Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » after dark


after dark

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Мэриэн & Маркус
14.11.2015|Сакраменто
или кратко о том,
что творилось в их головах после землетрясения.

0

2

Что обычно чувствуют люди, которые пережили смерть? Счастье, облегчение, сожаление? А те, которые пережили землетрясение? Поверьте - хотят напиться, чтобы забыть весь тот ужас.
Представьте: грохот стоит такой, словно кто-то отбойным молотком колотит вам в ухо. От этого боль - будто вам вколачивают сваи между ребер. Хочется, чтобы поскорее всё закончилось, но тот исход, который более возможен - обычно менее желанный. Представьте - висеть на волоске над тем миром. Ещё один толчок - и всё летит в пропасть. Все ваши мечты, планы на жизнь, ваш автомобиль и близкие люди, вы. В одно мгновение земля поглощает всё, что было дорого и не имело значения. Стихия забирает всех - стоит земле хоть ещё один раз вздрогнуть. От смерти может спасти только молитва, убийственное отчаяние, истерика, слова, которые, быть может, в другой раз больше и не скажешь. Воображение всё с большей упертостью подсовывает обломки жизни, пока в одно мгновение не понимаешь, что всё застыло. Даже время и то на долю секунды задержалось, чтобы вздохнуть. После убивающего шума вдруг наступает блаженная тишина. Кажется, словно умер, но открываешь глаза и понимаешь, что вообще не так представлял себе рай. Вокруг ничего белого, никаких ангелов - только серые руины и грязные люди, не понимающие, что случилось. А это конец. Конец, о котором так молился, но даже не думал, что дождешься.
Сижу в баре, осматриваю таких же приблудных, как я. Внутри какой-то горький осадок от того, что пережила. Хочу забыть. Хочу стереть с памяти этот десяток смертей, увиденных на собственные глаза. Перед глазами ещё стоит образ молодого парня, который так отчаянно просил помощи, вися на обломке. Но никто не помог. Все просто убежали подальше, убежали от края, от смерти. Своя рубашка ближе к телу. Своя жизнь важнее. А он просто упал. Умер. Ни в чём не виноват. Как и множество других самых обычных людей, схороненных в этот день по велению сильной стихии.
Машу рукой, чтобы бармен повторил мою дозу. Если честно, уже сбилась со счета, какой это бокал виски. Но, должна признать, алкоголь на какое-то время начал притуплять желание пойти и спрыгнуть с этого моста в попытке сбежать от мыслей, отчаянно гудевших в моей голове. Нет, я, конечно, очень рада, что осталась жива. Я благодарю за это небеса, и, наверное, всегда буду перед ними в долгу, но вот именно в этот момент мне хочется отрезать голову. Я не могу. Просто не могу слышать вопли детей в своей голове, отчаянные крики людей, потерявших надежду. Не могу видеть перед глазами, как они летят с обрывов, как вслед за ними улетают автомобили, как внизу всё превращается в месиво. Хочу просто вырубиться в пьяном забытье и проснуться через неделю, когда попустит, но...-Мисс, мы закрываемся через пять минут. Оплатите, пожалуйста счёт. - поднимаю на бармена тяжелый взгляд, мол, что ты всё о делах насущных. Люди здесь умирали, а он о деньгах думает. - У меня нету денег. Я пережила землетрясение и оставила все свои вещи в такси, которое вместе с водителем улетело с моста. Я не оплачу ваш дурацкий счёт. - завелась просто с полуоборота. Захотела смести все стаканы со стойки, но парниша только ещё раз настойчиво повторил свою просьбу. Как можно быть таким бесчувственным?! - Наверное, вам очень повезло, и никто из ваших родным не погиб сегодня! - мне всё равно на других посетителей, мне всё равно, что обо мне подумают, мне просто хочется кричать от своего бессилия. Я не могу. Не выдерживаю. Лучше бы улетела с обрыва...

