Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » никогда не говори "никогда"


никогда не говори "никогда"

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s2.uploads.ru/oqkcV.png
когда-то они должны были встретиться опять...

+1

2

Это был вечер пятницы. Той самой пятницы – развратницы, которую все так ждут в надежде, что именно она подарит какие-то незабываемые воспоминания, внесет что-то новенькое в размеренную унылую жизнь  серых снобов Сакраменто. Правда, обычно, большинство из них просто напивается  и мирно засыпает на барной стойке в окружении полупустых бокалов и таких же «весельчаков». Попадаются, правда, и исключения из правил, но они либо уже заняты под руку какой-то куклой, либо какая-то клуша ждёт их дома. Презираю и тех и других, но почему-то сама часто становлюсь спутницей первого варианта. То ли я слишком много выпиваю, то ли это уже у меня в крови, как лейкоциты, но факт остается фактом. Связи на одну ночь почему-то не последнее дело в моей жизни. Конечно, я не раздвигаю ноги перед всеми, у кого член реагирует на мои формы. Я перебираю, выбираю более представительных, хорошо пахнущих, с множеством кpедиток в кошелке мужчин, но ухожу на следующее же утро, иногда даже не назвав своё имя. Я просто беру от мужчин всё, что они могут мне дать. А чего соблюдать правила, пока молодая? Жизнь для того и дана - для развлечений и иногда немного беспорядочных связей.
Тем вечером я познакомилась с парнем, точнее он со мной. Обычный смазливый красавчик-спортсмен, на каких толпами вешаются такие же безмозглые фанатки. Что с него взять-то, кроме его тела? Но иногда ведь хочется и эстетическое удовольствие получить, поэтому лишь елейно хлопаю ресницами, представляя, какой это юный аполон в постели, и незатейливо отвечаю на немного примитивные подкаты. И то ли возраст у меня уже не тот, то ли сериалы о молодёжи немного преувеличивают пикап-мастерство капитанов футбольных команд университетов, то ли я просто попала на чужое поле для игры - но от мастерства обольщения этого молодого человека, честно, хотелось блевать в кабинке дешевого бара.
И, не знаю, что пошло не так, и почему мои правила сыграли против меня, да только вот оказались мы с ним в моей квартире, с которой с утра мне будет не так уже и просто свалить, если понадобиться. А понадобиться, потому что уже тогда меня подташнивало от заурядных разговорчиках о протеине и очередном сезоне игр. Целовался он правда получше, чем открывал рот и говорил, так что я как-то и не заметила, как за юношескими ласками прошел остаток ночи.
Небо уже начало заливаться серым. Парень медленно, наверное, уже в последний раз, вливал в меня волны своей страсти, а я поднималась всё выше и выше, уже готовясь разлететься по галактике на миллион маленьких осколков. Я чувствовала, что оргазм вот-вот накроет меня - пальцы на ногах немели, в глазах темнело и...Кто-то звонил в дверь. Рефлекторно я отвлеклась и повернула голову в недоумении - я не ждала никаких гостей этим ранним утром. - Детка, не отвлекайся. -  слышу у себя где-то в волосах горячий шепот, чувствую, что этот парень, как его там - Джек или кто, сейчас кончит, но моё либидо кто-то будто вывернул и страсть сразу улеглась. И ладно бы, звонок был единичным, но этот самый визитер продолжал настойчиво трезвонить, раздражая не только меня, но, уверенна, уже и моих соседей. Закатываю глаза, потом виновато смотрю на партнера из-за испорченного оргазма, но ничего не остается - кутаюсь в простыню и босыми ногами шлепаю в прихожую, чтобы узнать, кто же всё-таки пожаловал ко мне в эту гребанную рань. Я кстати очень злюсь и готова разодрать на клочья непрошеного посетителя, так что пусть молится, чтобы я сочла его визит действительно важным.

+4

3

внешний вид + черный рюкзак перекинут через плечо.
warning: левая рука на повязке прижата к грудной клетке. На теле много ссадин и сломаны рёбра.

Неделя заканчивалась, и чем больше я пытался где-то перезанять, тем сильнее понимал, что попросту лучший вариант – свалить из Сакраменто. Меня здесь по сути ничего не держало, кроме сестры, да и та в последнее время как-то была больше склонна переехать, чем оставаться здесь под вечным просмотром нашего любимого папаши. Потому я и сам не знаю, почему все ещё лихорадочно держался за город, будто он что-то для меня значил.
  Сакраменто спал. Улицы были пусты практически, не считая парочки пьяных компаний, пытающихся поймать такси, да бомжей, не нашедших ещё свой мусорный бак. Сегодня с утра меня уже начнут искать, чтоб в этот раз уже не пугать, а попросту закатать в бетон. Вся эта игра в шпионов с мотелем и чужим именем была хороша только в фильмах. На деле – в таком маленьком городе, как Сакраменто вычислить меня в каком-либо отеле было несложно, даже самым тупым из головорезов, а не то, что профессионалам. Я понимал это и попросту сегодня посреди ночи свалил со своего номера тихо, по-английски, не сообщая консьержу и оставив ключ прямиком в замке.
  Вдавить педаль в пол и не думать о том, что будет через несколько минут, а не то, что с приходом дня. Я скитался по городу, слушая радио и пытаясь игнорировать свои проблемы. Внезапно накатывающее осознание того, что впервые в жизни не знаешь, что делать - было противным. Гораздо отвратительней даже сломанных ребер и вывихнутой руки, которые не давали ни спокойно дышать, ни даже нормально вести автомобиль. Я даже подумывал о том, что было бы хорошо, если бы патруль заметил, что я превышаю скорость и веду одной рукой свой камаро. Это хотя бы решило проблему – куда пропасть на парочку дней и найти время на свое “подумать, что делать дальше”. Но, как на зло, даже копы и те не хотели мне помогать: мимо проезжающий патруль в унисон пожирал пончики и пытался не уснуть за рулем.
  Где-то под утро я понял, что мой камаро меня наверняка слишком засвечивает и пешком будет гораздо более безопасней. Может быть, паранойя наконец-то накрывала с головой, но я заехал на парковку в районе бизнес-центра и оставил автомобиль там, грустно зацепляя его взглядом будто в последний раз. Телячьи нежности с автомобилем, ну а вдруг мы больше не увидимся?
  Я бродил городом какой-то час, пока вдруг не осознал, что нахожусь в знакомом для себя квартале. Я не сразу даже врубился, откуда я это место знаю, но яркие воспоминания таки пробились сквозь сплошной туман из мыслей о деньгах. Кажется, это было сто лет назад, когда я её тащил этой лестницей в тот украденный мною бьюик.
  Надавливая на звонок, я не думал о том, что она сейчас наверняка спит, отдыхает или может вообще свалила, куда на уикенд за город, как делают это все нормальные люди, уставшие от четырех стен и офисной работы. Собственно я вообще ни о чем не думал, иначе у меня бы даже не родилась мысль сюда к ней явиться. Я ведь ей по сути никто. Так ебарь на пару раз, ну может немного более сумасшедший, чем другие её ебари – это же не делало наши отношения особенными. Настолько хотя бы, чтоб согласиться на совместное проживание.
  - Доброе утро, блондинка,  – протягиваю я, сияя искренней улыбкой на лице. Фраза вылетает сама по себе, была же уже приготовлена заранее. Тем не менее, я слегка меняюсь в лице, когда вижу её в одной простыни. Ну, надо же – наломал блондинке секс. Или это она у нас любительница голенькой спать? – Я вижу, я вовремя.
  Наверняка мне надо было свалить поискать другие варианты и не портить человеку ночь. Но я бы не был собой, если бы меня это только не раззадорило. Принести ей неприятности вместе с собой – я, похоже, только этим в её жизни и занимался.
  - Будем считать ты мне рада и пригласила меня, - отстраняю её немного в сторону здоровой рукой и под офигевшее её лицо и ступор, прохожу внутрь. Ещё с коридора замечаю, что я и вправду тот ещё наломщик. Тем временем, пока я снимал кроссовки с ног, появился прекрасный принц со все ещё державшимся стояком.
  - Братуха, продолжайте, я не мешаю. Мы и так с ней завтра собирались подавать на развод. Короче, иди хорошо трахни мою женушку, пусть порадуется-то хоть немного. – Несу ересь и выбрасываю первый кроссовок в сторону. А затем, снимая второй, продолжаю: – Ну а я пока чаек заварю на кухне. Я же не помешаю?
  И затем летящей походкой иду в ванную комнату.
  – Ошибочка, - протягиваю с тем же энтузиазмом, и поворачивая наконец-то в сторону кухни иду искать чай. Но мудаку хотелось вьебать. Был бы здоров – вьебал бы. А так чай и попытка войти в дзен.

Отредактировано Michael Stone (2015-11-22 05:15:50)

