Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
Застоявшаяся дневная духота города, медленно приближающегося к сумеркам, наконец-то сменялась... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » what a catch, Donnie


what a catch, Donnie

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Max Oakheart Jr. & Mirthe Van Houten
вечер || 11.11.2015 || бар «Casa-Agave»

Когда тебе пятнадцать – запретные плоды с дерева срываешь инстинктивно.
Когда тебе слегка за двадцатку – сам выбираешь, поддаваться ли змею, нашептывающему о сладости греха.
Не знал Макс, что его некогда хорошая подруга, девочка Анемия, ушла в дебри, где везде растут сочные красные яблоки; и которые блеском своим гипнотизируют настолько, что уйти – ни разу не хороший выбор.
Не знал. Видите прошедшее время?
http://funkyimg.com/i/24gV2.gif http://funkyimg.com/i/24gV1.gif

[NIC]Max Oakheart Jr.[/NIC][STA]на мою девушку упал космодесантник[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/24gWF.png[/AVA][SGN]
путь к сердцу мужчины лежит через просто оставьте его в покое
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
http://funkyimg.com/i/24gWY.png[/SGN]

+1

2

Две пьяных драки, восемь разбитых бокалов, наряд местной полиции, который, впрочем, тут же уехал. Все как всегда. Мне это уже привычно. Еще не до оскомины, конечно, но успевает иногда порядком подзаебать. Особенно когда третью ночь не спишь, крутясь как уж в поисках  денег на актерские курсы Гэри Олдмана, которые начинают набирать через месяц. Всего месяц! Неужели я опять проебалась?
Сплошное разочарование, сколько можно-то?
Мне бы стоило смириться и понять, что вот эти конкретные курсы я снова не потяну. Ну или бухнуться в ножки родителям и слезно просить прощения, чтобы они разблокировали счет. Но вместо этого я набрала себе несколько лишних смен и перенесла репетиции банды на глубокую ночь. Кофе уже не спасает, а от энергетиков так болит желудок, что кажется - вот-вот из меня выберется Чужой.
Ситуация видится безвыходной. И это все сильнее окунает меня в пучину беспросветной депрессии. Хочется забить на все, взять отпуск и зарыться с головой в старое облезлое одеяло. И даже поплакать хочется, но это самое неблагодарное дело, которое только можно представить.
Такие, как я, типа, не плачут. Нет, это не из той ванильной цитатки про потекшую тушь. Просто такие, как я, бухают и курят, а потом идут прыгать с моста.
Но я же такая неудачница, что даже покончить жизнь самоубийством качественно не могу!
Поэтому у меня остается одно - вьебывать до посинения в надежде, что ну а вдруг на этот раз подвернется что-то еще, и... Я лавирую между столиками, привычно и скорее на автомате отвечая на скабрезные шуточки завсегдатаев. Все по-старому, ничего не меняется. Разве что "Каса-Агава" кажется мне немного более уютным местечком, чем те стопятьсот заведений, в которых мне приходилось поработать... И это не смотря на то, что дыра просто адская! Но мне с этими мексикашками комфортно, да и начальство ничего такое - не мудаки. Нет, ну как. Мудаки, но исключительно в хорошем смысле этого слова.
Я прохожу мимо одного из столиков и неудачно задеваю бедром пустой бокал. Бокал падает на пол и разбивается. Блять! Вычтут из зарплаты...
- Эй! - оборачиваюсь и вижу Мигеля, протягивающего мне банкноту.
- Это что? - тупо перевожу взгляд с его лица на деньги и обратно.
- Это за разбитую кружку.
- Это бокал.
- Ну бокал.
- Но его разбила я! - уже чуть не плачу.
- Ну и что?
- Я не возьму!
- Значит это чаевые.
Хороший он парень, этот Мигель. Хоть и мексиканец. Молоденький жгучий брюнет, он давно кидает мне многозначительные взгляды. Я качаю головой и отхожу к барной стойке. Сама разбила - сама заплачу. За разговором с Мигелем не сразу замечаю, как странно затихает зал, и головы поворачиваются ко входу. Я поворачиваюсь вместе со всеми.
- Макс?!
Макс Окхард-младший собственной персоной, блять. Я его не видела хер знает сколько, и вот пожалуйста - стоит, смотрит. Интересно, давно стоит? Неужели он еще и пронаблюдал сцену с Мигелем?
- Еб твою мать...
Пока не случилось чего - пробиваюсь ко входу и цапаю парня за рукав, уволакивая в темный уголок у стойки. Сажаю за стол и плюхаюсь рядом.
- Окхард, блять! Что ты тут забыл?! - перевожу дыхание и... растягиваю губы в ебанутой улыбке, - А вообще да, давно не виделись, здравствуй.