+1

3

Стихия не спрашивает, когда ей прийти.
Перед тем, как отобрать у тебя жизнь, не спрашивает, хорошо ли ты вел себя. Переводил ли слепых через дорогу? Помогал ли старухам донести до дома тяжеленные пакеты? Уступал ли старухам (беременным? детям?) место в общественном транспорте? Подавал ли милостыню, сидящим на порогах церквей?
Стихия не спрашивает.
Она приходит, бунтует, сеет хаос, панику и безумие. Пробуждает эгоизм, в купе с инстинктом самосохранения и животным желанием (во что бы то не стало) выжить.
Стихия входит без стука.
И также неожиданно закрывает дверь за собой. Затихает. В качестве напоминания о себе оставляет бездыханные тела. Полуразрушенные здания. Надтреснутый, местами дырявый асфальт. Оставляет воспоминания.
И мертвую тишину.

×××
Она садится в такси, хлопнув дверью.
— Увидимся.
Он не дожидается, пока  автомобиль скроется за ближайшим поворотом. Оглядывается по сторонам. Дальше что? Куда дальше? Домой? Или уже в руины? В место, что еще не так давно горделиво называл своим домом. Выругался. Не вслух. Мысленно. Перечеркнул наиболее пессиместичные прогнозы, однако пережить эту ночь принял решение в ближайшей гостинице. Завтра. Все последствия, проблемы, а также их решение завтра.
Сегодня он никого не потерял. Разве что старого-доброго друга Астона, служившего ему верой и правдой вот уже черт знает сколько лет подряд. Об этой утрате предпочел не думать, отягощая голову мыслями иного порядка. Наверняка найдутся те, кому в разы хуже. Те, что потеряли близких. Жену, ребенка, мать, отца, сестру, брата, друга или подругу. Те, кто лишился крова, крыши над головой. Те, кто остался без работы (и денег), так как здание работодателя полуразрушено или разрушено в хлам. И хорошо, если всё же подлежит восстановлению. Хорошо, если в ближайшее (а не через месяц-два) время. Впрочем, он мог глобализировать. Быть может, всё не так уж хреново, как кажется на первый взгляд. Достал из кармана сотовый, перевел в беззвучный режим. Перезвонит сам, если отметит пропущенные. Сунув мобильник обратно, заприметил невдалеке бар. Одноэтажное здание, ничем не примечательное, кроме разве что, вычурно-яркой вывески. Подобие хорошей обертки и пустота внутри. Отлично. Убежище на сегодняшний вечер найдено.
Впрочем, покой Хэйдс не отыскал даже здесь. Сидел, никого не трогал, глушил виски, а потом бармен (его величество) объявил о закрытии через пять минут ровно. Во всё горло. Дабы все присутствующие (даже глухонемые) услышали.
Ваше время истекло. Потрудитесь оплатить счет и выметайтесь отсюда. Послушались все (даже глухонемые). Все, кроме блондинки. Она платить отказалась. Сумка её улетела с моста вместе с машиной (таксистом? деньгами?). Оправдание плавно перешло в крик. Неудачная попытка защититься. Бармен пожал плечами. Проблема, мол, не его. Схема до боли простая. Плати и выметайся. Ему пора закрываться. И наплевать, что там куда у нее улетело.
— Отвали от нее. Я оплачу. Сколько?
Ответа Маркус не дожидается. На стойку летит несколько смятых, сотенных купюр. Только бы от__бался. Бармен купюры подгреб, сунул в карман, заткнулся. И великодушно-участливо разрешил пересидеть еще десять минут. Пока сам он шарится в подсобке в поиске ключей, сотового, мозгов или еще черт знает чего.
— Не обращайте внимания, мисс. Понаберут на работу неудачников, — с подсобки в тот же момент донесся грохот. Услыхал? Да, плевать. И пусть Хэйдс понимает, что в данной ситуации вышеупомянутый неудачник прав. Это его работа. Не взять деньги с клиента, каким бы обаятельным тот ни был, он не может. Объяснять не будет. Девушка явно не в том состоянии, чтобы трезво воспринимать информацию, поставив себя на место бармена. Тогда каков смысл? — Вы в порядке?
Тишину изредка нарушает только его (и её также) голос, стук стрелок настенных часов. Пять минут уже давно миновали (на часах ровно одиннадцать), так что пора бы сматываться. Хэйдс, предчувствуя холод, застегивает кожаную черную куртку, встает с насиженного места, пока неудачник-бармен не явился из импровизированной Нарнии. Окидывает таинственную спутницу-блондинку взглядом и... — Пойдем отсюда.
Он, придерживая блондинку за талию (не оглядываясь назад), направляется к двери. Улица встречает недружелюбным холодом. Адовым холодом, перепуганными, замурзанными лицами редко встречающихся на пути прохожих и тусклым светом фонарных столбов. А дальше куда? Её квартира, затем гостиница? Наоборот? Ресторан, работающий вплоть до утра? Кинотеатр с аналогичным режимом работы? Ночной клуб? Впрочем, не факт, что в связи с последними случившимися событиями он работает. Как и рестораны-кинотеатры и прочие заведения для увеселения мирных (и не очень) жителей Сакраменто.
— Застегнись, пока не превратилась в ледышку, — мера предосторожности. Иначе в ледышку Маркуса превратит её boyfriend или муж, когда встретит этих двоих на пороге квартиры. Агащас, еще кто кого.

