Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » мы неразлучны словно день и ночь


мы неразлучны словно день и ночь

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Draco J. Marder & Nicole Lefèvre
8 years ago
https://31.media.tumblr.com/7e87a08921861715fa9ffc0f660898b6/tumblr_inline_nrwmv4ueTX1qlt39u_500.gifhttp://38.media.tumblr.com/6a7195fbfecd776fe1f0ab57c8190daf/tumblr_nabjb5umrD1qe4nm9o1_250.gif
[audio]http://pleer.com/tracks/134607459JGM[/audio]
I've been here before
But always hit the floor
I've spent a lifetime running
And I always get away
But with you I'm feeling something
That makes me want to stay

How do I live? How do I breathe?
When you're not here I'm suffocating
I want to feel love, run through my blood
Tell me is this where I give it all up?
For you I have to risk it all
Cause the writing's on the wall

Отредактировано Draco J. Marder (2015-11-29 10:44:53)

+1

2

06/11/2007
Я достаю наушники и затыкаю уши. Скорее-скорее, трясутся руки, хочется кричать. Страх, одиночество, истерика – это мои спутники в ночное время. Прошел месяц. А мне кажется, что я целую вечность живу одна.  Хотя, я до сих пор жду, что мама войдет в комнату, обнимет меня и тихо прошепчет: Никки, я рядом. От этих мыслей снова душат слезы, меня снова пугает темнота и оглушает это молчание.  Открываю плей-лист и нажимаю на первое что попадается. В ушах разносится приятный голос, громкость до предела.
You fake god damnation
You pray for salvation
'Cause your heart is made of stone
You can die and rot alone

Дыхание нормализуется, я прихожу в себя, мои слезы может выдать только влажная подушка. Я не готова была в 16 лет оказаться одна, совершенно одна. Не так я представляло свое будущее.  Со мной живет абсолютно чужой для меня человек, хотя она приходится мне бабушкой, мы никогда не были с ней близки. Она прекратила общение с мамой, как только родилась я – внебрачный ребенок. Позор, унижение, бастард и все дела. С такими не принято водиться  воспитанным царским кровям.  Я месяц живу с ней, но мы не общаемся, стараемся не пересекаться и решать все свои проблемы самостоятельно. Только маленькая проблема, я не привыкла быть самостоятельно на столько. Я привыкла к заботе, вниманию и любви. Я привыкла, что приходя домой, я становлюсь принцессой. А сейчас я прихожу домой, и я никто.
I hope you're unhappy and hurting inside
I want you to choke when you swallow your pride
Lay in your coffin and sleep with your sins
Give me the nails and I hammer them in
Right now

Я страдаю, я несчастна. Я бы давно ушла бы в мир мамы, но у меня нет столько смелости. Я в отчаянье, я в горе. Мне не хочется жить, не хочется никого видеть. Каждый раз перед сном, я мечтаю, что у меня так же оторвется тромб, и я не проснусь. Я останусь в прошлом, но я уже не буду одна. Я не буду страдать, мучиться. И я снова захлебываюсь слезами. Мне жалко себя, я плачу от отчаянья. Я не понимаю, мне горько от тог, что я потеряла самого дорогого человека или от тог, что я потеряла свое будущее. Миссис Лвфер не станет тратить на меня лишнее деньги, тем более на бесовское увлечение. Она верующая, она молиться Богу. Я никогда не верила в него и никогда ни о чем у него не просила. Как можно верит в Бога, если он отнимает жизнь твоей дочери. Как можно верить в бесов, если ты сама не хуже дьявола. В моей голове слишком много мыслей. Они путаются, теряются. Я сама путаюсь и готова где-то в ком-то затеряться.
This time you won't be heard
You are gonna burn
It's funny how the table
How the table turns!

Я схожу с ума. Я не могу спать. Я не могу быть одна. На часах 03:17. Это поздно или рано для звонка. А если смысл в этих звонках. Скорее всего, это все не важно. Я набираю его номер, вытираю сопли и слушаю монотонные гудки.
- Алло – я всхлипываю, когда слышу его сонный голос. Становится легче. – Наркотик, можно я приду к тебе сейчас? – несколько домов и мое одиночество приутихнет. Пара минут и я буду в объятьях своего успокоительного. Кажется, ряlом с ним я забываюсь, теряюсь.

Отредактировано Nicole Lefèvre (2015-11-21 13:46:18)

+1

3

Смерть близких - это сильно. Не каждый может пережить, найдя в себе смысл оставаться на этой земле и дальше, без того, кто изо дня в день показывал тебе путь. Я пытаюсь проникнуться чувствами моей Николь, но у меня выходит это с огромным трудом. Я пытаюсь прочувствовать ее утрату, но на слове "мать" я всегда останавливаюсь. Я даже не знаю, как повел бы себя, если бы моя откинула концы. Наверное, если бы это случилось, мои невидимые кандалы освободились, и я наконец-то стал свободным. Я знаю, что Никки обожала свою маму, а я, напротив, чувствую весь спектр отрицательных эмоций и негатива при виде своей сексуальной фурии. Ну не сложились у нас материнско-сыновьи отношения. Ей надо было учесть тот факт, что я душевно больной, и мне семнадцать, прежде чем она начала расхаживать в шелковом коротком халатике перед моим носом; ей надо было учесть тот факт, что на подростка поднимать руку крайне нежелательно, ведь это может привести к неожиданным последствиям. Ей надо было учесть много чего, но она даже не думала обо мне. А я о ней думал, по ночам, вспоминая, как она орет на меня, поднимая свою тонкую руку, дабы дать мне пощечину, и как я смотрю в замочную скважину, когда она принимает душ. Итог один : моя мать - мне не мать. Она мать Элиасу и Фриде. И иногда я даже готов танцевать на маленькой горстке ее костей.

Но я уважал мать Николь, она была совсем другая. Добрейшей души женщина; от неё веяло вселенской материнской заботой, лаской, мятными пряниками и имбирным чаем. Но дом Никки опустел, теперь там больше нет яркого уютного света, а на Рождество уже никто не украсит этот дом так, как делала она. Бабушка Ник хоть и неплохая женщина, но намного черствее, и, на сколько мне известно,  общий язык они все еще не нашли. Да, моей девочке слишком тяжело, ей нужна моя поддержка. О такой маме хочется лить слезы, о такой маме хочется ностальгировать, о такой маме хочется вновь и вновь вспоминать. О такой - но не о моей. И лучше бы стерлась с земли та, что родила меня, чем та, что родила мою Николь.

Я спал. [ удивительное явление, ведь все чаще ко мне приходит госпожа бессонница] Но разбудил меня звонок, сладкий звонок, приятный.
— Ты еще спрашиваешь. Жду тебя через пять минут. Оденься, на улице холодно. Наркотик вместе с наркотиками весь в твоем распоряжении. -  и хотя идти от ее дома до моего надо было ровно одну минуту, я все равно подумал о том, что ей надо одеться. Я ведь знаю ее, пробежит через двор в одном белье, а потом сляжет в постель на неделю.
Она часто называет меня наркотиком, а я часто угощаю ее наркотиками. Мне кажется, именно сейчас они ей просто необходимы. Знаю, что подсаживаю ее на них собственноручно, но я глубоко убежден, что эта таблетка от всех невзгод и жизненных трагедий.

Я включил маленькую лампу около кровати, подвинул подушку повыше и прилег на нее. Я принимаю ее так просто, без всяких переодеваний в халаты и излишней гостеприимности. Она знает каждый сантиметр моего тела, чего же скрывать? Я успел тихонько сбегать на первый этаж и достать пару пирожных, купленных отцом.  К тому же, для Николь у меня есть маленький подарок.

