vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » all what was right is wrong


all what was right is wrong

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[NIC]Emily Blake[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/24td1.gif[/AVA]

http://33.media.tumblr.com/fadddb9995da56a7577fd55a43458b16/tumblr_nx9p8uJPfk1trxwu2o7_250.gifhttp://25.media.tumblr.com/f338866b93798ee9e65c942b2e2d316c/tumblr_mtzoney1Zc1rpyd12o3_250.gif
Нейтан и Эмили
Ванкувер, ноябрь 2015

Отредактировано Céline Anderson (2015-11-14 22:29:09)

+2

2

Нейтан в очередной раз сконфуженно отвел взгляд от непроницаемого лица Лилиан и как-то неуклюже взял за руку Эмили, точнее даже просто положил свою ладонь на её руку. Они сидели вместе за обеденным столом в доме Итана. В то время, как его старший брат с упоением рассказывал и хохмил, Лилиан была особенно холодна и неприветлива, а он сам чувствовал себя крайне неуютно и по всей видимости искал поддержку в руке своей новой девушки. Это был первый обед в доме Итана, ещё в начале лета, когда у Нейтана с Эмили что-то начало складываться и уже следовало "познакомить" свою девушку с семьёй.
Больше полугода прошло, а они все ещё вместе. Нейт ещё ни с кем не был так долго - чаще всего девушкам не нравилось, что он не уделяет им время и уходили. Порой он пытался избавиться от слишком сложных отношений. Но тут было все иначе. Эмс была такой же как и он сам - полностью увлеченная льдом и по всей видимости именно эта увлеченность и помогала их союзу оставаться на плаву. Да, первые месяцы отношений (особенно учитывая летние "каникулы" на арене) были невероятными - пара успела съездить отдохнуть, успели притереться друг к другу и научиться сглаживать порой острые углы. Как оказалось, Эмили не была такой уж и приторной девочкой, иногда и в ней проскакивало что-то такое, но Нейту это даже нравилось - она была независимой.
Независимость была явным плюсом в те дни, когда он уезжал на матчи или попросту не имел каких-либо сил для отношений и просто отсыпался, молчал и вел себя несколько закрыто. Порой ему казалось, что вот-вот и она уйдет от него и пытался чем-то умаслить её, то ли у него получалось, то ли Эмили была его идеальной парой, но вот уже идет седьмой месяц их отношений и все вполне не плохо.
Плохо было в семье его брата. Итан страстно желал второго ребенка, он сказал об этом своему брату ещё этой весной, но чем больше проходило времени, тем раздраженней становился Итан. "Почему мы никак не можем забеременеть?!" Итан, всю жизнь с легкостью добивающийся того, что ему нужно в этой схватке явно проигрывал. Его это бесило и ярость становилась уже какой-то отупляюще холодной. Они редко говорили об этом с братом, но Нейт видел, что в семье брата не все в порядке, эти мысли подтвердила и мать. У Нейтана на душе кошки скребли, будто бы он в чем-то виноват, будто бы ему угрожает опасность. Над семьей Эддингтонов нависла какая-то черная туча и уходить никак не желала, даже Эмили будто бы почувствовала все это. Но они не обсуждали этого. Нейтан не хотел, что бы Эмили узнала хоть что-то.
"Может быть слетаем в Европу на Рождество?" Была середина ноября и Нейтан как-то слишком заранее начал планировать рождественские выходные - ехать к родителям и вновь лицезреть угрюмого Итана и холодную Лилиан сил не было. Легче было сбежать, прикрыться желанием побыть наедине с любимой девушкой, ведь Эмс и правда была любимой, он и не думал, что сможет кого-то так вновь полюбить. Но девушка все ещё медлила, ведь времени было ещё достаточно, а туча над головами членов семьи Эддингтон начала наконец разверзаться.
[float=left]http://funkyimg.com/i/24tn3.gif[/float]Они лежали с Эмили в обнимку на диване и смотрели какую-то дурацкую комедию. Нейтан периодически хмыкал, на особенно смешные моменты, но чаще всего мечтал поскорей отправиться спать, завтра будет тренировка, так что выспаться нужно было. Было поздно, быть может уже около одиннадцати, когда в дверь позвонили. Потом почти сразу же ещё раз. Нейт нахмурился, то самое предчувствие бури усилилось.
- Мы кого-то ждём? - задумчиво спросил мужчина, вставая с дивана. В дверь уже начали яростно стучать, пришедший явно имел дурные намерения - это чувствовалось даже здесь. У Нейтана сердце начало колотиться сильней в тот момент, когда за дверью послышался пьяный (а это бывало крайне редко) и злой  (такого вообще никогда не бывало) голос брата.
- Сукин ты сын, открывай! - он все так же колотил в дверь и Нейт уже шел на суд, ему казалось, что он знает, в чем дело. Не будучи уверенным на все сто процентов, он чувствовал что произошло.
- Итан, - хоккеист открывает дверь, хочет сказать что-то ещё, как мужчина едва держащийся на ногах (это слишком сильно поразило Нейтана) накинулся на него с кулаками. Первый удар пришелся в нос, искры посыпались из глаз, было даже не больно, сколько неожиданно. Второй удар пришелся в челюсть и рот тут же наполнился сталью. Он даже сказать нчиег не успел, не пытаясь проявить хоть какое-то сопротивление - он уже знал, что заслужил. Но он не хотел, что бы об этом узнала и Эмили. Только вот поздно.
Итан орал, кричал, бил его, повалив на пол, то и дело называя или ублюдком, или ещё похлеще. В какой то момент он перестал его бить, и теперь уже трясся от гнева, смотря наверх и начиная свой "рассказ". Слишком много ненависти, слишком много с горяча брошенных слов. В конце концов Нейт будто бы всегда это знал - он не просто переспал с женой своего брата, он ещё и был отцом ребенка, которого всю жизнь считал своим племянником. Черт. Как он вообще мог допустить такое. Блять. Ему было даже не интересно, как Итан узнал об этом - ему было чертовски стыдно, он вновь и вновь ненавидел себя. А ещё он ненавидел Лилиан, в конце концов это она тоже виновата, не он один. Как она может быть так жестока?!
- Что б ты сдох, ублюдок. Никогда даже не появляйся у меня на глазах, слышишь?! - Брат вновь ударил его, уже успевшего встать и от боли прислонившегося к одной из стен в холле, на этот раз не сильно, но во взгляде было его что-то такое, что ранило куда сильней кулаков. Наверно именно так и разваливаются семьи. Итан ушел. Нейтан все ещё не решался поднять глаза и посмотреть на Эмили, просто стоял привалившись к стене, думая что она сможет ему чем-то помочь.

