Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » we met again after all this mess we`ve been through


we met again after all this mess we`ve been through

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[NIC]Emily Blake[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/24td1.gif[/AVA]
http://funkyimg.com/i/24j3s.gif
http://funkyimg.com/i/24j3u.gifhttp://funkyimg.com/i/24j3t.gif
http://funkyimg.com/i/24j3r.gif

Валери Вандервурт и Эмили Блейк
Ванкувер, октябрь 2015

Отредактировано Céline Anderson (2015-11-14 18:39:52)

+2

2

[NIC]Valerie Vandervoort[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/24thk.gif[/AVA][SGN]http://33.media.tumblr.com/e8ad0b0baae7251f873dc7051e741d1e/tumblr_nod94wlfKj1uvcbxdo1_250.gif http://45.media.tumblr.com/a6535b758b56481677d341dd82eec2af/tumblr_nod94wlfKj1uvcbxdo2_250.gif[/SGN]
     Близким людям можно простить практически все. В конце концов, любой проступок, любая ошибка, которая изначально воспринимается как конец света  — это всего лишь незначительный жизненный эпизод, который, по обыкновению, просто преподает урок и открывает глаза людей на те или иные вещи. Из-за этого ни в коем случае нельзя перечеркивать все то хорошее, что было между вами. Ни одна нелепая ошибка не стоит тех счастливых, греющих душу воспоминаний, которые так легко омрачить, но которые уже никогда не повторятся в вашей жизни. Как хорошо, что со временем каждый из нас начинает понимать это. Ведь, действительно, совсем неважно, насколько разгневаны или обижены вы были в самом начале — если человек вам по-настоящему дорог, то спустя недели или месяц, но вы обязательно придете к примирению, а неприятные воспоминания об ошибке сотрутся и померкнут за новыми светлыми впечатлениями. Главное — это не потерять слишком много времени и не упустить шанса все исправить, потому как есть опасность, что гордость окончательно займет главную роль и перепишет все правила игры под себя. Хотя... Если задуматься, именно так и познается ценность любых взаимоотношений, которые есть между людьми. Если человек был по-настоящему близок вам, вы просто не сможете отпустить его. Сделаете все, что угодно, но не позволите себе пойти на поводу глупой гордости, которая захочет отнять его у вас. По крайней мере, такова моя точка зрения. Однако до сих речь шла лишь о несущественных мелочах, на которые чаще всего люди акцентируют внимание из-за собственных эмоций и подсознательного желания немного встряхнуть свою жизнь. Все это вспыхивает так же легко и просто, как потом отправляется в самый дальний ящик наших воспоминаний. Что же, если затронуть нечто более серьезное? Каждый сам для себя ставит определенную грань, выход за которую будет равносилен катастрофе. У каждого свои мысли по поводу того, что такое хорошо и что такое плохо. И у каждого своя мера того, на что он с легкостью сможет закрыть глаза, а что простить будет не так уж просто. То же относилось и ко мне. Я никогда не имела привычки обижаться по пустякам. Просто не видела смысла заморачиваться, тратить время, силы и нервы на то, что можно просто оставить в стороне и спокойно жить дальше. Однако у этой медали была и другая сторона: то, как просто я закрывала глаза на обыденные проблемы, обратно пропорционально показывало то, как категорично я веду себя в критической ситуации. Иными словами, хотя существовала всего одна вещь, которая могла выбить меня из колеи, но именно она становилась разрушительной для любых моих взаимоотношений. Предательство. Это именно то, что я никогда никому не смогу забыть и что может навсегда изменить мои отношения с человеком, насколько бы дорог и близок он не был.
     Ненавижу! Черт возьми, как же я ее ненавижу! Никогда не думала, что я вообще способна на столь сильную ненависть к кому бы то ни было. Порой она будто на граней заполняла меня, вытесняя абсолютно все другие чувства. Радость, счастье, восторг, любовь — не оставалось ничего из этого, если Эмили Блейк находилась рядом. Только бесконечная злость. Только пламя, которое заживо сжигало меня изнутри и не позволяло думать ни о чем другом, кроме как о ненависти к этой особе. Все становилось неважно, если она появлялась на моем горизонте. Я полностью теряла свою неуязвимость, словно превращаясь в оголенный нерв. Выражение лица в секунду становилось непроницаемым, а серо-голубые глаза тут же покрывались слоем льда. Она все