Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » good time to die. ‡сказка о девочке Клэр и Железном журналисте.


good time to die. ‡сказка о девочке Клэр и Железном журналисте.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://45.media.tumblr.com/529ff9961458e69bdef6501639abea84/tumblr_mmnx5cNa5r1s8o1r4o1_500.gif
Участники: ирландские старые знакомые.
Место: кафе — машина — дорога — дом левого чувака — кукурузное поле.
Погодные условия: жесть, зимой будем ходить по кукурузным полям. но в Сакре тепло, хвала небесам! [c]
О флештайме: конец ноября 2015.

+1

2

she was a princess, she could've been a queen,
she had the angels beneath her broken wings,

she had the vision, she had the sight,
she wants perfection, she wants it right.
•   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
внешний вид + туфли на каблуке

http://funkyimg.com/i/24Qjn.gif

«Энциклопедия мифических персонажей. Том первый».
Лепреконы, ракшасы, стригои.
Левиафаны, эскимосы, Энди Уорхол.
Люди, которым не плевать. Внимательные слушатели. Невесты-девственницы. Политики – те, что чисты на руку. Незагрязненный воздух, не склонные к суициду писатели, волки-вегетарианцы, библиотекари с громким голосом; Гитлер, посвятивший жизнь изобразительному искусству, а не войне. И очаровательные старые знакомые, которые могут быть и простыми земляками, и бывшей вынужденной любовью. Последние стоят сотыми в списке из-за двух важных факторов: во-первых, не такие уж они и редкие, во-вторых, иной раз встретить Энди Уорхола куда легче, чем тех, с кем общался по долгу службы или из-за сложившихся обстоятельств. Время стирает ненужные имена из памяти, какими бы важными они раньше ни были. Это грустно, но еще – это абсолютно естественно, хотя особо чувствительные людишки все силы положат на то, чтобы вас убедить в обратном. Их так оскорбляет естественное для нашего общества равнодушие! Ей-Богу, как будто они им не грешат по сто раз на дню.
Клэр хорошо помнила Адама. По юности она изучала людей намного тщательнее: запоминала их жесты, запахи и индивидуальные мимические выражения, которые на лицах других смотрелись либо безобразно, либо так, будто их там не должно быть. С этим человеком ее связывала трогательная детская память об ирландских похождениях, приправленных типичными стереотипами в виде пьянства и призраков, обитающих в каждом заброшенном здании Дублина. Они одновременно были похожи и отличались друг от друга; словно Индийский и Атлантический океан: казалось бы, разницы – вообще нет, но и флора у них разная, и температура воды, и площадь покрывается ими отнюдь не одна и та же. Оба ирландцы, оба циники, оба самые аккуратные и минималистические сволочи на свете. Могли бы стать самой идеальной и скучной парой в пределах родной страны или всего мира. Но… система дала сбой; Клэр почему-то безудержно тянуло к Шейну, а Адама она воспринимала, как своего друга, который всегда поможет советом и никуда не денется. И у кого повернется язык сказать обратное?..

Кафе уютное – как положено. Официанты вежливы и шустры – как полагается. Клэр, положив на колени белоснежную салфетку (впрочем, по шкале от одного до десяти она удостоится не больше двойки, если речь зайдет о чистоте местных тканей), рассматривает цветы в горшках, вилки на соседних столиках и лица незнакомцев. Приходит к выводу, что дома у неё всё равно чище; и даже самые ядреные средства не помогут владельцам местных заведений подняться до уровня харлоувского особняка, в котором царит практически клиническая стерильность. Радость сменяет огорчением, огорчение резво трансформируется в радость: с одной стороны, ей лестно осознавать свою состоятельность в роли домохозяйки, но с другой же – её секретные приемы не кажутся такими уж сложными. И любой дурак мог бы ими воспользоваться, чтобы превратить унылую забегаловку в ресторан высшего класса. Им бы энтузиазма побольше и лени поменьше. Им бы…

Вечер требует алкоголя, а Клэр, приспособившаяся к трезвому образу жизни, со скучающей миной на лице рассматривает винную карту и склоняет голову набок, стараясь, видимо, прикинуться сомелье в отставке и натолкнуть остальных присутствующих на мысль, что она прекрасно осознает, какой выбор понравится её нынешнему спутнику. Она наугад тыкает в одну из строчек и мило улыбается официанту. Женская улыбка – оружие воистину универсальное! И некоторые едва распознают в ней притворство или напускную радость. Если, конечно, хозяйка умело скрывает свое эмоциональное состояние.

