Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Bring Me to Life


Bring Me to Life

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://firepic.org/images/2015-11/08/qsvqfeu5tgyg.gif
Участники:
Alexandra Pierce and Hayden Scarre
Место:
квартира Алекс
Время:
октябрь 2014
Погодные условия:
пасмурно
О флештайме:
Ты просто не представляешь, насколько мы похожи в том, кого потеряли.

Отредактировано Hayden Scarre (2015-11-08 21:51:12)

+1

2

Я не верю в то, что случилось. Сколько прошло со дня похорон? Неделя? Я уже потеряла счет дням, все они слились в один сплошной Ад.
Отключенный телефон, нежелание никого видеть. Единственным, кому я отвечаю на сообщения, является брат, который боялся оставлять меня одну, но я же сама его выгнала, настояв на том, что его внезапная работа (очень серьезная, имея отца-бизнесмена братец наплевал на все и устроился механиком в мастерскую, посмотрим, насколько его хватит) слишком важна, а я буду в порядке. Для пущей убедительности привела в аргументы то, что с уходом нашей нерадивой мамаши я смирилась, вены не резала, так же будет и со смертью Шона: поплачу, побешусь, но жить буду.
Конечно же я врала. Кэйтлин Пирс в отличии от моего парня была жива! Жила себе припеваючи с каким-то мужиком побогаче, совершенно позабыв о заботливом муже и двоих детях. Ей было плевать, и я с этим смирилась. В отличии от нее, Шону было не плевать на меня, и он не ушел к другой девушке, красивее или умнее. Это бы пережить я смогла.
Шон Паркер был мертв, и мне было невыносимо даже думать об этом, а произнести вслух этого я и тем более не могла. Я теряла дар речи, и все, что вырывалось наружу, так это дикие всхлипы.
За эту неделю квартира превратилась в жалкое подобие: гора грязной посуды, осколки разбитых ваз и стекол, раскиданные по дому вещи. Психи - страшная вещь, потому что все это я сделала сама, а вот на уборку сил не хватило. Вообще ни на что не хватило. Все, что я делаю, так это плачу, засыпаю, когда плакать уже не могу, вижу во сне кошмары, просыпаюсь и опять плачу. От девушки, которая некогда радовалась жизни, копалась по пол часа в гардеробе, выбирая, чтобы сегодня одеть, и никогда не закрывалась в квартире одна, считая это тоской смертной, не осталось и следа.
- Какого черта ты меня бросил?! - крик раздается по всей квартире, а в стену летит очередная рамка с общей фотографией, последняя, которая вообще смогла уцелеть к этому времени. Больше уже бить нечего.
Шон не виноват в том, что его убили на этом чертовом задании, но сейчас мне этого не объяснишь. И что толку, что я заканчиваю университет по специальности психология? Что толку, что я должна уметь справляться с такими жизненными ситуациями? Я не умею! Как с таким вообще справиться можно?
Перед моими глазами проносятся воспоминания нашего знакомства, как мы гуляли вместе, как он вправлял мне мозги, пытался учить чему-то новому. В голове крутятся воспоминания тех ночей, которые мы проводили вместе, как он держал меня за руку, заботился обо мне. От этого еще больнее, потому что я понимаю, что ничего подобного уже не будет. Эта мысль настолько въедается мне в голову, что думать о чем-то еще я не могу. Разум словно затуманивается, и кое-как встав с кровати и чуть не грохнувшись, запутавшись в одеяле, я плетусь на кухню и нахожу аптечку, из которой достаю пузырек с какими-то таблетками.
- Как ты вообще мог оставить меня? - шепчу я, пялясь на баночку и пытаясь понять, что я вообще делаю, но голова не соображает. А что если?.. Смогу ли я?..

+2

3

Уже в который раз я слышу от оператора, словно на повторе, о том, что ты снова недоступна, что ты вне зоны досягаемости. Я сбился со счета, сколько раз звонил тебе, писал сообщения. Сначала они были огромны, но с каждым разом становились короче, пока в конце концов я не оставил пару слов: "Прошу тебя, ответь мне". Я ни разу не писал письма, а в детстве игнорировал просьбы матери, когда она просила отправить рождественскую открытку своим родственникам. Они нас не любили, а все благодаря деду, который отошел в мир иной, но сейчас я думал даже не об этом. Когда ещё раньше ты часто маячила на моем горизонте, когда я часто получал от тебя сообщения, отвечал на звонки, ты выходила на контакт, будто сама того желая, но сейчас, видимо, ты предпочла скрыться из виду, и тебя никто не может толком найти.
Что же случилось за это время, пока мы не виделись, не обнимали друг друга, пока не говорили всю ночь на пролет и пока ты не выслушивала мои умопомрачительные истории под бутылку вина. Мне стало не хватать этого неловкого молчания, громкого смеха и слов о том, что кто-то по кому-то соскучился. Думала ли ты, что тот самый визит, когда тебе было шестнадцать, поможет обрести тебе нового друга? Я всегда предпочитал держаться в стороне от клиентов мамы, но ты смогла найти нужные слова для меня и моей сестры. Я никогда не оставался один, а где ты, с кем ты сейчас?
Мои пальцы снова и снова набирают твой номер. Мышечная память позволяет нажимать нужные кнопки, не заглядывая в экран. Мне сложно представить, где ты можешь быть. Тебя не видели на работе, мне даже сказали, что ты взяла какой-то внеплановый отгул. Я бы обзвонил всех твоих друзей, но, к сожалению, не знаю их номеров. Если я до сих пор не могу найти тебя, то хоть кто-нибудь это уже сделал? Что-то подсказывает мне, что стоит выйти из гостиной, сесть в машину и поехать к тебе. Не хочется появляться на пороге с пустыми руками, поскольку я всегда привозил тебе приятную мелочь, что-то вкусное или интересное. Мой выбор того, чтобы тебе что-то привезти падает на шоколад. Я помню, что ты испытываешь кайф, удовольствие, когда начинаешь отламывать кусочек от плитки, когда расправляешься с очередной шоколадкой, растягиваешь свое удовольствие и тянешься к следующей, к новому вкусу и другой начинке.
Я задумываюсь около кассы о том, куда податься, где искать тебя, если не смогу найти в квартире? Остаться ждать у порога я не смогу, потому что ночью я всегда пропадаю лишь в одном месте, которое чуть ли не стало моей обителью. Наверно, я оставлю кучу записок у твоей двери, напишу ещё одну и суну в почтовый ящик, засуну под дворники твоей черной Bugatti Veyron, если она стоит на парковке. Навязчивая идея о том, что могло случиться что-то плохое, заставляет нервничать, и я не обращаю внимания, не слышу, как продавец за прилавком уже давно собрал тебе корзину сладостей и протягивает её мне. Я спешу отдать ему купюру и покачать головой. Сдача мне не нужна, и я перестал её просить. Мой автомобиль подъезжает к дому, в котором живешь ты. Среди множества других машин мне трудно отыскать твою на первый взгляд, но лучше мне скорее подняться наверх и застать тебя на месте. Погода сегодня не может подпортить мое настроение ещё больше.
С чего бы начать разговор? Ты не отвечала мне на несколько дней, от чего приводила меня в бешенство, потому что я не получал желаемое. Я не мог услышать тебе и убедиться, что все в порядке. Чем больше я тратил нервы на счет тебя, тем больше курил и нес какую-то чушь в разговоре с другими. Мысли и переживания перешли на первый план, а сестра стала доставать и все больше интересоваться, кем я обеспокоен больше снова в кое-то веке, чем о себе. Оказываюсь около двери твоей квартиры, а как поднялся и зашел внизу уже не помню. Прислоняюсь к ней, чтобы постараться услышать хоть какие-нибудь звуки, но тишина стала пугать ещё больше. Замираю, приготовившись стучать кулаком громко и настойчиво.
Первый стук раздается эхом, но я не слышу по ту сторону двери топот ног, который предвещает скорое открытие единственной преграды, что сейчас разделяет тебя и меня. Я стучу снова, нахожу звонок и начинаю нажимать на него. Периодически отпуская, затем без остановок.  Ты все больше вынуждаешь меня ворваться в твою квартиру. вторгнуться в личное пространство без приглашений и нарваться на плохую реакцию с твоей стороны.
- Алекс. Лекс. Открывай дверь. Я не могу ошибаться, потому что ты там. Ты на меня в какой-то обиде? - стараюсь припомнить все свои косяки, грехи, которые мог допустить, но в голову ничего не приходит. Твое молчание может породить большое сомнение в моих действиях, но ты знаешь, что я настойчив и получаю то, что хочу. - Может мы поговорим? Я не с пустыми руками. Алекс! - выкрикиваю твое имя и хмурюсь.
Пусть твои соседи уже встанут на уши и поймут, что шум не прекратиться, пока ты не заговоришь со мной, пока не откроешь дверь и не дашь убедиться, что все в порядке. Я готов поругаться с ними, послать куда подальше, потому что вряд ли ещё когда-нибудь их увижу. - Дверь открывай! Хватит игнорить!

