В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » judge me


judge me

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

Bernadette & Ginger Rickards, Martin Juhl, Irene Casta
квартира Юля --> квартира Берни, поздний вечер
14 и 16 октября 2015 года

Отредактировано Martin Juhl (2015-11-29 14:51:39)

+1

2

внешний вид

Бег вниз по наклонной – самостоятельное решение человека, и винить какие-то сторонние силы во вспомогательном толчке иль же дурном влиянии – бессмысленная вещь; от всего можно уйти, и не было бы желания оказываться там, где вы есть сейчас – все окружающие вещи были бы совершенно иными.
Джин такой правильной всегда росла, в окружении любящих родителей и друзей из благополучных семей, а когда все полетело к чертям собачьим, то и оставаться прежней было все труднее и труднее. Неизвестно откуда появившаяся тетка, поведение которой либо до коликов в животе бесило, либо вообще вгоняло в недоумение; новая школа, где Джинджер так и не завела друзей, а затем университет, где она находится в гуще событий и одновременно чувствует какую-то пустоту внутри; поэтично все это можно назвать течением перемен, или же, есть по-простому, переломным моментом. Хреново проходящим переломным моментом.
Однажды, лет в семнадцать еще, она взяла пример с Бернадетт и решила заполнить свою пустоту алкоголем; и, знаете, это оказался отличный способ убежать от давящего со всех сторон депрессняка, затерявшись в тумане хмеля, плавящем горизонты и очертания предметов.
Блядские гены.
Правда потом пришлось выслушивать тирады от той же Берн (чья бы корова мычала, ей богу), ведь той явно не нужны проблемы с очередной обузой на плечах. Зачем тогда бралась за опеку, Джинджер, даже спустя два года проживания с блондинкой под одной крышей, так и не смогла понять. У нее была отличная возможность просто уйти и забыть, что где-то в городе ходит дочь ее покойной старшей сестры. Но вместо этого, видимо, пытаясь кому-то что-то доказать, создала всем различного рода проблемы.

Впрочем, девятнадцатилетняя Джиндж научилась закрывать глаза на порой случающийся в жизни с теткой пиздец, да и на другой приходящий со всех сторон пиздец тоже. Кто-то ей однажды сказал, что вся взрослая жизнь состоит из проблем, и что поначалу привыкнуть к этому чертовски трудно. И как же этот кто-то тогда был прав.

- Эй-эй, Мартин, знаешь, чего ты никогда мне не рассказывал? – забравшись на диван с ногами, пропела Джин, затягиваясь травкой. – Что значат твои татуировки, - аккуратно, едва касаясь, провела пальцем по его шее и ухмыльнулась; голова закружилась, к горлу на какие-то пару мгновений подступила тошнота, и девушка откинулась назад, прикрывая глаза. - Говорят, в любой татуировке обязательно должен быть смысл.
В последнее время блонда все чаще убегала от своих проблем, по большей части связанных с универом и с друзьями, некоторых из которых и друзьями теперь назвать было трудно. Они говорили, мол, Джинджер, куда ты катишься со своими новыми приятелями и недельными загулами непонятно где и неизвестно в каком состоянии. Такие все хорошие, блять, как будто сами не пьют каждые выходные и ведут этот новомодный здоровый образ жизни; людям лишь бы осуждать других людей.
А ей было все равно. Благодаря этим новым приятелям она встретила Мартина, который сильно отличался от тех, с кем она общалась ранее; такой взрослый, крутой, весь расписанный замысловатыми татуировками, разглядывать которые девушка любит, ой как любит. Ко всему прочему, Джинджер безумно гордится своим знакомством с Юлем. Он ей нравится, и вот в этот момент ей кажется, что даже очень, очень нравится. Ей не хочется строить воздушные замки и мечтать о развитии их интрижки в более серьезные отношения, но, черт, она не может удержаться. Дурная, конечно, сама это понимает, ибо ее еще не совсем унесло на крыльях страсти и простодушного девчачьего обожания; но ничего не может с собой поделать.
- Мартин, - кладет руку ему на плечо. – А у тебя нет ничего…посильнее? – она давно об этом думала – попробовать по-настоящему тяжелый наркотик, дабы понять, что это вообще такое и как себя чувствуешь после дозы. – Я все равно не вернусь сегодня домой, ничего страшного в том, чтобы нюхнуть один раз, - придвинулась вплотную. – Ну, давай. Пожалуйста.

[NIC]Ginger Rickards[/NIC]
[AVA]http://savepic.net/853282.png[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/XL8G.gif[/SGN]

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-11-10 08:54:32)

+1

3

На этот раз блондиночка. Совсем молоденькая. Без выебонов, без тараканов. Простая и легкая. Сама начала вешаться на него, со своей стороны Юль не предпринял для этого никаких усилий. Он вообще уже давно никаких усилий в таких делах не прилагал. Может быть, поэтому все это для дилера становилось слишком скучным и быстро надоедало. Единственное, что радовало, Джинджер, вроде бы, была не из тех пустоголовых малолеток, что-то в ней все-таки было. Скорее всего, только по этой причине, этот вечер был не первым, проведенным совместно. А вообще-то, с какой стати он что-то там выискивал в девчонке? Разве ему было до этого дело?

- М-м? – Юль лениво повернулся к блондинке, наблюдая за тем, как она устраивается на диване. – Никогда-никогда? – он ухмыльнулся на формулировку вопроса. Это прозвучало так, будто они, как минимум, год уже знакомы и все остальное она про него уже знает. – Ну, значит, есть смысл, раз говорят, - Мартин пожал плечами, задумчиво затянулся еще пару раз и затушил сигарету. Джи курила траву, и ее явно вставило, даже по лицу было видно – слишком расслабленное. Эта индейская хрень даже его пробирала в определенных количествах, что уж говорить о малолетке. – Хм. Ну, вот это, - видишь? – это лотос, - Юль коротко указал на изображение лотоса над торсом. – Знаешь, что он означает? Я тебе расскажу. Он означает то, что я могу прямо сейчас послать тебя нахер с твоими вопросами.

Мартин улыбнулся, наблюдая за девчонкой, откинувшейся на спинку дивана, прикидывая по оду, успеют ли они все сделать и слинять до того, как Эшли вернется со смены и застукает здесь эту картину. Надо бы увести блондинку в комнату от греха. Ну, все равно же они закончат в спальне, у них есть еще пара часов, а потом они прогуляются. К тому же, у дилера были еще кое-какие дела, так что дома он особо задерживаться не собирался.

Однако, у блондинки оказались другие планы. Приблизившись, она, вдруг, выдала не совсем ожидаемую дилером просьбу о дряни посильнее. Сначала Мартин посмотрел на нее с недоверием, но лишь на мгновение, а потом снова улыбнулся.
- Конечно, есть. Вопрос в том, что мне за это будет, - улыбка Юля стала шире, он развернулся, потянувшись и запуская пятерню в светлые волосы на затылке Джинджер и через секунду уже накрывая ее губы ненавязчивым  коротким поцелуем, после чего отстранился, посмотрев ей в глаза. – Сейчас все будет.

Он на время скрылся из гостиной и совсем скоро вновь усаживался на диван, открывая пакетик с белым. Ему даже показалось, что блондинка с нетерпением ждала, поэтому дразнить он не стал. Придвинул поближе подставку под стакан на столике и высыпал на него содержимое пакетика.
- Давай вместе, - он одобрительно кивнул, но снова поднялся. – Давай. Сейчас принесу что-нибудь выпить.

Видимо, он слегка задержался с выпивкой, потому что, когда снова появился в гостиной, то девчонка уже утирала нос. Юль устроился на диване, поставив на столик стаканы и разливая по ним виски. Вообще-то, на самом деле, он не собирался вкидываться вместе с ней, так что хорошо, что она оказалась нетерпеливой. Только вот, когда он повернулся к Джинджер, чтобы протянуть ей стакан, то, то, что он увидел, ему слегка не понравилось. Девчонка как-то слегка побледнела. Или ему показалось?
- Ну, как? Чувствуешь феерию?