МакНамара появляется так же неожиданно, как и всегда. В её жизни в том числе.

– Адам? – Клэр придает голосу игривый оттенок, рассматривая старого друга, как новое произведение искусства, которое решились вывесить в Лувре, не взирая на популярность Джоконды. – Ну надо же! Я почему-то раньше и не замечала, какой ты симпатичный, – в молодости, наверное, обращаешь внимание на другие детали. На стиль походки, цвет глаз, но чтобы на всё в совокупности?.. Слишком долго и сложно. Ты ведь не ищешь ничего особенного; и именно поэтому упускаешь самые важные факты, обнаруживая только через пять лет, например, что твой спутник без ума от морщинок, сформировавшихся из-за улыбки рядом с уголками губ, и терпеть не может наряжать дом к Хэллоуину. И конфеты ему раздавать жалко, потому что он сам – жуткий сладкоежка. Но Клэр не видела в этом ничего криминального. Ей хватало тех крупиц знаний, что она приобрела, задавая стандартные вопросы собеседникам. – Рада тебя видеть. Пьешь вино? – осведомляется, проводя ладонями по расстеленной на коленях салфетке и уничтожая любые намеки на складки, которые раздражают её сильнее, чем навязчивая реклама по телевизору, пицца с ананасами  и хамство. Как вообще можно на них закрыть глаза? Клэр не понимает. И Клэр не поймет.

«Энциклопедия мифических персонажей. Том второй».
Темы для обсуждения, появившиеся из воздуха.

Клэр едва заметно хмыкает, отмечая про себя, что у нее давно не было таких встреч, где от нее требовали чего-то большего, чем светского разговора о погоде, о нынешнем политическом состоянии и о заслугах молодых ученых, которые чуть ли не лекарство от рака почти умудрились создать. Раньше она имела базовые навыки непринужденной беседы, но с течением лет совершенно перестала понимать, как себя вести в обществе человека, которому ты ничего не должен, кроме хорошего времяпрепровождения.

– И как ты оказался в Сакраменто?
Таким же случайным образом, как и она?

+3

3

Адам относил себя к белой шахматной клетке, был Конём [♘], выбирающим угловатые стили ходьбы. Единственная фигура, которая может «перепрыгивать» через другие фигуры (как свои, так и чужие); при атаке конём короля противника тот не может прикрыться никакой фигурой. Его ценность примерно равна ценности...
...Слона [♝], чёрного, каким виделся ему родной брат, Шейн. Он может перемещаться на любое число полей по диагонали, при условии, что на его пути нет фигур. Почему у фигур разные цвета, разные стороны шахматного поля? В старшем брате было словно сосредоточение всего бунтарского духа, всех вредных привычек и пагубных желаний. Младший же всегда был «рациональным», сдержанным, никогда не позволял себе экстравагантных поступков и в нём не чувствовалась чертовщина, от которой разило Шейна на расстоянии фокусировки целенаправленного взгляда.  И в их конкретно случае игра не была войной или противостоянием; это была действительно игра, зачастую, с другими фигурами - пешками [глупенькими девушками], ладьями [дамами взрослыми, даже чем-то интересными], королевами [ставящими себя выше других, хотя каждая вторая - бывшая пешка], королями [начальниками, коллегами, друзьями]. Целью не было повергнуть, скорее, играть по правилам, что свойственно каждой человеческой жизни. И братьям это нравилось. Разного цвета, разных моральных устоев, они были равноценными, и посему всё имело смысл. Играть за одну команду не так интересно, как за разные, и МакНамара знали это лучше, чем кто-либо.