Отредактировано Hayden Scarre (2015-11-10 22:49:09)

+1

4

Я уже готова открыть этот чертов пузырек, что, собственно, и делаю. На ладонь падает горсть белых таблеток, и я тупо пялюсь на них, мысленно решая самую сложную дилемму в моей жизни. Ладно, будем честными, я не решаю, все решают эмоции, та боль, что внутри меня. Огромная, невероятно сильная, поедающая. Все, чего я хочу, чтобы она прекратилась.
Я не могу вернуть назад своего любимого человека, но жить без него я тоже не могу. Я просто не представляю, как это вообще возможно? С его появлением в моей жизни я переступила свой самый главный страх: боязнь отношений. Да, я боялась отношений, именно поэтому вела себя так, как обычно ведут парни: короткие интрижки, никаких обязательств и привязанностей. Этот страх шел из глубин моей юности, он был словно вросшим в меня, и бороться с ним никогда не выходило. Но в моей жизни появился тот, кто действительно смог это преодолеть, а теперь этот мир отнял у меня этого человека, мои мечты о нормальной жизни и внезапную веру в то, что у меня может быть счастливая семья. Моя семья.

Мой взгляд падает на небольшую бархатную коробочку, что все эти дни так и лежит на столешнице барной стойки, и ком моментально подкатывает к горлу. Я не знаю, что именно Шон хотел сказать мне этим кольцом, не знаю, потому что он не успел. Я получила его подарок вместе с новостью о его смерти, и теперь мне остается лишь гадать, что было бы с нами дальше, не случись все так. Чтобы я ответила? Испугалась бы? Собрала бы вещи и уехала к отцу, или он смог бы побороть мои тараканы, и в моей жизни в кои-то веки наступил бы хэппи-энд?
Стоит вспомнить, что счастливых концов не бывает, кому, как ни мне, это знать? Эта история очередное тому подтверждение, так что хватит уже быть маленькой наивной девочкой, верующей в то, что когда-то наступит счастье. Теперь уже не наступит, а пытаться снова, чтобы в очередной раз потерпеть фиаско, я не готова.

Решение дается так легко, что я даже удивляюсь, впрочем очень быстро переключаюсь с этой мысли на другую. В дверь раздается стук, и я замираю. Кого еще черти принесли? Кто до сих пор не понял, что я не готова никого видеть? Впрочем, кто вообще может знать об этом, кроме Шерин и Лиама, которых я собственноручно выдворила из города на следующие недели две? К чему мне эти сочувствующие взгляды? Я не хочу жалости! Все это глупо и невыносимо. Ни один этот взгляд не сможет вернуть мне мою потерю, от этого лишь хуже. Я не иду открывать, и за стуком следуют настойчивые звонки. Голова раскалывается, этот звук раздражает, но я по-прежнему не двигаюсь с места. Меня нет, черт возьми! Хватит сюда ломиться!
В этот момент из-за двери раздается голос, и я вздрагиваю от неожиданности. Хейден? Именно сейчас я с ужасом понимаю, что игнорирование твоих звонков и сообщений было моей самой великой ошибкой. Ты ненавидишь, когда я так делаю, ты ненавидишь, когда не получаешь того, что ты хочешь. В этом мы жутко похожи, я не привыкла слышать слово "нет", и оно дико меня бесит, заставляя из кожи вон лезть, чтобы все было так, как мне угодно. Два упрямых барана, и ты прекрасно это знаешь, а я вот забыла.

Ты действуешь на меня как холодный душ, отрезвляя голову, и до меня доходит, что я только что чуть не натворила. Я выкидываю таблетки в раковину, туда же летит и пузырек от них, а затем иду к двери, но снова замираю. Ты единственный, кому я хочу открыть, но в то же время я не желаю, чтобы ты видел меня такой: бледной, с опухшими от истерик губами и красными глазами, встрепанной и потерянной. Я не хочу, чтобы ты видел, во что я превратила свою квартиру, я не хочу объяснять, почему. Я не готова.
Ты все еще не сдаешься, и я бессильно прислоняюсь спиной к стене около двери и жмурюсь, вздыхая. Я не знаю, что делать, потому что в моей голове бардак не лучше, чем в квартире, слишком много противоречивых чувств и эмоций. Ты загоняешь меня в тупик, потому что нужен мне прямо сейчас, но в тоже самое время мне не нужен никто. Я думала, что разобралась с тем, как мне будет сейчас лучше (дикое слово, учитывая ситуацию), но ты снова пускаешь меня в замешательство, оказываясь на моем пороге и настойчиво требуя выйти к тебе. Ты прекрасно знаешь, что мне всегда было трудно сказать тебе "нет", и нагло пользуешься этим. В данный момент непростительно с твоей стороны, но я прекрасно знаю, что через какое-то время буду жутко благодарна тебе за это.
Я сглатываю очередной ком, который стоит у меня в горле, и отхожу от стенки, хватаясь за ручку двери. Минутное размышление, словно у меня есть какой-то выбор, а затем я приоткрываю дверь и выглядываю на тебя. На меня накатывает чувство вины, когда ты предстаешь передо мной, взъерошенный и с горящим взглядом, в котором я читаю беспокойство. "Прости, что заставила нервничать," - мысленно говорю я, но вслух произнести не могу. Вместо этого я молчу, всматриваясь в тебя, а затем практически шепчу, потому что говорить громче просто не в силах:
- Привет, Хейден.
И я почти уверена, что этот мой безразличный ко всему тон выбесит тебя еще больше, и на меня обрушится лавина негодования, но поделать с ним ничего не могу. Я чувствую себя бессильной.

Отредактировано Alexandra Pierce (2015-11-11 15:10:54)

