В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » I don't wanna let go on the floor tonight


I don't wanna let go on the floor tonight

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://33.media.tumblr.com/2c0a72c4ee8f8f64fb6cfef2be608b58/tumblr_inline_n2qbcgRzTk1qawyfx.gif

Участники: Юмико, Питер (на самом деле Пидер)
Место: between the bars
Время: май 2015
Время суток: поздний вечер, плавно переходящий в ночь
Погодные условия: дождь из копов
О флештайме: включаю пленку задним ходом (с)

Отредактировано Yumiko Honda (2015-11-14 15:04:21)

+1

2

Громкий вскрик вырывается из груди, Юмико сметает рукой стакан с, между прочим, вкусным коктейлем на пол, умудряется подвернуть ногу и рухнуть следом, чудом не припечатавшись ладонью прямо в битое стекло. – Какого черта, эй! – Кто-то хватает её за руки, крепко стискивая запястья так, что девушка едва ли не касается грязного пола щекой; о новеньком платье от известного кутюрье, что только что стало половой тряпкой, думать не хотелось и вовсе. По той простой причине, что на данный момент это наименьшая из проблем, когда тебя роняет на пол обалдевший громила. – Пусти меня! – Пинается каблуком мужику в ногу, смазывает картинку окружающей действительности и слышит отчетливый щелчок наручников на своих руках. – Что я… я ничего не сделала! – Копы?? Брыкается, даже когда бугай поднимает её на ноги, игнорируя подвернутую лодыжку, отчего Хонда за малым не начинает скакать на одной ноге. Где-то у выхода, к которому её волокут, хватает ума оглянуться и еще раз запечатлеть лицо Питера, того самого Сингапурского Слинга, что так и не перезвонил ей, а теперь тащил за собой её приятеля так же, как тащили и саму Юмико. И у кого тут еще плохо с фантазией?
Десятью минутами ранее.
Очередной субботний вечер не предвещал ничего знаменательного. Одна радость, рядом нет назойливого Алека, и никто не сможет испортить и без того вялое настроение, о причинах которого Хонда уже устала париться. Особенно обидно стало в момент, когда на предложение ребят пойти в другой бар, рассудок жестоко запротестовал, благо, Юмико хватило сил взять себя в руки и ограничиться молчаливым согласием с планами бурной компании, потому что идти куда-то с надеждой увидеть свинью воочию ей совсем не хотелось.
Вранье. Еще как хотелось! Явиться в безупречном обличии и посмотреть в глаза Питеру Бесфамильному, что так красиво проводил её до такси ровно неделю назад и даже взял номер телефона, учтиво попросив сообщить, что девушка успешно добралась домой так, будто бы ему совсем не плевать. Как бы не так. Очевидно, теория с краем света в отеле пригорода была не такой уж обманчивой, судя по отсутствию признаков жизни на том конце трубки. Ужасно, но она даже послала Питеру две смс-ки. Две из 10-ти написанных (пусть скажет спасибо), чудом взяв себя в руки, когда палец потянулся к кнопке звонка. “Серьезно?” Поинтересовался мозг и тут же ответил сам себе: “Нет.” Она не стала ему звонить. Даже гордо снесла диалог сообщений в архив, чтобы проверить работоспособность поговорки “с глаз долой”, однако, судя по степени уныния этим вечером, как и многие другие народные мудрости, она не работала и была полной ложью. Ну и катись ты к черту, Питер Бесфамильный! Больно нужен. Ведь не нужен?