Однако после ссоры первого октября и появления в их жизни Норы что-то изменилось. Они оба начали менять полюса, съехав с точек опоры, на которых держались всю сознательную жизнь. Привязанный к брату Шейн стал чаще не ночевать дома, а его скачущее настроение редко когда поддавалось логическому объяснению. Адам же, перебрав и завалившись на встречу с Джиллиан, которая также, как и брюнет, негласно нарушила главное условие их трио, послал к чёрту свои моральные устои, когда под ним стонала блондинка, которая после не ушла в холодные руки Шейна. Это было так на них не похоже. Сломался часовой механизм, дал сбой, и какая-то шестерёнка, безбожно скрипя и заедая, портила абсолютно всё. Выводила из себя. Делает ли Адам то же, что и обычно? Вот эта одежда подходит Адаму? А эти часы, какие часы его, какие Шейна? Словно первичный код полетел к чертям, сбился макрос, зависла операционная система и восстанавливается в аварийном режиме. Разве тот Адам стал бы инициатором встречи с Клэр, призраком прошлого, девушкой, знакомой с детства, проведённого в теперь ненавистной Ирландии? Или так поступил бы Шейн, а Адам остался дома?..

well
h  e  l  l  o
there

[float=right]http://38.media.tumblr.com/26fe1ed372fa7b061d8aa083b8363b23/tumblr_n9vggnR7Uc1sfr5fso3_250.gif[/float] Его волосы не в том порядке, что обычно. Серая майка, тонкая толстовка на молнии, джинсы, кеды, рюкзак на одно плечо - тот Адам ужался бы, увидев пускай и вечером во вне рабочее время такой прикид на собственном теле. На старшем брате такое считалось нормой, и если бы не шрам на брови, он бы подумал, что вместо одежды надел на себя и образ Шейна.
Он заходит в кафе, на ходу забирая меню из деревянной подставки и минуя ненужный диалог с проходящим мимо официантом. Взглядом мажет по собравшейся аудитории, от мала до велика, и находит аккуратное личико Клэр практически сразу же, стоило начать поиски. Она совершенно не изменилась, разве что заострились черты и макияж стал взрослее, смелее, соответствующе возрасту.  Минует один столик, другой, заходит за какую-то декорацию и улыбается девушке, облачённой в чёрное платье. Миниатюрная и аккуратная.
Шейн, - усмехается как-то сбито, словно прямой луч отошёл от основного маршрута и двинул по неверной траектории. — Всё твоё внимание уходило не в мою сторону, - теперь он улыбается и, повесив рюкзак на спинку стула, садится за стол напротив девушки. Что-то всегда остаётся неизменным, а именно: — Ты расцвела, ирландская картошка стала красивой розой, - его учтивость и внимательность. Помнится, у Клэр были щёчки, или Адам что-то путает? Как бы то ни было, сейчас от них нет и следа. Ирландец скрещивает ноги под стулом, откидывается на спинку стула, ловит официанта [теперь он ему нужен, да] и просит принести пепельницу. Взгляд на Клэр, вопросительный, мол, не против? Парень, кивнув, уходит, задержав на брюнетке заинтересованный взгляд. Адам оставляет этот момент без внимания, он занят этикеткой на бутылке. — Хороший выбор. Любишь вино? Он многое о ней не знает, но сейчас это даже на руку - того, кого он знал всю жизнь, понять куда сложнее и проблематичнее. Наливает себе, доливает девушке, убирает бутылку в сторону. Кивает официанту в знак благодарности, когда тот ставит пепельницу на стол по левую руку. — Поступил в университет по интересующей специальности, вот и осел тут, - из кармана расстёгнутой толстовки достаёт сигареты [остаётся 4 штуки, надо обновить]. — Тебя-то какими судьбами занесло? Нас с Шейном многое не устраивало в Ирландии, - мягко говоря, — мы и свалили. От чего бежала ты, Клэр bombshell*? Адам закуривает и улыбается, глядя на девушку. Это прозвище было какое-то время ходовым между их троицей, и парень вспоминает о нём только сейчас, когда видит Клэр воочию.

____________________________________________________________________________________
* отсылка к Jean Harlow, секс-символу в 1930-ые годы, которая была известна как «platinum blonde bombshell»

Отредактировано Adam MacNamara (2015-12-05 13:15:40)

+2

4

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » good time to die. ‡сказка о девочке Клэр и Железном журналисте.