Отредактировано Marcus J. Hades (2015-11-16 00:33:10)

+1

4

Иногда судьба посылает нам знаки - в виде красной машины, чёрной кошки, поломавшегося будильника. Иногда она посылает нам людей - хороших, плохих, для опыта, для любви. Иногда она посылает нам шансы - найти свою половинку, сорвать куш, выиграть лотерею. Но зачастую в будничной ежедневной суете мы ничего этого не замечаем. Мы просто злимся на весь мир, на себя, на начальника, на водителя, который своим автомобилем с утра окатил из лужи, на стихию, на позднее время - на всё, лишь бы злиться. Нам так проще - жить в своём немного прогнившем коконе, вдали от всего мира, заботиться только о себе, питая свое альтер -эго, ведь люди врут, ситуации подводят, а "вечно" - короткое слово, которое длится не дольше, чем разогреть пиццу в микроволновке. А потом только и остаётся говорить "ну что же за судьба такая у меня, почему другим - проще?".
Наверное, в ситуации, которая сложилась, я должна была заметить только позитив, ведь незнакомый мне симпатичный парень просто решил по добро душевной меня выручить. Судьба послала мне его за какие-то заслуги, как знак, шанс, просто хорошего человека. Но то ли я была уже слишком пьяной, то ли перестала верить в чудеса на почве профессиональной деятельности, да только, когда бармен удалился в подсобку, я лишь недовольно фыркнула и сползла со стула, не намериваясь находится в компании незнакомца. Ещё мне только не хватало, чтобы меня сняли, как шлюху, за пару сотен, и тогда день вообще можно официально называть "самый худший день в моей жизни". - Я, конечно, премного благодарна за такую щедрость. - недовольно поджимаю губы, пытаясь подобрать слова помягче, ведь какой-то отдаленной, самой забытой частью мозга понимаю, что претендую на весьма невоспитанное поведение, но...-Но лучше бы вы не влезали. Я и сама разобралась бы. - хмыкаю, хотя сама мало верю в то, что говорю. Пропускаю замечание о неудачниках, вопрос о том, всё ли со мной в порядке, мысленно вешаю себе значок , как главной хамке года, а потом лишь глубоко вздыхаю, понимая, как сильно некрасиво себя веду. - Я не снимаюсь, если что... - бормочу про себя, опустив глаза в пол. Накрывает волна стыда, что я так наехала на человека, который скорее всего просто добрее, чем я, и решил помочь бедной молодой алкоголичке. -Спасибо... - шепчу, так что сама почти не слышу себя, но кажется спутник всё понимает. И за что таким прекрасным людям, как он посылаются такие невоспитанные особи, как я. Для опыта - не иначе.
Кажется, вселенское прощение на меня снизошло почти что даром. Мысленно ещё раз благодарю судьбу, пробивая несколько стенок в своём коконе. Возможно вот оно - самое время, чтобы стать лучше - ночь, когда ты пьяная, а незнакомец, придерживая за талию, выводит тебя из клуба. И хотя на самом деле всё выглядит более, чем благородно, звучит-то не очень - согласитесь.
На улице прохладно. Даже холодно. Чертовски холодно. Но это немного меня ободряет, и я понимаю, что, кажется, мысли становятся немного четче. Хотя даже так я пока не могу представить, что делать дальше. Идти домой - нету смысла, ведь нету ключей. Что делать с этой проблемой в будущем, я пока тоже не знаю, но подумаю об этом уже с утра, ведь оно вечера мудренее. Напросится к незнакомцу домой? Уверенна, что его пассия будет очень рада меня видеть, ну или по крайне мере после моих заявочек, я буду выглядеть глупо. Отправится гулять всю ночь, попеременно ночуя на лавочках? Прекрасная идея! Но, наверное, не для конца ноября. Ещё можно выловить в фонтане монетки и пойти снять какой-то дешевый номер в хостеле. Но если честно, я понимала, что вот она - безысходность в чистом её проявлении.
-Спасибо за вечер. - невольно хмыкаю, хотя, видит Бог, не собиралась, резко разворачиваюсь и иду в неизвестном мне направлении. Иду тяжело, ноги в туфлях страшно устали, пошатываюсь от алкоголя. Кажется иду вечность, но за спиной всё равно ещё чувствую дыхание мужчины. Кажется, я даже несколько раз попыталась свалиться в кусты по дороге, но сила земной тяжести оказалась соперницей послабее, чем моё превосходное умение держать баланс. Ухожу просто, чтобы не навязывать этому прекрасному молодому человеку свои проблемы, ведь он и так уже слишком много для меня сделал. В крайнем случае, меня не взяли в заложники в этом дурацком баре, как злобного уклониста от оплаты законных счетов. Но, должна признать, что иду очень медленно ещё и потому, что жду, что меня позовут вернуться и предложат вместе провести эту пропащую ночь, пусть даже вылавливая монетки из фонтана, чтобы купить хот-доги, но хотя бы не сама под запертыми дверьми своих аппартаментов. Неожиданно в голову приходит гениальная идея и понимание того, что сила тяжести всегда должна быть круче. Делаю ещё один шаг, специально цепляюсь каблуком за прорвавшийся сквозь асфальт корень дерева и, словно нимфа с развевающимися волосами, через мгновение принимаю на тротуаре упор леж лежа. Ну всё, теперь у молодого человека нету шансов сбежать, раз он такой рыцарь. Хотя, кажется, что в моём плане что-то пошло не так, когда от ступни медленно по всей ноге начинает разливаться адская боль.