+1

5

Закрываю на миг глаза, наивно надеясь, что хоть так смогу услышать твои шаги босыми ногами по паркету, едва уловимый смех или голос, который я давно не слышал в живую. Прикладываю ладонь к двери, чувствуя её холодную поверхность, и предпринимаю малейшую попытку толкнуть вперед. Она не поддается. Эта преграда все ещё разделяет нас, а ты не спешишь обрадовать меня звуком открывающегося замка. Не может быть такого, чтобы столь яркая девушка разом пропала с радаров, из сетей и не оставила бы о себе что-то. Стоя перед закрытой дверью, я уже понял, что ты решила закрыться ото всех, что тебе нужно побыть с одиночеством, которое спасает от городской суматохи, от шума и дикого темпа Сакраменто. Мои губы начинают шевелиться, тихо отсчитывая секунды обратно, прежде чем я начну выламывать дверь. Это будет обоснованно, потому что я боюсь не успеть к тебе. Могу ли я переступить этот порог слишком поздно, а потом, возможно, никогда себя за это не простить? Но губы отсчитывают последние пару секунд.
Ладонь нащупывает пустоту, когда ты все-таки решаешься открыть мне и выйти сюда, когда делаешь шаг навстречу ко мне и как-то вяло, уставше и вовсе из последних сил произносишь мое имя. Оно смешивается с той пустотой и тишиной, которые царят у тебя в квартире, и только тогда я поднимаю взгляд. Передо мной вовсе не так Алекс, которую я привык видеть, а совсем незнакомая девушка. Волосы немного взъерошены, кожа очень бледная, а тело будто вовсе не в состоянии удержать её на пороге, а руки не тянутся ко мне как обычно. Она не улыбается уголками рта, а смотрит отрешенно и с какой-то грустью. Алекс, видишь ли ты меня столь отчетливо, как и я тебя? Находишься ли ты сейчас рядом со мной или же уходишь в себя по цепочке связанных мыслей?
Лишь немногие умеют дергать за тонкие веревочки моих нервов, чтобы уметь выбесить за считанные секунды, привести в ужас или же сделать счастливым. Я порвал со многими связь, забыл имена, чтобы начать все снова, чтобы встретить новые лица и начать все с чистого листа. С тобой этого у меня не получилось, ведь между нами стало что-то больше, чем просто общение. Разве это плохо? Я хочу знать ту страшную причину, из-за которой ты проводишь бессонные ночи, об этом говорят твои оплаканные глаза, из-за которой ты пренебрегаешь едой, об этом мне уже рассказали твои тонкие руки и исхудалое лицо. Прошла примерно неделя, когда я в последний раз видел  тебя, и не повезло больше, чем остальным. Если проверить сейчас  мобильный, то можно потеряться в смс-ках, заколебаться чистить журнал пропущенных вызовов, проверять почту и соц сети. Твои родители и друзья именно сейчас могут идти в полицейских участок, чтобы заявить о твоей пропаже. 
-Привет, Алекс, - приветствую тебя и пользуясь случаем, нагло проникаю в твою квартиру, делаю пару шагов, чтобы оказаться по другую сторону злополучной двери и осмотреться. Довольно прохладно и темно. Ты нигде не включала свет, у тебя не играет музыка, которая заставляет тебя петь и танцевать. Меня ожидает творческий бардак? Ты психолог, а это, не в обиду, люди со странностями и мелкими причудами. Освобождаю руки от корзинки со сладким, недавно купленной в магазине. Повернувшись к тебе, застываю, снова встречаясь с тем холодным и пустым взглядом, который встретил меня и пристально сверлил. - Я много писал и звонил тебе, ездил на работу и всех спрашивал о тебе. И ещё. Я скучал по тебе, Алекс. - подобные чувства мне всегда сложно давались, точнее стали даваться сравнительно недавно. Свою жизнь я разделил на "до" и "после", и именно "после" стало казаться мне адом. Пока ты стоишь передо мной и никуда не торопишься уйти, я подхожу ближе и спешу обнять. Моя кожаная куртка может быть холодной и неприятной, но я раскрываю её, чтобы прижать Алекс к себе и укрыть. Последний раз меня обнимала сестра с утра на прощание. Она обнимает как-то робко, но очень искренне и тепло. Сейчас же Пирс совершенно слаба в моих руках, и я подумал, что постою ещё пару секунд вот так, вместе с ней, прежде чем отпущу и пойду с ней в гостиную. Мне не показалось, что здесь было холодно. - Я хочу поговорить с тобой, узнать, что случилось, потому что это понятно без слов. - провожу пальцем по её подбородку и заставляю поднять голову. В мыслях попросту хвалю себя за предусмотрительность, что с утра ещё не выкурил никакого косяка и ничего не выпил, иначе и сам бы прятал взгляд от неё, что казалось бы совсем странным. - Пошли в гостиную. - беру за руку, параллельно разуваясь и снимая с себя верх. Веду по направлению к комнате, будто я тут хозяин, и ведь помню план твоей квартиры. Я был тут пару раз, как и ты знаешь, где и с кем я живу.
Начинаю нервничать и чувствовать себя неловко. Стоило ли приезжать, и как сильно тебе хочется меня видеть? Я слишком наглый, но именно за этот счет всего и добиваюсь. Ты можешь в любую минуту одернуть меня, возразить или накричать, и может тогда я пойму тебя, но лучше все сейчас рассказать. Пусть даже и через силу под моим пристальным взглядом. Нужно начать что-то говорить, ибо эта тишина начинает душить и меня.
Сейчас я - твой психолог, а ты - мой пациент. Мы временно поменялись ролями, чтобы попробовать высвободить друг друга из оков собственных страхов и недосказанности.

+1

6

Я не привыкла видеть тебя таким. Твой взгляд говорит мне о том, как ты поражен тем, что открылось твоему взору, и я уже мысленно жалею, что открыла. Ты не должен был видеть меня такой.
Для всех я привыкла быть сильной, веселой, независимой, готовой к авантюрам и приключениям, но что со мной было сейчас? Я была потеряна, разбита, раздавлена и не знала, куда себя деть. Мне хотелось выть волком, лезть на стену, и, ах да, пару минут назад я чуть не наглоталась таблеток. Ты серьезно хочешь видеть меня такой, Хейден? Ты меня узнаешь?
Искренне надеясь, что ты не додумаешься пойти на кухонную часть квартиры, где в умывальнике валяются следы моего преступления, я отступаю в сторону, пока ты врываешься в мое единственное убежище и осматриваешься. Кажется, что сейчас ты выглядишь еще более шокированным.
Я молчу и просто наблюдаю за тобой, не в силах что либо говорить. Мне кажется, что этим я пугаю тебя еще больше, и чувство вины начинает грызть тихонечко изнутри, однако еще не так сильно, чтобы я смогла что-то сделать ему наперевес.
Ты говоришь, что скучал, прижимаешь меня крепко к себе, и я готова разрыдаться. Я обхватываю тебя руками, утыкаюсь носом тебе в плечо, понимая, что открыть тебе было совсем не ошибкой, мне нужны были эти объятия, и сегодня даже запах твоих сигарет не заставляет меня возмущаться, а кажется совсем родным. Но ведь так и есть.
- Я тоже скучала... - мой голос звучит слишком тихо и как-то хрипло, но я искренне надеюсь, что ты расслышал. - Прости, что не отвечала...
Я начинаю извиняться, понимая все больше, как ты скучал и волновался. Об этом мне говорят твои руки, так крепко прижимающие меня к тебе, словно ты боишься, что я сейчас вырвусь и сбегу. И к черту, что мы стоим посреди моей квартиры, я ведь всегда была очень "логична" в своих поступках, не правда ли? Ты знал меня лучше многих, а порою и лучше меня самой.
Ты проводишь пальцем по моему лицу, заставляя меня взглянуть тебе в глаза, и вот сейчас чувство вины начинает захлестывать меня без остатка. В глубине твоих голубых глаз я вижу столько эмоций, что мне начинает казаться, что я настоящая форменная дрянь, которая не ценит людей, находящихся рядом с ней. Пока я молчала, не желая никого видеть и думая лишь о том, как плохо мне, ты трепал себе нервы, гадая причины моего внезапного исчезновения. Простишь ли ты мне это?
Твоя рука касается моей, сжимает ее, и ты ведешь меня в мою же гостиную, усаживая на диван и садясь рядом. Недолго думая, я забираюсь на него с ногами и двигаюсь ближе к тебе, сворачиваясь в непонятную позу и утыкаясь лицом тебе в грудь. Почти уверена, ты этого не ожидаешь, но сейчас я плохо соображаю. Единственное, что я четко знаю, так это то, что была полнейшей дурой, отказавшись от всех, потому что сейчас я внезапно радуюсь тому, что ты рядом. Ты ведь рядом, Хейден, правда?
- Прости меня, пожалуйста, я такая дура... - я закрываю глаза и в очередной раз извиняюсь, хотя ты ждешь совершенно другого разговора. Ты жаждешь узнать, что со мной случилось, почему я пропала и тебя игнорировала, но я просто не знаю, как сказать то, что у меня произошло. Я не понимаю, как это вообще вслух произнести можно?
Тишина давит, и я знаю, что должна что-то говорить, но собраться с духом не так-то просто. Мне кажется, если я скажу, то тут же рассыплюсь на миллион осколков, которые уже невозможно будет собрать воедино. Хотя разве можно ли меня еще собрать? Конструктор сломан, починке не подлежит.
- Шон мертв...
Наконец я собираюсь с духом и говорю самые страшные слова, удивляясь тому, почему за ними не следует взрыв всхлипов и рыданий. Мне кажется, что я столько уже пролила за эти дни слез, что их просто не осталось. Не осталось ничего, кроме давящей пустоты, которая пожирает изнутри.
Больше я ничего сказать не в силах, я лишь сильнее жмурю глаза, желая проснуться и узнать, что все это страшный кошмар, который уйдет и забудется. К сожалению, мне слишком редко снятся кошмары. Мой парень и правда мертв...