+1

4

- Никогда-никогда, - с губ слетает обрывистый смешок, и в следующую секунду они уже зажимают между собой косяк с травкой; еще одна затяжка, неглубокая, Джинджер выдыхает дым перед собой и на какие-то пару мгновений забывается, рассматривая застывшие тени на потолке. До этого Мартин не приводил ее к себе домой, и сегодняшняя его решимость показалась девушке многозначительной и многообещающей, поэтому она и чувствовала себя важной птицей, сидя рядом с ним, в его квартире, на его диване. Куря этот его косяк с травкой, в конце концов.
Дилер уж было начал посвящать девушку в историю и глубокий смысл своих татуировок, и та старательно пыталась сконцентрироваться на его словах и не пропустить все мимо ушей. Полностью развернувшись телом, Джин уставилась на изображение лотоса, коснулась его рукой, а в последующую минуту легонько шлепнула ладонью прямо по рисунку. – Ну эй! – в нормальном состоянии и здравом уме она бы, наверно, нахохлилась, загордилась, несмотря на возникшую улыбку на губах Мартина после его слов. А сейчас…ну, не расскажет ничего, так не расскажет; честно, вдумываться в происхождение татуировок на теле парня Рикардс не сильно хотелось, она лучше дальше продолжит их рассматривать и рассматривать, каждый раз находя для себя новые линии и очертания.

- Тебе точно понравится то, что я предложу взамен, - дилер оставляет на ее губах непродолжительный легкий поцелуй, и в тот миг Джинджер не могла сказать точно, чего ей хотелось больше: продолжения начатого или обещанной дури от своего ненаглядного. Она с сожалениям отстраняется от парня, когда он убирает ладонь с ее затылка, и обхватывает руками худые колени.
И пока Мартин ходил за пакетиком порошка, девушка уже достала из заднего кармана джинсов сложенную пополам долларовую купюру, расправила ее и свернула в трубочку; кажется, так делают это в фильмах.
- Давай скорее, - проводила взглядом парня и перевела тот на высыпанный перед ней кокаин, чувствуя подкатившее к горлу легкое волнение; для блондинки секунды ползли невыносимо долго, а Мартина все не было и не было, все не было и не было... – Ну, где ты ходишь? – и минуты не прошло, как Джин отправила этот вопрос находящемуся за стеной парню, а затем – вновь кинут нетерпеливый взгляд на белый порошок, после которого ждать возвращения дилера в комнату уже не хотелось.
Заправив правую ноздрю дурью, девушка резко откинулась назад, на спинку дивана, прикрывая глаза и нажимая кончиками пальцев на их внутренние уголки. Спустя короткий промежуток времени сердце забилось сильнее, эйфория быстро накатила волной и полностью накрыла Джинджер с головой; до этого она и не осознавала, что так охуенно легко и радостно, причем в один и тот же миг, ей не было очень и очень давно. 
Приоткрыв глаза, девушка увидела появившегося в дверном проеме Мартина, его голос, внезапно ставший таким приятным, резко ударил по слуху, словно слова парень произнес прямо над ее ухом. Она сконцентрировала все свое внимание на том, как плескался янтарного цвета алкоголь в стакане, что держал в руке направляющийся к ней дилер; но с каждой секундой все уходило в совершенно не ту сторону.
Девушка попыталась выпрямить спину и вернуться в сидячее положение, но тело беспомощно валилось на диван, и дальше своего носа видеть что-то становилось все труднее и труднее. Пульс учащенный, неровный, дыхание становилось тяжелым.
- Блять, - да и говорить было трудно в той же степени, в какой трудно говорить после литра водки или добротного ряда шотов с намешанным в них разного вида алкоголем. – Блять, Мартин, ты где ходишь, - попыталась подняться, упираясь ладонями в диван. – Пиздец мне хуево. Так и должно быть? - к ней вернулось беспокойство от малейшего осознания того, в какой состоянии ее тело находится в данный момент; безумно хотелось отключиться и не чувствовать абсолютно ничего. – Увези меня отсюда. Отвези домой, - ни о какой больнице и речи быть не может. – В телефоне адрес…бляять, -  с третьей попытки разблокировала айфон, с грохотом вытащив его из кармана джинсов. – Домой отвези, Мартин, я прошу тебя, - странное и глупое было желание, учитывая то, кто в этот час будет встречать ее на пороге дома; но ни о чем другом и думать было невозможно в тот момент, ничего другого ей и не хотелось.

[NIC]Ginger Rickards[/NIC]
[AVA]http://savepic.net/853282.png[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/XL8G.gif[/SGN]

+1

5

И вот все его планы – пусть они даже и были лишь его предположениями, - стремительно таяли у него на глазах с каждой секундой, пока взгляд блондинки становился все более расфокусированным и замутненным. Это был передоз. Такого говна Юль навидался за свою жизнь столько, сколько, наверное, не видел ни один отдельно взятый реаниматолог. Может быть, в эти мгновения, пока лицо девчонки меняло цвет от белого до зеленого и обратно, дилер бы даже зевнул. Вот только Джинджер отъезжала в его берлоге, и счет тут реально шел на секунды, поэтому Юлю пришлось забыть о бутылке, едва не уронив ее на ковер, и придержать девчонку, у которой как раз в этот момент с носа полила кровь.

- Блять. Не-не-не, малыш, все нормально, - конечно, все было нихуя не нормально, потому что у нее начинали синеть губы. – Давай-ка, запрокинь голову. Вот так, - он помог ей откинуться на спинку и задрать подбородок. Лед тут нихера не поможет. – Щас поедем, подожди.

Обычно в таких ситуациях действия Мартина шли почти по накатанному плану – избавиться от синяка, скинуть где-нибудь подальше и желательно успеть до того времени, как тот окончательно закусит ласты. Мартин подскочил с дивана, прихватив свою куртку и накидывая на плечи, похлопал себя по карманам и пытался припомнить, где блондинка разделась. Кажется, в прихожей. Значит, где-то по ходу дела, он найдет и ее куртку.

Естественно, он не собирался отвозить ее домой, потому что не знал, с кем она живет. Если бы знал, например, что она снимает с кем-нибудь квартиру – тогда без проблем, но она ведь могла и с предками жить, так что это был самый тупой вариант. Начнутся вопросы, которые лично ему вообще не нужны были. Он ведь даже не знал, сколько ей лет. Если она окажется малолеткой, то огрести можно по полной программе, потому что причин притянуть его можно найти массу. Девчонка-то, судя по всему, была совсем не домоседкой, а вполне себе загульной. Нормальный вариант – оттащить ее в ближайший притон. Она там либо очухается, если организм достаточно для этого вынослив, либо не очухается, но на этот случай уже не он будет решать проблему – куда деть жмурика.

- Давай, иди ко мне, - он легко подхватил блондинку подмышки, поднимая с дивана, та что-то бормотала, и это был хороший знак. Юль лишь убедился, что она еще даже способна двигать ногами, поудобнее перехватил ее за тонкое предплечье и повел к двери, на ходу прихватив ее куртку с полки в коридоре.

В принципе, в машине ситуация немного улучшилась. Цвет ее лица, вроде, начинал приобретать более или менее живой вид, так что Мартин до запланированного ранее притона не доехал. Сначала притормозил, сунув девчонке бутылку с минералкой и даже помог ей утереть кровь из-под носа, в этот момент задумавшись о том, что все как бы обошлось и можно действительно доставить ее домой. Ну, позвонит в дверь и оставит ее на пороге, как посылку, чтобы не нарваться на лишние вопросы.

- Эй, иди сюда, давай, - он помог блондинке вылезти из Корвета и уже через пару минут поднимался с ней в лифте на последний этаж. – Ты как?
Снова какой-то невнятный бубнеж. Джинджер буквально висела у него на плече, когда он позвонил в дверь, придерживая ее рядом, чтобы она не завалилась.
- Пиздец, ну, что за геморрой.
Только вот настоящие неожиданности были еще впереди, как оказалось. Потому что дверь ему открыла… дилер пытался вспомнить имя подружки Касты, которое как-то успел подзабыть, потом бросил гиблое и удивленно уставился на нее.
- Сюрприз, блять, - сходу и выдал он, неопределенно пожав плечами. – Она перебрала немного, назвала твой адрес.

