Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - как перестать беспокоиться и начать паниковать


- как перестать беспокоиться и начать паниковать

Сообщений 21 страница 24 из 24

1

Guido & Agata & Elle

14/11/2015
сакраменто, десять утра
торговый пассаж в
центре города

Гвидо и Агата не только суровые мафиози, но еще и неплохие друзья, судя по тому, что в роковой день оба оказываются в торговом пассаже Сакраменто, да еще и в детском отделе, присматривая что-нибудь для младших детишек дона. Там же оказывается Офелия, у которой детей нет, но которыми она страстно желает обзавестись. И тут привет - очаровательная малышка уже путается под ее ногами. Вот только что-то неладно в этой истории. Люди отчего-то кричат, паникуют и бегут на выход, а за стенами бутика слышится подозрительный грохот... 

Джон и Саманта.

+2

21

Когда двери лифта распахнули от туда, не без помощи снаружи, выбрались трое людей: два парня и девчонка. Им было не больше двадцати пяти лет и они, кажется, друзья. Решили в выходной день прошвырнуться по торговому центру, но попали в гущу событий. И при этом оказались слишком глупы, чтобы не пользоваться лифтом.
– Мы же не полезем в лифт? Вы как хотите, а я туда ни ногой. Он уже никогда не доедет до первого этажа.
Я мельком глянула в кабину, оценивая щель между вторым этажом. К сожалению, пролезть туда не представлялось возможным.
- Не доедет - соглашаюсь с Эль - Долетит - грустно хмыкнула я.
- Вы здесь не пролезете - кричит снизу Саманта и мне захотелось ее прибить. А мы, блять, не видим? Группа неудачников застряла в пассаже, среди магазинов с техникой, юверлиркой, но никому эти богатства нахрен не нужны, так как надо спасать свою шкуру. Ведь здание медленно, но верно начинает складываться. И вот идет новая волна обрушений.
- Блять - ругаюсь я, забирая Витторию и набирая скорость. Бежать с маленькой девочкой на руках сложно и неудобно. К тому же надо еще быть внимательной и не угодить в сеть проводов или на покореженную плитку.
- Бежим к лестнице! - толпа двинулась по коридору, перепрыгивая через обвалившиеся куски колонн, разбитые витрины, разломанные манекены. Толпа убегала от какого-то невидимого зверя. Но зверь был сильнее.
Пол в который раз тряхнуло, будто под плитами прополз огромный червь, сбежавший из фильма "Дрожь земли". Я упала на метр вперед, но Витю из рук не выпустила. Приземлилась на бок, так, что малышку не задело, но ей это все равно не понравилось. Девочка громко и протяжно завизжала. Ее плач еще больше дизорентировал меня.
А затем случилось самое ужасное, при виде чего я попрощалась с жизнью...
Та часть торгового центра, от куда мы убегали, начала уходить вниз. Просто складываться, как карточный домик. Это выглядело словно дьявол раскрыл свою огромную пасть и затягивал туда все, что ему попадалось: игрушки из детского отдела, коляски, тумбочки, стены, колонны, пол, людей...
Та группа друзей, что была спасена из лифта сейчас падала в бездну перемешенная с разным хламом.
Я, крепко прижимая Витторию, поднимаюсь на ноги и отступаю к лестнице. Краем глаза замечаю Монтанелли и благодарю богов, что он не последовал вслед за ребятами из лифта.
- Уходим - теперь уже каждый сам за себя. Если кто-то упал, отстал или замедлил ход, то мог провалиться в разлом - это, конечно, быстрый способ оказаться на первом этаже. Но вряд ли он кого-то устроит.
До лестницы добрались немногие: я с Тори, Гвидо, который не отпускал маленькую осиротевшую итальянку, да Эль.
И по всем законам Судьбы, повернув ручку, я не должна была обнаружить лестницы, - только обвал. Поэтому врываться вперед я не спешила, а толкнула дверь и глянула по сторонам. К счастью, эта часть здания была на месте. Кое-где значились обрушения, на ступеньках валялись куски бетона, но это все можно преодолеть.
- Как думаете, Саманте и Джону удалось выбраться? - спрашиваю, проходя мимо второго этажа. Как бы там ни было, ходить за ними я не стану. Лишь посочувствую их судьбе. Сегодня утром за многие души можно поставить свечу...

