Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Много шума из ничего


Много шума из ничего

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://38.media.tumblr.com/0f6800186783d0aa49d505ab36795146/tumblr_nd6g8f41At1tjsogwo1_500.gif
Maxwell Gaal,  Romana Wilson, Vincent Jervis
Место: квартира Романы
Время: ночь с 4 на 5 декабря.
Погодные условия: днем был дождь и +12, ночью ожидаются так же кратковременные осадки и +6
О флештайме:
Знаете, что может присниться в худшем ночном кошмаре? То, что посреди ночи к тебе заявится бывший и в порыве праведного гнева устроит суд Линча. Но если этот бывший это и твой лучший друг, то причина может совершенно в другом, может его просто посетила очередная бредовая идея, которой нужно срочно поделиться. 

Отредактировано Romana Wilson (2015-11-11 00:16:06)

+2

2

Люди во сне совсем не такие, какими их рисуют в рекламах. Нет никакого живописного сочетания подушки с разметанными по ней волосами, нет никакой естественной и вместе с тем грациозной позы, нет безмятежно-ангельского лица... Правда, все люди такие забавные, когда спят. Ну а те, кто тебе дорог, они еще немного милые. Милые и забавные. И выглядят по-дурацки.
    Я тоже, должно бытЬ, выгляжу несколько...необычно, стоя посреди ночи, в полной тьме (за исключением слабого света, который осторожно прокрадывается через окно от какого-то одинокого фонаря), с топором в руке, в чужой квартире, над чужой кроватью.
   Нет, не так.
   Стою я, значит, с топором в руках над постелью своей бывшей. Если бы в темноте кто-то мог рассмотреть мои глаза, то их наверняка описали бы, как горящие угли. Я был взбудоражен, в неестественности моей позы угадывалось нервное возбуждение. И у меня в руках был топор. Черт, мне так понравилась эта штука, что я упомянул о ней, кажется, уже раз двадцать.
   Ну чисто современная постановка какой-нибудь классической драмы. Или хорошее начало признания в убийстве на почве ревности.
   Но в моем случае дело обстояло немного не так. Да, я глубокой ночью навис устрашающей тенью над ее кроватью, и в моих руках...ну вы поняли.
   На самом деле, никакой трагедии. Просто очередная навязчивая мысль, истрепавшая душу, вспахавшая сердце вдоль и поперек, очередные попытки заснуть, проигнорировав её, долгие часы раздумий, копошения пальцев в волосах, и, как результат - попытка обойтись малой кровью. Да, я сначала настойчиво звонил Романе. Ей-богу, я не стал бы переться среди ночи к ней домой, ответь она на мой звонок хотя бы даже решительным "Иди к черту". Но нет, к черту меня слали разве что долгие гудки, и делали они это с особым, только им присущим гнетущим, монотонным коварством.
  Как порядочному другу, мне следовало бы куда больше озаботиться тем, что с Ро что-то произошло (хотя, если оценивать ситуацию с неинтересной точки зрения адекватности, странного в том, что в два часа ночи на мой звонок не ответили, было меньше, чем у политиков совести). Но я, снедаемый нетерпением и жгучей необходимостью обсудить, обмусолить беспокоящую меня тему, куда больше беспокоился, что до утра меня загрызут эти мелкие, но невероятно противные и кусачие муравьи сомнений, мыслей, порывов и идей. Поэтому я оказался здесь. И да, топор я подобрал на лестничной площадке - понятия не имею, кто и за что выгнал его из дому (или выпустил на выгул и забыл впустить обратно), но мы с ним отлично поладили и я нашел этот реквизит как нельзя лучше соответствующим антуражу моего внештатного явления дорогуше Уилсон.
  Я, как культурный гость, сначала тихо посидел на подоконнике, на всякий случай раздумывая, уверен ли я, что хочу разбудить Роману, или может... Но дальше "может" мысли не пошли - я решил, что да, уверен. Да, я должен её разбудить. И да, ей нужно, очень-очень нужно знать о том, что творится на сей момент в моей жизни, душе и мыслях.
- Эй, Ро, золотко, вставай! - присев на корточки, я потеребил сладко спящее, такое некогда родное (да и сейчас ведь что изменилось?) существо за  плечо, так неосмотрительно вынырнувшее из-под одеяла. - Давай-давай, девочка, надо проснуться. Могу заварить тебе кофе, если хочешь, но ты должна встать и выслушать меня! - я заговорил на пол-тона громче, замечая, что девушка начинает проявлять первые признаки пробуждения - тело медленно, вяло задвигалось, заерзало на нагретом местечке. Стало бытЬ, самое время отойти на безопасное расстояние. Чёрт её знает, что ей там снилось перед моим вторжением в Морфеевы владения? А мне отбиваться топором совсем не хотелось.
   Я встал с корточек, слегка пошатнувшись (только не говорите, что эти неприятные ощущения в коленях  - надвигающаяся старость!) и сделал пару шагов назад - как раз упёрся задом в любимый подоконник, заменявший мне стул всякий раз, когда я здесь материализовывался.
  Давай, давай, солнышко. Я не вижу, как вздрагивают твои ресницы, но знаю, что это по сценарию всенепременно должно происходить. Со мной же сейчас произойдет то, что обычно случается с молоком, оставленным на печке без присмотра. Его в какой-то момент станет внезапно больше и пена гейзером начнет извергаться через края тары. Переполняющие меня мысли уже начинают пузыриться и готовы начать бушевать.
  Мне. нужно. с ней. поговорить. Срочно.
  Прежде, чем она проснулась окончательно, я должен начать этот разговор, а иначе начнутся эти ненужные и глупые вопросы, типа "Что ты делаешь ночью в моей квартире?", "Ты давно обращался к психиатору?", "Какая часть тела у тебя лишняя?", и тому подобные.
- Ро, ты в курсе, что у тебя в постели какой-то мужик? - не совсем то, с чего я хотел начать, но его дыхание, черт возьми, сбивает меня с мысли.

