vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Квест: "Спецоперация"


Квест: "Спецоперация"

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники:
Augusto A. Andretti
Sara Fisher
Philip Plein
Nickolas Russo
Bridgette Van der Berg
Bianca Torres
Sonya Blade
+Шерон, Анна и еще несколько членов мафии.
Место:
Полицейский участок, улицы, закрытый клуб "Роял Плаза", дом семьи Донато.
Погодные условия:
Конец мая, тепло, даже душно. Воздух тяжелый, собирается гроза.
О флештайме:
Дела в полицейском участке идут не очень хорошо. Преступность бушует, горожане насторожены, а несчастные полицейские не знают, что делать.
Игрок #1 собирает совещание. Он и его коллеги, как никто другой, обеспокоены сложившейся ситуацией. Полиция пытается придумать, что же делать. Все упирается в отсутствие информации – это главная беда департамента охраны.
Тем временем детектив Игрок #2 задерживается. Весьма интересно, почему же? Я расскажу Вам. Он имеет довольно полезный разговор с Ксенией Онатопп. А та, девушка, которая работает на того, кто больше заплатит, рассказывает Игроку #2 о собрании мафии, что будет происходить завтра в клубе «Роял Плаза». Кажется, там будет проходить нечто незаконное, о чем Ксения с радостью сообщает Игроку #2. Зачем? У нее свои мотивы, не стоит пытаться понять Онатопп.
Игрок #2 на всех парах летит в участок, сталкивается с ... (Игрок #8), которая тащит домой очередную украденную вещичку (на выбор, дорогая статуэтка или нечто ценное, что легко можно разбить). Вещь лежит в сумке, сумка падает из рук, вещица – в черепках. Игрок #8 делает каменное лицо, Игрок #2 преисполнен сожаления. Он ведет девушку в кафе, там знакомится с ней, потом сообщает, что он работает в полиции, а на кону – крупное дело. Игрок #8 настораживается. Она прощается с Игроком #2 и летит в дом Донато.

Тем временем…
В клубе «роял Плаза» готовится шикарный вечер. Сюда приглашена вся мафиозная верхушка, тема вечера: обсуждение коллекции ценностей, что приезжают в Сакраменто из музея изящных искусств в Бостоне. Виторре очень интересует Малая Бриллиантовая корона королевы Виктории. Она не является самым дорогим экспонатом в музее, но ее очень хочет получить Игрок #3, который тоже приглашен на «междусобойчик». Для этого и собирается вся компания, Виторре нужен исполнитель, вот он и зовет всех.
Игрок #2 прибывает в полицейский участок. Он сообщает Шэрон и Игроку #1 планы мафии, те приходят в восторг. Такое дело – возможность пересадить всю мафию за решетку. Игрок #1 и Шэрон начинают готовить агента, что пойдет на встречу (Игрок #4).
И вот настает день Х. В клубе «Роял Плаза собрался весь цвет мафии, здесь же босс с женой. Игрок #4 внимательно осматривает помещение, его ушки на макушке. Неподалеку от клуба в фургоне засели полицейские.
Наконец Виторре выбирает исполнителя – это Игрок #5, Игрок #6, Игрок #7. Вечер подходит к концу, полиция потирает руки. Они знают день и час, когда будет совершено ограбление. Знают они и человека. Остается ждать.