+1

3

внешний вид, ёпта;

Охуительная, блять, история. Не имею в виду какой-то конкретный пассаж, неа; я сейчас говорю о моей жизни в целом — об этом букете пиздеца, содомии и, как уже стало понятно, талантливо дозированного треша. Я покинул родной Лос-Анджелес — вместе с не менее родной Америкой, благослови её святая Дева Мария или ещё какая-нибудь баба с нимбом над своей святейшей башкой — и ударился в рутинную жизнь обычного, среднестатистического (ЭТО ВАЖНО, я подчеркиваю!) жителя нашей засранной планеты, на которой поиск смысла своего существования становится трудным благодаря тысячи причин, от тебя не зависящих. Я вставал в семь утра, готовил завтрак, из-за врожденной жопорукости сжигал тот дотла, надевал пресный скучный костюм и ковылял прямиком на работу, чтобы продать очередному любителю гитару, достойную лишь профессионалов. Мне не было грустно или весело. Я привык любые порывы страдашек топить в глубинах души, и отходняк от томления по былым временам проходил у меня даже быстрее, чем у большинства представителей долбанных двуногих млекопитающих. Хотите совет? Как только в голову начинает настойчиво лезть любая печальная мысль — трясите башкой изо всех сил, проваливайтесь в белый шум, но ни за что не смейте за нее, сука, цепляться, а то убегать от моральных мучений заебетесь. Вот это была моя охуительная тактика. На мой взгляд, самая умная и простая, и я постоянно ей следовал, надеясь никогда не задуматься глубоко о том, что мне не нравится. Должность какого-то всратого консультанта? Это да. Отсутствие музыкального вдохновения? Тоже неприятно, конечно, хрен ли скрывать-то. Желание пообщаться с людьми, которых нет в живых? Определенно. Куда ни глянь — везде вырисовывается обилие жопного пессимизма, причем его так много, что хоть жри его ложками или закапывайся в нем. И вот если бы я обращал на него внимание и занимался самоанализом, то не знаю, где бы оказался в итоге. В психиатрическом отделении или в морге?
Короче! Жизнь — не сахар, но находить волшебные мгновения, придающие ценность всему твоему существованию, приятно и в некоторой степени волнительно. Сегодня я отправился домой, чтобы слегка разгрузить нудные будни и встряхнуться. Не в свою квартирку, провонявшую табаком и сыростью; не в обитель сестры, где носится по кругу долбанутая белая собака под шум детского ора; даже не к отцу, на окраину Таллахасси, а тупо в среднестатистический американский городишко, куда не заезжал уже несколько лет. Там жила моя подруга — Мирте. Девочка-анемия с выжженными белыми волосами, бледная и колючая; она мне напоминал чем-то мою сестру, только без наклонностей прожжённого быдла. Она материлась, курила и пила, но была для меня воплощением Алисы из страны чудес. В режиссуре Тима Бёртона: болезненно анорексичная, с первого взгляда пугающая… жуткая и одновременно мистическая. Пессимистичная и тяжелая; на любителя — это точно, зато неповторимая и без расшифровки с инструкцией (не прилагались они к ней). Хочешь понять Мими? Прими её такой, какая она есть. Переживи проблемы, перебори сложности, и ты найдешь клад, сложную конструкцию, насладишься головоломкой. Я люблю таких людей. И Мирте я любил, хотя мы не были похожи друг на друга. Эпический идиот и главная претендентка на роль в фильмах Хичкока… что у нас общего?
Да нихуя. Нихуя у нас общего. И что с того?

Согласно опросу, проведенному среди читателей журнала N, чаще всего искатели приключений просиживают свой зад в барах. Ой, блять, не лгут: раз уж Мими в «Каса-Агаве» устроилась на постоянной основе, то я боюсь даже представить, сколько времени остальные тратят на это гиблое для печени место. И не спрашивайте меня, как я нашел свою старую подругу среди городских трущоб. Я сам не знаю. Через хитро вывернутую задницу, очевидно.
Дверь открываю с ноги. Ненуачо, весело. Сразу ловлю заинтересованные взгляды из зала; прямо будто во мне узнали бывшую звезду музыкальной индустрии, получившую три статуэтки «Грэмми». Ладно, это тупые мечты. Я надеюсь, что местная публика никогда не слушала наши песни, а то придется нажраться и заунывным голосом просить Мирте меня утешить обнимашками, борщом или этими… как их там?.. А, пиздюлями. Вспомнил.
Мирте, кстати, нихрена мне не рада. С караваем не встречает, губы широкие в улыбке не растягивает, да и, че там, не говорит, мол, «Макс, миленький, где ж ты пропадал!» Я пытаюсь огорчиться, но потом решаю, что пришел сюда с позитивными намерениями.
Сажусь за стол, приподнимаю бровь.
Ой, как я люблю лексикон Мими. Она как моя сестра разговаривает. Но справедливости ради отмечу: она даже симпатичнее моей сестры, ей бы фамилия Оакхарт больше подошла.
— Какое душевное приветствие, бля. Всю душу вложила? — а я и обидеться могу. Тащил свою жопу через континент практически только для того, чтобы с ней повидаться (прошел слушок, что она окончательно свою жизнь пустила под откос; и я, как истинный друг, проигнорировать данный факт не мог), а эта женщина говорит «здравствуй». Здравствуй! Да тут, как минимум, надо «я тебя так ждала!» сказать. — Оакхарт устроил себе отпуск и слился из гребанной Греции за американскими приключениями, — замечаю патетично и вытаскиваю пачку «Marlboro». Одна из сигарет оказывается у меня в руке незамедлительно; я почти целый день не отравлял легкие никотином и уже был готов лезть на стену от его недостатка. — Ну и это… говорят, у тебя в жизни пиздец какой-то творится. Че там? Роли не дают? — я бы ей помог прославиться в Голливуде, толкнул бы в объятия какого-нибудь охуенного режиссера, но проблема в том, что сначала я не имел никаких связей, потом — еле успевал дышать из-за гастролей, а сейчас… превратился из влиятельного музыканта в какое-то говнище. Ну и че я могу? Что дает моя дружба с Брюсом Уиллисом и Квентином Тарантино? Сильно сомневаюсь, что они откликнутся на мой чистосердечный поступок — избавить подругу от неудач на творческом поприще.
В баре звучала песня Five Finger Death Punch.
Мужик слева щипал свою бабу за жопу.
Я смотрел на Мирте, как дебил, ожидая ответа.
И всё было именно так, как раньше.[NIC]Max Oakheart Jr.[/NIC][STA]на мою девушку упал космодесантник[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/24gWF.png[/AVA][SGN]
путь к сердцу мужчины лежит через просто оставьте его в покое
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
http://funkyimg.com/i/24gWY.png[/SGN]