+1

4

Я как и все подростки люблю перемены, что-то новое. Мне нравится, когда жизнь пестрит чувствами, эмоциями. Мне нравится смеяться, улыбаться, мне нравится  вызывать смех и улыбки. Это же нормально. Мне нравится быть нормальной, обычной, такой как и все. Но не все в 16 лет остаются без мамы. Не все к 16 годам готовы к слезам, горю и печали. Мне хочется засмеяться, но выпускаю только истеричный смешок, а потом по щеке обжигающе скользит слеза. Кожу щиплет, она уже устала утопать в моих реках.
Благодаря пережитому, я начала ценить постоянство. Я научилась дорожить каждым мгновением с Дркако. Он для меня сейчас самый дорогой и незаменимый человек. Не знаю, понимает ли он это, чувствует ли мою жуткую привязанность к нему, зависимость от него. А может я ошибаюсь, заблуждаюсь и это все самовнушение. Мне просто нужен кто-то рядом. Просто кто-то, кто сможет терпеть мои слезы, мои истерики, мои красные заплаканные глаза и жалобы. Может, я просто использую его, пользуюсь его телом.
Может быть. Сейчас я ничего не знаю. Я только понимаю, что мне больно, и я не могу сама справится с этой болью. Мне становится легче от ответа. Думаю, если бы он нес какую-то сонную хуйню, то мне и от нее стало бы легче. Главное, что он говорит со мной.
- Спасибо – спасибо, что ответил, спасибо, что ждешь, спасибо, что переживаешь, что заботишься. В моим сухом спасибо, я таю слишком много всего. Мне приходиться прислушаться к здравому сознания парня и что-то одеть на нижнее белье. Открыв шкаф, достаю удлиненный свитер – этого вполне будет достаточно. На улице не лето, но он сможет меня отогреть. У него есть все для моего тепла и спокойствия. Вытираю остатки от слез и натягиваю кеды.
Я так привыкла к этим побегам. Я всегда сбегала к нему. И мне не нужны причины для этого бегства. Просто хотела его чаще видеть, Просто хотела знать о нем все и чтобы он знал обо мне все. Не хочу, чтобы у него появился кто-то такой же, как я…близкий.
Ступенька за ступенькой, нажатие на ручку и вот мои легкие вдыхаю прохладный свежий ночной воздух. По ногам пробегают мурашки от прохлады, но тело не успевает замерзнуть, так как буквально две минуты и тело уже находится в его доме. Снимаю кеды, мокрые от росы и на цыпочках проскользаю к нему. Приглушенный свет, запах его комнаты и его глаза.
- Привет – тихо шепчу и запираю за собой дверь, кинув обувь у входа. Я не хотела ничего говорить. Не хотела жаловаться и говорить как мне плохо. Каждый раз как я начинала говорить о своих переживания, то сразу захлебывалась слезами, а плакать мне совершенно не хотелось. Один шаг в его направлении. Один вдох. Пальцы обхватывают край свитера и в следующее мгновение он уже валяется на полу. Еще несколько шагов и я прижимаюсь к моему Наркотику. Мне хочется чувствовать его тело. Хочу ловить удары его сердца отголоском в своей груди. Руки обхватывают его шею, я,  как питон на своем хозяине – тяжелая, но родная ноша. Носом упираюсь в его шею и вдыхаю родной запах.
- С тобой всегда лучше – тихо щекочу дыханием его шею. – Я схожу с ума в своем доме. Не могу там находится.  Я нигде не могу находиться, хочется сдохнуть.

+1

5

Сейчас мне семнадцать. И я намного человечнее, чем буду потом. С возрастом остатки моей честности, храбрости, совести канут в лету. А сейчас я еще способен к состраданию, к вере в то, что всё впереди будет еще лучше, еще краше, еще возвышеннее. Эти порывы юношеской мечтательной и романтичной души уже начинает забивать запах [пока слабого] алкоголя и [пока легкого] наркотика.
Сейчас мне семнадцать. И в школе меня только-только перестали чмырить. То, чем я являюсь в школе, и тот, в кого превращаюсь за ее пределами, два разных человека. Благодаря Николь эти подонки перестали всякий раз проходя мимо меня, выкрикивать паршивое слово "бастард" и "луни" И хотя моя самооценка не пошатнулась от писков этих тварей, но надо отдать должное моей Никки. Она смогла внушить в меня веру в себя. Семнадцать - это как раз тот переломный возраст, когда из тихони, робкого, замкнутого, я стал настоящим ублюдком. И уже пару дней назад окунул в унитаз голову первого обидчика. Дальше по списку будут все. Все до единого. И чем старше я буду становиться, тем изощреннее буду придумывать способы мести.

А пока я лежу в своей комнате и жду свою музу. Ждать пришлось, как и ожидалось, не долго. Буквально пару минут, и ее длинные,бесшумные ножки пробежали на второй этаж. Надо сказать, что мне все равно, если бы мать вдруг застукала Николь. Моя комната, и я принимаю гостей тогда, когда захочу.
— Не произноси такие слова. Я запрещаю. - подохнуть, иной раз, конечно, хочется и мне, но всё это глупости. Я укутываю ее холодное тельце под одеяло, прижимаю к себе и целую в лоб. Затем отстраняюсь от нее, достаю коробочку со столика и протягиваю ей.
— Я где-то вычитал, что это помогает... Там маленький серебряный колокольчик. Звени в него всякий раз, когда будешь вспоминать о матери. Мне сказали, что с тонким хрустальным звуком придет ее голос. Правда, я в это не верю, но все же... - я вложил коробку ей в руку, поставил пирожные на маленький изящный поднос [ так горячо любимый матерью] и вручил Николь. Сам я потянулся за бонгом и травой, ибо распивать чаи и уплетать сладкое было не в моей компетенции. Это, так сказать, бабский удел.

Интересно, услышит ли она когда-нибудь голос матери через мой подарок. Как бы странно это не звучало, но люди, теряя близких, впадают в мистику, вливаются в нее. Всё потому что в реальном мире ловить уже нечего, и как никогда хочется верить в чудеса. И если не в чудеса, то хотя бы в околонауку, в духов, призраков и потустороннюю жизнь.
Глаза николь блестят даже в темноте. Я обожаю смотреть в них. Могу залипать на целый час, при этом она не будет считать меня чокнутым. И здесь поправочка : меня все считают чокнутым, но только Фрида и она могут спокойно стерпеть все мои выходки и приступы. Только они считают меня человеком. Таким же, как и други, те, обычные, нормальные.
Я беру ее за руку и крепко сжимаю, считаю каждую костяшку, уделяю внимание каждому пальчику на ее хрупкой руке. И только когда я точно убеждаюсь, что ей уже не холодно, и она согрелась - я отпускаю ее руку.

+1

6

Он как всегда меня понимает без слов. И позволяет прижиматься к нему. Позволяет быть его частью. Я пропадаю в одеяле, в его нежности и заботе. Как же мне хочется пропасть просто в нем, чтобы забыть все, что кружит в голове. Может это и есть родственная душа или идиллия. Не каждый может похвастаться таким…Таким кем? А разве это имеет значение, кто он…Я наблюдаю за ним с интересом, когда его тело отвлекается от меня. Что там? Он в самом деле приготовил для меня подарок. Б-же, я готова в него влюбиться навсегда. А я уже в него влюблена. Не думала, что он может быть таким нежным. Наш возраст, это лучший период в жизни людей. Сейчас во мне свободный поток чувств и эмоций. Я не могу себя контролировать. Меня переполняют чувства от потери и чувства к Нему.
— Если я повяжу его на руку, может я чаще буду слышать ее голос? – это был вопрос, который не требовал ответа моего Драко. Это был разговор между мной и моими переживаниями. Мне бы очень хотелось слышать маму. Я  готова страдать галлюцинациями, ради того, чтобы иметь хоть какую-то связь с ней. Я готова умереть, если есть вероятность, что я снова буду с ней, но тогда я потеряю Его. А я больше никого не хочу терять. Никки хочет остаться с Наркотиком. Я сжимаю в руке маленькую коробочку, нежно и аккуратно, будто это что-то живое и очень дорогое для меня. Это на самом деле станет для меня самым дорогим со временем, это будет моим талисманом и знаком, что я ни одна в этом мире, у меня навсегда есть Драко. Этот юношеский романтизм, сейчас это мое покрывало от темноты, в которой тонет душа.
Я успокоилась, меня все это отвлекло и настроило на нейтральную атмосферу. Если бы меня спросили, какие у меня отношения с Драко, то я без колебаний ответила, что лучшие. Если бы меня спросили, что я к нему испытываю, то я точно ответила, что чувства. Я бы не хотела, чтобы кто-то вмешивался в ниши отношения. Я не хочу никакой конкретики в пояснениях. Все что нас связывает, касается только нас двоих. И не важно что между нами, пирожные в постели или секс. Он мой. Просто мой.
На лице появляется легкая улыбка при виде пирожных. Мой аппетит давно покинул меня. Я ем только йогурты и фрукты, иногда миссис Лефевр умудряется насильно залить в меня мясной бульон. Странно, ее волнует моя жизнь, а с первого взгляда, так и не скажешь. Во рту появляется слюна и намек на то, что я хочу съесть эту сладость. Когда в поле зрения появляется трава, то у меня возникает колебание. Что мне больше хочется – сладкого или расслабится? Глаза бегают, я немного раздражаюсь, потому что не понимаю своих желаний. Я клубок нервов, который заводится с пол пинка. Когда ловлю взгляд Наркотика, то успокаиваюсь. Я чувствую его руку и это кажется таким большим и значимым. Что-то чувствовать хорошее. Не ловить никаких переживаний и страхов. А просто на несколько секунд прийти в нормальное состояние. Я не хочу, чтобы его пука меня отпускала. Никогда. Но он отпускает меня.
- Почему мир так жесток? Неужели я такая плохая? - тихо бубню себе под нос. Моя рука тянется к пирожному. И вот я ощущаю ее ванильный запах. – Через месяц я так же буду сидеть у тебя с пирожным и задувать свечку. Это будет первое день рождения без нее. – я откусываю кусочек, сладкий вкус распространяется по полости рта. – Я такая слабая у тебя. Бесит. – ненавижу поддаваться чувствам и эмоциям. Я так люблю все держать под контролем и себя в том числе. – Драк, а ты бы так же убивался или …