+2

2

Жаркий майский день, солнце нещадно палит всё живое: вянет трава, люди едва выходят на улицы, а если и выходят, то предпочитают одевать минимум одежды. Август бы сейчас с удовольствием оделся во что-то более лёгкое из льна, но работа и дресс-код не позволяли этого, поэтому с самого утра он «парился» в классических чёрных брюках, хлопковой белой рубашке и душившем его галстуке, позволив себе лишь слегка закатать рукава, чтобы совершенно не сойти с ума от невообразимой жары. И вот сейчас, в одиннадцать часов, солнце как нарочно ослепительно светило в огромные окна зала для совещаний, нагревало мягкие стулья и огромный дубовый стол посередине. Как только шеф вошёл в это помещение, на него дохнуло жаром так, что он по первости попятился обратно, чувствуя, как обжигающий воздух заполняет лёгкие, а лишь затем спешно включил кондиционеры на полную мощность, пожалев, что здесь нет штор, а в другие помещения недостаточно большие и не имеют кондиционеров. «Надо потребовать денег с муниципалитета, а то тут работать невозможно». Андретти поморщился, представляя, что придётся заполнять кучу бумаг и разъясняться перед мэром: не любил он эту волокиту. Вот работа департамента заботила его гораздо сильнее, отчасти потому что с приходом такой невероятно душной погоды, от которой в последнее время он начала кашлять, практически никто не мог толком раскрыть ни одного дела, прежде чем получить за это нагоняй. Отчасти это можно было бы списать на неподходящие условия труда, отчасти на положение дел в полиции: многие штатские и засланные шпионы в мафию прежде удачно доносили информацию, сейчас же этот поток практически прекратился: многих вскрыли, кто-то решил попросту ехать из города, чтобы не работать с копами, некоторые отказывались работать и приходилось с ними беседовать, что отнимало порядочное количество времени. Шеф подошёл к столу и положил толстую чёрную папку перед своим стулом: солнце будет неминуемо нагревать спину, но так он будет лучше видеть лица собравшихся. Беглый взгляд скользнул по небольшим бутылочкам с водой, стаканам и телефону по середине, потянув который за шнур и нажав на кнопку вызова, он связался с секретаршей и попросил собрать людей из списка, отданного её днём ранее. «Вода теперь, наверное, как кипяток». Андретти передумал пить минералку, и отошёл к окну с намерением как-то скоротать время, ожидая подчинённых и коллег.
   Август внимательно смотрел в окно в течение нескольких минут, пока зал для совещания медленно заполнялся одними из самых талантливых полицейских и руководителей отделов, а также парой-тройкой умелых криминалистов и детективов. Всё это время шеф полиции, казалось, безмятежно рассматривает стоянку машин перед зданием департамента, но на самом деле лицо его было хмуро и выражало исключительно то, что он в настоящее время судорожно думал о положении дел в городе: криминал бушевал, дела стояли на мёртвых точках, раскрываемость — низкая, а информаторы, как нарочно, пропадали, офицеры в такую жару вконец разленились и не могли распутать даже дела о мелких грабежах, не говоря уже об убийствах. Мужчина постучал костяшками по крепкому двойному стеклу и вздохнул. Шум за спиной был приглушённым, но в основном речь шла совершенно не о делах, а о личных вещах, почему босс недовольно поморщился и не спешил поворачивался. Он также как и другие не любил взбучек, а уж тем более устраивать их и носить звание тирана практически каждый месяц года после вот таких совещаний, но всё-таки именно после таких «разговоров» дела  сдвигались и полицейские поднимались с места, чтобы раскрыть хоть что-то. Андретти оттягивал время, чтобы хоть как-то избежать этой неприятной процедуры и как можно позже превратиться в деспота в глазах коллег и подчинённых. Мужчина провёл рукой по лбу и почувствовал на пальцах оставшуюся влагу: пот, который заставил его неприязненно поморщиться и резко развернуться на каблуках, чтобы начать совещание. Люди, собравшиеся за круглым столом притихли и внимательно посмотрели на шефа, по крайней мере так ему показалось. Он обвёл собравшихся суровым взглядом из-под сошедшихся и нахмуренных бровей и размеренно постучал кончиками пальцев по дубовому столу, что было излишним, потому что тишина уже воцарилась, но оттягивать трудный разговор всё равно меньше не хотелось, хотя уже не было возможности: все осознавали почему и зачем здесь собрались. Солнце за окном бьёт в глаза полицейским, отчего для Андретти отчётливо видны каждая черта лица любого человека, так что ложь будет уличить нетружно в случае необходимости, а само его лицо скрыто в тени, что даёт ему лишнее преимущество...
- Где лейтенант Плейн? - Андретти внезапно чуть наклонился к Шерон, которая сидела как раз справа от него, - мне казалось, я его приглашал. - Шеф нахмурился, но затем так же резко выпрямился и, слегка облокотившись ладонями о край стола, обратился уже ко всем.
- Принимая во внимание уровень вашего IQ, мне не нужно объяснять причин, по которым мы все здесь сегодня собрались, - он на секунду замолчал, затем закинул руки за спину и неторопливо начал обходить стол, не пропуская глаза каждого члена совещания, - но для особо одарённых, я всё-таки сообщу, что в участке раскрываемость дел стала крайне низкой. Кто-то из вас скажет, что всё дело в недостатке информации, но я отвечу, что, пользуясь даже ещё меньшим набором, многие из вас раскрывали дела играючи. Раньше, - пауза, чтобы набрать побольше воздуха, перед тем как повысить тон и потратить порцию нервов: брови ещё больше нахмурились, а черты лица напряглись, губы сжались в тонкую полосу, придав Андретти в общем вид готовящегося к нападению удава, прежде гревшегося на солнышке. - В связи с чем у меня в последнее время возник один единственный вопрос. Какого чёрта? - он остановился на другом конце стола от того места, где начинал идти, так что солнечные лучи ударили ему в лицо, заставив ещё больше сощуриться и исказить каждую черту лица. Шеф поспешил отойти с этого места, чтобы солнце так больно не резало глаза, учитывая, что со временем они всё больше и больше были чувствительны к свету из-за его привычки работать в полумраке. Андретти расцепил руки и снова задумчиво постучал по столу и уже более быстрым шагом обошёл остальную половину стола и рухнул на мягкий стул, скрестив руки на груди, которую обжигал жаркий воздух в помещении. «Почему кондиционеры не работают?»
- Так что, мы будем сидеть и ждать, пока информация сама поплывёт в нам в руки, или будем пытаться раскопать её и прижать преступников к стене? - помолчав немного, поинтересовался у собравшейся команды Август, осматривая каждого полицейского. - Хорошо, - вздохнув и облокотившись о край стола, начал шеф, - есть какие-то предложения? Хотя бы оправдания? - он нахмурился и уставился на бутылку с водой прямо напротив неё, словно удав. «Эта жара плавит моим подчинённым мозги».

