Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » I'm going back to my roots


I'm going back to my roots

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://33.media.tumblr.com/0121d75160edd5b4baf18adf378bc66a/tumblr_mox5jg90oO1s5bje6o2_250.gifhttp://38.media.tumblr.com/de2adeaa71ecac490d69b7639567f13f/tumblr_inline_mmtcy8D0Q61qz4rgp.gif

Hayden &
Alice Scarre



- мудак!
- овца!
- вот и поговорили

Отредактировано Alice Scarre (2015-11-08 23:19:04)

+1

2

Каждое утро, когда перед этим была бессонная ночь, полная музыки, богатых клиентов, красивых девушек и горы работы, я не помню, как добираюсь домой, как снимаю куртку, кидаю её куда-то, чтобы потом искать, и следую на кухню. Приготовление завтрака занимает немного времени, и я готовлю его для своей младшей сестры, которую редко вижу днем. Мой день проходит во сне, которым я стал пренебрегать, чтобы подольше быть с ней. Элис спустится со второго этажа в какой-нибудь нелепой пижаме, с сонной улыбкой в поиске меня, пойдет на звуки раздающейся песни из телевизора и поспешит вдохнуть запах свежезаваренного кофе.
Закончив с тостами, беконом, сыром и кофе, сажусь на стул и тянусь за ежедневной газетой. Клянусь, что когда нибудь заведу собаку, тогда сразу лишусь двух проблем: назойливых почтальонов, проповедников и соседей, которые суют свой нос в чужие дела, и бестолковых газет. Я взял привычку их читать, потому что в семье часто избегал разговора с утра и не хотел рассказывать родителям о своих планах. Пряча глаза за большим разворотом газеты, я постоянно делал и делаю вид, что меня интересует какая-нибудь статья. На последних страницах есть множество объявлений, которые действительно привлекают мое внимание. Мысль о том, что единственный, кто не работает в нашем доме, так это Элис, снова посетила меня и испортила настроение. Эти страницы газеты будут мелькать у неё перед глазами за завтраком, а не экран телефона, где нужно ответить на смс-ки очередного мужика.
В коридоре послышались шаги, которые заставили насторожиться и снова с головой погрузиться в страницы. Даже если Элис постарается обратить на себя внимание, я буду поначалу игнорить её, что будет совсем непривычно для нашего совместного завтрака. Я не могу себя сдержать в долгом молчании, потому что хочется заговорить первым и поинтересоваться, как у неё дела.
- Доброе утро, - стараюсь говорить это довольно бодрым голосом. Зеваю в газету, закрываясь страницами, но затем снова пытаюсь вчитаться в то, что расплывается перед глазами из-за слезливых глаз, - как спалось? Чем порадуешь меня? - "Наконец-то". Последнюю фразу я не добавил, хотя так хотелось. Не спешу увидеть свою сестру, но отгибаю уголок страницы и выглядываю, замечая, что она все ещё стоит спиной и что-то высматривает в холодильнике. Я разве забыл что-то достать? - У меня тут есть для тебя новости, точнее даже разговор, но я не знаю как начать, с чего бы начать. Днем в очередной раз я не высплюсь, так что смирюсь, что придется снова что-нибудь выпить, чтобы не уснуть ночью прямо в разгар работы.
Сейчас я затрону одну из самых опасных тем в нашей семье, потому что мы не особо говорили об этом, да и я сам смирился и привык к тому, что Элис больше остается дома, а я сутками пропадаю на работе. В конце концов у нас одинаковое образование, с таким дипломом её сразу не вышвырнут. Родители предпочитают все свалить на меня, чтобы я разобрался с этим делом, но Элис очень ловко раньше уходила от этого разговора. Теперь бежать особо некуда.

+5

3

- Мать твою, - процеживает сквозь зубы, запнувшись о что-то, валяющееся на полу, тут же пытается отбросить ногой куда-то в сторону, но успевает остановиться - вдруг, это что-то твердое и тяжелое, вдруг, это ее новые туфли или ящик с фотографиями, которые она вчера решила перебрать. Даже не думает посмотреть, что именно это было - уткнулась в телефон, зачиталась слишком сильно, пока шла к ванной. Утренние процедуры только начинаются: подъем по будильнику, марафон из зубной щетки, зубной пасты и улыбки собственному отражению под приятную музыку, что достаточно громко играет в наушниках, любимого запаха геля для душа, теплых струй воды именно сбоку, мягкого полотенца - у нее не так много времени в это время суток. Она составила свой график достаточно давно, чтобы слишком сильно привыкнуть к нему, а она - "человек привычки", она не терпит изменений в том, что касается быта, она ненавидит, когда что-то или кто-то вмешивается в ее "ритуалы".
Она собирает волосы в высокий хвост, одевает удобные леггинсы, майку и застегивает молнию на спортивной толстовке до самого верха. Сбегает по ступенькам на первый этаж вашего дома, почти слетает, толкает дверь кухни, откуда уже несется запах свежеприготовленного завтрака, в котором, безусловно, доминирует кофе. Только сейчас убирает телефон, закрепляет его в чехле, что прочно держится на повязке на плече. Подходит к холодильнику и достает бутылку воды, про которую ты постоянно забываешь.
- Доброе утро, - произносит с совершенно счастливой улыбкой. Это ее любимое время, когда может сесть напротив тебя, спросить, как дела на работе, выслушать твои истории, неспешно пережевывая завтрак, рассказать, чем занималась вчера и какие планы на сегодняшний день, обсудить только что прочитанные новости, а потом попробовать перебраться к тебе на колени, обнимая, прижимаясь к тебе всем телом, ведь она так соскучилась.
- Я... - она только начинает, но ты тут же обрываешь ее. Смотрит на тебя, удивленно изогнув бровь - слишком серьезен и слишком отстранен, слишком сильно делаешь вид, будто все хорошо и ей не о чем переживать. Только усмехается - она знает тебя достаточно хорошо, чтобы понять, что утро прямо здесь и сейчас будет испорчено. Садится напротив тебя, демонстративно отодвигает свою тарелку, не сводя взгляда с тебя, смотря глаза в глаза. Она закидывает одну ногу на вторую,скрещивая их, соединяет ладони в замок и кладет перед собой.
- Кто-то умер? Потому что лицо у тебя именно такое - будто кто-то умер, - пытается напасть первой, перебирая в голове варианты, в чем могла проколоться. У нее нет особых пристрастий к алкоголю, поэтому ты не можешь и не будешь отчитывать ее за пьяные выходки. Она не вышла за рамки своего бюджета, поэтому лекция о беспечности и мотовстве тоже отменяется. Она старается содержать все в чистоте и порядке, поэтому бытовых споров у вас тоже быть не должно. Вас с самого детства приучали не делить ваши вещи на "мое" и "твое" - только "ваше" - поэтому глупо предполагать, что ты мог страшно обидеться на то, что пользовалась твоим ноутбуком. Ты нашел девушку и переезжаешь к ней или кому-то из твоих барышень все-таким удалось залететь от тебя - бред, ведь ты ее никогда не бросишь, даже если рискуешь стать отцом целого выводка.
- Если мы куда-то поедем, то я могу сесть за руль, потому что не хочу попасть в аварию, если тебя начнет срубать. Мы не можем перенести это "срочное дело" - показывает кавычки пальцами обеих рук, - на выходной? - она нервничает, она злится, она огрызается - она действительно ненавидит, когда что-то вмешивается в ее "ритуалы", а ты это знаешь, как никто другой.