+1

7

Я не был до конца уверен, но все же мой подарок пришелся ей по вкусу. Я не умел и не хотел говорить слова скорби, этим я даже не занимался на самих похоронах. Николь все понимала. Я сжимал ее руку и не отпускал в течении всего этого жуткого дня. Я молчал и не проронил ни слова. Я не толкал речь о покойнице, не "развлекал" гостей, как это часто делают даже, когда они собираются не для позитивного события, а для события скорбного, трагичного, ужасного. Но никто из них не поймет, как больно было Никки. Все могут лишь предполагать, делать вид, но истинная боль зарылась внутри этой хрупкой девушки. Люди приходят, люди уходят - это очевидно, но когда трагедия вторгается в твой дом, ты ощущаешь не понаслышке, эту зияющую дыру внутри тебя, которая изо дня в день становится все больше. Самое гнусное - ее нельзя ничем забить. Временно - да, навсегда - никогда. Из года в год ты пронесешь свою историю печали, из года в год ты будешь хранить ее в памяти, а твой взгляд будет тускнеть об одном лишь воспоминании того жуткого дня, когда тебе сообщили : "она умерла"

Я наблюдаю за тем, как она прижимает колокольчик к своему сердцу, затем, показав мне фирменную улыбку, тянется к пирожным. Да, и тут я не прогадал. Да я чертов гений! Я забиваю траву в бонг и делаю затяжку. Девочкам - конфетки, мальчикам - травку.
— Ты - нет. Просто с тобой случилась эта херня. И тут нужно пережить, найти в себе силы и пережить. Ты лучшая. Ты не плохая. - последнюю фразу я сказал, говоря в бонг. От того она получилась смачная и даже смешная. За пару секунд комната окуталась в густые клоки дыма. Мы будто сидели на небесах, на мягких облаках и травяных колец.
— Не думай пока об этом. Старайся жить одним днем, вот увидишь, так будет легче. - глаза покраснели, ноги стали ватными. И тут Николь заговорила о моей матери, от чего я тут же поперхнулся и начал откашливаться.

Она затронула очень щекотливую тему, которую я еще ни с кем не обсуждал. Сказать Фриде? Эта малышка пока еще слишком мала для этого дерьма. Сказать Элиасу? Я не хочу, чтобы и он возненавидел свою мать. Отцу - ясно же, что узнав об этом, он точно ее выгонит, и маленькая Фрида останется без матери. Нет, так нельзя. Но сказать Николь, это значит очистить себя, наконец-то раскрыть свою душу.
— Нет, Николь. Я бы не убивался. Я бы танцевал. Танцевал так, как будто это был бы самый счастливый день в моей жизни.- я знаю, Николь не испугается меня, услышав эти слова. Всем давно ясно, что в этой "идеальной" американской семье явно что-то не так, явно зарыт в шкафу скелет, только вот какой - никто не понимал. Теперь в эту тайну будет посвящена Она.
— Ты ведь знаешь, что я стал вести себя в школе неважно. Я наконец-то начал давать отпор этим ублюдкам. Мать часто вызывают в школу. За неделю - три раза. - я выползая из-под одеяла, поворачиваюсь к ней спиной, чтобы она смогла увидеть многочисленные ссадины, синяки и кровоподтеки. Мать - адвокат дьявола, она знает, куда бить, чтобы никто не заподозрил. Без майки я нигде не появляюсь. Я поворачиваю голову и смотрю на Николь. Кажется, она в шоке.

Отредактировано Draco J. Marder (2015-11-22 23:26:57)

+1

8

— Не покидай меня никогда.
— Я тебя никогда не покину.
— Никогда, — повторяет она. Никогда — такое короткое время.
Эрих Мария Ремарк

Не так я все это представляла. Я рассматриваю моего мальчика. Такого необычного и такого незаменимого. Не понимаю, как он пришел к этому. Мне приятно слышать это, я лучшая. Я не плохая.
- Драко, ты тоже для меня лучший - в этот момент я уже не пожирала мальчишку жадными красными глазами, я скромно поедала пирожное. Постепенно с меня начало сползать одеяло, в которое так бережно окутал Наркотик мое тело. Я начала согреваться. Мое сердце начало работать в прежнем режиме и без перебоев циркулировать кровь. Даже кончики пальцев стали теплыми.
- Жить одним днем? Я так не умею. Я же мечтатель,  несчастный мечтатель, который верит, что завтра будет лучше, чем вчера. Мне не нравится сегодня, я хочу в завтра. - Туман, воздушная атмосфера с отвратительным запахом. Драко отравляет себя и я не запрещаю ему это. Я хочу травиться вместе с ним. Иначе не возможно. Наше настоящее такое же туманное и отравляющее, но она не расслабляет, она держит меня в напряжении. Драко, что тебя заставляет это делать?
Я не понимаю, что он говорит. Это что эффект травы? Ты же никогда не терялся от нее. Или он шутит - шутки это не в твоем репертуаре. Значит это правда. Танцевал? Мне не понять. Я начинаю плакать. Мне обидно, что у него нет такого родного человека, как был у меня. Мне жаль, что он так говорит. Мой бедный мальчик. Как я тебе сочувствую, но я всегда буду делиться тем теплом, которое мне подарила мама. Ему ничего не стоило больше говорить. Я не хотела давить на больное. Я никогда бы не подумала, что его мать может причинить какую-то боль. Она всегда выглядела добродушной, заботливой и понимающей. Ничего такого, что могло бы отталкивать или вызывать какие-то подозрения или сомнения. И я бы никогда не подумала осуждать или сомневаться в ней, ведь она создала моего Наркотика, только за это ей стоит сказать спасибо. На этой мысли мое сердце оборвалось. Я забыла как дышать. Сквозь слезы я увидела измученную спину. Я не могла понять от чего это. Это же не могла сделать та добродушная женщина. Слезы капают. Они большие и горячие, я чувствую как слезы обрушиваются на мою грудь. Трясущимися руками я прикасаюсь к его спине. Как можно тише касаюсь кожи. Я не хочу, чтобы он чувствовал боль от меня. Я никогда не смогу сделать ему больно. Чтобы между нами не произошло, я никогда ему не сделаю больно. Мое дыхание сбитое. Я представляю, как он получил эти "украшения". Неужели женщина может быть способна на такое. Мой мир переворачивает. Мама - одно слово, но разное содержание. Я только с любовью и нежностью могу произносить это слово. Только это слово вызывает запах выпечки, чистоты и уюта. Я никогда бы не подумала, что у этого слова могут быть другие воспоминания и ощущения. Я не подумала, что от этого слова можно испытать физическую боль. Я не знала, что стоит ему сказать и стоит ли вообще что-то говорить в этот момент. Каждый из нас в этом месяце переживает свой ад. У каждого свой, у каждого по-своему невыносимый. Я оставила поцелуй там, где только что касались мои пальцы.
- Драко, это ужасно. Почему ты терпишь? Ты же можешь рассказать все отцу. Я не могу смотреть на это. - торопливо вытираю слезы, чтобы он не увидел их. Я должна быть красивой и спокойной. Должна. - И как давно это все? Из-за чего?Что случилось? - и тут я осеклась. Я поняла, что это похоже на допрос, а я хотела промолчать. - Прости за допрос, ты можешь не отвечать - я снова обнимаю его. Чтобы между ними не произошло, он не заслужил страданий. Он не заслужил таких ушибов.