испортила. Она сломала мою жизнь. Она отняла то, что делало меня счастливой. Что по праву было моим! Ненавижу! Ненавижу ее за это! Как бы я хотела, чтобы ее жизнь разрушилась точно так, как и моя! Медленно, мучительно. Чтобы она видела это и понимала, что ничего не может исправить! Чтобы боль словно яд проникала под ее кожу, затрагивая каждую ее клетку и заставляя стонать и извиваться от страха и агонии. И пусть это не изменило бы мою жизнь, но как бы было приятно хоть ненадолго увидеть в глазах Эмили знакомую мне муку. Она заслуживает этого. Заслуживает испытать хотя бы часть того, что практически год назад перенесла я и последствия чего до сих пор продолжаю терпеть. Интересно, она хоть представляет, каково это, когда в твою спину втыкают нож? А когда лезвие попадает в самое сердце, принося такую боль, что ты просто перестаешь видеть окружающий мир? Сомневаюсь. Ей всегда давалось все слишком просто. Наверное, именно поэтому постоянное соперничество и заурядные ссоры из-за спорта подтолкнули ее пойти на такой шаг. Переход на личности. Низко. Подло. Но, впрочем, теперь я хотя бы видела ее реальное лицо, которое она так мастерски скрывала за обликом ангела. Хотя я осознаю, что сама далеко не белая невинная овечка — это я обвинила ее в допинге и это из-за меня ее сняли с соревнований. Однако тут же стоит подчеркнуть, что я хотя бы не выходила за рамки спорта и хотела исключительно справедливости, чего точно нельзя сказать о ней. Эгоистичная, подлая стерва. Только ее я виню и буду винить в том, что случилось. Из-за нее я лишилась последнего счастья в своей жизни. Сначала любимый человек, теперь спорт... Если бы неделю назад она не взбесила меня перед самым выходом на лед, я бы не отвлеклась на посторонние мысли. Не упала бы при прыжке. Не повредила бы колено. Не была бы вынуждена, как минимум, на полгода забыть о катании, а заодно и о новом титуле, который планировала получить через два месяца! Во всем виновата она! Ненавижу!
     К слову, последнюю неделю это было единственным, о чем я вообще могла думать. Какие-либо другие мысли были просто не в состоянии задержаться в моей голове больше, чем на несколько минут. Хотя, оно и понятно, ведь когда твоя жизнь рушится на глазах словно карточный домик, все остальное становится абсолютно безразлично. Ты просто начинаешь утопать в собственном бессилии, и не остается ничего иного, как искать виноватых и задыхаться от беспомощности. Хотя у меня все это происходило немного иначе. По ощущениям казалось, будто я действительно тону в этом океане уныния, которое поглотило мою жизнь. Ведь я лишилась действительно всего, что приносило мне счастье. Все вокруг окрасилось в серые тона. Однако ярость, вызванная этим, и отчаянное желание бороться помогали мне окончательно не пойти ко дну и будто позволяли выныривать, вдыхая очередной глоток воздуха. Да, было тяжело. Было страшно. Обидно. Но только от меня зависело, как быстро это пройдет и как скоро я снова встану на коньки. По крайней мере, я отчаянно старалась внушить себе это. Не нужно терять веру в себя. Все это временно. Я все перенесу. Все будет хорошо. И, кстати, именно с этими мыслями я пришла сегодня в ледовой дворец, чтобы познакомиться со своей временной заменой. Хотя, если честно, перестроиться с заочно негативного отношения к ней (в конце концов, она пришла заменить меня!) было совсем не просто. Не помогали даже уговоры тренера и его слова о том, что это просто необходимость и что мне нужно быть поспокойнее. Однако, когда слушала все это, я еще не знала, что именно скрывается за этими словами. Видимо, с моей стороны было чересчур наивно полагать, что таким образом он просто пытается утешить меня, а не предотвратить очередной скандал, который мог возникнуть через несколько минут. Но, увы. Он очень сильно ошибался, если думал, что благодаря его словам развитие событий хоть немного изменится, потому что мне хватило только одного взгляда, обращенного к своей замене, чтобы ярость во мне вспыхнула с новой силой.
     - Что!? Это что, шутка?!- вскочив с трибуны, я с недоумением уставилась на своего тренера и указала рукой на Эмили. От злости и шока тело словно охватила судорога, а ладони так и хотели сжаться в кулаки.
     - Какого черта ты тут делаешь?!- я направила свой разгневанный взгляд к Блейк, будто была готова вот-вот наброситься на нее.- Проваливай! Я не хочу тебя видеть!

