Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » when irish meets chinese ‡или Россия не при делах.


when irish meets chinese ‡или Россия не при делах.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://funkyimg.com/i/24PXc.gif http://funkyimg.com/i/24PXd.gif
Участники: Ki & Adam.
Место: допустим 23 ноября 2015, вечернее время.
Погодные условия: пасмурно, возможны осадки в виде скупых слёз русского архитектора.
О флештайме: как ни странно, но ирландец и китаянка в прошлом вполне себе быстро нашли общий язык; и не только. романом назвать это можно назвать с натяжкой, но общие черты, определённо, были. он - галантный, моложе на семь лет. она - экзотическая, старше на семь лет. то было в прошлом. сейчас же их пути разошлись [он - в работе, она - в новом уренгое; шутка. она - увлечена другим. поправка после комментария Лидии - "другими. ежами" xD], но иногда парочка позволяет себе встречи.

Отредактировано Adam MacNamara (2016-03-21 17:05:40)

+2

2

Она не знала его
Нет, не так. 
Она знала его ровно настолько, сколько нужно было, чтобы просто наслаждаться. Его обществом; этими бесполезными абсолютно пустыми разговорами ни о чем и обо всем сразу; взглядами, как бы невзначай, украдкой, или же долгими, изучающими, от которых внутри все сжимается в  один тугой комок; прикосновениями, случайными, колким льдом ощутимые кожей, и намеренными, сжигающими до основания; им самим, априори, как данностью, в один миг возникшим и не исчезнувшим с наступлением рассвета. Не из-за любви, не из-за больших чувств, воспетых в сотнях песен и историй, не из-за вспыхнувшего томления где-то в грудной клетке, а ровным счетом наоборот, просто потому, что ничего этого не было. От того ей, ценящей свое собственное пространство, было так легко затащить его в свою квартиру под утро, а потом, не изменяя собственным привычкам, начать готовить блинчики на завтрак, не краснея, не переживая о том, что он подумает, потому, как, кажется, он в отношении нее не думал вообще, чем несказанно радовал. Ей не нужно было внимание — этого у нее было достаточно. Она ничего не требовала — посягать на чужую свободу — кощунство, вам не кажется? А еще, она абсолютно ничего не ждала от этих отношений, которые отношениями назвать можно было едва-едва, с большой натяжкой и огромным снисхождением. Он почти ничего не спрашивал, она не проявляла излишнего любопытства, и, если так подумать, кроме имен друг друга и скудной информации, проскользнувшей в той или иной беседе, они не могли похвастаться большим. Нечастые встречи, короткие разговоры — так, некая дань гребенным моралистам, которые считают, что в этой жизни все должно быть "правильно", по, мать его, фэн-шую. В конце концов, почему двое взрослых людей не могут встретиться, ради собственного удовлетоврения? Без лишнего: этих безразличных "как дела?" и фальшивых улыбок? Слащаво  растягивать губы сейчас, чтобы через несколько минут сомкнуть их на члене, слишком лицемерно, нет? Она не знала Адама МакНамара, она с ним трахалась. И этого было вполне достаточно.
Старая кофейня. Она была слишком далеко от китайского квартала, чтобы вот так взять и сорваться, но достаточно близко, чтобы сопротивляться желанию плюнуть на все и отправиться на встречу, единственную, за последние пару месяцев. Он был слишком занят, она и не вспоминала о нем, закружившись в ворохе личных дел, но звонок проигнорировать не смогла, охотно согласившись пересечься, выкроив пару часов личного времени. В её жизни стало слишком много сумбура, начиная от проблем с братом и заканчивая сумасбродной поездкой на север России. После всего, было глупо строить из себя святую интеллигенцию и ломать дешевую комедию в духе недалеких девиц, оттого она переступала порог тихого заведения почти вовремя, дав себе не откуп десять минут, что можно было сослать на простую женскую натуру. Над ухом тихонько звякнул колокольчик, а, слишком холодный для Калифорнии, ветер сменил резкий, удушающий запах. Кофе. Она не любила кофе. Она не понимала кофе и не жаждала познакомиться с ним поближе, но эта кофейня была безлюдным и умиротворенным местом, как раз таким, чтобы насладиться обществом, без десятка любопытных глаз.
Жареные зерна пахнут ужасно, — место в темном углу, которое он занял освещалось тусклым светом лампы спускающейся откуда-то сверху. Женщине не доставило проблем без лишнего шума оказаться у него за спиной, приходясь ладонями по плечам, и наклоняясь к гладко выбритой щеке, касаясь скулы кончиком носа, — Ммм. Твой запах нравится мне куда больше, — ярко-накрашенные губы растягиваются в довольной улыбке, прежде чем коснуться слишком бледной, в свете блеклой лампы, кожи, оставляя едва заметный алый след. Подушечки пальцев, что чуть позвякивали от украшений, тут же принимаются растирать "поцелуй", останавливаясь, так и не закончив начатого, а вместо этого спускаясь ниже, по шее, к вороту рубашки, за которым алел интересный след, не укрывшийся от любопытного взора китаянки, — Работа кипит, да? — иронично подметила она, без всякого намека на что-либо еще. Просто, не смогла умолчать. В этом все Чжао. Минута, и она уже сидит на против, давая короткую отмашку официантке, что  и без того засеменила в их сторону. Еще полминуты — молча всматривается в красивое лицо Адама, чуть прищурившись, а затем, скидывает все напускное, как накидку из песца на спинку стула мгновением назад, — Если угадаешь, где я провела эти выходные, то... — Ки нетерпеливо подается вперед, а темные глаза с азартом загораются, — То я исполню любое твое желание, — выдает она слишком уверенная в собственных силах, надо быть экстрасенсом, чтобы раскусить суть. А даже если МакНамара им и был, кому от этого станет хуже? В том то и дело, что... — У тебя три попытки.