[NIC]Nathan Eddington[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/24tn4.png[/AVA]

Отредактировано Johan Eklund (2015-11-14 20:21:46)

+2

3

[NIC]Emily Blake[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/24td1.gif[/AVA]
Часто в голову приходят картинки, когда сложно понять : это было на самом деле или это тебе лишь привиделось, приснилось. Но есть одна, в которой я точно уверена. Мы были ещё совсем детьми и сидели в небольшой песочнице на заднем дворе чьего-то дома, родители, как всегда, увлеченно о чем-то разговаривали. Я долго смотрела на тебя и пыталась понять, что ты там ковыряешься со своими машинками и игрушечными солдатиками, то и дело, подкидывая одного, с отломанной ногой и радуясь чему-то. А на мои расспросы ты не отвечал. И вообще на меня внимания не обращал, полностью увлеченный своей игрой, которую я не понимала. Ну перекопал всю песочницу, и песок у тебя в носу, в ушах и даже на голове. Ну разве не дурак? А ты всё так же не обращаешь на меня никакого внимания, как бы я вокруг тебя не крутилась и не бегала, пытаясь разобрать, что же ты там делаешь. Но разве я, блондинистый надоедливый монстр, отступлю? Нет, конечно. И я решаюсь на отчаянный шаг – наступаю маленькой ножкой на одну из твоих машинок. И всё. Тут –то тебя и переклинило. И в следующую же секунду мне прилетело пластмассовой лопаткой в лоб. Ты, наверно, этого не помнишь. И как тебя заставляли просить прощения – тоже.
Покоившись на плече Нейта я, зачем-то, всё продолжала и продолжала ему рассказывать историю того давнего дня, наслаждаясь единением с ним, упиваясь любовью к нему, и кажется, уже начинала засыпать ибо, когда я последний раз открывала глаза, главного героя фильма, который мы смотрели, ещё не успели уволить с  работы. Я начала усиленно моргать, снова вникая в незамысловатый сюжет комедии, когда в дверь раздался мощный и настойчивый стук в дверь. Сон моментально улетучился, а я напряглась и, наконец, села прямо. На вопрос Нейта лишь неуверенно покачала головой, да и кто может ломиться к нам в столь поздний час. Но когда за дверью послышался разъяренный голос Итана, из головы сразу улетучились все мысли о том, что это просто кто-то ошибся дверью. Нейтан идет открывать, а я, поддавшись какому-то непонятному порыву, на пару секунд хватаю его за руку, будто говоря : останься, не открывай. Но это длилось буквально секунду , и я отпустила его. Поднимаюсь с дивана, чувствую, как тело стало тяжелым, будто свинцом налилось, и не желало двигаться вперёд, в ожидании и готовности принять беду, которая вот-вот настигнет нас, накрыв чёрной тучей. Когда слишком резкие слова Итана раздались уже в прихожей, пройдясь раскатом грома по всей квартире, я поёжилась и тут же сорвалась с места прочь из комнаты. Но дальше события и вовсе вышли из-под чьего-либо контроля. И когда Итан накинулся на брата с кулаками, снова и снова обрушиваясь на него самыми грязными словами, я застыла в углу прихожей, прикрыв рот ладонью и совершенно опешив. Да и что я могла сделать? Только, если ещё хуже.  Напряжение во мне нарастало с каждым новым словом Итана, брошенным в сторону Нейта, с каждым его новым ударом. Смысл их доходил не сразу, разум отказывался понимать и воспринимать их. Но постепенно с корки моего сознания начали снимать этот непроницаемый занавес, не дававший вникнуть во всю суть ситуации, словно укрывавший меня от действительного смысла сказанных слов. Я просто стою. Ни издаю ни звука. Отстранено наблюдая сквозь хрупкую призму собственных глаз за двумя братьями и чувствуя, как каждый удар, нанесенный Нейтану, заставляет меня сжиматься и дрожать. Сейчас беспокойство за него замещало все другие чувства, все другие эмоции. Мне было страшно за него.
Но всё кончилось почти так же быстро, как и началось: отплевываясь проклятиями, Итан ушел, оставив открытой входную дверь, которую я тут же поспешила закрыть, боясь, что  старший Эддингтон может снова вернуться. Меня продолжало трясти. От страха, от горя, от злости – не знаю, но чувства заполняли собой, от чего дышать становилась тяжело и я прислонилась лбом к холодной поверхности двери, делая глубокий вдох и закрывая глаза на пару секунд. Я не хочу принимать эту реальность. Нет, пожалуйста, не надо. Но время не торопилось вернуться вспять, будто подшучивая надо мной и говоря, что это правда.

http://31.media.tumblr.com/deeba9af2d844cafd7ea3cb35911f96d/tumblr_inline_n6xgl8WDrz1rulfj2.gif http://33.media.tumblr.com/d6589512553ad29c2794d160b02830cd/tumblr_inline_n6xglfj5mF1rulfj2.gif

  HEART!
- - - - - - - - - - - - -
We will forget him!

You and I - tonight!
You may forget the warmth he gave -
I will forget the Light!

