называется, "ушёл". Увернувшись от летящего в его сторону снаряда (вот это Джо стальной!), Сонни тут же наградил запулившего им штангиста, пока тот не опомнился от собственного броска, чередой коротких "жалящих"ударов по телу, и добив ударом ханбо по темечку с разворота - по сравнению с Треем, этот фигов катапультист, пожалуй, его легко отделался.
- Агата!!! - заметив, как один из нацистов вцепился в Агату, Пульс подскочил, начав щедро лупцевать его по спине, копчику и почкам ханбо в правой руке, словно оголтелый полицейский хлещет спортивного фаната при начавшихся беспорядках, пока тот не ослабил свою хватку, начиная оседать на пол. Ткнув его под рёбра, ускоряя его встречу с полом, Пульс добил его, с силой опустив ногу прямиком на его лицо - смачный такой след, наверное, останется на харе, в виде подошвы... - Ты в порядке?.. - подставляет руку, чтобы та поднялась, а сам оглядывается - чтобы никто и на него не напал с тыла. Почти что мимо них с громким рёвом пролетел уже знакомый им Спайк, на лице которого уже были застарелые следы побоев, как Пульс успел заметить (видимо, с гетто принёс "трофеев") - а Джо и Бернардо остановили его бег так синхронно и так красиво, что просто нельзя не восхититься. Кажется, даже слышно было, как треснула грудная клетка лидера Белого Легиона в этот момент... Его заместителя взял на себя Лео, оправив лицом в стопку блинов для штанги со всего размаху. Сонни оглядел поле боя напоследок. Кто-то из поверженных противников пытался отползти прочь, кто-то корчился, стоная, кто-то даже уже и не корчился, хотя едва ли тут была угроза летального исхода... во всяком случае, пока они не подожгли это место... дальше - каждый уже сам за себя. Пульс отошёл чуть назад, ко входу, загораживая Фредо и страхуя Агату; мотнул головой Артуру и Лео, чтобы тоже двигались к двери.
- Классная дубинка у тебя, Артур. - оценил вооружение Кастелли. И смотрится в его руках ничуть не хуже, чем гаечный ключ... который, впрочем, тоже может быть неплохим оружием при желании и доли фантазии.

+2

13

Участие в жесткой драке среди мужчин, пусть и вооруженной бейсбольной битой, мне перестало нравится как только через защиту в виде мужа прорвался один из нацистов и наградил меня ударами по ребрам. Хорошо что не по животу. Но что-то мне подсказывало, что эта часть моего тела в безопасности ненадолго. Во время успел Сантино, который стал дубасить нападавшего со спины.
- Ты в порядке?..
- В порядке - хотя грудная клетка ныла и была не согласна с моим ответом. Но я же смелая, безрассудная, эмансипированная, не желающая признавать, что на войне женщинам не место. Да и в местах я была по-горячее, чем этот убогий клуб, так что напугать меня не получиться. Притормозить и остудить, да. Впрочем, пора действовать дальше, я не как силовик была взята в команду, а за другие свои заслуги.
Опускаюсь на одно колено, ставя перед собой рюкзак. И осторожно достаю собранные Молотовы. Останется только снять защиту в виде пленки и чиркнуть зажигалкой.
- Артур - передаю один из коктейлей парню. - Передай Лео - вторая бутылка идет так же ему в руки.
- Сонни, держи - вооружаю мужа и сама беру оставшуюся бутылку.
- Огонь у всех есть? - у курящего Пульсоне, который всегда в кармане носит зажигалку не спрашиваю. Когда у всех в руках были зажигалки, мы почти одновременно чиркнули колесиком. И пламя очень быстро занялось пропитанной бензином материей.
Молотовы полетели в разные стороны: раздевалка, спортзал, несколько на саму арену. Кидали с разницей в несколько секунд, действовали слаженно и быстро. Ведь Молотов промедления не любит: вспыхивает быстро, заражая все вокруг адовым пламенем.
- Блять. Уходим! - проревел кто-то из Белого Легиона. Только тех, кто мог идти самостоятельно было не так много. И вряд ли они станут самоотверженно тащить на себе своих бессознательных товарищей. Но это уже на их откуп, солдаты Торелли же начали по команде покидать заведения.
И когда мы оказались на улице, то можно было услышать как трещат доски внутри Арены, как лопается стекло и пламя пожирает кожаную обшивку тренажеров.
- Делаем ноги - хотя тут и без уточнений понятно, что пора валить. Пока не приехали службы полиции и пожарные расчеты.
Мы закинули оружие в багажник, следом и свои тела погрузили в автомобили, и двинули с места преступления. Перед тем как свернуть на другую улицу и скрыться за углом, я обернулась. Здание "Арены" было объято пламенем и освещало близлежащие объекты словно днем. Из клуба уже вряд ли кто выберется живым. Дело даже не столько в угрозе сгореть или задохнуться от угарного газа, сколько в том, что все двери мы после себя заблокировали наглухо.
Что ж, конфликт между Бараккудой и Ареной можно считать улаженным?..

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Огни ночного города