+2

3

Брат, ее немного социопатичный мелкий, всегда зудел Романе под ухом - твои отношения с Максом до добра не доведут, но она отмахивалась, говорила, что это не его дело, и долгое время была права - потому что Джим  был Джимом и его круг общения ограничивался такими же странными - читать больными на всю высокоайкьюшуную голову-  физиками и любителями комиксов. Но чем дольше это продолжалось, тем все более комичные формы приобретали их взаимоотношения. И, быть может, им стоило перестать общаться, когда они расстались много лет назад, но как-то не получилось. Они слишком прикипели друг к другу, чтобы вырвать эти отношения с корнем, это было бы равносильно тому, чтобы лишиться добротного такого куска себя, почти большей части юности, и они продолжали. Подкалывали друг друга, играли в барах, обеспечивали алиби друг другу, на случай особо ретивых и ревнивых особей... в общем вели себя ровно так, как если бы были бы одного пола и то, не каждые друзья ведут себя так по доброму. Но у этой дружбы с предысторией была и темная сторона, которая с завидной регулярностью напоминала о себе и сильно портила размеренный ход жизни. Рано или поздно из маленький грязный секрет - не секрет вовсе, но факт, который старательно и сознательно умалчивался, напоминал о себе. И довольно часто, когда кто-то опять вытаскивал на свет то, что они были парой - начинались скандалы.
В восьмидесяти процентах случаев, когда ее очередной бойфренд узнавал, что ее лучший друг со школы когда-то был не только другом, наоборот, совсем не другом, все тут же выворачивалось наизнанку и оскорбленный "рогоносец" хлопал дверью. Спорить было бесполезно, ничто никогда не переубедит мужчину, если он что-то себе надумал, и женщину тоже, хотя возможности проверить ввиду отсутствия в прошлом и нежелания иметь в будущем гомосексуальный опыт конкретно для Романы не было. И она продолжала искать вслепую, выбирая раз за разом каких-то идиотов, которые вникнуть в особенности этих взаимоотношений даже не пытались. И определенно мисс Вилсон не помнила когда именно перешла черту между поисками парня с перспективой дальнейшего окольцевания к этому. К взаимовыгодному пакту, основанному в большей степени на биологии и потребностях, чем на духовной составляющей. И это было нормальным, оно как-то само собой встроилось  в мозаику ее мира, будто так и было задумано. Хотя все еще немного напрягало сознание, которое то отмахивалось как от назойливой мухи, от факта что она начинает, как и положено женщине, привязываться к Винсенту, то была готова прикончить его.
Ее мотало от одной крайности к другой, от одной точки экстремума к другой, при том практически постоянно. Особенно это стало чувствоваться после того, как врач отменил обезболивающие, снял швы и еще раз отметив, что она очень легко отделалась при обрушении моста, отправил ее в обычную жизнь. Туман в голове рассеялся и Романа сначала пришла в ужас от того, что она за это время сотворила со своей жизнью, но потом плюнула и продолжила плыть по течению.
Но единственное, чего она не ожидала, так это того, что Макс заявиться к ней по среди ночи, нет не так, то, что он заявиться посреди ночи, не получив разрешения. Не то, чтобы она не слышала, что ей названивал один конкретный номер, но была слишком занята, а потом банально забыла перезвонить - что тут можно сказать. Надо было бы во избежания проблем и вот таких ночных явлений, забрать ключи от квартиры, но какой смысл был забирать эту связку, если Макс кормил своего тезку во время ее отлучек по работе да и вообще знал ее как самого себя, а значит наперед знал дома она или нет? Так было и в этот раз.
Его голос ввинчивался в спящий мозг и не было никакого шанса остаться в объятьях Морфея. В попытке остаться в каком-то диковинном, уютном сне, довольно редком явлении после того ужаса на магистрали, она перевернулась на другой бок, от окна, но это было бесполезно. Все равно пришлось вернуться в реальный мир и тут же пожелать второй раз проснуться. Потому что мозг, последнее время пишущий исключительно сложные и нуарные вещи вместо комедий тут же устроил бунт. От буквально потребовал, чтобы Романа достала из нижнего ящика прикроватной тумбы травмат и наставила его на своего бывшего, потому что огроный топор не внушал доверия. Памятуя о том, что Тейт мотает срок пусть и не особо за свои грехи, от его старшего брата можно было что угодно ожидать.
- И тебе доброе утро, Макс. Да, знаешь ли в курсе. Но я совершенно не в курсе того какого черта тут происходит. Ты знаешь, что я стреляю скверно, так что первого предупредительного не будет. Положи топор, - голос не должен был дрожать, но он дрожал, Романа судорожно подтянула ноги к себе, пытаясь при этом не сводить глаз с черного силуэта на фоне занавесок.  Но как бы тихо она не пыталась говорить, но все эти телодвижения не могли не переполошить оставшуюся часть сложившейся компании.

