Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Счастлив тот, кто счастлив у себя дома.


Счастлив тот, кто счастлив у себя дома.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Lorelei Lensherr, Frederick Klemente,
Место: Сакраменто
Время: 10 августа
Время суток: дневное
О флештайме: на следующий день после встречи Пейтон, Дитриха, Джин и Фредо в палате Лоры, Фредерико приехал за ней, чтобы забрать её домой и компенсировать все годы, которые они прожили вдали друг от друга.

+1

2

- Мистер Клементе, запомните, мисс Леншер не следует напрягаться. Постарайтесь, чтобы она придерживалась постельного режима. И никаких напряжений… - доктор Стивенсен еще что-то вещал, пока женщина, сидя на кушетке словно бедный родственник, смотрела на Фредо, приехавшего за ней. Мужчина самостоятельно решил, что она будет проживать в его доме, убедил Тони (а это не так-то просто), что он сможет обеспечить ей надлежащий уход, а саму Ло просто поставил перед фактом, будто она все еще оставалась той малышкой, с которой он когда-то познакомился в Сан-Хосе. Лорелее хотелось высказаться: в конце концов, она почти двадцать лет жила без него, без его мнения – и сейчас не была готова к тому, чтобы ей диктовали свою волю. Но желание начинать спор не было, она все еще была слишком уставшая после вчерашнего разговора с дочерью. Как ни крути, а старшая Леншер надеялась, что дочь встретит ее неожиданное воскрешение с радостью. И как она могла забыть, как ее малышка не походила не нее. И в кого она такая?
Когда мужчины, наконец, обратились свое внимание на нее, разговор закончился – и брюнетка послушно последовала за Клементе. Она не жалела, что прощается с этими белыми стерильными коридорами: никому не пожалеешь попасть сюда. Да и для не привыкшей отлеживаться женщины такое место было слишком непривычно – покой угнетал.
Ло послушно шла за Фредо, сохраняя молчание. На самом деле, она просто не знала, что сказать. Даже вчера во время такого многолюдного посещения она не сразу заметила мужчину, сосредоточив все свое внимание на дочери. А потом… потом все так быстро завертелось, что толком поговорить им не удалось. Сейчас же у нее просто пересохло горло. Становилось смешно, что когда-то она собиралась просто появиться у него на пороге, заявив, что собирается забрать дочь обратно, будто ее восстание из могилы не вызвало бы кучу вопросов, а сейчас вся храбрость, которая тогда питала брюнетку, испарилась.   
Черный гигант, встречавший их у входа, вызвал у девушки вздох восхищения. Эта машина точно стоила больше, чем их жилье в Сан-Хосе вместе со всеми вещами, которые ей когда-нибудь принадлежали. Привыкшая всегда, так сказать, нырять вниз, опускаясь в автомобили, ее пришлось даже подсадить. Ох, а она уже и успела позабыть о том, какие чувства вызывали прикосновения Фредо, но несмотря на годы, прошедшие с тех времен, тело откликнулось все той же дрожью, которая словно молния проскользнула по телу. 
- Спасибо, - голос даже самой себе показался слегка осипшим – и женщина поспешила отстраниться, испугавшись собственной реакции.
Словно схватившись за спасательный круг, она потянулась рукой в небольшую сумку с немногочисленными пожитками. Пальцы привычно нашли небольшую коробочку, нервно сжали, словно надеясь, что она поможет вернуть себе самообладание. Как глупо: она волнуется из-за того, что Клементе вновь рядом, и потому ищет спасение в том кольце, которое он ей оставил. И если бы это был единственный раз. Золотой ободок стал для нее своеобразным талисманом, в котором она всегда находила спокойствие, к которому обращалась в те моменты, когда ей было плохо. Кажется, даже Джин не знала о такой привычки ее матери.