Отредактировано Alexandra Pierce (2015-12-25 00:59:06)

+1

7

Сейчас я думаю лишь о том, что Алекс могла сделать с собой до моего прихода. Что она делала буквально пять минут назад, не подозревая, что я постучусь в её дверь и застану врасплох? По взгляду, который она на меня бросает, я не узнаю эту девушку, но мимолетное касание до ладони, переплетение пальцев напоминает время, когда мы, взявшись за руки, гуляли по улицам шумного города. Этот жест я всегда расценивал как поддержку и как то, что человек не собирался от меня уходить. Будут ли сейчас уместны слова, когда я не могу оторвать взгляда от лица Пирс. Она как-то жалко держится передо мной, но и не старается скрыть то, что переживала все это время. Алекс, расскажи мне о своей катастрофе.
Чувствую, как Пирс сама хватается за меня, старается не отпускать и не отдаляться, словно я могу исчезнуть в любой момент, словно я какой-то спасательный круг, который не допустит,чтобы она утонула в своих мыслях. В голове может быть и пусто, но она не знает куда деть ту боль, которую я заметил в её потухших глазах. Алекс забирается с ногами на диван, тогда я могу её обнять и услышать, как она дышит. Волнение все ещё осталось в груди, от чего каждый вдох отчетливо слышится в сбитом темпе. Она периодически забывает дышать, но не забывает сжать свою ладонь ещё крепче.
-Я рядом с тобой и никуда не собираюсь уходить, пока ты сама не расскажешь, что произошло. Ты никогда ещё так не пропадала, не пыталась исчезнуть и не сторонилась людей, как в последнее время. Тебя кто-то тронул? - В голове я рисовал множество вариантов, нехотя допуская и те, которых я боялся больше всего. Может ей было просто стыдно сказать мне об этом, поэтому она избегала любого контакта. Глажу Алекс по волосам, поправляя её непослушные пряди и прислушиваясь к каждому звуку, который может оказаться шепотом. Она говорит достаточно тихо, стараясь сильно не нарушать воцарившуюся тишину. - Ты можешь мне доверить любой секрет, потому что скрывать будет глупо. Я говорю серьезно, и если бы мне было все равно, то меня бы здесь сейчас не было. Ты меня слышишь? - обращаюсь к ней, не давая погрузиться в омут мыслей. Пирс роняет фразы,  не до конца веря в то, что сейчас мне говорит. Это больше похоже на шок, потрясение, в котором она находилась уже достаточно долго. Её страх начинает заражать меня, что непривычным кажется мне чувствовать нечто подобное наравне с сочувствием. Я никогда не видел Алекс такой беззащитной и подавленной, не замечающую ничего вокруг и совершенно безразличной к тому, что происходит. Мне показалось, что она и вовсе не выходила даже из одной комнаты, а в один момент предпочла запереться именно здесь. Если удастся позже вырваться на пару минут, то я пройдусь по всем комнатам, потому что весь ужас прячется явно не за этими дверьми.
Я готов простить её игнорирование звонков, не отвеченные сообщения и закрытые двери, поскольку я уже не раз стучался в её кабинет, квартиру, дом. Она услышала меня только сейчас, на секунду перестав думать о том, что до сих пор разрушало изнутри.
-Шон? - я переспрашиваю, вспоминаю все знакомые лица с этим именем и перестаю лихорадочно бегать глазами по краю стола, когда понимаю, кого она имела в виду. - Твой парень? Что с ним произошло?
Признаюсь, что я не сильно знал этого человека, но со слов Алекс он был замечательным, хоть мы и не горели тем, чтобы распространяться по поводу своей личной жизни. Это не могло быть какой-то шуткой или ошибкой, которая так отразилась бы на ней. Алекс трудно говорить с каждым словом, тогда я снова прижимаю её к себе, стараясь успокоить и укачать, вовсе не думая, что эти бессмысленные движения могут хоть как-то помочь. Сейчас я более чем бесполезен. Сейчас я понимаю, что когда-то оказался в подобной ситуации, что не так давно почти избавился от своего ночного кошмара и до сих пор избегаю выпусков новостей. Чтобы описать то, что обычно творится на душе у человека после такой новости, мне не хватит слов, мне не найти таких слов в книгах и вовсе не выдумать, чтобы точно описать это состояние. Что я только и сам не предпринимал, чтобы найти хоть какое-то временное обезболивающее, хотя бы какое-нибудь лекарство, способное притупить агонию внутри, подавить пустоту и не утерять краски жизни, не окрасить небо над головой в серый цвет. В ушах до сих пор стоит голос телеведущей, которая сообщает, что найдено изуродованное тело девушки в огромном парке. Этих ублюдков так и не нашли, а мне так хотелось сделать с ними то же самое.
-Мне стоит сегодня остаться рядом с тобой, чтобы больше не потерять из виду. Непрошеный гость будет для тебя психологом и лучшим другом. Если хочешь говорить, то говори, а если нет, то проще помолчать.
Становится нелепо от своих же слов, потому что я волнуюсь больше за её состояние. Она может подумать, какой я идиот, но отвлечь её нужно ещё постараться.
-Чем ты занималась?
Я вовсе не жду правдивый ответ на этот вопрос, но все же задаю его. Осмелится ли она мне сказать и во всем признаться или же как-нибудь глупо соврет? Провожу пальцами по её рукам, дабы убедиться в отсутствии каких-либо следов. На ум сделать что-нибудь с собой может прийти самым неожиданным образом.

+1

8

Ты - мой спасательный круг. Ты тот, кто может в любой момент остановить меня от глупостей, о которых я буду жалеть. Ты тот, кто был мне неосознанно нужен все это время, потребность в ком я игнорировала, не понимала, но чувствовала где-то в глубине своей души. И я была благодарна, что ты пришел. Как же я была благодарна...

Ты рядом со мной, прижимаешь меня к себе, я прячу лицо у тебя на груди, и чувствую, как меня окутывает пелена какого-то спокойствия, которое я не могла найти все эти дни. Я ощущаю твое присутствие буквально каждой клеточкой кожи, поэтому в словах-подтверждениях, что ты рядом, я не нуждаюсь, но ты все равно говоришь их, и я еще отчетливее понимаю, как ты волнуешься за меня.
Я сжимаю твою ладонь, и весь мир будто перестает существовать. Рядом есть только ты, и ты можешь меня спасти.

Внезапные твои слова о том, что меня кто-то тронул, заставляют впасть в некий ступор. Ты... Ты так подумал? Правда? Боже, Хейден, что ты еще себе мог нафантазировать за то время, пока я молчала? Нет, твои мысли не кажутся мне абсурдными, я понимаю, что ты волновался, но... Черт возьми... Из всего, что могло случится, ты подумал именно об этом? Будь я в другом состоянии, я бы явно треснула тебя за такие мысли, обозвав балбесом, а еще вдобавок может и обидевшись, но в данный момент все эти мысли, ситуации мне не кажутся такими бредовыми.
- Боже... Хейден, нет. Нет, меня никто не трогал, я абсолютно цела. Физически, - я мотаю головой, давая тебе понять, что ты ошибся, что я в порядке, синяков нет, ссадин, ушибов, ударов тоже, да и в том смысле, в котором подумал ты, я тоже абсолютно цела и невредима.

Ты тут же осыпаешь меня градом слов, в которых говоришь о доверии, о том, что тебе не все равно, но я и так все это знаю. Это же так очевидно. Ты - мой лучший друг. Чтобы ни случалось в наших жизнях, ты всегда был рядом со мной, поддерживал, помогал. Господи, да чего только не происходило, но мы все переживали, дружба все переживала. Разве это не доказательство?
- Хейден... Мне было шестнадцать, когда мы познакомились. Неужели ты думаешь, что за все это время, я так и не поняла, что могу тебе доверять? Ты для как семья, это же очевидно, - шепчу я и выдавливаю из себя улыбку. Несмотря на всю ту боль, что таится внутри меня, она искренняя, ведь слова, сказанные мной, далеко не ложь.

Когда я озвучиваю тебе самую страшную причину, которая вряд ли и в голову-то тебе могла придти, то вижу, как твои глаза расширяются от поразившей тебя новости. Больше ничего замечать я уже не в силах, так как мои мысли вновь лихорадочно возвращаются к тому, в чем я тонула все это время. Но тьма не захватывает меня без остатка, как это было в минуты одиночества. Я чувствую твою руку, чувствую твои объятия, и они теплым светом окутывают меня, согревают, заставляют оставаться на плаву. Я не знаю, как тебе это удается, но просто спасибо.
- Я толком ничего не знаю... Он был на задании... Помнишь, я говорила тебе, что он полицейский? Так вот, погиб при исполнении. Это все, что мне было сказано, - я тяжело вздыхаю, пытаясь подавить рыдания в себе. Кажется, у меня даже получается. - Хейден, почему все так? Что мы такого натворили, что жизнь забирает у нас лучших?
Это скорее риторические вопросы, на которые вряд ли кто-то знает ответы, но я не могу их не задать. Они крутились в моем больном сознании все это время, и сейчас я понимаю, как трудно было не озвучивать все это время вихрь мыслей, которые роились в голове. Проблема в том, что при появившейся возможности выплеснуть их, я не могу собрать воедино, упорядочить ни одну мысль.
- Не говори так. Не говори, что ты непрошеный гость. Я тебе всегда рада.
Ты даже не подозреваешь, насколько ты сейчас мне нужен.