+2

4

Иногда мне кажется, что кровь во мне живёт собственной жизнью, я чувствую её бег по венам, и как она обжигает их стенки; а в душе дремлют демоны, которые просыпаются при каждой стрессовой ситуации. И когда это происходит, я перестаю себя контролировать. Во мне просыпается совершенно другой человек, которого боюсь даже я сам и который способен совершенно на всё. Я слышу щелчок внутреннего тригера, а дальше я теряю себя и становлюсь наблюдателем. Поэтому на месте Макса я бы не спускал глаз со своего топора и не бесил меня. А меня уже начинает немного напрягать, что он говорит обо мне в третьем лице в моём присутствии. Я закипаю от его бахвалистого, собственнического тона, обращённого к Романе, словно меня не существует. Эй, чувак, может быть тебе пора уже заметить, что в её постели давно уже не ты? Чего ж ты дерзкий-то какой!
Вместо отличного плана в виде утреннего куни для моего босса, и пары движений моего пахабного язычка между её нежных губок и выслушивания её тихих смешков, чтобы закрепить наши хорошие отношения, я быстро влезаю в джинсы, посветив перед находившимися в комнате голым задом. Дальше натягиваю футболку с принтом ананаса, несколько минут осматриваю пол в поисках трусов от версаче, с эмблемой на резинке, расшитой золотыми нитками - эту вещичку я достаю чуть ли не из-под ног бойфренда Романы и запихиваю в сумку от Пола Смита.
- Сорян, - говорю я, застёгивая молнию на сумке. - Я уберусь отсюда самостоятельно, не стоит этих крайностей.
Я до сих пор не могу привести в порядок дыхание, и нахожусь в состоянии сексуального напряжения из-за того, что одеяло немного съезжает с груди Романы, когда она тянется за пистолетом, чтобы противостоять сумасшествию своего бойфрэнда с топором, который по её словам всегда отличался хладнокровием, рациональностью и взвешенностью решений. Интересно, это любовь до такой степени слепа, или она просто выделывалась передо мной? Потому что передо мной был взвинченный, самодовольный чмошник с немного чокнутым взглядом.
- Смотри-ка, что я нашёл, - я кидаю поднятый с пола лифчик Романе, который опускается на ствол, вытянутый из тумбочки. Джеймс Бонд с сиськами, ёп твою мать. 
Забавно, мне совсем не стыдно, даже после всего того, что пишут обо мне в интернете и попыток стереть дурацкие оскорбления на двери нашей съёмной квартиры с Полом, я теперь начал наслаждаться критикой. Возможно, я должен был задуматься о том, что чувствуют сейчас эти двое по отношению друг к другу, но от каждых их взглядов с опаской мажущих по лицам друг друга, в которых читалось сомнение, сожаление, раскаяние, боль, разочарование - мне хотелось смеяться. Я так люблю несвободных женщин - следить как они загнанным в угол зверьком смотрят на своих мужчин, когда те уличают их в измене. Люблю слышать треск разбитых сердец этих мужчин, которые не будут склеены уже никогда. И всё по моей вине.
Достаю из сумки джойнт, щёлкаю зажигалкой и, зажав его между пальцами, закуриваю и смотрю в окно на силуэты тонких стеблей пальм, листья которых подрагивают от каплей дождя. А где-то вдалеке за очертаниями гор, были заметны первые признаки рассвета, немного размытые из-за едкого дыма, выдуваемого ртом.
- Вернее, - я вдруг поворачиваюсь к этой парочке, и прислоняюсь задницей к подоконнику, я продолжаю курить, - я уйду сразу же как ты пообещаешь, что не тронешь её и будешь при этом убедительным, - обращаюсь к человеку с топором, которого Романа постоянно цитирует с лёгкой и мечтательной улыбкой, из-за похоладания в отношениях с которым она переживает. А дальше я немного думаю, и пытаюсь себя затормозить, чтобы не произнести лишнего, но моей выдержки, увы, не хватает, и с языка соскальзывает язвительное: - И если Романа не попросит меня остаться, а убраться отсюда тебя, - я осторожно улыбаюсь.