Делаю два шага назад и останавливаюсь напротив Нейтана. Боюсь встретиться с ним взглядом. Не хочу. А поэтому стою, опустив взгляд в пол. Мы застыли в полной тишине, которой не мог помешать даже надоедливый телевизор, который так и не выключили, его звуки казались настолько далекими, что и вовсе не обретали форму сущего. Я молчу. Просто потому, что, чем больше несказанных, но уже созревших слов, тем сильнее желание молчать. А хочется кричать. Хочется метаться, рваться куда-то, словно из клетки, сделанной из острых прутьев. А я молчу. Задыхаясь, захлебываясь в этой тишине и в этих несказанных словах.
Наконец, поднимаю на него взгляд из-под опущенных ресниц. Взгляд быстрый и неловкий. Словно я снова его совсем не знаю, словно он почти чужой. Я смотрела на него так в тот самый день, когда мы случайно встретились на катке, а позже я, схватив его за руку, тащила через всю трибуну, боясь попасться на глаза тренеру Сондер. Только если тогда в глазах была радость встречи и какое-то ещё совершенно неопознанное обожание, то сейчас в них злость и страх, что я его совсем не знаю.
-Вполне заслуженно. –Мой голос звучит грубо и сухо. И фраза вылетает слишком резко, слишком поспешно. Это была скорее необходимость сказать хоть что-то, спрятать за словами свои реальные эмоции. Не получилось. А потому и говорю явно совершенно не то, что он бы хотел от меня услышать. Но это лучше, чем то, что сидело сейчас внутри, обрамляясь оболочкой тягучей злости и той тысячи несказанных слов, которые уже засыпали на дне огромной пропасти. –У тебя кровь. –Не знаю, зачем говорю очевидные вещи, но так легче. Легче заглушить убивающую тишину и образовавшуюся в момент пропасть между нами простыми и предсказуемыми словами. –Я сейчас. – Наконец, одергиваю себя и ухожу на кухню. Пару секунд стою так, не включая свет и будто прислушиваясь к собственным эмоциям, к мыслям, к чувствам. Ничего. Пустота. Было легче абстрагироваться, чем пытаться всё это осмыслить. А я не хочу! Не готова.
Беру небольшую миску и наливаю в неё холодную, почти ледяную воду. Шум льющейся воды успокаивал.  И вот я уже почти дышу ровно, будто ничего и не было. Когда ставлю миску на стол, понимаю, что, всё-таки, придется включить свет, чтобы найти чистое полотенце. Щелчок выключателя кажется гораздо громче, чем он есть на самом деле, а свет почему-то непривычно слепит глаза. Я снова замираю, облокотившись  двумя руками на стол. Я плохо закрыла кран. И сейчас считала капли, пытаясь отвернутся от боли, заглушая её монотонностью и бессмысленностью этого «кап-кап». Роняю лицо в раскрытые ладони, будто пытаясь спрятаться от всего внешнего мира.  Но становится только хуже. Память накатывает огромной волной, готовой утащить в открытое море, в неизвестность и забытые дали, она поднимается к горлу, всё выше и выше, накрывает с головой, уже скоро я не смогу дышать, воздух кончается, память, наконец, сбивает меня с ног, и поздно уже хвататься за редкие проблески недавнего счастья. В один миг всё разрушилось к чёртовой матери. А мысли всё пестрят яркими воспоминаниями: мы танцуем под дождем в ещё совсем теплый осенний день; моё насквозь промокшее платье на полу спальни, тревожные поцелуи, потому что я прошу поцеловать меня, будто знаю, что это поможет мне заново родиться. И то, как я всегда смотрю ему вслед, когда он уходит, смотрю, зная, что он вернется. Я улыбаюсь, а он никогда этого не видит. И то, как я наблюдаю за ним, когда он спит, и я рассматриваю усталость в уголках его глаз, любуюсь теплотой и нежностью тех черт, которые стали мне родными.  Воспоминания всё крутятся в мыслях. Одно за другим. Снова и снова. Я не замечаю, как делаю совершенно неосторожное, импульсивное и резкое движение, и на пол тут же летит кружка с коричневым дном – напоминание о разговоре за пряным крепким чаем. Кружка разбивается и по полу разлетаются десятки белоснежных осколков, а  у меня в голове, наконец, появляется совершенно бытовая мысль – потом уберу. Я нахожу полотенце и медлю, прежде чем вернуться обратно в комнату к Нейту. Телевизор уже смолк. Теперь остались только мы. Наши слова и наши мысли. Всё то сказанное и невысказанное. Но говорить не хотелось. И принимать всю эту ситуацию всерьез не хотелось. Снова сажусь на диван рядом с ним и наклоняюсь к мужчине чуть ближе, промокнув полотенце в воде и начиная аккуратно стирать кровь с его лица около нижней губы. Сейчас, когда я, наконец, находилась рядом с ним в такой близости, все чувства, которых я избегала, снова вернулись ко мне, и поэтому я не смотрела на него даже, устремив взгляд в пустоту, будто сквозь него. Это его ребёнок. С каждым таким приходящим в голову осознанием что-то било по вискам, от чего я не заметила, что прикасаюсь к Нейтану чуть сильнее необходимого, делая ему только больнее. Я пыталась отвлечься на это методичное зацикленное движение, когда снова и снова прикасалась к его лицу влажным полотенцем, стирая кровь. Я не знала, что делать, что говорить и как себе вести. Хотелось просто сбежать отсюда. От него. От человека, который стал настолько родным и любимым.
Молчи, не делай хуже, не делай больнее. Пожалуйста.

Отредактировано Céline Anderson (2015-11-16 00:42:24)