0

4

- А что тебя, засранец, не устраивает? - я все-таки перегибаюсь через стол и смачно целую этого придурка в щеку, - Ты исчезаешь на туеву тьму времени, а потом объявляешься на пороге моей ебучей работы как ни в чем не бывало! Вот он я, неебический Макс Окхарт, любите меня всего! - поглядывая на посетителей, я усиленно делаю глазками Мигелю "успокойся, этот гринго со мной!", - Нет, я реально рада тебя видеть, дубина, в смысле - нереально рада, но почему ты не приперся раньше? Где ты пропадал? И вообще!..
Что именно "вообще" - я и сама не знала. Но, не смотря на всю мою радость при виде друга, я не хотела, чтобы он видел меня такой. Мне было до чертиков обидно при одной только мысли, что Окхарт, наконец, поймет, что я никчемная безнадежная неудачница.
- За приключениями - это ты, конечно, по адресу. Если бы меня тут не было, завсегдатаи уже отмудохали бы тебя на заднем дворе. Сюда редко заходят "лишние" люди по вечерам. Днем - пожалуйста, а вот ночью... А пиздец, это, чтоб ты знал, перманентное состояние моей жизни. Обычно варьируется от "просто пиздец", до "да это просто пиздец какой-то!" Слушай, а может ты подождешь меня чуть-чуть? Скоро смена закончится, сможем нормально поболтать. А то меня  и отсюда уволят, мне работать надо. Будь няшкой, не нарывайся, я быстро.
Возвращаясь к стойке, я делаю круглые глазки и жалостливо смотрю на Эшера.
- Эй, босс, а можно я пораньше свалю сегодня? - на вопросительно приподнятую бровь и закономерный вопрос интенсивно мотаю головой, - не, не хахаль. Бывший хахаль. По совместительству - друг юности суровой. Дохуя времени не виделись, вот хочу узнать, что этот придурок тут забыл. Можно, можно?
Ну конечно можно. Поэтому я быстренько протираю столы, собираю посуду и сдаю в мойку, разношу еще несколько заказов и уже меньше чем через час, за который кое-кто, пока я вьебываю, мог бы подумать о своем поведении, стою перед столиком, перетягивая волосы тугой резинкой в высокий хвост.
- Потопали, - киваю на выход, прощально машу боссу, Мигелю и остальным, и двигаю к двери, даже не проверяя, следует ли за мной несносный "гринго", за которого я завтра непременно получу по самые помидоры. Но это будет завтра.
- До меня далеко, на метро поедем?
Мы идем молча, и каждый думает о своем. Не то чтобы говорить не хочется, но, блять, я просто не знаю - о чем нам говорить спустя столько времени. О том, что пока его не было, я трижды чуть не отбросила коньки? Дважды по своей воле, и один раз от пневмонии, на лечение которой ушла почти вся моя скудная страховка, и теперь в больнице мне светит разве что сочувственный взгляд? Да как-то не хочется о грустном. А не грустного в моей жизни в последнее время просто нет. Не отсыпали.
Мы спускаемся в ненасытную пасть метро, скользя по ступенькам его гортани, и тут же подходит поезд. Садимся в пошарпанный вагон, пропитавшийся за день уже не выветриваемым запахом пота и еще чего-то столь же противного. Нам на другой конец города. Не задумываясь, скорее механически, я кладу голову на плечо друга и прикрываю глаза.
- Только не спрашивай меня пока ни о чем. Лучше расскажи, как твои дела? Где ты пропадал все это время, засранец? А еще лучше скажи, что все будет хорошо. Просто скажи, ладно?

0

5

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » what a catch, Donnie