Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
- Хей! Ты тут случайно не вздумал расслабиться?! - Переводя почти грозный взгляд на друга, возмутилась Тори по поводу его сонной ленивой неряшливости.
Вот так настроение рыжей изменчиво, как вода - еще секунду...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » my girl, my girl, don't lie to me


my girl, my girl, don't lie to me

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Gertrude Goldman & Sheila O'Leary
Место: квартира Гертруды.
Погодные условия: штормит во всех смыслах.
О флештайме:
Ревность - страшная вещь, особенно если это ревность вспыльчивой Гертруды. Очередная буря, которая разразилась из-за того, что Ши в который раз задержалась на работе.

+1

2

У всех бывают неприятности в жизни. Любой может завтра не проснуться или оказаться смертельно больным. В этой жизни нужно быть ко всему готовым. Я любила работать ночью в будни, всегда есть вероятность того, что все пройдет тихо мирно и без чудес. В будни люди не отдыхают, они знают, что завтра нужно быть рабом системы. В будни люди не напиваются, они не хотят испортить репутацию в своей конторе. В будни люди играют лживые роли, они одевают маски праведников, где в плотном расписании: работа-дом-работа-дом, дом-работа, нет места злачным местам, таким как паб.
На часах 17 часов 37 минут. Сегодня я уже не увижу Геру, она пропадает на своей скучной работе. Сегодня я уже не увижу ее змеиной мордашки, не услышу ее травящих речей, не услышу ее пьянящий запах. Сегодня я уже не улыбнусь ей своим оскалом, какая печаль. Так продолжается уже несколько лет, а я все не могу к этому привыкнуть. Уже несколько лет мы живем в странном ритме. Наше расписание не совпадает, наше время живет в разных плоскостях, а мы в разных вселенных - мне правда, иногда именно так и кажется. Чтобы ее не отвлекать от важных дел набираю сообщение " люблю, скучай по мне" перечитав набранный текс, удаляю все и набираю "до завтра". Мне трудно быть нежной, мне трудно быть милой. Мне жалко свою нежность. Я не хочу общаться по телефону, я не хочу ловить флюиды в буквах. Я хочу живого общения. Я хочу настоящих чувств и эмоций, а не через экран.
Мое настроение меняется как только я выхожу на улицу. Ветер освежает мысли. Открывая двери паба на моем лице улыбка. Я машу рукой в знак приветствия, останавливаюсь около барной стойки, и тут все меняется.
- На сегодня мы без официантки - на моем лице еще царит улыбка. Мне не вериться в эти слова. Это просто развод, в этом месте невозможно говорить правду. - Она в больнице, пару минут назад отзвонилась, сказала, что ты не отвечала. - я достаю из сумки телефон. 10 пропущенных. Машинально я закатываю глаза, оглядываю паб. - Ну что ж, сегодня я вспомню прошлое. - ухожу за кулисы, переодеваюсь в кеды и футболку и выхожу в зал работать.

Время прошло быстро и весело. Кажется, я давно так не выдыхалась на работе. У меня болит рот - от общения. У меня болит живот - от смеха. У меня болят ноги - всю ночь были люди. Единственное о чем я сейчас мечтаю, так это скорее оказать в постели и желательно с ней. Перед глазами всплывает ее обнаженное тело, по коже проходит легкая дрожь, когда я представляю ее прикосновения. Я еду в такси и еле сдерживаю себя, чтобы не уснуть. Я остаюсь в сознании благодаря фантазиям связанных с Герой.
Пол часа и мои ноги вылазиют из такси, медленно бредут в квартиру, где тихо и мирно должна спать моя дьяволица. Одной рукой я ищу ключи от квартиру, другой освобождаю свои ноги от обуви. Пару мгновений и вот я уже внутри. Я вдыхаю родной запах. Дома всегда пахнет по-особенному. В ее квартире всегда пахнет её ароматом. Это самый приятный аромат. Запах любимой девочки. Тихо-тихо, скидываю с себя все лишнее и оставляю у порога. Как можно тише прохожу в ванную, чтобы принять душ и смыть с себя намеки того, что кто-то ночью работал.

look

http://cs402126.vk.me/v402126598/2c8/0XVxjJPaYG4.jpg

+1

3

внешний вид

My girl, my girl, don't lie to me,
Tell me where did you sleep last night?