+2

4

Он стоит, прислонившись к стене - побитый, униженный, раздавленный. Нейтан никогда прежде не чувствовал себя на столько ничтожным и противным самому себе, он никогда  прежде в принципи не испытывал на столько глубокие чувства и эти чувства, нарывая его с головой, пугали мужчину, были ему новы и неприятны. Слишком много чувств вообще было вредно - Нейт это понял тогда, когда осознал свою влюбленность в невесту своего брата. Слишком много чувств мешают счастливой и беззаботной жизни. И он откидывал эти ненужные волнения и переживания, он научился отуплять себя до простых действий, спорт сделал из него человека, забывшего о том, что по мимо тела есть ещё и душа. Так было куда проще - он был даже счастлив. Но сегодня, все ранее подавляемое, вновь выплыло наружу - он стоял, ненавидел себя и очень боялся. Нейтан боялся того, что Эмили не разобравшись попросту покинет его, уйдет и не вернется. Но с другой стороны он боялся и того, что она начнет разбираться. все его существо наполнилось страхом и противоестественной ненависти к себе. Интересно, почему взрослая жизнь столь жестокая?
- Да. - Он не будет пытаться оправдать себя, не будет делать вид, что не виновен. Её голос сухой и грубый подтверждает лишь одно - его ненависть к самому себе. Вполне заслужено. Более чем. - Да. - У него кровь, она уже давно наполнила рот металлическим противным привкусом, она уже начала засыхать, стягивая кожу на лице, она пахла сожалением.
Эмили покидает его, отправляясь на кухню, слышится звук льющейся воды и он наконец покидает свою опору, возвращаясь к все ещё без умолку болтающему главному герою, которого Нейт кажется возненавидит. Выключает телевизор и квартира в миг наполняется гнетущей и тяжелой тишиной, которую разрывает лишь далекий звук льющейся воды и резкий и неожиданный - звон разбивающейся посуды. Нейтан вздрагивает, окончательно стряхивая с себя депрессивную пелену ненависти к себе. Он все так же ненавидит себя, но теперь он различает окружающую его действительность.
Она возвращается и на этот раз он имеет смелость смотреть ей в лицо. Следит за выражением девушки, но ничего там не видит - она будто бы отгородилась от него и это вполне понятно. Он предал её, хотя она была совсем не при чем. Он испортил то нежную связь, что возникла между ними, хотя никак не был причастен к этому. То прошлое, что он оставил позади не должно было вернуться, то прошлое, которое сейчас ему было уже не важно слишком жестоко напомнило о себе, оставив лишь едкий запах чего-то опасного и пугающего. то прошлое, оно уже давно не имеет веса в его новой жизни, но именно оно сейчас рушило все, чем он так дорожит.
Казалось бы крови уже не должно остаться на его лице и каждое новое прикосновение лишь сильнее тревожило свежую рану, было неприятно, но он терпел, слишком смело смотря в лицо девушки, которая в эту данную секунды была не с ним. Где угодно, только не в этой комнате, не на этом диване и конечно же не в его компании.
- Я не знал этого. - Он начинает говорить, думая, что это именно то, что им сейчас нужно. Голос звучит очень глухо в неожиданно пустой и мертвой квартире, Нейтан осознает это лишь произнося эту фразу. Он правда и подумать не мог, что происходит в семье Итана - Лилиан никогда с ним не говорила об этом, всегда была холодна и неприветлива с ним после их расставания, Нейт считал, что это просто попытка вернуть себе свою жизнь и семью, просто ошибка и он смирился с этим. А потом смог забыть и отпустить её. Он никогда не думал, что что-то ещё, кроме прошлой ошибки, могло связывать его и жену его брата. Конечно же, для всех было бы так только лучше и проще, но сейчас уже нет возможности что-либо исправить и повернуть время вспять, сейчас ему придется отвечать за свои прошлые ошибки. Это будет сложно, возможно даже непосильно - но он должен.
- И никогда не хотел этого. - Он наконец берет девушку за запястье, опуская её руку с влажным полотенцем, на котором розами расцветали пятна крови. Он пытался обратить её внимание на себя, но получил нечто иное. - Это была ошибка. - Его голос тихий, даже почти убедительный. - Я ненавижу себя за неё, я не понимаю, как мог быть таким идиотом. Но... - он ежится от её взгляда, она ему нужна и потерять Эмили сейчас, значит окончательно потерять себя, - пожалуйста, не нужно ненавидеть меня. Прошу. - Ему остается лишь молить её о прощении, потому что сейчас лишь она одна может позволить себе такую роскошь - больше никто, никто не сможет его простить, тем более если этого не сможет сделать она.

[NIC]Nathan Eddington[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/24tn4.png[/AVA]

Отредактировано Johan Eklund (2015-11-16 09:57:54)

+2

5

[NIC]Emily Blake[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/24td1.gif[/AVA]

Как бы мы не сходили с ума.
Заблуждались, терялись, погружались в себя.
Как бы мы не сходили с ума.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Удержи меня.

http://33.media.tumblr.com/1708f3323d94cb46409a79d433aec88d/tumblr_nxitbcaKwK1qjs83ko8_250.gif

Здесь почему-то душно, хотя позади нас чуть приоткрыто окно. Здесь темно и тихо. И кажется, что здесь никого нет. По-моему, даже нас. Мы потерялись в мыслях в почти опустевших, остывших чувствах, в несказанных словах, в несбывшихся прикосновениях. А я всё боюсь встретиться с тобой взглядом. Будто знаю, что одна секунда – и пропаду, взорвусь, исчезну. Мне страшно, всё тело трясет в немой судороге и руки отчего-то дрожат лишь сильнее. Я не скажу тебе ни слова. Просто потому, что не знаю, что сказать. Но и молчать страшно. Будто с каждой секундой, проведенной в молчании, ты становишься дальше, отдаляешься на шаг. Или это просто я закрываюсь от тебя, прячась за слишком наигранной, слишком фальшивой маской безразличия. Просто я боюсь увидеть, что будет там, впереди. Это почему-то невыносимо больно – замерзшими дрожащими руками открывать следующую страницу жизни. Больно. До крика. До солёного привкуса во рту.
Он говорит что-то, и я невольно вздрагиваю, словно от испуга. Прикрываю глаза, сжимаю ладони в кулаки, поражаясь тому, как только одной фразой он способен задеть самые глубокие, самые чистые струны души. Не знал. Я сжимаю губы в одну едва заметную полоску и отворачиваюсь от него, поднимая глаза к потолку. Мне так хочется ему верить, так хочется принять его слова и забыть об этом, начиная жить дальше, отпуская прошлое и все ошибки, совершенные в нем. Но почему-то не получается. И все мои попытки безуспешны.
Снова вздрагиваю, когда его рука касается моей. Я отстраняюсь,  будто он сделал что-то недозволенное, перешел какую-то границу. Внутри тут же стало темно. И пусто. А ещё холодно. И руки дрожат. И ком в горле. И кто-то кричит надрывно в самом сердце.
-Не трогай. Не прикасайся. – Я, наконец, поднимаю на него глаза: слишком решительно, слишком резко, слишком открыто. Вижу в его взгляде эту высказанную, но никем не услышанную боль, просто потому, что именно я не услышала этого отчаянного крика, а я и не хочу слышать. Я не могу разделить с ним этой горечи, не могу помочь. Ему! Человеку, которому было достаточно едва коснуться пальцами моей руки, чтобы я в одно мгновение, в один шаг, пересекла разделяющее нас расстояние и укрыла в ровном биении своего сердца. А сейчас мой голос звучит так, будто мне противно даже то, что он просто находится рядом. А он всегда рядом, он здесь, будто не может быть нигде больше, он со мной, в каждом мгновении бытия. И мне хочется уйти, спрятаться от его взгляда, не чувствовать его рук просто потому, что сейчас он находится в опасной близости с душой, нанося ей глубокие, неизлечимые раны.
Меня передергивает от его просьбы. И я снова начинаю блуждать взглядом по комнате, смотрю на обивку дивана, на стену, на предметы мебели, куда угодно, но только не на него. Потому что он кажется мне чужим. И прикосновения его чужие. И голос. Я его не знаю. Я его боюсь.
-Я не ненавижу тебя! –Раскаленный возглас разносится по квартире, и я вскакиваю с дивана, отхожу на пару шагов, просто, чтобы быть чуть дальше от него. Полотенце быстрым порывистым движением летит на пол, а я обхватываю себя обеими руками. –Я не ненавижу… - Голос уже звучит спокойнее. Но это ненадолго. Это лишь слабая попытка разобраться в загнанных в угол чувствах, вывести рассудок из тупикового сознания, пока я мечусь в тугом пространстве безысходности и отчаяния, раздираемая изнутри тысячью эмоций, которые не могла разобрать. Они будто спутались в ком шерстяных ниток. И самой яркой из них была пульсирующая злость. -Пожалуйста, не подходи. – В моем голосе чувствуется страх, будто я думаю, что он может сделать мне больно, сломать, словно фарфоровую куклу, сильно сжав в руках и рассыпав в труху, почти в пыль. –И не пытайся себя оправдать. - Я проваливаюсь в апатию. Ничего не хочу и ничего не понимаю. Не хочу думать. Не хочу чувствовать. Кажется, будто задыхаюсь, захлебываясь в горечи, снова и снова упираясь взглядом в потолок, будто желая разглядеть так хоть какой-то знак, указывающий, что делать дальше, как быть.
Да, это его жизнь, его прошлое, которое я должна принять со всеми ошибками, со всеми острыми углами. Прошлое, которое я должна просто понять, и Нейта для него лучшим будущим.Но только, почему-то, это задевает слишком сильно, слишком глубоко. Почему-то я чувствую себя преданной, хотя на тот момент меня даже не было в его жизни в той мере, в какой я есть сейчас.
Закусываю губу, снова и снова заламываю руки, не зная, куда деть себя, чувствуя это страшное молчание неподвижности происходящих между нами перемен.  Почему за его ошибку должны расплачиваться мы оба? Пошатнувшимся доверием, которое, словно хрустальный шар, разлетелось на тысячи мерцающих осколков. Это угнетающей недосказанностью, показывающей, сколько же мы не знаем друг о друге и заставляющей меня теряться в догадках: кто передо мной. Откройся, покажись, но, пожалуйста, не рань больше так сильно.
-Я не ненавижу, я злюсь на тебя. –Впервые во мне огромным пятном чернеет такая злость к нему, словно черная дыра, засасывающая в себя все остальные чувства. Я не хотела его слушать, не хотела искать повода понять или простить. Впервые это чувство убивало всю любовь к нему. -А ещё мне противно. –Я снова с опаской перевожу на него взгляд. В моих глазах столько холода и отчужденности. Сейчас мне кажется, что всё рушится, я впервые жалею, что мы смогли преодолеть все барьеры между нами, жалею, что мы вместе. -Мне противно оттого, что мы пытались строить нашу жизнь на обломках твоих отношений с Лилиан. –Произношу её имя и чувствую, как внутри всё закипает, превращаясь в один сгусток боли и ненависти.- И я не ненавижу тебя, но ненавижу всё, что мы пытаемся называть нашей жизнью. Нашей с тобой. – Ненавижу эту квартиру, которая сейчас казалось тюрьмой, на пол которой ежедневно толстым слоем пепла оседала нежность под тихий шепот сказанных в темноте ночи друг другу слов. Ненавижу себя, за то, что не могу принять всё это и, яростно жестикулируя, хлопаю глазами над почти разбитой, разломанной жизнью. Нашей жизнью.