+1

6

Со стороны кухни уже второй раз за вечер доносится грохот, характерный звон посуды разрезает тишину и заставляет в очередной раз Рикардс вздрогнуть от неожиданности, а затем, поддавшись злости и раздражению, выкрикнуть ругательства в пустоту.
Однажды она отдаст эту здоровенную и любимую ею всем сердцем псину кому-нибудь, ей Богу. Несмотря на просторность жилья молодой женщины, лабрадор умудрялся будто бы нарочно сносить все на своем пути, и чем дороже да хрупче был предмет мебели, сувенир из поездки или что-то более-менее пригожее для быта, тем лучше пес целился в него своей толстой задницей. Шашлыку всего несколько лет, жизнь в нем бурлит, и силы из него хлещут без конца и края, а выместить свою неутолимую энергию можно лишь за счет десятка марафонов от одного угла пентхауса в другой; и никакие методы воспитания не действуют на это четвероногое чудо, все попытки угомонить пса сравнимы с попытками завести разговор душевный, ну, допустим, с кочергой.
- Да сколько можно! - блондинке нетрудно оказалось найти пытающегося спрятаться от нее Шашлыка; шевеля хвостом, тот затаился под столом и все глядел на Рикардс, медленно подходящую к нему. И ведь чего боится, в этот раз выговор обойдется без существенного его дополнения в руках молодой женщины – угрожающей хозяйской тапки. – Ой, твою мать, зла на тебя не хватает! – пес долго и жалобно смотрел на Бернадетт, не отводя взгляда, и та мигом позабыла все ругательства, которые еще буквально меньше минуты назад вертелись на языке. – И не смотри на меня так, вот не надо мне этого, - произнесла уже мягче, собирая с пола разбитую пару тарелок, которым посчастливилось стоять близко к краю задетого животиной стола. – Манипулятор, - лабрадор вылез из-под стола и полез к хозяйке с примирительными объятиями, а та все пыталась его отпихнуть от себя подальше, чтобы он, не дай бог, не наступил на еще лежащие перед ней осколки.

А в следующую секунду он так и застыл на месте, когда до слуха его и Берн донеслась трель дверного звонка. Поднявшись с колен, американка положила то, что осталось от тарелок, на поверхность стола – на этот раз подальше от его края, - и, запахивая халат на груди, засеменила к входной двери. Время был позднее, гостей она не ждала, родственников тоже; мать в это время если не спит, то смотрит очередное тупое вечернее ток-шоу, а Джинджер…если она задерживается где-то допоздна, то обычно не возвращается домой до рассвета, дабы тетку любимую не застать в бодрствующем состоянии.
Но в этот раз что-то явно пошло не так; вернулась племянница, повиснув на плече парня, которого после первой встречи даже при всем горящем огнем желании забыть было бы трудно. И имя его она помнила, на удивление, прекрасно.
- Какого хрена? – Берн сразу же потянула руки к телу девчонки, которая на ногах еле стояла и все бубнила себе под нос, а что именно – разобрать было невозможно. В груди сразу же сдавила накатившая волной тревога от вида племянницы; Джинджер была бела, как мел, подрагивала у нее в руках и шла она с туманом перед глазами, натыкаясь на все, что вставало у нее и старшей Рикардс на пути. – Садись давай, ну же, - не обращая в тот момент на едва знакомого ей Мартина, черт пойми где нашедшего студентку в таком состоянии, Берн упала с ней на диван и подложила той под голову подушку. – Блять, девочка, посмотри на меня, – всматриваясь в лицо племянницы, крепко обхватила его пальцами правой руки. Это ж сколько надо было в себя синьки влить, чтобы дойти до такого? – Пиздец у тебя вид, - чем дольше Бернадетт смотрела на девчонку, тем больше она начинала сомневаться в том, что у той только алкоголь в тот момент находился в крови; в таком случае она понятия не имела, что делать, если это от наркоты ей сделалось так плохо, и оттого Рикардс начала еще больше дергаться. – Ты с ней был? – посмотрела на бойца, который, что удивительно, решил не уйти из пентхауса, пока у него была возможность сделать это без лишних слов. К слову, правильно он обозначил их встречу после того короткого знакомства в бойцовском клубе; сюрприз, никак иначе, и причем больше похожий на какую-то шутку со стороны судьбы. – С чем она перебрала?.. Блять, ты посмотри на нее, она же вся белая, - хоть и выглядела Джиндж, лежа на диване, куда лучше, чем когда сидела у дилера на квартире; только откуда Берн это было знать.

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-11-20 15:13:35)

+1

7

Он отпустил девчонку сразу же, как только подружка Касты взяла ее в свои руки, помогая пройти в квартиру. Примирительно поднял вверх ладони, прекрасно понимая, что ничем добрым такая встреча не закончится. По идее, ему нужно было развернуться и уйти, но… как же ее звали? А имя ведь буквально крутилось на языке.

- Да все нормально, сейчас очухается. Ее бы надо затащить в душ,Бренадетт, блять. Точно. Так вот, пока Берн крутилась вокруг младшей блондиночки, Юль осматривался и даже чуть не присвистнул. Неплохо устроилась. Хотя, через минуту, Берн уже обратилась к нему и Мартин перевел на нее взгляд. Та прям испепелила его, лишь подтверждая то, что дилеру лучше было бы сразу свалить отсюда, когда внимание хозяйки квартиры на какое-то время переключилось на Джинджер, но теперь уже было поздно. – Да все нормально, я же сказал.

Да уж, если бы она увидела Джи какими-нибудь двадцатью минутами ранее, то наверняка испугалась бы. Передоз на вид вообще хуйня малоприятная, но вот от кокса еще терпимая. От джанка так вообще загляденье – пена изо рта, закатившиеся глаза, судороги.
- Ну, да, да, я был с ней и что? А она тебе кто? – ну, точно не дочь. Хотя, хуй его знает, в наше-то время с всеми этими пластическими операциями и прочей хуйней. На самом деле Берн выглядела лет на тридцать, не больше. – Может, у нее аллергия какая на бухло, нет? Мы пили, и ей стало плохо. Может, давление подскачило?

Ну, конечно, так он ей и сказал, что она кокса перебрала. Надо было бы срулить отсюда, пока девчонка не очухалась и не рассказала ей все сама.
- Слушай, я пойду, наверное, - дилер застегнул куртку и уже собирался развернуться, но бросил взгляд на Джи. У той снова с носа полила кровь. – Блять. Слушай, Бернадетт... иди-ка, настрой воду в душе, а потом поговорим. И какой-нибудь там чай завари. Есть у тебя какие-нибудь колеса успокоительные? Где у тебя ванная?

Мартин снова расстегнул куртку и скинул ее на спинку кресла. Слушать причитания Берн и вопросы можно было бесконечно, но Джинджер от этого лучше бы не стало, а так он хотя бы исключит тот вариант, что она потащит девчонку на поиски первой помощи от медиков. Дилер подошел к дивану, оттесняя Бернадетт и подхватил блондинку на руки, направившись за хозяйкой квартиры в сторону ванной.