+1

5

Ситуация избитая. Он почти сказочный прЫнц с добрыми намерениями и без свойственных ему рейтинговых (21+) мыслей, её выручает, а она воспринимает всё (по ходу богатый жизненный опыт постарался, сыграл весомую роль), как попытку её "снять". И вообще она справилась бы сама. Какого эдакого лешего лез не в свое дело? И делай после этого тошнотворно правильные поступки. Маркус пожимает плечами, мол, твои личные догадки — твое дело. Не переубеждает. Не вмешивается. Она благодарит за вечер (помощь?), выходит из богом забытого здания, а он, предчувствуя надвигающуюся медленно, но уверенно, задницу, идет верным дворовым псом следом и не ошибается. Потому как в один распрекрасный момент блондинка теряет координацию и приземляется аккурат на асфальт. Делать нечего. Всё вновь выливается в очередную попытку помочь (снять?) её. Помочь и попытаться доставить её до дома в относительной целости и сохранности. Иначе нахватается приключений на свою охуенную (че уж там, заценить он успел) пятую точку. Тебе-то какое до нее и её проблем дело? Но совесть не унималась, напрочь затмевая пока еще здравый смысл. Совесть или всё же интерес к этой блондинке вкупе с её пятой точкой?
— Нога как? Сама идти сможешь? — очевидно, сможет, но в разы хуже искалеченной черепахи. Их участь сейчас значительно облегчило бы наличие личного транспорта. Автомобиль. Однако, Астон Маркуса продолжает покоиться на парковке у торгового центра. Как раз тогда, когда он наиболее востребован. Мысленно выругался, окинул взглядом блондинку. Дело — дрянь. Куда дальше? Ответ очевиден.
В травмпунктах Маркусу везло бывать не часто. Отсюда вопрос номер раз – где искать ближайший? И вопрос номер два – есть ли смысл туда сегодня соваться? Вряд ли костоправы уже разгребли толпы гостей с вывихнутыми, подвернутыми или вовсе безнадежно поломанными конечностями, спинами, головами, мозгами, еще черт знает чем. Хэйдс невольно поморщился. Не вариант. Тогда... к ней?
— Ключ у тебя с собой? — по лицу яснопонятно — был. Но остался в сумке, которая, в свою очередь, осталась в такси, а потом вместе с тачкой улетела вниз с моста. Конец сказки. — Внутри есть кто? Муж? — Щурится, почесывает затылок, продолжает безуспешно угадывать, — Бойфренд? Сестра? Предки? — Хотя, она мало похожа на ту, которая всё еще живет с последними. Больно самостоятельная. Патологически самодостаточная. Такие не смогут долго сидеть на шее. Спустя момент ситуация проясняется, приобретает новые очертания. Дома никого, домой не попасть. По крайней мере, сегодня. К нему домой по объективным причинам аналогично — не судьба. Остается отель. Единственный адекватный, наиболее доступный вариант. Пусть и с намеком. Дофига прозрачным намеком.
