Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Sky fall ‡или "давай если не поженимся, то хотя бы познакомимся".


Sky fall ‡или "давай если не поженимся, то хотя бы познакомимся".

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Adam & Mirthe.
Место: NYC, Millennium Hotel Broadway, 145 W 44th St, последний этаж.
Время: допустим 19 Ноября, 2012 год, в районе 10 - 11 pm.
Погодные условия: +8° было днём, +4° будет ночью, пасмурно, редкие осадки.
О флештайме: подобные ситуации в жизни, к сожалению, бывают довольно-таки часто. Не зря их прозвали "банальными". Два человека заселяются в один номер, администрация отеля обещает разобраться, но до неё ещё надо дойти. А перед этим убедить откуда-то взявшуюся незнакомку с отсутствующим взглядом и тлеющей сигаретой в руке слезть с подоконника.

http://funkyimg.com/i/24HNn.pngтворчеством вдохновляет сама MIRTHE AN. VAN HOUTEN

Отредактировано Adam MacNamara (2015-11-19 17:21:20)

0

2

[audio]http://pleer.com/tracks/5812289NMx9[/audio]
[float=left]http://3.bp.blogspot.com/-OzPGuA3YWPE/VMfDBx0LdRI/AAAAAAAC3dE/-qBF7SrQBGY/s320/em1v.gif[/float]Дерьмовый день.
Я облажалась. По полной программе. Если бы можно было сильнее, я бы - уверена - смогла. Но куда уж сильнее? За неполный день проебать сначала прослушивание, тупо растерявшись и продекламировав совсем не тот отрезок текста, а потом еще и баттл. Неужели я настолько херовый тренер, что моя команда не может уделать каких-то зарвавшихся маменькиных сынков, возомнивших себя крутецкой уличной бандой?! Просто восхитительная феерическая неудачница...
А ведь все так хорошо начиналось!
Я выложила всю свою заначку на то, чтобы заранее забронировать номер в отеле и забить репетиционную базу. Оплатила взнос за участие, вызубрила наизусть всю пьесу, чтобы наверняка и...
Бля.
Все пошло не так с самого утра, когда подвернула лодыжку ведущая девочка в связке. Пришлось встать на ее место, хотя я давно зареклась выходить на ринг сама. Нет, я нигде не ошиблась, ведь именно я ставила этот танец. Вот только мы даже в финал не прошли, а я как-то перестаралась еще на репетиции и заработала себе сильнейшую мигрень на весь остаток дня, из-за которой не смогла сосредоточиться и провалилась на пробах. Позорница.
Да, роль была не ахти какая, но это же Бродвей!
Теперь Бродвей мне не светит. Вместо него мне светит вывеска какого-то казино или чего-то в этом роде. Прямо в глаз светит. Странные они, эти нью-йоркцы, лепят светящиеся вывески даже на высоте десяти-пятнадцати этажей. Гигантские неоновые буквы прямо-таки кричат о пиздатости и невьебенности заведения, в которое приглашают. Яблоко вообще светится, как рождественская ель. Внизу муравьишками снуют туда-сюда маленькие человечки и катаются такие же маленькие машинки, моргая габаритками. Шум доносится даже сюда, на высоту последнего этажа отеля.
Есть в этом что-то сюрреалистичное - сидеть на подоконнике, болтая ногами в воздухе на высоте птичьего полета и курить уже третью сигарету, размышляя, что делать дальше.
А делать особо-то нечего. Я влезла в неебические долги и распотрошила всю свою наличку. Мне еле хватит на билет до Сакраменто, а там ждет опостылевшая квартира с ее тараканами на кухне и моими - в голове, нелюбимая работа и разочарованная банда. Вот что мне светит, если я сейчас вернусь.
А если нет?
Хорошо, представим нам минуточку, что я не еду в Сакраменто. Ну, в Нью-Йорке делать мне нечего, и, что самое главное - не на что. Единственная доступная мне жилплощадь - это несколько квадратов на общественном кладбище. Устроить подобное не сложно - стоит просто шагнуть в окно. Даже не шагнуть - нагнуться.
В номере холодно. За полтора часа он выстыл настолько, что разницы - внутри или снаружи, уже никакой. Греет только сигарета в руках.
И, что главное, всем плевать.
А еще смешнее - плевать даже мне. Еще года два назад в подобной ситуации я бы уже металась в поисках новых подработок и прослушиваний. А вот год назад мой труп уже пытались бы опознать в местном морге. Но сегодня я думаю. Размышляю, так сказать, какой из этих сценариев мне нравится больше. Пока не нравится никакой, блять. Где-то я уже слышала цитату про то, что пиздец - это когда не хочешь хотеть чего-то хотеть. Тогда я посмеялась, а теперь вот поняла. И правда. Пиздец.
Шум за спиной даже не заставляет меня вздрогнуть, хотя будь я немного более нервной, уже летела бы вниз с веселым свистом. Ну заметил кто-то из курильщиков в соседних номерах какую-то ебанутую на окне - решил прислать администратора или зайти сам.
Ага, все-таки сам.
На пороге стоит какой-то высокий парень. Прикинутый такой. Красавчик прямо. Ну, настолько, насколько я могу различить его на фоне светлого прямоугольника дверного проема. Молчит. Хм, робкие нынче спасатели пошли.
- Дверь, чувак, - а в ответ - тишина. Что он тогда приперся, раз молчит? Ну давайте, снимите меня с окна, расскажите мне о смысле жизни, ну! Не в первый раз, - дверь закрой с той стороны, будь добр.
Отворачиваюсь, утрачивая интерес к посетителю, и прикуриваю очередную сигарету. Четвертую по счету.
Дерьмовый день.

+2

3

Who’s Afraid of Virginia Woolf?
Премьера - 13 Октября.
Продолжительность - 2 часа.

Пьеса в трёх действиях, каждое с подзаголовком:
«Игры и забавы».
«Вальпургиева ночь».
«Изгнание беса».

Сезон - вплоть до 1 Декабря.

«Кто боится Вирджинии Вулф?» - пьеса американского драматурга Эдварда Олби.Впервые была поставлена на Бродвее аж в 1962 году, в 2012 году вновь заблистала своим огромным рекламным плакатом с желанием срубить ту же популярность, что и пятьдесят лет назад. Название пьесы является аллюзией на песню Трёх поросят «Who’s Afraid of the Big Bad Wolf?» («Кто боится большого злого волка?») из Диснеевского мультфильма с заменой Волка на известную писательницу. Адам не имел ни малейшего представления, зачем издательству нужна статья в их юбилейный выпуск об этом спектакле, но в коридорах ходил слушок, что один из постановщиков был любовник главного редактора. Марать руки в подобной гомосятине ирландец не решился, а дабы его не упрекнули в непрофессионализме, согласился на краткосрочную командировку, которая более того светила премией. Очень нужной в свете решения братьев МакНамара обзавестись собственным жильём. Шейн был поставлен в известность, дела урегулированы - на следующий день Адам утренним рейсом в 8:40 am улетает в Нью-Йорк.