Отредактировано Vincent Jervis (2015-11-14 05:27:53)

+3

5

Не знаю, привыкну ли когда-нибудь к тому, что уже больше не могу заваливаться в эту квартиру просто так, когда мне вздумается, не знаю, привыкну ли, что теперь в ее жизни появляются и будут появляться бойфренды, с которыми мне придется делить ее время и внимание, притом, чем дальше, тем меньшей будет моя доля в этом. И в один прекрасный день появится кто-то, кто вытеснит меня полностью из жизни Романы. Это неизбежно. Дружба между мужчиной и женщиной рано или поздно заканчивается, потому что кто-то один перестает в ней нуждаться. Я не перестал и с каждым подобным конфузом все отчетливее осознаю, что пора что-то менять и тоже начинать жить по-новому, искать друзей, которые готовы будут выслушивать меня в моменты моей наибольшей идейной активности (преимущественно ночью). Но я так не люблю перемены...
    Да, родная... Я знаю, что ты в курсе, что в твоей постели мужик, и прекрасно знаю, как и зачем он туда попал, я всего лишь паясничаю - это мой способ не помнить о том, как до сих пор неприятно екает внутри. Странное чувство. Ты ни о чем не жалеешь, ты совершенно не хочешь ничего возвращать на круги своя и согласен, что перемен были необходимы, они были только к лучшему. Но какая-то часть души обитает в домике ностальгии, держится за него мертвой хваткой и хоть бы он и сгорел, этот никому не нужный дом, этот "я" готово сгореть вместе с ним.
   Я несколько рассеянно наблюдаю за манипуляциями Романы и,  на секунду отвлекаясь от захвативших меня мыслей, удивленно вскидываю брови. Ах да, чертов топор - стоило сразу поставить точки над "и" и пояснить, что я ничего такого не имел ввиду. Мне, по правде говоря, это виделось совершенно очевидным и не нуждающимся в объяснениях фактом - я только на работе собранный и жутко занудный тип, в любое другое время я чудаковат, хотя и решительно безобиден. Реакция Романы кажется мне довольно странной  - она ведь знает меня едва ли не лучше меня самого. Да, я периодически обнруживаю в себе Халка крушителя, но... Но посмотри на меня, Ро, ты видишь в моих глазах неадекватную ярость? Я уже собирался разрядить обстановку, засмеяться, отшутиться, замять тему с топором и ружьем и наконец изложить, что меня привело сюда, но признаки жизни обнаружил и любовник моей бывшей... Звучит прескверно. В мои планы входило всего лишь мирно пошептаться с Ро, поцеловать ее в лобик на прощание и тихо уйти в рассвет - выгуливать топор, но никак не знакомство с очередным... Очередным.
    Когда он двинулся ко мне, я был готов в случае необходимости как-нибудь ловко увильнуть, потому что отмахивание топором вполне могло перейти из самообороны в непреднамеренное убийство, но тип всего-лишь подхватил какую-то свою шмотку. Ну что ж, кому-то из нас определенно повезло.
   Немного бесят его практически хозяйские движения. Да ладно, парень - разве похоже,что я на что-то в этой квартире претендую? Не стоит так демонстративно вертеть задом - охотно верю, что достоинств у тебя больше, чем у меня. Хотел бы сказать, что мне на это плевать, но это было бы явным самообманом. Мне неприятна вся эта ситуация, но не настолько, чтобы отменять все свои планы на ближайшие полчаса. Мне нужно поговорить с моим лучшим другом, и неважно, какого пола этот друг, с кем он спит и насколько гневно буравит меня взглядом.
    Трюк с лифчиком (специально целился гад, что ли?) в целом оставляет меня равнодушным - вряд ли я почувствую что-то болезненнее, чем уже почувствовал. Понимаю, что мое молчание затянулось как-то слишком неуместно-долго, поэтому как раз решаю начать в аккурат в тот момент, когда Ананас закуривает и напыщенно плюет в меня финальной фразой, от которой хочется разве что засмеяться. Нахрена ты все так усложняешь, чертов Фейхуй, или кто там у тебя на футболке? Ах да, ананас...
  - Ро, что ты несешь... ? Топор стоял у вас на площадке, а я его подобрал. Просто так. Я пришел  поговорить. Дело есть. Так что да, просто поговорить, как раньше... - это чертово "как раньше сползает с моих губ невеселой ухмылкой, ведь как раньше не будет, и мы это прекрасно знаем.  -  И этот твой... Бананас... Мне он совершенно не помешал бы, никакой секретной инфы я не приволок, но прости... Он ужасно воняет! -  воу, я такой некультурный, я не поздоровался. Поэтому я наконец поворачиваю лицо в сторону никотинового философа, разгоняю свободной ладонью распространяющийся сигаретный дым и в меру дружелюбно, но в большей мере все же сухо обращаюсь. - Привет, я Макс, я друг Романы, и я хочу с ней поговорить. С ней все будет в порядке, не сомневайся. Ты слегка... - машу рукой чуть активнее. - воняешь, поэтому будь добр, сходи на кухню. Можешь забрать мой топор, если сомневаешься,  - улыбаюсь шире обычного, но, кажется, выходит просто таки издевательская улыбка.