+1

9

The XX – Together

Сегодня я слишком разоткровенничался. Сегодня я оголил свою душу, но пора было сделать это еще раньше. Николь достойна того, чтобы знать обо мне всё и даже больше, но есть такие моменты, такие потаенные уголки моей души, которые не хочется рассказывать никому, кроме Элиаса. Со стороны может показаться, что мы ведем себя по отношению друг к другу несколько отречено и официально, но это отнюдь не так. И я рад, что этому.  Я бы не стал говорить ему и долю того, что хочу, если бы видел в его глазах хоть каплю осуждения, но вижу только яркий огонек любопытства и озорства. Детского озорства, ведь он тоже еще ребенок, который так старательно пытается пробиться в мир взрослых и опытных людей. У него, правда, получается. Он подает огромные надежды, не только я верю в него, но и все вокруг, ведь он моментально располагает к себе человека, внушая огромное человеческое доверие. Я, напротив, отталкиваю то излишней застенчивостью, а сейчас - сплошной дерзостью. Такой я человек - из крайности в крайность, и никак иначе.

Я не вижу Николь, но чувствую ее слезы. Чертова мать, она довела до слез мою Николь. Чувствую дрожь по коже, ее губы оставляют на моем теле нежные отпечатки, но это не помогает моей злости кануть в небытие. Я поворачиваю голову и со злостью говорю:
— Ты что, слезу пустила? Прекрати. Только не из-за этого и не ради этого. Все нормально. - поспешно ныряю в кровать обратно, дабы она не видела ссадин на спине и успокоилась.
— Я не буду рассказывать это отцу. Он выгонит ее из дома, а моей Фриде нужна мать. Даже такая, как она. Ее она пальцем не трогает, я слежу за этим. - там, в соседней комнате, спит маленькая, хрупкая девочка, которая еще не знает всех перипетий и превратностей судьбы. Не знает - и хорошо, я хочу, чтобы ее счастливое детство длилось, как можно дольше и чтобы она была далека от всего того дерьма, которое уже случилось со мной.
Я делаю пару затяжек, прикрываю глаза, молчу минуту, затем продолжаю.
— Боюсь, что если ты узнаешь ответ, он тебе не понравится. Маленький Драко умер. Маленький Драко сдох. Пришла новая эра.  - тихо, со спесью, прошептал я. Прозвучало несколько возвышенно и странно, но я знал, что говорю. Но еще месяц назад я не мог подумать, что моя голова способна на такие мысли.
— Мне нравится. Николь... - вижу, что она не до конца понимает значение моих слов, да и кто их поймет?
— Мне нравится, когда она меня бьет. Я... - а говорить на откровенные темы бывает порой так страшно, что меня бросает в холодный пот, но я все-таки поворачиваюсь к ней, и глядя в эти добрые, полные грусти глаза, говорю: — возбуждаюсь.

С этого признания, с этого возраста, с этой ночи начались все мои странности. Признав это вслух, сказав об этом Николь, я будто обрел веру в себя и силу. Я с самого детства пытался бороться с тем, что не такой, как все. Но, может, быть не таким, как все, это не так уж и плохо?
Я слежу за ее реакцией, смотрю на нее пронзительным, безумным взглядом. Да, я безумец. Спасибо моей сучковатой матери, что я признал это. Хоть что-то хорошее для меня она сделала в этой жизни.

+1

10

Мы такие близкие, такие откровенные, такие открытые, оголенные. Ближе чем в эту ночь мы уже никогда не будем. Сегодня у нас начинаются новые отношения. Я не могу сказать, что они лучше, меня и прошлые полностью устраивали. Эти отношения я уже никогда не забуду. Никогда не смогу заменить чем-то другим. Я никогда не смогу найти замену Драко. Хотя стоило бы. Он вносит в мой сказочный мир, который я еще стараюсь спасти, темные краски. Он вносит в нее жуткую реальность. Реальность, о которой я только читала в книгах. Реальность, которую можно увидеть только в кино. Он мой черный. Чернее него я уже никого не встречу. Моя светлая ранимая душа и он. Он моя альтернативная реальность. Мне бы хотелось быть для него светом или чем-то светлым.
- Нормально? Это слово ничего не значит. - я так же как и он злюсь. Злюсь на то, что он смеет рычать на меня. Злюсь, потому что он жертвует собой. А ради чего? Ради сестры. Его отец бы сделал все, чтобы эта принцесса не знала никаких бед и ни в чем не была ущемлена. Я хотела возразить. Хотела встать с кровати и начать капризно топать ножками. Но понимала, что эти капризы ни к чему не приведут. Он останется при своем мнении. Мой несчастный мальчик, как я хочу, чтобы из нас двоих ты был счастлив.
- Согласись, как то резко у нас закончилось детство. - мне было неприятно слышать слова о том, что Драко умер и не важно, что это  не правда, Но я понимала, что тем, кем мы были вчера, уже никогда не будем. Наверное, маленькая Николь тоже умерла, когда тело матери погрузили в могилу. Моя многословность закончилась в эту ночь после его откровений. Мне не хотелось ничего говорить. Мне было достаточно просто сидеть в его комнате и слушать его признания. Это было очень интимно.
Мое удивление возрастает. Мое лицо изменяется, я чувствую как мышцы лица напряжены, я чувствую как я сама напрягаюсь. Становится не по себе от его слов. Я не понимаю смысл фразы. В голове отголоском слышу его слова - возбуждаюсь. Это противоестественно. Это неприемлемо. Это не правильно. Он читает мою реакцию. Я тоже пытаюсь принять свою реакцию. Я понимаю, что это аморально. Но это Драко. С ним не может быть связано ничего аморального. Мой ненормальный, мое безумство. Я обреченно выдыхаю. На что ты меня подписываешь.
- Я не могу понять как мне на это реагировать. - я опускаю глаза и смотрю на коробочку, которую подарил Драко. - Я всегда принимала тебя таким, какой ты есть. У мня нет поводов осуждать тебя - ведь так? Или есть. "Возбуждает". Я протягиваю руку, мне тоже нужно пару затяжек. Мне  тоже нужно поймать другую волну, расслабление.
- Драко, а я тебя возбуждаю? - до сих пор не поднимаю взгляд не него. Мне стыдно. Я стесняюсь. Не его, нет! Себя. Мне легче принять его, чем себя и свои желания. Мне не понятно, если его возбуждает боль, то я навсегда останусь где-то на второстепенных планах. Я не смогу нанести ему удар. Оставить след на его теле. Как это возможно? Дурак, ты сводишь меня с сума. В голове и так был пиздец, так сейчас там стало во много раз хуже.