+1

3

Позади - встреча лицом к лицу с ирландским демоном в женском обличии, пригревшимся змеёй на левом плече, и откровенный разговор на троих, когда пришлось стать для брата-близнеца откровеннее и открыть двери платяного шкафа с одним-единственным скелетом. Неродившегося ребёнка, подвешенного на перекладину за неимением человеческой вешалки. В особенно ветреные ночи слышен стук изнутри, что-то вроде аритмии, и приходится просыпаться и по привычке бросить взгляд на соседнее спальное место, где, отвернувшись спиной, спит Шейн. Или не спит - в последнее время находит чужие дома роднее, нежели тот единственный, где живёт его родной брат. И куда дальше?

Правильно. К ней.
Раньше он бы пошёл к Софи - без звонка, без стука, без мгновенного сообщения на её телефоне с беззвучным режимом. Сейчас же всё иначе - у неё мог оказаться Шейн. Как и у Джиллиан. Адам не знал с уверенностью, где коротает ночи и раннее утро его брат, посему любой вариант с общими знакомыми отпадал, не успев окончательно сформироваться где-то на подсознании, оставаясь блекло-серой дымкой. От сигареты, которую ирландец раскуривал на ходу, слишком быстро и не успевая просмаковать вкус никотина. МакНамара спешил. Не опаздывал. Наверное, он соскучился. По соблазнительной безразличности, которой ему сейчас так остро не хватало. По диковинному окружению, запахам чая и пряностей, выталкивающим Америку из его сознания, страну, которая никогда не станет ему второй родиной. Он стремился в её общество, той, которая не интересовалась лишним и не рассказывала ненужное; той, чья кокетливая улыбка и взгляд, обещающий так много и не обещающий ровным счётом ничего, давали почувствовать себя единственным в мире человеком и ничтожным муравьём в бесконечном муравейнике, уходящим в сторону горизонта. Ки Чжао, девушка с экзотическим именем, внешностью и подачей, сама невинность и коварство в одной изящной фарфоровой чашке, создание ручной работы, сделанное в пик творческого вдохновения. Зачем он шёл к ней, такой другой, такой уже давно не видевшей его и ничего не слышавшей относительно его жизни? Наверное, он соскучился.

над тёмной водой и над рисовым полем
за нами летит самолёт
берег молчит, море поёт...

Брюнет поднимает голову, когда слышит знакомый голос. Чертовка с ангельским ликом, игривый огонь в её карих глазах - тонкий лёд в его зелёных. Ему приятно чувствовать её запах и касания, к плечам и выбритой коже. Успел забыть, с какой лёгкостью Ки говорит то, от чего у других девушек рот может завянуть и потерять всякую привлекательность. Какая ещё девушка скажет вам относительно приятного запаха парфюма, просто так, легко и непринуждённо, щедро да с барского плеча? Наверное, он скучал ещё и по этому. По приятному ощущению, когда плечи не напряжены, а позвоночнику позволено не пребывать в состоянии натянутой тетивы. — Ки, - и лёгкий укор за то, что настолько беспардонно заходит, нет, вплывает в его приватную зону, и откровенная улыбка. Смотрит на брюнетку, когда та оказывается напротив. Не тратит время на взгляд в сторону своей шеи - то было, то не интересно, прожёвано и выплюнуто, потеряло вкус. Адам даже не помнил, как звали ту пусть и красивую, но всё-таки одноразовую девицу. Как сравнить белый пластик с китайским фарфором. Ирландец качает головой. — Я жду, когда она дойдёт до крайней точки и превратится в пар, - пренебрежительный тон говорил о том, что парню вовсе не хотелось говорить о работе. Что интересного в многочисленных вылазках журналиста? Для него это стало таким же скучным занятием, как и сидение целыми днями в картинной галерее и созерцание названных шедевров, заключённых в деревянные рамы. МакНамара не без интереса вглядывается в лицо девушки, берёт её миниатюрную правую ладонь в свою и подносит к губам - вместо банального приветствия, к которым они оба не были приучены, проводя время в обществе друг друга. Алая помада на губах как нельзя лучше подчёркивает улыбку и контраст с кожей. — Заманчивое условие. - Усмехается, опуская её руку и положив локти на край стола. — Неужели в аду? Тогда мне вдвойне интереснее, кто был твоим проводником. Навряд ли Харон. - По привычке закуривает, откинувшись на спинку стула. Их фигуры были в какой-то степени отгорожены от общего зала из-за углового расположения столика и приглушённого света. Чтобы никто не мешал. Даже официантка, которая так и не успела предложить заказать парочке напитки из-за властного и однозначного жеста Ки, не торопилась приблизиться снова, боясь показаться навязчивой. — Мне недавно приснился сон. Где ты, облачённая в ярко-алое платье, выходила замуж. Чем не билет в одну сторону, в подземный мир? - усмехается, продолжая курить и скорее обращаясь не конкретно к девушке, а как бы изрекая мысли вслух. Ведь ему действительно приснился такой сон. Правда, Адам предпочёл умолчать о его второй части. О женихе-скелете и, мягко говоря, мрачной и угнетающей атмосфере.