+2

3

По-другому и быть не могло, позволить кому-то забрать от него Лорелей. Он разумеется был безмерно благодарен Дитриху и Пейтон за их помощь, они поступили как настоящие друзья, но она была его женой, пусть не официально и родной матерью его дочери.
- Не волнуйтесь, всё именно так и будет. Спасибо за заботу, мистер Кларк. Попрощался он с врачом и они двинулись по коридору. Мужчина шел рядом с ней, изредка направляя её движения, приобнимая за плечи. В помещении то и дело носились медсестры, медбратья, а так же прочий служебный персонал, пронося на носилках пациентов. Фредо не хотел что бы кто-то из них задел Ло, даже слегка и поэтому он отгораживал её при появлении на их пути потенциальной "угрозы".
Затем он помог ей взобраться внутрь машины, забросил небольшую сумку с вещами в багажник и обогнув автомобиль, сел с другой стороны на заднее сиденье. Машина тронулась.
Он почувствовал её реакцию на его касания, но не подал виду. Это нормально - убеждал он себя, слишком много времени вдали, ей нужно привыкнуть. Однако в глубине души ему было досадно, когда-то они дарили друг другу нежные прикосновения, о которых он даже сейчас мог вспоминать с упоением, ведь это были один из лучших дней в его жизни. А сейчас, она видела в нем скорее постороннего, пусть и когда-то знакомого человека. Чтож, значит он будет доказывать ей свою любовь вновь.
- Это Вико Дзампа. Указал он жестом руки на водителя. - Моя правая рука в бизнесе, телохранитель и отличный водитель. Клементе нарушил повисшую тишину, чтобы Ло хоть как-то отвлеклась и расслабилась от своих раздумий. - А это Лорелеа, родная мать Джин и.. В этот момент мужчина понял, что назвав её женой, мог обидеть Лору, но не присвоить ей особый статус он не мог. -..и единственная женщина, к которой я никогда не был равнодушным. Конец фразы он сказал с легким вздохом, но чтобы не оставлять эту тонкую, грустную нотку последней, добавил. - Не считая матери, конечно же. Мать - для итальянцев это святое, а для членов мафии женщины в семье вообще были в особом статусе. Мать, та единственная, которая может оказать влияние на отца, вкусно накормить, научить смирению и терпению по отношению к остальным членам семьи и Господу, тем самым сохраняя домашний очаг в мире и спокойствии.
Отец в первую очередь был наставником, учителем, пастырем семьи, иногда другом для своих детей, когда они воспринимали это адекватно и не садились на голову. Он был ответственным за то, чтобы воспитать в своих детях мужество, ответственность и трудолюбие на своем собственном примере. И если дети были не глупыми, они этому быстро учились. А братьев и сестер у Фредо никогда не было, так уж сложилось. Хотя были времена, когда даже пять детей в итальянской семье считалось мало.
Думая об этом, время пролетело достаточно быстро, тем более что, благодаря грамотной инфраструктуре Сакраменто, пробки возникали лишь в часы пик, да и не то на долго.
Подъехав к дому, он так же помог Ло спуститься на землю и взял её сумку. Он специально не брал никого кроме Вико, чтобы большое количество охраны не смущало её. Он так же приказал, чтобы по их возвращении, внутри дома никто не показывался им на глаза, кроме Ветты и Джин разумеется.
Добродушная домоправительница Ветта им и открыла дверь. Увидя Лору, она ахнула.
- Боже, как ты прекрасна! Ну и дубина же ты был двадцать лет тому назад, Фреди. Одарила она его словесным шлепком, словно маленького мальчишку, испачканного в грязи после уличной прогулки.
Проходи-проходи, не стесняйся! Она бодро, но нежно потянула Ло за ручку и повела за собой наверх, не обращая ни на кого внимания.
Фредерик спокойно выслушал её, ему ничего было ответить, ведь она была права. Поэтому он молча последовал за ними на второй этаж.
Более того, он был рад. Лорелеа понравилась ей и судя по спокойной, хоть и слегка напуганной реакции Ло, Ветта понравилась и ей. А значит в этом доме, наконец всё станет так, как и должно быть.