+4

4

Иногда судьба посылает нам знаки - в виде красной машины, чёрной кошки, поломавшегося будильника. Иногда она посылает нам людей - хороших, плохих, для опыта, для любви. Иногда она посылает нам шансы - найти свою половинку, сорвать куш, выиграть лотерею. Но зачастую в будничной ежедневной суете мы ничего этого не замечаем. Мы просто злимся на весь мир, на себя, на начальника, на водителя, который своим автомобилем с утра окатил из лужи, на стихию, на позднее время - на всё, лишь бы злиться. Нам так проще - жить в своём немного прогнившем коконе, вдали от всего мира, заботиться только о себе, питая свое альтер -эго, ведь люди врут, ситуации подводят, а "вечно" - короткое слово, которое длится не дольше, чем разогреть пиццу в микроволновке. А потом только и остаётся говорить "ну что же за судьба такая у меня, почему другим - проще?".
А что же у меня за судьба такая, что постоянно сталкивает лбами со Стоуном? Вот кого-кого, а его я уж точно меньше всего ожидала увидеть в такую рань на пороге своей квартиры. Но нет, мало мне проблем, только оправилась после очередной нашей «тусовки», так он вдруг решил опять напомнить о себе, мол, никогда ты не сможешь от меня избавиться и забыть. Для чего судьба постоянно мне его посылает? Для опыта – не иначе, чтобы стать сильнее, чтобы держать себя в тонусе. Ведь решая проблемы, мы учимся жить. А Майкл сам по себе – одна огромная проблема. Увы, пока какая-то не решаемая.
-Привет, блондинка. – что блин?! Ещё и сияет, мерзавец. Неужто рад меня видеть? Окидываю мужчину оценивающим взглядом, и понимаю, что выглядит он не так уже и хорошо – побит, устал, с перебинтованной рукой. Наконец-то получил по заслугам? На какой-то миг мне даже стало жаль Майкла, не чужие люди как-никак. Понимаю, что, наверное, раз уж он подался ко мне, то другого выхода у него действительно  нету. – Конечно вовремя. Я как раз готовилась к твоему визиту. – выдавливаю из себя ухмылку, потому что от колкого замечания таки не удерживаюсь. И вот только, честно, собираюсь посторониться, чтобы пропустить этого мерзавца в квартиру, как он сам решает, что ему делать, и какое у меня в этой пьесе участие – обычного зрителя, радостно аплодирующего его бесподобной игре. Браво, Стоун, всё проделано безупречно. Медленно проваливаюсь в ступор, когда меня просто отодвигают в сторону и заходят в прихожую, словно к себе домой. И пока я немного офигефшая наблюдаю, как Майкл снимает кроссовки, то из спальни вообще без стеснения выходит мой сексуальный новый знакомый, скорее всего, чтобы найти меня и закончить начатое. Сказать, что он охуел, когда увидел Стоуна – ничего не сказать. Его глаза округлились, словно две тарелки, и он от удивления даже забыл прикрыть своё достоинство. Не то, чтобы ему было чего стесняться, или кто-то там чего-то не видел, но всё же, мы здесь все порядочные люди, если сделать скидку на Майкла. На мгновение отвлекаюсь и пытаюсь сравнить Стоуна и юношу по единому параметру. Вывев результаты, только благоговейно улыбаюсь и довольно ухмыляюсь. Хоть в чём-то у Майкла бесспорное лидерство.
-Иди одевайся! Чего встал? – недовольно рычу на мальца, возвращаясь в эту реальность, и бреду вслед за этим недоделанным самцом в спальню, оставляя Стоуна наедине со своей наглостью, которой, как оказалось, ему не занимать и чайком в ванне. Получаем в спину ещё несколько едких комментариев, но предположение о браке меня даже веселит. Он в своём репертуаре.
-Давай, Джон…Джек… - от всего этого волнения я даже забыла, как зовут бедолагу. В прочем, какая разница. Мы с ним и так больше никогда не увидимся. – Собирайся и уходи. Продолжения не будет. Этот мужик не для групповушки. Была рада познакомиться. Если что, звони. – уже почти силой выталкиваю его из комнаты, попутно помогая ему собрать ключи, телефон и кpедитку. От чего-то этот молодой человек начал меня раздражать своей тугосообразительностью даже больше, чем вчера, и чем неожиданный визит Стоуна. Кажется, он даже пытался немного возникать или высказать своё недовольство неоконченным сексом, но я лишь отделалась простым «конечно, пока-пока, дорогой» и, выпихнув его босым на лестничную площадку, выкинула ему его обувь и быстро захлопнула дверь, чтобы не вздумал возвращаться. Ладно, одной проблемой меньше, но что делать со второй, которая сейчас беспардонно сидит у меня на кухне и, если повезло и она себя не облила кипятком, чинно попивает чаек с конфетками. – Какого черта ты здесь забыл?! – рычу я, влетая в комнату, словно бешенная. Мне нужны хоть какие-то маломальские разумные объяснения. Пусть даже не разумные, но хоть какие-то. Или в конце-концов я не заслуживаю нормального к себе отношения? Ещё пусть скажет, что собрался жить у меня…И, знаете что, тут мой взгляд невзначай падает на огромный чёрный рюкзак, мирно валяющийся у двери. Кажется, мои глаза теперь будут ещё побольше, чем у того парня несколько минут назад. – Так, недомуж, ты в своём уме? – киваю головой на «приданное», и со всей силой сдерживая себя, чтобы не дать пощечину этой нахальной роже. Убираю у него из рук чашку с чаем, с грохотом отставляю её в сторону, расплескав на себя и столешницу. А потом, словно грозный инквизитор, нависаю прямо над парнем, одной рукой упершись о стол, а другой придерживая своё недоплатье из простыни. – Я жду объяснений, Стоун!

+3

5

Я набирал в чайник воду под аккомпанемент недовольства студентика блондинки. Этому её ебарю хоть 21 есть? Она же адвокат, знает же чем это сулит. Так или иначе, сей аполлон уходить не хотел, был готов даже ебать мою теоретическую жену у меня прямиком на ушах. Ну, бывают же смелые. А у меня же в рюкзаке есть кольт. А вдруг у меня ещё чувства проснуться, когда стонать начнет, и я вспомню наше былое прошлое да в Отелло превращусь. Рисковый паренек, что тут ещё сказать.
  Блондинка казалась неумолимой и твердо стояла на своём, что меня собственно удивляло. Я ведь и вправду не собирался им мешать. Ну, ебутся – ну пусть закончат, хули – секс это святое дело. В этом я, по крайней мере, пытался себя убедить.
  - Может у него всё серьезно к тебе, а ты вот так с ним, – ору с кухни, наливая кипяток в чашку. Делаю чай только себе, собственно забывая, что нахожусь в гостях, и хотя бы можно было позаботиться и о блондинке. Она как-никак без оргазма осталась, а это дело не шуточное. Здесь бы даже не чай, а бухло какое-то ей поставить.
  После ещё нескольких реплик от парочки в коридоре, дверь вдруг захлопнулась. Студент проиграл битву за Америку и отступил, оставляя её под власть колонизаторам из Европы. Мне, то есть. Я, тем временем, насвистывая Highway to hell, перевернул кепку задом наперед и скинул с себя кожаную куртку, повесив ее на стульчик. Я понятия не имел, какие аргументы ей предоставить для того, чтоб она решила предоставить мне место на её диване хотя бы на несколько дней. Времени на раздумья не было, потому решение было приято вполне стандартное – брать  упорством и наглостью.
   Я как раз дул на чай, чтоб тот остыл, изображая из себя английскую королеву и чуть ли не оттопыривая мизинец, когда в кухню ворвался ураган Катрина. Блондинка моя, то есть, грациозно почтила меня своим вниманием. Причем её вообще не смущало ходить передо мной в одной простыни, и она не сочла нужным – приодеться хотя бы в пижаму со слониками или какой-то халат. Нет, вся такая растрепанная и все ещё пахнущая сексом, решила сразу же приступать к делу – выдворить и меня из своей квартиры тоже вслед за студентом. 
   - Я соскучился, – и улыбаюсь своей щетинестой рожей. Блондинка это не воспринимает всерьез и грозно, пока я потерял концентрацию, отбирает у меня чай и ставит его с грохотом на стол. Я заметил про себя, что злится она тоже весьма привлекательно или может это простыня на меня так действовала. – В своём, вполне, - отвечаю на её вопрос вполне спокойно и тянусь за чаем, который у меня отобрали только секунду назад. Так же флегматично отпиваю немного и хоть на самом деле он горячий и нихуя не вкусный – делаю вид, что только что испил эликсир счастья прямо-таки. Девушка тем временем вдруг становится у меня между ног (в вполне культурном значении), а затем и вовсе опираясь одной рукой на спинку моего стула, наклоняется ко мне, уже отведавшем чая и вполне себе хорошо чувствующему. Поворачиваюсь на секунду к столу передом и ставлю кружку обратно, чувствуя её дыхание прямиком у себя на щеке.
  - Мне нужна твоя помощь, блондинка, - поворачиваюсь обратно и вполне серьезно произношу. Я не собирался ей что-либо говорить или втягивать в свои проблемы, но хотя бы объяснить чего я от неё хотел – был обязан. – Держи крепче, а то вдруг я тебя сейчас голой увижу, - все же, не сдерживаюсь и даю замечание на счет того, что она одной рукой всего лишь придерживает ткань, которая прикрывает её тело. Тем временем мой взгляд скользит по ней сверху вниз и останавливается, тем не менее, опять на её глазах. Ей нужно успокоиться для того, чтоб я мог начать с ней конструктивный разговор. В таком состоянии как сейчас я был готов только закидать ей саркастические замечания, да пошловатые шутки.
  - Остынь и оденься, а затем поговорим.

Отредактировано Michael Stone (2015-11-22 17:41:03)

+4

6

В комнате всё искрилось от моей злости. Казалось бы, сейчас лампочки треснут, холодильник выйдет из строя и конфорки на плитке запылают праведным огнем. В голове у себя я пыталась мысленно сосчитать до десяти, чтобы успокоиться, но всё время сбивалась на четырех и вынуждена была начинать сначала, от чего злилась ещё больше. Только вот Стоун - единственный объект в комнате сейчас, кто довольно-таки спокойно реагировал на меня, успев уже, наверное, давно выработать в себе иммунитет к моим истерикам. Сейчас вот он просто обратно забрал свою чашку, словно английская королева, сделал из неё несколько глотков, тогда переменился в лице, словно Джоконда, и прозревшим взглядом, будто только что познал всю истину мира, посмотрел на меня, ожидая, чтобы я успокоилась. -Ну я предполагаю, что ты не просто для потрахушек заскочил? - цежу сквозь зубы, измеряя мужчину пристальным взглядом. Но от всей этой нелепой ситуации в какой-то момент становится смешно, от чего сменяю гнев на милость и делаю несколько шагов назад, освобождая пространство вокруг брюнета от разрядов своих молний. Неужели не нашлось никого, совсем никого в этом огромном гребаном мире, кто смог бы помочь сыну мэра, что он решил заявиться к бывшей любовнице? Всё плохо, видимо, очень плохо. На мгновение прикрываю глаза, не зная, что сказать. Наконец-то выходить сосчитать до десяти и я полностью обретаю дзен. – Держи крепче, а то вдруг я тебя сейчас голой увижу, - ухмыляюсь, и прямиком вслед за этой фразой на пол улетает и моя простыня. - Боюсь, не переживу такого события. Немедленно закрой глаза!- потом ещё несколько мгновений улыбаюсь своей выходке, и, пожелав молодому человеку приятного аппетита, удаляюсь восвояси приводить себя в порядок.
Через минут пятнадцать возвращаюсь на кухню уже в более приличном виде. Осматриваюсь, и понимаю, что Стоун всё ещё пьет чай. Кажется, ему не очень вкусно, или же он просто растягивает удовольствие, пытаясь вовсю насладиться этим нектаром богов. - Голоден? Может, тебе яичницу пожарить? - минутка любезностей, но пусть не теряет бдительность. Сама же подхожу к холодильнику, достаю йогурт и сажусь напротив Майкла. -Ну, я вся во внимании, чем же это моя скромная персона может помочь царю всея Земли. - вздыхаю от чего-то немного грустно, попутно внимательно рассматривая парня. Он выглядит как-то совсем вяло, если честно, пусть даже и пытается скрыть это под маской веселья. И дело даже не в вывихнутой роке и запятнанном бинте, хотя, конечно, не без этого. Злости уже как и не бывало, только сочувствие, немного жалости, и какой-то иррациональный трепет в груди. Как бы я это не пыталась отрицать всеми правдами и неправдами, но этот нахальный мерзавец вызывал во мне куда больше чувству, нежели пусть даже вся футбольная команда университета. Нет, конечно, не все эти чувства были приятными, далеко не все, но отобрать это у меня уже было невозможно. Кто-то однажды сказал: "если вы часть чье-то судьбы, то он обязательно вернется". Наверное, мы с Майклом всё-таки были повязаны чем-то немного большим, чем просто секс. Никто из нас не питал никаких иллюзий, но почему-то судьба опять и опять сталкивала нас лбами. И разве можно после таких раздумий будет выгнать Стоуна из квартиры, независимо от того бреда или серьезных вещей, которые я сейчас услышу.
От чего-то мне даже стало тревожно. В душе вынырнул маленький поплавок, который, как я уже убедилась сотни раз, не предвещал ничего хорошего. Что могло случиться? Стоун что-то украл? Это что-то в его черном рюкзаке? А он вместе с этим черным рюкзаком у меня в квартире? Или он кого-то убил и сейчас некоторое время собирается прятаться у меня? Или он просто ищет собутыльника и кто бы перевязал ему руку?  Третий вариант сразу отбросила, ведь он казался мне ещё даже более нелепым, чем эта ситуация утром. Первых два тоже пока отложила в сторонку, ведь становиться соучастницей тоже как-то не было желания, что бы там особенное нас с Майклом не повязывало. Оставалось только ждать, чтобы таки услышать заветную правду. Хотя, уверенна, она не принесет мне ожидаемого облегчения.
/внешний вид/