Отредактировано Adam MacNamara (2015-12-21 17:56:25)

+2

4

Замуж? — одно единственное слово, брошенное тяжёлым камнем, с толикой удивления и все той же иронией в голосе, дрогнувшем отнюдь не от задетых эмоций или чувств,  чему было подтверждением полуулыбка потянувшая уголок губ вверх. Небольшая пауза позволяет прочистить горло и подумать о своём, пропуская через сознание добрый десяток пустых фраз и из которых выбрать лишь пару, уместных, подходящих. Она даже рисует в два счёта себе тот сон, яркими пятнами вспыхивают образы и улыбка становится шире, — Кто пойдёт на такой отчаянный шаг, — считать себя то, которую возможно захотеть видеть рядом в качестве жены? Небеса даровали Ки достаточно мудрости и разумности, чтобы исключить из своей жизни такое глупое занятие.  Ей было достаточно прошлого, и то прошлое до сих пор съедало изнутри, словно оголодавший зверь откусывая новый кусок. Рана, что не затянется никогда, напоминала о себе ежечасно, тюкала носом, как глупого щенка, и нашептывала "помни, помни". Нет, едва ли подобное стоит игры, если куш баснословно мал.
Скорее ты рискнешь сопроводить даму под венец, — женщина щурится с хитреецой и даёт добро девушке, что все это время мнется поодаль, — Мне стакан воды, — секундная потеря внимания и она снова смотрит на Адама. Нет, не смотрит. Рассматривает, впитывая взглядом каждую черточку, движение эмоцию. Был в этом свой кайф. Чжао умела получать удовольствие даже от самых незначительных вещей, — Ты хорош в чёрном, — а "без" ещё лучше, но это китаянка оставляет за кадром, не скрывая довольного выражения и пространной мечтательности во взгляде, — Я же могу рассчитывать на приглашение? — тонкие холодные пальцы проскальзывают по дереву стола, беззастанчиво касаются мужской ладони, покоящейся рядом. Никогда не имела проблем с личным пространством, как и с проникновением в чужое, но с ним это было так обыденно. Словно рассчитаться банковской картой в магазине, — Постою в сторонке, пущу слезу, произнесу замудренную речь про судьбу и счастье, — чуть сильнее сжав мужскую руку, темноволосая закусила губу и всерьёз призадумалась, — Что  ещё положено делать одинокой китайской женщине на свадьбе? О! — в глазах сверкнул огонёк, — Сервиз китайский презентую. В тяжёлые времена достанешь и разобьешь. Битье посуды, говорят, умиротворяет, — тихий смешок прервал размеренную речь, — Врут все, — опыт и только он. Шаблоны, они везде. Люди настолько привыкли мыслить по чьей-то указке, что совсем потеряли себя. Делают предсказуемые дела, ждут предсказуемых вещей,  а ещё смеют называть свое существование жизнью, радуясь банальностям. Как той свадьбе, например. Выскочить бы за рамки, перешагнуть черту, да ведь страшно. Так и живут, каждый в своей коробке. Это ли не страшнее?
Можно ли назвать адом Россию? — вопрос скорее риторический, пусть и обращенный к нему. Едва ли стоит отзываться о той глуши в таком ключе, но и у разбитого корыта хотелось меньше всего, — Погодка там была поставь одному из кругов, — указательный палец свободной руки прошелся по краю ледяного стакана, от горлышка до самого дна, за чем внимательно проследил взгляд каких глаз, — А спутник, словно сам черт, заведший в дебри, — столько аллегорий за несколько минут, так, что разговор меняет смысл, изворачиваясь то одним боком, то другим, — Так, какое оно? — смена темы разговора, как смена ветра, бодрит и Ки оставляет в покое сосуд, сжимая в кулак заледеневшие пальцы, — Твое желание?

+1

5

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » when irish meets chinese ‡или Россия не при делах.