+2

4

Я не пользуюсь совестью на людях, лишь изредка вспоминаю о ней, когда разговариваю с владельцем клуба, но мне повезло: у нас сложились очень хорошие отношения. Моя маленькая сестра, моя младшая сестра умеет пробудить во мне не только совесть, но и чувство жалости, которое я потерял в школе, хорошие и добрые побуждения, заботу, которую я всегда проявлял к ней. Но сейчас такие трюки с надутыми губами, обиженным взглядом и руками в замке на меня мало действуют. Порой мне кажется, что Элис ещё не понимает всю серьезность некоторых вещей, которые она уже должна делать и исполнять в своем возрасте. Мы уже давно не дети, не трудные подростки, которые думали только о себе, а люди, которые должны состояться в этой жизни. Моя работа оставляет желать лучшего, но она мне нравится. По мимо того, что это бессонные ночи, огромный стресс, богатое и веселое окружение, это ещё и средство от боли, которая не дает порой мне жить.
Смеряю взглядом сестру, опускаю газету чуть ниже и стараюсь приветливо улыбнуться. Выходит ужасно, больше похоже на то, что я ухмыляюсь или испытываю какое-то смущение. В голове вертятся сотни ответов с нотками сарказма, и мне трудно выбрать, какой именно из них сейчас ей ляпнуть.
- Да, кто-то умер,- в моем голосе больше недовольства, чем какой-то тихой грусти. Элис может подумать, что я вернулся с работы злой, чтобы сорваться на ней, но стоит мне только начать разговор, как она тут же поймет, в чем дело. - Моя надежда умерла. Надежда на то, что ты не будешь торчать дома, без дела, а найдешь себе работу, учитывая твое образование. 
Как я благодарен, что сейчас нет рядом мамы, которая больше всех защищала свою дочь от разных нападок. Элис ещё слишком мала, Элис ещё слишком слаба, Элис - твоя младшая сестра, Элис - твой родной и близкий человек. Я не спешу пользоваться правом последнего голоса за старшим, но мне интересно, о каких красочных планах она поведует мне, в которых не будет меня? Звучит ужасно, но даже я привык к тому, что сестра всегда со мной. Мы даже переехали вместе, у меня как-то появилась возможность уже в Сакраменто жить отдельно, но я не мог её бросить.
Жду, когда она присядет, когда обратит на меня все свое внимание и включится в разговор. Перед ней появляется та самая страница из газеты с вакансиями и профессиями, с объявлениями и просьбами.
- Ну, если тебя такой вариант не нравится, то давай вспомним родственников, друзей, знакомых, через которых можно пойти. Что там у меня есть..- достаю свой телефон и большим пальцем, держа в одной руке свой айфон, листаю адресную книгу. В ней полно тех, кто связан непосредственно с работой, множество девушек, с которыми я виделся лишь раз в жизни, на пару часов, а то и минут. Модели, бизнесмены, фотографы, актеры, дипломаты, повара, полицейские, врачи, юристы, журналисты. Замечаю, что в пропущенных вызовах чьи-то имена, но я предпочел все свернуть и отложить телефон подальше. - Не стоит звонить тем людям. Очень сомнительные профессии,- последнее в не отвеченных было имя какой-то стриптизерши. При всем своем желании, я не буду гнать свою сестру на сцену с шестом. - Нет, это дело мы перенести не можем. Поэтому у меня есть варианты, есть много вариантов, чтобы ты наконец-то уже выбрала то, где и кем будешь работать.
Делаю глоток кофе и поднимаю взгляд на эту блондинку. Что она может вытворить в следующий момент? Я в ожидании чего-то гениального.