+1

8

-Да, точно, в душ… - вот она, та участь опекуна, о которой ей когда-то говорили и мать, и парочка знакомых с выводком наследников под боком, и даже та идиотская телепередача про психологию взаимоотношений родителей и детей, на которую Рикардс случайно однажды наткнулась.
Рано или поздно ей бы пришлось столкнуться с тем, из-за чего первые седые волосы на голове появляются, пузырек с валерьяной пустеет и пустеет, а нервы все равно рвутся и рвутся, подобно туго натянутым гитарным струнам.
Несмотря на то, как Джинджер ее порой раздражает, выводит из себя, даже откровенно бесит одним своим видом, Бернадетт привязана к ней и по-своему ее любит; и то, что племянница ее сейчас лежит на диване как полудохлая вобла, держит блондинку всю на иголках и убивает в ней всякое самообладание. Она даже начинает чувствовать себя виноватой в том, что не уследила; что лишний раз не поинтересовалась, куда та идет и с кем идет, где пропадает ночами и с какими людьми чаще всего общается.
А ведь все было еще не слишком плохо, на самом-то деле.
- Племянница она моя. Ты где с ней познакомился? - теперь ее внимание частично забрал Мартин, и Бернадетт, нахмурив брови, без особого стеснения стала осматривать того с ног до головы. Выглядел он значительно старше ее малолетней Джиндж, наверняка был одного возраста с Кастой или, возможно, на пару лет старше ее. С одной стороны, в общении со старшим поколением Рикардс не может видеть особых проблем, ибо сама по большей части общается с теми, кто старше ее не на год и не два; но с другой, вот она смотрит на бойца этого и понимает, что выбирать себе знакомых еще уметь надо. - Да какая аллергия на бухло, - обняла девчонку крепче, когда та чуть пошевельнулась. – Она уже приходила пьяная в дрова, но такого не было никогда… не знаю насчет давления. Что вы пили хоть? Может у нее это из-за паленого пойла, - когда у Джинджер кровь из носа пошла, Берн окончательно перепугалась. Ну, только этого еще не хватало для полного несчастья.
- Куда ты, блять, пойдешь. Мы еще не закончили, Мартин, - несдержанно рявкнула и постаралась не дать крови запачкать диван, утерев ту шелковой тканью халата.
Она старалась улавливать суть слов парня, подавляя в себе панику и страх за эту легкомысленную девчонку. – Я покажу, где ванная, да.... Пиздец, какой же это пиздец, - когда дилер ее отпихнул от племянницы и взял ту на руки, у Берн было только одно в голове – дойти до душа как можно скорее, словно вода – мгновенное лекарство, что смоет все это дерьмо с ее девочки.
- Что с ней, твою мать? – спрашивает уже на пути, идя впереди и поднимаясь по лестнице на второй этаж. – Скажи, блять, что у вас там было. И вот не надо этого «потом», мне надо сейчас, Мартин, - и пошла вперед, чтобы успеть настроить теплую воду в душе. Оставлять Джинджер с ним одним она не собиралась, чай заварить она успеет быстро, таблетки – прекрасно помнит, где те стоят.
- Это наркотики, да? – всего лишь предположение, вполне логично появившееся в голове Рикардс; кроме алкоголя к такому ничего больше привести не может. – Просто скажи, да или нет, - слова частично растворялись в шуме воды. – Мартин.
Бернадетт, наконец, нашла в себе силы покинуть ванную и пойти заняться чаем и таблетками; от этого, по крайней мере, было больше проку, чем от той ее маломальской помощи в душе. Она также переступила через себя, доверив Джинджер едва знакомому человеку. И только потому, что тот явно знал, что в этой ситуации делать.
Заварив на кухне ромашковый чай и подняв чайник с чашкой на второй этаж, в спальню девушки, оставила его на прикроватной тумбочке и вернулась в ванную за стоявшей там парой пузырьков с успокоительным. – Пойдем, отнесем ее в спальню, - уже спокойнее произнесла, когда Мартин выключил в душе воду.

+1

9

Ему надо было сразу уйти. Оставить девчонку на пороге и свалить, чтобы не попадаться на глаза Берн и не слышать этот ебаный хреллион вопросов, которыми она сыпала так, что Юлю откровенно захотелось ее заткнуть прямо сейчас, пока та еще не впала в какую-нибудь истерику. Кстати, надо заметить, что на самом деле, Бернадетт относительно спокойно себя вела. То есть она не металась из угла в угол, не рыдала, не порывалась никуда звонить, чтобы эту проблему решил кто угодно, только не она. Даже когда она вместе с ним заметила кровь, то просто вытерла ее краем халата. Шелкового, кстати, халата. Не пожалела же.

В любом случае, Юль уже нес Джинджер в ванную, следуя за подругой Касты наверх и, когда они оказались там, опустил девчонку на край ванной, дав той сесть на бортик. Убедившись, что та в состоянии держаться в вертикальном положении, он принялся ее раздевать, пока Берн настраивала воду.

Если бы он сейчас ответил на очередной ее вопрос положительно, то хрен бы она успокоилась. Скорее всего, вопросов бы еще добавилось, так что он лишь выразительно посмотрел на блондинку, откидывая в сторону майку, стянутую с Джинджер, и принялся за джинсы. Та тем временем даже взяла его за плечо для устойчивости, что означало, что она хотя бы соображает, что происходит.

- Сейчас ополоснешься, станет легче. Нормально? – он приподнял блондиночку, стягивая с нее джинсы и белье, и краем глаза заметил, как Берн вышла из ванной. Вот и отлично. – Поднимайся.
Мартин сам выпрямился, подтягивая рукава кофты к локтям, чтобы не намочить их и придержал девчонку, помогая переместиться в душевую.

Он не виноват, что у нее нет мозгов и ему похуй на тех, кто хочет травить себя разным дерьмом. Почему он должен отвечать за кого-то? Или испытывать жалость к тому, кто оказался слабее. Кто-нибудь, блять, его самого жалел? Да нихуя. То, что он довез ее до тетки и даже завел в квартиру, а сейчас возился с ней, не означало, что для него происходящее что-то значит. Просто, если Берн знает Касту, то вся эта хуйня обязательно дойдет до Ирэн.
Где-то на этом моменте дилер серьезно задумался. Потому что, если до Кубы все же дойдет такой рассказ, то у него не было никаких гарантий, что он не уйдет в более заинтересованные уши. Благо, что дилер не имел привычки паниковать раньше времени, а всегда действовал по обстоятельствам.

В общем, когда Бернадетт снова появилась на пороге, Джи даже уже что-то могла сказать, хотя, Юль не стал ее просить не чесать языком лишнего, а мог бы. Дилер выключил воду и бросил взгляд на Берн:
- Полотенце дай, - он помог девчонке выйти и обтер ее, обмотав этим же полотенцем и подхватив на руки, сразу ощутив, как блондинка вцепилась ему в шею. – Где спальня? Дашь ей таблетки сначала, потом отпаивай чаем. Лучше бы ей поболтаться в кровати еще завтра.

Он стоял в стороне и наблюдал за тем, как Бернадетт накрыла ту одеялом и помогла ей выпить таблетку. По идее, Джинджер должна была уснуть и вряд ли проснется ближайшие пол суток, да и завтра ей будет не так, чтобы очень хорошо. Слабость, тошнота и остальные прелести – последствия перебора с коксом. Она, кстати, очень легко отделалась, но вслух Мартин об этом говорить, естественно, не собирался.
Уже внизу, в гостиной, когда они снова спустились вместе с Берн, дилер поправил рукава кофты и взял куртку с кресла, накидывая ее на плечи.

0

10

Молчание Мартина убивало; то есть, Берн полагала именно так, хотя на самом деле оно спасало ее же от лишней и неуместной в настоящий момент злобы, плюс страх за жизнь девчонки и минус здравый взгляд на то, что, в принципе, ей сейчас уже ничто не угрожает. Но попробуй реально взглянуть на обстановку вещей, когда у тебя на рукаве халата кровь племянницы, а сама она, овощем повисшая на плече татуированного парня, едва удерживается на ногах под резким напором воды в душе, едва понимая то, что вообще с ней происходит.

Закидывать Мартина очередной порцией вопросов уже не было сил; да и смысла тоже, блондинке и так стало ясно, что заранее допытывать этого человека бесполезно и что женские истерики его хрен проймут.
А смотреть на Джинджер было тяжко: бледность кожи, сочетающаяся с худобой и измученным выражением лица да состоянием тела; и не то, чтобы это сильно уж пугает, но точно не дает самому чувствовать себя нормально и заставляет лишний раз передернуться от сего вида. Да и когда видишь родного человека в подобном состоянии в первый раз, не ожидая, тем более, подобной от него выходки, становится уж совсем не по себе. И скверно, и обидно, и страшно.
- Держи, - протянула полотенце дилеру и, заламывая пальцы на руках, наблюдала за тем, как он кутает девчонку в махровый кусок ткани и поднимает ее тело на руки. У Бернадетт вновь в голове образовался круговорот вопросов, касающихся, опять-таки, причины всего, что происходило сейчас в пентхаусе, и касающихся самого Мартина. Впрочем, она сама начинала уже беситься со своего пылающего любопытства, когда разум пытался его перекричать и все говорил, мол, займись лучше девочкой и оставь свои допросы на лучшее время.