Юмико ведь даже совсем ничего о нем не знала. Ничего кроме внешнего вида (everyone’s type babe) и парочки консервативных замашек 70-ти летнего деда, забавным образом смешивающихся с прогрессивными способами провождения свободного времени так, что хотелось отлупить бутылкой по голове. Пусть только позвонит теперь! Она не возьмет трубку. Кинет этот долбанный номер в ЧС и, наконец, перестанет то и дело пялиться в экран мобильного телефона, ожидая чуда. Возможно, мужчина просто работал всю неделю, и подсознание лихо оставляло вторые шансы недостойным тут и там, предпочитая не делать явных акцентов на то, что обычно вовсе не Юмико достает кого-то звонками и мыслями. Всё бывает в первый раз?
Оставалось надеяться, что Сингапурскому Слингу хотя бы отменно икалось с утра до вечера, каждый раз, когда в девичьей голове всплывал почти идеальный образ галантного кавалера. Что ж, где-то должен был быть подвох. Всё не могло быть настолько прекрасным. – Что? – От мыслей Юмико отвлекает голос Патрика, который швартуется рядом, чтобы поболтать. И хотя Патрик не далеко ушел от тех, кто так любил совершить попытку склеить Хонду, по крайней мере, он был из своей компании, хоть и имел весьма сомнительную репутацию, зарабатывая на жизнь темными делишками. А ей-то какая разница? – Всё в порядке, правда. Я сегодня немного устала, - Бросает успокаивающе и делает глоток коктейля, как будто на дне бокала можно было утопить свою детскую печаль. Пройдет. Обязательно пройдет, ибо нет ничего глупее, чем расстраиваться из-за того, кого и вовсе собиралась отшить (и отшила!), будь он не ладен, зачем только кинулась следом, вот вопрос? Наверное, иногда полезно почесать чье-нибудь эго в дань солидарности, потому что сама без конца восстанавливала солнышки за счет внимания других людей, и судить Питера за его желание найти и забыть приключение на вечер, наверное, не стоило.
Придурок! Юмико хмурится, махая бармену ладошкой, и почти заказывает себе гребанный слинг, когда выясняется, что в этом баре его даже не делают. Знак судьбы? Попытка вселенной надавить на больное? – Шот текилы, - девушка обреченно машет рукой, готовая залить в себя уже хоть что-нибудь, только бы проредить поток своих бесконечных мыслей. – Эй, Джонни. Если парень сказал, что позвонит, но не звонит, это значит, что…
Джонни усмехается, качая головой – Да, - Тянется рукой, чтобы похлопать по плечу. – Добро пожаловать в клуб, принцесса. Попался крепкий орешек? – Юмико слабо улыбается, - Еще какой, - Мысленно представляя, как бьет Питера кувалдой по скорлупе, и тот разлетается на мелкие кусочки вместе с начинкой. Крепкий, но гнилой и вовсе не вкусный орешек. – Я, блин, с Эми поспорила, что он влюбится в меня за пару дней, но, кажется, теперь я влетела на любимую сумочку и коллекцию дисков по Гарри Поттеру. – А как у тебя на личном? Ты еще с Джесс… - Голос Юмико обрывается на полуслове от того, что в зале резко зажигается яркий  свет, а через секунду кто-то истошно орет – Руки заголову! - А потом наваливается сзади, оттягивая от барной стойки и протаскивает по полу. За секунду до падения Юмико видит лицо Питера, мелькнувшее чуть поодаль. Скажите, что это просто капитальный глюк… - Какого черта, эй!