+2

6

Где именно она ошиблась? Где свернула не туда, что ее жизнь превратилась в это, превратилась в чертов ситком на подобии "Уилл и Грейс" с одной только разницей - ее бывший не был геем и не жил в той же квартире или в квартире на той же лестничной клетке? Она правда не выдержала бы, если сегодняшняя сцена была бы не первой. Да, Максвел приходил к ней, да это часто случалось по ночам - видно это было отголосками ночей, что они проводили друг у друга, однако доселе никто из них не попадал в подобный расклад. Не было топора, пистолета, не было третьего в их разговорах. Все проходило вполне мирно.
Но сегодня все шло с самого начала наперекосяк. И в первую очередь надо было собраться с мыслями, осознать что тут происходит, перестать воспринимать все как сон, ибо сном это совершенно не было, хоть ее голова все еще пыталась уснуть. Романа скосилась на электронные часы. Три двадцать семь. Все нормальные люди спят в это время. Да, она часто еще работает в так поздно, предпочитая ночную тишину и покой, сбагренный кофе, дневному городскому шуму. Но это не дает Максу право врываться к ней вот так. Или дает? Пока она пыталась сфокусироваться на чем-то кроме отвратительного стыда, жаром поднимавшегося к щекам, Винсент выбрался со своего места и все еще в десяток раз усложнил своим предложением уйти. Вот кто ему мешал притвориться спящим? Да, девочка ты окончательно завралась, потому что ее нынешний не-бойфренд уверен, что они с Максом встречались еще в августе, и она готова дать голову на отсечение вот этим самым топором, что он думает, что они все вместе еще и сейчас.
И лишь с этим пришло осознание, что она все еще держала Макса на мушке. Пистолет с грохотом отправился обратно в ящик, а она свободно выдохнула. Но ситуация все еще была из разряда "хуже не куда - аж смеяться хочется".  Бельевой снаряд был равнодушно отправлен на пол, раз хуже уже быть не могло - зачем было пытаться что-то еще исправить?
- Нет. Нет и еще раз нет. Понятия не имею о чем вы двое за моей спиной успели договориться, но мой ответ нет, - Романа попыталась еще дальше отодвинуться от мужчин, устроившихся у окна, но в итоге только со звоном ударилась о спинку кровати затылком. Предполагала ли она в действительности, что один связался с другим минуя официальное представление? Нет, но лучше было перевести все это в дурацкую, может даже слишком пошлую шутку, чем все еще сверлить взглядом холодное оружие, которое Макс притащил с лестничной клетки. Вот почему он такой комик? Почему с ним всегда если не смешно до слез, то точно не скучно? Или это только ей кажется нормальным, потому что она такая же на половину головы психопатка, а на вторую половину трудоголик?
Романа подтянула к себе все одеяло и постаралась в таком виде - ака гречанка в тоге-  встать на ноги. Попытка провалилась и только тумба удержала ее от перспективы растянуться на полу, пришлось отбросить эту идею, как несостоятельную, и вылезти из теплого кокона в костюме Евы,- Меня еще настолько - она явно выделила последнее слово голосом, пытаясь донести до них в каком ключе якобы сложились ее мысли, - не испортили.
Пол из-за выключенного бойлера был крайне холодным, а еще с улицы после дождя тянуло сыростью, так что первым желанием было не одеться, в конце концов что эти две там не видели, а натянуть туфли. Знать бы еще где именно она их оставила по дороге до кровати. Лодочки нашлись на пороге комнаты, неаккуратно покинутые на половине шага, прямо под платьем небрежно сброшенным на пол. Выключатель у двери возмущенно щелкнул, выхватывая слабым бликом половину комнаты, вторую половину люстры надо было включать у кровати. Желтоватый свет, теперь лившийся сверху, еще больше предал всей этой сцене комичные нотки. Романа потерла лицо ладонями силясь все же не рассмеяться. Неужели Макс все еще ее ревновал? Как еще было объяснить всю эту браваду, если не ревностью, тщательно задушенной, скрытой за отвращением к табаку - вот что он привязался к это сигарете? Ощущение было странным, с одной стороны это льстило, а с другой начинало разрывать другую могилу - ту в которой она сама пыталась похоронить старые чувства. Меньше рефлексии, Ро, больше дела, а то крыша поедет!
Мелко трясущимися руками она все же смогла натянуть бретельки от платья на плечи и собраться с духом. Комната не была такой уж огромной, скорее наоборот, но эти пара шагов казались чуть ли ни вечностью.
- Хоть бы наклонился, скелетина, - для того чтобы ее бывший сдвинулся с мертвой точки пришлось с силой ткнуть его пальцем под ребра, так что смазанный поцелуй пришелся на щеку, противоположную той, что Винсент мог видеть, за эти две секунды ей удалось прошипеть на грани выдоха: "Я потом все объясню!"
Романа сделала шаг назад и сложила руки на груди.
- А теперь, дорогие мои, будем разбираться по порядку. Появление третьего и четвертой ничего в отношении двоих не меняет. Не хотела бы, чтоб ты здесь появлялся - забрала бы ключи, - она уверено кивнула и перевела взгляд на Винсента, едва удержавшись от того, чтобы тоже ткнуть его в грудь, пытаясь доказать, кто тут главная,- Теперь в отношении тебя. Докуришь, приоткроешь окно, чтобы дым здесь не летал, хочешь - послушаешь наши разговоры, хочешь - ложишься, но в такую темень я тебя из квартиры не выставлю. Макс, на сто восемьдесят и на кухню, серогололовым альбатросом.
Дурацкая присказка, унаследованная от папы, когда он бывал зол на своих мелких лоботрясов, она часто проявлялась. Все таки море вытащить из человека на так уж и просто, как кажется некоторым.