+4

3

Отвратительная жара. Примерно так Шерон могла описать погоду, стоявшую на улицах Сакраменто. Но даже такое отношение к палящему солнцу бледнело и меркло на фоне того, что сейчас, оставив все свои дела, Реймонд спешила на совещание, которое собирал шеф полиции. По правде сказать, женщину удивил тот факт, что потребовалось присутствие рядового лейтенанта, обычно в таких совещаниях участвовали начальники подразделений, которые уже и доносили информацию до подчиненных. Но с шефом не поспоришь, а потому, полная энтузиазма и любопытства, Шерон подымалась на нужный этаж, к конференц-залу. На удивление около входа в помещение стояли и другие рядовые офицеры, занимающие звания гораздо ниже начальника подразделения и даже капитана. Правда, никто из присутствующих так и не смог сообщить о том, по какой причине все здесь собрались. Через несколько минут худенькая девушка болезненного вида пригласила офицеров пройти внутрь. Все тут же начали занимать места. А вот Шерон немного отвлеклась, пройдя вглубь зала к концу стола. А ей так не хотелось сидеть прямо около шефа, под горячей рукой, так сказать.
- Оу, неа, - произнесла Шерон, резко разворачиваясь. Но женщина тут же врезалась в другого коллегу, который с самодовольной ухмылкой занял последнее дальнее место. - Черт, - обреченно прошептала Реймонд, без особого энтузиазма садясь по правую руку шефа Андретти.
Тот незамедлительно начал свою речь, изначально обратившись к лейтенанту. На вопрос о присутствии Плейна, той не оставалось ничего, кроме как пожать плечами, рискуя вызвать гнев шефа. Ведь именно Реймонд является связующим звеном между офицером под прикрытием и полицейским участком. Но раз сказали прийти – значит придет, вопрос времени. Ну а дальше понеслось. Шерон не испытала особого восторга от услышанного, напротив, она напряглась, готовая в любой момент встать на сторону коллег, что называется, ее уровня, коллег, которые рискуют жизнью каждый день, ради спокойствия этого города и неблагодарных горожан. Легко говорить о статистике, легко говорить об информации и осведомителях, гораздо труднее – определиться с действиями в рамках закона и своих полномочий. Привыкшая к оперативной работе, Шерон лучше других понимала, какая это непосильная задача, и как усердно работают другие детективы, порой забывая об отдыхе, забывая о своих семьях. Ну что делать, если информаторы не коляться? Не избивать же их, в конец концов. Впрочем, Реймонд, конечно, предпринимала такие действия и они приносили свои плоды, но если говорить о законных методах – иногда офицеры были просто бессильны. Сейчас хотелось встать и высказать все накопившееся нецензурные слова о сложившейся системе правосудия, но Шерон продолжала сидеть и слушать слова, которые любит толкать каждый начальник. Видимо, мы совсем в тупике, - мысленно заметила женщина, отмечая для себя тот факт, что низкой статистикой участка заинтересовался уже и сам шеф полиции. Впрочем, не желая выслушивать дальнейшие выпады в сторону коллег, Шер все-таки позволила себе вставить слово, чего не осмелился больше сделать никто из присутствующих.
- Жара…, - задумчиво постукивая ручкой по столу, саркастично протянула женщина, посчитав, это единственным верным оправданием. – А если серьезно, - она подняла голову и посмотрела на Андретти. - Наш участок отвечает за самые криминальные районы города. Нет ничего удивительного в том, что наша статистика хуже, чем в том же северном подразделении или южном.
Некоторые из начальников склонили головы в знак согласия, другие же, смотрели на лейтенанта, как на ненормальную, решившую поспорить с шефом (или, вернее, высказать свое мнение). Им-то проще сказать «да, мы все исправим», а потом сидеть и плевать в потолок, легкими пинками подгоняя подчиненных и перекладывая на них всю ответственность, как за действия, так и за последствия. Шерон же, знала о чем говорила, она, так сказать, видела ситуацию изнутри, работая с людьми, которые действительно что-то делали, предпринимали реальные действия ради искоренения преступности, причем, в ущерб собственной безопасности. 
- Нам не хватает людей, нам не хватает информации, - помня замечание шефа по этому поводу, Шер сразу же махнула указательным пальцем, как будто прося минутку на пояснение. – Информации действительно не хватает. Я работаю на улицах больше 10 лет, - Реймонд повернулась к другим присутствующим, чтобы и до них дошла эта мысль, - люди меняются. Тюрьма уже никого не пугает, им проще отсидеть 3 года, чем начать сотрудничать с копами.
Шерон пожала плечами, подтверждая свою точку зрения. Закон связывал офицерам полиции руки, каждые пять лет какой-нибудь суд обязательно принимал решение о лишении полицейских тех или иных полномочий. Так как же действовать? Многие могут задаться вопросом: как это умудряется делать Шерон, ведь даже на этом фоне, раскрываемость ее преступлений крайне высока. Но ответ прост: она не следовала правилам, не следовала законам, потому и приносила участку заветные циферки в статистике. Но так нельзя, другие работали иначе и вот результат.
- Работать больше уже невозможно, - протянула женщина, снова начав постукивать ручкой по столу. Уж она, мать, которая могла не видеть своих детей по два-три дня, это понимала. – Нам нужны люди. Это единственное решение, которое я могу придумать.
Так уж вышло, что на одного детектива приходилось около пяти убийств, плюс ограбления, хулиганства и прочая мелкота. Можно было бросить все силы в одно русло, показать прессе какие копы крутые, но кто будет заниматься остальными расследованиями?  Поэтому Шерон и считала, что недостаток кадров – главная проблема.
Фух, жарковато, - заметила женщина, посмотрев наверх в надежде увидеть хоть что-то наподобие кондиционера. 
- А вообще…, - отвлекаясь от поисков свежего воздуха, произнесла Реймонд, - в первую очередь стоит обратить внимание на организованную преступность. Уличные банды, мафия… В Сакраменто именно с ними связаны многие преступления.