+5

5

- Меня все полностью устраивает, - пожимает плечами и заявляет с самым невозмутимым видом, на который только способна. Ты слишком часто пытаешься завести этот разговор, слишком много говорить о ее образовании и возможных перспективах, слишком нудно отчитываешь ее за бездействие, лень, нерадивость, слишком занудно осуждаешь абсолютное и всепоглощающее желание продолжать свой беспечный образ жизни, который ее целиком и полностью устраивает. Она не хочет ничего менять - она привыкла к нему, она почти влюблена в него.
- Знаешь, что, Хейден? - смотрит тебе в глаза, синие, бездонные, покорившие не так мало девушек, вот только она не одна из них - на ней не срабатывает твой прием, когда резко меняешь взгляд от непричастного к заинтересованному, серьезному. Она знает тебя с самого детства - у нее иммунитет к подобному "контрастному душу". Она всегда еле сдерживается, когда ты используешь подобные техники, - только на ухо шепчет тебе, что не стоит вести себя так, как советуют в книжках об НЛП. Ты в них вычитал об этом приеме, когда самооценку второго человека не слишком заметно, но настойчиво занижают?
Она прикусывает нижнюю губу, она всеми силами старается не показать, насколько сильно ты обижаешь ее - она прекрасно знает, на что способна и чего она стоит, но это слишком сложно, для этого нужно трудиться и пахать. Это означает некую новую степень ответственности, независимости, а ей так нравится быть просто твоей младшей сестрой, жить только ради себя и тебя. А ты постоянно толкаешь ее сзади в пропасть под названием "взрослая жизнь". Постоянно бормочешь что-то, бурчишь, ворчишь, нудишь - вскрываешь ее черепную коробку и выедаешь мозг чайной ложечкой.
- Я должна тебе сказать, - ударяет обеими руками по столешнице, опирается на них, поднимаясь. Она поджимает губы, размышляя на своими дальнейшими действиями, словами - вы вели этот разговор достаточное количество раз, чтобы он успел ей надоесть, чтобы при малейшем намеке на него у нее начинали дергаться глаз, дрожать нога, а кулаки непроизвольно сжиматься. Все чаще и чаще она ловит себя на мысли, что один-единственный, зато точный удар если и не решит всех ее проблем, но душу она уж точно отведет, - Я... - замирает, напрягает пальцы, подвигая их к ладоням, и отводит обратно, царапая стол ногтями, - Иди ты в жопу, Хейден! Я не хочу работать! - слова вылетают скороговоркой, а она тут же берет низкий старт к двери, пока ты еще не успел сообразить, что именно произошло. Нелепо, глупо, по-идиотски, несуразно - все эти слова не могут в полной мере раскрыть абсурдность ее поступка, не могут в полной мере раскрыть его долбоебизм. Она знает, что ты намного быстрее, сильнее, маневреннее ее, но на ее стороне - фактор неожиданности. Она хлопает дверью у себя за спиной и устремляется на второй этаж к спасительной комнате, к ее комнате.
Ей всегда казалось, что лестница достаточно короткая - у нее даже не сбивалось дыхание, когда она почти без остановки бегала по ней вверх-вниз во время уборок или шутливых драк с тобой - но сейчас она тянется вечно, она будто состоит из целого миллиона ступеней. И когда спасение кажется уже неотвратимым, уверенность в правильности своей идеи почти зашкаливает, Фортуна напоминает о своей существовании - она, метафорически, "поворачивается спиной, наклоняется и чуть приспускает штаны" - глухим звуком удара и моментальной болью в ладонях и коленях.
Все-таки не стоило класть у лестницы ковер, за который в любой момент можно зацепиться, и настолько позорно упасть у самого финиша.

Отредактировано Alice Scarre (2015-11-09 22:50:28)

+3

6

Кофе кажется противным скорее всего из-за того, что у нас не клеится разговор. Сестра смотрит на меня немного с опаской, и, потому что я посмел сказать что-то грубо, в то время, как она привыкла, что я говорю спокойно, порой тихо и более доброжелательно. Взгляд мои голубых глаз не поможет увлечь её, завлечь, поддаться и получить именно те ответы, которые желаю я. Элис привыкла смотреть в эти глаза с самого детства, надеясь на что-то хорошее, что я не закроюсь от неё в очередной раз или не скажу страшное слово "нет". Я уже в предвкушении чего угодно, что она может ляпнуть: очередную шутку, нечто колкое, наоборот хорошее, что мне понравится, или же опять предпочтет поиграть взглядом.
-Что? Что ты мне ляпнула? - тут же хмурю лоб, не ожидая такой наглости с её стороны. Я будто насильно заставляю её выполнять самую ужасную и дешевую работу, решив насмеяться и выбрав самые стременные варианты. Для моей сестры слово "работа" кажется созвучной со словом "наказание", "каторга", "ад". Ей хватит один миг, потому что иногда она оказывается проворнее меня, хитрее, умнее, чему я люблю учиться на своих же ошибках. Элис исчезает с моих глаз, и я слышу её топот наверх по лестнице, которая вела на второй этаж. Она думает скрыться в самом неприступном для меня месте? Не в своей ли милой комнате? - А ну стоять! Элис!!
Я знаю, куда она побежит, как жаждет поскорее оказаться в безопасности, чтобы не слышать мои тупые и дурацкие нотации, но догнать её в нашем же доме не составляет мне, практически, никакого труда. Бег по лестнице заставляет мышцы ног напрячься, дыхание немного сбиться, когда останавливаешься в коридоре, преодолев большое расстояние, перед большим ковром, на котором видишь упавшую сестру.
- Как хорошо, что ещё никто не навернулся с лестницы с помощью этого ковра, - демонстративно указываю на него пальцем и успеваю схватить свою маленькую сестренку за ноги, руками перебраться к талии, прижать к полу и помочь подняться. Должно быть, она что-то ушибла, потому что я услышал характерный звук, не предвещавший ничего хорошего. Замечаю, как она потирает колени и руки, и мне не остается ничего, как взять её на руки и донести до комнаты. Заперта ли она на ключ? Нет. Моя сестра так торопился спуститься вниз, так торопилась вернуться обратно, что забыла потратить пару секунд, чтобы повернуть замок в двери и обезопасить свое личное пространство. 
Толкаю дверь и захожу в её комнату, в которой был вполне приемлемый бардак с утра, как и в моей комнате. Опускаю Эис на кровать и забираюсь на неё сам, не отпуская её рук и притягивая к себе.
- И что? Ты думала, что сможешь в очередной раз меня обхитрить и спрятаться в этой комнате? Порой я думаю, что замки у нас одинаковые, но не подумай. Я не вторгаюсь в твое личное пространство, как сейчас, - убираю её белокурые непослушные пряди назад и хитро улыбаюсь. - Куда ты там меня послала? Разве я заслуживаю это? Какого хрена, моя дорогая, ты отвечаешь мне такими словами? Ну хорошо, - хихикаю и отпускаю руку, придвигаясь к ней ближе. - Есть много способов быть полезной, в смысле зарабатывать деньги. Мне пока ничего не остается, как выдать тебя за богатенького чувака. Грудь у тебя что надо, - оттягиваю ворот её толстовки и подмечаю, что даже одежда не может спрятать её фигуру, - задница тоже, личико милое. Когда ты замужем, то и работать не надо. Кто у нас самый богатый на сегодняшний день? Я доверяю Forbes, - пытаюсь припомнить имена их списка. Гейтс уже слишком банально. - Ты любишь бренд Zara? Твое будущее состояние, по-моему, на четвертой строчке. И ты не будешь работать, как и сама хотела.