Я закрываю глаза, просто прижимаясь к тебе и погружаясь в какое-то странное спокойствие. Я не знаю, почему именно ты так на меня действуешь, ведь даже брату было неподвластно справится с моим состоянием, я просто выдворила его вместе с его девушкой за пределы города, обещая звонить. К слову, обещание так и не сдержала, он убьет меня, когда вернется.
- Да так... Ничем. Лежала, спала, бродила. В общем, всякой ерундой, - опускаю моменты с рыданиями, битьем посуды и таблетками. Кстати, стоит незаметно пробраться на кухню и убрать пузырек, пока ты не заметил...

Отредактировано Alexandra Pierce (2016-01-09 01:52:28)

+1

9

Спустя столько лет ты все ещё также крепко обнимаешь меня и говоришь то, что тревожит твое сердце. Спустя столько времени ты до сих пор умеешь доверять мне, как тогда в коридорах больницы, где работала моя мать. Ты доверила мне свой страх и позволила заглянуть в него, чтобы я больше не был каким-то чужим мальчишкой, бродящим по бесконечным белым палатам. Ты рассказала о том, о чем боишься, и тогда я впервые успокаивал тебя касаниями, потому что не знал подходящих слов на этот случай. Сейчас я также молча глажу тебя по голове, провожу по рукам и волосам, по плечам и спине, стараясь успокоить своим присутствием и теплом, которое обычно для меня не свойственно. Ты можешь согреть мои руки, в то время когда они постоянно бывают холодными. Мне трудно было свыкнуться с той мыслью, что я мог для тебя стать многим, тем, в ком бы ты нашла лекарство от плохого настроения или беспокойства. А сейчас мне трудно свыкнуться с той мыслью, что тебя поглощает та боль, которая схожа и с моей. Долгая борьба ослабляет, и тогда тебе не хочется больше утолять или избавляться от неё. Тебе остается лишь расслабиться и дождаться того момента, когда каждый вдох и выдох будет отдаваться болью, колкой болью в груди, и тогда не захочется больше повторять этого. Пока ты смиряешься с мыслью, чтобы утонуть в этом море, я держу твою руку и стараюсь пробудить ото сна, возвращая в нашу реальность.
- Прости, - роняю это слово и чувствую укол совести. Я мог допустить много ошибок и вариантов в своей голове, но Алекс заставляет меня не на шутку волноваться. Одна её пропажа уже успела наделать шуму и породить несколько сплетен. Я не стал их слушать, и что хуже, верить им. Дверь её квартиры может быть открыта не каждому, но я не переставал стучаться в неё, - я впервые вижу тебя такой разбитой и совсем бледной. Мне было чуть больше, когда мы познакомились, но словно это было вчера, потому что я отчетливо помню первые минуты, когда увидел тебя.
Слова Пирс о семье запали мне в душу. Я не жаловался на своих родителей, не имел притязаний и к сестре, но быть для кого-то близким и важным в этом мире я перестал около пяти лет назад. Тот день до сих пор очернен громкими и ужасными новостями по телевидению, и сейчас я понимаю любые слова, обрывки фраз, которые говорил Алекс, рассказывающие о её катастрофе. Возникло желание исчезнуть хотя бы надень, как это сделала она. Мне стоило отключить свой мобильный и забыть, что по ту сторону двери этой холодной квартиры бурлит и моя жизнь, особенно ночью после двенадцати.
Она до сих пор не верит в то, что говорит мне о своем Шоне. Алекс была здесь одна, лишь наслаждаясь компанией одиночества или сходя от него с ума постепенно и незаметно. Она еле держится, потому что я все ещё рядом и не отпускаю её рук.
- Я помню, что ты рассказывала мне о нем и с каким выражением лица это делала. - Пирс могла часами говорить об этом человеке, порой забываясь, что находится в моем обществе или в обществе кого-либо. Она погружалась в самые светлые воспоминания, делилась громкими событиями, которые дарили радость и новые эмоции. Этот парень выбрал слишком тяжелую и ответственную работу. Мне не хотелось ей ничего говорить, перебивать, но рано или поздно его бы жизнь ничем хорошим не кончилась. - Жизнь вообще странная и галимая штука. Я бы сейчас мог толкать тебе какие-нибудь философские мысли или размышления на тот или иной счет, но не буду этого делать. Тебе не до этого сейчас, чтобы задаваться такими серьезными и каверзными вопросами. Но не держи и не души в себе эмоции, от этого будет ещё труднее. - смотрю на девушку и провожу большим пальцем по её щеке, убирая мокрый след. Мне становится немного противно от самого себя, что я говорю такие жалкие речи, которые не могут толком помочь, как противно и от своей беспомощности в этот момент. Я практически не говорил ей о той, которую и сам потерял, после чего моя жизнь сильно изменилась. На её слова о непрошеном госте, я решил промолчать и ненароком уставился в какую-то точку. Атмосфера этой квартиры не понравилась с самого начала. Что мне то не дает покоя, когда обычно я забиваю на такие вещи и не придаю значение? Оставить Алекс одну нельзя, тогда стоит пройтись с ней, под реальным предлогом, что меня стала мучить жажда. 
- Надеюсь, что все так, как ты сейчас говоришь мне. Давай немного приведем твою квартиру в порядок, - это глупая мысль, но может она поможет немного занять её и отвлечься от тех мыслей, которые продолжают жить в её голове, - мне захотелось пить. Покажешь, где кухня? Я немного подзабыл, как у тебя тут все устроено.
Встаю с дивана и притягиваю девушку к себе, ловя взгляд её глаз.
- Пошли, - тихо роняю и веду её за руку. На самом деле я хорошо помнил комнаты в этой квартире, поэтому безошибочно шагал до кухни.  Зайдя в неё, я отпустил руку Алекс и схватил какой-то бокал, стоящий на столе. Меня не сильно интересовало, что в нем могло быть и в каком он был состоянии, сколько я краем глаза осматривал помещение, чтобы не вертеть головой в разные стороны. - Беспорядок небольшой и тут. Так что придется убраться в твоей квартире.

+1

10

Признаться, половина слов Хейдена вообще пролетела мимо моих ушей. Я не понимала, что он говорит, зачем, для чего, как, просто в какой-то момент до меня стало доходить, что я слышу на фоне его голос, который что-то мне объясняет, а я даже не понимаю, что.
Я чувствовала его руку, чувствовала его прикосновения, но мыслями была где-то совсем далеко, хотя и сама толком не понимала, где. Вокруг меня просто были пустота и холод, больше я ничего не ощущала. Было такое чувство, словно я фарфоровая кукла, которую взяли с полки, чтобы поиграться, а потом забыли вернуть на ее законное место. Странная метафора, но другой мне сейчас на ум не приходило.

А вообще... Мы, люди, такие глупые. Мы уверены, что у нас куча времени, мы успеем сказать своим близким слова, которые им важны, которые им скажут о том, как мы их любим, мы обязательно исполним все свои планы и мечты, которые откладываем в долгий ящик, а потом наступает какой-то момент, когда мы теряем этих людей... Или мы теряем жизнь... И тогда все внезапно перестает быть важным, не остается ничего: ни планов, ни слов. Успел ли ты оставить свой след в этой жизни? Успел ли ты сказать своим близким, что любишь их? А может это вовсе не ты потерял жизнь, может это кто-то из близких покинул наш мир? Успел ли ты признаться ему в чем-то? Успел ли пробыть с ним достаточно? Никогда не бывает достаточно... Ты никогда не бываешь готов к потере, и все, что от нее остается, это огромная пустота, которую невозможно заполнить. Да, будут другие люди, может их будет не один и не два, но никто из них не сможет заполнить место именно этого человека. Память всегда сохранит его. Ничего не заживает бесследно, шрамы всегда остаются с нами.