+3

4

Это становилось с каждой минутой всё более и более невыносимым, сводило с ума и заставляло отвлекаться. Краем глаза шеф уловил, как от самого горлышка бутылки до поверхности стола медленно скатывается капелька воды, облизывая каждый изгиб сосуда. У Андретти моментально пересохло во рту: нестерпимо захотелось выпить воды, потому что к такой душноте и жаре он не привык и никогда не привыкнет. Сакраменто — хороший город, но своим климатом он убивает уроженца европейской страны. Мужчина провёл по лбу тыльной стороной ладони, ощущая, как капельки пота собираются на коже руки. «Надо сосредоточиться,» - эта мысль уже несколько минут пульсировала в голове и изводила его, в то время как сам череп был раскалён до предела. Собравшись, мужчина повернулся в полоборота к заговорившей с энтузиазмом Шерон. Кроме того, все остальные глаза слушателей были также обращены именно к ней, что лишний раз свидетельствовало о её весомом весе в коллективе. Андретти как-то автоматически нахмурился, принял более серьёзный вид и тщательно проследил за цепочкой мыслей лейтенанта. Как было заметно невооружённым глазом, женщину тоже заметно мучила погода. Кажется, сегодня вряд ли удасться целиком погрузиться в работу, скорее, он подхватит тепловой удар, сидя спиной прямо к солнцу. Шеф нетерпеливо постучал пальцами по столу и снова глянул на бутылку с водой, как назло, стоявшей так близко. Казалось бы, что в этом такого: выпить немного воды, но выпив хоть глоток такую погоду, захочется ещё, вода плохо утоляла жажду, зато холодный чай сейчас был бы очень кстати.
- Нет, - Август выпрямился на стуле, но продолжил сидеть, слегка повернув корпус к Реймонд, - нет, тот факт, что у нас достаточно криминальный район не даёт нам права иметь более низкую статистику раскрываемости, чем где-либо ещё. В конце концов я работаю с вами, а не с каким-то другим районом, потому что там легче и меньше работы. А если бы у нас было больше людей, то качество работы от этого не увеличилось, если уж говорить непосредственно о полицейских, - шеф оглянулся на всех присутствующих, - то тогда нужно говорить и об увеличении профессионализма, а не количества ничего не делающих людей. Кроме того, причины, по которым многие люди не служат в полиции лежат прямо перед вами и только что они были названы самим лейтенантом Реймонд: низкая раскрываемость. Люди всегда хотят идти в лучшие учреждения, а не работать с теми, кто, как показывает статистика, а с ней мы ничего поделать не можем, потому что она не показывает гражданам города долю преступности непосредственно в нашем районе в отличие от других. Если уж говорить о полиции в общем, то часто неадекватное поведение и непрофессионализм в глазах возможного будущего служителя закона выглядят отталкивающе. Так давайте начнём с себя, а не с тех людей, которые не хотят с нами работать, - жара явно действовала на нервы, потому что Андретти к концу речи совсем распалился, не выдержал и всё-таки вскрыл нагретую бутылку с водой, хлебнув два больших глотка и едва не поперхнувшись от спешки. Поставив тёплую воду с противным вкусом обратно, шеф встал с места и отошёл в тень, ощущая, насколько сильно нагрелся его затылок, пока он сидел спиной к стёклам. Ему повезло, что не дошло до теплового удара. Потерев макушку и засунув сжатые кулаки в карманы, Август прислонился к холодной стенке, на которой у потолка висел кондиционер и с наслаждением втянул более-менее свежий и прохладный воздух. Остужаясь таким образом постепенно, он продолжил.