— Ладно, — выдыхает, осматривается, взглядом пытается выцепить адрес. — Заночуем в отеле. Там же окажут первую помощь твоей ноге, — медицинских институтов он не заканчивал, поэтому вряд ли смог бы определить диагноз на глаз. Другое дело — оказать первую помощь, ослабить боль. Это всегда пожалуйста. Обращайтесь.
По счастливой (для нее) случайности спустя двадцать минут ходьбы им повезло обнаружить отель. Три звезды. Но выбирать не приходится, искать некогда. Чем быстрее окажутся в номере, тем лучше. Он подхватывает свою опьяненную, раненную и замученную спутницу на руки, преодолевает оставшееся расстояние, переступает порог стильно обставленного дома, больше похожего на обыкновенный особняк, нежели на гостиницу. У ресепшена их встречает улыбчивая администратор, но как только её взгляд падает на блондинку, выражение лица сменяется обеспокоенным.
— Доброго. Double twin, — администратор кивает, проверяет наличие нужных мест расположения и сообщает, что мест нет. Предлагает иной вариант. Для молодоженов. Единственный свободный номер. Мужчина кивает, мол хрен с ним, сойдет. Обращаться в другой отель — верх идиотизма, когда и тут предлагают не самое худшее расположение. Затем звучит шаблонная просьба предъявить удостоверение личности. Выудив из кармана водительские, протягивает их рыжей. Она торопливо клацает по клавиатуре, набирая текст. Завершив нудный процесс, отдает Маркусу ключ от номера.
Пустынный номер встречает прохладой. Окна открыты, кровать от и до завалена красными-белыми-розовыми лепестками, на полках, столах, тумбочках, свечи, цветы и прочая хрень. Но не столь важно.
— Не возражаешь? — а на фиг спрашивал? Всё равно поможет усесться на кровать. Не носиться же с ней на руках по всему отелю. Сочтут за ненормального. Или чересчур любящего. Захотят отобрать. А потом конкуренция, все дела. Оно ей надо? — Я мотнусь за льдом.Читай: не надолго. Чтобы возрадоваться не успела. Или расстроиться. — Осмотрись. — Поиски не заняли много времени. Спустя несколько несчастных минут Хэйдс появился на пороге номера с заполненным до отказа льдом сосудом и тряпичной емкостью для компрессов. Всё добытое отправляет на журнальный стол, что перед кроватью, закрывает окна (закрывает, не зашторивает).
— Как звать тебя, неудачница? — вопрос задал невзначай, с усмешкой, параллельно закидывая в неопределенного цвета мешок лед, а затем протянул его блондинке, — Держи. Должно помочь. — плюхнувшись на диван, когда компресс перекочевал в нужные руки. Голову мужчина откидывает назад, не гипнотизирует потолок — закрывает глаза.
На фиг всё это?
Просто забавно иногда побыть тошнотворно правильным.
Пусть это желание и подохнет до завтра.