- Молчи лучше, - Джинджер вновь начала что-то бормотать, когда уже летала в постели, укутанная одеялом; покорно дала тетке приподнять свою голову, дабы проглотить таблетку и запить ее подстывшим раем. – Джинджер, ты еще успеешь наговориться. Давай, засыпай, - тихо проговорила, присев на край кровати и нависнув над девчонкой. Провела рукой по лбу, убирая мокрые пряди волос с лица; а затем захватила с тумбочки пузырек с успокоительным и повела Мартина вниз, в гостиную.
- Ну, и куда ты собрался? – захватив с журнального столика бутылку с водой, запила таблетку успокоительного, в котором, как ей показалось, она сейчас очень даже нуждалась. – Мы реально еще не закончили, Мартин, - повторила то, что говорила еще в начале их так называемой встречи. - Ты мне так ничего и не рассказал, - присела на подлокотник дивана, хмуро наблюдая за тем, как парень натягивал на себя куртку.
Джинджер за ночь немного оклемается, дурман потихоньку станет выходить из головы и это значит, что в ней вновь проснутся ее эти неискоренимые упрямство, гордость, и нихрена она не расскажет о том, что, собственно, случилось между ней и Мартином. А Берн не могла просто закрыть на все случившееся глаза.
- Это наркотики, правильно? – она была в этом практически полностью уверена. – Ты хоть знаешь, что ей всего девятнадцать лет? Что, блять, вообще такое произошло, пока ты был с ней? – приподнялась с места, когда ей показалось, что дилер, и сейчас не желая особо тратить свое время на блондинку, собрался уходить.

+1

11

Мартин застегнул куртку, прикидывая, есть ли смысл еще куда-то ехать или отправиться домой и забыть об этом вечере. Наверное, нужно было удалить свой номер из списка контактов в телефоне Джинджер, но какой в этом был смысл, если у них есть общие знакомые, да и адрес его она знает. Поэтому он лишь достал сотовый из кармана и отложил его на столик, одновременно проследив за тем, как Берн закидывает в себя таблетки.
- А что тут рассказывать? – она же уже сделала предположения, к тому же, правильные и он откровенно не понимал, нахрена ей нужны подробности. Хотя, глупо было надеяться, что она просто помашет ему ручкой и отправит восвояси. – Блять. Нет, я не знал, что ей девятнадцать, паспорт не проверял.

Вот за этот пункт он переживал и теперь оказалось, что совсем не зря. Ебанные малолетние искательницы приключений. Юль тихо выдохнул и подтянул гачи брюк, устраиваясь в кресле и посмотрев на Бернадетт.
- Слушай, я не спрашивал, сколько ей лет. У нас пара общих знакомых, через которых мы познакомились. Она вела себя… ну, короче, я и не задумывался о ее возрасте, понимаешь?

Он примерно в этом возрасте уже торговал этим дерьмом, так что вот эти все разговоры про несовершеннолетие его нихуя не трогали. Если с башкой не в порядке, то тут уже ничем не поможешь, а если Берн решит, что ее долг – вытащить племянницу из той компании, в которой она крутится, то ей придется хорошенько постараться для этого, ведь ее родственница явно была нацелена на какой-то такой образ жизни.

- Я отошел на полминуты, а когда вернулся, ей уже стало хреново. Не дождалась меня и хватанула лишнего. Я просто вышел за водой. Я насильно ей ничего не пихал, она сама попросила, - может, это и выглядело, как какое-то оправдание, но на самом деле, Мартин понимал, что это то, что Бернадетт сейчас хотела слышать. От него не убудет. – Все же обошлось, все нормально. Вряд ли она теперь еще хоть к чему-то притронется. Думаю, ей хватило впечатлений.
Примерно на этом моменте, дилер решил, что итак уже достаточно наговорил, поэтому поднялся с кресла, еще раз глянув на блондинку, которая выглядела слегка уставшей.

+1

12

Берн прекрасно помнила, каково это – в свои восемнадцать считать, что, мол, ты уже взрослая и никаких прежних ограничений более не может существовать. Но рано или поздно всем приходится хватануть хорошего жизненного урока, тем самым утихомирив свой достигнувший самого пика юношеский максимализм, и Джинджер достигла эта участь с опозданием на один год.
- Ты серьезно думал, что ей может быть двадцать один? Да ей восемнадцать еле дашь! – со злостью кинула бутылку воды на столик и та, перекатившись по его поверхности, полетела на пол.
Посмотри Бернадетт на всю ситуацию, сложившуюся у Мартина с Джиндж, не взглядом родственницы последней, а взглядом стороннего наблюдателя, она бы, скорее всего, стала винить девчонку. Мол, никто ее не заставлял поступать так или эдак, она сама выбрала то, что когда-то показалось ей правильным.
Но Рикардс смотрела на все, как тетка, как опекун, на которой лежит ответственность за юную девицу с ветром в голове; за которую она, безусловно, переживает, и готова в любой ситуации заступиться, встать на ее сторону, даже если та была бы абсолютно неправой.
- Как она себя вела? А? Как, блять, нужно себя вести чтобы такому, как тебе, было плевать на возраст девчонки? – дилер присел напротив блондинки, которую все больше заводил этот разговор; честно говоря, она самолично разрушала все свои остатки сдержанности и не особо хотела держать себя в руках и ногах. Ибо Мартин жуть как злил своим причастием к нынешнему состоянию племянницы и своими доводами на ее счет.

- О, я представляю, что ты мог у нее попросить за дозу, - юная Рикардс никогда не давала понять, что может интересоваться такими вещами, как наркота и связи с такими вот личностями, как Мартин, или с кем-то и похуже его. Да, гуляла на вечеринках, да, напивалась пару раз, через такое проходит в своей жизни абсолютно каждый человек в возрасте Джинджер. Но передоз это уже невообразимая крайность. - Серьезно, не считаешь себя виноватым? Так говоришь, будто ничего криминального в том, что ты сделал, нет. Это охренеть как тупо.

- Все нормально? Блять, да ты ее чуть не угробил своей дурью и говоришь, что все нормально! - когда Юль поднялся с места, молодая женщина сразу же подскочила следом за ним. По-хорошему нужно было уже прощаться, ибо дальнейший их так называемый разговор не будет чем-то существенным; он и сейчас переставал таковым быть, когда все прояснилось и когда все карты были выложены на стол.
Обойдя кресло, Берн схватила парня за рукав куртки и дернула его в свою сторону.
- Хватило впечатлений благодаря тебе,- да когда же эта чертова таблетка уже подействует. – А Майкл знает, какой ты любитель наркотой малолеток кормить? – блондинка запомнила, как в бойцовском клубе итальянец упомянул что-то о совместной работе с Мартином; правда в ее голове не осталось подробностей того, с чем именно связана их работа, но это кажется совершенно не важным. - Сука, если она на нее подсядет.. - прошипела, глядя на дилера. Да лучше она замучает Джинджер контролем над ее действиями или сдаст ее своим родителям на перевоспитание, чем потом снова пройдет через все это откачивание девушки после передоза.

+1

13

После высказанного им, оказалось, что ее спокойствие было наигранным. Может, она сдерживалась рядом с племянницей или на самом деле какое-то время пыталась держать себя в руках, дилер не знал. Теперь, когда он высказался, ее сдержанность буквально разваливалась на куски, причем с каждым словом все больше, пока, в итоге, Бернадетт не подскочила к нему и не схватила его за рукав. Он бы ударил ее уже после этого жеста, Мартин вообще ненавидел, когда его касаются вот так, внезапно и когда он этого не ожидает. Хотя, тут дело было не во внезапном нарушении личного пространства, конечно, а в изначальном настроении Юля, когда он наведался в этот дом.

- Она сама себя чуть не угробила, идиотка! – он же ей сказал, что не принимал в этом участие: он не подбивал Джинджер на это, не предлагал, он даже об этом не думал. Она перед коксом курила свой косяк и спокойно могла остановиться. Теперь эта сучка пыталась переложить ответственность на него, но она еще пока не знала, что не на того полезла. – Руки убери.