+1

11

Garbage – You Look So Fine

"Я не могу понять как мне на это реагировать."
— Никак. - коротко отвечаю я и замолкаю. Увы и ах, но это признание - было сухим констатированием факта. Реакция Николь, матери, отца, Фриды, брата - ничего не изменит. Всё слишком запущено. Думал ли я, что так нельзя? Угу, было пару раз, но я убедился  в том, что если думать об этом, бошка трещит и по швам разлетается. Я знал, что от такого признания она не выпрыгнет из кровати и не уйдет. Я доверял ей, именно по этой причине я и рассказал ей эту маленькую_крохотную тайну.
— Ну, почему... У тебя есть кучу поводов осуждать меня. Хотя бы за то, что сейчас с курю. Ты - правильная. Ты - хорошая. Николь, я тебя испорчу. Заранее прости, просто я такой. - мне иногда жаль ее. Шестнадцатилетняя, одинокая, еще такая маленькая девочка. И ей бы паренька постарше, да повыше моральными принципами.
Я закрываю глаза и представляю её жизнь, где-то в параллельной вселенной: здесь, в том же доме напротив, пахнет сладкими пончиками и зеленым чаем, мать Николь расплывается в улыбке и в объятиях своего мужа, а Никки машет мне рукой через окно. Она сидит на подоконнике, поджав под себя ноги, и что-то рисует в своей ярко-желтой тетрадке. Кажется, я вижу, что там на всю страницу распласталось яркое, теплое солнце. Да. Она рисует только такие картинки, полные счастья, позитива и добра. А как иначе, если все в ее жизни прекрасно?.. Но мне пора возвращаться в ее суровую реальность. Здесь, в свои шестнадцать, она уже, увы, не ребенок. Детство ее оборвалось так быстро, как отрывается тромб у человека и прекращается его жизнь. Я молча прижимаю ее к себе, хотя мысли мои обитают вовсе не здесь, не в этой комнате.
— А ты как думаешь, глупая? -  я усмехаюсь, закидываю две руки себе под голову и смотрю в потолок. Я играюсь с ней. По сценарию, я должен был окутать ее пламенными поцелуями, но я встаю и направляюсь к муз. центру. Тихо включаю музыку и курю. Всё. Я дошел до кондиции под названием "обкурился"
Шестнадцать лет неплохой возраст для секса, самый сочный, я бы сказал. — Меня возбуждают как странные вещи, так довольно понятные. Например, твоё красивое тело, и что более главное - твоя душа. Она такая светлая, лучезарная. Но я вангую, что совсем скоро она будет потертой. Скоро. Но не сейчас. - и я опять вдаюсь в философский экстаз. У меня всегда так по обкурке.
Я включил Nirvana – The Man Who Sold The World и прикрыл глаза. Nirvana — Пора отставить пирожки в сторону. У меня есть кое-что покрепче. - достаю из шкафчика заныканную бутылку текилы. Стаканчиков, кружек - нет, придется пить из горла. Откупориваю и делаю пару глоткой. — На, взрослая девочка. - протягиваю бутылку Николь. Хочу забыться. Мы поговорили на слишком серьезные темы, это меня ломает. Я вообще ненавижу думать о том, как я жалок и как много в моей жизни того, чего нет у нормальных, счастливых людей.

+1

12

Хватит на сегодня откровений.  Хватит правды. Хватит слез и переживаний. Сегодня хочется побыть немного счастливой. Просто хочется утонуть в его объятьях и запахе. Не хочу его осуждать, воспитывать. У него есть свои мозги и вполне хорошо работающие.
- Хорошо, что у тебя есть планы на меня, пусть даже на падение. Я правильная, да. Но разве не за это ты меня любишь? - любишь - правильное ли это слово. Любовь ли у него или просто привязанность, привычка. Мы с детства вместе, это легко можно спутать с привычкой. - Испортишь и все. - жутко от этой мысли. И все. Его больше никогда не будет со мной, если я перестану быть чистой и сияющей. - Я не переживу потерю тебя. - может нам стоит остановится на моем падении. Может тебе просто оставить меня?
Я мечтаю о славе, о сафитах. О новых  ролях, о публике. Я хочу блестать, быть знаменитой. Я мечтаю о жизни, которая тебе сто лет не нужна. Хочу каждый день, как в сказке. Хочу цвета от поклонников, подстав от конкуренток. Я так хочу быть актрисой. Играть свои любимые роли. Хочу быть для всех светлой, красивой и недосягаемой. Я мечтаю быть искусственной, но с тобой я хочу быть только собой - настоящей - без масок, игры и лжи. С тобой невозможно играть роли, ты растопчешь любую мою попытку. Что мне светит с тобой? Мне что-то светит с тобой? Я свечусь рядом с тобой, в этом вся проблема. Ты мое вдохновение. Мои чувства, эмоции.
- Не знаю - я возмущена. Я ждала, что меня как минимум обнимут. А он вальяжно развалился. Мои глаза округляются. Неужели его не возбуждают невинные девочки с чистыми душами. Неужели. Все это время у меня в руке зжимается его подарок. Я для него ребенок. Он всегда целует меня в лоб, это такая невинная забота. Я иногда ощущаю себя развратной. Нет, даже озабоченной. Мне хочется большего, но сама сказать об этом я боюсь. Не хочу, чтобы он обо мне думал плохо. - Я никогда не потеряю свою душу. Она сможет поменять цвет, она сможет стать изношенной, но я ее не потеряю. Я навсегда останусь ангелом. - на Драко смотрят невинные глаза. Я до сих пор рассуждаю, как ребенок. На секунду меня это смутило.
- Ммм, Нирвана - я напеваю мелодию, чтобы сменить тему. - Ты сегодня фокусник, мой мальчик. Как нибудь я поругаю тебя за подобное, но не сегодня. Я же взрослая девочка. - Я протягиваю руки к бутылке и повторяю за Драко. - Какая гадость. Взрослая девочка не привыкла к такому. - мое лицо морщится, но я сразу чувствую освобождение. Мое тело стало легче. - Ух ты, не плохо. Наркотик, давай сегодня  без откровений. На сегодня хватит.  - Я делаю еще глоток и отдаю бутылку хозяину. - Давай не будем этой ночью спать, по ночам мне сняться кошмары, а хочется спокойствия. Можно останусь с тобой? - я знаю как сбежать тихо и бесшумно. Для меня важно быть с ним. Это нормально ущемлять его и делить его пространство. У него всегда была возможность сказать мне нет и отправить домой, но я оставалась у него и пропитывала своих запахом его кровать.  - Я хочу быть только с тобой. Ты мое лучшее дополнение. - я улыбаюсь. Кажется я забыла о слезах. Внутри нет страха.

+1

13

[audio]http://pleer.com/tracks/4722818WEQl[/audio]

—  Оставайся. Оставайся навсегда. - она просила остаться у меня этой ночью, а я бы хотел, чтобы она всегда была в моей жизни. Сложно определить ее точный "статус", она моя лучшая_близкая подруга. В шестнадцать лет и не придумаешь, чего-то большего. Слово любовь? Я его избегаю. И буду избегать из года в год. Слишком оно для меня непонятное, перевернутое, что ли... Ну, например, моя мать все же говорила в детстве, что любит меня, а я ей верил и улыбался, трясся своими непослушными кудрями. Но для нее это были просто слова, просто терапия, ведь врач сказал, что если воспитывать меня в теплице, полной слов любви и слов о заботе, я могу вырасти абсолютно нормальным мальчишкой. Мать, видимо, уцепилась за ключевое слово "слово", поэтому действия - то [самое главное] отсутствовали. Вот так, в шестнадцать лет я понял, что даже самые сильные чувства может опорочить чей-то мерзопакостный ротик. И я сейчас даже не пытаюсь рассуждать об этом долго, муторно, пытаясь придти к чему-то. Зачем? Меня вполне всё устраивает, Николь тоже. И вместо тысячи слов я могу просто прижать ее к себе  и не отпускать.
— Если ты не хочешь спать, то чем мы будем заниматься? - я лукаво смотрю на нее, отбираю бутылку и отпиваю. — Мы можем продолжить слушать музыку, но, на мой взгляд, это скучно. Есть дела поважнее. - красные зрачки проходятся по ее оголенному телу. Но я испытываю дискомфорт и смятение. Увидь меня в этот момент Драко постарше, он бы тотчас провел мне лекцию о том, что надо делать, когда девушка оказывается в твоей постели. Его слова были бы резки, так же, как и он сам : " доставай член, покажи, кто здесь хозяин"
Но пока я робок и невинен. Моя душа еще нежна и бела, просто иссиня черные чернильные пятна уже успели поставить на этом белом фоне парочку крупных уродливых клякс.
Я чувствую, что пить больше не имеет смысла. Моя голова легче воздуха, движения делаются слишком грациозно и плавно. Я расплываюсь в улыбке, потому что мне сейчас чертовски хорошо. Встаю с пола, выключаю музыку, мы погружаемся в атмосферу полной тишины. Форточка открыта, слышим шорох листвы - я ощущаю комфорт. В эту темную ночь так хорошо быть здесь, в своей постели с близким человеком. Мне кажется, она думает о том же, о чем и я. Но я все не решаюсь сделать этот шаг первым, и она, явно не расположена рискнуть за меня.
Я делаю пару робких шагов, и уже держу ее за руку. Прижимаю ее ладонь к своей щеке. Взрослого Драко раздражала бы эта излишняя романтика и церемонии, но я не хотел по-другому.
—  Все будет хорошо. - наклоняюсь к Николь, шепчу ей на ухо. Из форточки в спину дует легкий холодный ветерок, от него у меня выступают мурашки по коже. Я пытаюсь на всю жизнь запомнить этот трогательный момент, чтобы вспоминать его потом, когда моя жизнь будет лишена всего этого.
Ведь ради таких моментов хочется оставаться человеком.
Ведь ради таких моментов хочется жить.
Ведь из-за таких моментов я все еще не безумец, а человек.
Живой человек.
Живой.