+1

6

Лежу на асфальте. Смотрю в прекрасное звёздное небо над головой. Вся такая красивая и пьяная, с растрепанными волосами и в помятой одежде, к тому же теперь, наверное, ещё и с раненной ногой. Просто мечта, а не девушка, чего уж тут скажешь. Брусчатка отдаёт холодом, и в какой-то момент я понимаю, что выбрала не самое подходящее место для привлечения самцов. К тому же у меня в распоряжении был только один, слишком добрый и вежливый, который, ещё не знаю как, не удрал куда подальше от моих прелестных заявочек. Вот оно ему нужно - возиться с глупой алкоголичкой? И всё же, парень слишком обходителен и воспитан, помогает мне встать на ноги, учтиво интересуется возможностью использовать конечности, когда понимает, что всё скудо-бедно, легко подхватывает меня под руку и становится ещё более прекрасным принцем в моих глазах. Но, увы и ах, его благородство снова разбивается о жестокие реалии, когда мы выясняем, что места для убежища у нас нету, кроме как вообще ни капли ни на что намекающего отеля. Ну что поделать, только отвлеченно пожимаю плечами, мол согласившись со своей участью, и с помощью молодого человека, медленно, но уверенно начинаю свой путь в поисках "берлоги" для ночевки.
Не знаю, какие небесные силы были сегодня на моей стороне, но минут через двадцать мы таки натыкаемся на нужное заведение с громогласным названием "Paradise". Окидываю взглядом это "райское местечко" и понимаю, что ладно, это ещё не самый худший вариант, к тому же мне и не дают выбирать, легко подхватывая на руки и торжественно занося вовнутрь. Я стараюсь выглядеть более, чем элегантно в объятиях своего новоиспеченного принца, не разваливаться, как клуша, даже мысленно пытаюсь сжечь несколько килограммов, чтобы не обременять красавчика. Кажется, и по-моему только кажется, ловлю восхищенный взгляд администратора, мол, как бы она хотела оказаться на моём месте, ну в смысле в объятиях мужчины, а не в виде пьяной красавицы, но ей остается только смиренно выполнить свою работу и, оформив нам номер для молодоженов, (какая ирония) грустным взглядом провожать нас в "медовую ночку".
Проходит ещё немного времени, когда я чувствую под ногами твёрдую почву, облегченно вздыхаю и сразу следом с помощью мужчины камнем плюхаюсь на кровать, обильно усыпанную лепестками роз. — Я мотнусь за льдом. - киваю и неловко взмахиваю рукой непонятно в какую сторону, мол отпускаю, куда твоей душе угодно, хоть за девочками - последствия алкогольного опьянения. Когда парен таки уходит, я понимаю, что мне его от чего-то ужасно не хватает. В полутемной комнате становится так одиноко и пусто, что мне хочется плакать. А раз чего-то хочется, то нужно это получить. Через несколько минут, сама не понимаю как, чувствую, как по щекам катятся горячие слезы. Прекрасно! Кажется, во мне умирает актриса всех времен и народов.
Мда, всё-таки, действительно, странные мы, женщины, создания. О нашей логике складывают целые легенды и массу анекдотов, что нас безумно обижает. Но, если разобраться, не такие они уже и далёкие от истины, как нам самим кажется.