+2

4

Фредо вырвал ее из мешанины мыслей, заполнивших голову, и женщина отвлеклась от проплывающего мимо ее глаз пейзажа, чтобы обратить внимание на человека, которого ей только что представили.
- Добрый день, - Лора поздоровалась, мысленно благодаря Клементе за то, что тот нарушил повисшую между ними тишину. Неосознанно в голове появились вспоминание: давно, еще тогда, когда они встречались и, кажется, тонули друг в друге, именно молодой еще девушку постоянно выпадала честь нарушать их безмолвие. Правда, она обычно говорила какую-нибудь глупую шутку или вообще быстро подбегала к юноше, коротко целовала в губы и снова уносилась прочь, заставляя молодого Фредерика гнаться за ней. И ловить. Последнее было самым приятным.
- А это Лорелеа, родная мать Джин и… единственная женщина, к которой я никогда не был равнодушным. - Когда мужчина запнулся, будто собираясь подобрать необходимые слова, Ло внутренне собралась, ожидая услышать все, что угодно, кроме того, что прозвучало. Хотя, чего она собственно могла ждать? Что он скажет, что она та, кого он когда-то бросил? Та, кого она когда-то любил? Первая мысль заставила сердце болезненно сжаться, вторая – застучать с надеждой, которую женщина поспешно затолкала поглубже. Как никак, прошлое слишком много времени. Но перестать думать было намного труднее…
Приняв помощь Фредо, она удивленно замерла около него, как только увидела, куда они подъехали. Машина по сравнению с небольшим особняком казалось дешевкой. Малышка Ло невольно задумалась, что будет выглядеть слишком смешно среди всего этого великолепия. Она слишком проста для этого, слишком обыденная. Будто Золушка, попавшая в прекрасный дворец.
«Прекрасна?!» - брюнетка удивленно распахнула глаза, получив такое радушное приветствие, и смущенно опустила взор. Ей внешность хвалили не раз и не два, но каждый раз она относилась к этому, как к чему-то странному. Скромная по природе и не имевшая и только тщеславия – она лишь машинально заправляла за ухо выбившуюся прядь, даже если ее и не было, и улыбалась. Подобное вошло в  привычку, которую даже возраст не смог перебороть.     
В дом ее практически втащили, мягко потянув за руку, а потом куда-то по коридорам. Девушке осталось только следовать и слушать о том, как здесь все устроено, что где находится, и изредка комментарии о глупости Фредо, когда-то отказавшегося от нее. Последние слова вызвали непритворную улыбку. Лорелея и не думала, что кто-нибудь может так отзываться об уже взрослом мужчине. Не симпатизировать Ветте было невозможно.
Ведомая в неизвестном ей направлении, Ло несколько раз оглянулась назад. Следовавший вслед за ними Клементе придавал ей сил: обстановка были слишком необычной и незнакомой, а он словно придавал ей сил, был частичкой пусть и уже прошлой реальности, хотя признаться в этом даже самой себе она боялась.
Их путешествие окончилось также быстро, как и началось. Домоправительница, как окрестила про себя Ло Ветту, оставила ее в большой комнате, сказав, что она может обращаться к ней по любому поводу, если понадобится, а потом вышла, напоследок что-то шепнув Фредо.
Чувствуя, что от переизбытка новой информации и эмоций, ей в любой момент станет плохо, Леншерр опустилась на кровать, удивленно пискнув, когда почти провалилась внутрь мягкой перины. Переведя взгляд на Клементе и встретив его взгляд, она неожиданно для себя покраснела, будто маленькая девочка, выставившая себя глупо перед мальчиком, который ей нравился. Впрочем, ситуация не далеко ушла от правды.
-  Спасибо, - Ло нервно облизнула губы, впервые оставшись наедине с мужчиной наедине. – За то, что приютил. Но если я тебе помешаю, то я могу переехать к Тони. – Поспешно добавила, не полностью уверенная в том, что Фредерику будет приятно видеть ее в собственном доме. В конце концов, его первоначальное приглашение могло быть лишь проявлением вежливости. Тем более, что она появилась после стольких лет да еще и при странных обстоятельствах.