+2

22

Лучше бы мы сегодня вообще никуда не шли, но нет, Джону взбрело в голову, что нашей племяннице, которой, между прочим, уже двенадцать, нужно новое платье. Планшет ей с яблоком нужен, а не платье! И прогулявшись по отделу техники, я таки поддалась уговорам мужа и свернула в детский магазин. Чего тут только не было: и говорящие книги, и китайская азбука, и разноцветные самокаты напротив вешалок, плотно забитых нарядами пиратов и снежинок, но это все было настолько крошечным, рассчитанным, преимущественно, на детей дошкольного возраста, а никак не на Лейси, которая уже бюстгальтер носила.
- Я так и знала, что здесь какая-то чепуха, и нет одежды на подростков, - прячусь за вешалкой, игриво подмигивая своему супругу, тот же «нападает» на меня игрушечным динозавром, у которого лапы синхронно двигаются.
А затем… затем начинает происходить что-то странное и страшное: свет мигает, а люди паникуют, стремительно направляясь к выходу.
- Осторожнее! - Кричу в ответ паре ног, благодаря которым я оказалась на полу, в пыли и грязи. Сначала на меня упала стойка с детской одеждой, затем повалилась какая-то полка, придавливая голени, а еще через пару минут вся я оказалась погребенной под завалами из пластиковых обломков и пестрых тряпок. Вот это невиданное хамство! Всхлипывая, вытираю набежавшие от страха слезы и смотрю по сторонам, лампы все еще мигают, а около выходной двери баррикады из полок цвета вегне, красивых таких, еще недавно стоявших около входа и предлагавших посетителям цветные буклеты и рекламные брошюрки.
- Что случилось?
Муж подает мне руку, вытирая с лица мутное влажное серое пятно, и пытается объяснить происходящее.
- Кажется, сейсмологи вчера были не в лучшей форме, раз не передавали предупреждений, да ладно, сейчас уберем завал и выйдем отсюда, - оглянувшись, замечаю вокруг нас еще несколько людей: пожилой мужчина с ребенком на руках, темноволосая девушка и еще одна с ними невысокого роста, с волнистыми волосами и в очках, какая-то бабуська. Они переглядываются и общаются. Супруг тем временем приседает около шкафа, но своим нерасторопным задом задевает стойку за спиной, от чего во время очередного толчка мы оба оказываемся щедро осыпаны осколками витрины.
Крошечные стекла впиваются в ладони, залезают за шиворот, и, кажется, хрустят даже не языке.
- Ничего получше не мог придумать? - Сердито бурчу на него, страшно мне, но хотя бы мы живы, пока что живы.
И пока мы тупим, другие, более целые посетители принимают решение прокладывать путь в коридор. Ох, как прекрасно быть пострадавшей, меня выпустили первой, и к ранам на пальцах прибавилось еще несколько свежих царапин, которые я получила, пролезая в образовавшуюся дыру. Следом сиганул Джон, и мы собирались продолжать свой путь в одиночку, но вся остальная компания очень быстро выскользнула и увязалась за нами. Они решили, что раз мы пострадали в одном бутике, то теперь мы команда! Ладно, главное, убраться отсюда как можно быстрее и не растерять при этом конечности.
Затем около пяти минут ходьбы по темному, усыпанному строительным мусором проходу в попытке не наступить в лужу и не зацепить ботинком оголенный провод. Муж разглядел на стене карту, и я с интересом изучила план торгового центра, пока подтягивались все остальные и решали, идем мы к лестнице или спускаемся на эскалаторе. Точнее, они идут отдельно, а мы отдельно. Переглянувшись с Джоном, я все поняла - мы топаем по железной механической лестнице, потому что пилить в другой конец пассажа рискованно, по пути нас может просто взять и завалить. Опа! Была чета Уилсонов и нет ее. И Лейси останется без своего дурацкого планшета.
Наши спутники рескомандовались, привлекая всеобщее внимание к проблеме ребят, застрявших в лифте. Они застряли в кабине, мы застряли в торговом центре, по-моему, у нас равные ситуации. Тоже мне, каст супергероев! Начинайте демонстрацию своих сил!
Отделавшись от Агаты и вручив ей все, что она просила, мы никому ничего не сказав, взявшись за руки, ступили на эскалатор, и практически в ту же минуту он под нами задрожал. Ступени  начали буквально рассыпаться под ногами, и с оглушительным криком мой муж полетел на нижний этаж. Я же успела зацепиться и теперь болталась на одной руке на уровне почти трех метров над полом. Мужчина с глухим стуком приземлился и теперь постанывал, переворачиваясь со спины на бок. Вдруг он что-то сломал? Зажмурившись, я тоже прыгнула, стараясь сгруппироваться, как это показывают в фильмах, но не вышло, и на пол я шлепнулась весьма несуразно, чувствуя острую боль в затылке. Откуда-то сверху нас позвали. Живы мы, живы, черта с два, не подохнем, надеюсь.
Помогать открыть лифт? Да вы психи! Уносите ноги! Джон, кряхтя, встает, осматривая лодыжку. Вроде, обошелся простым вывихом, хоть уже и успел проорать, что он, бедный, ногу сломал.
- Забей ты, - одергиваю блондина, который поковылял в сторону лифтовой части, чтобы помочь бедным пленникам.
Но не успела я обронить этих слов, как пол под нами начал ходить ходуном, будто бы под ним спало, а теперь решило пробудиться подземное чудовище, вставая и распрямляясь во весь свой гигантский рост.
Последнее, что я помню, как Джон, повалившись на пол и покатившись, кричал мне «беги!», а затем я оступилась, и мой разум охватила пугающая, таинственная и уносящая в небытие пустота.
В тот день мы с мужем так и не вернулись домой…