Ближайший спектакль только завтра вечером. Об этом узнаёт по прилёту в Большое Яблоко, проверив афишу на официальном сайте, как только за ним закрывается дверь в ярко-жёлтом такси. Видимо, перенесли или произошла заминка с актёрским составом. По прибытии в отель приходится бронировать номер и оставаться на две ночи, хотя хотел обойтись одним днём и ночным рейсом обратно в Сакраменто. Адам был не из тех журналистов, которые тратят деньги журнала на командировку, прикрывая обыкновенную бессмысленную трату долларов в барах и клубах "организационными расходами", как это принято говорить, глядя начальницу в лицо и желательно не моргая. Он возвращал каждый цент с предельной дотошностью, не оставляя даже на чай в том или ином ресторане, собирал все чеки и скреплял их степлером, подкладывая эту небольшую стопку под оставшуюся наличку. Только бумажки, никакой кpедитки. Издательство пожимало плечами, мол, нетипичное поведение для американца, который с детства приучен к вредной пище да пластиковой карте, но Адам и не был американцем. Иными словами, лишние и неоправданные расходы порядочно выводили его из себя, подводя к состоянию молчаливого негодования. Получив свой ключ от номера на последнем этаже отеля Миллениум, МакНамара поправляет рюкзак на плече и направляется к лифту, игнорируя навязчивого паренька лет девятнадцати, который из кожи вон лез, дабы выцыганить у брюнета его "дорожную сумку" и помочь её донести (читать - срубить чаевых). Ему приходится отвалиться, когда молодых людей разделяют закрывшиеся двери лифтовой кабины и безразличное к недовольству со стороны обслуживающего персонала лицо ирландца. Светящиеся цифры постепенно увеличиваются в арифметической прогрессии, из шахты слышен тихий, приятный гул, и Адам позволяет себе облокотиться о зеркальную стенку, заблаговременно доставая пачку сигарет из бокового кармана рюкзака, оставшимся наполовину закрытым.

Подойдя к двери, он чувствует сквозящую прохладу с той стороны, хотя на этаже окна были, вроде как, наглухо закрыты и сохраняли подобие тепла. Середина ноября в Нью-Йорке, безусловно, отличалась от той, к которой он успел привыкнуть за годы жизни в Сакраменто, поэтому перспектива оказаться в холодном помещении, когда хотелось совсем наоборот, добавляла к и так испорченному настроению Адама несколько рисок недовольства. Тупая уборщица наверняка забыла закрыть окна или хотя бы не открывать нараспашку.

Грубо поворачивается ключ в замочной скважине.

«Какого?..» - пропечатывается в голове, стоило сначала прочувствовать на себе всю моросящую прохладу позднего осеннего вечера, а затем и увидеть прямо перед собой хрупкую фигуру, устроившуюся на подоконнике. Ошибся номером? Ключ же подошёл. Воришка? Слишком спокойно ведёт себя. Горничная? Вряд ли, этот субъект, судя по специфическому запаха никотина, курит и явно чувствует себя как дома. Незнакомец оказывается незнакомкой - можно различить её женственные черты лица, пусть и притупленные то ли холодом, то ли сигаретами. Однако этот факт волнует Адама меньше всего. Он уже было делает шаг назад, чтобы развернуться и направиться к ресепшену, потребовать разобраться с возникшим недоразумением (в лице и девушки, которой хватает наглости попросить его закрыть дверь с той стороны, и факта заселения двух людей в один номер), как до него доходит другая мысль. «Она хочет спрыгнуть!?»

— Зачем? - хлопок. Он остаётся внутри, скидывает с плеча лёгкий рюкзак, расправляет затёкшие плечи и попутно смотрит на поведение блондинки. — Ты же сейчас спрыгнешь, и комната будет моей, - логично? Вполне. МакНамара решает не снимать пока тёмно-серое пальто, да и делать резких движений не стоит. Он не знает, что нужно делать в данной ситуации, дабы не быть свидетелем самоубийства, которое явно задержит его на непродолжительный срок в Нью-Йорке, поэтому ведёт себя так, словно никакой критической ситуации и нет. Парень подходит к подоконнику, на котором устроилась девушка, закуривает, встаёт от неё по правую руку, смотрит на ночной город, который светится так ярко и неоново, что совершенно нет ощущения приближающейся ночи. Словно и весь мир фальшивый. Ненастоящий. — Парень бросил? - как журналист он привык задавать вопросы и не получать ответы, ведь молчание всегда было и будет самым красноречивым ответом. Из него хреновый спасатель, да и девушка не катит на сумасшедшую самоубийцу. Как будто она выкурила слишком много сигарет и забыла, что делать дальше. Странно всё это. Всё то, что происходит.

Отредактировано Adam MacNamara (2015-11-21 15:48:37)

+2

4

Я закономерно жду, что красавчик все-таки унесет свою задницу подальше от моего номера, передумав связываться с такой ебанутой девицей. Но нет, он шагает в номер, я это жопой чую. Ну вот что им всем от меня надо, а? Мне иногда кажется, что кому-то там наверху мое появление нужно было только так - чисто поржать. Иначе зачем плодить нас с сестрой в двух экземплярах? Вполне хватило бы успешной Эйприл. Я, знаете ли, неудачная ксерокопия.
А посетитель, тем временем, мешает мне лениво рассуждать про себя - стоит ли идти на завтрашнее прослушивание, или смириться со своей невезучей судьбинушкой. Там и прослушивание-то... стыдно сказать - реклама прокладок. То, от чего начинает морщиться добрая половина населения земного шара. Как представлю себя, рекламирующей все эти впитывающие слои и, господи помилуй, крылышки! - блевать охота. Но деньги нужны, и вот тут хуй поймешь, что лучше - прогнуться и сняться, или прикинуться гордой и сдохнуть на улице, когда за квартиру станет совсем нечем платить.
А уж если я и эти пробы провалю, то точно вернусь в этот номер и спрыгну вниз к ебеням!
Это что же получается - я сейчас прыгать не хочу?
Ах да меня там о чем-то спросили...
- За шкафом, - привычно отвечаю, делая глубокую затяжку и щурясь в тщетной попытке сквозь неоновое марево рассмотреть на небе звезды. Я звезды люблю. Но в Нью-Йорке их не видно. Мегаполис душит их слабый свет.
Непозволительно лиричное настроение. Давай еще поплачься в жилетку этому щеголю. Он и сигареты, небось, дорогие курит. Не то что твои трахали обычно.
Криво усмехаясь своим же мыслям, соизволяю, наконец, бросить взгляд на незваного гостя.
- С какой это стати? Это же мой номер. - Да все я поняла. Сколько раз я этот сценарий по телеку видела? Администрация что-то там напутала, и в один номер заселили двоих. Ну да это не мои проблемы, я тут первее, поэтому пусть красавчик поищет себе другое место для ночлега. - Тебя как зовут? - А хер его знает, зачем мне его имя. - Чувак, такие, как я, из-за мужиков из окон не выбрасываются, уж поверь мне...
На этом тема кажется исчерпанной. Я сижу на подоконнике и курю. Он стоит рядом и тоже курит. Идиллия, мать ее. Как раз шикарная атмосфера, чтобы подумать о бренности бытия. Ну или о рекламе прокладок, хули. И вроде в моем положении не выбирают, но что-то твердит, что я лучше сосчитаю этажи, чем пойду сниматься в этой порнографии. Да. Я даже так скажу - я лучше в настоящей порнушке снимусь, чем буду с улыбкой вещать с экрана про крылышки и протекания. И смех и грех.
- А вот что ты будешь делать, если я сейчас реально прыгну?
Щелчком отправляю окурок вниз, недолго наблюдая за его гаснущим огоньком и слепо шарюсь рукой по подоконнику в поисках своей пачки. На секунду натыкаюсь на ладонь парня, но тут же убираю свою. Руки у него теплые, почти горячие, а вот у меня ледяные. От этого контраста мурашки пробегают по спине.
А вот и пачка. Только, сука, пустая. Ну что за ёб твою мать?..
- Сигарета есть? - бросаю еще один взгляд на не особо многословного гостя и виновато развожу руками. Мол, мои кончились. На секунду задумываюсь, глядя перед собой на окна высоток напротив, а потом все-таки задаю этот бесполезный, но вертящийся на языке вопрос, - Тебе когда-нибудь не везло? Ну, так, чтобы по-крупному?