+2

6

http://funkyimg.com/i/24Rj1.gif
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -

"Не трогай. Не прикасайся." Эти слова, словно удары плетью безжалостного и бессердечного дрессировщика в самом страшном и пугающем цирке. Эти слова обжигают болью, оставляя ощутимые следы на его, будто бы даже душе, а быть может лишь в памяти. Но это не важно. Нейтан убирает свою руку, больше не пытаясь хоть как-то сгладить происходящее между ними. Он совершенно точно знает, что заслужил такую реакцию, хотя на деле не сделал, как ему кажется, ничего такого, что бы Эмили могла на него по настоящему злиться. Хотя он никогда не был особенно дальновиден и внимателен к окружающим, хотя безумно старался, но чаще всего не видел дальше своего носа, а если бы смог разглядеть что-то, то понял, причину злости девушки к нему. В каком то смысле она стала чем-то вроде замены, возможно она именно так сейчас и думала, и была бы даже права. Но Нейтан сам не расценивал это так, хотя ему было до обидного стыдно и страшно из-за всей происходящей ситуации.
Нейтан едва заметно отодвигается, чувствуя её ненависть, презрение, даже отвращение к себе. Ему тяжело дается осознание того, что единственная на данный момент в его жизни душа, которая могла бы просто простить его, даже она его не простит. А кто ещё? А больше никого у него нет, его семья не поймет и не простит, слишком близких друзей, которым он бы доверил этот секрет у него не осталось, никого у него как оказалось нет. Мужчина встает с дивана, более невозможно ему было сидеть рядом с Эмили и чувствовать её ненависть.
Он и не хотел подходить, все было ясно и по этому её возгласу и по интонации с которой он так просто уничтожала его, топтала, убивала. Он не думал подходить и что-либо пытаться сделать, просто стоял повесив голову, боясь посмотреть девушке в лицо, все было и так в её голосе.
И он все так же молчит, не будет он оправдываться, не сможет сказать что-либо ещё, при этом прекрасно осознавая, что это ей не нужно. И он ей будто бы уже не нужен, все перевернувшись развалилось и от этого обидней всего, потому что их отношения казались Нейтану идеальными, почти идеальными, ведь прошлое неотступно следовало за ним, даже если он сам этого не знал.
Ему все так же страшно поднять на неё глаза, он просто слушает то, что говорит ему Эмили. Он и подумать не мог, что она может быть такой, да что там, он вообще мало что видел вокруг себя, будучи таким счастливым лишь от того факта, что она рядом с ним, что она обратила своё внимание на него. Это было так странно, в первые месяцы казалось почти невероятным, сейчас же это кажется ему неправильным - не создан он для такой как Эмили, и вот сейчас она показывает ему это.
Каждое её слово, будто бы удар, каждое её обвинение вполне заслуженно, от каждой претензии Нейтан ощущает себя совершенным ничтожеством, не способным к нормальной, человеческой жизни. Быть может в этом то и вся проблема - то, что он не может нормально строить отношения, что он не понимает, что нужно женщинам, да что там, он вообще ни черта не понимает в этой жизни.
- Понятно. - Он наконец решается и поднимает глаза, растерянно наблюдая за лицом девушки. Она выразилась более чем ясно, он её услышал и принял её слова, даже наверно понял их. Но что теперь ему делать с этим, мужчина не знал. Он молчит какое-то время, все так же растерянно смотря на Эмили, раз за разом в голове прокручивая сказанное ею, и в итоге решается сказать следующее, - И что мне сейчас делать? Потому что я не знаю. - Он мотает головой, подтверждая свои слова, хмурится и выглядит побитым не только телесно, но морально в высшей степени. - Только скажи - я сделаю это.
"Только скажи и я уйду." Сейчас он уже не готов сражаться за их отношения, потому что Эмили вполне четка обозначило своё отношение к нему, к происходящему между ними. От этого чертовски больно, будто сердце его вырвали у него на глазах и растоптали, не жалея сил. "Только скажи и я сделаю всё."