- А вот насчёт информации лейтенант действительно права, её действительно мало, и не только потому что люди как-то меняются. У нас были и взлёты, и падения, численность источников то ширилась, то снова уменьшалась, десять лет: достаточный срок, чтобы ребёнок уже пошёл в школу, но недостаточный, чтобы стал подростком и начал менять свои взгляды, - он слегка покачал головой. - Это я к тому, что, опять-таки, с информаторами нужно плотно поработать. Предлагаю начать именно с этого, потому что с большим количеством информации дела пойдут успешнее, это понятно, - Андретти внезапно покосился на лейтенанта, усердно защищавшего своих коллег по званию. «Да, в любом случае по её озвученным теориям начальство поголовно протирает коленки, пока полицейские пашут. Кто-кто, а она помнит, что я предпочитаю засыпать не над бумагами в офисе, а в очередном разъезде по местам преступлений». Андретти ухмыльнулся, вспоминая дело с китайской триадой, но тут же подавил в себе эту мимолётную отвлечённость от дела, на котором он так долго пытался сосредоточиться.
- Даже если я приведу сюда кучу свежего народа, они будут настолько зелены, что устроят бардак и не смогут положить улику, не запачкав её своими отпечатками, а бардака нам и так хватает, - шеф чуть махнул рукой и повернул голову влево, щурясь от яркого солнечного света. - И ещё, раз уж вы так уверены, что люди всё-таки меняются и готовы отсидеть три года в тюрьме, - мужчина опять посмотрел на собравшихся, цепким взглядом оглядывая каждого, - и если раньше они боялись тюрьмы, то и сейчас бояться чего-нибудь другого. Либо они бесстрашные и безумные и их можно упечь в психушку, либо у них есть другое слабое место. Поразмышляйте на досуге.
   Андретти вынул телефон из кармана брюк и посмотрел на часы: прошло только полчаса с того времени, как он попросил собрать всех в конференц зале. Определённо, сегодня время, как назло, тянулось медленно. «Может быть, сделать перерыв и подождать, пока солнце окончательно не поднимется и не перестанет светить в окна, тогда жара спадёт и станет хоть немного легче». Шеф уже было собрался объявить небольшой перерыв и попросить нескольких полицейских принести особо интересные дела, которые он собирался обсудить со всем коллективом и как-то сдвинуть общим мозговым штурмом дело с мёртвой точки, когда телефон зазвонил. Андретти нетерпеливо скинул, даже не посмотрев, кто звонил: ему вообще часто звонили, так что это мог быть кто угодно и по какому угодно вопросу, но это его сейчас мало интересовало, в конце концов у него совещание, а настроить людей на рабочий лад было достаточно тяжело, особенно, когда они приуныли и дела действительно стояли в тупиках, причём достаточно много.
- Хорошо, предлагаю вам немного обговорить накопившееся, - дальше он сошёл на бубнёж, который мог услышать лишь достаточно близко сидящий человек, - и, конечно же, обсудить меня и моё поведение.
   Шеф большими шагами пересёк весь зал и вышел в коридор, где вовсю гудели кондиционеры и взмыленная секретарша что-то усердно печатала.
- Почему в зале для совещаний не работают кондиционеры? - на секунду обратился он к девушке, которая не сразу сообразила, что хочет от неё босс, но потом лишь пожала плечами и потянулась к трубке, вероятно, чтобы выяснить данный вопрос. Август не стал дожидаться, пока она договорит, и решил узнать, кто же всё-таки ему звонил. Ну конечно, сам министр. «Может быть, мне сменить номер телефона, а этот отдать кому-нибудь? Представляю себе выражение его лица». Ещё раз скинув зазвонивший телефон, он отключил сим-карту и вернулся в зал.
- Ну, что скажете? - он нахмурился и внимательно оглядел полицейских, ожидая их вердикта, потому что всё-таки старался руководствоваться общим мнением, какие бы то он не имел точки зрения. Другое дело — высказывать их, а вот действовать приходилось согласно с большинством, иначе в департаменте воцарилось единоличное управление, а там и до первых недовольствующих недалеко, что в сложившейся ситуации ещё более негативно отразилось на делах.