Мы хнычем, что поправляемся, а встать утром на пятнадцать минут раньше и сделать зарядку большинство не в состоянии. Мы предпочитаем морить себя голодом в дни, когда срочно нужно похудеть, но потом ночью всё равно бредем к холодильнику в поимках утешения, что вот в очередной раз не удалось. Жалуемся, что любимый стал обращать на нас меньше внимания, а сами при этом позволяем себе запустить свой внешний вид и ходить с плохим настроением. Пилим ни в чем неповинного мужчину за то, что он старается заработать побольше денег (для благополучия нас же красивых) и потому дома позволяет себе говорить о работе, или задерживается,  или находит еще одну работу,  и работает еще больше. Мы сами лезем забивать гвозди, вешать шторы и чинить розетки, а потом возмущаемся, почему это не сделал наш благоверный. А ведь он смотрит, что мы и сами прекрасно справляемся, и расслабляется  и больше не стремится показать себя сильным, крепким и незаменимым мужчиной. Только мы, женщины, можем сказать «Я тебя очень люблю, но нам нужно расстаться», заставив своего мужчину теряться в догадках и искать хоть какую-то логику в этих словах. И да, только мы можем влюбиться в мужчину, а потом стараться его изменить. Большинству это удается, и всю оставшуюся жизнь мы удивляемся, как это нас угораздило выйти замуж за таких нудных приспособленцев. Чтобы понять нас, женщин, нужно быть… женщиной, иному разуму это неподвластно. Но иногда даже и мы сами себя не понимаем.
Честно, не понимаю, каким рычагом, но у меня моментально выключается текущая из глаз соленая вода, когда я слышу в прихожей шаги своего нового знакомого ещё незнакомца. Пока его силуэт не предается моему взору, успеваю подумать о том, как же всё-таки тщетно бытье, и о том, что меня от чего-то подташнивает. Я, конечно, понимаю от чего, но это никак не вписывается в мои планы. — Как звать тебя, неудачница? - о, вот и познакомимся. Или нет? Почему-то поплавком откуда не возьмись мысль, что слишком небезопасно называть своё имя незнакомцу. И плевать, что мы с ним и так уже в отельном номере вдвоём залечиваем льдом полученные мною боевые ранения. Плевать, что за этот вечер мы пережили больше, чем некоторые пары за всю жизни. В тот момент я видела перед глазами только маму, которая настойчиво повторяла, что с незнакомцами говорить нельзя. - Мирабель. Мира можно. - не так уже и далеко от правды, но, если честно, глупо. Окидываю парня взглядом, пытаясь понять поверил ли, но мои аналитические способности сейчас, увы, собрались в том месте, куда я приложила лед, и почему-то совсем не там, где надо. Театрально вздыхаю. - А тебя, спасатель Малибу? - да, ему бы действительно сейчас было неплохо в красных плавках и с голым торсом. Опять вздыхаю. В этот раз чувствую, как к горлу что-то подступает, и это по-моему даже не в переносном смысле от нахлынувших чувств. В одно мгновение срываюсь с места и, покачиваясь, словно пингвин, как можно скорее отступаю в ванную, не обронив ни слова.
Когда оказываюсь в безопасности за дверьми уборной. то одним движением включаю воду, чтобы перебила шум, затем подхватываю волосы и пошло-поехало...
Минут через пять понимаю, что стало легче, но выходит пока всё равно стыдно, поэтому опускаю крышку унитаза и сажусь сверху. В голове пятнами начинают пробиваться последние события. Не то, чтобы я напилась до беспамятства, но алкоголь как-то немного притупил страдание А теперь вот снова вижу перед глазами картины, как люди обваливаются в пропасть и понимаю, что ныне десятки невинных людей больше не стало. К горлу опять что-то подступает. На это раз уже комок в переносном смысле. Не прилагая никаких усилий, чувствую, как щеки снова горят от ручьев слез. Ну зачем?!