[NIC]Nathan Eddington[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/24tn4.png[/AVA]

+1

7

[NIC]Emily Blake[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/24td1.gif[/AVA]
I had the strangest feeling
Your world's not all it seems

http://38.media.tumblr.com/810fea6f3a566b77d307745ed05a0e62/tumblr_mlzs84pjHq1rgqh2jo7_250.gif

Когда знаешь человека довольно долго, слова однажды перестают литься рекой, сплетаясь в неизбежно искренние и уютные признания, рассказы или истории. И тогда то, чем хочешь поделиться, что хочешь рассказать, так и не выражается словами, застывает где-то внутри. Просто настолько проникаешься жизнью человека, что кажется, будто и делиться уже нечем – всё и так общее. Да и чувства будто уже не такие сильные – они не волнуются штормовым океаном эмоций глубоко в душе, они не вырываются искрами наружу. Но они находят совершенно иной путь выхода наружу – через немые взгляды и слепые прикосновения. И тогда можно читать все нюансы настроения и эмоций по глазам и неосторожным движениям, по наклону голову или опущенным ресницам, по трепету губ или походке.
Но сейчас и этого не было. Я не понимала ровным счетом ничего, чувствуя себя загнанной в тупик. А Нейтана будто и вовсе не знала.  Нас разделяет всего пара шагов, а ощущение, будто целые километры. Мы не поднимаем друг на друга глаз, будто боимся увидеть в них что-то совершенно незнакомое, совершенно иное и… чужое, какую-то глубокую бездну, которая докажет, насколько далеки мы стали друг от друга всего лишь за одну минуту.
Он говорит, а я не хочу слушать, просто боюсь услышать в его словах совсем иной смысл и поэтому невольно ежусь и отхожу на шаг назад с каждым его словом. Его голос сейчас почему-то больно даёт по ушам, отчего в висках пульсирует острая боль. А когда наши взгляды встречаются, я теряюсь, чувствуя, как во мне взрывается страх немыми брызгами крика.
Молчу в ответ на его вопрос, не зная, что отвечать. Ощущение, будто я застряла на мосту между мной и Нейтаном, и хочу протянуть к нему руки, умеющие любить, но сейчас затекшие в неподвижности, хочу что-то сказать, но выдаю лишь еле уловимый вздох, будто осипший от молчания. Я хочу, но не знаю как. А поэтому стою неподвижно и не опускаю глаз, в которых затерялся опустошенный болезненный взгляд, и смотрю на Нейта открыто, почти смело, будто пытаясь найти в них что-то родное, давно знакомое. Я мечусь от мысли к мысли, боюсь подобрать неправильные слова, боюсь так и остаться посреди этого моста, так больше и не коснувшись человека, который стал для меня всем, боюсь, что этот разговор может стать точкой. А он стоит и ждет, будто действительно думает, что я смогу выбраться из всего, свалившегося на нас сейчас одна, без него.  Меня будто рвёт на части, ровно напополам. Я не знаю, что делать и как поступить правильнее: уйти навсегда, так и не приняв его прошлое, которое, почему-то задело до глубины души или пытаться идти вперёд вместе, перешагнув через это. Я больше не знаю, что будет дальше и что будет с нами, с этим мы, которое звучало так гармонично, почти идеально. Но одно я знаю точно:
-Я не хочу тебя терять. – Это единственная, заглушившая нелепую гордость,  правда, которую он должен сейчас знать. Это единственное, что в темноте этой ночи, взявшей в плен дыхание и разум, ещё держит меня на плаву, позволяет хвататься за его взгляд, как за единственный спасительный прутик. Это та единственная правда, которая победит страх находиться рядом с ним сейчас. –Я всё боюсь, что однажды ты уйдешь молча, исчезнешь без слов или бросишь в тишине короткое «прощай», поставив на будущем огромный знак вопроса, даже не думая, что я всё равно буду ждать твоих шагов за дверью. - Я говорю и не замечаю, как голос становится всё громче, а взгляд всё смелее. Не замечаю и того, что по щекам текут слезы. Я правда боюсь, что однажды он уйдет, не оставив за собой ничего –  ни памяти, ни сожалений, ненависти или воспоминаний, решительно закроет дверь, беспощадно убивая надежду. И сейчас я столько хочу ему сказать, он столько должен услышать. Но мысли путаются, и думать тяжело. –А сейчас только и остается смотреть на тебя, осознавая, что всё катится к чёрту и что я уже ничего не смогу сделать, не понимая, чего ты хочешь: разделить со мной свою жизнь или разделить мою напополам… -Но от слез дышать снова становится тяжело и я замолкаю, обрывая эту фразу.
Закрываю глаза, чувствую, как слезы стекают ручейками на шею, вытираю их тыльной стороной ладони и делаю глубокий выдох.  Сердце в груди бешено колотится, и не хочется открывать глаза, не хочется задавать вопрос, который сидит комом в горле уже который месяц, мучая и изводя сознание.
-Я люблю тебя, но почему мне всегда кажется, будто этого мало?
Ответь мне, и это решит всё. Ответь и, может, это станет точкой.