+1

5

Несмотря на то, что Шерон находилась в приятельских отношениях с шефом Андретти, сейчас он говорил как типичный начальник, и женщина не могла с ним согласиться. Большинство здесь присутствующих, уже лет 10 не слышали об оперативной работе, да, глава департамента периодически вспоминал былое, откладывая в сторонку бумажную волокиту, но это бледнело и меркло на фоне того, чем занимались другие детективы, которые буквально варились в этой суровой реальности. По правде говоря, Шер никогда не понимала, как можно судить, не видя ситуации изнутри, возможно, именно поэтому у нее были такие натянутые отношения с несколькими старшими по званию, которые привыкли лишь требовать, не задумываясь над тем, как тяжело эти требования даются простым смертным. На слова Андретти, Шерон оставалось лишь неодобрительно покачать головой. Самый криминальный район подразумевал не только огромное количество преступлений, но и своеобразный контингент мирных жителей, которые не доверяли полиции и очень часто не пускали на порог. Но самой большой проблемой все же оставался именно количественный фактор. Ну как можно выйти на похожую статистику, если при одинаковом количестве сотрудников, в районах совершенно разный уровень преступлений?
- Оу, правда? – все-таки не выдержала Шерон, решив, что раз ее пригласили, значит можно и поделиться собственным мнением, даже если оно прозвучит немного резковато. - Ну я бы посмотрела, как Вы работаете на улицах, когда всегда есть шанс получить битой по башке, а еще когда каждый из свидетелей захлопывает дверь перед носом, как только видит значок. Вот он, криминальный район во всей красе.
Тут начальник подразделения Шерон показательно закашлялся, как будто умоляя женщину не злить главу департамента. Реймонд послушно замолчала и слегка опустила голову, но не в знак вины, а чтобы успокоиться и не сказать, чего лишнего. А сказать хотелось многое, и не только шефу Андретти, большинству здесь присутствующих. Женщина предпочла безмолвно слушать дальнейшие слова шефа, хотя его мнение относительно причины, по которой люди не идут в полицию, лейтенанта немного удивило. Может быть, где-то оно и так, но основная причина заключалась в другом, и здесь, увы, даже глава департамента не мог ничего изменить, от этих причин страдали и все остальные полицейские страны. По крайней мере, такова была точка зрения Шерон, которая решилась ее высказать.
- При всем уважении, сэр, - уже более деликатно заговорила Реймонд, - люди не идут в полицию из-за низкой заработной платы, высокой ответственности и риска. Прибавьте к этому ночные дежурства, - Шерон начала загибать пальцы, - сверхурочные часы, бессонные ночи, занятые расследованиями, и контингент людей, с которыми мы общаемся. Ну не работа, а мечта! 
Женщина развела руками и услышала слабый хлопок, доносившийся от места, где сидел начальник ее подразделения. Мужчина обреченно закрыл лицо руками, хотя Шерон не за что было стыдиться, она сейчас делает то, чего не решаются делать все остальные присутствующие, хотя, казалось бы, пришли сюда ради решения весьма серьезного вопроса. Да и в своих словах женщина была твердо уверена. Люди идут в полицию, потому что желают бороться с преступностью. Высокий уровень преступлений должен лишь подхлестывать их, вызывать желание предпринять какие-то действия для того, чтобы это исправить, а не отмахиваться, оправдываясь тем, что раз те плохо работают, значит и мне там делать нечего. Это не слова полицейского, такие здесь не нужны. А если попадаются, то именно они и становятся причиной подобных статистик. Но выше изложенные причины, могут оттолкнуть даже самых самоотверженных ребят. Шер до сих пор помнила, как родители отговаривали ее поступать в полицейскую академию, но женщина пошла своим путем, потому что чувствовала, что другим заниматься не сможет.
Когда дело коснулось поведения информаторов, здесь Шерон тоже решилась высказаться. Дело не в том, что ей больно  хотелось поспорить и доказать свою правоту, женщина просто стремилась поделиться бесценным опытом, чтобы начальники, большинство из которых и не знают, что твориться на улице, хотя бы немного вникли в суть. Да и чего от греха таить, свою точку зрения тоже хотелось отстоять. Как упертый баран, Шерон была уверена, что относительно улиц права всегда. 
- Подростком? – женщина с удивлением посмотрела на Андретти, - Сэр, средний возраст, до которого доживают члены банд, которые и являются нашими основными информаторами, – 21 год, - позади наконец-то послышался что-то вроде одобрительного возгласа. - Поколения на улицах меняются быстрее, чем Вы думаете.
В этом нелегком деле, члены банд являлись самыми ценными информаторами. Проститутки, контрабандисты, скупщики краденного – оставьте этих ребят для мелких ограблений или хулиганства, когда дело касалось чего-то серьезного, например, тройного убийства, никто не был лучше осведомлен, чем члены уличных банд. С ними работали практически все детективы, вернее, пытались работать.
В любом случае, кого бы не касалось дело, теперь достать информацию не так просто. Осведомители – официальные лица, которые подписывали договор с полицейским департаментом о том, что будут предоставлять определенное количество информации в определенные периоды времени. Слова только этих людей можно использовать в суде, и как основание для получения ордера на арест, допрос, обыск и так далее. Так вот теперь большинство отказываются ставить свою чертову подпись, и, к сожалению, надо признать, что основная причина только в том, что департамент кишит крысами. Информаторы беспокоятся за свою жизнь, не удивительно, что им проще посидеть в тюрьме, нежели подписать себе смертный приговор. Вот так, обсуждая одну проблему, можно выявить еще сотни. Что касается сведений, добытых от неофициальных источников,  то офицеры могли использовать их для продолжения расследования, но уж точно не для предъявления обвинений. Всеми мыслями, переполняющими голову, делиться с присутствующими Шерон не стала, в конечном счете, выявлять крыс – обязанность отдела внутренних расследований, а не кого-либо из присутствующих, да и недостаток информации – не самая большая проблема департамента.
- Каждый пришел сюда когда-то зеленым, - решила отстоять свою точку зрения женщина, после того, как шеф дал всем несколько минут на размышления. – Я думаю, мы в состоянии обучить достойных детективов. Невозможно иметь одинаковое количество людей, совершенно разный уровень преступности и выходить на одну и ту же статистику.
Я детей не вижу по нескольку дней, Этьен коротает вечера в одиночестве, и от меня требуют больше отдачи? – негодовала женщина, которой порой уже начинало казаться, что проще зарабатывать на жизнь, преподавая каратэ. Заработная плата больше, никакого риска, занимаешься любимым делом – так может быть это и есть та самая не работа, а мечта? Проблема в том, что Шерон была копом. Действительно копом, который не стал бы смотреть на статистику, а просто бы занимался тем, к чему лежит душа. Эти размышления немного отвлекли Шер от начавшегося обсуждения, наконец-то и другие присутствующие, под твердой рукой шефа, решились высказаться. Что ж, мнением сотрудников хотя бы интересуется, жирный плюсик нынешнему главе департамента.