+4

7

Она слышит его где-то сзади, пытается подняться, но колени отдаются неприятной болью - она определенно "сожгла" их об ковер. Тяжело вздыхает и уже сейчас представляет, как отправит все короткие юбки и шорты в самый дальних угол шкафа, освобождая место для длинных штанов, джинсов или любой другой одежды, которая скроет красные пятна. Упирается руками и пытается подняться, но тут же слышит приятный баритон - едва слышно чертыхается и отправляет спасительной двери последний взгляд, будто окончательно прощается со своей свободой. Просто она так любит драматизировать.
- Хейден, мне больно! - она пытается воззвать к твоей жалости и любым другим положительным чертам характера, которые сейчас могут сыграть ей на руку, но самую большую ставку все-таки делает на братскую любовь, ведь сколько бы вы ни ругались, сколько бы вы ни дрались, ты все равно поддавался чему-то неведомому, неосязаемому и шел к ней мириться, обнимать, прижимать к себе, просто потому что она - младше, она - слабее, она - в конце концов, девушка. Она пытается ухватиться за край злополучного ковра, но ты так легко и непринужденно поднимаешь ее и направляешься к ней же комнату, что она не смеет сопротивляться - полностью расслабляется в твоих руках, почти млеет. Она прильнула к тебе всем телом и положила голову на плечо, она уже поняла, что просто ради этого стоило устраивать весь тот цирк с побегом - старается скрыть довольную улыбку и искорки в глаза, но все равно выдает себя, совершенно светится от счастья. Ты садишься на край ее кровати, проводишь пальцами, очерчивая овал ее лица и убирая волосы, хитро улыбаешься и смотришь ей в глаза, а она чувствует, как все внутри переворачивается, как все в мире меняется местами: верх и низ, плюс и минус, инь и ян, добро и зло... Ты заглядываешь ей в декольте, но тут же получаешь по рукам легким шлепком - она моментально застегивает молнию обратно, до самого воротника, и поправляет капюшон, могла бы сделать что-то еще, чтобы закрыться еще сильнее, обязательно бы сделала. Но у нее нет ничего сейчас под рукой, а вставать так не хочется.
- Скажи, что один из посетителей просто слишком сильно тебя ударил, поэтому ты сейчас несешь такую чушь, - говорит тихим голосом, незаметно перенося вес тела и расставляя руки чуть шире, - Или скажи, что у одного из учредителей был день рождения, поэтому ты напился и до сих пор не протрезвел, - делает вид, будто ей неудобно - ерзает, принимая более удобную позу, - Хэйден, какая Zara? Что за страсть и тяга к mass-маркету? - округляет глаза, привлекая твое внимание к своему лицу, - Тебе. От. Меня. Так. Просто. Не отделаться, - шепчет, акцентируя каждую паузу, чекая каждое слово. Наклоняется чуть вперед, поддается ближе к тебе, касаясь кончиком носа твоего, замирает, тяжело дыша. "Раз, два, три..." - беззвучно считает, одними губами, выжидает чего-то, но тут же опрокидывает тебя на спину и, зажав у тебя над головой твои руки своими, остается сидеть у тебя на животе.
- Я не пойду замуж - я останусь сидеть у тебя на шее, - улыбается, наклоняясь к твоему лицу. Только не пытайся вырваться - не недооценивай ее, поверь, она не зря тратит так много времени на спорт.

+2

8

Стоит только сказать Элис, что у неё что-то болит, то я не мог думать более о том, чтобы помочь ей, как можно поскорее оказаться рядом, чтобы такого чувства она больше не испытывала. Стоило кому-то в детстве ударить маленькую белокурую девочку с красивыми и большими глазами, как тот же плакал от сильной боли или просил прощения прилюдно, тем самым испытывая стыд. Стоило ей только пожаловаться, назвать имя того, кто посмел причинить боль, тот сам потом жалел о содеянном. Отец всегда повторял , что я, как старший брат, должен беречь прежде всего эту маленькую девочку, а уже после думать о себе. И как-то именно эта мысль сильно въелась в мою голову и могла вызвать страх, который я переживал каждый день.
В моих руках она успокаивается, устраивается удобнее, ведет себя как ребенок, который получил желаемое. Нет никакой агрессии или напряжения, которое было ещё там, за столом и читалось в их взгляде, нет никакой злости, которая тут же утихла, стоило мне принять её в объятья. Я до сих пор удивляюсь тому, что в каком бы состоянии не пребывал бы до этого момента, Элис всегда могла меня успокоить, привести в чувство и не могла оставить одного. 
- Ты говоришь сейчас это специально? Я же тебе ничего не делаю, - если не учитывать то, что ещё совсем недавно сильно оттягивал воротник толстовки, пытаясь заглянуть в него. Не могу сдержать своего смеха, когда она мне что-то говорит про моих клиентов и не хочет верить в то, что я пришел домой трезвый и не накуренный. Баловаться травой я стал реже в силу работы и конечно же "Не дай Боже дурного примера", но именно вся эта дрянь спасала меня от того, чего я не хотел чувствовать вновь. Мое лекарство под названием "Элис" здесь могло и не помочь. Перестаю смеяться и смотрю на сестру, которая до сих пор не верит моим словам, удивляется тому, что я ещё знаю какие-то бренды. Просто сегодня оно попалось мне под руку в утренней газете, которую мне частично удалось прочитать. - Если бы я сейчас выпил или бы даже что-то выкурил, то вряд ли был так настойчив по поводу того, о чем ты не хочешь говорить. Это было не в моих интересах капать тебе на мозг этим, но с каждым разом, когда дело касается денег, когда я вижу эти бумажки, то ненароком думаю, что мы существуем лишь за те деньги, которые получаю я. да, будучи напившись или трахнутым по голове тем же посетителем. Правда ему потом не видать сладкой жизни. - ты прекрасно знаешь, что со мной лучше не связываться на работе по любому вопросу, который может противоречить правилам. Мой клуб ты знаешь как свои пять пальцев, хотя и их ты плохо знаешь, поскольку не верила в безымянный и всегда давала ему выдуманное имя. - Какая Zara? Я у тебя хотел спросить, ты же читаешь всякий глянец и прочую чушь, разве нет?
Твои следующие слова я вижу у себя на надгробной плите, которая, судя по всему не будет стоять одиноко. Ты не хочешь терять меня из виду, ты хочешь быть со мной всю жизнь, и именно теперь клуб я вижу как некое спасение от твоего эго, от твоей сущности, которая заполонила этот дом. Теряю бдительность, когда весь контроль переходит тебе. Глубоко выдыхаю и почти готов сдаться, но я давно не лежал на кровати, потому что не ложился сегодня спать, а только потратил на тебя время. Элис оказывается ещё ближе ко мне, что я могу снова рассмотреть цвет её глаз, которые, как казались многим, меняли свой цвет.
На моей шее должна сидеть жена, если я вообще когда-нибудь одумаюсь, оступлюсь и женюсь, но не сейчас. и даже моя сестра знает почему.
- Неужели тебе нравится, когда я злюсь? Хотя, признаться, я давно не расслаблялся в подобной позе и в руках женщины, - меня стало клонить в сон, потому что я отвлекся и позволил себе немного передохнуть. Но этот день не закончится, он не закончится хорошо, пока мы не выясним этот вопрос. Какого черта, Элис все ещё не работает?