This is never gonna go our way
If I'm gonna have to guess what's on your mind

+1

8

Нейтан ненавидел ситуации, когда ничего не ясно, когда все это связанно с чувствами и эмоциями, с межличностыми отношениями. Как было бы проще, не существуй таких проблем, как жить стало бы легче и проще. Хуже всего было то, что мужчина совершенно не знал, как вести себя в такие моменты, что говорить и что делать. У кого-то есть талант к таким разговорам, кто-то с легкостью даже из самой большой проблемы делает маленькую неурядицу, решить которую проще простого. Но для Нейтана все это тяжело, он никогда не знал и не умел вести себя правильно в такие моменты. Вот и сейчас ведет он себя странно, неуклюже и угловато, явно не так, как должно бы, но как нужно он не знает.
Он задает этот вопрос в надежде на то, что Эмили ответит. но ответом ему служит лишь тихий сдавленный вздох, от которого не легче, он не понимает, а лишь напротив все усугубляет. После этого вздоха он ждал от неё лишь самое худшее, что-то вроде - "Уходи. Ты мне не нужен" или "Уходи, я ненавижу тебя". Это было бы вполне правильно и уместно, с одной стороны, но с другой стороны совершенно не справедливо - ведь то, что произошло, та правда о которой они сегодня узнали не должна разрушать их отношения, такие какие они есть сейчас. Так от чего Нейтан ощущает себя до ужаса виноватым, почему хочет, что бы девушка решила все сама и вместо этого не говорит ничего в свою защиту?
Её слова заставляют удивленно взглянуть на девушку, Нейтан ничего не понимает, он сбит с толку. Всего каких-то пять минут назад она была готова разорвать его в клочья своей ненавистью и презрением, а сейчас перед ним стояла вновь все та же Эмили, которую он любит и которой он дорожит. Это выбивает из колеи похлеще жестких слов брата и его кулаков, Нейтан теряется в этом мире, не понимая что происходит и реально ли все это. И слова её слишком красивые, слишком странные для всей этой ситуации. Нейтан порой не может понять, что Эмили нашла в нём? В совершенно обычной, ничем не примечательной личности, в то время как сама она была слишком прекрасна для него самого. Эти вопросы мужчина душил в самом зачатке, так как не хотел терять такое сокровище, что появилось в его жизни. Это было неожиданно и потерять такой подарок судьбы было бы слишком беспечно.
Она плачет, а он все ещё помнит, слова "не подходи ко мне". Он и не подходит, он даже не хочет этого - боится. А она все говорит и говорит, не может перестать уничтожать его каждым своим словом, слишком прекрасным для того, что бы они были обращены к нему. Нейтан считает, что не заслужил такого и сейчас у него была очень веская причина оборвать их связь, наказать себя в первую очередь, но в то же время растоптать и Эмили. Было бы все проще, растопчи она его, но этого не случится. Не таким образом, не по этому поводу.
- Я не понимаю тебя, - голос звучит нелепо и некрасиво, с хрипотцой и непониманием. Голос потерпевшего крушение и выжившего из целой толпы таких же как он, но выжил лишь он один, теперь он один там, где больше никого нет и придется переворачивать этот мир самостоятельно, делает его самостоятельно, а это страшно в первую очередь из-за незнания. - Что ты хочешь сказать этим? Эмили, я правда не знаю, чего ты хочешь от меня. - Будто бы боится произносить каждое слово, которое дается ему с большим трудом. Что она хочет сказать всем этим? Почему она не говорит все прямо, почему он не может понять что она чувствует и чего хочет.
Они такие разные, так почему они все ещё вместе?
- Но я люблю тебя, ты ведь понимаешь это?
"Люблю тебя", но что это? Что это за чувство такое любовь? Есть ли какие-то измерения для него, что бы определить что это именно она, та самая, о которой говорят так много, но понять которую почти невозможно.

[NIC]Nathan Eddington[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/24tn4.png[/AVA]

+1

9

[NIC]Emily Blake[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/24td1.gif[/AVA]

http://funkyimg.com/i/25E3s.gif

http://funkyimg.com/i/25E3r.gif

Тихим эхом по комнате разносится тяжелый вздох, ударяется, словно плотный резиновый мяч о стены и возвращается обратно, наполняя собой опустевшее тело, расплескавшееся огромным морем, потерявшее чувства_капли и уже не чувствующее почти ничего, ни боли, ни печали, ни даже этой пустоты, которая заполняла всё внутри. Ничего. Абсолютный ноль. Это странное, даже пугающее ощущение, которое будто заковывало  кости в суровую зиму, было неописуемо притягательно. Ведь отстраниться от этого всего, от всех проблем, неурядиц,  и ничего не чувствовать или хотя бы сделать вид, что ничего не чувствую,  было бы самым простым решением.
Самым простым, но самым неправильным. Самым нечестным по отношения к себе самой, по отношению к Нейтану, ко всему тому, что нас объединяло, из-за чего противоположности становились одним целым. Или должны были стать. Эта мысль не дает покоя, буравя сознание огромным знаком вопроса.
- Я не понимаю тебя. –Я лишь усмехаюсь с печальной улыбкой на губах и вытираю слезы с щёк тыльной стороной ладони достаточно грубым и резким движением, никак несвойственным мне. Но такую реакцию вызвали вовсе не слова Нейтана. Причина была в том, что я сама уже ничего не понимала. Где правда, к которой мы оба должны идти, а где ложь. Где настоящие чувства, а где лишь усталость выдает слабые подобия за живые эмоции. В голове каша из тысячи мыслей, похожая на ту, которая покрывает улицы в первые дни весны после сильного снегопада. Хочется оставить всё, как есть, убежать от этого, закрыть глаза на столь важные проблемы, ибо нет уже сил решать что-либо, а из-за этого окутывает страх сказать или сделать что-то неправильно, усугубить всё, будто нажав на кнопку саморазрушения. Может, и правда будет лучше оставить всё, как есть, а потом постараться забыть, стереть из памяти все воспоминания и любые ниточки, ведущие к Нейтану, оставить всё в прошлом и его – тоже. Может, так будет проще. Может, это именно то, что нужно нам обоим просто для того, чтобы не мучить друг друга хотя бы сейчас, в момент, когда мы на все смотрели другими глазами, когда мир открывался с другой стороны.
Я слушаю его. Наконец, понимаю, что мы в совершенно одинаковой ситуации. Я – неспособная разобраться в стол смешанных чувствах, ушедшая в них с головой, словно в какие-то дебри, и он – случайно оказавшийся рядом, кого я будто утянула за руку за собой в этот мрак, и запутала этим лишь больше.
-И я не понимаю. И не пойму. Без тебя.- Хочу, чтобы он понял лишь одно: что я отчаянно в нем нуждаюсь. И что без него не справлюсь, не осилю, не перешагну через всю эту боль, скопившуюся мусором в душе. Без него мир потеряет краски, а мир изменится и сузится до размеров точки. Поэтому отчаянно боюсь его потерять, поэтому сейчас так хватаюсь за его взгляд, будто пытаясь отыскать в нем что-то знакомое, родное, а натыкаюсь лишь на острые камни прибрежных скал.
И сейчас хочу лишь одного – помощи, этой протянутой руки навстречу –единственной, которой могу довериться, за которую могу схватиться, зная, что не сорвусь. И сейчас жду от него хоть какой-то прозрачный намёк на то, что всё не зря. Хотя бы какой-то пустая мелочь, хоть что-то, что поможет не упасть, успокоить эту горечь внутри, начинающую снова течь по щекам слезами, остановить эту обволакивающую все живое пустоту.
Обессилено опускаю руки и поднимаю на Нейтана уставший, опустошенный взгляд. Кажется, впервые за весь этот разговор, впервые за всё то время, что успело пройти после прихода Итана, в нем не чувствовалось той осторожности и опаски, с которыми я смотрела на Нейта ещё пару минут назад. Хотелось верить, будто до счастья – руку протянуть, что горечь проиграла этот бой с тяжелым непониманием самых простых слов, что всё выговорено и услышано каждым из нас. И хотелось плюнуть на всё, лишь буркнуть тихое : «Поздно уже, пошли спать.
Но вместо этого стою, будто выжидаю чего-то и уже вовсе не боюсь смотреть на Нейта простым открытым взглядом. Когда он задает свой вопрос, я замираю и все продолжаю смотреть на него, не произнося ни слова, будто не услышала его. Я теряюсь, не понимаю, могу ли довериться ему и сейчас, как доверяла сотни раз до этого, могу ли поверить в искренность его слов. Понимаю, что не могу зацикливаться на этом дольше минуты. Достаточно. С меня хватит. И с этой мыслью я будто сбрасываю с себя все охватившее меня оцепенение.
Чувствую, что в глазах снова стоят слезы, и душит ком в горле, не давая произнести ни слова, поэтому я лишь сжато киваю, сильно закусив губу, пытаясь не расплакаться. Поддавшись какому-то неизвестному порыву срываюсь с места и преодолеваю расстояние между нами в пару быстрых шагов. Наконец, ровняюсь с Нейтаном и утыкаюсь ему в грудь лбом, прижав ладонь к губам, будто боясь перейти на крик. Чувствую себя последней дурой и поэтому никак не могу поднять на мужчину обеспокоенный взгляд. Я, всё-таки, срываюсь, отпуская все чувства, позволяя им выплеснуться наружу, содрогаясь в немых рыданиях, понимая, что всё, что мне было нужно – это почувствовать его тепло рядом, прижаться к нему, спрятавшись от всех бед. Дышать тяжело и приходиться бороться за каждый новый глоток воздуха, чтобы произнести самых простых два слова:
-Прости меня.