+2

3

[NIC]Emily Blake[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/24td1.gif[/AVA]

Глубокий вдох.
Это ничего не значит. Ничего не значит.
Всё будет в порядке. Я буду в порядке.

Шумный выдох.
Чувствую, как внутри что-то надломилось, надорвалось. Я была так близка. Теперь всё кончено. Не за что бороться, не за чем идти вперёд, двигаться дальше. На сегодня всё кончено. Иди домой, перебори себя и завтра, подняв нос вверх, будто ничего и не случилось, двигайся дальше, отпустив всю ненависть и все обиды. Всё будет хорошо.
[float=right]http://33.media.tumblr.com/43b2c8d698bd7269e6e5719e183f3dc8/tumblr_mmvqnaOxdG1qg94hko1_250.gif[/float]С невидящим взглядом выхожу из высокого здания ледового дворца, не замечаю никого перед собой, не понимаю, как добираюсь до дома, где, почувствовав столь близкую атмосферу, опускаюсь на пол, даже не раздевшись, и долго смотрю в одну точку, всё ещё пытаясь понять и принять случившееся. Внутри меня переполняет жижа неестественных для меня эмоций : ненависть, обида, желание мести. И когда они спутываются в один огромный ком, я понимаю, что по щекам текут слёзы, а ладонь уже давно сжалась в кулак и методично опускается на пол с громким стуком, который разносится по всей квартире.
А в ушах всё ещё звучит голос тренера слабым эхом:
-Тебя сняли с соревнований, Эмили. – И перед глазами стоит его взгляд: в нем слишком много жалости, чтобы его вынести, поэтому я отвернулась, пытаясь понять, серьезно ли он. Но он серьезен. Об этом говорил его беспокоящийся тон, его руки, которые держали меня за плечи чуть сильнее необходимого, будто он думал, что я могу упасть. А ноги и правда потеряли свою силу, и я свалилась на низкий стул, когда я услышала слова о том, что из-за Валери меня обвиняют в допинге. Я растерялась, не зная, какая из новостей ошеломила меня больше. То, что меня беспричинно обвиняют в жульничестве или то, что обвиняют меня в этом из-за близкой подруги. Тренер ещё долго говорил что-то, объяснял, что надо радоваться тому, что это лишь подозрение, из-за проверки которого меня снимают лишь с этих соревнований, а не дисквалифицируют на два года, что особой проблемы в этом нет, и все наладится. Я его не слушала. Голос его шёл, словно через вату, а я находилась в каком-то странном состояние, когда теряется любая связь с миром и создается ощущение, что смотришь на всё со стороны. Именно в ту минуту я почувствовала впервые, как что-то внутри меня поднимается, растет, обретает форму и мучительно медленно и неотвратимо сминает душу в едва заметный ком светлых чувств и благих намерений. Так ненависть заполняла меня всю, разворачиваясь внутри и растекаясь по каждому участку тела. Пока она была лишь тенью, лишь слабым намёком на всё то, что случится со мной_с нами через несколько месяцев, когда я испорчу жизнь Валери так же, как она испортила мою. В один момент, совершенно неожиданным и очень сильным ударом, который отзовется болью в теле каждой, который станет той последней каплей, сделавшей из подруг заклятых врагов.



For the love of god, will you bite your tongue
Before we make you swallow it
It's moments like this where silence is golden