+4

7

Между нами всё время возникало напряжение. Совершенно разное по своим характеристикам, но неизменно сильное. Пожалуй, по этому я и вправду соскучился. Даже уже стал забывать о том как хороша она в своих выходках, как вдруг она продефилировала передо мной совершенно голой, держа кончиками пальцев простыню, которая сейчас уже не защищала её от моего  полного восхищения взгляда.
   - Подкачала задницу? – спрашиваю ей вслед, и вправду задерживаясь на её бедрах. Фигура у неё, конечно, всё такая же охуенная как и была раньше. Не зря она со всякими студентами-футболистами тренируется регулярно. Очень даже не зря. Я даже вытянулся слегка на стуле, чтоб проводить её максимально долго взглядом и был рад тому, что она не видит, как я пожираю её глазами. Слишком загордиться, а этого женщина нельзя никогда позволять – вылезут на шею и сделают тебе пальму из волос на голове, не учитывая, что свесят ноги и будут петь “old mcdonald had a farm”.
  Она ушла, и я остался наедине со своим дерьмом. Я знал точно только одно – ей ни черта нельзя знать иначе  у неё тоже будут проблемы. Я думал о том, прежде всего – не смогут ли они вычислить этот адрес, но прокручивая в своей голове все варианты, понял, что это очень маловероятно. Учитывая, что мы с ней встречались всего несколько раз, да и то это встречами назвать можно было только с натяжкой. Нас с ней ничего не связывало, и сейчас это был огромный плюс.
   А дальше пошли одни лишь вопросы. Соврать? Сказать частично правду? Ничего не объяснить и просто просить доверять? Сложный выбор. О ней я знал только две вещи – этот её адрес и то, что она была хороша в сексе. Остальное для меня до сегодняшнего дня не имело значения. Всё это ровнялось большому нулю. Кто она?
  Повязку стоило уже сменить, хоть она была только лишь для фиксации положения руки, но сейчас имела не самый хороший внешний вид. Я этого уже даже не замечал, и осознание пришло только сейчас, когда я сидел у неё на кухне и пытался привести свои мысли в порядок. Рёбра сами по себе не болели, но стоило только напрячься и они о себе напоминали – впрочем, об этом предупреждал и док. Никаких физических нагрузок и полное спокойствие. О да, будешь здесь разваливаться в кровати, когда тебя в скором времени пообещали подвесить на мясной крюк.
  Может вообще её нахрен уже снять? Док говорил 7 дней хватит.
  Я сжимал и разжимал кулак в травмированной руке – боли не чувствовал, хотя понятия не имел было ли это признаком выздоровления.
  Чай не лез в горло. Мысли давили на висок. Часы на стене произносили монотонный звук, мелкими щелчками секундная стрелка отсчитывала мою жизнь. Я уставился в стол, будто там были ответы на все мои немые вопросы.
  Блондинка вернулась тихо, я бы, наверное, и не понял, что она здесь, если бы она не заговорила. Я отрицательно покачал головой.
  - Нет, спасибо. Я не голоден. Мне бы лучше в душ, - от хваленной наглости и уверенности вдруг не осталось ничего, я звучал подавленно и это мне самому не нравилось, - но сначала разговор.
  - У меня проблемы, именуемые в народе полным пиздецом, и будь у меня другой выход – меня бы здесь не было. Ты верно говоришь – я не поебаться пришел, собственно, – хмыкнул, - я даже кажется сейчас на это не способен.
  Тем временем я не смотрел на неё, а только цеплялся за взглядом за свою руку, которую всё еще время от времени сжимал в кулаке и сейчас держал её на столе сверху, немного оттягивая повязку.
  - Мне нужно у тебя пару дней пожить, пока решу некоторые свои проблемы. До недели – не больше. Я обещаю. И если у тебя есть вопросы – держи их при себе. Я не буду отвечать ни на один из них. Мне нужно то, что я прошу, вместе с молчанием. Ничего больше. Взамен… - ухмыльнулся иронично. Что я могу сейчас ей предложить взамен? – Не знаю, за одолжение такое же одолжение? Если выживу.
  Пожалуй, это не было похоже на разговор. Скорее попросту мой монолог и я не дал возможности ей как-то мне ответить и вместо того, чтоб подождать и послушать, что она ответит, поднимаюсь и беру в руки рюкзак.
  - В общем, с твоего позволения я в душ, а ты пока подумай. Это небезопасно. Хорошо подумай.  Я приму любой ответ.
  Я оставил её одну там, на кухне вместе с её йогуртом и уж точно накатившем недоумением. Я пришел к ней с утра и ничего не объясняя поставил перед фактом. На тебе на блюдечке выбор и любой из них хуевый.

Отредактировано Michael Stone (2015-11-23 01:27:13)

+3

8

Между нами зависает молчание - свинцовое, стальное молчание. Внутри меня - холод и пустота. Что делать со всей вывалившейся на меня информацией? Как её переварить? Куда деть? Правду говорят, что меньше знаешь - крепе спишь. И хотя я по сути ничего не знаю, да только от этого не легче. Мне становиться жалко Стоуна, страшно за его изворотливую задницу, которая, увы, в этот раз, как я понимаю, попала дальше некуда. И я действительно хочу помочь ему, да только всё, что я по сути могу, это приютить его у себя. Но если это хоть на какое-то время даст ему спокойно передохнуть, то так уж и быть. Наверное, судьба таки не даром столько раз сталкивает нас лбами.
Пока я неотрывным взглядом изучаю точку на своём столе, пропуская мимо ушей всё, что говорит мужчина в конце, он успевает скрыться в ванной, и через несколько минут оттуда уже издается шум воды. Бессильно сползаю со стула, тело от чего-то не поддается никаким моим провокациям. Ещё несколько минут нахожусь в ступоре. Ощущение, будто мне раскрыли страшную тайну и попросили молчать, иначе при неправильном исходе - убьют.
Наконец-то опять досчитав до десяти (с раза пятого, наверное) я поднимаюсь и, словно в прострации, бреду к минибару. Нужно немного взбодриться, ничего ведь не случилось. И не случиться. Всё будет хорошо, и никто не пострадает. Достаю бутылку джина, беру бокал, плескаю себе на самое дно, выдыхаю, выпиваю всё залпом. Жду. Через несколько минут приходит благоговейное спокойствие, которое мне сейчас так нужно. И в правду, чего я тут драму ломаю, как школьница, которую бросил парень. Нету такого дерьма, из которого нельзя было бы выбраться. Решаю закрепить результат и повторяю алкозабег в один бокал.
Пока алкоголь медленно берет моё тело в плен, вспоминаю, что у меня в холодильнике, кроме йогуртов и салатов, предложить-то и больше нечего. А мужчина в доме - это как минимум мясо должно присутствовать. Так вышло, вижу, что решение принялось само собой, мне даже не пришлось ничего обдумывать. Не могу же я этого оболтуса взять и просто вышвырнуть на улицу. Какой-то даже материнский инстинкт появился, решила позаботиться.
Накидываю поверх свитера кардиган, натягиваю кроссовки и спускаюсь вниз в круглосуточный магазин. Пусть сейчас Стоун и балуется в вежливого, но не сможет же он весь день питаться солнечной энергией. Тем более и день сам по себе не слишком ясный.
Сонный продавец за прилавком не очень-то и радуется моему визиту, но учтиво отвешивает всё, что я прошу и, проводив дежурным "спасибо. заходите ещё" удаляется в подсобку. Хмыкаю. Какое невежество. Перестану сюда ходить! Хотя кого я обманываю...Разве мне захочется пилять ещё квартал к ближайшему магазину, когда прямо через дорогу есть то, что мне нужно. Теория зависимости от удобств. Потребительский мир и ленивые люди. Все выбирают пути полегче. Деградируют. Превращаются в рабов гаджетов. Мир медленно становится технозависимым. Безысходность.
Толкаю дверь в квартиру. Из ванной всё ещё доносится шум воды. Улыбаюсь про себя и бреду с покупками на кухню. Какое-то чувство дежа вю. Кажется, в прошлый раз, когда мы сидели ночью у меня на кухне, Стоун сказал "до встречи", наверное, даже и не подозревая, что место встречи изменить нельзя.
Неожиданно слышу, как в кармане звонит телефон. Достаю. Смотрю на экран - номер не высвечивается. Беру трубку. - Алло. - но в ответ мне только тишина. Повторяюсь, но результат неизменен. Ещё раз смотрю на экран в поисках трабла, но техника в исправности. Опять прикладываю телефон к уху. -Алло, говорите. - но тут вдруг с той стороны провода тишина обрывается и размеренные пронзающие гудки разрезают мой слух, словно топором рубают. Наверное, ошиблись - наверное...И всё бы ничего, да только в груди опять вынырнул тот злосчастный поплавок, который в предыдущий раз за это утро таки не принес мне ничего хорошего по сути. Просто ли это совпадение, если учесть, что я только что могла решить приютить у себя преступника вселенского масштаба? Да только есть ли мне теперь куда отступать, если я уже и мясо купила? Я же в одиночку его не съем.