+2

5

http://funkyimg.com/i/24TK9.gif

the r a v e n
and
the
b u t t e r f l y

http://funkyimg.com/i/24TKa.gif

Если бы она обмолвилась, специально или случайно, что у неё есть сестра-близнец, причём старшая, то Адам не был таким беспристрастным и безразличным. Он бы учтиво положил ладонь поверх её ладони, тёплое на холодное. Ибо тема эта тема - единственное, что может вызвать в нём хоть какие-то эмоции и интерес для людей, пришедших извне. Не долгосрочно, но нескольких минут хватило бы, чтобы запомнить её имя и черты лица. Предположить, в чём же различия со старшей сестрой, как, например, у братьев - шрамы, стиль в одежде, манера поведения с женщинами. Хотя, конечно, было больше схожего, нежели отличного. Странно, что Адам задумался об этом сейчас, раскуривая сигарету на последнем этаже высокого отеля рядом с незнакомой девушкой, которая где-то посередине между жизнью или смертью.

Комментарий "за шкафом" понимает не сразу, а когда понимает, то никак не комментирует. Надо же, ему бы такой ответ даже в голову не пришёл. То ли она дохрена креативная, то ли странная. Как известно, и то, и другое - разные стороны одной монеты. — Полагаю, произошло недоразумение со стороны администрации, которое мы можем решить сами, - делает шаг вперёд, смотрит вниз, присвистывает. Лететь достаточно для того, чтобы понять, каким идиотом надо быть, чтобы лишить себя жизни подобным образом. — Странно, что тебя интересует имя незнакомого человека, а не собственное будущее, - усмешка, затяжка. — Мне это по душе. Адам, - её имя в ответ не спрашивает. Зачем? Узнает из какой-нибудь рублики в местном журнале завтра с утра, за порцией овсяной каши и чашкой ядрёного американо. Если же скажет сейчас, то смерть этой девицы будет иметь оттенок личного участия, что МакНамаре надо меньше всего. Усмехается во второй раз, теперь от её ответа на свой вопрос. Хочет было едко добавить: "Из-за женщины?", но решает не идти туда, где может быть совсем уж тонкий лёд. Незнакомка отправляет точным щелчком сигарету вниз, фактически по той же траектории, что и сама могла или может полететь. Сигарета сгорела, стала ненужна - её выкинули. Какая ирония, прямо всё, как в жизни. — Разложу вещи, спущусь вниз, сделаю фото твоего тела со сломанными костями и треснувшей черепной коробки, найду какой-нибудь ресторан и поужинаю, - пожимает плечами, курит, с периодичностью поглядывая на девицу. Ищет ещё сигареты? Видимо, не так остро стоит потребность свести счёты с жизнью, раз нуждается в поводах задержаться по эту сторону. Когда она спрашивает, Адам уже открывает пачку и протягивает ей на выбор, хоть одну, хоть две. Осталась плюс/минус половина упаковки Insignia, которую купил в аэропорту Нью-Йорка, решив попробовать что-то новое. Этот город решил мне, видимо, преподнести несколько новых впечатлений. Она - закуривает, он - заканчивает первую, выкидывает, начинает вторую. Одной всегда было как-то мало, хоть табак и крепкий, из Индии. — Хах. - Улыбается. — Я не разделяю свою жизнь на везение и невезение. Если что-то случается, значит, так и должно быть. Кроме того, - задерживает взгляд на уже немолодой паре, вышедшей на балкон в отеле напротив. Они укутались в тонкие пуховики, вытащили на подоконник бутылку то ли шампанского, то ли вина, и два стакана. Судя по всему, им было весело. Наверное, праздновали какую-то годовщину или просто наслаждались жизнью. Хоть они и располагались от Адама и блондинки через улицу и лиц было толком не разглядеть, только общие очертания, создавалось впечатление, что та жизнь протекала в другом, параллельном мире. Знали ли они, что всего в нескольких метрах, десяти или пятнадцати, девушка хочет спрыгнуть с последнего этажа, а парень чувствует, как уходит земля под ногами всвязи с разногласиями со старшим братом? — Ничто не вечно под Луной. Даже твоё крупное невезение. Сгорит, как прошлая сигарета. Такой, как я, по всем законам хорошего и плохого кино должен был либо сдохнуть случайно, либо специально. Но, как видишь, в жизни всё не настолько трагично.

Отредактировано Adam MacNamara (2015-11-25 13:48:19)

+2

6

[audio]http://pleer.com/tracks/5193538fzyk[/audio]
Oh no
Just a p s y c h o t i c girl
And I won't get lost in your world

[float=left]http://funkyimg.com/i/24Vp4.gif[/float]

Я люблю называть людей по именам. Это создает иллюзорное чувство причастности. А еще - это многих раздражает, и мне это как бальзам на сердце. Обожаю бесить снобов - в эти драгоценные секунды я чувствую, что жива.
- Адам... - пробую имя, проверяю его на прочность, на податливость. Имя гладкое, как камешек, и такое же жесткое - зубы поломаешь. Холодное имя, не то что мое. Горячие руки, холодное имя - вкусный контраст, ничего не скажешь, - Тебе идет.
Не глядя вынимаю сигарету из чужой пачки и прикуриваю снова.

...Если бы она знала, что у него тоже есть брат-близнец, и тоже старший, как бы она себя повела? Наверное, сочла бы это это плохим знаком. Или хорошим? Нет, скорее все-таки плохим. Дело в том, что она с детства не верила во всю эту лабуду с волшебной связью близнецов, с их значимостью друг для друга. Бред. Бред-бред-бред. Скорее уж это чья-то злая шутка, когда одного полноценного человека мифические силы распиливают тупой пилой пополам, деля все содержимое на две приблизительно равные части. Не каждую черту пополам, а скорее как разорвать пакет с орешками - где-то окажется больше соли, а где-то больше орешков. Высшие силы заранее лишают каждого из близнецов ровно половины того, что положено обычному среднестатистическому человеку. Кому-то везет, и дисбаланс заметен слабо, а кого-то перекашивает, вон как ее.
Фаталистка от природы, Мирте была бы уверена, что повстречать такого же "обделенного", как и она - это не к добру. Это приведет рано или поздно к чему-то очень странному. Как в мультфильме про кото-пса, где соединяются две "не своих" половинки.
Если бы она знала, что у него тоже есть близнец...
Если бы она знала, что жизнь их еще столкнет лбами...
Она бы лучше прыгнула. От греха подальше.
Но вы же не бегаете по улицам и не кричите: "хей, меня зовут name1 и у меня есть почти точная копия name2!", верно? Вот и она не знала, как, оказывается, весело это все обернется...