+2

5

Когда Ветта шепнула Фредо на ухо, черты его лица из спокойного и выдержанного, переменились на более оживленные - губы тронула естественная улыбка, брови слегка приподнялись, а в глазах появился, наверняка знакомый, Лоре блеск. А когда их взгляды столкнулись, она так мило покраснела - вот одна из тех причин, за что он её полюбил. Её эмоции были настолько бесхитростны и естественны, как у маленькой девочки. Ощущая это, из глубины души мужчины стали просыпаться те самые чувства, которые спали в нем годами.
- Нет. Он медленно подошел к кровати и присел рядом, мягко взяв её ладонь и поместив в своей. - Не стоит меня за это благодарить. Он пока не смотрел ей в глаза, ему было приятно находится с ней рядом. К тому же, то что он должен был сейчас сказать было не просто. Не просто признавать свои ошибки перед близкими людьми, наступая на свою гордость, которая словно сдавливает твои связки, мешая говорить, чувствуя как она (гордость) теряет контроль над тобой, когда ты ставишь ценность отношений с человеком, выше собственного эго.
- Прости, что исчез тогда Он бы мог начать долгую тираду о том, как он был молод, испугался чего-то нового, как ему не хватило ответственности, как на его голову свалилось всё то, что произошло в Сакраменто и их семья оказалась в сложном положении, что если бы он знал, что она беременна, тогда бы, если бы, да кабы. Но это всё пустая болтовня, ему не совсем хотелось оправдываться, он уже вырос из этого возраста, когда свои промахи приходилось оправдывать, это было не по-мужски. - Впрочем, я не имею права тебя об этом просить. Но хочу чтобы ты знала, я счастлив от того, что ты сейчас рядом со мной. Он посмотрел ей в глаза и любовался ими, как когда-то часами делал это на пляже, покрывая все её тело влюбленными поцелуями. И вот сейчас, он смотрел и в его груди приятным постукиванием, отдающим в виски, отдавалось желание поцеловать её. Оно возникло еще час назад, когда они впервые оказались на близком расстоянии, у машины, но сейчас это было невозможно остановить. Поддавшись этому зову, мужчина наклонился вперед, а второй рукой аккуратно потянул Ло за талию на себя, касаясь её губ. К черту были посланы все его принципы о терпении, о том, что ей нужно дать время привыкнуть к нему, вся эта шелуха сейчас только мешала. Они были наедине, в месте где их никто не побеспокоит и Фредо чувствовал как она отзывается на его касания, поэтому он рискнул, не смотря на вероятность получить оплеуху. Он её всё равно никому теперь не отдаст.

+2

6

Женщина чувствовала себя… неуместно. Поэтому, когда Фредо сел на кровать рядом с ней, мягко оплетя своей рукой ее ладонь, она даже не подумала воспротивиться. Наоборот, сама с радостью сделала это, хватаясь за него как за спасательную соломинку, за единственное, что сейчас казалось реальным в мире, который перевернулся с ног на голову.
Сидеть вот так близко, почти соприкасаясь плечами, - это было так знакомо, так привычно. Будто они вернулись на двадцать лет назад. Этого хотелось неимоверно. Но прошлое на то и прошлое, чтобы оставаться лишь воспоминаниями, которые будут греть душу по прошествии многих лет. Это они и делали, когда Леншерр возвращалась домой, уставшая, падала на кровать, не в силах даже приготовить поесть и принять душ. Она просто возвращалась назад в те летние деньки, когда ее маленьких мир крутился только вокруг одного человека, когда надеялась, что и его мир крутится вокруг нее.
Воспоминания о совместных прогулках по пляжу, страстных поцелуях в тени домов, чтобы скрыться от чужих глаз, ночах, когда малышка Ло тайно выбиралась из окна своей комната, фактически прыгая в объятиях ждавшего ее возле окна Клементе, - все это помогало справиться те года, когда окружавшие люди смотрели на нее с жалостью, видя округлившийся живот. «Поматросил и бросил» - вот что слышала молодая девушка от некоторых соседей, знакомых и друзей. А она лишь прикусывала губу и проходила мимо. А когда на свет появилась малышка Джин, то в молодой матери заиграла гордость. А косые взгляды… что ж, она вполне могла это пережить.
Что она могла сказать в ответ на его извинения? Для брюнетки это был заданный самой себе риторический вопрос. Как и другой – что она ожидала от этих извинений. Частичка романтика в душе Лорелеи надеялась, что Фердо расскажет историю, в соответствии с которой у него просто не было другого выбора, что он собирался вернуться за ней и бла-бла-бла. Но она и сама понимала, насколько это будет звучать и выглядеть глупо. Да и она сама была не лучше: столько лет скрывала от любимого мужчины дочку. Ведь могла же, хоть и с трудностями, но найти его адрес. Побоялась, что прощанье по-английски перерастет в разговор, который скажет, что ни она, ни их ребенок ему не нужны. А может просто была эгоисткой, решившей оставить себе не только картинки воспоминаний, но и его частичку.
- Фредо… - выдохнула Лора, услышав последние слова. Они теплом разлились по телу, заставляя сердце ускорить бег, а в уголках появиться кристалликам слез. Когда же мужчина склонился к ней, приникая к губам в чувственном поцелуе, она лишь на одно мгновение подумала, что это ошибка, чтобы уже в следующее робко отвечать на него. Свободной рукой Леншерр дотронулась до щеки Клементе, притягивая его ближе.
«Боже…» - мысли ограничивались отдельными словами, не связанными друг с другом. Да и как вообще можно было думать, когда она впервые за долгие годы почувствовала вкус такого знакомого поцелуя. Мягкий и нежный, перерастающий в горячо страстный – так знакомо. Оказывается, она успела соскучиться по этому приятному чувству, чувству, когда растворяешься в своем любимом. Господи, она все еще любила Клементе. И этот момент их близости только напомнил ей об этом. Но готова ли она вновь заявить об этом? Хватит ли у нее сил? А главное – хватит  ли ей смелости вновь поверить Фредерику?
- Фредо, - Лорелея наконец смогла отстраниться, но лишь для того, чтобы прижаться лбом ко лбу мужчины и заглянуть тому в глаза. – Нам стоит остановиться. – Да она сама не верила в то, что говорила. Не верило и ее тело. Потому что уже через мгновение она сама прильнула к брюнету, увлекая того в поцелуй.