+1

10

Ненавидеть женские слезы это так естественно - потому что не знаешь, что делать или что говорить. Единственная реакция, что за свою жизнь успел выработать Нейтан, это подойти и обнять, успокоить хотя бы так, если слова не идут на язык. Но сейчас то единственное, что он знал - не мог сделать. Ведь Эмили четко сказала - "Не подходи ко мне!" Он и не подходит, стоит и просто смотрит, своим отупленным болью и безысходностью взглядом. Он ничего не понимает - ни чего она хочет, ни чего ждёт. Слова её расходятся с делом и это просто таки кошмар. В конце концов Нейтан Эддингтон никогда не был особо умным, ни в по жизни, ни в науке, ни даже в простых межчеловеческих отношениях. Играть в хоккей так просто - ты делаешь всё, от тебя зависящее, тренируешься не жалея сил, и взамен получаешь, обычно получаешь, то к чему стремился - к забитым шайбам, к поддержке болельщиков и просто к хорошей и качественной игре. Много ума для этого не нужна - много ума даже мешает игре. Только вот в жизни не все так просто.
Вздыхает в неизвестности что же ему делать. Он тоже ничего не мог понять без неё, а она то ли не хотела помогать ему, то ли просто не могла. С этим нужно было что-то делать, иначе если они не решат все сегодня, прямо здесь и сейчас, то все будет кончено. И вот, она вновь плачет. Так ужасно, так грустно и беспомощно.
Пытается донести до неё свои чувства, но куда уж там - обличая в слова, то что живет на сердце, так глупо и ничтожно, никогда не сравнится с живущим внутри. "Люблю тебя" - так наивно и глупо, будто бы ему тринадцать лет. Он все так же боится подойти, все ещё помня резкие слова "Не подходи". А может и потому, что действительно чувствует свою вину, а может и недостойность себя быть рядом с Эмили. Прошедшие месяцы были сказкой, а сказок не существует - этому учит жизнь и вот она вновь напомнила им об этом.
Эмили не отвечает, вместо этого она меняется прямо на глазах, и если Нейт не сможет сказать в чем выразилась эта перемена, но он точно знает что она была. А после вновь слезы в глазах. Нейтан ненавидит женские слезы, в который раз убеждается и думает о том, как было бы проще без них. Не успевает эта мысль исчезнуть в лабиринте его сознания, как Эмили в несколько шагов преодолевает расстояние между ними и делает то, чего не хотела от него. А может и хотела, просто сказала не то, что думала.
Мужчина обнимает любимую, сначала очень осторожно, будто бы птицу, а когда Эмили в его руках начинает беззвучно рыдать - обнимает сильней, привлекая в свои объятия, уже даже не страшно и слезы не пугают, ведь теперь он знает что делать. - Всё хорошо, не плачь, - сам того не понимает, но в голосе появляется улыбка, становится легче дышать, мысли злые и неприятные покидают его разум и жизнь уже не кажется невыносимой, ведь у него вновь есть человек, ради которого стоит. Стоит жить, стоит бороться, которого стоит любить зная, что это все будет не за зря. - Всё хорошо. - Повторяет вновь, качая головой - нет, ему не за что прощать её, это она должна простить. Пусть даже это было неосознанно, но Нейт обидел Эмили и этого факта не стоит избегать. Хотя возможно никто и не виноват и вся эта ситуация нужна была лишь для того, что бы раз и на всегда решить данную неприятную и щепетильную ситуацию, отпустить её и идти в жизнь с чистой совестью и более никакими неожиданностями, что могут так жестоко разбить всё, что дорого.
- Пойдём спать? - Спустя какое то время, когда Эмили уже успокоилась, спрашивает мужчина. Уже слишком поздно, они разбиты морально, да и физически тоже, им нужен отдых. Пусть все переживания и волнения останутся в этом дне, а завтрашнее утро начнется светло, возможно от части грустно, но все таки хорошо. И они чуть позже решат, что им делать в сложившейся ситуации, но это должно быть не импульсивное решение, а взвешенное и обдуманное. А значит не сегодня и не завтра. Всем нужно время - и им в том числе.
Завтра и правда станет легче. А сегодня пора спать.

[NIC]Nathan Eddington[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/24tn4.png[/AVA]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » all what was right is wrong