+1

6

На улице стояла хоть и теплая, но довольно тяжелая погода. На небе сгущались грозовые тучи, а воздухе чувствовалось тяжелое ощущение влажности. Что говорило о том, что через короткое время пойдет дождь и довольно сильный и возможно надолго.
Сара Фишер терпеть не могла подобные природные явления, и когда сейчас самое время бы посидеть дома, устроившись в уютной спальне, смотреть любимое кино и потягивать ароматный горячий шоколад, но мысли девушки были заняты совсем не домашним уютом, а о работе.
Сара спешила в участок, ей нужно было сообщить очень важную информацию для Шерон, так как она знала, что это заинтересует ее.
Ведь речь шла темных делах, в городе процветала преступность, и ничего практически нельзя было сделать.
Мисс Фишер ехала со встречи с некоей девушкой, которая сообщила кое-что интересное, зачем и почему Ксения это сделала, оставалось только гадать.
Добравшись до места назначения, Сара поинтересовалась, где она может найти детектива Шерон Реймонд, узнав, что начальниц полиции, собрал совещание, девушка поспешила туда.
Постучавшись, и услышав ответ, детектив Фишер вошла в кабинет.
- Простите, если помешала, но у меня есть важная информация, которая заинтересует многих. Завтра в клубе "Роял Плаза" состоится собрание городской мафии. Похоже, что они снова, готовят что-то не законное.
Сара замолчала и посмотрела на присутствующих, ведь наверняка они, а особенно Шерон не будет сидеть, сложа руки, зная, что что-то может произойти.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