Отредактировано Draco J. Marder (2015-11-28 19:36:41)

+2

14

...свободу променяю только на тебя.

Меня уже несколько раз мучили сны. Сны, где он и я наедине. Где он властвует над моим телом, и я не возражаю. Мне хочется, чтобы так было и в реальности. Чтобы мы с ним по ночам были вместе. Грязные мысли для порядочной девочки. Но мне нравится просыпаться с мыслями о нем и с теми ощущениями, которые сопутствовали сну. Уже ни раз, мое нижнее белье становилось влажным от мыслей о Драко. Я никогда ему в этом не признаюсь. Никогда не расскажу о том, что мне снилось. В моих снах я смелая, инициативная. Что же меняется в реальности?
Игривое настроение, я вижу его улыбку. Я слышу его насмешку. Мне приятно знать, что причина его настроения это я. Или алкоголь, или трава, но  все же буду думать, что всему причиной я. Я всегда хочу быть причиной его улыбок. Мой эгоизм всегда был неравнодушен к Драко. Мой романтизм всегда хотел большего от Наркотика. Моя скромность всегда довольствовалась тем, что имеет.
- У тебя же уже появились планы? - я не уверена, что догадалась о его мыслях. От волнения я взволнованно дышу. Кажется это нервы. Я хочу чтобы это случилось, но в тоже время боюсь. Я понимаю, что для него это не будет значить столько же, сколько для меня. Я  отдаю этому парню свою душу в рабство, а сама остаюсь с голыми мечтами. Музыка затихает и у меня ощущение, что стук моего сердца отражается в стенах комнаты. Страх, волнение, ожидание, предвкушение, надежда. Господи, как много всего я испытываю к одному человеку. Диапазон моих чувств и мыслей к нему зашкаливает. Незаметно слегка прикусываю свою нижнюю губу. Вот и пришло маленькое счастье, которое я ожидала. Моей руки касается его и я сияю, глаза горят, я вижу это в его. Мы на одной волне смущения. Моя нежность, как бы я хотела быть смелее для тебя. Но я молчу. Только поглаживаю его щеку от виска к подбородку, медленно-медленно, потом еще раз и я пальцами провожу по его губам.  От его слов я улыбаюсь. Он чувствует мое волнение и смущение. Он просто чувствует. 16 лет пора безумств и открытий, тем более сегодня я играю во взрослую девочку. Я перебарываю, свое смущение. Я хочу, чтобы он хотел меня, хочу видеть его страстный взгляд. Хочу...
Я убираю от него свою руку, чтобы освободить свое тело. Несколько движений и пальчики справляются с застежкой, лиф сползает по телу, медленно обнажая маленькую невинную грудь. В комнате прохладно, на это реагирует тело и соски твердеют. Кажется, я тороплю события. Я не отвожу взгляд от Драко, я наблюдаю за его реакцией. Хочу запомнить его взгляд, который принадлежит только мне. Сейчас моя самооценка растет вверх. Я понимаю, что ему нравится. Я нравлюсь ему так гораздо больше. От этого мое неровное дыхание становится оживленнее. Сердцебиение и дыхание, они перебивают звуки природы. Слушай только меня. Мои губы тянутся к нему, чтобы скорее скрыть свои глаза. Смущение скоро начнет душить меня.

+1

15

Драко, который еще зелен и юн, ну, то есть я, волновался, наверное, еще сильнее Николь. Парню в такой ситуации еще тяжелее, я не под каким предлогом не должен был показать того, что я чист и невинен едва ли не больше, чем сама она. С виду я вдруг стал бэд-боем, даю отпор мальчишкам в школе, не боюсь мать, траву курю, припасаю алкоголь и ругаюсь матом. Но по факту вся эта канитель с девушками началась после Николь. Николь - была тем первым глотком воздуха, тем первым открытием, чистосердечным признанием.
Я никогда не забуду эту девушку, и это не беспричинно, я даже могу составить список всего того, что она сделала ради_для меня:
1. Поняла, что я не такой, как все, но не стала забивать меня в угол, как это делали остальные.
2. Более того, в школе она дала отпор каждому ублюдку.
3. Она вдохнула в меня веру в себя
4. Она стала первой
5. Она сделала меня таким, каким я буду через пару лет.

Вот, цифра "5" - моя любимая, поэтому остановлюсь на ней, но на самом деле, конечно же, пунктов гораздо больше. Она приняла меня робким, застенчивым и забитым ребенком; она же - не ушла от меня даже тогда, когда я стал убийцей и закоренелым ублюдком, отпетым наркоманом, настоящим шизофреником, пьяницей и блядуном. Возможно, ее держали воспоминания о той самой ночи, которая вот-вот перевернет наши юные умы, наши детские представления о взрослой жизни.
Шестнадцатилетний мальчишка не был готов к такому повороту событий. И хотя я, скажу честно, никогда не воспринимал ее, как просто подругу, но я совсем не ожидал, что именно в эту ночь у нас будет первый раз. Мы открыто флиртовали, я мог ее потрогать [ мечта каждого прыщавого подростка - потрогать свою подружку] я возбуждался, когда сквозь ее тонкую майку видел торчащие соски, я краснел, пытался спрятаться, думал о мертвых крысах, дабы она не заметила, что она ТАК сильно мне нравится.
Знаете,  у маленького мальчика и шиза - уровня мальчика, мои галлюцинации в том возрасте были относительно милыми и даже позитивными. Ведь я же ничего плохого не замечал в том, что вижу то, чего не видят другие. До поры до времени. Пока сказки не сменились кошмарами с трупами и расчлененкой. Да уж, но сейчас отнюдь не об этом.

Сейчас происходила самая что ни на есть сказка. Николь снимала передо мной свой подростковый цветной [даже забавный] бюстгальтер. Я удивленно смотрел на нее, глаза мои в этот момент напоминали два огромных круглых голубых шара, как два океана.
Кудряшки растерялись, разбежались по всей голове, словно они тоже захотели посмотреть на это торжество. Я почувствовал, что потею, но решил быстро взять себя в руки. Уже тогда я знал, что девушки не любят неопытных, поэтому я изо всех сил старался показать Николь, что сегодня - просто сегодня и таких "сегодня" у меня, шестнадцатилетнего мачо, было уже раз сто.
И я чертовски рад, что сейчас тьма - хоть глаза выколи, хотя через час уже будет светать. Эта тьма мне помогает, она хотя бы скрывает эти красные,цвета хорошенько сваренного рака, щеки.
Я смотрю на ее аккуратную грудь в оцепенении, но затем уверенно пускаю руки к своему трофею. Такие мягкие, упругие, нежные. А соски такие твердые...М... Вкусные...
Я наклоняюсь и пробую их на вкус. Пока в них еще нет пирсинга, это потом я буду играться с ними еще интереснее.
Николь это нравится, она закатывает глаза, я пользуясь случаем волнительно вздыхаю и заканчивая целовать грудь - поднимаюсь выше, к ее шее. Чувствую, как мой член упирается в ее ногу. В этот момент мне хочется провалиться сквозь землю, как будто сейчас я делаю что-то из ряда вон выходящее. Это стыдно, неприлично. Да, когда-то Драко Мардер рассуждал о том, что считается приличным, а что нет.
Она подо мной, а мой язык и мои поцелую гуляют где-то в области от лица до низа живота. Дальше заходить я просто не осмеливаюсь.
Я аккуратно провожу пальцем вдоль ее трусиков, чувствую влагу. Так. Хорошо. Я знаю, что это нормально, точнее, то, что Николь - мокрая, это отлично. Слышу ее дыхание, слышу свое. А наши сердца так быстро бьются, что вот-вот выпрыгнут и убегут.