- А у тебя, должно быть, хороший аппетит, Адам, - смешок выходит сухим и сдавленным. Сигарета крепкая, а с учетом того, что до нее было штуки три... странно, что я еще не выплюнула собственные легкие, и не дышу, как астматик, на репетициях. Слишком благородная смерть для таких, как я? Культ чахотки уже не в моде. Его удел - романтичная богема, а не матерящееся, пусть и вполне эрудированное быдло, - Только мне кажется, что с этой-то высоты... - совершенно без осторожности наклоняюсь вперед и рассматриваю панораму под ногами, - ...от меня останется только мелко молотый фарш. Не заказывай котлеты - это будет кощунство.
Я курю быстро. Привычки красоваться с сигаретой, как это делают средней дешевизны проститутки и некоторые невьебенно пафосные девушки, у меня нет. Да и зачем? Они реально верят, что курящая баба - это сексуально?
Лично я никогда не сплю с курящими девочками.
- Фаталист? Уважаю, - ну да, чего я его спрашиваю, он-то обычный человек, его еще в зародыше не делили пополам. - И что, даже никогда не хотелось чего-то типа: "вот сдохну, и пусть они пожалеют?" А, Адам? - Я бросаю на мужчину еще один короткий взгляд. У него еще и глаза светлые. Прямо роковой красавчик. Ирландец что ли? Среди них, кажется, рыжих где-то пополам вот с такими светлоглазыми брюнетами. - Дай руку.
Мне от чего-то становится очень весело. Наверное, не стоило столько курить - в голову ебнуло. Но остановиться уже не могу. Не дожидаясь утвердительного ответа, хватаюсь пальцами за его запястье, чувствуя жилку под пальцами - жилка пока спокойная, - и опускаю ноги на узкий карниз.
Медленно разворачиваюсь, балансируя на мысках.
И заглядываю ему в глаза.
- Ну так что ты там говорил про самостоятельное решение недоразумений? - улыбаюсь шало, той улыбкой, которую редко кто видит, и на мгновение прикрываю глаза, делая глубокий вдох. И зачем-то добавляю тихо-тихо: - А вообще-то я высоты боюсь... Глупо, правда?

Отредактировано Mirthe An. Van Houten (2015-11-26 13:33:31)

+2

7

В её устах он слышит своё имя немного иначе. Первые секунды даже мерещится, что ударение не на привычную первую гласную, а на вторую, с библейским подтекстом. От ивр. אָדָם - созданный из красной глины; МакНамаре далеко до первого человека в этом бренном [тогда ещё божественном] мире, он скорее принадлежал бы второму поколению, рождённому во грехи да на выжженной земле. Однако подобное сравнение имеет место быть, рождается и умирает на языке этой блондинки. — Вот как? - усмехается, не придавая значения. Откуда она может знать наверняка, что ему идёт? Что она она знает о нём, кроме этих минут, проведённых наедине на высоте птичьего полёта, откуда виден если не весь город, то самая яркая его часть. Бродвей как сердце Нью-Йорка. Никогда не спит и всегда перекачивает человеческую кровь. Если погаснет свет местной рекламы и билбордов, то потеряет пульс и целый мегаполис. — Может быть, я соврал. А мне идёт совершенно чужое имя, - смог бы он быть Шейном? "Бог милостив", они смотрели, ещё будучи подростками, значения имён друг друга. Адам тогда спросил у мамы, почему у старшего брата английское имя, даже адаптированное ирландское, а у младшего уходит корнями в еврейский оригинал. Она ничего не ответила. Хотел бы он сейчас знать, почему она молчала? Наверное, нет. От девушки пахнет его, дорогим табаком вперемешку с её, дешёвым, а ещё с улицы вкусно пахнет жареным фундуком. Он заприметил небольшую тачку, продающую порции орехов, обёрнутые в бумажную пищевую плёнку, плотную, тёмно-коричневого цвета. Видимо, если тело девушки всё-таки упадёт на землю, то приземлится рядом или вовсе на бедного мужчину и его бизнес, портя дневную выручку. Кровавые каштаны покатятся по улице, по бордюру, свалятся в канаву.

Просто не переношу ассоциации с чего-то противного на что-то вкусное. Возможно. Не узнаю этого, пока ты не спрыгнешь. На моей памяти не приходилось быть свидетелем подобного. - Стоило озвучить последние слова, как парень задумчиво посмотрел сначала на улицу, потом на блондинку. В его голове наконец-то начали образовываться более или менее понятные контуры картины. Вряд ли непричастный человек решит сигануть на одной из насыщенных улиц Бродвея. Слишком громкая смерть была бы для девушки, которой совершенно плевать, что о ней думают другие [а это отчётливо прослеживается в её поведении с самим Адамом]. — Никто жалеть не будет. Ты не знала? Здесь всем друг на друга наплевать. Брюнет продолжает курить и как-то не сразу понимает, зачем ей его рука. Первая реакция - никакой реакции. Потому что давать свою конечность человеку, который хочет свести счёты с жизнью, не очень логично, совсем не в духе Адама. Поэтому он не протягивает руку, а скорее позволяет себя за неё взять, ибо оттолкнуть девушку означало бы толкнуть её в пропасть. МакНамара чувствует её холодную хватку на запястье, выругавшись под нос, выкидывает щелчком большого пальца не догоревшую сигарету [затяжки три ещё оставалось] и интуитивно сжимает ладонь уже на её тоненьком запястье. — Это не самостоятельное. Ты держишься за меня. Самостоятельно давно бы это сделала, а не курила дохрена сигарет подряд, оттягивая момент. Зачем тебе это? Почему не молча вскрыть себе вены в ванной комнате или купить пистолет, чтобы под углом в сорок пять градусов прострелить голову? Нужно шоу, да? Главное шоу на Бродвее, чтобы собрались зрители, которых не хватало? Чтобы все билеты на первые ряды были распроданы, да без особых усилий? - он издевается - подаётся вперёд, резко, чтобы на несколько секунд создалось ощущение падения назад. Колени прочно упираются в стену - Адам не упадёт, а она не перевалит его своим детским телом. Отпускать её он не идиот - наверняка в комнате есть видеокамера, и это будет выглядеть как чистой воды убийство. Даже странно, что в дверь до сих пор не ломится управляющий. — Значит никто тебя не поимел и не кинул, девочка? Сама себя видела только на высоком пьедестале и запоздало поняла, что он тебе не по зубам?

Отредактировано Adam MacNamara (2015-12-01 16:21:42)