+1

3

Пожалуй, есть в этом мире вещи, на которые можно смотреть бесконечно: попытки девушки из бара убедить в своём танцевальном таланте, её плывущая улыбка на прощание и её фамилия на первой полосе жёлтой газеты. Не это ли прекрасный результат пробуждения в себе желание к жизни? Что ж, оказавшись лицом к лицу с заголовком об очередном избраннике Юмико Хонды – дочки не менее известного Хонды с микрофоном и внучки владельца той самой компании, которая пришла вам в голову – Питер Бьюкенен наконец-то понял, что чувствуют люди, когда наступает фаталити. Сказать бы, что стоило выбирать аккуратней, но в этом случае придраться к собственной меткости было сродни преступлению. Он был такой же меткий как и, вероятно, удручающее большинство мужчин, пострадавших от произведённого эффекта красивой и одинокой, но, в отличие от остальных, обладал определяющей развитие событий переменной. Дуэт ходячей красной дорожки и растворяющейся в толпе серой мыши – заведомо плохая и провальная попытка бросить вызов общественным нормам. И ещё парочке документов, вроде устава его совершенно неизвестной компании. Just saying. Что вовсе не значило, что в его голове не промелькнуло ни одной безумной идеи, должной решить это недоразумение в виде пропасти социальных различий между ними.
Стоит ли говорить, что одинокое воскресенье показалось самым длинным отрезком за все выходные? Запертый тет-а-тет с телефоном и собственным безумием, в какой-то момент мужчина даже решил, что мысль показать средний палец здравому смыслу была достойной альтернативой первичному плану «было весело и на том спасибо». Но в волнительное мгновение, когда Бьюкенен нашёл себя нажимающим зелёную кнопку вызова, чистое сияние светлого разума вернулось к нему и остановило от подросткового порыва несостоявшегося Ромео. Рискнуть работой просто потому что без десяти минут совершеннолетняя звезда виртуозно вертела задницей и была на редкость приятной собеседницей? Не думаю. Вот он и не рискнул. И даже почти не дрогнул, когда следом за первым сообщением пришло второе. В конце концов, вряд ли случайное знакомство могло стать причиной продолжительной сердечной боли? По истечению недели Питеру практически удалось убедить себя в том, что он сделал единственный верный выбор, а положительные результаты в поисках рассадников клубных проблем только укрепили эту уверенность.
Жаль, что его забыли предупредить насколько у Вселенной было ужасное чувство юмора.


Руки за голову! — чётким, командным голосом, прежде чем приложить бесящийся с жиру результат экономического прогресса лицом к барной стойке. Тело пытается дернуться, гневно бормочет про адвокатов, вызывая совершенно случайный порыв повторить встречу с твердой поверхностью. Исключительно в профилактических целях. — С удовольствием послушаю все эти угрозы в соответствующей обстановке, — защёлкивая наручники, без лишней аккуратности он дёргает человеческую тушу на себя, краем глаза улавливая подозрительно знакомый силуэт. «Теперь ещё и галлюцинации? Тебя что ли никогда не отпустит?» К счастью, трепыхающийся в разные