+1

16

Как часто судьба вам дарит подарки? У вас часто исполняются мечты? А вы до сих пор мечтаете еще в этом бренном мире? Да вы больны. Да, я и правда сейчас чувствую на сколько больна. Спасибо алкоголю, он разрешил мне прикоснуться к счастью или чтобы счастье прикоснулось ко мне. Вот так просто, нежно, аккуратно его руки прикасаются ко мне. Я молюсь, чтобы он не останавливался. Чтобы его прикосновения продолжались, не хочу, чтобы он испугался за меня и передумал. Он может. Он то точно может! Драко не обращает внимание на мои губы, которые хотели его. И вы не представляете - это чудесно, что он уделил внимание не моим поцелуям. Его мягкие нежные губы прикасаются к моим соскам. Сначала я чувствую его дыхание, оно прохладное и приятное, но еще приятнее его поцелуи. Мое смущение борется с появившимся наслаждением. Мне стыдно, что тело начинает реагировать на него. Я понимаю, что так и должно быть, но... Мне нравится, где-то внизу я чувствую те долгожданные ощущения, как во сне. Легкое кружение, незаметна мимолетная дрожь. Мои чувства и тело на разной волне, тело требует - ещё, давай же, я хочу тебя, а чувства  тихо шепчет - прекрати, не надо, я смущаюсь. Но Драко может читать только язык моего тела, поэтому он продолжает. Тихо, медленное, с опаской именно так он себя ведет. Я чувствую поцелуи, которые постепенно переместились с сосков, я только привыкла к нему, сдалась и приняла эти поцелуи, как они оказались на моей шее, ключице, ребрах, животе. Его поцелуи доходят до контора моих трусиков, каждое его прикосновение приятнее предыдущего, я с нетерпением жду продолжения. Тело напрягается и  выгибается дугой от будоражащих прикосновений. Мне хочется, чтобы поцелуи спустились ниже, туда, где больше всего я испытываю желания. Это желание Драко. Я хочу его. Снова смущение. Меня смущают собственные чувства и мысли. Это борьба между мной самой. Борьбу я проигрываю чувствам тогда, когда его член упирается в ногу. Мое тело выиграло. Я получила главный ответ на вопрос этой ночи - я возбуждаю его. Только от одной этой мысли у меня становятся влажными трусики. Нет-нет, хочется контролировать свое тело и не показывать свою чувствительность. Хочется...
Его руки спускаются ниже поцелуев и проходят по влажным трусикам, на автомате от смущения бедра сжимаются. От его действий вырывается стон, я смотрю на него с извинениями. Это от волнения и приятных ощущений. Нам нельзя выдавать себя, я скорее прикусываю пальчик, чтобы не повторить подобную оплошность. Нужно быть тише. Пока он смущенно и нерешительно дотрагивается до меня, пока мое тело получает его ласку, я не решаюсь до него дотронуться. Я не знаю что делать. Боюсь ему помешать, почему в прочитанных романах все было так лаконично и легко. Руки героев легко находили, как оплетать тела, поцелуи находили место быть, а мысли не мешали возбуждению. Я даже не могу решиться сказать ему, что хочу его. Мне было бы приятно, если бы эти слова пронеслись в тишине. Но в тишине проносится только наше бесперебойное дыхание.
Я зажмуриваю глаза. Мы далеко не уйдем, если я не помогу ему. Он оберегает меня, он трясется надо мной или над моей девственностью, не знаю. Немного приподнимаю свои бедра и руками приспускаю нижнее белье. Дальше он должен сам.

+1

17

Когда случается большое горе, люди ищут утешения друг в друге. Период, когда человек убит своим трауром, расшатывает его, делает бесконтрольным, не здраво мыслящим. Словно под гипнозом, готов на отчаянные поступки, потому как думаешь, что терять больше нечего, а потом, когда период безумия утихает, берешься за голову, не понимая, как это произошло.
В жизнь моей Николь вторглась смерть. Та самая бабка с косой, в черном одеянии [общепринятый образ] Но мне, под дозой ли; под своими приступами, она кажется совсем в ином обличие. Лично я вижу ее так, будто она снежная королева. Высокая, с фарфоровой кожей, с черными шелковистыми волосами по самые пятки, а глаза... Глаза разные - один ярко-голубой, другой - иссиня-черный, словно темная-темная безлюдная ночь. И я могу еще долго рассуждать на эту тему, однако, сейчас отнюдь не время для этого.
Просто прежде чем мы начали целоваться, обниматься и снимать одежду я подумал : а хочет ли она этого или же это порыв эмоций, утешение, безысходность... Но глядя в ее глаза, слыша ее частое, нетерпеливое дыхание, я отмел эти сомнения прочь. Да. Она хочет. А про свое "хотение" я умалчиваю, я, на самом деле, ждал этого момента намного больше, чем сама она, просто мой застенчивый, неразвращенный ум стеснялся это признавать.
Робкий я, нежно поглаживал кожу Николь, никак не решаясь зайти глубже. Но Николь чувствовала мою нерешительность, что и привело меня в действие, ведь, как я уже говорил, я не хотел, чтобы она подумала, что сейчас и у меня будет первый раз. Девчонки... Они ведь не любят наивность, неопытность, им подавай брутальность и силу характера. И в тот момент я еще не подозревал, что в скором времени превращусь из Гарри Поттера в части "... и философский камень" в Поттера из последней части, где он рубил всех, оставаясь при этом красавчиком.
Я улыбаясь, думая о том, какой же я дибил, раз подо мной лежит девушка, а я думаю о Гарри Поттере.
— Иди ко мне. - я прижимаю Николь к себе, расцеловывая бархатную кожу ее длинной, тонкой шеи.
Не разрывая зрительного контакта, я помогаю ей одной рукой спустить тонкие кружевные трусики, все также смотрю в ее глаза и запускаю пальчик. Она мокрая, безумно мокрая, и это доставляет мне дикое удовольствие. То ли алкоголь, то ти трава, плюс уверенность в том, что все идет как надо, заставляют действовать меня решительно. Я усмехаюсь, закрываю нас одеялом так, чтобы мы ничего не видели. Острота ощущений. Ее тело на ощупь.
Я целую низ живота, спускаясь языком ниже. Я знаю, она уже давно желает этого. Я по-хозяйски вожу языком и целую ее туда, где для других - запретная зона. Я хочу, чтобы она расслабилась. Николь не говорила мне о том, что уже не девственница, следовательно, путем несложных рассуждений, я пришел к выводу, что я у нее первый. Это ответственность. Но я справлюсь, я прекрасно это знаю. Слышу ее стоны, чувствую, что она становится еще мокрее. Я выжимаю из нее все соки, я не прекращаю движение языком даже, когда ее бедра начинают извиваться подо мной. Она моя. И будет моей всегда.

+1

18

Для меня важно, что это первый раз и что я с Драко. Я знаю, что он будет в тысячу раз нежнее и аккуратнее любого другого мальчишки. Знала, что с ним будет все так, как мне хочется, хотя не факт, что так, как мне снилось. Я в предвкушении, трудно объяснить чего, но я жду, что Драко сотворит волшебство. Наивно, неправда ли... сдерживаю улыбку на лице. Все мои мысли только  о нем. Я погружаюсь в его прикосновения. Хочется, чтобы его поцелуи одновременно покрывали каждый сантиметр моего тело. Я жадничаю. Мне мало его. Мне мало его прикосновений, хотя их впервые так много. Именно по этому хочется больше. Я забываю о смущении, ведь я полностью голая лежу перед моим наркотиком. Что может быть интимнее нашей связи? Ничего. Кто может быть нежнее Драко? Только я. Я всматриваюсь в его голубые глаза, он издевается. Разве можно так смотреть, я могу кончить от этого. Он думает много надо девочке, которая об этом грезила. Мой мучителе. Только сейчас я разрываю наш зрительный контакт. Его руки касаются моих губ, его малец скользит глубже. Да, это все благодаря тебе. Доволен?
Мой страх и смущение спрятали в темноте. Он накрыл наши тела одеялом, и я готова на все. В темноте с ним не страшно. Рядом с ним ничего не страшно. Влажные поцелуи спускаются вниз, теперь ему ничего не мешает спуститься к моим раздвинутым ножкам.
Он неторопливо целует тонкую, чувствительную кожу, медленно раздвигает губы и добирается до самого приятного бугорка. И снова не могу сдержаться, стон вырывается, и я не хочу его сдерживать. Я хочу, чтобы Драко слышал как мне приятно с ним. По телу проходят мурашки и все они замирают где-то внизу, они все стремятся попасть под его язык. Это самые приятные его поцелуи, не думала, что безумство, так скоро сможет настигнуть тело. Его старания углубляются,  мои мышцы напрягаются. Нет-нет, не хочу чтобы это вот так быстро все закончилось. Пальчики на ногах начинают неметь. Если бы я сейчас стояла, то потеряла бы равновесие.
- Драко, я хочу большего - тихо шепчу, у меня прерывистое дыхание. Руки касаются его лица, я чувствую его мягкие волосы.  - Я хочу тебя. - акцент падает на последнее слово, может это нагло, эгоистично, что я думаю только своих желаниях, но мне было в тот момент все равно. Я хотела чувствовать Драко внутри себя. Я испытывала отчаянную потребность в нем, в его поцелуях, в его прикосновениях. Глупая, я начиталась романов для взрослых. Там всегда все сказочно, там всегда все для девушек. Уверена ли я в своих желаниях? Да. но это не отменяет страха. Драко отвечает на мои руки и вот его лицо напротив меня. Какая гадость! Тут я понимаю, что его лицо только что было между моих ног. Я должна это целовать? К этому я не была готова, но мня никто не спрашивал. Его поцелуи остаются на моих губах, я чувствую солоноватый привкус. Ух, ты! Не так и плохо. Язык проникает в его рот и безжалостно насилует его, изучая все, что давно было известно. Мои руки мертвой хваткой прижимают парня вплотную к себе. Это все мое. Мое навсегда. Чувствую себя на миллион, странное ощущение.