+2

8

http://3.bp.blogspot.com/-CxhgPjA5BKs/VWCMnv-nmsI/AAAAAAAAw2A/oi1rZ1yKN0U/s640/Emma3.gif[audio]http://pleer.com/tracks/8354742mXn5[/audio]
Тут высоко. Чертовски, охуительно высоко и, сука, страшно. Я на долю секунды закрываю глаза и представляю, как падаю вниз. Зрачки под чуть дрожащими веками расширяются до размера вселенной, пульс учащается, я инстинктивно чуть не разжимаю руку. А что? Короткий полет, ощущение, нет, не невесомости, а скорее тугого клубка совокупляющихся змей где-то в районе солнечного сплетения, внутренний гироскоп дает сбой и... по идее, позвонки должны сломаться еще в полете, и я благополучно сверну шею до приземления. До удара об асфальт там, многими метрами ниже.
Первый и последний настоящий спектакль в моей жизни. Кушать подано!
Когда я чувствую, как воздух проседает под коленками, а рука, которая меня держит, или уж точнее, за которую держусь я, почти толкает меня спиной назад - я широко распахиваю глаза и чуть не проглатываю язык от рвущего горло крика.
Я не хочу умирать так!
Я не хочу, чтобы этот странный красавчик спустился вниз, сделал пару моих "удачных" фото и спокойно пошел ужинать. Я не хочу, чтобы он увидел меня такой... такой...
Мертвой.
- Мать твою.
Нет, не кричу, а скорее констатирую факт.
- Не смешная шутка.
Да я тоже не очень удачно щучу, блять. Делаю глубокий вдох, чувствуя подступающий приступ. Ой, а давайте у меня сейчас случится обширный инфаркт, и я рухну вниз под тяжестью собственного тщедушного тельца, утягивая за собой этого светлоглазого скептика!
- Пробовала. И вены пробовала, и под поезд лечь. И даже повеситься, да. Только прыгать еще не пробовала - ты немного нарушил мои планы, - я чуть подтягиваюсь вперед, перехватывая его руку и на сотую секунды замирая без опоры. Сердце заходится приступом аритмии. Бля. Не вовремя. - Да, ты прав. Мне нужно шоу! У меня, блять, с самого рождения отнимали главную роль. Хочется компенсировать. Только знаешь что останавливает? Я своего триумфа не увижу, а очень, сука хочется.   
Я судорожно кашляю, заходясь приступом коротких вдохов-выдохов и понимая, что если вот сейчас он меня не вытащит или не отпустит, я уйду в отключку и наверняка рухну вниз, как и все мои планы.
- А хочешь, я скажу тебе, что Я думаю? - я еще на мгновение закрываю глаза и, как могу, подаюсь вперед, рискуя соскользнуть ногами с этого ебучего карниза. - Хочешь? - мое лицо очень близко. Я могу разглядеть даже пятнышко на его радужке, - Не всем наплевать, Адам. Тебе не наплевать. - я сквозь частые вздохи ухмыляюсь ему в лицо зло и страстно. Черт, мне никогда не хотелось так жить, как сейчас! И я даже не знаю, чего хочу больше - просто жить, или сначала вцепиться когтями в это показно-равнодушной холеное лицо. Сейчас мне, пожалуй. нужна сигарета и хороший секс. - Если бы тебе было наплевать, то ты бы закрыл дверь с той стороны и пошел есть свой снобский ужин, Адам. Но тебе не наплевать, и я в душе не ебу - почему... Но ты, блять, еще раз доказываешь мне, что в этом ебаном мире не всем наплевать. И именно поэтому я все еще лезу на этот, блять, ебучий пьедестал!
Свободная рука вцепляется в отворот мужского пиджака и, чувствуя, что нахожусь на последнем издыхании, я до кругов перед глазами зажмуриваюсь и рывком прижимаюсь к тому, кто сейчас является моей единственной опорой в прямом и, сука, переносном смысле этого слова, шепча ему на ухо как можно более отчетливо и внятно:
- А теперь вытащи меня отсюда. Поговорим.
А потом в мозгу кто-то щелкает тумблером. Error. Reset.

+2

9

Моя мать мертва. Хочешь повторить её участь?
Он держит её крепко, она не упадёт, даже если захочет. Некомфортно ощущать себя во власти другого человека и решения, девочка? Знание имени вряд ли спасёт от участи быть скинутой. Откуда ей знать, что у него на уме? Она даже его не знает, не располагает фактами относительно личности, кроме имени, непонятного акцента и насколько монотонно, почти спокойно может биться его пульс. Сумасшедшая баба. Не столько склонная к желанию встретиться со смертью, сколько к бесполезному прожиганию жизни. — Мне понравилась, - и это он говорит искренне. Жаль, что девушка не видела своего выражения лица. Она бы сразу же поняла, что и умирать-то не собиралась. Ведь всё было в расширенных зрачках, испуге, сухих губах и крике. Адам щурится и даже вслушивается в поток слов блондинки, когда мелькает формулировка "с рождения отнимали главную роль". Властный брат, сестра, сразу несколько, нелюбимая младшая? Любопытство журналиста, отчасти понимание. Что именно заставило МакНамару ей поверить останется загадкой и вскоре сотрётся временем, прошедшими днями, часами и минутами с той их встречи в Нью-Йорке над красочным Бродвеем. Девушка заходится кашлем, и выглядит он как-то совсем не здоровым. Не похож на обычную простуду, свойственную при переедании холодным мороженым. И подаётся вперёд, оказываясь на расстоянии нескольких сантиментов от лица брюнета. Он не отводит голову назад, молчит, смотрит ей в глаза, слушает. — В тебе было гораздо больше пользы, если бы не старалась добиться признания окружающих. Полагаю, талантом ты обделена, как и 90% населения, но тогда молча бы жопу драла. Я принял участие в этом шоу по одной простой причине - грехов на душе хватает, новый брать не хотелось, - находясь меж двух огней, желанием выкинуть эту женщину из окна и вернуть её в комнату, налив при этом добрую порцию вискаря из личных запасов, покоящихся в рюкзаке, выбирает нейтральный вариант - просто сделать то, что она просит. Всё происходит очень быстро - блондинка отключается прямо на руках у ирландца, тот подаётся вперёд, болезненно упираясь ногами в подоконник. Красноречивое "блять" пропечатывается в голове слишком громкой мыслью, но времени проводить параллели между недавним кашлем и обмороком нет - списывает на стресс и банальный испуг. Адам прижимает хрупкое женское тело к себе, аккуратно отступает назад, потом делает рывок - и падает на пол, потеряв-таки равновесие и не рассчитав реальный вес незнакомки. Она же приземляется сначала на него, а потом сваливается на бок. — Замечательно, - констатирует факт брюнет, тяжело дыша и положив правую ладонь на грудак. Если вначале его пульс еле-еле подавал признаки жизни, то сейчас же он чувствовал, как ебашит сердце. Видимо потому, что всё позади. Эта идиотка не прыгнула, совесть если не чиста, то хотя бы не запачкана ещё больше. Ему бы встать да взять сумку, оставить всё это дерьмо в этой комнате, номер которой он даже не удосужился запомнить. Кашлянув, потом второй раз и третий, Адам встаёт на ноги и, закатив глаза, берёт на руки сумасшедшую блондинку и кладёт её на кровать. Позвонить на ресепшен и позвать врача = лишить себя возможности узнать, что же она имела ввиду, говоря про "отнимали главную роль". Журналист воевал с Человеком, ведь гуманно было оставить девушку в покое и оказать медицинскую помощь. Зачем ворошить в ней то, что, очевидно, доставляет душевные переживания и выводит из состояния равновесия?

Он не церемонился.
Шаг первый - полстакана ледяной воды в лицо.
Шаг второй - смачная пощёчина по левой щеке.

w   a   k   e
u         p

На, - протягивает стакан, взятый из ванной комнаты, наполовину наполненный виски. 0,5л, Джек, конечно же, Адам надух не переносит ирландский. Свою порцию он держит в руке. Пьёт, не разбавляя, а если почувствует надобность, то в минибаре покоится запас натуральных и не очень напитков типа сока и содовой. Блондинка - на кровати, брюнет - в небольшом кожаном кресле рядом с изголовьем. На с тумбе - стакан из-под воды, вылитой ей на лицо [как результат - мокрая кожа, частично волосы, шея и верх майки]. На её лице - пылающий след от пощёчины, что привела в чувство. — Дура ты. Если слабое здоровье, то нет смысла звать смерть. Она уже в тебе.

+2

10

Ноль ты, или к о р о л ь?
Чужак или наш?
Кто и из какой книги твой персонаж?
Поймешь, как перелистнешь,
А пока не растаял м и р а ж -
На старт! Внимание! Марш!

http://49.media.tumblr.com/5dc4cf36119f7588e2d5e7608cab50bb/tumblr_nwe7htIFEH1s7711wo3_500.gif

http://49.media.tumblr.com/f16c0d7de504f47d32fe0d1358b41da5/tumblr_nwe7htIFEH1s7711wo1_500.gif

И держись,
Ведь это лишь п р е л ю д и я...
Вся наша жизнь -
Безумная иллюзия!