стороны парень возвращает в здесь и сейчас, где не было места воспоминаниям недельной давности. — Убедись, что никто не попытался сбежать в Министерство Магии через туалетный бочонок. Эти придурки и не такое могут, — не дожидаясь, пока новенький сотрудник сообразит, что от него хотят, Бьюкенен дёргает пойманный трофей на себя, настойчиво выпихивая последний в сторону выхода. «Да что с тобой не...» Хмурится, сжимает веки и несколько раз дергает головой в надежде избавиться от навязчивого образа, начинавшего наталкивать на мысли о помешательстве. «Так.» Достаточно нескольких неудачных поворотов шеи одноногой заложницы, и то ли девушка, то ли виденье оказывается вполне реальным порождением суровой действительности. Удар небесной сковороды по макушке. Стойкий звон в ушах. Разряд. Питер просыпается от приворожённого сверления двигающейся перед ним спины, когда его собственный заключённый ловит плечом дверной косяк. И на секунду ему даже немного жаль.
Да вы блядь издеваетесь! — или нет.
Иди давай, — уже без былой убедительности в голосе, которая теряется в процессе осознания тщетности бытия. Ему точно не показалось? Бьюкенен замедляет шаг, внимательно уставляясь на девушку, которая определяет себя как Юмико через несколько секунд наблюдений. «Да ты издеваешься?» С соответствующим выражением лица свалившейся на плечи боли всей планеты, он чертыхается и резко меняет траекторию движения, волоча мужское тело за собой. — Этот поедет с тобой, — и поверьте, тотальный игнор наличия жертвы Сингапурского Слинга в радиусе метра был не от плохой памяти. — А её я возьму с собой.
И на каком основании? — Питер еле сдерживается, чтобы не закатить глаза. Глубокий вдох.
Как минимум на том, что ты пытаешься свернуть руки звезде инстаграма. Фамилия Хонда ничего не говорит? — дожидаясь промелькнувшей в экспрессии правильной реакции, тут же продолжает, — Если не хочешь, чтобы нас встречала толпа фотографов, а тебе у дома устроили тёмную оскорблённые фолловеры. Или ты думаешь, что офис будет в восторге от соседства в виде журналистов? — громкий хлопок дверцы автомобиля толсто намекает, что решение не поддаётся пересмотру, — Тебе недоделанный наркобарон, а с подружкой я сам разберусь, — и, вероятно, он выглядит достаточно устрашающе обезумевшим, чтобы молча согласиться с распределением обязанностей. Взгляд на Юмико. Пара секунд многозначительного молчания. Следующий кадр. С максимальной аккуратностью переноски мешка картошки он толкает девушку в сторону своей машины, стараясь проглотить подступающее к горлу ощущение того, что мир вокруг сошёл с ума, и всё это жестокая проверка на... Сказать по правде, он даже не мог придумать причину подобной издёвки со стороны мироздания.
Осторожно голову, — стиснув зубы, настойчиво пропихивает Хонду внутрь салона. Щелчок закрывающихся дверей. Питер падает на водительское место, бросает короткий взор в стекло заднего видения на своего пассажира и молча заводит мотор. Самое время вспомнить, что надо бояться своих тайных желаний. Соскучился? И вот уже она арестована твоими же коллегами.