- Я помню, что ты рассказывала мне о нем и с каким выражением лица это делала, - до меня внезапно доносятся слова Скарре, и я горько усмехаюсь, хотя, признаться, готова просто разрыдаться. Слезы подкатывают жутким комом к горлу, но я сдерживаю их из последних сил. Я не привыкла, чтобы меня видели слабой, я и так сейчас слаба, мне только слез не хватало. И пусть Хейден для меня приравнен к семье, но я не могла показать ему, насколько мне на самом деле плохо. Я держусь. Держусь, слышишь меня? Да уж, хреновая из меня актриса, признаться. Неужели по тому, что со мной творится, по тому, в каком я виде, в каком виде моя квартира, он не понял, что я разбита? Конечно же, это было не так. Ему не нужны были мои слезы, чтобы понять, что со мной происходит, он слишком долго меня знал. Слишком долго и слишком хорошо, в отличии от многих. Однако я все равно сдерживаю их, не позволяя ему увидеть. Насколько меня так еще хватит? И хватит ли вообще?
Он говорит что-то еще, но слова снова проносятся мимо моих ушей. Я внезапно слышу лишь то, что он говорит что-то о том, чтобы я не держала все в себе, но я не готова с ним согласится. Я не верю в случившееся. Я не хочу верить в это. Я не могу говорить об этом. Как мне не держать все в себе, если я и слова выдавить из себя не могу? Единственное, что мне хочется, так это молчать, потому что я просто не могу подобрать слова, которые бы могли описать то, что я чувствую. А вообще существуют ли такие слова? Возможно ли вообще описать то, что творится внутри тебя, когда ты теряешь кого-то, кто стал для тебя частью твоей души?

Хейден встает, за руку притягивает меня к себе и куда-то ведет. Я не сразу возвращаюсь в реальность, начиная снова понимать, что происходит, по началу иду на авторежиме, пока не начинаю видеть дверь на кухню. До меня тут же начинает доходить, куда он меня ведет, я вспоминаю, что в раковине на кухне у меня валяется куча таблеток и пузырек от них. Паника возвращает меня в мир живых, и я отчетливо понимаю, что нельзя допустить, чтобы Скарре увидел следы моего преступления. Как только мы оказываемся на кухне, я тут же заслоняю собой раковину и смотрю на Хейдена, судорожно пытаясь придумать, как выпроводить его из этой части квартиры. Мозг внезапно активизируется, хотя надежды на него было не то, чтобы мало, ее вообще не было.
- Да, конечно... Только не мог бы ты мне принести из гардеробной кофту сначала? Я замерзла... - наконец нахожусь я, умоляющим взглядом пронзая его. - Пожалуйста.
Добавляю тихим тоном, слегка поежившись. Надеюсь, что выглядело это убедительно...

Отредактировано Alexandra Pierce (2016-01-28 01:05:06)

+1

11

Наше общение затрагивает ту тему, к которой я начал сводить все фразы, и к которой Алекс сейчас не могла относиться спокойно. Как никто другой я понимаю её утрату того человека, которого любишь всем сердцем, но в один день страшные обстоятельства прерывают ваши жизни, и она останавливается не в силах идти вперед. Мне стало страшно сделать ошибку в очередной раз, поэтому я не сводил с неё взгляда. У меня родилась идея забрать Алекс с собой, поскольку вся её квартира это одно большое воспоминание о молодом человеке. Кидаю на девушку взгляд и замечаю, что она все равно не со мной, а блуждает в своих лучших воспоминаниях, думая, что все на самом деле не так. Мне не хочется дергать её лишний раз, но такое поведение немного пугает. Я толком не знал подбадривающих снов, даже не запомнил толком тех, которые мне говорили родные, когда я потерял Лару. Свою девушку, в которой сосредоточился весь смысл моей жизни. И теперь она остановилась вместе с тем ужасающим выпуском новостей.

Беспорядок в её квартире уже рассказал мне о многом. Например о том, что её хозяйка совершенно ничего не делала в последние пару дней, не пыталась разобрать вещи и не позаботилась и том, чтобы все лежало на своих местах. Мне не хватало ещё спотыкаться об что-нибудь и рассматривать разбитую посуду. Это несомненно успокаивало нервы, но ничего не меняло.
Руки Алекс очень холодные и слабые. Она практически не держалась за меня, а это я силой вел её на кухню, чтобы найти там нужное для того, что привести в чувство. Она просит принести кофту, тогда я молчаливо соглашаюсь принести ей желаемое.

Выйдя из кухни, я немного поежился, и меня окутало очень сомнительное чувство по поводу её намерения. В голову закрались странные мысли, что её просьба походила на тот предлог, чтобы я вышел из кухни, в то время как она осталась одна. Идти до её шкафа далеко, а моя куртка оказывается чуть ли не под рукой. Я хватаю её, сложив пополам, перевешиваю на руку и спешу обратно. Может её кофта и была теплее, но моя куртка оказалась намного ближе. Мой взгляд не сразу обращается на то, чем занята сейчас Алекс. Зато я успеваю а мгновение зацепиться за какие-то разноцветные пятна в раковине. Лучше бы мне это показалось, прежде чем возникла та самая мысль, что кухню я осмотрел ещё не всю.
- Держи мою куртку. Она тоже теплая, а твою кофту я бы искал вечность. - Замечаю на себе её взгляд, который она тоже не сводит и внимательно следит за мной. Ты хочешь, чтобы я что-то не видел? Но я снова возвращаюсь к тому, что мне показалось. Это был вовсе не глюк моего зрения или сознания. Я не хотел видеть это и близко рядом с ней, но глазам я верил больше. Таблетки были рассыпаны в раковине, а рядом с ним валялся пустой пузырек. Практически все его содержимое было передо мной, но на глаз трудно определить, все ли таблетки на месте.
- Это что за херня? - Резким движением подбираю мокрый пузырек, осматривая его этикетку. Обычное снотворное, которым не удивишь, но стало страшно то, что тот человек, который помогал справляться с проблемами другим людям, сейчас оказался в безвыходной ситуации. В тупике, откуда могли вывести лишь эти разноцветные и белые таблетки. Тут же хмурюсь, показывая всем своим видом, что мне противно видеть это у неё на кухне. - Ты серьезно? Ты, Алекс? Когда ты опустилась до чужого уровня, найдя для себя выход в этом дерьме из белых таблеток?
Вспоминаю скандалы, истерики матери, когда она пыталась меня остановить от непоправимой ошибки. Это было всего лишь раз, но я тогда не думал. что может произойти со мной, как это отразится на моих близких, и как ни будут жить с этим. Сейчас, стоя перед Пирс я практически повторял все реплики, которые произносила сквозь слезы моя мама и сестра. В это не верилось, и казалось, что выхода совсем уже не осталось. Я не боюсь повышать голос, его тон, менять его окраску, превращая из мягкого и спокойного баритона в грубый, смешанный с нотками злости.
- Сегодня ты тут не останешься, а будешь ночевать у меня дома. - Кидаю пустой пузырек в мусорный бак, собираю таблетки, стараясь не испачкать ими себя, выкидываю туда же. На Алекс смотрю теперь с толикой недоверия и какого-то разочарования. Ничего не поделать. Когда то так на меня смотрел и отец, когда узнал, что я собираюсь с собой сделать. - Собирай шмотки, ты поедешь ко мне. На пару дней, даже не важно на сколько. - Беру девушку за руку и спешу в её комнату. Мне не сложно помочь собрать ей вещи, вот только этот бардак будет царить ещё несколько дней, пока она не придет в себя. - Ты прямо так поедешь? Я не возражаю, все равно моя машина припаркована рядом.
Морщу нос, стараюсь даже и близко не думать, что в её квартире я не нашел. Был ещё вариант заглянуть в ванную, но мне хватило и таблеток.
- Сестра не будет против тебя. Просто радуйся, что я вспомнил, что в этом доме не мои вещи и не разбил тут все к херам. Не хочу тратить лишние деньги. За тобой тем более нужно смотреть.
Элис может присмотреть за ней, пока я буду работать, или все таки взять Алекс с собой в клуб?

+1

12

Стоило только Хейдену выйти из кухни, как я резко повернулась к раковине, судорожно начав собирать таблетки, дабы выкинуть их. Сделать этого я не успеваю, потому что он мгновенно возвращается и накидывает на меня свою куртку. Черт, Хейден, ну почему ты не мог поблуждать по квартире парой минут дольше?..
- Спасибо, - бурчу я себе под нос, кутаясь в куртку парня. Я и правда замерзла, но причиной этого был далеко не дикий холод в пустой квартире, а мои нервы. Однако сейчас это все не важно, ведь я так и не успела скрыть следы своего минутного помутнения, а кое-кто слишком внимателен, чтобы заметить, что здесь что-то не чисто. Я почти уверена, что он не так просто принес мне именно свою куртку, поэтому сверлю его взглядом, стараясь заслонить раковину собой. Не выходит, Скарре отодвигает меня в сторону, явно что-то заметив, и в следующий миг я слышу его до чертиков злой голос, который заставляет меня вздрогнуть.