Гера вздрогнула. Холодный ветер обдул лицо, напоминая о том, что надворе уже давно не зной-жара, за что она не любит ноябрь. Свинцовые тучи над головой, серая сырость, сыро-серые люди в длинных плащах и жуткими шляпко-шапками перепрыгивают через лужи, едва ли не бросаясь под машины на пешеходных переходах. Обычно в Калифорнии еще тепло в это время, но последние дни как назло портят настроение своим унынием. Единственное желание: побыстрее добраться домой, в теплую кроватку и попивать вино, смотря какой-нибудь старый фильм. А потом в дверь позвонит курьер, который весьма шустро доставил любимую пиццу с пеперони и беконом. Идеальное завершение вечера, правда ведь?
Гольдман как обычно освободилась с работы довольно поздно, поэтому была уверена, что Ши уже ждет ее дома – возможно, даже уже спит, поэтому наверняка все их разговоры сведутся к «как дела? – угу». Хотя, не обязательно.
Ши не было. Впрочем, это не было чем-то экстремально удивительным: она вполне могла загулять с коллегами, внезапно встретить старую подружку, с которой они что-то давно не пили ром и не обсуждали тяжкую жизнь – в конце концов, все мы свободное люди и свободно распоряжаемся своим временем. Все это Гера прекрасно понимала, но все равно уже одной мысли о коллегах Ши ей хватило, чтобы автоматически сцепить зубы. Девушка сразу вспомнила о начальнике О’Лири. Наверное, к нему у нее самая мотивированная ревность, которую только можно вообразить.
Бросив телефон без единого пропущеного звонка и смс (ну конечно) на кофейный столик, Гертруда открыла бутылку бурбона, упала в кресло и закурила сигару. Моду курить она взяла еще в шальное время тесного контакта с криминальным миром. Сигары и бурбон напоминали ей об одном человеке, на которого она очень хотела быть похожей. Не сказать, чтобы у нее идеально получилось, но все же. Наверное, Гера переняла бы полностью образ того человека, если бы не только защищала за деньги, но и убивала…
In the pines, in the pines
Where the sun will never shine
I would shiver the whole night through

Вязкие воспоминания были прерваны звуком закрывающейся двери и быстрыми шажками вглубь квартиры. Потянувшись, Гера поднялась с кресла и медленно, как питон на охоте, побрела в сторону комнаты, откуда доносились звуки. Не успела Ши закрыть за собой дверь ванной, как Гертруда спокойным, но прохладным и четким голосом нарушила покой О’Лири.
- Что-то не припоминаю, чтобы в трудовом законодательстве Калифорнии предусматривался 12-часовой рабочий день без доступа к средствам связи, - слегка приподнятая бровь и монотонный голос. Выдержанная пауза и главное: - Где ты была, Ши?

+1

4

Меня радует отражение в зеркале. Я выгляжу вполне себе сносно, учитываю сколько мне пришлось простоять на ногах. Наслаждаться своим телом в нижнем белье мне долго не позволили. Мое уединение нарушила одна вульгарная особа.
- Твою мать, Гера! - я еле сдержала крик. Ненавижу эффекты неожиданности. Ты тихо стоишь в ванной, никого не трогаешь и тут тебя чуть ли не застают на месте преступления. - Ты не пробовала стучать? - мой испуг проходит и я понимаю, что рада видеть эту суку. Я готова утонуть в ее глазах и трусиках. - Я же могла снимать стресс тут - я постаралась включить свое кокетство и обаяние. На моем личике царила нежная улыбка, а пальчики спустили лямочку от лифа. Гляда на ее непреклонный вид, я понимаю, что снова оказываюсь в не выигрышном положении. У нее слишком холодный взгляд, у нее слишком раздраженное дыхание. Детка, такое ощущение, что ты застала меня в этой ванной с каким-то мудаком, а я всего лишь вернулась домой с рабочей смены.
- На работе бывает всякое, детка. Мне пришлось задержаться. Как будто это впервые, - странно, но в этот раз я не врала. Я действительно говорила правду, хотя звучало это не слишком убедительно. - У нас заболела официантка, пришлось ее подменять своим сексуальным телом. - Я все таки стараюсь разбавить обстановку, потому что я не хочу скандалов. Я хочу спать и нежности. Даже не могу решиться, чего хочется больше. Рассматривая свою любимую мегеру, мой ответ становится явным -нужно скорее уснуть.
- Глядя на тебя, создается впечатление, что ты тоже отпахала 12 часов. Или ты живешь по другому законодательству? Почему ты не спишь? - мне было мало ванной. Я как загнанное животное в угол, к тому же еще и почти голое. Бля*ь, ну почему все против меня. - Ты же не забыла, что я работаю в пабе, а паб работает 24 часа в сутки. - мне ничего не оставалось, только воспользоваться своим телом. Хотя зная выдержку и дисциплину Гертруды, на многое я не надеялась, было бы уже не плохо уйти без синяков из этой клетки. Плавными движениями, я освобождаю свое тело от нижнего белья. Все же мне хочется быть чистой, а не так чтобы она вдыхала запах алкоголя и сигарет. Я все так же играю в невинную девочку, все так же стараюсь любя на нее смотреть.
- Ты не против, если я приму душ? Могу предложить присоединиться ко мне. - Не дожидаясь ее ответа, я забираюсь в ванную и включаю душ. Я хочу, чтобы она на меня смотрела и понимала, что все это. Все мое развратное сексуальное тело с сердцем принадлежит ей. Где бы я не шлялась, с кем бы не спала - я всегда прихожу, возвращаюсь к ней. Это же бесценно. Я принадлежу целиком ей. Гертруда, твоя ревность и моя распущенность, это уничтожает наши отношения. И как я все еще терплю твои истерики. Не понимаю.