+2

9

Я не привык просить помощи. У меня с этим были хорошие такие проблемы и я, похоже, скорее готов даже повисеть на крюке, чем приползти к своему отцу с подобным. С блондинкой было, конечно же, легче, но ощущения не из приятных в любом случае. Наверное, потому я предпочел попросту свалить и оставить её наедине переваривать только что услышанное.
  Упершись здоровой рукой об раковину, я смотрел на себя в зеркало. Кажется, брился вчера, а зарос щетиной так, будто несколько дней к бритве не притрагивался. Хотя ощущение этого самого “вчера” у меня довольно размыто. Последние дни были слишком похожи друг на друга, чтоб я мог следить за временем. Щетина немного кололась, когда я проводил рукой по подбородку и своей щеке. Отеки спали, только под глазами серые мешки, но по сравнению с тем, что было ещё пару дней назад – выглядело сносно. Глаза светили красными сосудами, являясь мелким последствием уже трехдневной бессонницы.
  Я устал, я просто к ебеням устал.
  Холодная вода немного взбодрила. Я сполоснул лицо и, игнорируя скапывающие капли, начал рыться в рюкзаке. Там практически ничего особенного-то и не было. Наличка, кольт, начатая бутылка рома, бинты, обезболивающие и две свежие футболки. Вполне себе обычные вещи, которые вместе мой рюкзак видел впервые. Собственно да я сам слегка прифигевал каждый раз, когда его раскрывал. Что за ебаный набор юного бандита? Впрочем, я  попросту собрал все то, что казалось необходимым.
  Моя рука потянулась за ромом. Не за футболкой, а за ромом. И даже не по привычке, а попросту нужно было слегка прочистить мозг. Заебал он уже со своими тяжелыми мыслями. После парочки глотков нихуя не изменилось и не полегчало, но горячая вода должна катализировать процесс.
  Понятия не имею, сколько времени провел под душем, но цели своей почти достиг – напряжение немного да было снято. Тем временем я слышал, как дверь входная парочку раз хлопнула – блондинка куда-то ходила и я очень даже надеялся на то что не за полицией. Сейчас уже перспектива очутиться в обезьянника не казалась такой привлекательной, как пару часов назад. Впрочем, да – для этого выходить не надо, тут скорее и легче попросту воспользоваться телефоном. Плюс ко всему, не знаю почему, но я ей верил. Даже не смотря на то, что в её интересах было скорей отдать мне все долги за причинённые ей неприятности в прошлом. Надо же, как иногда жизнь перемешивает клетки на доске.
   - Блондинка, ты не могла бы мне помочь?
  Я вытащил бинт из рюкзака и задумал перевязать себе руку сам, что, конечно же, закончилось моим фиаско. Одной рукой и зубами, как оказывается, сделать это невозможно. И хотелось мне этого или нет, но опять пришлось беспокоить её.
  Перед тем как её позвать, я одолжил у неё белое махровое полотенце и зафиксировал его на уровне бедер. За последнюю неделю я наверняка скинул не меньше пяти, а то и больше килограмм, тем самым приближаясь к отметке “дрыщ”. Учитывая ещё не сошедшие ссадины желто-фиолетового цвета и то, что я в последнее время закинул спортзал – выглядел я явно не как её этот утренний студентик. Впрочем, сейчас меня это не особо беспокоило.
  - Я снял предыдущую, просто  с новой вышли проблемы некоторые, - объясняю ей, когда она-таки откликнулась. Затем киваю на руку и бинты, стоящие на раковине. Последние были размотаны, вследствие моей неудачной попытки их зубами привентить к руке. – Хотя… ты случайно курс медицины в универе не брала? А то я-то брал, но проебывал и теперь сожалею. Сейчас бы понадобилось.
  Тем временем я все еще пробовал двигать рукой, которая сейчас без бинтов выглядела вполне нормально – отек спал и если бы не отметки от бинта, казалось, будто можно было рискнуть и оставить её так как есть.
  - Уходила звать на помощь? – все же не обхожу момент с её уходом, но говорю это с усмешкой – было бы это так, она бы не стояла сейчас передо мной, а значит, причина была в другом.

Отредактировано Michael Stone (2015-11-23 15:10:26)

+2

10

Бывают такие моменты, когда спокойствие приходит ниоткуда. Вот просто так накрывает волной, захлестывает. Блаженнейшее чувство разливается по всему телу. Прикрываю глаза, наслаждаюсь. Приходит осознание, что алкоголь начал действовать. Ухмыляюсь. Неожиданно в кармане опять вибрирует телефон. На этот раз реагирую уже поспокойнее. Смотрю на экран - Хлоя, секретарь моего начальника-самодура. Беру трубку. Слышу бодрое мурлыканье, что в понедельник у нас всех выходной, потому что босс подцепил очередную пигалицу и по доброте душевной всех отпустил, так как улетает с ней на несколько дней на отдых. Другие детали опускаю, ведь мало интересуюсь личной жизнью престарелого пузатенького ловеласа. Потом Хлоя ещё жалуется, что сегодня от чего-то страшные сбои на линиях, и она уже звонила мне несколько минут назад. Вспоминаю звонок пятиминутной давности и благоговейно улыбаюсь, засовывая свой нервный поплавок куда подальше. Потом ещё минуты три слушаю какие-то офисные сплетни, вежливо прощаюсь и расслаблено присаживаюсь на стул, понимая, что зря себя накручивала. Ох уж эта женская натура - выдумать из ничего проблему, попереживать над ней, успеть её решить, а потом выявить, что проблемы-то и нет по сути. Затем ещё даю себе клятвенное обещание ничего не выпрашивать у Стоуна, пусть немного отойдёт, и так пришлось милку несладко, и на такой спокойной ноте, слышу, как он зовёт меня из ванны помочь.
Медленно шлепаю босыми ногами по кафельному полу в прихожей и по пути раздумываю, сколько же пришлось Майклу приложить сил, чтобы признать, что не всё в этом мире он может решить сам, что иногда люди, которые его окружают, тоже готовы, возможно, даже хотят ему помочь. Похоже, Стоун не слишком-то привык к нормальным человеческим отношениям без интриг и каких-то вечных скандалов. Хотя некоторым так жить - просто скучно, поэтому за что его винить-то. -Да, сладкий? - мне кажется, что я с грацией кошки, появляюсь в дверном проеме совсем неожиданно, вызывая эффект всеобщего удивления. И пусть моим единственным зрителем был только Майкл, я всё равно чувствовала, как свет софитов освещает мне голову. Опираюсь о дверной косяк и несколько мгновений исследую взглядом его тело. Множество ссадин меня настораживает, замечаю, что он сильно исхудал, в общем выглядит так, словно вот уже месяц таким образом скитается по квартирам. Меня жутко интересует, что же произошло, чёрт подери, но вспоминаю, что сама себе, да и ему не официально уже, пообещала ничего не спрашивать. Опять использую метод "сосчитать до десяти", чтобы усмирить своё любопытство и просто постараться не слишком обращать внимания на эти побои. - Да, конечно. - беру с раковины бинты и немного привожу их в порядок, разматывая после предыдущей, так понимаю, неудачной попытки их использовать. - Что же ты всё время такой самостоятельный - бормочу себе под нос, совсем позабыв, что Майкл меня очень даже слышит, находясь в непосредственной близости. - Я решила, что не царское это дело и пошла на курс живописи, да только вот художника с меня так и не вышло. Там просто был симпатичный молодой преподаватель. Как понимаешь, высший бал я получила не за шедевральные картины. - ухмыляюсь и провожу подушечками пальцев вдоль руки мужчины, будто пытаясь убедится, что с ней действительно не всё в порядке. - Не двигай, что ты, как маленький, её-Богу. - шиплю на молодого человека, а сама еле пытаюсь сдержать улыбку. Затем резко хмурю брови, чтобы сосредоточиться и не обращать внимания также на то, что всё, во что одет Стоун, это всего лишь большое махровое белое полотенце. Вздыхаю. Манипуляции над рукой проводила не долго. Не смотря, что курс медицины я так и не выбрала,  папа очень отчаянно учил меня азам первой помощи, так что если вам вдруг на улице станет плохо, а я буду проходить мимо, то не беспокойтесь - спасу! - Медсестра, подайте, пожалуйста ножницы со шкафчика над раковиной возле вас. - говорю нарочито командным тоном, пока присев на ванну, заканчиваю мотать бинт. Ещё несколько мгновений, вяжу бантик и - Готово. Теперь, как новенький. - осматриваю свою работу и довольно причмокиваю, удовлетворившись результатом. Затем всё-таки решаю наконец-то ответить на повисший в воздухе вопрос о том, куда я сбегала. -За презервативами бегала, хотя, смотрю, что ты как-то сейчас не слишком готов на подвиги. - совсем добродушно улыбаюсь, чтобы показать, что в кои-веки сарказма в этой фразе нету. Кажется, наше общение стало каким-то слишком приторным. - А вообще, решила, что ты когда-то таки захочешь есть, раз уж я приняла тебя на временное жительство. И вряд ли насытишься йогуртом и салатом. Но у меня есть два условия твоего пребывания здесь. - вскидываю бровь и становлюсь совсем серьёзной, готовясь выдать то, о чём думала полпути в магазин и обратно. Не знаю, удалось ли мне хоть каплю насторожить Стоуна, но сама-то я довольна своей актерской игрой. - Мне нужно поменять несколько лампочек, и вкрутить одну розетку на место. - пожимаю плечами, мол расслабься, ничего более серьезного я уже не скажу. - И оденься, а то в таком виде я хочу тебя прямо здесь и сейчас. - закусываю губу, весело хохочу и выхожу из ванной комнаты, бросив напоследок на Стоуна игривый взгляд.