+1

4

Признаться, всё это больше напоминало сюжет дешевого боевика, чем реальную историю знакомства двух счастливых влюбленных. Что вы, на взаимность Юмико не рассчитывала и близко, но вот о совести у своего случайного знакомого, кается, фантазировала. Но нет. Ни совести, ни взаимности в радости от явно незапланированной встречи. Незапланированной она, похоже, была только с её стороны, потому что судя по оперативно спланированному захвату преступников, Питер был более, чем готов обнаружить Патрика в её компании. Так вот ради чего всё это?
Юмико спотыкается через ступеньку, ошеломленно качая головой. – Да ты талант, - Бурчит себе под нос, за что получает тычок в спину. – Вторую ногу не сломай, - В самом деле, дельный совет. Когда проход сужается в сторону выхода, Юмико буквально борется с желанием оглянуться еще разок и развидеть развернувшуюся картину. Конечно, это все очень лестно, быть участницей такого умопомрачительного экшна, но она бы предпочла, чтобы Питер так и остался кинувшим её пикапером, спасибо. “Дохуя хочешь” – саркастично отзывается мозг.
Разумеется, попасть в засаду копов и в половину не так приятно, как показывают по телевизору, но Юмико не шибко переживала за свою судьбу. Разве что, ей не очень бы хотелось уйти из участка на переломанных ногах, потому что где еще потом найти такие чудесные ноги, что привлекут красавчика копа в два счета? Нет, серьезно? Разве это не подло, знакомиться с девушкой и изображать из себя Дона Жуана, чтобы просто выудить нужную информацию, воспользовавшись чужим мобильником? Что-то подсказывало, что её новый старый знакомый был еще тем садистом, потому что мог бы просто помахать перед носом свои значком и уйти восвояси с победой.
- Что? Нет! – Отзывается моментально, когда знакомый до боли голос сообщает о незапланированной рокировке тоном, не терпящим отказа. – Он меня арестовал, с ним и поеду, - Юмико прижимается к своему верзиле, игнорируя светлый облик Питера, и смотрит куда-то вдоль дороги, переживая, скажем так, не самые приятные впечатления. Надо сказать, стоило постараться, чтобы разозлить её еще больше, но, кажется, кто-то забыл, что отменный танцор талантлив во всем, и, честное слово, лучше бы он просто делал вид, что ничего не происходит, чем блистал своей информированностью на её счет. – О, - Усмехнувшись, издает звук Юмико, когда слышит свою громыхающую, как молния фамилию. Кто-то решил не играть в угадайку на это раз? – Пф, - Игра в “бесчувственную сволочь” ей нравилась куда меньше. – Тебе тёмной уже не миновать, можешь не стараться, - Шипит в момент, когда её тело без особого на то разрешения изымают и заталкивают в машину, - Уже не так заботливо, - Бросает девушка, дергаясь плечом от ухвата крепкой руки. Хлопок двери. Клац-клац. Её маленький мирок претерпевает очередной камнепад, но на этот раз он уже не такой приятный, как неделю назад на танцполе. Коп. Коп? Серьезно? Склеил её, чтобы… - Боже, - Хонда мотает головой, обнаруживая, что её руки пристегнуты за спиной так, что сидеть приходится на самом краю отнюдь не мягкой поверхности. Перед глазами обнаруживается решетка, за которой через полминуты возникает знакомая макушка высокого мужчины, что только что достаточно понятно выразил свое к ней отношение. – Так вот почему ты не отвечал на смс-ки! – Юмико упирается лбом в сетку, разглядывая кусок шеи брюнета. – Дожидался, чтобы сказать мне свое претенциозное мнение лично, - Дергает бровями, усаживаясь по удобней, и старается не обращать внимания на тугой ком обиды, подкатывающий к горлу вместе с отчаянным сердцебиением в груди. – You know what, Peter? I got something to say to you, – Она не собиралась, честно, - Fuck you! – Громко ударяет каблучками по импровизированной перегородке, что отделяла Питера от своей скоропостижной смерти. – Look at him! Evil mastermind, - Эмоционально продолжает так, будто бы у этого спектакля были и другие, более благодарные зрители, - Не смог отказаться от возможности переспать с молодой преступницей? – Юмико вновь прилипает к прутьям, меняясь в интонации голоса с крика до томного шепота. – Я здесь один, я такой одинокий, а у тебя такая классная задница, почему бы нам не выпить сингапурского слинга, а хочешь, я угадаю, как тебя зовут, Хадижа? Мы отлично проведем время, - Голос повышается – ПРЕЖДЕ ЧЕМ Я НАДЕНУ НА ТЕБЯ КАНДАЛЫ, - Еще один удар о решетку плечом. Наконец, у Юмико кончаются силы, и она падает на спину, затихая, потому что с неё хватит. Лодыжка неприятно ноет, к ней в унисон добавляется спившаяся в запястья сталь. – Как только удержался, чтобы не наставить мне лайков под всеми фотографиями, - Злая усмешка не заставляет себя ждать. Юмико вдруг ловит волну прилива сил, и отдирает себя от спинки кресла, снова прилипая к ограждению. – Жалеешь, что это не ты надел мне эти шутки на руки, м? – Голос делается вкрадчивым, а Юмико меняется в лице, находя удачный ракурс в отражении зеркала заднего вида, сталкиваясь с Питером глазами. – Хотел меня снять, показал бы свою большую пушку, девчонок это заводит куда больше горделивой обиженки, уносящей сингапурский слинг в закат, - Она бы обязательно добавила к этому жест средним пальцем, но, увы, была скована в своих действиях. – Мне больно! – Сообщает тут же, экспрессивно дернувшись на месте, но ничего не произошло. Юмико расправляет плечи и ведет бровью, в очередной раз перевоплощаясь. На этот раз в повелительницу инстаграма. – Я не могу так сидеть, ты что не слышал? Перестегни мне наручники, иначе мой крутой дедуля закажет тебе такой слинг, что танцевать будет больше нечем, - Как перестать? Теперь ненавидеть его.