Вдох...
Гипервентиляция легких только с первого взгляда кажется такой всей из себя невинной штуковиной. На самом же деле это совсем не так.
Вдох...
Обширные инфаркты, обширные инсульты - им плевать, сколько тебе лет, кто ты, кем работаешь, чем живешь и с кем спишь. Если у тебя есть синдром гипервентиляции легких - они придут к тебе, рано или поздно.
Вдох...
Это почти невозможно контролировать. Это может возникнуть и без причины, но чаще после того, как ты понервничаешь, или испугаешься, или сильно расстроишься.
Вдох...
Дыхание учащается, как у неопытного марафонца во время бега. Альвеолы расширяются, легкие перенасыщаются кислородом. Казалось бы - что в этом плохого? Казалось бы - радоваться надо в наш век его глобального недостатка. Казалось бы... но вот ведь какая штука - как только кислорода становится в два, в три, в пять раз больше - настолько же меньше становится углекислого газа. Ну и фиг бы с ним, скажут многие.
Вдох...
Нихера. Углекислый газ - не менее важная составляющая каждого из нас. При недостатке углекислого газа вас настигает гипокапния. Это когда щелочная среда в легких не дает ферментам действовать, и клетки начинают умирать. Чтобы этого не произошло - начинается спазм бронхов и сосудов. И вот она, здравствуй, гипоксия.
Вдох...
Замкнутый круг. Много кислорода, гипокапния, спазм, мало кислорода, гипоксия. Обширный инфаркт, обширный инсульт или...
Вдох...
...обморок. Естественный защитный механизм организма, отключающий дурной мозг, чтобы тот не командовал раз за разом быстро и часто вдыхать. Сознание отрубается, дыхание приходит в норму. Или почти в норму.
Вдох...
Кажется, я снова научилась дышать. В этот раз опять пронесло?
Болит сердце. Даже не болит, а тупо ноет. Болят запястья. Болит голова. И почему-то еще болит щека. Да так сильно, будто к ней утюг приложили.
А еще охуеть как холодно.
- А-а-апчхи! - дергаюсь, рывком поднимаясь на постели. Перед глазами плавают цветные круги. С носа капает вода, глаза щиплет. Что за херня? Зажмуриваюсь, прижимая ладони к мокрым глазам, мотаю головой, зарываюсь пальцами в волосы на висках. И только потом понимаю, что перед лицом маячит стакан с золотистой жидкостью и характерным запахом. Беру стакан в руки и бормочу, - Спасибо конечно... Но...
А что, собственно, "но"?
Когда я вспоминаю последние минуты до отключки, становится ясно - что именно. Зрачки расширяются снова, а дыхание перехватывает. Очень просто поставить недостающий фрагмент. Вот я вишу на высоте сколки-то там дохуя этажей, а вот я уже лежу в постели. Бля. Бля-а-а-а... Я же чуть не упала, да?
Делая очередной судорожный вдох, я тычу дрожащим пальцем в сумку, которая стоит там же, где я ее оставила - у гребанного окна.
- Пакет... там коричневый бумажный пакет... пустой... - на меня, кажется, смотрят с недоумением - не знаю, вижу плохо, в глазах темнеет, - Да скорее же!
Жидкость в стакане штормит по десятибальной шкале, и я спешу его отставить. Я уже почти ухожу обратно в обморок, когда получаю вожделенный пакет в руки и подношу к лицу.
Дышать. Медленно. С наслаждением. Вдыхая углекислый газ, которого в пакете становится все больше по мере вдохов-выдохов. Успокоиться. Почувствовать приятную пустоту в голове. Не знаю, не пробовала, но по мне так это покруче любой наркоты. Только после пяти-шести таких вдохов я решаюсь отнять пакет от лица и устало ухмыльнуться.
- У вас, мужчин, все-таки кривая логика. Если баба (даже если это такая ебанутая баба, как я) сидит на окне и курит - она не обязательно будет прыгать. Возможно, она просто задумалась. Удивительно, но факт. Иногда мы думаем, - лично я - редко, - Твое здоровье.
Руки все еще дрожат, поэтому стакан приходится удерживать в лодочке ладоней. Обжигающий комок прокатывается по пищеводу и камнем падает в желудок. То, что надо!
- И да, такие, как я, от болезней обычно не умирают... - хотелось добавить "такие бездарности", ведь его обидные слова все еще стоят в ушах, но мне меньше всего хочется сейчас, чтобы меня жалели, особенно такие, как он. Но этот и не станет, - Только если от скоротечной пневмонии после вынужденного ледяного душа. Окошко закрой, будь так добр.
Пока мужчина возится с окном, без обиняков стаскиваю мокрую майку через голову, морщась от холода, обнявшего руки мурашками.
- К слову сказать, когда я бронировала номер, мне сказали, что он последний. Как будем данную хуйню решать, Адам?

Отредактировано Mirthe An. Van Houten (2015-12-07 13:02:56)

+2

11

Делает хороший такой глоток виски, который помогает лучше, нежели глубокий вздох вплоть до боли в груди. Всё закончилось. Эта сумасшедшая баба сидит в пределах комнаты, игры со смертью остались на карнизе, а сам Адам, допив весь алкоголь в стакане, пойдёт разбираться с администрацией. Несомненно потребует возмещение морального ущерба, ведь в его деловые планы совершенно не входило вытаскивать незнакомых девок из окон. Если бы не ошибка со стороны отеля, он бы заселился в соседний номер, разобрал вещи, открыл бутылку газированной воды из мини-бара и, захватив деньги, спустился вниз перекусить. Кто знает, упало бы через несколько минут тело блондинки или нет, это уже другая история. Та, что прошла мимо, соприкоснувшись с самим МакНамарой. Он буквально чувствовал это ответвление, эту альтернативу, этот другой исход. К чему бы привела другая история? Сам Адам пока даже не знает, к чему ему приведёт эта, полагая, что она закончится здесь и сейчас, в 2012-ом году. На заднем фоне, где-то между трещинами подсознания, слышен приглушённый смех - Судьба не играет в скучные игры, не стоит об этом забывать, ирландец.

Смотрит на неё, подняв бровь. Что-то ещё не нравится? Верх наглости и детскости. Промелькнула мысль о брате, который иногда считает, что забота друг о друге - это тоже своего рода обязательная вещь, входящая в пакет услуг под названием "Близкий человек". Спасибо можно не говорить. Эта девушка говорит его как-то скомкано, а потом и вовсе тычет куда-то в сторону окна [сошла с ума? желает повторить аттракцион?] После сжёванных комментариев на повышенных тонах становится понятно, что ей надо и откуда именно. Закатив глаза, брюнет встаёт и направляется к сумке, дабы найти злосчастный пакет. Замечательно, сейчас её стошнит, она всё испачкает, и этот номер придётся оставить за ней. Не сказал бы, что это будет очень обидное поражение и невосполнимая утрата, но, судя по организации в отеле, найти альтернативу будет либо очень долго, либо проблематично, либо её найдёт сам Адам в другом отеле. Волокита с уже прошедшей оплатой, возвращением, банком. От одних только мыслей, какие здесь работают идиоты, МакНамара сам почувствовал нужду в таком же пакете, который он уже отдал блондинке и встал возле кресла, где сидел минутой ранее, уперевшись в его спинку свободной ладонью.