+2

11

В том мире, в котором я вырос – люди друг другу не помогают. Там царит конкуренция и дух соперничества; превозносится подножки, а не руки помощи. Хочешь жить среди них – учись отбрасывать простые истины человеческих отношений и всё время оглядывайся. Любая просьба – это признак слабости, так учил отец в те редкие моменты, когда решал поиграться в папашу и пытался нас воспитывать. Если тебе что-то нужно – иди и бери. Спрашивают слабые. Сильные сцепя зубы вырывают свой кусок. Хочешь чего-то? Вперёд.
  Я искренне удивлялся тому, как ведет себя со мной девушка, которой я принес больше дерьма, чем удовольствия. Будь я на её месте - выпроводил бы, да ещё и копов на хвост отправил и это в лучшем случае. Она же, вполне спокойно, даже с неким энтузиазмом, согласилась мне помочь. А сейчас сосредоточенно делала то, что оказалось мне не по силам – перематывала моё предплечье. Я наблюдал за тем, как передвигаются её руки. У неё были тонкие красивые пальцы – раньше я как-то этого не замечал.
  - Ещё бы, - натягиваю ухмылку, когда слышу о преподавателе и её знаниях в области живописи. С её прирожденными талантами и гибкостью она наверняка и кибер физику сдавала бы на “A”, лишь бы преподаватель оказался мужского пола. Интересно, а эту квартиру она таким же способом заполучила? Как не крути, а апартаменты у неё были весьма неплохие, учитывая, что обычные юристы её возраста снимают квартиры в ебенях с тремя такими же везунчиками. Здесь же жила она одна – однозначно, плюс вещи явно не с барахолки и гаражной распродажи. По любому какой-нибудь прилично богатый человек ею когда-то заинтересовался, не иначе. Или ещё интересуется? И только я хотел озвучить свой вопрос, покончив с милым разговором и переведя его в плоскость обычных наших перепалок, как она попросила передать ей ножницы, и я поймал себя на мысли, что видимо лучше спросить позже. Ножницы они такие, острая хуйня, однако.
  На моей руке красовался новый, чистый и хорошо стянутый бинт и мне уже почти не хотелось даже разбавлять сей милый разговор своими обычными комментариями. Впрочем, за меня это сделала блондинка и отвечая на мой вопрос вполне в духе нашего обычного общения.
  - Неужели ты бросила таблетки? Очень жаль, - мне даже почти не пришлось изображать печаль на лице, с резинками ведь и вправду совсем не те ощущения. – И с чего это ты вдруг в моей готовности сомневаешься? – и ничего что минут двадцать назад сам в себе сомневался. Все же слышать подобное с уст женщины таки не весьма приятно, даже если это отчасти может оказаться и правдой. В такие моменты собственно каждый мужик захочет доказать обратное, будь он даже в коме. Я даже как-то выпрямился, типа – да я что, да я всё могу.
  - Что?! – внезапно наш разговор перешел в зону риска. Какого хрена? Только этот вопрос повис в моей голове в ответ на её серьезный тон и вроде бы намерения выставлять мне какие-то условия. Даже будучи в таком невыигрышном положении я вряд ли был готов подчиняться. Собственно к этому меня не склонить, даже грозясь закатать в бетон – в этом вся беда моего характера.
  Но, видимо, иногда женщин да нужно дослушивать.
  - Ну, это без проблем, конечно, не смотря на то, что я давненько подобным не занимался, – чистосердечно признаюсь и начинаю улыбаться, как-никак попустило сразу же. С отверткой я уж точно разберусь, даже учитывая, что дома я предпочитал попросту вызывать необходимые службы. Хотя не так – этим занималась домработница, непосредственно вызовами. В последний раз я что-то крутил – ещё в колледже, но вряд ли с того времени в процессе работы розетки что-то поменялось. – Вспомню молодость, - бодро добавил в конце, а сам уже думал над тем, что было бы хорошо побриться ещё. Морда моя, конечно, приобретала брутальности в таком виде и я готов дать палец на отсечение, что блондинке бородатые нравятся, но я предпочитал ходить с жопой младенца на лице.
  - Очень смешно, - поддакиваю её последней реплике и, закрывая за ней дверь, опять возвращаюсь к рюкзаку.
  Через пятнадцать минут, побритый, со всё ещё не до конца сухими торчащими во все стороны волосами и улыбкой на лице я наконец-то освободил ванную комнату. На мне была белая футболка и всё те же джинсы.
  - Так что у нас на завтрак? – вдруг спрашиваю, раз уж меня собрались кормить и вопреки отсутствию аппетита. Тем временем замечаю открытый бар и начатую бутылку джина. Ну, нельзя вот так оставлять бухло на моё растерзание. – А мне и это подойдет, - тянусь загребущей рукой к бутылке и, поднося ко рту, прямо с горла делаю несколько глотков. Кажется, жизнь налаживалась, учитывая, что я бухал дома у сексуальной блондинки, пока она решала, что мне приготовить пожрать. И чего я вообще жалуюсь?
  - А где у тебя диван? – и через секунду, - Всё, нашел.
  Я растянулся на софе, словно у себя дома и прижал бутылку джина к себе. Да, жизнь налаживалась.

Отредактировано Michael Stone (2015-11-23 19:52:22)

+1

12

Когда Стоун закрывает за мной дверь, я даже от огорчения поджимаю губы. Жаль, что мужчины за годы эволюции так и не научились понимать намеки женщин. Не то что я прямо таки не могла справиться со своим либидо в данной ситуации, но если бы он прижал меня к стенке и захотел взять то, что когда-то ему принадлежало, я бы не противилась. В том вся суть наших отношений - между нами слишком много секса. Не думаю, что кто-то был против, но это стало уже как-то до жути однообразным и предсказуемым времяпрепровождением, пусть даже каждый раз Майкл и удивлял меня своими умениями. Может быть, сегодня судьба просто решила наконец-то дать нам возможность попробовать и другие аспекты общения нормальных людей.
Захожу на кухню, оглядываюсь - взгляд цепляется за начатую бутылку джина и ещё не разобранные покупки. Так-с, пить пока, наверное, хватит, так что нужно что-то приготовить, дабы не пасть в глазах Стоуна, как непутевая домохозяйка. Ещё и в моих пороховницах есть порох и умение готовить. Ведь в отличии от умения мужчин понимать простые истины женщин, девушки уже давно зарубили себе на носах, что путь к сердцу парня лежит через желудок. Не то, чтобы я горела желанием влюбить себя этого болвана, но чего-то покушать была бы и сама не против.
Пока я возилась с этими бумажными пакетами и пыталась расположить на полках холодильника всё более-менее удобным образом и чтобы сочеталось по цвету (привет, эфект от джина), то Майкл уже успел выйти из ванной, ещё немного мокрый и благоухающих, украсть у меня из кухни самое ценное - эту самую бутылку, и, словно ленивый кот, раскинуться на моём диване.
Наверное, я должна была дать ему втык за такое наглое поведение, но у меня, ЧЕСТНО сама не знаю откуда, вдруг взялось столько иррационального тепла к этому мерзавцу, что я ни капельки не злилась, и даже наоборот - была рада в такой способ потратить своё время. Хотя...-Инструменты в прихожей, Стоун...Чего разлегся? Порадуй меня хоть этими своими умениями сегодня. - хохочу, понимая, что прервала парню самую что ни есть идеальную идиллию, но за собой не чувствую ни капли вины.
Прошёл уже наверное час, как я возилась с мясом, готовя стейк. За окном уже давно начался новый день, хотя уверена, многие люди ещё его и не начинали. Утро субботы - самое прекрасное время, чтобы ни о чём не думать и просто наслаждаться такой долгожданной свободой, валяясь в постели. Кто знает, быть может я бы тоже сейчас ещё нежилась в объятиях того юного апполона, придумывая отчаянный план его выпровождения, но судьба сама перетасовала все карты и подсунула мне вместо бубнового валета пикового короля. Осталось только самой ещё определиться, какая у меня масть, но это потом. Всё потом. Сейчас же я после короткой барабанной дроби по столешнице и зазывающего клича к Стоуну на всю квартиру, торжественно достаю из духовки сковородку с мясом. - Ну, пахнет хорошо. - издаю про себя как заключение своей бурной деятельности. - Что бы там ни было, знай, я старалась. - пожимаю плечами и иду к шкафчику за тарелками. Потом ещё несколько минут вожусь с сервировкой и собиранием всей посуды в раковину, затем беру тарелки и иду в гостинную.- Предлагаю посмотреть фильм. Предложила бы ещё пивко, но так как мы наклюкались с тобой джина, то не уверенна, что это будет самая хорошая идея. - ухмыляюсь, когда осознаю, какое только что изрекла клише. Могла бы ещё предложить чаю или кофе, и тогда бы вообще никак не отвертеться нормальному парню. Но в который раз вспоминаю рамки, в которые себя загнала, поэтому опять считаю, в этот раз только до трёх, чтобы перестать думать о плохих вещах. - Приятного аппетита. Надеюсь, не отравишься. А если и отравишься, то поляжем вместе. - подмигиваю Стоуну и принимаюсь за мясо. Да, конечно, салатики и йогурты это хорошо, но, наверное, я в душе тоже мужчина, ведь мясо это тааак вкусно. От удовольствия закатываю глаза и тихонько постанываю. Ну вкусно ведь, чёрт подери. Аж сама собой загордилась. - Ну давай, Стоун, признай, что я классная, а мой стейк ещё круче. - ухмыляюсь и наклоняю голову к брюнету немного ближе, ловя на своей щеке его дыхание. Внутри всё переворачивается и я даже на мгновение теряю самоконтроль. Но потом выдыхаю, прикрываю глаза и возвращаюсь в нормальное положение.

+1

13

Лежа здесь на мягком диване в её, осветленной только что вставшим солнцем, комнате я начал понемногу забывать о том, что мои проблемы никаким образом не решились и уж тем более не будут решаться сами. Я ещё сделал несколько глотков джина, приподнимаясь для этого и каждый раз чувствуя боль в грудной клетке. Собственно потому я и пил, это ведь лучше любых внутримышечных обезболивающих.
  Блондинка возилась на кухне – наверняка взяла себе в голову, что нужно передо мной строить из себя хозяйку. На самом деле можно было попросту заказать пиццу из какого-нибудь фастфуда, и я был бы доволен. Но то, что старалась – действительно было приятно, тем более что я к подобному не приучен и в виду постоянного холостяцкого образа жизни – привык обедать либо в ресторанах, либо получать стряпню от домработницы. Но чтоб вот так девушка и ради меня, а не денег – странно, но такое случалось очень редко.
  - Ты хочешь, чтоб я твоих соседей с утра дрелью разбудил? – лениво потягиваясь, спрашиваю скорее стену, чем её саму, раз уж она была в другой комнате. Плевать я хотел на её соседей, на самом деле, но вот так сразу браться за дело – нет, давайте я ещё немного представлю, что живу в идеальном мире и продолжу лежать на диване, ожидая как с кухни совершенно голая, выйдет моя блондинка с едой. Подушки были мягкие – мечталось хорошо, что тут скажешь. В итоге свой зад я так и не поднял, продолжая попросту наглеть и отлеживаться. Спать хотелось, учитывая, что я уже вторые сутки без сна, но как бывает при бессоннице в непосредственно сон - это не выливалось.
  Прошел час или около того. Где-то там за окном просыпался Сакраменто, улицы уже наверняка заполнялись людьми, спешившими на работу – именно теми несчастными, кому не повезло работать в выходные. Я поднялся и, лениво потягивая ещё время от времени из бутылки, наблюдал за потоком машин за окном. Кто на работу, а кто на уикенд загород. В те минуты хотелось взять блондинку и свалить с ней в арендованный дом возле Тахо, забив на все то дерьмо происходящее вокруг меня. Там ведь сейчас действительно охуенно, а уж с ней-то было бы ещё охуенней.
  - Посмотрим тот, что в последний раз не удалось? – только сейчас отлипаю от окна и, наконец, возвращаюсь обратно на диван, где меня уже ждет и еда, и моя блондинка – ни черта не голая, но это дело поправимое. – Наверняка уже есть на blue-ray, - мы ведь и вправду редко пересекаемся. Сколько это все месяцев назад было? Три? Больше? Зря я ей больше не звонил, тем более что в последний раз мы начатое не закончили. Про себя улыбаюсь – ей, кажется, вообще везет начинать и не заканчивать, вспоминая совсем свежую историю со студентом.
  - Я всё ещё верю в то, что меня закатают в бетон – это вроде пафосней, чем отравиться, - замечаю в ответ на её попытки прибедняться. Мясо выглядело вкусно, запах притягивал и даже мой усталый организм, который еще пару минут назад отказывался что-либо переваривать, сейчас с энтузиазмом воспринимал приход нового источника энергии. – И тебе приятного, - отвечаю стандартной фразой, делая вид, что тоже очень вежливый и приличный. Было бы хорошо пойти до конца – отпиливая столовым ножом по маленькому куску от мяса, но на это меня не хватило, и я попросту откусывал зубами, при этом ещё и чавкая. Кроманьонца пустила в дом – так и знай.
  За минуту я успел слопать практически все, что она мне наложила, и отставил тарелку уже почти пустой, даже предусмотрительно вытерев лицо о салфетку, будто вдруг вспоминая, что ем рядом с девушкой.
  Наверное, было бы хорошо, если бы вдруг у нее на верхней губе остался соус и я весь такой джентльмен пальцем бы его стер, а там уже и повод её поцеловать и прочее. Но ничего такого, что помогало в подобных ситуациях парням из кинолент, не случилось – девчонка была очень аккуратной. Впрочем, мне нельзя было жаловаться, она сама совершенно преспокойно сократила между нами дистанцию, но правда только для того, чтоб заставить меня её похвалить. Я полулыбнулся в ответ на её реплику, а затем попросту положил руку ей на щеку и повернул её лицо к себе, сам при этом немного наклоняясь. Первый поцелуй был легким и спокойным – даже непривычным для меня, следующий же – гораздо более требовательный и настойчивый. С ней я забывался.
  - Да, блондинка, ты охуенная, - отрываясь на какую-то секунду чтоб вдохнуть, все же соглашаюсь с этим неоспоримым фактом.