Он смотрит на меня разъяренным взглядом, в котором я явно читаю разочарование во мне и желание прибить за эту выходку. Его сейчас не убедишь, что я не собираюсь глотать таблетки, что  я сама не понимаю, как чуть не натворила непоправимую ошибку. Я все это прекрасно понимаю и сама, но ответить что-то на оглушающий звук его голоса сейчас не могу. Опускаю голову, как провинившийся котенок, кутаюсь сильнее в его куртку, мечтая спрятаться где-нибудь, чтобы не видеть его взгляда, мне он как ножом по сердцу, а моему сердцу сейчас и без этого готово разорваться.
- Прости... - лепечу я еле слышно, сверля взглядом его ботинки, смотреть в лицо слишком страшно. Мне кажется, что если я сейчас подниму голову и взгляну в его глаза, то не выдержу и развалюсь на тысячи осколков. Его голос груб и бьет по мне словно хлыст. Сейчас мне кажется, что лучше бы он поднял руку, нежели говорил со мной ЭТИМ тоном. Меня начинает трясти.

Он не спрашивает, не советуется и не предлагает. Приказным тоном он ставит меня перед фактом, что больше ни минуты я не останусь в этой квартире, и сейчас я не готова ему перечить. Впервые. Для меня это удивительно. Будь другая ситуация, будь я в другом состоянии или будь передо мной кто-то другой, я бы уже кричала, возмущалась, орудовала подручными предметами и никуда бы точно не собиралась. Но сейчас у меня даже мысли не возникало, чтобы вякнуть что-то против. Я впервые видела Скарре таким злым, и это меня не только отрезвляло, но и пугало. И дело было совсем не в его словах или действиях, а в той энергии, которая сейчас от него исходила. Мне казалось, что моя выходка вывела его из равновесия, и сейчас он способен на все, чтобы вернуть мои мозги на место.

Я не отвечаю, не возмущаюсь, позволяя ему высказываться дальше, просто иду и собираю необходимые вещи. Голова плохо работает, что надо взять, но я все же пытаюсь скинуть в сумку предметы первой необходимости, после чего запихиваю туда некоторые вещи. Все так же молча выхожу и отдаю сумку Хейдену, и лишь его слова заставляют меня опомниться, что сама я переодеться забыла. Возвращаю ему его куртку и удаляюсь в гардеробную. Я почти уверена, что он стоит под дверью и прислушивается, опасаясь, что я могу выкинуть что-то еще. Наконец я решаюсь подать голос.
- Я не собираюсь ничего с собой делать, прекрати.
Выхожу из гардеробной, застегивая куртку на ходу.
- Замечательное знакомство с твоей сестрой... "Здравствуй, Элис, это Алекс, она поживет у нас"... Всю жизнь мечтала... - бурчу я и иду к двери.

+1

13

С того самого момента, как я перешагнул порог этой квартиры, почему я искал подвох? Я искал подвох в идеальном, в почти идеальном порядке у неё дома, когда в душе этой девушке были руины, царил хаос и зияла огромная черная дыра. В этом и заключается подвох, обман моего зрения или слуха. Лекс знала и видела того, чего мог не увидеть я. Мой взгляд нагло скользил и останавливался на любой подозрительной вещи, которая бы лежала не на своем месте или вообще бы не имела здесь своего предназначения.
Облокачиваюсь двумя руками на раковину, опустив голову и ища подходящие не грубые слова в адрес девушки. Меня привлекают эти таблетки, внешний вид которых я стараюсь определить ровным счетом как и само их название. Если бы я когда-то глотал такие горстями, то сейчас бы сразу узнал. Беру одну, зажимая её указательным и большим пальцами, поднимаю руку, чтобы получше рассмотреть и глуша в себе желание попробовать самому.
- Твою мать, Пирс. Ты - гребанный психолог, который нагло врал мне все это время, но думаешь, я повелся? - Я стал язвить, хмурить лоб с носом, но заметил, как Алекс тут же сменилась в лице и сильнее закуталась в то единственное, что укрывало и защищало её сейчас от внешнего мира - моя кожаная куртка. - Мы вернемся к этой теме, а эту дрянь я забираю себе. - Найти от них пузырек не составило никакого труда. Он валялся среди посуды, а сами таблетки слегка намокли от капель воды в раковине. Собрав все до единой и закрыв их крышкой, я спрятал пузырек к карман своих штанов, посмотрел на часы и принял решение выехать домой.
- Тебе нужные какие-либо вещи отсюда? В ближайшее время ты сюда не вернешься, а будешь жить у меня. Мне плевать, что у тебя запланирована пижамная вечеринка дома, что соседи могут прийти или ты ждешь важное письмо. Я подожду тебя около гардеробной. - Складываю руки вместе на груди и поджимаю губы. Со стороны я похабно себя веду, но с другой стороны она бы не стала меня слушать. Алекс, привыкшая решать все за себя, и порой эти решения действительно не были такими уж и правильными. Она лишилась того человека, который долгое время был для нее уютным очагом, который принимал за неё решение и именно для неё знал, как надо лучше. Телодвижение в гардеробе, шуршание пакетов и вещей как-то успокаивали и давали знать, что Алекс действительно готовится к поездке. Ранее она не была в доме Хейдена, потому что он водил её на свидания в те места, где безбожно тратил на эту девочку добрую сотню долларов.
- Да? А когда ты собиралась сказать мне про таблетки? - Громко отзываюсь на реплику подруги, которая предпринимает жалкие попытки меня успокоить.  До сих пор я не припомню тот момент, когда между нами появились какие-либо тайны, когда мы перестали трясти друг перед другом этим самым грязным бельем. Пирс знала обо мне не все, но однажды я рассказал ей о своей катастрофе, камне, который до сих пор только и тянул вниз, но с этим приходилось как-то жить.
Её скорое появление из гардеробной вызывает у меня легкую улыбку. Сумка с вещами не чувствуется такой уж и тяжелой, а свою куртку я накидываю на плечи, чтобы начать шарить по карманам в поисках ключей от машины. Можно сделать один заветный звоночек, чтобы устроить себе незапланированный отгул и заняться чужой жизнью.
- Это самый быстрый сбор девушки, который я вообще знаю. - Проговариваю ей на ходу и выхожу за порог, крепко держась за ручку багажа. - Не забивай себе голову тем, как на тебя отреагирует моя сестра. Я в курсе, что пока меня нет дома, она водит к себе каких-то уродов, которые не прочь отдохнуть на чужой хате. Сзади дома есть и бассейн, - играю бровями и намекаю на то, что завтра, если выглянет приветливое солнце, то можно залезть в воду и не бояться соседей за забором, - а среди моих соседей сталкеров, вроде, я не наблюдал. Пошли. - Сухо прерываю свою реплику и спускаюсь вниз по ступеням, проигнорировав лифт.
Холодный ветер ударил в лицо, обволок открытую шею, от чего я поежился, еще пожалев о незастегнутой куртке.
- Карета подана, - киваю в сторону своего автомобиля, если Лекс еще не забыла как она выглядит, - сумку я брошу назад. Ты хочешь кофе? Мы можем заехать по дороге. Если хочешь включить музыку, то будь готова, что я вчера на всю громкость слушал Tame Impala по пути в клуб. - Багаж на своем месте, а я опускаюсь на водительское сиденье и закрываю дверь. Автомобиль плавно трогается с места, и я смотрю на зеркало заднего вида, чтобы никакой урод не пронесся мимо, оставив меня царапиной. - Скоро Хэллоуин. Ты уже думала, кем будешь? - Надеюсь, что разговоры на отвлеченные темы переключат её с грустных и отрешенных мыслей на что-то более насущное. - Я придумаю тебе костюм. - Изображаю огромный мыслительный процесс, в конце которого мне на ум что-то приходит в голову, и это дает знать лукавая улыбка. - Никто не говорил, что будет легко. Никто не говорил, что выбраться из этого дерьма не составит труда. Все, что сейчас тебе нужно для полного счастья - это я, кофе и никакого спокойствия.
Мне повезло увидеть вывеску кафе с изображением стакана с кофе. За сегодня это будет третий по счету стакан, а два других я влил в себя еще на работе, снова давая пустое обещание, что больше не буду пить эту дрянь, но иначе мне придется употреблять что-то более вредное, чем этот темный напиток. Паркуюсь рядом с входом и вытаскиваю ключи, заглушая автомобиль.
- Посидишь здесь? Или доверишь мне свой заказ, при этом напомнив, что ты любишь. У меня изменились вкусы, и я стал очень привередлив в еде и напитках. - Пальцы нащупали бумажник во внутреннем кармане кожаной куртки. - Пока я добрый, и в нем есть хрустящие зеленые банкноты, то я могу выполнить любое твое желание в пределах разумного. - Телефон снова разрывается от входящего звонка, и это кто-то сильно настойчивый, раз его неизвестный мне номер высвечивается уже раз третий на сенсорном экране моего айфона. - Мой ЧС скоро будет забит неизвестными номерами и спаммерами. Сестра как-то грозилась опубликовать мой телефон в модном журнале для девушек, и дошли ли у неё руки до этого? - Это был риторический вопрос, на который я уже знал ответ. На миг мне показалось, что Лекс чувствует себя неуютно в моей громкой компании, когда сейчас она предпочла бы тихий уголок в доме и совсем иную компанию. Либо от того, что я был слишком самоуверен в себе и махнул на эти предположения рукой, либо действительно мог быть идиотом и не знал, как будет лучше для неё. У меня мало настоящих друзей, которые готовы помочь, а не подставить, оклеветать или вытрясти из моего кошелька денег побольше. Сакраменто подарил мне новых людей, новых друзей, в выборе которых я не всегда был осмотрителен, но в то же самое время боялся обмануть не только их, но и самим быть обманутым.
- Я, наверное, не говорил, но моя сестра каким-то чудом знает о тебе. Может она шпионила или взломала мой телефон. Это обычная ревность к любой особи женского пола. И личный дневник, куда записываю всех, с кем встречался, я не веду. - Хихикаю и заглядываю в глаза Пирс, найти там надежду на появившуюся теплоту и оживленность.