And then you speak

Когда по квартире раздался неожиданно ранний телефонный звонок, я подняла трубку, совершенно не ожидая каких-либо новостей, вообще подумав, что это кто-то ошибся номером. Знала бы я тогда, как ошибалась, может, вообще бы трубку не взяла. Мне хватило одного имени, чтобы полностью погрузиться в события годовалой давности, когда меня будто сбили с протоптанной дорожки, забрав всю надежду, всю уверенность в себе и в своих силах, как спортсменки.  Звонил тренер Валери, той самой Валери, которую я пыталась выкинуть из своей жизни, забыть, вычеркнуть из головы любое упоминание о ней, будто её и не существовало. Мужчина начал издалека, явно не желая выдавать причину своего звонка сразу, и на каждую сказанную им фразу, я лишь понимающе хмыкала, сжимая телефон в руке с такой силой, что побелели костяшки. Валери. Травма. Заменить. На пару тренировок. Мне удавалось улавливать лишь отдельные слова, из которых я позже выстраивала общий смысл. И, поддавшись какому-то непонятному порыву, я согласилась. Хм, никогда не думала, что стану ей помогать… или это какая-то извращенная форма садомазохизма.
Пытаясь отвлечься от злости, которая начала сжирать меня изнутри, смотрю на Нейта, но он не мог не заметить ненависти, сверкающей во взгляде красными языками пламени, поэтому я тут же улыбнулась, сказав, что все в порядке, просто завтра будет незапланированная тренировка и я, скорее всего, задержусь.  Он не знал, что тогда случилось и мне оставалось лишь надеяться, что никогда не узнает. Это именно то, чего он не должен знать обо мне.
Следующее утро прошло в медлительном напряжении, я не знала, чего ждать от этой тренировки. Не знала, какой будет реакция Валери на мою появление и, более того, даже не могла предугадать свою реакцию, когда увижу девушку. Но менять свое решение и идти на попятную было уже поздно, и с тяжелым чувством я вышла из дома, понимая, что день будет трудным. А погода этому лишь способствовала. В шуме кружившей вихрями листвы чувствовалось, что мир остывает. Поддавшись этому холоду, витавшему вокруг, остывало и моё сердце, будто становясь каменным, не желавшим чувствовать ничего, кроме той ненависти, которая снова заполняла всё тело, начинала бежать по вена, разбавляя кровь.
На арену я пришла в подвешенном состоянии, начав и вовсе сомневаться в принятом решении, а тренер, явно чувствовал это, встретив меня и начав рассказывать, для чего именно я им нужна, к каким соревнованиям готовится Валери, что с ней произошло…  Я слушала, но особо не вникала, судьба этой девушки меня больше не интересовала, я пришла сюда сделать свою работу, а не выслушивать, какая она бедная-несчастная. Господи, хоть кто-то здесь догадывается, на что способна эта стерва? Да, мы обе не ангелы, в нашем прошлом было много колких моментов и поэтому было далеко не лучшей идеей снова сталкивать нас. На трибуне уже сидел Эйдан, которого я встретила быстрый улыбкой, так и не успев спрятать холода во взгляде. Почему-то я настроилась на встречу с Валери, но совершенно забыла о том, что это предполагает встречу и с моим бывшим, которого я так некрасиво отбила у Вандервурт. Мы не остались с ним друзьями или близкими людьми, но и не вычеркивали друг друга из своих жизней. Мы были людьми, которых когда-то что-то связывало. Только он думает, что это была любовь, а я точно знаю, что на первом месте в этих отношениях стояла моя месть. И нет, не надо полагать, что я настолько прогнившая стерва. Я испытывала к нему определенные чувства, только сейчас, встретив снова Нейта, знаю, что это была не любовь, скорее влюбленность и острая необходимость чего-то плеча рядом, которая вылилась в нечто большее, из-за чего Эйдан ушел от Валери. Странно, сейчас они снова вместе. Я бы не простила. Но мне судить и не мне вникать в их отношения. Меня это больше не касается, и можно было с облегчением выдохнуть.
Да, именно так я думала, что до прихода Валери. Я полагала, что можно выдохнуть и продолжать полагать, что в служившейся ситуации мы сможем спрятать взаимную ненависть за маскам безразличия и профессионализма, которую я так тщательно пыталась натянуть, пока разговаривала с Эйданом о том, как Вандервурт получила травму, и попутно разминалась, радуясь тому, что не придется притираться к партнеру и на льду я окажусь в уже знакомых и близких руках. Но как же я была наивна. Реакция Валери на меня была более, чем предсказуема и я чуть прикрыла глаза, всем своим видом показывая лишь одно: избавьте меня от этой надоедливой истерички. Но пришлось покинуть приятную компанию Эйдана, всё-таки, встать и подойти к ней ближе.
-И тебе привет. –Голос звучит уставшим. Мне надоело то, как мы встречали друг друга каждый раз. Игнорировать было проще. Что я усердно и пыталась делать в последнее время. -Ты уверена? Меня здесь ничего не держит, и я в любую секунду могу уйти. –Я почувствовала на себе колкие взгляды тренера и Эйдана, которые будто цедили сквозь зубы: не начинай. Но я всё равно продолжила. –Кто знает, сколько вы ещё будете искать тебе замену на тренировки, пока ты снова не встанешь на лёд. Во-первых: большинство девочек заняты, во-вторых: мало кто хочет связываться с тобой. –Ни в первом, ни во втором я не была уверена, но сейчас я достигла именно той стадии злости, когда мне было плевать. -Так что, пожалуйста, хватит верещать и пойми, что тебе же лучше, если я останусь.

Отредактировано Céline Anderson (2015-11-16 00:42:38)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » we met again after all this mess we`ve been through