+1

14

Он всегда брал, что хотел: от меня, от других, от жизни. Но видимо, что-то пошло не так, раз в распоряжении Майкла теперь осталась только я. Конечно, молодая стройная блондинка с квартирой всё же лучше, чем ничего, но тот пиздец, который, как я поняла, случился у Стоуна, это, увы, не спасает. Если честно, я бы хотела пробраться к нему в голову, чтобы понять, о чём он думает, чтобы хоть каплю помочь ему разобраться в себе, хотя, наверное, ему это не слишком и нужно было. Но пока я всего лишь хотела прочитать мысли мужчины, то Майкл, наверное, успел пройти курсы телепатии и понимания женской психологии, ну или это так удачно мне на руку могли сыграть феромоны и химические реакции, да только вот от его пальцев на своей щеке, я почувствовала, как внизу живота разливается приятное тепло. Неужели мне теперь достаточно всего лишь одного его прикосновения? Он слишком прекрасен и не достигаем, хотя вот прямо сейчас сидит от меня в нескольких сантиметров. Как много девушек хотели бы хотя бы на несколько дней оказаться в его объятиях. Я это понимала, как понимала и то, что не могу врать даже себе, что ничего не чувствую.
А потом он поцеловал меня. Сначала так нежно и ненавязчиво, будто нам по лет тринадцать. Но, должна признать, что такое иногда заводит даже больше, чем запихнуть руку в трусы. Я буквально почувствовала каждую мурашку, которая пробежалась по моей спине. А их там было тысячи, сотни тысяч. И все от него.
Получаю ещё один поцелуй, уже более требовательный и страстный. Не хватает воздуха, не хватает мыслей в голове, не хватает понимания, чтобы постичь то, что происходит между нами. Хотя, в этом и нету надобности. Майкл на мгновение отвлекается, чтобы отвесить мне комплимент, но я тут же придвигаюсь ближе к нему и жадно требую его губы опять на своих. Руки медленно кладу Стоуну на плечи, боясь задет хотя бы одну из тег многочисленных ссадин по всему телу. Ему и так больно, мне не хотелось, чтобы всё становилось ещё хуже. Я боялась его задеть. И мне почему-то казались, что я была одной из немногих, если не единственной, кого волновали эти вещи.
Нежно веду ладонями по руках молодого человека, ненавязчиво наклоняя его обратно на диван, всё же не отрываясь от его губ. На какой-то момент наши пальцы сплетаются и я в полусладком забытье легко улыбаюсь. Не замечаю сама, как тонкие пальцы медленно цепляет край его футболки и осторожно тянут её вверх.
Мы целуемся медленно, глубоко, никуда не спеша, ведь знаем, что именно сегодня у нас есть более чем достаточно времени. Когда Майкл оказывается без футболки, то я, проведя рокировку, сажусь ему на пах. Лёгкая ухмылка озаряет моё лицо, пока я вожу пальцами по голому торсу Стоуна, наблюдая, как он неотрывно за мной следит. Пытаюсь аккуратно ёрзать на парне, чтобы немного раззадорить его, пока опять наклоняюсь, чтобы получить очередную дозу поцелуев. Его губы сладко скользят по моим, наши языки сплетаются в страстной агонии, и кажется, что это наслаждение для меня мучительно. Я хочу большего, но мне так безумно приятно покусывать губы Майкла, аккуратно их посасывать, оставлять еле лёгкие отпечатки. Если я не в старческом маразме и при добрей памяти, то такой прелюдии у нас ещё не было, от чего мне ещё больше хотелось продлить этот тягуче сладкий момент.
Всё шло предельно божественно, пока каким-то третьим слухом я не услышала, что кто-то яростно названивает мне в дверь, уже успев прибавить к этому удары кулаками. Немного резко отрываюсь от Майкла и в недоумении вытаращиваюсь в сторону, пытаясь понять, где со мной это уже было. Дежа вю, что у меня дежа вю. Хотя понимаю, что буквально часа два назад уже удостаивалась нежданного визита. В голове проскакивает мысли не идти открывать, потому что какой уже лучший сюрприз, чем Стоуна, мне сможет подсунуть судьба. Но когда я слышу своё имя и угрозы вызвать милиции, звучащие голосом моего соседа, понимаю, что нужно как-то спасать ситуации.
Слезаю с такого же растерянного Майкла и бегу в прихожею, чтобы поскорее открыть дверь нетерпеливому и невоспитанному мужчине с квартиры снизу, как подозреваю по голосу. -Здравствуйте, Мэриэн. - выглядит он не слишком доброжелательно и любезно. Улавливаю, как его взгляд скользит по пространству у меня за спиной и, скорее всего натыкается на оголенный верх Стоуна. Потом глаза опять резко утыкаются прямо на меня. - Я понимаю, что вы заняты. - цедит он сквозь зубы. - Но, будьте добры, выключите у себя воду, потому что вы уже начали меня топить. - от испуга мои глаза лезут на лоб и я прикрываю рот ладонью. Резко захлопываю дверь у соседа прямо перед носом, разворачиваюсь и бегу в глубь квартиры вычислять течь. - Чёрт! - открываю дверь на кухню и понимаю, что мой прекрасный кафельный пол полностью залит водой, весело журчащей из прорвавшего крана. Вот тебе и прелюдия!

+1

15

Я совершенно не задумывался над тем, что сейчас делал. Мне надо было отвлечься и я эгоистично использовал её в этой цели. Она же не маленькая и скорей всего и так все понимала сама и принимала эти правила. Наверное, потому меня не покидало ощущение легкости с ней. Целуя её сейчас, я не был обвешен непосильной тяжестью проблем, всё вдруг отходило на даже не второй, а десятый план. Медленно погружаясь в нарастающее желание к ней, единственной моей мыслью было то, что я хотел её, сейчас здесь, прямо на полу.
   Ничего подобного с нами ещё не было. В прошлые наши разы мы трахались с ходу, будто торопясь и не скажу, что я не был инициатором подобного. Был. Но надо признать, что и сейчас я протащился тоже. Я поддавался её неторопливому темпу, и такое раздражающее раньше ожидание вдруг приносило дополнительный кайф.
  Повязку, фиксирующую руку в одном положении я стянул с себя сам, когда она начала поднимать на мне футболку. Я заметил, как она осторожно обращается со мной и будто боится задеть мою перебинтованную руку или одну из многочисленных ссадин на мне. Пожалуй, я умилился этому – между нами вдруг возникало что-то гораздо ближе обычного инстинкта и меня чуть ли не впервые вообще подобное не пугало.
  Когда по вискам стучит кровь, в ушах только её дыхание, а члену жутко тесно в твоих джинсах – пожалуй, фоновый шум не кажется вообще чем-то странным. Мы увлеклись друг другом настолько, что я даже не сразу врубился зачем она остановилась. Медленно, но верно ко мне таки стала доходить истинна – ебаный бумеранг. Наломаешь кому-то секс, обломается и тебе. Блондинка тем временем уже поднялась и побежала открывать дверь. Я не успел промычать что-то в стиле – да забей ты, да и, учитывая, что так же с утра она додумалась открыть мне, то хрен бы её какие-то замечания остановили. Интересно она вообще умеет делать вид, что ее попросту нету дома? Что за ебаная правильность?
  Я не хотел, чтоб кто-либо видел меня у неё в квартире, потому я по-быстрому поднялся и зашел за стену отгораживающую коридор от комнаты. Тем не менее, видимо слишком размашисто надевал футболку обратно на себя, ибо услышал комментарий от соседа на тему моего присутствия и нашего время провождения с блондинкой. Будь это другая ситуация – разговаривал бы с ним я и разговор наш был бы не таким милым как у него же с блондинкой. Но сейчас мое обычное поведение было для меня сродни роскоши, которой я не мог себе позволить. Это раздражало, пожалуй, даже больше самой происходящей ситуации.
  Дверь хлопает, а девушка бежит внутрь квартиры, словно ошпаренная. Я не до конца прошариваю, что происходит, ибо не сильно вслушивался в их разговор, давясь своим неудобным для себя положением. Понимание происходящего накатывает волной, полностью накрывая меня, вдруг в голове кубик рубик складывается и все ряды информации образуют одноцветный пиздец.
  - Где у тебя вода перекрывается? – вбегаю в кухню вслед за блондинкой и, успевая краем глаза заценить потом, уже начинаю себя ощущать Ноем, которому блять вот прям щаз надо каждой твари по паре найти. Блондинка кажись вообще охуевает с происходящего и собственно ее можно понять. Но ждать пока она отвиснет и ответить на мой вопрос – времени не было, потому я посчитал, что действовать лучше инстинктивно и искать кран под умывальником, где он обычно бывает в подобных квартирах.
  Шум прекращается, когда я, лежа на полу, и весь уже практически мокрый, побывав только что под ниагарским водопадом, перекручиваю красный вентиль около сточной трубы. Вдруг ситуация начинает казаться мне смешной. Я сижу здесь словно ребенок-переросток в детском бассейне и ни из того ни с сего начинаю ржать.
  - Я ебаный аквамен, - протягивая сквозь смехи все еще продолжая подхихикивать совершенно не заботясь о том как это выглядит, продолжаю, - тащи швабры, блондинка, будем продолжать прелюдию.