+2

7

Зажав между кончиками пальцев фоторамку с совместной фотографией Макса и Романы, которая когда-то стояла на столе, пока не была опрокинута мною лицевой стороной к поверхности, я возвращаю её в исходное положение и тихо говорю:
- А я и не знал, что ты любишь путешествовать. Это Ванкувер? - Я не до конца осознал, что задал этот вопрос - моя голова была слишком потяжелевшей от хронического недосыпа, сотен проёбанных ночей и выкуренных самокруток. Последние несколько дней вообще проходили словно во сне, и это состояние меня беспокоило.
После того как поинтересовался прошлым Романы я непроизвольно зевнул.   
Пока Романа и Макс разговаривают, я пытаюсь думать о новом дне, начало которого мне хочется провести сегодня в Нью Кантон, заказав на завтрак дим сам с морепродуктами и чай пуэр. Когда-то, примерно, раз в неделю я посещал это забавное место, пока однажды Тамзин не решилась сделать мне минет под столиком, что заметил администратор зала. Нам конечно не запретили посещать Нью Кантон, но сделали выговор и минут на двадцать присели на уши, пытаясь безуспешно воззвать к нашей совести. Прошло достаточно времени, чтобы снова там появиться. "Нью-Кантон, в 8 утра?" - отправляю смс Тамзин, прижимаясь задницей к подоконнику.
Макс всё ещё старательно оправдывается за ношение топора в спальне Романы, и пытается сделать вид, что его совершенно не волнует, что простыни на кровати здесь пахнут нами с мисс Вилсон. Он довольно мило выдерживает паузы, взволнованно подбирая слова. Его речь рваная как у возбуждённого школьника-троечника, а не плавная и размеренная как у искушённого, хладнокровного адвоката себе на уме. Мне хочется шутить над этим, но я прекрасно понимаю, что виной этому раздетая Романа, деловито прячущая пистолет (откуда он тут вообще?). Она что, одинокими ночами грабит булочные (как в какой-то книге Мураками), а он её отмазывает? Делая затяжку и молчаливо смеясь глазами, я сопровождаю взглядом с анатомическим интересом эту семейную парочку. По-моему, эти двое по-прежнему друг к другу что-то испытывают. Я бы чувствовал себя третьим лишним и использованным, если бы во время не напомнил себе ради чего изначально вся эта авантюра. Роль, сериал, карьера. А так ли они вообще мне нужны как я себя убеждаю?
- На данном этапе переговоров, я - пас. Чтобы исполнить эту фантазию, мне надо что-то позабористее, - отзываюсь я на шутку Вилсон с неуверенным предложением заняться сексом втроём, преждевременно окидываю Макса осторожным взглядом. В каждой шутке всегда был ломтик правды, а в случае Романы, очень осторожной и сдержанной в своих желаниях, это выглядело почти как признание. Я уверен именно об этом она сейчас и думает. Возможно, я бы даже согласился, если бы она дала втянуть носом пару дорожек кокаина со своей задницы.
- Это не бананас, а Сэн Лоран. Не нужно сейчас выставлять свою ревность на показ, - не выдержал я, когда Макс выплёвывал презрительные реплики в мой адрес как принцесса на горошине. Ненавидишь меня? Так возьми и ударь, - Если сам выбрал свободные отношения, то смирись с этим, - холодно говорю я, запомнив удручённую фразу Романы, что в отношениях двоих присутствие третьего или четвёртой ничего не меняет.
Мне немного завидно видеть как оживилась Романа, когда заметила, какие реакции наше с ней совместное времяпрепровождение вызывает у её парня. Она ощутимо кайфовала, когда он ревновал. Похоже, это мог заметить кто угодно кроме самого Макса.   
-  Можешь забрать мой топор, если сомневаешься,
- Так твой топор или всё-таки на площадке стоял? - хохотнув переспрашиваю я. Откровенно стебусь над волнующимся бойфрендом Романы. 
- Я бы не отказался принять душ. Особенно если бы кое-кто из вас составил мне компанию, - я хитро улыбнулся Романе, которая ещё недавно лизала ухо Макса. Шансы на секс в душе были малы, но кто не рискует, тот бла-бла-бла.