+1

5

Да, как будто это было впервые. Будто впервые разгорается глупая сцена ревности. Будто впервые есть повод ревновать.
- И, конечно, ты не смогла отказаться и уйти вовремя, потому как не можешь посметь отказать Джеку? – последнее слово произносит с явным ядовитым оттенком, подчеркивая все то отвращение, которое она питает к мужикам, которые постоянно вьются вокруг Шейлы. А она, как ни в чем ни бывало, пытается заболтать Геру, переводя тему на нее. Как будто это было впервые.
Да, Ши любила и умела играть с людьми. Она прекрасно знала, как и где нажать на Геру, чтобы вызвать нужную реакцию. Нет, это не были ключи к истине, не нитки кукловода, знающего свое дело. Это были крохотные иглы, которые впивались в каждую клетку тела Гольдман. Сама Гера это прекрасно знала и понимала, но противостоять не могла: это злило, выводило из себя - именно этого часто добивалась О'Лири. И осознавая это, Гера все же не могла не вестись на многочисленные провокации, которые ей устраивала девушка. В Гольдман внутри все смешивалось и переворачивалось одновременно; в такие моменты будто ток проходил по всему телу снизу вверх.
Три секунды. За это время начинает шуметь вода в душевой. Три секунды – и рука Гертруды несильно, но весьма уверенно и цепко сжимает горло Ши, которая в тот же момент была прижата к стене кабины.
- Ты играешь со мной снова? Ты действительно не понимаешь, насколько лживо сейчас звучишь? – шипела девушка сквозь зубы, будто пыталась пронзить Ши словами. Хотя прекрасно знала, что та только посмеется про себя с этих жалких попыток. Это обоюдное разрушение, деконструкция отношений ради самой деконструкции. – Не смей, черт возьми, мне врать! – плевать, что вода уже бежит по одежде, заставляя ткани прилипать к телу. Гера была слишком поглощена своей манией сговоров и обманов. Как она к этому пришла? Когда она перестала верить людям, даже тем, кого ценит? Тем, кого любит. А любит ли? Кто-то скажет, что вряд ли, ведь любовь не может быть такой всепоглощающей и всеразрушающей. В любви не бывает собственничества, недоверия и опасных игр. Любовь не перерастает в агрессию или ненависть. Хотя, быть может, Гера любит людей как-то по-своему? В какой-то своей, извращенной манере. Немного маниакальной. Но такой притягательной.