+1

19

В висках громко стучит пульс, его прерывает ее пронзительный, волнующий, крайне возбуждающий крик.
— Тише, милая. - ласково обращаюсь к ней, боясь разбудить Фриду. Если проснется Элиас, он просто закатит глаза, пробухтит себе на здоровье, и ляжет спать обратно, а вот маленькая Фрида... Она точно забежит к нам в комнату, тогда ее психика пострадает раньше времени.
Я закрываю рот Николь своей рукой, провожу пальцем по ее губам, а затем ласково дотрагиваюсь им до ее мягкого рта. Чувствую, как она посасывает мой палец, и мой член невероятно напряжен, а по телу проскальзывают мурашки.
Она говорит, что хочет меня, и я понимаю, что Николь готова. Я целую ее с легкой ухмылкой на губах.
— Нравится? - целую ее, по-хозяйски вольничая с ее губами  и ртом. Она целует меня, свои соки, и все происходящее, будто во сне, заставляет мое сердце биться чаще и сходить с ума от дикого возбуждения и неистового возбуждения в области паха.
Где-то в рюкзаке была пачка презервативов. Хм, надо же, пригодилась. - я вынужден оторваться от ее поцелуя, вытащить пачку, разорвать ее и распаковать презерватив. Пользоваться им я умел, но, если скажу, при каких обстоятельствах, это будет слишком лично. Я натягиваю его на член, смотрю на Николь и улыбаюсь. Стою перед ней абсолютно голый и натягиваю гондон. Ну, забавно же.
Шутки в сторону. Я снова над ней. Сейчас не до улыбок, я сосредоточен, потому что не желаю делать ей больно и не имею достаточного опыта не делать ей больно, поэтому мои руки немного дрожат. Единственное, о чем я сейчас думаю, так это о Николь. Свои желания, свои мысли, в конце концов, себя самого я отставил на второй план.
Я медленно в хожу в нее, она мокрая, мокрая до безумия, что только облегчает этот акт вандализма над ее телом.
— Больно? - спрашиваю я, чувствуя теплоту и пульсацию ее внутренних мышц. Знаю, что для девушек первый раз редко доставляет удовольствие. С мужчинами же - иначе. Я пытаюсь скрыть свои эмоции, но мне так приятно, что я уже готов кончить. Мне приходится подумать о мертвых крысах, чтобы отсрочить сей пик. Нет, ну а что. Секс впервые - грех не кончить. И я не буду строить из себя альфа-самца или мачо, во-первых, мне шестнадцать, во-вторых, это физиология, а против нее не попрешь.
Я крепко сжимаю ее наливные, аккуратные груди. Соски твердые, волнующие. Я упиваюсь ими, медленно двигаясь в ней. Целую в шею. Она тихо стонет, а я думаю, ей приятно или больно. Не решаюсь зайти глубоко, слишком узко, думаю, на утро простынь будет в крови.
Я ничего не говорю, смотрю в ее глаза и пытаюсь прочитать по губам. Вижу смутные эмоции.
Я рад, что это происходит здесь и сейчас, с ней.
Ибо когда мне было шестнадцать, я был конченным романтиком, наверное, даже прочитал пару классических романов. Это потом безобидная классика сменилась на кровавые детективы, некрофилию, мистику, граничащую с реальной психоделикой.
А сейчас... Сейчас я люблю ее, как может любить шестнадцатилетний мальчишка. Всем сердцем, безвозмездно, с душой. Светлой душой

+1

20

Тише? Да он прикалывается. Я хочу, чтобы весь мир узнал об этом, а он тише. Приходится прислушаться к нему, так как он прикрывает мой рот ладонью. Волей не волей я замолкаю и хлопаю скромно глазками, которые, скорее всего, он даже не видит в этой темноте. Через секунду мой рот уже занят его пальцем, легкое прикосновение, поцелуй, посасывание. Я понимаю, что от удовольствия срабатывают рефлексы и во рту становится много слюней. Господи, хорошо, что тут темно. Игра с пальцем заканчивается, когда я слегка его прикусываю. Никогда не думала, что секс, это такая некая игра, где каждый знает правила или догадывается о своих ролях. Секс может быть спонтанным, а роли давно заложены в людей. Наверное, в первый раз нет никакой импровизации, это все происходит инстинктивно, на ощупь, но ты знаешь, что нужно щупать.
- Очень – его поцелуи еще больше вызывают во мне возбуждение. Это возбуждение только благодаря его прикосновениям. Как же удивителен язык тела. Просто поцелуй, слюни, а твое дыхание ускоряется, становится тяжелым, а бабочки в животе устраивают оргии.
Он снова нарушает нашу связь. Раз за разом отрывается от меня. Это бесит. Что на этот раз. Он открывает одеяло. Чувствую как поступает воздух с улицы. Прохлада.  Мне она не нравится, хочу снова жара. Хочу снова его поцелуев. Презервативы? Как предусмотрительно, а я была готова податься во все тяжкие. Подумаешь, ну не оказалось бы под рукой. А откуда у него они? Это называется всегда готов? Мой взгляд не отрывается от его тела. Я вижу все, что мне было интересно и любопытно. Драко умело справляется с презервативом. Откуда такие навыки? В душу закрадывается легкое разочарование от того, что я у него не первая, как и не последняя. Я не свожу взгляда с его члена. Ого. И вот это должно пройти в меня. Теперь мне снова не по себе. Волнение перекрывает возбуждение или мне так кажется. Но Драко не намерен отступать, спасибо ему за это. У меня всегда были сомнения, что я ему не интересна, что я для него друг, как Элиас. Что мое тело никогда не вызывает у него никакой реакции, сейчас я видела реакцию его тела и чувствовала.
Его лицо снова появляется перед моим. Я смотрю в его глаза и не хочу думать о том, что будет дальше. Он аккуратно и достаточно не умело, как мне показалось, входит в меня. Это странно ощущать, как ты растягиваешься. Его член нахально растягивает меня изнутри, нагло увеличивая для себя пространство. Он медленно пробирался внутрь, не давая должным образом привыкнуть к его размерам. Я не могу сказать, что это было больно, но ничего приятно я тоже не ощущала. Все тело было в напряжении, я не заметила как сжимаю плечи парня. От этого было легче. По сжатию моих рук он легко мог понять мое напряжение и расслабление.
- Продолжай – я не хочу чтобы все это закончилось. Хочу продолжения, а точнее того для чего все  этим занимаются – для удовольствия, оргазма. Миллиметр за миллиметром он заполнял меня из нутрии, медленно, не решительно, но все же я почувствовала, что он полностью во мне. Благодаря его ласкам я смогла расслабиться. Мне были приятны его прикосновения, поцелуи, каждый раз, когда он сжимал мою грудь низ живота получал приятную дозу счастья. Чего я не могу сказать о его толчках внутри меня. Они не приносили счастья, это было странно. Кажется, сегодня не будет того самого ВАУ.
Драко допытывающее проедает меня взглядом. Не хочу ничего говорить. Мои руки касаются его ладоней, которые ласкают мою грудь, я сжимаю их сильнее. Мои приглушенные стоны должны быть лучшей благодарностью за его старания. Мне и правда приятно. Я хочу, чтобы он кончил, хочу, чтобы в следующий раз я кончила с ним, но не сегодня.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » мы неразлучны словно день и ночь