Наблюдает за её действиями. Словно ест воздух, который сама же и вырабатывает частой чередой вдохов и выдохов. Значит, не просто обморок под эффектом стресса или испуга. Да и от скачка сахара в крови другие действия - ирландец помнит, как отец силой впихивал в мать молочный шоколад, когда та даже не могла сфокусироваться на реальности происходящего. Помнит он и Шейна, который стоял по левую руку от него, как тот дрожал. Или это был сам Адам?
Всё-таки никакая игра не сравнится с настоящей болью и эмоциями, - это так, наблюдение как со стороны, так и из первых уст. — Если прогулка по карнизу высотного здания - это «сидит, курит, задумалась», то ты точно ебанутая, - говорит с усмешкой и даже подобием улыбки, помешивая остатки виски в стакане. Подумав, решает на спешить - доливает себе ещё из бутылки, оставленной на полу. Молча разворачивается и идёт к окну, дабы исполнить волю прекрасной дамы - закрыть. Заодно заходит в ванную комнату, берёт первое попавшееся полотенце [угадал, для лица, судя по небольшому размеру] и, вернувшись к креслу, кидает его на колени блондинке. Обнаруживает ту уже без майки, в одном нижнем белье. Поднимает бровь, глянув сначала на грудь [точнее, её минимальное присутствие], потом в глаза. — Меньше всего мне хочется жить в номере, где "покурить" будет превращаться в спектакль. Хах, кстати о спектакле. - Недобрый огонь лижет его взгляд, когда брюнет садится в кресло и смотрит на незнакомку, отпивая виски. — Расскажи мне свою историю. И после я спущусь вниз, узнаю, что можно сделать. Если твой рассказ окажется достаточно интересным, то я оставлю номер за тобой. - Говорят, нельзя заключать сделку, не зная всех условий, писаных и неписаных, большим и мелким почерком, в самом тексте и между строк. Но Адама нельзя было сейчас сравнивать с Румпельштильцхеном, ведь он ещё не определился, будет ли использовать как-то полученный материал в журнале или же прибережёт её для чего-нибудь поинтереснее. — Выпьем? За сделку. - Протягивает к девушке свой стакан. А вот теперь уже можно.

Отредактировано Adam MacNamara (2015-12-13 14:56:26)

+1

12

[audio]http://pleer.com/tracks/12897602RlYs[/audio]
Часы, тик-так -
Отмеряют мое дыханье.
Я для кого-то - пустяк.
Ты для кого-то - все мирозданье.
Часы, тик-так -
Крутятся шестеренки.
Жизнь для кого-то - пустяк,
Старая кинопленка.
Часы, тик-так -
Стрелки бегут по кругу.
Давай оставим все так.
Давай обманем друг друга.

Когда пальцы перестает неприятно покалывать, а на щеки возвращается румянец, мир становится на место.
Я все такая же неудачница. А еще трусиха. И у меня за плечами очередная нереализованная попытка суицида. Или я все-таки не собиралась прыгать?
Наверное, не собиралась. Тогда какого хуя, спрашивается, я полезла на карниз.
Ах да, я же, блять, ебанутая, точно.
Нет, на самом деле, когда я полезла именно на карниз, мысли прыгать у меня уже не было. Мне хотелось поиграть с судьбой. Настоящие фаталисты меня поймут. Я верю в то, что в этом сучьем мире все, в том числе, мое ебучее невезение, кем-то там предрешено, но! У меня просто руки чешутся поспорить с судьбой, хоть в чем-то попробовать ее наебать и выйти победителем. Это очень сильно треплет нервы, но я уже заметила за собой небольшой пунктик. Все-таки я - адреналиновый маньяк, испытывающий особую извращенную страсть к проверке своего сердца на прочность.
Ну и опять же - потрепать нервы еще и другим, это ж... бальзам на мою израненную душу!
Испытывать на прочность внешне спокойных людей было вдвойне приятно. Сбивать корку снобизма и показного равнодушия. Да, мир неравнодушных - мой идеальный мир.
Только это все утопия. Блядская утопия.
- Спасибо за комплимент, - улыбаюсь совершено искренне, прикрываться не тороплюсь. Да что он там увидит, чего не видел половозрелый мужчина... скольки лет? Двадцати пяти? Тридцати? Какая мне, в сущности, разница? А вот полотенце очень кстати, да, - и за заботу.
То ли издеваюсь, то ли недоумеваю - сама не определилась. Для меня и правда это как-то странно - какое ему, в сущности, дело-то? Отбросив влажное полотенце, укутываюсь в покрывало и сажусь по-турецки на гостиничной полутораспалке, прихлебывая из стакана.
- Звучит, конечно, интригующе. Вот только проку тебе от моей истории? Ничего необычного, поверь, все как у всех... О'кей. За сделку, - Тихий стеклянный стук. На секунду я прикрываю глаза и восстанавливаю в памяти свой грандиозный провал. Кусок за куском. Морщусь от раздражения на себя, но все равно анализирую, ища и находя ошибки. - Устраивайтесь поудобнее, мальчики и девочки, я расскажу вам сказочку...
Я умею рассказывать сказки. Смешные, грустные. Литература была единственным предметом, по которому в средней школе у меня было твердое безоговорочное "отлично". Родительские попытки вырвать из меня с мясом любовь к сочинительству и игре на публику были наивны и, как следствие, тщетны. Да что уж там! Если мне надо, я даже могу не материться.
Могу, но не хочу.
Откинувшись на спинку кровати, из-под прикрытых век наблюдаю за, по сути, совершенно незнакомым мужчиной, с которым меня, опять же по сути, не связывает ничего, кроме того, что он вытащил меня из пасти окна уже после того, как я отключилась. Я ему жизнью обязана, да? Ладно, мне не привыкать ходить в должниках.
- Жила-была девочка. Совершенно обычная девочка из совершенно обычной семьи. Играла, как все, во дворе, получала совочком по голове, разбивала коленки, наряжалась в мамины платья. И была у девочки мечта. Такая, которая не проходит с годами, а только сильнее становится. Девочка мечтала играть в театре. Или в кино - не суть. Актрисой она хотела стать. Банально. Да, никто не спорит. Но девочка упорно стремилась к мечте. А еще девочка умела танцевать, хотя я не сказала бы, чтоб она это сильно любила. Но все считали, что у нее есть к этому талант. Даже злой волшебник, который запрещал девочке быть актрисой, смирился и признал ее право танцевать на сцене. Но однажды, когда девочке предстояло пройти большое испытание... нет, самое большое танцевальное испытание, прилетел дракон и украл кусочек ее сердца.
Я делаю вдох, до судороги сжимая пальцы на теплом дешевом стекле, еще раз вспоминая, как очнулась в больнице. И как мама поздравляла меня с тем, что Эйп заняла третье место в мировом чемпионате. От моего имени. Как же я их всех тогда ненавидела! Как я хотела умереть...
- Я пролежала в коме несколько дней, - не замечаю, как из рассказа исчезает безликая "девочка", вытесненная реальной личностью и сухими фактами, - врачи запретили мне танцевать. А отец - поступать в актерскую школу. Обычный колледж, набившая оскомину серость, ссоры. Очень много семейных ссор. Я ушла из дома... в девятнадцать? Или в двадцать - не помню. Решила во что бы то ни стало стать актрисой... - зеваю, тактично прикрывая рот ладонью. Допиваю остатки виски из стакана и сажусь поглубже, приваливаясь плечами к спинке скрипучей кровати, - а сегодня я провалила еще одно прослушивание. Разволновалась, как девчонка и... Ты верно сказал - бездарность. Вот такая сказка, Адам. Вот такая блядская сказка без хеппи-энда...
Морщусь, прижимая ладони к покрасневшим воспаленным глазам. Хочется спать. Завтра надо возвращаться в Сакраменто и начинать все сначала. Все заново. Надо. Иначе...
- Слушай, а может ну их всех нахер? Я не храплю. Отдай мне подушку, и я уйду спать на кресло. Или в ванную, - хитро прищуриваюсь и хлопаю ладошкой по месту рядом, - ну или подвинусь. Ты же не разговариваешь во сне?
Это такая игра. Невеселая. Не умная. Ненужная. Но довольно азартная, и она хоть как-то скрашивает перспективу завтрашнего дня.
Завтра наступит завтра.
Ебаное завтра. Как всегда.