+1

6

У нее было странное представление о Джеке и полностью извращенное представление о моей работе. Да, я очень хорошо отношусь к этому чокнутому ирландцу. Я благодарна ему. Именно он спас меня от голода и благодаря ему у меня водятся деньги. Он всегда готов выслушать мое нытье. Он готов нажраться со мной и снять стресс. О нем можно говорить вечно. Такое дерьмо редкость. Но Гера перегибает палку, она делает из меня чудовище. Я не такая.
- При чем тут Джек? Ты предвзята к нему относишься. Давай мы не будем затрагивать мою работу.  - я тот сорт людей, который привык разграничивать личное пространство: работа, постель, личная жизнь, секс, любовь. Каждый в моей жизни имеет определенное место. Гера, это моя личная жизнь и ей нет места в моей работе или наоборот. - Джека не было сегодня ночью в Пабе, балом правила я. - Гертруда, детка, Джек не живет в этом пабе, он там только работает иногда. На все остальные случаи жизни в пабе у него я.
Я думала моя игра сработает. Была уверена, что детка переключится на мое тело и все закончится каким никаким, но сексом. А все закончится каким никаким, но выносом мозга. Я закатываю глаза. Любовь моя, да у тебя паранойя. Я могу гордиться собой, что довела тебя до такой степени безумства, но это лишнее. Мне это не интересно. Я улыбаюсь. Моя улыбка будет дорого мне стоить.
- А ты не думала, что я умею говорить правду? - мои ладонь медленно скользит по ее напряженной руке. Я не отбрасываю ее, это обессмыслено. Я гораздо слабее ее. В  чем я точно ей уступаю, так это в силе. - И сейчас я говорила правду, моя девочка - мой голос тихий и спокойный. Но что-то я не испытываю удовольствия от того, что мою аристократическую шейку сжимают.  - Мне было бы приятнее, если бы на шее оставались следы твоих поцелуев, а не следы пальцев. Или ты решила придушить меня? - теперь моя нежная ладонь пытается отшвырнуть ее руку в сторону. Она забывается. Я не ее цель для уничтожения, я ее тело для любви. Так где, твою мать, твоя любовь?
Вот тебе и домашняя атмосфера. Вот тебе и радушный прием. У нас все через жопу. Парой мне кажется, что в этих отношениях нет места романтики, нежности, доверию и заботе. Такими путями я скоро стану ценительницей БДСМ отношений.
- Мне нравится, что ты такая у меня горячая. В момент твоих ревностных заскоков, я понимаю, что ты ценишь меня. И я готова зализать все твои обиды. Просто поверь мне. - на моем лице все та же улыбка. Я все том же положении. Все так же загнана в угол. Молодец, Шейла, ты никуда не сдвинулась.

+1

7

Нет, вода не могла ее остудить. Не могла остудить ту бурю, имя которой Гертруда, с ее ревностными вспышками, гневными взрывами, что накрывали все и вся своим шквалом. Может, Ши все же умела ее обуздать? Вряд ли. Да, она могла кратковременно заглушить этот взрывной поток, поставить на паузу, но не ликвидировать полностью. Если уж сама Гера не всегда в силах это сделать, а кто-либо из ее близких и подавно. Если же будут попытки каким-то образом перевоспитать – к добру не приведет; только к ухудшению ситуации. Так что самым умным решением здесь было просто переждать. Спрятаться в построенную сознанием пещеру и не выходить оттуда, пока Гольдман не спрячет шипы и перестанет крушить все вокруг.
Говорят, отношения нужно в обязательном порядке строить на доверии. Нет доверия – нет любви. Никакой. Абсолютно. Однако в случае с Герой было намного сложнее: она могла одновременно доверять и не доверять, любить и ненавидеть, прощать и при этом хладнокровно мстить. Ее чувства болели бинарным расстройством. Ее эмоции иногда были непонятны даже ей. Других же приводити в замешательство, смешанное с ужасом.
- Если это действительно правда, то тебе сильно повезло, - шипит она, сгорая от многочисленных уколов ревности и разрядов вожделения одновременно. Ее взгляд будто хотел пронзить зрачки Ши и добраться до ее головы, лишь бы узнать все ее мысли. Абсолютно все, о чем она помышляла или могла помыслить. Это был взгляд собственника, тирана, который яростно желает взять жертву под свой контроль – не только тело, но и сознание. Самозабвенно руководить им. Это было в стиле Гольдман. Оберегать так, что благодарному подопечному со временем становилось трудно дышать от такой заботливости.
Даже агрессивный поцелуй Геры был ничем другим, как актом подчинения и контроля, смешанного с необузданной страстью. Разделить эти чувства было невозможно. Они слились воедино с тех пор, как они с Ши начали принадлежать друг другу.
- Когда-нибудь, - нижняя губа Ши уже искусана, а сама девушка все так же прижата к стене, - я убью тебя. Но не сегодня, - сквозь шквал поцелуев улыбается Гера и наконец убирает руку с шеи девушки, медленно опуская ее вниз по ее телу. Гольдман будто хотела убедиться, что все это – ее. Каждый миллиметр кожи Шейлы принадлежит только ей одной, и никто другой даже помечтать не смеет, иначе рискует закончить жизнь с головой, набитой свинцом. Вряд ли кто-либо так видит свое будущее.
Да, когда-нибудь они обе друг друга до смерти вымотают. Измучают такими приемами, что самым отъявленным садистам, наверное, и не снилось. Ну, а чего вы ожидали? Такова любовь. Ее истинный смысл.

+2

8

[в архив]: нет игры месяц

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » my girl, my girl, don't lie to me