+5

9

- Скарре, ты - идиот. Я давно стала для тебя женщиной? - цедит сквозь зубы, но не может сдержать улыбки. Она игнорирует все сказанное ранее, но только до поры до времени - ей нужно умело съехать с темы разговора, но прикинуться, что пропускает мимо ушей уже не получится. Ей нужно подумать, ей нужно выстроить план, но в идеале ей нужно усыпить твою бдительность. Она сжимает пальцы и тянет ими вверх, делая тебе больно, - А-а-а, - кивает, округляя глаза, - Видишь? Я уже выросла - я могу за себя постоять. Пока ты зарабатываешь не только деньги, но и геморрой со сколиозом, я активно занимаюсь, чтобы держать себя в тонусе. А ты когда в последний раз бегал? Когда ходил в тренажерный зал? Тебе не стыдно? - выпрямляется, отпуская тебя и скрещивая руки на груди, - Или ты так заигрываешь с мной? - подмигивает, чтобы тут же звонко рассмеяться. В их студенческую молодость чего только не говорили про них! У людей длинные языки и короткая память: между парнем и девушкой может быть только секс. Точка. Никакой запятой, никаких многоточий - он может только безжалостно драть ее, не заботясь ни о чувствах, ни об эмоциях. Родственная любовь? Маловероятно. Дружба? Исключено.  Ведь они молоды, ими правят гормоны, но никак не разум. Однако, стоит признать, она никогда напрямую и не отрицала подобные версии - всегда отмалчивалась, отшучивалась. Она считала, что толпу не переспорить, но это лишь второе дело. Каждый раз, пробегая мимо тебя на очередную лекцию, не могла не остановиться и не дотронуться до твоей руки своей; во время обеда не могла нахально не распихать всех сидящих вокруг, занять место рядом с тобой, чтобы чуть позже хлопать глазами и спрашивать "Что такое? Ты хотела тут сидеть? О-о-о-очень жаль"; при любой опасности цедила "Хейден с тобой разберется", едва сдерживая слезы, сглатывая обиду, сжимая кулаки - всем этим она провоцировала новые и новые сплетни. Возможно, ей это даже нравилось, ведь при таком раскладе рядом с тобой было меньше девушек, значит, больше внимания доставалось ей.
- По поводу денег, ты не так далеко ушел от правды, - прищуривает один глаз, смотря на тебя, оценивая свои шансы на вторую попытку побега, - Лично меня все полностью устраивает, - легко касается губами твоего лба. Она немного сползает вниз, удобнее устраивается на тебе - кладет голову тебе на грудь, а руками заползает под торс, перед этим заставляя тебя выгнуться, недовольно урча и хмурясь, обнимает тебя, закрывает глаза, - Меня все полностью устраивает, - повторяет, делая упор именно на третьем слове. Она всегда была принцессой: с самого детства родители одели на нее корону, а какой человек в здравом уме и трезвой памяти добровольно откажется от подобного аксессуара? Пускай в последнее время она и предпочитала на время забыть о своем статусе, выпивая лишний бокал вина, но никогда не позволяла себе лишнего: никакого "пьяного" секса, никаких "одноразовых" поцелуев, никаких "страстных" танцев на барной стойке.
- У меня есть все: дом, семья, шмотки, туфли, телефон, интернет... Я хожу по клубам, ресторанам и спа и ни в чем себе не отказываю. Зачем мне что-то менять? Ты же меня не бросишь на произвол судьбы? - она поворачивает голову так, чтобы упираться подбородком чуть ниже твоих ключиц, - Ты же не заставишь меня носить отвратительный черный костюм и "удобные" туфли, потому что последние все совершенно безобразные, а на каблуках особо не побегаешь по офису - у меня будут ноги болеть. А ты сам знаешь, что когда у меня что-то болит, я становлюсь невыносимой. И куда я пойду? Только на секретаря или помощника. Представь, что у меня будет мерзкий и обрюзгший начальник, которому захочется сходить налево от своей жены, - она не так хорошо видит твое лицо, но все равно пристально следит за мимикой. Ведь ты разозлишься на все сказанное, особенно, на последний аргумент - она знает тебя слишком хорошо, чтобы поставить сто баксов на это.