+2

8

Я не раз оказывался в неловких ситуациях, когда в радиусе нескольких метров оказывались я, Романа и какой-нибудь ее новый будущий бывший, но только сегодня, только сейчас всецело и полностью, во всей её глубине и многогранности, осознал смысл фразы "Третий лишний". Третий лишний - это не тогда, когда  вы в кино, а они двое беззастенчиво лижутся на соседних сидениях; третий лишний - это не когда ты ведешь тачку, а они на заднем сидении такое вытворяют, что порноролики - просто детская возня в песочнице. Третий лишний, это когда ты испытываешь жгучую необходимость поговорить с лучшим другом, и тебе, вобщем-то, плевать на присутствие кого-то третьего, но в какой-то момент осознаешь, что в данной конкретной комбинации твой лучший друг не принадлежит тебе целиком и полностью. И нет, в этой комбинации третий лишний не я. Третий лишний он, этот пафосный мудак Ив Сен Лоран, слишком отмороженный, чтобы быть мужчиной Романы, а не просто залётным ёбарем.
      Если бы он молча дремал на подушке без своих сраных едких комментариев, без этих подчеркнуто-вальяжных действий, я бы пожалуй, смог сделать вид, что его действительно здесь нет и сказать Ро то, что хотел, но теперь, как представлю наш разговор, так прямо явственно вижу, как он после каждой моей фразы вставляет свои  остроумные (по его мнению) пять центов.
  Но я же Макс, я добродушный, вежливый Макс, поэтому я пропущу мимо ушей всю ту ахинею с чьими-то сексуальными фантазиями, вежливости ради даже скривлю губы в многозначительной улыбке, дескать, шутку оценил, проехали и кивну в ответ на Романин милый поцелуй в щёку. И да, не могу сказать, что меня оставил равнодушным тот факт, что она щеголяла здесь без одежды - в конце-концов, тело все помнит. Да и мозг все помнит, и сердце все помнит, но в данном случае у тела воспоминания самые яркие. Однако я умею оставаться на своей волне в таких вещах - я не сексуально озабоченный подросток, и пришел я сюда не с целью развлечься.
  Меня порядком раздражает весь этот бессмысленный трёп насчет ревности, каких-то третьих, четвертых... Почему все, кто знал нас с Романой парой, и те, кто нас не знал, но знают, что мы были парой, непременно считают себя чертовски проницательными с этой их идеей о том, что в нас еще теплятся какие-то чувства? С легкой неприязнью относиться к ее хахалям - это скорее привычка друга, чем того парня, который когда-то любил её. У меня уже давно другая, своя жизнь, в моей жизни есть человек, которого я действительно ревную, а эти остаточные фантомные покалывания в области сердца - ерунда, на которой явно не стоит заострять внимания. И да, сэр Лоран, это не та фраза, которой меня можно хоть сколь-нибудь задеть, потому что я как-то затрахался каждому чертову психологу-самозванцу что-либо доказывать. Да и как-то монопенисуально мне, какие выводы ты успел настроить в своей голове.
  - О, прости, я выразился слишком сложной конструкцией из слов? Мне говорить проще? Топор лежал на площадке. Я его подхватил. Есть у меня привычка такая. И поскольку я его взял, в данный конкретный момент он принадлежит мне. Еще вопросы есть? - и ведь ни капли сарказма! Сплошное дружелюбие! Да я вообще пять с лишним футов дружелюбия в чистом виде. Нет, что вы, я не издеваюсь.
   Повинуясь команде хозяйки квартиры, а по совместительству моего лучшего друга (ха, Лоран, ты правда думал, что она меня выставит? Это ты в ее жизни - случайный эпизод на пару ночей, а со мной она знакома больше десяти лет!), я потопал в указанном направлении. Уже практически скрывшись из виду, не оборачиваясь, я поднял руки в жесте "сдаюсь" и отозвался на фразу Романиного любовничка, которая, да, я знаю, была адресована совсем не мне:
  - Прости, парень, я не по этим делам!
  Уже на кухне, такой знакомой, как-будто я прожил в этой квартире много лет, я деловито пошарил по холодильнику, поставил чайник (мне не приходилось ни секунды задумываться над тем, где что стоит), и, упершись задом в стол, задумчиво воткнул в окно.
  Может, и правда, не стоило? Сколько времени прошло после того, как мы расстались? Быть может, это и правда ненормально - вот так приходить, хамить её любовнику? С чего я вообще взял, что они не пара и мне не придется потом на их свадьбе стыдливо прятать глаза, произнося тост и вспоминая, как по-кретински я себя вел в вечер моего знакомства с Лораном?
  И главное - я ведь действительно абсолютно не ревную. У меня есть Алекса (ну как есть...в голове есть, в мыслях, в сердце... в каком-то смысле, конечно, у меня, но, увы, только "в каком-то смысле"), поэтому какое мне может быть дело до того, с кем спит Ро. Быть может, просто противненькое чувство конкретно к данному субъекту - не понравилось мне что-то в этом Лоране.  Она достойна большего, чем этот заносчивый остроумный рельефный хер в футболке с ананасом.