Бернадетт тоже могла бы на этом остановиться, но видимо ее тараканцы в голове, уже взяли транспаранты и требовали бурного продолжения, потому что она, внезапно, помянула Майкла. Если до этого Юль еще способен был сдерживаться, то после ощутил, как злость накатила на него резкой волной. Дилер сжал зубы и спокойно дернул рукой, заставляя блондинку выпустить куртку и, возможно, сломать при этом ноготь или даже парочку. Мартин высвободил куртку совсем не для того, чтобы развернуться, наконец-то и свалить отсюда подальше, нет. И, скорее всего, то что произошло дальше было для блондинки не менее неожиданно, чем для него ее истерическая вспышка. Парень развернулся и схватил девчонку за тонкую шею, ощутимо так сжав ее пальцами.

Осведомленность Ринальди об этом случае могла грозить дилеру определенными проблемами. Проблемы эти в своем диапазоне могли очень колебаться своими последствиями – либо он отсидится пару дней дома и подождет, когда на нем заживут побои, оставленные его шестерками, либо Юля, - а точнее его тело, - еще не скоро найдут. Итальянцы в подобных вопросах были не просто несдержанны, но и достаточно непредсказуемы. В общем, Мартин не торопился на тот свет, а значит, не мог допустить, чтобы какая-то истеричка, не досмотревшая за своим чадом, значительно приблизила такой исход.

- То что, а? – Юль наклонился к ее лицу, всматриваясь в светлые глаза. Губы дилера побледнели, явно демонстрируя его душевное состояние и как бы намекая блондинке, что дальше было бы лучше вообще молчать. – Что будет, твою мать? – он даже и не думал ослаблять хватку, уверенно удерживая девчонку, буквально прорычав ей в лицо. – Слушай сюда. Если Майк что-то узнает о твоей племяннице – начинающей наркоше, я сам тебя удавлю, поняла? Ты понятия не имеешь, во что хочешь залезть, так что подумай сто раз прежде, чем предпринять что-то. Ты меня поняла?

+1

14

Мартин виноват в ее глазах; не целиком и полностью, нет, но молодая женщина никогда не сможет поверить и тем более принять то, что этот парень непричастен к передозу ее племянницы, что в ее нынешнем состоянии нет его вины.
О, он причастен, еще как. Эта мысль била по вискам, как молотком о наковальню, врезалась в сознание настолько глубоко, что уже никакие доводы, доказательства не смогут ее искоренить.
- Если бы ты не дал ей наркотик, ничего бы и не было!– да, у Джинджер был выбор, принимать или не принимать принесенный дилером кокаин; но это был его кокаин, принятый ищущей большие приключения на задницу девчонкой, считай, с его рук. Да, она чуть не угробила себя самолично. Но не без помощи того, кто стоял напротив ее старшей родственницы и вместе с ней же начал терять всякое самообладание.

И Берн никак не ожидала такого явного контраста между тем каменным выражением лица парня, что оно принимало буквально чуть больше минуты назад, и тем, каким оно стало, когда его рука дернула руку блондинки. Она даже сообразить толком не успела, когда пальцы Юля сомкнулись на тонкой шее и стали больно, с немалой силой сдавливать ее. От страха сердце забилось в учащенном ритме и одна лишь только мысль о том, что этот чертов Мартин совсем слетит с катушек и будет перекрывать ей доступ к кислороду до последнего момента, нагоняла еще большую панику, и дышать становилось совсем уж трудно.
- Ты совсем долбанутый, - едва слышимым сиплым голосом проговорила, пытаясь оттянуть руку дилера от себя, перехватив ее за запястье крепкой, но, что неудивительно, недостаточно крепкой для этого хваткой.

А злость не переставала хлестать из нее, как из какого-то неиссякаемого и, более того, пополняемого с каждой минутой источника. Нужно было бы согласиться со всеми словами Мартина, но они словно пинцетом вытягивали последние нити из Рикардс, благодаря которым она еще держала себя в руках и не творила глупостей, находясь в рисковом для нее положении.
Впиваясь ногтями в кожу руки дилера, американка не отрывала глаз от его лица, переводя взгляд с бледных губ на глаза и обратно, чувствуя, как начинает кружиться голова.
У нее не было возможности прокричать ему хоть что-то в ответ; а так хотелось, ой как хотелось, до дрожи в коленях, до кипящей крови в жилах. Но Берн под конец уже начала дергаться под его хваткой, кивать головой, словно соглашаясь со всем тем, что он наговорил в своем чертовом приступе.
Когда ей, наконец, удалось вывернуться, Рикардс, не успев сделать и парочки глубоких вдохов, рукой замахнулась на Юля и спустя пару мгновений остановила себя от полнейшей дурости, в воздухе крепко сжав ладонь в кулак и опустив его обратно.
- И что же будет, а? Что будет, если он все узнает? – черт возьми, да такими темпами Юль сегодня же удавит блондинку вместе со всей гробящей ее импульсивностью. – Сука, какой же ты урод, да я б сама тебя... - сделала пару шагов назад, так, от греха подальше. - Городишь абсолютную чушь, Мартин. Абсолютную чушь! Да нихрена ты не сможешь мне сделать, - естественно, женщина в это не шибко верила после прошедшего показательного удушья; а слова сами слетали с языками под гнетом еще не остывших эмоций.

+2

15

Он и не удивлялся, что остался крайним во всей этой ситуации. Было бы даже удивительно, если бы Берн на пару с ним стала бы обвинять во всем малолетнюю родственницу и благодарить его за «чудесное спасение», что не бросил ее где-то, а привез к ней прямиком и помог привести в почти нормальное состояние. Куда там.

Сейчас Мартин был в том состоянии, что вполне готов был с концами перекрыть блондинке кислород, так она его выбесила своей угрозой. Он бы сделал это, заговори она в тот момент, когда он еще держал ее за шею, но та начала благоразумно кивать на его слова, что, собственно, и привело к тому, что он ослабил хватку, дав ей вырваться. Оказалось, что зря, потому что, как только он отпустил ее, она продолжила брызгать ядом в его сторону. Видимо, ей показалось мало.

- Что сама? – Мартин удивленно уставился на Рикардс и сделал шаг навстречу как раз тогда, когда она сама отступила и вот на этот ее шаг он неожиданно широко улыбнулся. Вот сучка. Ссыт и все равно продолжает раздражать его каждым своим словом, а ведь минуту назад в ее глазах он видел неподдельный страх. – Ты меня не поняла. Я тебе не угрожаю. Предупреждаю по-хорошему – если что-нибудь вздумаешь ляпнуть Майклу, то это будет последнее, что ты скажешь в своей гребанной жизни.

Ее угрозы, на самом деле, не казались ему пустыми словами, и тут было, о чем беспокоиться. Юлю стоило подумать о том, как он может предотвратить вероятность того, что блондинка действительно попрется к Ринальди с подобной жалобой. Он же даже не мог предположить, каков может быть исход и это самое паршивое. Единственное, что он знал, что лично для него все это ничем хорошим бы не закончилось.

В любом случае, задерживаться в квартире Бернадетт смысла больше не было, поэтому он развернулся, минуя внушительное расстояние до входной двери, и вышел, захлопнув ее за собой. Конечно же, после случившегося любые контакты с племянницей этой истерички он собирался прекратить. Более того, предупредить пару человек, что связываться с ней не стоит – себе дороже. Хотя, вообще-то, именно через Джинджер Мартин мог попытаться урегулировать ее вопрос, ведь той просто надо было поговорить с теткой. Юль легко бы заставил сделать ее это, учитывая то, что девчонка в последнее время, бегала за ним хвостиком. Теперь уже было поздно.

Зато, усаживая в припаркованный у дома Корвет, Юлю пришла другая, не менее подходящая мысль о том, что поговорить с Бернадетт может другая их общая знакомая – Куба. Вот у той было бы даже больше шансов. Правда, ему в этом случае придется рассказать ей обо всем в подробностях, но это всяко было лучше того, чем ждать, что за ним в один прекрасный вечер явятся итальняцы.