+3

10

Глаза стали закрываться от той слабости, которая стала обвивать мое тело, а разум начал проваливаться в пропасть снов. Я знал, что иду на износ, что забываю делать обычные дела, потребности, чтобы нормально функционировать, чтобы не упасть посреди улицы или уснуть за рулем, чтобы не чувствовать боли в животе от изнывающего голода, или чтобы находиться в трезвом состоянии хотя бы большую часть суток. Прячу лишний раз взгляд от своей сестры, которая любит мои голубые глаза, но сегодня, проходя мимо зеркала, я увидел расширенные зрачки и очень уставший вид.
- Правда? Ты заботишься так о моем здоровье? За спорт не волнуйся, а в зале я был вчера и познакомился с одной милой девушкой. Сомневаюсь, что снова с ней встречусь, но она все-таки дала мне свой номер телефона на бумажке, на которую я поставил стакан с мартини, дабы не пачкать новый стол в своем кабинете. - хочу снова разразиться смехом, но округляю глаза и делаю вид, что Элис сказала что-то ужасное, явно не для моих ушей и тем более фантазии. - Заигрывать? На что ты намекаешь? Просто у тебя очень классный брат, признай это, а не идиотом называй,- кривляю её выражение лица, когда она говорит что-то грубое в мою сторону. Копировать у меня плохо получается, но интонация выходит на "ура".
Телефон вибрирует в кармане джинс, но доставать его не хочется. На экране все равно будет высвечено имя кого-нибудь из клуба, может это будут родители, что звучит ещё хуже, а может кто-то из списка тех, кого я уже давно позабыл. Адресная книга стала каким-то мусором с известными и малоизвестными именами. Мне оставалось либо подписывать более подобно, либо создавать группы в записной книжке : актеры, модели, владельцы предприятий, певички, художники, копы, родственники, малоприятные лица.
Мой друг как-то заметил, что Элис ко мне очень трепетно относится и готова сделать все, чтобы завоевать лишнюю минуту моего внимания. Я не отрицал, что порой веду себя также, потому что мне было важно внимание со стороны и лишним я его никогда не считал. За школьные годы и годы в университете мы успели сочинить про себя много баек, историй и слухов, которые кого-то интересовали больше всего, кто-то воспринимал слишком осуждающе и не мог поверить услышанному. Мне повезло с такой сестрой, которая была поддержать любой мой план, задумку, которая смешно ревновала к другим и старалась обо мне заботиться.
Чувствую, как её руки обняли меня под одеждой, обняли за торс и прижимают сильнее, как она дышит и вызывает у меня ряд мурашек, как сама не думает убегать, а наоборот, словно держит меня в своих объятьях, чтобы я снова никуда не исчез. Мне никуда не деться от неё. А ещё она слишком уверенно говорит о том, что нынешнее положение вполне нормальное, что она может сидеть на шее, на моей шее, о конца дней своих. В моем сознании представилась жуткая картина, что я никогда не женюсь, а если и женюсь, то на моей шее будут сидеть две: моя жена и сестра. Сейчас я начну говорить, что опять-таки ей не понравится, за что она может ворчать на меня и доказывать, что такого не будет.
- Это конечно круто, ноооо,- протягиваю последнюю букву и приподнимаюсь на кровати, стараясь избавиться от этих смертельных объятий,- ты живешь за мой счет. Мы с тобой уже взрослые. Отец и рад поделиться деньгами, но ты знаешь, какой он порой жадный, тем более даже на твою просьбу у него найдется отговорка. - достаю телефон, смотрю на циферблат часов, понимая, что скорее нужно собираться и выходить из дома. Сегодняшний визит в центр занятости должен состояться, либо моя идея прогорит. - Я что-то не верю, что ты позволишь такому начальнику сходить налево от своей жены к тебе, - ехидничаю, пытаясь поймать её на слове. Серьезно, Элис? Это называется "взять на слабо" меня? Самой будет приятно?
Убираю её руки со своего торса, одергиваю верх и встаю с кровати, снимая блокировку у телефона. Может стоит рискнуть и взять её в свой клуб?
- Может ты все-таки скажешь, кем или как хочешь работать? Судя по твоему описанию, модели так же живут, только живут перед камерой, но ты же достала со своими тупыми селфи. - привожу в сравнение чью-то работу и обычное времяпровождение своей сестры. - Через пятнадцать минут мы выходим из дома, собирайся. - холодно отрезаю её возможный срочный ответ.

+4

11

- Тебе почти тридцать, а вместо создания взрослого самодостаточного человека с высшим образованием, причем не самым плохим, - детский спермотоксикоз. Не стыдно? Телки, алкоголь и наркота. Скуш-ш-шно, - протягивает, щелкнув тебя по носу. Закатывает глаза и фыркает куда-то в сторону, - А еще мне не нравится, когда ты мне врешь, - приподнимается на локтях, чтобы посмотреть тебе в глаза, - Давай посмотрим в глаза правде: если бы ты действительно с кем-то там познакомился, то сейчас ты бы не лежал подо мной, а скакал на ней или лежал, но под ней, совершая поступательные движения бедрами, или стоял, или делал все что угодно, на что хватит твоей скудной фантазии. Надеюсь, это был достаточно недвусмысленный намек, - усмехается, - Но, чтобы все окончательно стало на свои места в твоей голове, скажу проще: если бы ты действительно кого-то там склеил, сейчас я была бы лишена радости от этого разговора, потому что ты, мой дорогой брат, трахал бы очередную барышню, - она фыркает и упирается тебе в грудь обеими руками, отталкивает от себя. Разговоры о каких-то там вымышленных девушках могли бы наскучить быстрее, чем казалось, но она лишь ломает комедию, - Идиот, - подводит итог, падая рядом с ним на кровать. Накручивает локон на один из свои пальцев, думая о чем-то своем, прикусывает нижнюю губу.
- Тебе действительно нравится вся эта карусель из одноразовых знакомств, которые чаще всего заканчиваются тем, что ты не можешь придти на работу через главный вход, поднимаешь воротник пальто и даже в темное время суток являешься туда в солнце защитных очках? Тебе оно нужно? Вся это конспирация и старания не столкнуться с той, кому и не собирался перезванивать? Такими темпами ты скоро сможешь проситься в почетный отряд ниндзя, и, если повезет, они здорово облегчат тебе работу: выдадут дымовые бомбы, так что исчезать из жизни своих барышень ты сможешь со спецэффектами. Убивать их, правда, разрешить не в их полномочиях, - старательно уводит тему в сторону твоей личной жизни - единственной ветки разговора, которая пока что если не перевешивает, то держится на равных со всеми спорами о ее карьере, - И да, у меня самый лучший старший брат... мог бы стать самым лучшим, если бы не был таким дураком, - ты каждый раз умиляешь ее своими наивными разговорами о противоположным поле, будто нарочно даешь ей шанс почувствовать свое превосходство над собой, будто она может тебя чему-то научить. Вот только, ко кого учить должен? Поворачивается на бок, подпирая голову рукой, согнутой в локте, кладет вторую тебе на грудь, просто так, не обнимая, но обозначая свою "территорию", пускай тут и нет никого, кроме вас. Сила привычки - непреодолимая сила.
Ты подрываешься слишком резко, чтобы она успела тебя удержать - только суживает глаза, недовольно смотря на тебя, ведь  она чертовски не любит, когда ты так поступаешь, когда рушишь все ее планы. Скрадывает руки в замок под грудью, смотря в потолок.
- Ага, я уже собираюсь. Ты не замечаешь этого? - приподнимает голову вместе с плечами, рассматривая тебя, и заливается смехом, - Да ладно тебе, Хейден, давай останемся дома, - опускается обратно, - Посмотрим фильм, съедим что-нибудь вредное и безумно вкусное, выпьем что-нибудь. Я как раз купила бутылку вина...