+1

7

Мирабель? Охуенное имя, как для диснеевской принцессы. Охуенный псевдоним для матерой, подтянутой, едва успевшей окончить (бросить?) универ, стриптизерши. Но не для относительно взрослой, относительно адекватной блондинки. Ну да, блондинки.
— Мэтт... — честно соврал Хэйдс, а затем наполнил пустой граненный стакан прозрачной водой, сделал несколько небольших глотков и проводил ни с того, ни с сего вскочившую с кровати, блондинку скорее удивленным, нежели обеспокоенным, взглядом.
Мирабель скрывается за стенами уборной, но дверь за собой закрыть на защелку в спешке, по глупости или рассеянности, не утруждается. Хэйдс пожимает плечами, помещает стакан с водой обратно на журнальный стол, садится поудобнее на диване и принимает решение заглянуть к блондинке минут через 10, если та не объявится. Спокойствия ради. Чтобы знать, что она ни черта не учудила. Не утонула в тазике, не повесилась на шторке, не выбралась на улицу через оконный проем в попытке сбежать от монстра Маркуса (сорри, Мэтта), притащившего её невесть куда, невесть зачем. Затянул в 3-звездный клоповник и почти обесчестил. Спокойствия ради, ага.
За 10 минут он успевает найти пульт от телика, включить зомбо-ящик, обнаружить несколько 18+ каналов, пару тройку музыкальных (клипоканалов), еще пару тройку фильмоканалов, наткнуться на рекламный ролик, который был придуман им же (лет пять назад) и сделать вывод, что реклама будет жить вечно. А потом послал всё нунафиг, потому что время прошло, а он всё еще не в курсе, что происходит с Мирандой (?). Вдруг она там вены вскрывает. Во славу погибших во время землетрясения. Так же, как блондинка 10 минут назад, подорвался с насиженного места и рванул в ванную.
— Кто не спрятался - я не...виноват потонуло в звуке льющейся с крана воды. Открыл дверь и охренел. Налицо картина Репина: не ждали. С крана льется вода, заглушая все возможные и невозможные звуки, а Мира, сидя на закрытом крышкой белом друге (толчке, то бишь), обливается горькими крокодильими слезами, попутно всхлипывая, как дите малое. Слава яйцам, ничего сверхъестественного не произошло. Ничего, кроме внезапно накатившегося на нее приступа жалости к себе самой, да? Или как это еще называется? На “жалеющих себя” ему особенно “везет” в последнее время.
Далеко не каждый мужик прошарит, как действовать в ситуации, когда твоя (хотя, фиг с ним, свою утешить не проблема) или не твоя (вот тут уже сложнее) девушка обливается слезами. Кто-то начнет успокаивать и совершит глубочайшую ошибку. Барышня разрыдается еще пуще прежнего, будьте уверены. Кто-то предпочтет скрыться с места событий (и чем быстрее, тем лучше). А Несмеяна в ответ обидится, не сомневайтесь. Обидится и назовет бездушной скотиной. Ибо фигли оставили её одну, пока она тут (мб из-за вас же) грустит? Для личностей ранимых (читай: творческих) есть вариант присоединиться к плачущей. Не ради сочувствия. Чтобы тупо себя обезопасить, выбрав вариант наименее конфликтный. Как исход, успокаивать придется ей вас. Невинную жертву её эмоционального состояния (обстоятельств?). Что сделает Хэйдс? А хрен знает. Сымпровизирует. Как всегда.
— Ты из-за ключей? — наивно предположил Маркус, не отводя взгляда от Миры, — Не парься. У меня чувак один... знакомый квартиры открывает. Без ключей. Круто, да? Завтра наберем гада и попросим помочь. Бесплатно всё провернет в лучшем виде. В крепость свою попадёшь, если адрес не забыла. Че ты, как эта? — не подействовало, да? Хреново. Шестеренки в мозгу закрутились активнее, ища другие слова, фразы, которые наверняка бы, — Имя у тебя клевое. И сама ты по ходу клевая. Щас возьмешь полотенце в руки, сгоняешь в душ, освежишься, приведешь себя в порядок и будешь еще более охуенной. Понадеялся, что намек понят. Халат на вешалке, как и полагается. Там же и полотенце. Шампунь и бальзам наверняка в душевой кабине. А тапки — хрен знает. На горизонте не видно. Стиралку видел, так что привести в порядок сможет не только себя, но и свои вещи. Вдруг на работу завтра.
А потом ему резко так захотелось выпить. Как раз привезли шампанское. И выкурить пару-тройку сигарет.
— Расслабься. Что было, то было.
Махнув рукой, оставил блондинку наедине с её эмоциями (а че ему еще делать?), поспешил свалить в комнату.

Отредактировано Marcus J. Hades (2016-02-16 20:09:08)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » after dark