+2

9

Кажется, теперь можно было облегченно выдохнуть и, нет, расслабляться было нельзя. Не та ситуация и не те люди. А еще ей предстояла нелегкая задача объяснить каждому, что тут собственно происходит и при этом еще больше не погрязнув в том болоте, где она уже начинала тонуть. Быть может, ей стоило рассказать все как есть Винсенту, но какой в том был смысл? Какой смысл был в игре "правда или желание", если желание, которое можно было бы загадать, оставалось в том же списке, где числились посещение космоса или полностью функционирующий андроид. В таком случае и правда, как таковая, обесценивалась, превращалась в пшик. И там ей было самое место. Подальше от нее, потому что в чем уж Романа была хороша, так в умении лгать самой себе, окружающим по затребованию.
- Так брейк! У меня не хватит сил вас растащить, если вы тут подеретесь, - в этой реплики не было никакой необходимости, но пожалуй, она была единственной, на которую ее сейчас хватило. Нет, ну в самом деле, они вроде все взрослые люди, взрослые в достаточной степени, чтобы не цапаться по пустому поводу. При всем самоуважении в данной ситуации себя она считала быть может не совершенно пустым поводом, но уж точно не из тех, что стоило раздувать. С официальной точки зрения тут все было кристально чисто. Один изначально к ней ничего не испытывает, другой должен был перегореть вот уж... очень давно. Даже страшно было думать, сколько лет они с Максом были знакомы. Пока тот перемещался до кухни у нее было ровно сорок секунд, чтоб отсечь все ненужные разговоры с одной стороны, а потом объяснить все то же старому другу так, чтоб он не открутил ей голову за безмозглость.
- Прости, теперь ты понимаешь все даже лучше моего. Полотенце возьмешь в шкафчике под раковиной, бросишь в корзину с бельем. Хотя ты и так все помнишь. И еще раз прости, - двадцать шесть секунд, еще столько же, чтоб виновато потупить глаза и надуть губы, сыграть в обиду так, чтобы ей поверили. Ей следовало бы быть актрисой, но в таком случае ее бы вечно ждали роли подростков или роли жертв. У нее слишком детское лицо, чтоб ей светило что-то другое, да они и не хотела быть известной.
А теперь надо было разобраться с незваным гостем. Макс не за что бы ни пришел без особого повода. Он наверняка оборвал бы ей телефон, да, но чтобы приходить без одного слова брошенного в трубку, без этого "жду", такого раньше не было. Романа по дороге сцапнула мобильный с подзарядки. Господи, двадцать восемь пропущенных. Ей долго придется объясняться. Максвелл наверно уже решил, что ее похитили и расчленили. Эта идея вполне вкладывалось во все то мышление, в то, что она о нем знала.
- И еще раз привет, некоторые вещи просто не меняются. Мы с тобой как жили в формате комедийного ситкома, так и продолжаем. Тринадцатый сезон. Название "Американская семейка" уже занятно, если бы на нечто подобное был бы зеленый свет, я бы что-нибудь придумала, - хмуро подшутила она, наконец добравшись до дверного пролета и собираясь с мыслями, потому что так было проще, тишина уж слишком была гнетущей. Из-за нее от кончиков пальцев взбегали мурашки, ввинчиваясь канцелярскими кнопками куда-то в область сонного тяжелого затылка, -Ну вот зачем тебе надо было тащить топор? Готова поспорить это соседи забыли, когда вечером собирались на рыбалку.
Женщина обогнула кухонный стол, по привычке кладя руку мужчине на плечо, вскользь, просто давая понять,что вот она никуда не уходит, не куда не уйдет, если ее только не выгонят из жизни. А из ее дома придется, если что, уйти ему, но этого никогда не будет. Слишком много было переплетено в их жизнях.
- Ты наверно, понял, что тут что-то не чисто... мы с Винсентом вместе работаем над тем нуаром. Помнишь, я тебе рассказывала? Это получилось как-то само собой, но ты прекрасно знаешь что с нами сотворят, если это из разрядов слухов перерастет в хоть чем-то кроме домыслов подтвержденные данные. Журналисты хуже стервятников. Шакалы... - ей вовсе не нужно было оправдываться, не нужно было что-то объяснять, но почему-то именно этим она сейчас и занималась - оправдывалась, будто ее уличили в измене. Полупустой чайник уже начал бурчать на плите, сообщая, что он скоро закипит, и только этот звук разбудил мирно дрыхнувшего кота. Тот лениво потягиваясь вошел в кухню с твердой уверенностью, что если уж его хозяйка встала, то и ему перепадет что-то вкусненькое. И подмазываясь к ней, белый перс теперь терся о ноги, привлекая к себе внимание, но Романа вместо того, чтобы выдать внеурочную порцию корма подняла пушистого на руки и заключила в объятья, выдавливая из кота жалобное "миу", сигнализирующее о том, что если сжать посильнее, то ее хорошенько могут царапнуть.
- В добавок, он думает, что мы с тобой все еще вместе. Перешли на какое-то подобие поли.... нет, не полигамии, как же... - в попытке скрыть стремительно краснеющее лицо, Романа отбросила кота и поспешила начать греметь кружками, имитируя сильную занятость, - Чай или кофе? Где-то была коробка с какао...  Полиамурия, вроде то слово, - так и не дождавшись ответа она достала заварочный чайник с с размаху бухнула туда с пол-пачки листового чая, - Понятия не имею с чего он так решил, но мы сами обманываться рады. Видимо в его концепцию не вписывается наша нарушающая с добрый десяток негласных правил дружба.
Романа со звоном поставила разномастные кружки на стол и села обратно, готовясь слушать, превратиться уши... Что-то было не так, и дольше тянуть кота за хвост не было ни какой возможности.
- А теперь рассказывай, что у тебя стряслось? Потому что вид у тебя даже не потрепанный, а такой, будто ты через полчаса будешь прыгать с крыши.

+2

10

[в архив]: нет игры месяц

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Много шума из ничего