Отредактировано Hayden Scarre (2016-09-02 08:50:27)

+2

14

Скарре. Теплый, уютный, родной. Таким он стал для меня, когда мне было шестнадцать, я стояла в коридоре клиники пластической хирургии и тряслась за мать, которую никогда не могла понять. Прошло столько лет, а ничего не изменилось. Вот я стою посреди своей квартиры сломленная, потерявшая всякую надежду, незнающая, куда мне идти и что делать, а он пытается стать моим спасательным кругом, маяком во тьме, который выведет к свету.
Так не хочется говорить ему, что спасти меня уже невозможно.
Я не готова расстраивать его, он же действительно переживает за меня. Кричит, потому что я, дура набитая, чуть не совершила роковую ошибку в своей жизни. О чем это я? Если бы я ее совершила, жизни у меня уже бы не было.
Но ее у меня и так больше нет. В какой-то момент девочка-эгоистка, любимица отца, принцесса для брата, встретила парня, влюбилась и... Не разбилась вдребезги, а изменилась. Выпустила наружу настоящие эмоции, успокоилась, стала заботиться о ком-то, кроме семьи. Кто-то кроме этой семьи вообще стал для нее важен. Но правда в том, что не разбилась девочка только в начале. В итоге парня, ставшего для нее целым миром, у нее отобрали, и девочка теперь не знает, как ей жить.
Ну почему все так? Когда-то я потеряла мать, потому что той просто захотелось мужика помоложе, денег побольше, ну а на семью стало плевать с высокой колокольни. Она бросила отца, оставила нас с братом и за все это время даже позвонить ни разу не удосужилась, чтобы поинтересоваться, как у нас дела. Мне было семнадцать, но спустя четыре года раны все равно кровоточат. Она же мама. Несмотря ни на что, она моя мама, которая мне нужна, сколько бы лет мне ни было.
Только Шон знал об этом, только ему я могла признаться в том, как тоскую по ней. Он пришел в мою жизнь, перевернул ее с ног на голову, заставил меня меняться, чувствовать себя любимой и необходимой. Он дарил необъяснимую веру в себя, в него, в наши отношения. В то, что я вообще способна на отношения.
До него я почему-то боялась серьезности. Да даже не почему-то, я вполне знаю, что заставляло меня плевать на всех, бросать и просто не желать чего-то такого, что длилось бы больше месяца. Знаете, такая ловеласка в юбке. Копия своего братца-бабника, меняющего девушек как перчатки. Хотя его тоже можно понять, у него были те же самые мотивы.
Я, так же как и Лиам, пыталась избегать боли всеми доступными способами. Нет отношений - нет привязанностей, нет привязанностей - нет боли. Вполне логичная цепочка, которой я и руководствовалась, пока внезапно Шон не ворвался в мою жизнь ураганом, заставив поверить, что бывает как-то иначе. Что ты можешь быть уверена, тебя не предадут, не бросят, не вонзят нож в спину. Он показал мне новую жизнь, только ей не суждено было продлиться долго.
Жизни без боли нет, и вот я снова в персональном Аду.
Шон Паркер, конечно же, не виноват в том, что его убили, но разве мне было от этого хоть чуточку легче? Его не стало. Не стало не просто в моей жизни, его не стало совсем. И от понимания этого хотелось выть волком, вывернуть душу наизнанку, царапаться, биться, кусаться, бежать непонятно куда, лишь бы только боль внутри прекратилась. А она не переставала жечь.

Я все делаю по инерции. По инерции собираю сумку, киваю невпопад на возгласы Хейдена о том, как я пыталась обвести его вокруг пальца, слышу его злой голос, потом более мягкий, когда он понимает, что напугал меня. Мое состояние сейчас явно его пугает. Сложно винить парня, ведь и меня оно тоже пугает. Я не знаю, как с этим справиться. Я чертов психолог, который не знает, как себе помочь. Девочка с кучей тараканов, которая всегда справлялась с проблемами других, но никогда не была в силах справиться с собой. Поздравляю, Алекс, ты вышла на новый уровень. Я не знаю, что делать.
- Подожди минутку, - вдруг опомнившись, выдаю я на пороге своей квартиры, смотрю на парня, а потом возвращаюсь к столу на кухне. Хейден не заметил ее, увлеченный моей выходкой с таблетками, но я ни на секунду не забывала, что она здесь. Хватаю бархатную коробочку и кидаю ее в карман своей куртки, а затем возвращаюсь к Скарре. - Все, идем.
По дороге к машине я не особо вникаю, что он говорит. Да и в машине, если честно, тоже. Все это кажется таким абсурдом: Хэллоуин, костюмы, какие-то праздники. Я сомневаюсь, что вообще хочу куда-то идти.
- Я буду Джокером. Нарисуешь мне на руке улыбку? - вяло отшучиваюсь я и предоставляю полету фантазии Хейдена решить все за меня. Дело опасное, но какая к черту разница, если я все равно никуда в итоге не пойду?
Усмехаюсь на фразу о счастье, но спорить не хочу. Он милый, он пытается помочь мне, нужно быть благодарной. И я благодарна, но переть против факта, что мое счастье лежит в гробу и оттуда уже не вернется, я не могу. Это реальность. Суровая. Болезненная. Моя.
Хейдену ли не знать, какого это? Мы не можем пережить такие катастрофы бесследно. Может быть поэтому он здесь? Что слишком хорошо это знает?
- Я полностью доверяю твоему выбору. Только... я очень тебя прошу, не кофе. Шоколад. Двойной, - смотрю на вывеску кафе и понимаю, что именно это дикое и необъяснимое желание во мне просыпается. Черт знает сколько дней я нормально не ела и не пила, но сейчас я до одури хотела горячего шоколада. Говорят, что шоколад - это источник гормона счастья. Уж не знаю, сколько мне его нужно выпить и съесть, чтобы вернуться в прежнее состояние, но шоколад мне внезапно стал необходим.
Находясь рядом со Скарре, пока я еду в этой машине, неосознанно начинаю замечать реальность и жизнь за окном. Мысли и пустота внутри никуда не уходят, но срыв парня на меня за мою же выходку подействовал отрезвляюще. Он прав. Какой я к черту психолог? Я чуть не наглоталась таблеток из-за своей боли, не подумав о том, что могу причинить боль другим. Я сломалась из-за случившегося, но оказалась настолько эгоистичной, что чуть не сломала еще троих людей. Что бы было с отцом? С моим дорогим Лиамом? Что бы было с Хейденом? Он уже потерял однажды, а теперь чуть не потерял вновь. Я не имела права так поступать. Я не имела права причинять боль другим только потому, что сама ею заражена. Шон бы не был рад такому моему поступку. Так может я хотя бы ради него постараюсь выстоять?
Но как?
Черт подери, как?

Телефон Скарре разрывается, он начинает оправдываться, и внезапно я выдавливаю слабую улыбку.
- Ну меня бы в этом списке все равно не было, со мной ты не встречался. Но любопытно. И вообще... - я скрещиваю руки на груди и смотрю на него в упор. - Ты мне за шоколадом собираешься, или как?

Отредактировано Alexandra Pierce (2016-09-14 19:15:25)

+1

15

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Bring Me to Life