7

Как все было… печально. Это единственное слово, которое была способна подобрать Шерон в данной ситуации. Оказалось, мало кто из присутствующих представлял, что реально творилось на улицах города и с чем ежедневно приходилось сталкиваться офицерам полиции, обычным рядовым детективам. Радовало то, что шеф Андретти имел хоть какое-то представление, и славился великолепной привычкой прислушиваться к своим сотрудникам. На том спасибо, как говорится. Шерон уже была готова столкнуться с настоящей тирадой со стороны главы департамента, но внезапно зазвонил его мобильный телефон. Ооо, мой спаситель, - сразу же подумала женщина, уже благодаря этого незнакомого человека за столь любезную услугу. Пока шеф полностью отдался разговору, Шерон обратила свой взгляд на других присутствующих начальников. Вот сейчас создалось такое впечатление, что они либо не понимают, что вообще здесь делают, либо им это просто неинтересно. Увидев, как усатый теребит свой откровенно страшный галстук, Шерон невольно усмехнулась, чем сразу же привлекла к себе всеобщее внимание.
- Оу, печально вышло, - опустив голову, задумчиво протянула женщина, стараясь игнорировать взгляды и, что еще важнее, пытаясь сдержать себя от очередного смешка.
Наконец-то шеф Андретти закончил. Правда, он не успел пояснить причину, по которой его отвлекли, потому что тут же двери конференц-зала распахнулись, и внутрь вошла девушка. По правде сказать, сначала Шерон ее не узнала и была готова возмущенно спросить, какого хрена гражданский прерывает совещание, но, слава Богу, повременила. Уже через секунду Реймонд разглядела в гостье детектива Фишер, вернее, стажера, но детектива в будущем.  Та уверенно сообщила интересную новость, которая тут же вызвала оживление со стороны всех присутствующих. Интересно, откуда у молодого офицера такая ценная информация? Ведь она не просто подозревает, она уже знает, что произойдет, в этом Шерон не сомневалась.
- Я бы больше переживала, если бы они готовили что-то… законное, - задумчиво протянула Реймонд и усмехнулась своим же словам. – Ладно, ладно, - подымая руки вверх, ака «сдаюсь», произнесла Шерон, видя недовольные взгляды со стороны начальника отдела расследований. – Годы в полиции убивают чувство юмора, я уже поняла.
Один из начальников потребовал от Сары более точной и полной информации. На миг у Шерон сложилось впечатление, что он относится к ней, как к подозреваемой в допросной комнате. Более чем непрофессионально, особенно с колокольни руководителя. Но женщина не успела возразить. Наконец-то в разговор вступил шеф Андретти, заявив, что всвязи с экстренными обстоятельствами не может продолжить совещание, и все остальное – на плечах присутствующих. Шерон лишь оставалось радостно потереть ладоши. Нет, ей, конечно, хотелось довести свою точку зрения до главы департамента, но без его личного приказа, дело, затрагивающее мафию, переходило под юрисдикцию отдела расследований. Так что, все остальные начальники могли подбирать свое пузико с пола и рассасываться по своим кабинетам, в то время как Шерон побеседует с Сарой. Кивнув Андретти вместо прощания, женщина встала и спрятала свою ручку в карман джинсов.
- Сара, - подозвала она своего бывшего стажера, когда все начали потихоньку расходиться, - пойдем ко мне в кабинет. Немножко конкретики не помешает.
Дамы достаточно быстро добрались до кабинета. За несколько минут до этого, начальник отдела расследований дал Шерон прямое распоряжение: выяснить все и соответствующие принять меры, предварительно согласовав свои действия с ним. Вот так просто, и крайне удачно. Спорить лейтенант не собиралась, вместо этого, она открыла дверь, ведущую в кабинет,  перед Сарой, а потом зашла и сама. Указав девушке на стул, Шерон скрестила руки на груди и присела на краешек стола. Вот так, тет-а-тет, даже дышать стало легче, никто не мешает, никто не смотри на тебя так, как будто ты только что произнесла самую большую глупость на свете.
- По какому поводу состоится собрание? – Реймонд сразу же преступила к делу, хотя волновало ее не только это. – И было бы неплохо, если бы ты ввела меня в курс дела. Откуда у тебя эта информация?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Квест: "Спецоперация"