+1

16

Я тупила, при чём очень жестко. Вместо того, чтобы бросаться ликвидировать последствия потопа, предварительно устранив их причину, я просто удосужилась раз выругаться и застрять в дверях с глупым видом куклы, которая в недоумении похлопывала округлившимися глазами. Но мне сегодня, благо, повезло, и в моём доме оказался мужчина, гораздо сообразительнее, чем я, который, словно рыба в воде, понимал всё в этих вентилях, трубах и кранах. Наверное, это и не есть сложная наука, но раз я такой дуб-дерево, то Стоун в моих глазах мгновенно становится богом с таким скилом. - тащи швабры, блондинка, будем продолжать прелюдию. - мой капитан лежал на полу в воде, весь мокрый, в прилипшей к телу футболке. Наверное, нам бы сейчас самое время устроить конкурс "мокрая маечка", продолжив таким образом начатое до прихода святой инквизиции с этажа ниже, но вода сама по себе не уберется, как понимаете, разве что испариться, хотя думаю, что сосед снизу будет не слишком доволен таким исходом, поэтому я только неловко киваю головой, разворачиваюсь и бегу в ванную за всякими тряпками, швабрами и ведрами.
Наверное, мы где-то с час ещё возились с этим наваждением. Лично я была вся мокрая (во всех понятиях) и, весело хохоча, брызгала и в Майкла остатками воды, хотя, это уже мало меняло ситуацию. Спустя, наверное, ещё минут пятнадцать все мокрые тряпки и несколько уже пустых тазиков были отброшены в сторону, а я мирно почивала на уже реабилитированном полу, пытаясь отодрать с лица прилипшие волосы. -Спасибо. - говорю, не отрываясь от "самого важного в мире" процесса, потом поворачиваю голову в сторону и увлеченно наблюдаю за парнем. На ум приходит мысль, что, наверное, ему так же, как и мне не слишком удобно сидеть в мокрой одежде, поэтому я поднимаюсь с кафеля, сажусь, заложив ноги лотосом и пальцем подзываю Стоуна сесть напротив меня. Когда мы оказываемся на одном уровне, то я без слов, просто беру и стягиваю с него эту мокрую белую футболку, так сексуально облепившую его тело. - Так мне нравится больше. - ухмыляюсь, и затем стягиваю со себя свитер, под которым оказались только трусики. - Думаю, конкурс мокрых маечек можно оканчивать. Есть куда более важные дела, которые нужно решать в более срочном порядке. - пока шепчу, то медленно приближаюсь своим лицом к лицу Майкла, и на последнем звуке сладостно прижимаюсь к его губам. После всего пережитого за этот час они мне кажутся ещё более желанными.  Я не могу и не хочу от них отрываться. Аккуратно завожу руки мужчине за спину, затем одну пускаю вниз по позвоночнику, а другой зарываюсь в его влажные волосы, сильнее прижимая к себе. От прохлады чувствую, как твердеют мои соски, от чего появляется дикое желание прижаться своей грудью к торсу мужчины, которому я сразу же даю возможность воплотиться в реальность. Его тепло накатывающими волнами медленно переходит на меня, и я наконец-то удосуживаюсь оторваться от губ брюнета. Теперь мне хочется исследовать его шею, ключицы, целовать каждую, даже самую маленькую ссадину на его теле. Несколько мгновений трусь об его гладко выбритую щеку. От приятного ощущения нежности мурашки даже больше, чем от сексуального покалывания его бороды. - Я хочу тебя, мистер "мокрая футболка". - с силой выдыхаю и на мгновение отстраняюсь, чтобы проследить за реакцией на мои слова. Конечно, она по большему счету предсказуема, но мне всё равно хотелось само увидеть, вздрогнет ли хоть один мускул на этом мужественном теле напротив. Или эта крепость недосягаемая, уже немного разбалованная вниманием, которая такие заявочки воспринимает, как должное.

+1

17

Кадры меняются, будто в ускоренном режиме – вот мы убираемся, я делаю вид, что играю на швабре и ору слова из песен AC\DC, а затем уже я брызгаю ее в ответ из шланга для мытья посуды, а она вскрикивает и отворачивается, вот мы трем пол с видом лауреатов нобелевской премии по уборке. А вот она уже снимает с меня футболку и сразу же с себя свитер, еще что-то там говорит – плевать я хотел что. Мой взгляд проходится по её телу, у неё молочная кожа и выступающие ребра, а ещё уже возбужденно торчащие соски. Не знаю, откуда у меня берется выдержка, но сегодня я весь такой уравновешенный. Мне нравится, что я вижу, моему члену нравится, что он не видит, но хочет. И вместо каких-то активных действий я все ещё просто мирно сижу напротив неё, выпрямив ноги. Она тем временем передвигается ближе, мы целуемся, я оттягиваю её нижнюю губу зубами. Расстояние между нами сокращается, становится ничтожным, когда я, притягивая ее за талию, принуждаю обхватить меня ногами. Это охуенное ощущение, когда она вплотную прижимается ко мне, чувствую ее грудь, и как она немного поднимается от дыхания, сейчас слегка более учащенного. А потом вдруг она немного отстраняется и смотрит мне в глаза своими голубыми морями. На моем лице подтягивается легкая ухмылка, в ответ на её слова, но даже не на само содержание, а то, что ей вдруг вообще взбрело что-то говорить.
  - Не меньше меня, желающего тебя, - протягиваю в ответ не характерно серьезную фразу. Она же хочет это услышать, хоть по мне и так видно, что я хочу её. Я хочу именно её. И пусть я из тех, кто считает, что треп это бесполезная трата времени, если девушка раздета, но раз ей это нужно – я соглашаюсь ей это дать. Тем более что это было правдой.
  А потом еще один поцелуй и я наклоняюсь вперед принуждая ее откидываться назад, полностью доверясь мне, держащего её руками за спиной. Я укладываю её на холодный пол, она немного вздрагивает – это вызывает еще одну мою ухмылку  - она еще поймет, в чем кайф контраста. Я становлюсь на колени рядом с ней такой всей практической нагой и сексуальной. Смотрю на нее сверху, ощущая свою власть над ней. На какую-то лишнюю секунду замираю, любуясь ее видом, затем начинаю стягивать с нее белье, а завершив,  откидываю его куда-то в сторону. Затем упираясь одной рукой нависаю над ней и целую, выкручивая при этом другой рукой – ее потвердевший сосок, а затем полностью сжимаю грудь а, отпустив ее, скольжу ниже прохаживаясь по животу, ладонь останавливается на лобке, а пальцы, открывая губы проскальзывают внутрь.
- Ты уже готова, - протягиваю, когда ощущаю насколько она влажная внутри. Констатирую сей факт, скорее для себя, чем нее (она уж это и сама знает) и протащиваюсь от того, что ей не нужны получасовые прелюдии для того, чтоб завестись. Немного поигравшись с ее бугорком, массируя его, я все же забираю руку и тянусь к ремню на своих джинсах. Может мне и не хватает выдержки, но, пожалуй, я больше хочу видеть, как ее тело реагирует на мой член, чем пальцы.
  - Ну и где твои хваленные презервативы? – произношу с насмешкой, вспоминая наш разговор несколькими часами ранее. Кажется, так, будто это было совсем давно. Тогда мне казалось, что она соврала мне, подзадоривая, но сейчас я таки хотел, чтоб это оказалось правдой. Не дожидаясь, стягиваю с себя джинсы и боксеры. Звеня пряжкой, они оказываются где-то рядом  с ее бельем.
  И все же, как бы ехидно вопрос не звучал – ответ хочется услышать. Я все-таки не все учел, собирая свой рюкзак.

Отредактировано Michael Stone (2015-11-28 13:25:53)

+1

18

Майкл говорит то, что я хотела, то, что мне так нужно было, то, что я в принципе знала, но какая женщина не захочет лишний раз услышать, что желанна. В ответ только легко ухмыляюсь и провожу тонкими пальцами по голому торсу Стоуна. Какое отличное взаимопонимание между нами. Как заметила, в сексе мы всегда хорошо находим общий язык, чего не скажешь о реальном общении, но так даже веселее ведь. Я, наверное, умерла бы со скуки, если бы мы ограничивались банальными обсуждениями погоды, что поесть на ужин, и как растолстел сосед с квартиры напротив. А так я в следующее мгновение без лишних слов оказываюсь на полу, и когда холодный, ещё немного влажный, твердый кафель касается спины, то я вздрагиваю, поддаваясь грудью немного вверх, а потом для успокоения опять получаю глубокий поцелуй. Становится трудно дышать, меня захлестывает волнение и кипящее желание, которое по ниточке стекается к низу живота. Там становится тяжело, мне кажется, что меня прижимает к земле, но ощущаю ещё большую тяжесть, когда ладонь мужчины ложится на мою грудь, а затем он неожиданно выкручивает мой сосок. Вскрикиваю от сладостной боли, вжимаясь лицом парню в плечо. Пока прихожу в себя, то не замечаю, как пальцы Майкла уже проворно оказываются на моём лобке, а затем ловко проскальзывают внутрь. От неожиданности вскрикиваю, когда он вводит в меня палец, но через мгновение по телу разливается знакомый трепет, и я лишь довольно стону, умоляя не останавливаться. -О Боже... - шепчу на выдохе, пытаясь привести себя в порядок. Стоун затыкает меня поцелуем, но когда в меня входит и второй палец я, не желая сдерживаться, опять испускаю низкий гортанный стон ему прямо в глотку. Где-то внизу живота скапливается приятное давление и я уже хочу разрядки от этого безумия. Но брюнет меня испытывает. Он настолько искусно орудует своими пальцами в моих глубинах, словно опытный пианист или гитарист на своём инструменте. Снова не выдерживаю, ощущая, как внутри вспыхивает яркая молния. На легкой волне экстаза надавливаю на его ладонь, но этих ощущений всё равно мало. Я хочу его. Внутри себя. Другое мне не подходит.                                                                         
Правда то, что Майкл в какой-то момент вдруг неожиданно прекращает свою сладкую пытку, мне не подходит ещё больше. Недоуменно смотрю на него, дышать тяжело, мне жарко, пол уже не кажется таким холодным. Мне поскорее нужен он. Во мне. Я хочу чтобы хоть какая-то его часть на какое-то время оказалась моей. Но когда улавливаю ход мыслей Майкла, то лишь довольно улыбаюсь. Ещё несколько минут и он тоже оказывается без одежды, нависая надо мной. Чувствую, как тепло его разгоряченного тела медленно окутывает меня, чувствую какое напряжение исходит от его члена. Внутри меня всё сжимается, и я больше не хочу ждать. - Котик, я на таблетках. Как я могу отказать себе в удовольствии полностью наслаждаться тобой? - вопрос скорее риторический, хотя я, конечно, в лучших традициях сегодняшнего дня опять могла всё наломать, и сказать "спасибо, все свободны, незащищенный секс это не по нашей части". Но мы же со Стоуном взрослые люди. Зачем нам какие-то детские проблемы и эти страхи секса без резинки. Те, кто хоть раз уже попробовали, какое это наслаждение полностью ощущать своего партнера, вряд ли смогут опять вернуться к прежнему способу защиты. Это как небо и земля. Это как кушать недосоленный попкорн, когда смотришь охуенный фильм. Вроде должен получить максимум удовольствия, а оно почему-то всё равно не то.
-Стоун, не томи...Я уже не в силах ждать. - шепчу ему на ухо и, не желая тратить время на эту бесполезную болтовню, закидываю ноги Майклу на бедра и с натиском притягиваю к себе. Ощущаю, как головка вжимается мне в клитор, от чего я нежно мурлычу и немного приподнимаю таз, поддаваясь навстречу. Затем я одной ладонью нежно скольжу к члену мужчины и, немного погладив его, обхватываю и буквально ввожу в себя.
От чувства наполненности откидываю голову назад, изгибая шею. Спина выгибается, а я потвердевшими пальцами пытаюсь зацепиться за мужчину. Дыхание прерывается от моих негромких стонов, звучащих в такт движениям Майкла во мне. Когда снова возвращаю взгляд на парня, то понимаю, что его лицо находится прямо над моим. Не могу не воспользоваться. Немного приподнимаю голову и оставляю чувственный поцелуй на его губах. Затем прошептав что-то невразумительное, веду нижней губой по щеке мужчины, оставляя на ней своё горячее дыхание. Целую его в мочку, затем нежно посасываю её и, не удержавшись при очередном толчке, впиваюсь зубами. Если честно, даже не замечаю, сделала ли мужчине больно. Но ухо не отвалилось - а значит всё хорошо.