+1

5

Он не был готов. Не рассчитывал, что отправленный с раздражающим чувством негодования в корзину контакт, явит себя миру всего лишь неделю спустя. Да как явит! Самое время отфильтровать подсознательные посылы в космос, Питер не представлял их маловероятную встречу в нетривиальной расстановке ролей провинившейся преступницы в наручниках и сурового блюстителя закона. Пожалуй, если от него и должно было остаться размытое воспоминание, то он бы выбрал более таинственный вариант талантливого танцора с, как выяснилось, не ограниченной отелем на конце света фантазией и никак не карателя в полицейских доспехах. Увы, оставить эту встречу не омрачённой лишними деталями было не суждено. А он виноват? Пускай она была невинным соучастником, оказавшимся не в том месте и не в той компании, никто не заставлял выбирать себе друзей подозрительной репутации.
«Перспектива покататься вдвоём по городу уже не такая и заманчивая?» Мужчина крепко стискивает челюсти, пытаясь сдержать недовольное сопение, прорывающееся глубоко изнутри. Чувства едкого раздражения хватает, чтобы не дернуть ни мускулом на лице, настойчиво оттаскивая взбунтовавшуюся королеву сети к своей машине. И хочется попросить его прояснить, что же спровоцировало неконтролируемые потоки гнева, ощутимо поражающего атмосферу вокруг, но вряд ли Питер Бьюкенен оценит вопрос. Он не злится. Он просто пытается делать свою работу, несмотря на ненужное сопротивление. Что непонятного?
Если сидеть смирно, чувство неудобства пройдёт очень быстро, — учтиво поясняет, когда копошение сзади не унимается слишком долго. Вероятно, тем самым Питер совершает роковую ошибку, потому что в следующую секунду в салоне начинает раздаваться знакомый с первой встречи тон возмущения. Приятно, что некоторые вещи не меняются. И вот он уже во-второй раз главный злодей, который, по всей видимости, не угомонится до тех пор, пока не использует существо Юмико Хонды во всех предназначениях. «Fuck me? Что? Не перезвонивший напыщенный павлин – так оскорбительно? Охотно верю.»
Он пытается игнорировать. Прикрывает глаза. Слегка вздыхает, надеясь настроить слуховые волны на загудевший мотор и шуршание колёс, способные перекрыть свист стрел ненависти, направленных на единственную здесь скотину. В конце концов, ему ведь не привыкать. Однако некоторые радиостанции просто невозможно переключить. А даже если попытаешься, они всё равно станут преследовать тебя назойливым вторым голосом на фоне. — What? — когда сиденье сотрясается от физического воздействия, оставаться равнодушным к бушующему урагану на опасном расстоянии становится относительно невозможно. Так его ещё никто не называл. Как впрочем и не обвинял в несовершенных актах. — Интересно в какой момент я с тобой переспал? — хмурые брови, соответствующая интонация глубинной оскорблённости. Он уставляется в стекло заднего видения. Интересно тут только Питеру, а у Юмико есть своя заготовленная речь, обязательная к ознакомлению.
Поначалу мужчина мрачнеет. Напрягается, готовясь ощутить спазм в лёгких за отчасти заслуженную порцию злости на заднем сидении. Но ничего не происходит. Вместо этого автомобиль сокрушается ещё одним ударом заключённой (остаётся верить, что не лбом) об решётку, а Бьюкенен едва сдерживается, чтобы не совершить этот ритуал самостоятельно. «Кандалы?» Застревая между желанием подавиться смехом и рвущейся к лицу рукой, он оживлённо реагирует: Погоди, это ты ещё не видела наш пыточный арсенал прямиком из Средних Веков, — и что-то подсказывает, вряд ли его шутка может быть оценена по достоинству и уж тем более сработать в качестве успокоения взбесившихся пассажиров.
Как минимум, потому что никто не хочет успокаиваться. Складывается впечатление, что этот приёмник вообще не обладает полезной функцией остановки играющей на нервной системе пластинки, отчаянно стремясь заразить окружающих заевшей мелодией. Фантазёр, не годный в мужья, – свинья без маски, он понял, сколько можно повторять? Бесконечно долго. Бес-ко-неч-но.
Да что ж ты, — рявкает куда-то в воздух, притормаживая и сворачивая на обочину. Несколько секунд не двигается, упорно сжимая руль. На этот раз Питер разворачивается корпусом, чтобы установить зрительный контакт. — Да кому вообще было нужно надевать на тебя эти наручники? Чтобы потом пресса поставила на уши половину города? Вот только этого счастья не хватало! Побольше избирательности в окружении и тебя бы здесь не было, — практически не прерываясь на ненужный процесс дыхания, проговаривает Бьюкенен. Резко дёргает ручку, и прежде чем выскочить из машины, добавляет: А мне показалась горделивая обиженка тоже прокатила, — на этот раз ему неинтересно есть ли Юмико Хонде что сказать на эту тему.
Мужчина останавливается перед задней дверью, скрещивает руки в замок и многозначительно качает головой в отрицании, задирая одну бровь. Скрип замка. — Давай руки, — теперь спокойным тоном. Запястия ложатся ему в ладони, и Питер неосознанно хмурится, пытаясь высмотреть результат криворукого ареста талантливого сотрудника, умеющего различать виновных от бестолковых жоповёрток с завидными друзьями (друзьями?). Обеспокоенный вид сменяется каменным лицом, когда вместо покрасневшей кожи он находит... Он не находит ничего, кроме внучки дедули с ядовитым Слингом на подходе. — Надо было оставить тебя, как и просила. Ведь провести полночи в камере с алкашами и дамами как раз из отелей с другого конца света гораздо лучше, чем остаться с тем, кто знает, что ты не виновна, — проворачивает ключ, забирая наручники и делая полшага назад. — Ну что, выставляй руки, рабыня. Сейчас буду исполнять свою мечту и сковывать тебя в кандалы собственноручно, — хмыкает, закатывает глаза и, не дожидаясь решения голубой крови, вновь хлопает дверью, закидывая наручники в карман. Какой злодей!