+2

7

Его внутренний мир действительно крутился вокруг неё. Тогда он был юн, наивен, когда ему ни о чём не приходилось думать, наслаждаться солнцем Пуэрто-Рико и возлюбленной рядом. Ты летишь, словно птица, ловя потоки воздуха, которые несут тебя вперед. А потом, яркая, летная погода сменяется на ненастье, проблемы зажимают тебя со всех сторон, ты позволяешь, именно позволяешь, этим насущным вопросам поселиться в твоей душе и изменять тебя, из доброй и отзывчивой личности, ты превращаешься в прагматичного, порой жестокого человека, акулу, волка - называй как хочешь, лишь бы выжить и уничтожить других, оправдывая всё это жестокостью окружающего мира. И когда вспоминаешь, как ты её бросил, исчез - ты думаешь "да к черту всё, зачем я ей нужен" или "какая к черту любовь". Но ты забываешь, что даже волки - стадные животные, верные до смерти своей паре.
Беда в том, что окружающая "действительность" настолько затмила твой разум, что ты решил, будто ничего кроме работы не существует. Но нужно было оглянуться вокруг, Фредо, посмотреть на семьи боссов мафии, даже у солдат были семьи, жены, дети, ради которых они выполняли эту грязную работу, а ты решил, будто преданность делу организации заменит в твоей жизни всё, даже живых людей.
Вспомни как ты потерял частицу себя, когда узнал что Ло больше нет. Ты даже не почувствовал, что это ложь, потому потерял связь со светом, словно вампир живущий в своем замке.
Но стоило солнцу вновь взойти..
Мужчина целовал её нежно, страстно, долго. Он не мог и не хотел останавливаться. Её мягкие губы, бархатная кожа, неповторимый аромат погружали его в космическое состояние умиротворенности, которое он мог испытывать только находясь рядом с ней.
- Мм? Мягко отозвался он, посмотрев ей в глаза, когда она остановилась и засомневалась. Пока Клементе думал, что сказать в ответ, желание вновь побороло их разум уводя в новый поцелуй.
Мужчина обхватил девушку за ягодицы, легко приподняв её, сажая себе на колени, лицом перед собой, не отрываясь от её губ, запуская ладонь под блузку Лорелеи, гладя спину, а второй проводил рукой по её бедру. Его достоинство было напряжено и он инстинктивно прижимал Ло всё ближе к себе.
В этот момент дверь комнаты приоткрылась, послышался высокий возглас пожилой женщины - Ауф! и дверь с хлопком закрылась.
Фредо не мог не прореагировать. - Ветта? Вопросительно подумал он вслух, посмотрев на Ло.
Видимо в подсознании людей откладывается с самого детства, что при родителях, бабушках, дедушках и прочих взрослых, неприлично заниматься любовью. Помимо обыкновенной вежливости, оно действительно имело глубокие корни, поэтому это секундное действие Ветты сбило в нём пыл, ненадолго, достаточное чтобы им прийти в себя. - Теперь она обязательно подковырнет нас на эту тему при случае. Улыбнулся он, глядя ей в глаза, гладя по щеке.
- Прости. Он вновь поцеловал её, но уже более романтично, как обычно целуют после завершения акта. - Я не удержался. Слишком сильно скучал по тебе.

Отредактировано Frederick Klemente (2016-01-09 13:32:45)

+1

8

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Счастлив тот, кто счастлив у себя дома.