+1

16

Со своей стороны сыпать угрозами в сторону Мартина было, честно сказать, неразумно, и Рикардс это поймет сегодня же, возможно, сразу же после ухода дилера из ее дома и когда буря внутри нее возьмет да поутихнет. Единственное, что она может ему сделать – рассказать все Майклу, но до ее слуха отчетливо дошли слова дилера о том, что и для нее все это будет иметь далеко не самый радужный исход. Берн не верила полностью в то, что из-за разговора с итальянцем по поводу этого инцидента с наркотиками, Юль однажды придет и до последнего момента будет перекрывать ей доступ к кислороду, или же сделает что-то еще в подобном роде. Но все же вера в это была, и рисковать лишний раз молодой женщине ой как не хотелось.
Последние слова Мартина блондинка, пересилив себя, оставила без ответа. Да он и сам более не горел желанием продолжать эту агонию злости, которая стала уже медленно, но постепенно затихать; в продолжившемся полном молчании они и расстались, когда Берн стояла на все том же месте, провожая взглядом направившегося к выходу дилера.

Последующую пару дней Рикардс была сама не своя. Самым тяжелым поначалу, пожалуй, было заговорить с племянницей; просто заговорить, черт возьми, о выяснении отношений, откровенности и тем более попытках вправить этой дурехе мозги после всего случившегося с наркотиками и речи идти не могло. Джинджер тяжело приходила в себя, и еще больше обозлилась на свою тетку за то, что та не только запретила ей общаться с Мартином, но и привела достаточно весомые доводы того, почему он сам точно никогда ей не позвонит.  И ни одного слова благодарности своей старшей родственнице, студентка, конечно, не произнесла; одни лишь привычные "ты мне не мать" и самое любимое ее "я уже достаточно взрослая для того, чтобы тебя слушаться".
И Бернадетт, к слову, боялась того, что может произойти дальше. Не была девчонка похожа на того человека, кто осознал масштабы последствий своей ошибки и был готов образумиться после всего случившегося. А может, у Рикардс просто обострилось чувство ответственности, из-за которого теперь все кажется не слава богу.

- Давно меня ждешь? – увидев Касту за одним из столов какого-то летнего и находящегося неподалеку от моста кафе, подсела к ней и отмахнулась от пробегающего мимо официанта, предложившего сделать заказ.
Она была практически уверена, что главная причина этой встречи – чертов Мартин, так называемый разговор с которым все не выходил у нее из головы. А Берн ведь думала все эти два дня встретиться с Майклом, вертела в пальцах телефон и не могла решиться даже на один-единственный ему звонок, взвешивая в голове все «правильно» и «неправильно». Но, в результате, так и не смогла ничего сделать.
- Ну, так что у тебя за разговор такой срочный? – болтать о жизни с Ирэн не особо хотелось, да и смысла не было оттягивать момент и не переходить к тому, ради чего, так сказать, они тут собрались.

+2

17

Вся эта история, не имеющая ничего общего с Кастой, отчего-то превратилась в головную боль, из-за которой пришлось немного понервничать. Во-первых, она на минуту усомнилась в наличие мозга у дилера, связавшегося с малолеткой; может и выглядит старше, но неужели нельзя примерно прикинуть, что у девчонки есть родственники, и случись что - направят воспитательный процесс на виновника, коим выступил Мартин? Во-вторых, разбушевавшейся теткой оказалась Берн, водящая знакомства, как оказалось, с членами небезызвестной преступной организации. Кубинка сама узнала об этом на турнире между Барракудой и Ареной, скрыв на тот момент мимолетное удивление; спросить прямо - некогда было, но брат заверил, что все дело в жене андербосса, Джульетт. Женщины, мол, дружат, хотя, это мало оправдывает Майкла, сорвавшегося с цепи в ту ночь из-за томатного сока. Интересно, а на это Берн не хочет нажаловаться?

- Вынужденный, скорее. - Ирэн нахмурилась, постукивая пальцами по чашке с чаем, бегло осматривая блондинку. Понимая, что перед ней встает какой-никакой выбор, предпочла в очередной раз оградить дядю от лишних переживаний, не забыв при этом прикрыть Мартина. С последним и так выдался непростой разговор, и как бы Каста не хотела вновь диктовать ему, как поступать (в принципе не поддерживая такую политику), пришлось повздорить.
- Расскажи, что там стряслось с твоей племянницей. - Брюнетка даже не знала ту в лицо, да и с Берн не поддерживала доверительные отношения, чтобы знать, кто кому приходится родственником. Одно знала точно: девочка - дура. Еще одна дура, если точнее. Еще одна, кто увязался за татуированным и решившей побыть «крутышкой», за счет наркотиков. Касте, разумеется, по барабану, чем та закончит, но сейчас проблема грозилась выйти за границы, а она не могла этого допустить. К тому же, присутствовал кое-какой вопросик.
- Кстати, а ты с Альтиери дружишь, что ли? - Что, естественно, не исключает знакомства с Майклом. Мартин сказал, что блондинка пообещала все ему рассказать, а на каких основаниях? Чем он ей обязан? Сама Берн выглядела явно не настроенной на диалог, видно Юль рассказал не всю историю, и Каста почти догадывалась, в чем вся соль. Такое разгрести будет еще труднее.
- Хочешь совет? - Кубинка сделала глоток и отвела взгляд в сторону. - Запри на время свою племянницу, как делают все воспитатели, и забудь эту идиотскую ситуацию. - Как можно на нее повлиять, если они даже не подружки? Рикардс немало удивила когда-то, и Касте она нравилась, но что теперь - прижать к стенке и ставить условия? Мартин самостоятельно не разрулил, как удачно, что Берн - бывший работодатель и собутыльник.

+2

18

Ее, конечно, не удивляла тема предстоящего разговора, но Рикардс хоть немного, да надеялась на то, что у Касты появилось вдруг дело, никак не затрагивающее ни Мартина, ни прошедшее сумасбродство с племянницей несколькими днями ранее.
А эти связи друг с другом, к слову, начинали уже убивать; Ирэн до недавнего времени казалась абсолютно нормальной знакомой, друзья которой не являлись друзьями Рикардс и вообще не имели с ними каких-либо связей. Но цепь в очередной раз замкнулась, будь не ладен этот мир, что тесен просто до невозможности.

- Твою мать, - произнесла и недовольно поджала губы, как только кубинка упомянула Джинджер. – Я уверена, ты уже обо всем прекрасно знаешь, и ничего нового я тебе не скажу, - брюнетка, конечно, была для Берн не абсолютно чужым человеком, но даже приятельницами их можно назвать с натяжкой, а подругами – уж вовсе, честно говоря, невозможно. Да, ранее обе были связаны работой, да, изредка встречаются в заведениях за барной стойкой и неплохо проводят вечера благодаря стопкам текилы или чему-то не менее крепкому; но в личные дела да проблемы они посвящали друг друга только навеселе, и то – далеко, ой как далеко не во все. А тут на тебе случай, что втянул по цепочке одного человека, другого, словно в омут, черт его побери.
- Дружу, да, уже не первый год, - тряхнув головой, откинула лезшие в глаза белокурые пряди волос с лица, да подозвала к себе официанта, решив все-таки заказать себе чайник чая. Вдаваться в подробности и говорить о том, что она еще и крестной третьего ребенка четы Альтиери была, Бернадетт все же не стала; найдется возможность или удобный для этого случай – скажет, хотя Ирэн, вероятно, самостоятельно сможет об этом узнать от того же дяди. – Кстати, знаешь, а вот у меня все в голове не укладывается, что ты племянница Майкла, - известие о чем было одной из самых больших неожиданностей той ночи в «Барракуде»; вот именно после такого как никогда ощущаешь себя героем пресловутой Санта-Барбары.
- Нет, не хочу, - произнесла, улыбнувшись, пока Каста выдерживала надлежащую между фразами паузу в пару секунд. И все же последующий совет ввел блондинку в ступор; с одной стороны, кубинка права насчет того, как правильно нужно поступить Рикардс по отношению к Джинджер. Бернадетт чересчур долго пренебрегала племянницей, коей она не имела права пренебрегать, а теперь обязана отплатить должную плату за свою ошибку, сделанную в качестве близкой родственницы и одновременно опекуна оступившейся девчонки. Но с другой стороны… - Ирэн, - наклонилась вперед. – Ты меня сюда только для этого позвала? Чтобы подсказать, как дальше жить? Знаешь, мне вот интересно, с чего это вдруг тебя все случившееся настолько заинтересовало и затронуло, что наш разговор, как ты сказала, является вынужденным, - ведь это не было простым любопытством и желанием всунуть свой нос в не совсем свои дела, Каста уж точно не похожа на любителей руководствоваться именно этими вещами.