+2

12

Мне пора закрывать уши от таких длинных монологов сестры, которые учат меня, как надо жить. В конце концов я старше её, и пусть эти года будут большим перевесом в нашем жизненном опыте. Когда Элис говорила, что я ей вру, я непроизвольно дулся, отворачивался, а потом возвращался новь, говоря ей, что она знает меня лучше, чем родители.
- Почему ты думаешь, что я встречаюсь с каждой или трахаю каждую, кто даст мне свой номер или поведется на флирт? Отношения на одну ночь быстро надоедают, тем более не пытайся выжить меня из этого дома, чтобы я появлялся меньше. - проговариваю ей и хмурю лоб. Сестра знала почти о всех моих интрижках и даже сравнительно небольших отношениях. О её похождениях я знал меньше, может потому, что она стыдилась, скрывала или у неё никого не было? По ней немало страдал мой друг, который в тайне писал любовные записочки, а потом терял их. Я не был удивлен, что их получал кто-то другой, а он потом имел большие проблемы в лице ботанш.
Я бы уже ушел отсюда, но застреваю в двери и выглядываю из-за дверного косяка. Элис каждый раз приводит что-то в пример, а потом подводит итог, что я - идиот. Мне надоело гадать, что она там имела в своей голове, но сейчас меня это реально заинтересовало.
- Ты постоянно меня как-то называешь, а я отмахиваюсь. С какого черта я оказываюсь идиотом? С какого момента в твоей жизни тебя так интересует моя личная жизнь? Да, это меня пока устраивает. Может, когда-нибудь я снова потеряю голову о сексуальной блондинки или скромной брюнетки, а может и наоборот, но сейчас не хочу обременять себя отношениями. У меня было все серьезно, но сейчас не хочу об этом говорить, - не хочу вспоминать о своей девушки со школьной скамьи, не хочу снова ворошить прошлое лишь потому, что моя сестра снова интересуется тем, что её не касается.
Она знает пару приемов, которые могут заставить меня растаять на некоторое время, и она умело ими пользуется. Я до сих пор помню маршрут, по которому должен её провести, искренне уверовав в удачу, что нам может повезти. Почему, отчего она ищет отговорки, придумывает тучу причин, когда все меняется, включая её выражения лица, стоит ей понять, что я рядом с ней.
-Эээээлииис,- протягиваю её имя мерзким голосом, чтобы обратить внимание на себя и напомнить ей о том, что я тверд в своих планах. Хорошая попытка с вином, но привкус виски до сих пор стоит в моем горле. Мою работу можно сравнить с тем, что каждую ночь я не только контролирую работу заведения, а веселюсь и пью лучший алкоголь, - какое вино? Ты опять что-то сперла в моем личном баре? Давай тогда купим другой запас, а мой запас неприкосновенен. Просто запомни, что мои вещи - не твои, и их ты трогать не можешь. к твоим безделушкам я не лезу. Я уже долго откладываю то, что так давно хочу сделать, - тут же меняюсь в лице и опираюсь спиной о дверь. - Назови мне одну, единственную, реальную причину, чтобы мы сегодня остались дома. У тебя есть одна попытка, и если ты её провалишь, а так оно и будет, то я смогу унести тебя из дома на своем плече. Ты как раз нормально одета, чтобы пройти пару собеседований.
Отец и мать мне не поверят, если я устрою их дочь на работу, и она понравится своему работодателю. Даже если все и пройдет гладко, то она сделает все возможное, чтобы снова вернуться ко мне и к своему привычному образу жизни.

+4

13

- Ты хочешь начать ссоры прямо тут и сейчас? На пустом месте? - проводит ладонями по лицу, шумно выдыхая. Ты всегда относишься ко всему слишком серьезно, слишком драматизируешь - почти маниакально раздуваешь из мухи слона, если она не соглашается с твоим мнением. Слишком просто и быстро взрываешься, если она лишь нащупывает те точки, те пункты твоего прошлого, о котором ты просишь не говорить. Правда думаешь, что ей нравится наблюдать этот цветастый карнавал юбок в собственном доме и каждый раз скрещивать пальцы, когда делает глоток из одного из стаканов - вдруг, она из твоих барышней пила из него, а потом его помыли недостаточно хорошо? - Окей, Хейден, с этого момента мне официально насрать на твою личную жизнь - можешь ничего мне не говорить и никого не показывать. Тебе не пятнадцать лет, чтобы я учила тебя жизни, а я не провела несколько лет в буддийском храме, чтобы познать смысл бытия. Страдаешь по Ларе? Нравится это? Вперед! - вытягивает руку над собой, делая полукруг ладонью, - Только не доведи себя до депрессии и слезы в подушку не лей, хотя какое мне дело? Это же твоя подушка, а я не имею права касаться твоих вещей, - все ее приемы больше не работаю - ты рубишь их на корню, ведь знаешь ее слишком хорошо, обходишь стороной все темы, за которые она может зацепиться.
Ей больше ничего не остается, кроме как устроить скандал, грандиозный, сметающий все на своем пути, разрушающий все живое в этом доме.
Поднимается с кровати и подходит к тебе, становясь в нескольких сантиметрах от тебя.
- Знаешь, что? Я не твоя очередная барышня, которая все стерпит, а потом проглотит не только твои слова, но и что-то другое, - шипит, тыкая пальцем тебе ниже пояса, - И тебе давно пора это понять. Ты думаешь, что я устраиваю набеги на твой бар? Зачем? - разводит руки в стороны, - Ты думаешь, мне мне продают алкоголь или мне не хватает мозгов, чтобы до этого позвонить тебе и спросить? Или я боюсь тебя? Или я думаю, что ты настолько тупой, что не увидишь отсутствия пары-другой бутылок? - скрещивает руки на груди, - А нет, наверное, я просто-напросто алкоголичка, которая не может держать себя в руках, у которой подкашиваются коленки и дрожат руки при виде выпивки, - подносит ладонь к лицу, касаясь указательным пальцем виска, - Точно. Тогда закрой меня в клинике, чтобы не мозолила тебе глаза, не раздражала своими глупыми вопросами, тупыми рассказами. Чтобы у тебя была возможность таскать сюда кого угодно и не слышать моего раздражающего голоса! - срывается на крик, опустив руки вдоль тела. Она прекрасно понимает, что вырывает слова из контекста и не слышит сути, что перевирает все в свою пользу, но уже остановиться слишком сложно.
- Я надеюсь, что ты доволен собой, - не успевает прикусить язык, не успевает вовремя заткнуться - терять уже нечего, но и говорить больше ничего не хочет. Делает несколько шагов, выходя в коридор, постепенно переходит на бег, быстро перебирая ногами по ступенькам, останавливается только на кухне, где наливает стакан прохладной воды. Ей нужно успокоиться, нельзя пускать слезы, ведь тогда ее тушь потечет.