Отредактировано Peter Buchanan (2015-11-21 23:43:57)

+1

6

Нет, вы только посмотрите, ему весело! От искреннего удивления у Юмико округлились глаза. Пыточный арсенал? Нет, он… серьезно? И только прогорклый ком обиды, надежно застрявший в горле, мешает открыть рот и прокомментировать эту ситуацию таким предсказуемым для вечно-флиртующей-со-слингом звезды инстаграма “не терпится посмотреть”. Молчи, Юмико! Молчание золото. Но если в отдельных ситуациях ей все-таки удавалось совладать с собой, то когда Питер Бесфамильный так отчаянно среагировал на её тычки по нервной системе, сдержаться не вышло от слова совсем. Итог: Юмико расправляет плечи и гордо сдувает с лица прядь волос – Ууу, Железный Дровосек не такой уж и железный. Валерьяночки? - И эта нотка гордости за собственное упорство в моральной атаке так и сквозит через широкую секундную улыбку. Последняя гаснет так же быстро как и возникает, потому что слишком уж решительно Питер оказывается на улице, а хлопок двери провоцирует на неровный рывок всем телом; некуда бежать.
Погодите-погодите. Избирательности? Это он ей?! Раздерганному рассудку далеко не сразу удается обнаружить зерно мысли в потоках эмоционального всплеска, казалось бы, невозмутимого поработителя непокорных. – Полегче, ковбой! – Вряд ли её голос слышно из-за закрытой двери, но через секунду последняя преграда распахивается на всю, а обладатель доступа к пыточному арсеналу оказывается слишком близко, чтобы игнорировать новую ( табличка сарказм) теорию о успешности образа обиженных и оскорбленных. – Тебе не показалось, - Стараясь сохранить былую невозмутимости, Юмико протягивает руки с немым вопросом на лбу: что тебе еще дать Питер? – Девушки падки на мужчин, пробуждающих в них материнские инстинкты защиты и жалости. – Это должно было прозвучать обидно, но обидно было только Юмико. Она поджимает губы, нервно дернувшись вновь, когда мужчина касается её запястий, хмурится и почему-то затихает так, словно бы секунду назад не мечтала вырвать свои руки и дать в глаз в конец распоясавшемуся актеру погорелого театра нормальной жизни. Да-да, почему-то именно в этот момент Хонда решила поразмыслить над тяжбами работы в полиции, очевидно, подсознательно подыскивая болевые точки, которые можно бомбить, имея за душой только груз разросшейся симпатии и отправленные в одну сторону смс.
Из потока мысленных изысканий вырывает голос мужчины. И хотя с их последней встречи он так и не потерял привлекательных нот, которые грели душу, теперь, как выяснилось, эти ноты работали на поражение; в какой-то момент Юмико даже показалось, что она не устанет поражаться происходящему никогда. Снова его шуточки! – Иди к.. – начинает бодро, но хлопок двери прикрывает окно диалога, а так же перекрывает встрепенувшийся энтузиазм. – Черту. – Без него-то Мико и заканчивает фразу, на миг теряя запал, как вдруг… 
Ах, если бы это была долгожданная свобода – то, что ударило в голову в следующий миг совершенно точно не имело ничего общего с радостью бытия. И впору бы открыть шампанское, а может и вовсе взмахнуть белым флагом щедрому освободителю, вот только крепостное право отменили еще в 1861, так что первопроходцем Питер был только по части Сингапурского Слинга, ведь даже пресловутые обиженки уже не раз использовались до него. Самое время вернуться к хреновым фантазёрам?