Отредактировано Mirthe An. Van Houten (2015-12-13 20:04:06)

+1

13

Считать комплиментом то, что было сказано со смачной долей иронии, и заботой совершенно обыкновенный жест, даже с оттенком грубости. Да что не так с ней? Какая нормальная девушка а) полезет на карниз просто покурить; б) будет вести с ним разговор о жизни, да ещё интересоваться именем; в) к тому же вот так просто сидеть в одном бюстгальтере, и плевать, что показывать особо не чего, сам факт! г) и благодарить за сущую мелочь, при этом ничего не сказать про тот факт, что Адам, чёрт возьми, втащил её в безопасную комнату, в то время как сама блондиночка явно раздумывала, в пользу Жизни или Смерти качнутся её весы? Ему на какой-то момент времени даже стало интересно, как её зовут. Был уверен - не банальным Сара, Ванесса, Элизабет, Анна. Как-то иначе. Настолько, что, наверняка, ей совершенно не по душе.

Частичная обнажёнка заканчивается также быстро, как и началась - девушка кутается в покрывало, удобно садится на кровати, и все её жесты говорят о том, что рассказ о трудной жизни, что привела к не самым здоровым мыслям, всё-таки будет. — Я коллекционирую ненужные вещи и даю им повторную оценку, ибо зачастую их хозяева были несправедливо категоричны или слепы в своих суждениях. Ведь именно так и было, такова в принципе работа журналиста. Ещё никогда ни один из опрошенных Адамом личностей, как мужчин, так и женщин, не признавал свою жизнь интересной, особенной, выдающейся. Хвастунов же МакНамара не переносил на дух, ибо то, что громче всех гремит, зачастую пусто внутри или наполнено опилками, действительно неинтересными и бесполезными. За годы практики, а прошло немало времени с тех пор, как он стал штатным сотрудником редакции «Sacramentolife», Адам успел повидать очень многие истории, часть из которых посчастливилось поведать в своей литературной колонке, на злобу, так скажем, дня. Зарисовки разноликих жизней [проститутки, наркоманы, сироты, сексуальные меньшинства, извращенцы, фрики, патриоты, религиозные фанатики и поклонники Дональда Трампа; это лишь малая часть] не оставили на самом ирландце ни единого отпечатка или следа - слишком такая жизнь была далёкой, по ту сторону зеркала, хоть и казалась порой достаточно близкой, чтобы позволить ощутить собственное тепло. Но нет. Это всё сначала было на устах чужих людей, а затем переносилось через частичную или полную фильтрацию на электронные листы его личного компьютера. Иногда писалось от руки. Зависело от настроения. И каждый раз, если МакНамара находил интересную, пыльную вещицу из запрятанного в дальний угол склада, она приводила его к броской теме для статьи. Может, не уникальной, но эта нить выводила из его лабиринта прямиком к очень нужному гонорару. Кому в наше время не нужны деньги? Он не оборачивался, когда клубок выводил вместе с ним и самого рассказчика. Узнать, хорошо тому или плохо, затронул ли Адам что-то важное или же прошёл мимо всех тех тем, что казались жизненно необходимыми и обязательными для привычной деятельности. Плевать. Ирландец получал золото, вычищенное из груды острых и грязных камней. Сейчас же, сидя в кресле рядом с этой девушкой, брюнет смотрел на неё с прищуром. Стоит ли оно того?

Соприкосновение стекла о стекло; лучше и красноречивее любого рукопожатия; до чего же избитый жест.

Он слушает историю молча. Не перебивает. Три раза подносит стакан ко рту, чтобы ощутить во рту вкус виски, и убирает руку обратно на подлокотник. В какой-то момент ждал кульминации, как оно чаще всего и бывает. В музыке, например. «Реквием» Ре минор, K.626, а точнее часть Lacrimosa dies illa. Слышно напряжение в хоре, как увеличивается громкость и накал. То самый пик, то гладко и нежно, то снова остро и выше, ещё выше. Адам ждал чего-то похожего и в рассказе блондинки. Её фраза про детство, про лишения навеяли ему мысль о чувстве, знакомом только разве что близнецам в моменты ссор и непонимания друг друга. Когда чувствуешь себя неполноценным. Незавершённым. Совсем как "Реквием" Моцарта. Ты можешь быть сколько угодно глубоким, талантливым, интересным, что-то из себя представляющим, но если тебя начали и не закончили, то что ты представляешь из себя? Набросок, теряющий контуры с дальнейшим существованием. МакНамара на долю секунды подумал, что незнакомка, которая своим небрежным отношением к жизни задержала его в пределах этой комнаты, может тоже оказаться близнецом. Глупое заблуждение оказалось способным завести его достаточно далеко от планов на этот день.

Рано говорить о конце истории. Он будет тогда, когда ты действительно умрёшь, - могло прозвучать высокопарно, но Адам сказал то, что думал. После смерти жизни нет, там нет ничего. Ни чувств, ни эмоций, ни чёрного цвета. Как компьютер ничего не чувствует, стоит его выключить и отключить от питания, так и человек. И никакой перезагрузки. Блондинка потирает глаза [от усталости, скуки или из-за накативших эмоций], брюнет допивает виски и на этот раз не доливает новую порцию из бутылки, которая не вернётся в его рюкзак. Останется тут. В то время как МакНамара встаёт с кресла и ставит опустевший стакан на прикроватную тумбу. — У меня свои дела и планы. - Отходит обратно к окну, забирает рюкзак, закидывает его на плечо, убирая левую руку в карман джинс. Смотрит на девушку, чьё имя так и не узнал. Вряд ли их пути снова пересекутся, так и смысл? Точнее, никогда не пересекутся. Эта комната в отеле стала для них своего рода поездкой в поезде. Откровенные разговоры двух людей, чьи дороги сошлись лишь на ограниченный промежуток времени и маршрута, чтобы разойтись и расползлись в разные стороны карты. — Выспись что ли. Комната останется за тобой. Забавно, но Адам не прощается. Он вообще никак не обозначает свой уход, никак словесно, разве что хлопком двери, которая автоматически закрывается сразу же за его спиной, стоило брюнету покинуть пределы апартаментов. На одного человека. Судьба распорядилась так, чтобы этим человеком оказалась незнакомая девушка с изуродованным сердцем. А что, интересная история. Именно поэтому МакНамара, ощущая приятное тепло в груди после выпитого алкоголя, лёгкой походкой, совсем не той, что была у него по прибытию в отель, спускается на первый этаж и без скандала просит вернуть ему деньги за оплаченный номер на карточку в течение трёх рабочих дней, а номер оставить за... Как её? Мисс Ван Хутен? Именно, за мисс Ван Хутен.

t h e       e n d

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Sky fall ‡или "давай если не поженимся, то хотя бы познакомимся".