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-12-01 18:05:47)

+2

19

А ни у кого в голове не укладывалось, по правде говоря. Каста закатила глаза, изобразив подобие усмешки. Берн бы наверно ахнула, узнав, что кровная связь отсутствует; особо наблюдательные обычно замечали, что внешность у Ирэн особенная, но разве легко обыкновенным американцам отличить кубинцев от итальянцев? Вот уж вряд ли.
- А что такое? Мы не похожи? - нарочито серьезно поинтересовалась Куба, продолжая постукивать пальцами по чашке. Ей и в самом деле было интересно, что так удивляло блондинку, какую разницу она имеет в виду. - А брата моего ты не видела? Кажется, он был занят на турнире, но мало ли. - Каста и сама уже смутно помнила ту ночь, кроме весьма занятной сценки в кабинете. О да, то зрелище перекрыло все остальные.
Берн, как оказалось, действительно не была настроена на разговор. Более того, нормальный разговор. Шуточку ее Каста восприняла предвзято, нахмурив брови. Не очень-то любила эти игры в кошки-мышки, да поддакивания, предпочитая практиковать их в разговоре с дядей, где по-другому никак. Какого хрена ей вообще отдуваться за Мартина? Да и Берн не права, все подают информацию по-своему, после чего и происходит эффект «испорченного телефона».
- Может и знаю, - терпеливо ответила брюнетка, уткнув подбородок в ладонь, - но одну версию. Мне интересна твоя. - Что будет более, чем здраво, если речь идет о конфликте. - Скажи, Мартин позволил себе, мм, лишнее что-нибудь? - Надоело ходить вокруг да около. Пусть рассказывает, как было, или они застрянут тут на весь день. Каста правда не знала, как именно проходили их разборки, в каком настроении, знала только, что племяннице стало плохо, дилер ее привез, а тетя возмутилась, решив пожаловаться Майклу.
- Спишь с ним, что ли? - вдруг спросила, сложив два и два. Ирэн оттянула уголок рта, нисколько не изменившись в лице. Подумаешь, любовница Ринальди, великое откровение. С чего бы ей идти и жаловаться ему? Он наорал на нее из-за пролитого стакана сока. Кем же еще им быть, как не любовниками? Возможно, бывшими. Нет, вероятнее всего бывшими.
- Веришь, я тут быть совершенно не хочу, у меня есть и свои дела, - уже серьезнее произнесла Каста, допив остывший чай. - Ну, как тебе сказать... Майкл все-таки мой дядя. Я и Мартин работаем на него. Твоя племянница сама виновата, ты же понимаешь? Юная, глупая, запала на классического придурка. Он говорит, что все произошло без его ведома. - Маловероятно, конечно, но да ладно. - И добавил, что та сама приняла лишнего. Берн, он ведь не папаша ее, - Каста склонилась чуть вперед. - Не ему следить за тем, какой образ жизни она ведет и с кем отрывается. - Кубинка закусила губу, глянув куда-то вверх. Черт, это ведь и на нее перекинется. Стоило рассказать дяде, что Мартин - старый знакомый, он мгновенно заподозрил ее в употреблении наркотиков. А эти его принципы, касаемо молодежи и этого дерьма? Скандал неминуем, племянница  Рикардс - несовершеннолетняя. - Понятия не имею, что там с ее родителями, где они, и почему отдуваешься ты, но будет лучше, если до Майкла ничего не дойдет. Моя работа тоже под ударом, - добавила, подумав. Подлив свежую порцию горячего чая из чайника, посмотрела на женщину, надеясь, что та растолкует все правильно, без излишек.

+2

20

Дело было не в похожести и не похожести. Хотя, если говорить исключительно об этом, то здесь трудно было что-либо вразумительное сказать; бывает, и у близких родственников нужно еще постараться найти схожие черты лица друг в друге, когда вся их схожесть кроется в другом – в характере да нраве. По мнению блондинки, именно второе было связующим между Майклом и Ирэн, хоть она и тут не могла привести точные примеры, попросту не находила их в голове.
- Ну, если поставить вас рядом и хорошенько приглядеться, то, может быть, возможно, можно сказать, что вы в чем-то и похожи, - подавшись чуть вперед, положила руки на поверхность стола и, ухмыляясь, стала вглядываться в лицо кубинки, пытаясь рассмотреть в нем хоть что-то, что есть и у Ринальди; интересно, через сколько секунд этот досмотр Рикардс выведет брюнетку из себя? – А вообще, - официант принес чайник ромашкового чая, и американке пришлось отклониться назад. – Дело не в этом. Я ведь познакомилась с вами двумя в разное время, при абсолютно разных обстоятельствах, я и подумать не могла, что у нас с тобой есть такие общие знакомые, - налила себе первую порцию жидкости и поднесла кружку к губам. – Видела его, да, подруга познакомила с ним.
Услышав про различие версий пересказа событий того дня, Берн задумалась, мол, а может действительно выложить все карты на стол перед Кастой и узнать о том, насколько истина отличается от того, что своей темноволосой подружке успел в свое время наговорить Мартин. Или недоговорить, разницы нет. Ему наверняка нужно было выставить себя правым, а не виноватым.
- Ну, он показал в полной мере, что силы в теле у него хоть отбавляй, - Ирэн уж должна понять, о чем идет речь. – Ладно. Если кратко, то твой дружок притащил мне на порог племянницу в таком состоянии, что я сама там чуть не упала при ее виде, помог немного привести ее в себя, а затем мы с ним…так сказать, поцапались. Все было бы ничего, но потом я упомянула Майкла, и Мартин как с цепи сорвался, - вертя в руках чашку, говорила, не смотря на кубинку. – Чуть не прибил на месте, а потом начал заливать, мол, придушит, если я что Майку расскажу, - вновь наклонилась вперед. - Что он, черт возьми, может такое ему сделать? Я не верю, что тут дело только в работе.
Берн была больше, чем уверена, что татуированный боец упустил из своего рассказа последний момент их встречи, поэтому блондинка и глянула на девушку напротив с интересом во взгляде, ожидая реакцию той. Хотя, ждать тут особо нечего было; Каста, вероятно, знает Юля достаточно долго, чтобы удивляться подобным его выходкам да срывам.
На последующий вопрос кубинки Рикардс так и не произнесла что-то внятное в ответ, лишь кашлянув и спрятав за чашкой чая вдруг появившуюся на губах мимолетную улыбку.
- Твою мать, Каста, какие тут пирожные, - отойдя от темы, протянула Берн, смотря на витрину с украшенными так и сяк десертами, и, не сдержавшись, вновь выловила проходящего мимо паренька да попросила того принести что-нибудь на его усмотрение, ибо сама Рикардс если начнет выбирать себе сладость, то этот процесс явно затянется надолго. Попросила две порции, и только потом спросила у брюнетки:
-Будешь ведь?
Раз уж сидят, то почему бы и не перекусить?
- Моя племянница виновата только в том, что связалась с Мартином, - вмиг посерьезнев, резко ответила блондинка, смотря на девушку. – Не выгораживай его, Ирэн, только не при мне. Во всем случившемся по большей части виноват именно он. Ты серьезно считаешь иначе? – понятное дело, она была на стороне Юля, ибо ей Джинджер, как стороннему наблюдателю, жалеть незачем; возможно, она и смотрела на всю ситуацию трезвее опять-таки, как не причастный ко всему человек, но переубедить Берн своими этими самыми трезвыми доводами она вряд ли сможет.
- А твоя-то почему? – не совсем понимала связи одного с другим. - Ладно, слушай... я сама не хочу, чтобы из всего этого раздулся целый скандал. И пока я ничего не буду ему говорить.

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-12-02 12:59:54)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » judge me