Юмико отчаянно подается в сторону, дергая дверь за ручку, и толкает от себя. Никакого счастья. Никакого горя. Ничего, кроме странного белого шума в голове, который за пару секунд умудрился заполонить собой все  пространство черепной коробки и лишить рассудок способности контролировать ход событий. Девушка выставляет ноги наружу, отталкиваясь от сиденья, и по инерции трет кожу пальцами, очевидно, не оценив прелести заточения; наручникам далеко до средневековых игрушек.
Она даже не закрывает двери за собой, и дело вовсе не в том, что родилась в лифте. Дело в том, что сил на то, чтобы совершать какие-то решительные действия попросту не остается. Делает полшага в сторону, меняясь в лице, и уставляется на мужчину, что еще не успел сесть в машину, но явно очень желал, что же, его тут никто не держит. – Никто тебя не заставлял. – Что это? Обида? В самом деле, Юмико поджимает губы и делается какой-то чересчур серьезной для тех, кто ожидал вечную улыбку для селфи. –Ведь, говоря об избирательности, ты имел ввиду, себя?...– Полшага вперед, но от желания устроить темную тут разве что время суток. Подбородок как-то автоматически взмывает вверх, обозначая остатки гордости, готовые в любой момент камнепадом обрушиться на голову Питера. Юмико странно усмехается, глядя ему прямо в лицо. –И в твоем случае, лучше бы всё закончилось на краю света, верно? Тогда бы не пришлось здесь слушать всё это и вообще... – Уголки губ медленно тянутся вверх, а Юмико упускает момент, когда перестает страдать и начинает злиться; эта эмоциональная карусель обязательно вызовет тошноту. Но, кто бы думал на перспективу? – Жаль только, никакие обиженки не попрут против больных принципов и скверного характера. – Усмешка. Пальцы ловят открывшуюся дверь как-то автоматически. Юмико облокачивается на неё, не сводя глаз с мужчины так, словно бы не может наглядеться на его несметные таланты, что, в общем-то, не так далеко от истины. – Наверное, обидно - потратить целый вечер, доказывая самому себе, бог весть что. – Улыбка делается шире. – Хочешь еще один квест? Специально для твоих принципов. – Отрывается от двери довольно резко, и приближается к Питеру, касаясь пальцами его плеча. – Я думаю, что мне ничего не стоит, заставить тебя нарушить дюжину установок и присоединиться к армии моих фолловеров в ближайшее время. – Хлопает по плечу. - Избирательный ты мой. – Разворачивается и гордо топает к машине, смазывая улыбку тот час, стоило потерять необходимость играть на публику. Юмико оглядывается, падая на сиденье. – Уже обещаешь проследить, чтобы этого не случилось? – Уверенный хлопок двери; дурно делается только внутри. В одном Питер был, действительно, прав: в обезьяннике ей было бы гораздо веселее.

Отредактировано Yumiko Honda (2015-12-22 07:49:24)

+1

7

[в архив]: игрок удален

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » I don't wanna let go on the floor tonight