+1

19

Конечно, я знал, что она так ответит. Любой, кто попробовал секс без преград в вид резинки – больше никогда не захочет обратного, но мне нравилось смотреть на то, как она перебарывает себя и не строит из себя в очередной раз строптивую. Её этот такой с виду банальный ответ говорил гораздо больше, чем могло показаться. Он призывал к действию, отдавал её в мои руки. Ну, надо же - она вся такая жаждущая, нетерпеливая, сжигающая.  Я могу внешне ухмыляться и делать вид, что издеваюсь вот сейчас, когда медлю, но на самом деле тащусь от неё. Тем временем её желание конвертируется в  действие, и я уже ощущаю её немного холодное прикосновение к члену. Ну, надо же, моя девочка начинает командовать. Её рука проходится вверх, а затем обратно вниз, я наблюдаю за этим процессом, прекращая наш зрительный контакт. Она вводит меня в себя, чуть ли не принуждая. Пожалуй, на этом и закончилось все мое подчинение ей. Первый медленный толчок сменяется жесткими и ритмичными последующими. С каждым я испытываю давящие неприятные ощущения в области грудной клетки из-за напряжения мышц и ещё не заживших ребер. Назовите меня психом, но я протащивался от этого кайфа смешанного с болью и с удовольствием наращивал темп, будто вопреки. Девчонка подо мной извивалась и стонала,  её ротик был открыт, а глаза затуманены желанием. Иногда мы целовались, иногда она проводила языком по моему уху, когда я замедлял темп, и впивалась зубами в кожу, когда опять вводил резко член на всю длину. Я трахал её жестко, не всегда контролируя себя, но ей это нравилось и это, пожалуй, самое главное наше с ней совпадение. Через некоторое время казалось, что в комнате кто-то поднял температуру - становилось чертовски жарко. Шумное дыхание прорывало тишину вместе с её грудными стонами и шлепками наших тел друг о друга. Моя рука потянулась к её и наши пальцы переплелись где-то вверху над нашими головами, я вдавливал её ладонь в пол каждый раз как входил в неё. Сейчас я не думал ни о чем, мозг полностью чистый от любых мыслей, хотелось только доставить ей и себе удовольствие – всё остальное казалось ничтожным и ненужным. Весь гребаный мир в ней одной. Снизив темп до минимума, я стал целовать её от губ, по подбородку, вниз по шее, оставляя отметины, которые уже через полчаса будут выглядеть как ссадины. Легко сжал её ладонь, расцепив пальцы, завел руку между нашими телами вниз к её лону и, начав опять двигаться быстрей, массировал её клитор в темп к толчкам. Через несколько мгновений она уже была на грани, потому оторвавшись от её тела, прошептал ей на ухо какую-то ерунду вроде – ты охуенна, ещё раз, а затем вышел из нее и чтоб сменить позицию и дать ей порулить. Она понимала меня и без слов и через минуту уже насаживалась на мой член сверху. Я закинул больную руку за голову, а здоровую положил ей на бедро. Она начала двигаться, чередуя обычные движения с круговыми и я даже на некоторое время закрыл глаза, погружаясь в ощущения. Хотя и не на долго – наблюдать за ней было гораздо более увлекательней. Её покачивающаяся грудь и блуждающий взгляд, а еще эти пухлые губы, которые она прикусывает. Я дал ей возможность командовать, чтоб отдохнуть немного, но смог сдерживать себя не так уж и долго – моя рука проскользнула по её бедрам вверх  к совершенно плоскому, но сейчас напряженному животику, а затем к груди. Я слегка приподнялся, опираясь на  руку, тем временем другой, поглаживая то один, то второй сосок, а затем и вовсе прильнул к ним, легко зажимая между зубами и проводя языком по центру. Сжимая и приподнимая её грудь руками продолжал некоторое время играть языком с сосками чередуясь. В результате совсем поднялся, принимая сидячее положение и, целуя её в губы, останавливаю свои руки у неё на бедрах, подталкивая её двигаться быстрее. Вскоре между нашими влажными телами теряется любое даже минимальное расстояние, я полностью прижимаю её к себе. Мы кончаем практически одновременно, накатывает полное расслабление после последних жестких глубоких фрикций. Моя рука тянется вверх и пропадает в её шикарных густых волосах, мы целуемся, медленно, будто растягивая момент. Я всё ещё в ней и это охуенное ощущение  и даже плевать на то, что только что я продлил своей выздоровление на неопределенный срок. Собственно всё было даже ещё по-другому – я хотел ещё. Я хотел её ещё, прямо сейчас. И только-только мы закончили наш поцелуй, я хриплым голосом выдвинул предложение: – Пойдем в душ? – вдвоём, не порознь. Мои руки спускаются по её силуэту вниз и сжимаются на ягодицах, давая понять, что я не отпущу её так легко.

+2

20

В такие моменты я чувствовала, что действительно жива. Каждая моя клеточка чувствовала. Меня пробирала дрожь от кончиков пальцев на ногах до кончиков волос. Миллионы нервных разрядов, сумбурно бегущих по нитям моего удовольствия. Казалось, что во мне зарождаются новые галактики, готовые вот-вот взорваться, чтобы наконец-то начать существовать. Медленно я чувствовала, как наполняюсь до краёв. Из меня выплескивалось, я не могла сдерживать себя. Мой крик, казалось, сотрясает вселенную, а сбивчивое дыхание сметает на своём пути эфемерную реальность. Я с последних сил цеплялась за тело Стоуна, чтобы не потерять сознание от накатывающих на меня волн экстаза, но момент, когда всё вышло из-под моего контроля таки наступил, и я, в последний раз вскрикнув и вцепившись в спину Майкла тонкими пальцами, бессильно обмякла в его руках, от приятной усталости опустив голову ему на плечо.
Не знаю, сколько прошло времени, пока я снова пришла в себя. Поднимаю словно чугунную голову и пронзающим взглядом пытаюсь всмотреться в лицо Стоуна. Он совсем близко, такой красивый, такой сексуальный и родной. Веду подушечками пальцев по его гладко выбритой щеке, в ответ на что получаю ещё один глубокий поцелуй. По телу снова бегут мурашки. Их сотни тысяч, и я лишь хрипло постанываю, немного приподнимаясь на бедрах мужчины, чтобы прижаться ещё ближе. Пойдем в душ? - его вопрос не ожидает отказа. Он будто спрашивает меня, но на самом деле я понимаю, что, если бы даже и не хотела, то выбора у меня всё равно нет. Всё, что мне остается, это лишь благоговейно прикрыть глаза, давая своё молчаливое согласие, ведь сейчас мне действительно больше ничего и не нужно. Только он. Рядом. Опасно близко. Во мне.
Я аккуратно приподнимаюсь с молодого человека, в одно мгновение теряя в себе это прекрасное чувство наполненности. Становится грустно, но когда наши ладони снова переплетаются, ощущаю новую волну тягуче сладкого трепета внутри.
Путь к ванной слишком близкий, но в то же время мы проходили его слишком долго. Я то прижималась к стене и тащила за собой Майкла, требуя больше его прикосновений и поцелуев, то цеплялась за тумбочку, сметая с неё всё вдребезги, лишь бы ощутить на себе его разгоряченные блуждающие губы, то опиралась о дверной косяк, и словно кошка, довольно терлась спиной о холодную древесину, не отпуская от себя возбужденный взгляд брюнета.
-Хочешь, чтобы я ещё раз помыла тебе спинку? - довольно мурлычу, откручивая краны в душе. Ещё мгновение и мы вдвоём оказываемся под горячими струями воды, смывающими все предыдущие недоразумения. Тянусь за гелем для душа, выдавливаю немного себе на ладонь и сначала медленно веду ею по торсу мужчины, пытаясь миновать темно-синие пятна. Глаза не поднимаю, неотрывно слежу за своими руками. - Повернись. - совсем неожиданного говорю я, и не дожидаясь сиюминутного повиновения, сама разворачиваю парня. Выдавливаю ещё немного тёмно-бордовой жидкости с запахом вишни себе на ладонь и опять мучительно медленно веду ею теперь уже по спине мужчины. Поднимаюсь вверх, немного массирую плечи, подключаю вторую руку размазывать пахучую пенку по шее. Ощущаю, как в одно мгновение напрягаются, а затем неспешно расслабляются его мышцы. Массирую их пальцами, потом снова опускаюсь вниз по спине к ягодицам, сжимаю их и прижимаюсь к спине Майкла грудью, немного подавая его вперед к холодному кафелю. -Вот здесь ещё немного грязно... - бормочу, опять разворачивая молодого человека лицом к себе. Делаю шаг вперед, заставляя Майкла оступиться и упереться спиной в холодную плитку. Снова выдавливаю себе немного геля и опять прикасаюсь к груди, затем медленно веду рукой вниз по животу и в какое-то мгновение уже обхватываю ею член. -Поцелуй... - тихо шепчу и сама тянусь к Стоуну губами, пока моя рука неспешно скользит по его достоинству. Дышать становится трудно, температура опять поднимается и я вынуждена оторваться, чтобы сделать вдох. Это мгновение мы молчим, только неотрывно наблюдаем друг за другом. Я сдаюсь первая, смущенно прикрывая глаза, затем припадаю губами к шее мужчины, ещё немного вжимая его в прохладную стену. Честно, смотреть ему в лицо больше нету сил, мне хватает одного его взгляда, чтобы ощутить себя на взводе. Поэтому, не поднимая глаз, выкладываю дорожку из поцелуев к пупку, а затем всё ниже и ниже, пока в кольце из губ не оказывается головка члена. Одной рукой я продолжаю ласкать Майкла, второй сжимаю свою грудь. Кажется, волна безумства опять накрывает меня с головой, перемешиваясь с водой из крана. Господи, дай только сил не потонуть мне сейчас и выдержать очередное наваждение под названием "Стоун".
....конец эпизода....

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » никогда не говори "никогда"