+2

14

Я не знаю границ своих эмоций, своего страшного гнева или же сарказма, который ненароком все чаще проскальзывает в моих репликах. Я давно перестал контролировать то, что чувствую, путем употребления разноцветных таблеток, длинных косяков и прочей заразы, с которой трудно соскочить. Свой уставший и потерянный взгляд маскирую под оживленным и чем-то интересующимся, и сейчас я заинтересован в том, чтобы собрать свою сестру и вывести из этих стен. Вывести её наружу из зоны комфорта и научить привыкать жить тем, что находится за окном. Мне страшно признавать это, но её испуганный или обиженный взгляд мне нравится намного больше, чем счастливый.
Сколько раз при каждом удобном случае она будет припоминать то, чего я лишился, чего уже никогда не вернуть? Элис знала, где таится мой кошмар наяву, почему я так долго боялся вновь включить телевидение или взять в руки ежедневную газету. В кошмаре как наяву я видел имя Лары, еще неделю не сходящее с первых полос и часто звучащее в выпусках новостях. Слова сестры задели за живое, от чего кровь стала закипать в жилах, ведь я никому не позволял произносить свое любимое имя, тем более в таком контексте.
- Тебе так нравится припоминать прошлое, зная, что я не касаюсь этой темы? - Хмурюсь и сжимаю губы, пристально смотря на сестру. Я не могу тронуть её пальцем, но что-нибудь сломать мне уже дико хочется. Всякий раз я спускал  и вымещал свою ярость в стороне на какой-нибудь вещи, но перед Элис старался держаться, чтобы не задеть её. Это будет непростительно мне, а взглянуть ей в глаза после не будет смелости. - Если бы ты хоть раз пережила тот день, который ещё долго снился мне в кошмарах, то, наверняка, не стала бы просто так нести чушь. Имя Лары больше не звучит в нашей семье, родители были с этим согласны, а ты, видимо, когда соглашалась, то держала крестик из пальцев за спиной.
Развожу руками и соглашаюсь с тем, что я немного перегнул палку. В каких-то вещах я мог положиться на свою сестру, но таинственное исчезновение вещей в моем доме так и не были объяснены логически. Может кто-то здесь  бывает, пока меня нет, но неужели даже при присутствии Элис все позволительно? Я не сравниваю её с теми девушками, которые посетили мой дом за последнее время, но Элис не хочет слушать меня. Так бывает, когда она чувствует себя беспомощной, когда я не на её стороне, чтобы обнять и успокоить, сказать, что я на её стороне и придерживаюсь того же мнения. Даже слова родителей на неё так не влияли, как моя точка зрения. Роль идеального брата с каждым годом стала меркнуть на фоне её взросления и появления своих привычек, своего мнения и мыслей на тот или иной счет. Мне не доставало того, что за мной всегда ходила маленькая девочка с белокурыми волосами и хотела, чтобы я общался и играл только с ней. Присутствие множества новых людей и близкого окружения разделяло нас, а Элис понимала, что рано  или поздно я возвращусь к ней, что я и делал.
Её крик мог бы заставить меня вздрогнуть, но я лишь сильнее злюсь, и это видно уже по выражению моего лица. Оно не изменилось даже спустя десять или двадцать лет, и Элис всегда его узнает.
- Ты слишком многое на себя берешь, так что можешь и не мечтать о уединении в клинике, - холодно бросаю реплику ей в ответ, уже готовый уйти первым, поскольку этот разговор просто заходит в тупик. Но меня останавливает её последние слова, и тогда Элис скрывается в коридоре. Я слышу её топот на первый этаж, а после страшную тишину, к которой совсем не привык. Прислушиваясь хоть к каким-то признакам её жизни, я ничего не слышу. Нужно спуститься вниз и убедиться, что с ней все хорошо, но тон последних слов заставил понервничать. Она сорвалась и убежала, чтобы не стало ещё хуже, или чтобы я что-то не увидел. выглядываю в коридор и убеждаюсь в том, что она не поднялась наверх, а осталась внизу. Тихими шагами прохожу по коридору и спускаюсь вниз, оглядываясь по сторонам. Она могла убежать куда угодно, но первые места - это кухня и большая гостиная. Ближе всего ко мне были двери на кухню, но свет там не был включен.
Если Элис решила поиграть в прятки, надеясь, что мне уже нравится эта игра, то она ошибается. На кухне я обнаруживаю то, что она стоит спиной ко мне у одной из тумб, слегка склонив голову. Сейчас у меня не найдется пару утешительных слов на её счет или то, что будет звучать как извинение. Прохожу мимо большого круглого стола, проводя по нему пальцами левой руки, и подхожу вплотную к сестре. Мои руки спешат обвить её, обнять и прижать к себе, а губами я касаюсь её белокурой макушки. Так всегда было в детстве, когда она подолгу могла на меня дуться.
- Я наговорил много чего лишнего, и ты знаешь, почему так бывает со мной. Прости. Я никуда не собираюсь тебя отправлять и уж тем более отдавать кому-то.
Слово "люблю" я давно заменил всякими синонимами, но после того дня мне было трудно произнести его снова даже своим родным. Мама отнеслась с пониманием, а отец никак не ожидал, что именно так я буду переживать самое сложное время в своей жизни. Я бы не простил себе слезы Элис, причиной которым являлся бы я. От осознания того, что сейчас может случиться именно это, у меня сжалось сердце и неприятно стало покалывать. Сестра была единственным человеком на сегодняшний день, который находился рядом с о мной и любил. Любил настолько сильно, что порой мне становилось страшно, на что способно это чувство. Может ещё ничего и не произошло, а может я чего то и не знал.

Моё вдохновение - Элис и Lostprophets - 4AM Forever

Отредактировано Hayden Scarre (2016-01-31 02:14:29)

+3

15

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » I'm going back to my roots