[NIC]Samantha Wilson[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25s7S.gif[/AVA]
[STA]собака кошке не товарищ[/STA]
[SGN]внешний вид: волосы распущены, темные; по всему телу царапины и ссадины.[/SGN]

+2

23

Словно сам Ад распахивал свои объятия, и кто-то из его жителей уже вырвался наружу, преследуя тех немногих, кто остался внутри и живых - только вместо пламени пахло тут пылью и камнем, мерзкий и тяжёлый затхлый запах, от которого хочется кашлять... и который станет невыносимым в том случае, если они окажутся под завалами, но в сознании - всё равно, что быть погребёнными заживо вовсе. Есть риск не только получить несовместимые с жизнью переломы и травмы из-за веса каменных плит - можно ведь и попросту задохнуться здесь... если потолки и стены окончательно рухнут. А вообще, сложно даже сосчитать, сколько способов умереть скрывает в себе рушащееся здание... ещё сложнее - сказать, за какие грехи людям перепадают такие испытания. Нет, за то, что выпало на долю их с Агатой, Гвидо не жалуется, принимая небесные кары безропотно, зная, что есть за что - они ведь поставили самих себя превыше Бога. Но за что Господь наказывает других невинных людей, вроде этой девочки, что потеряла сегодня маму, но слишком испугана, чтобы это осознать, или Эль, которая нашла Витторию - Монтанелли не мог понять. Пути Господи - неисповедимы, впрочем... а вот если этажи торгового центра, в котором ты находишься, стали складываться в один - самый лучший способ спастись это рвать когти. Помолиться ты даже не успеешь... Это Гвидо ещё сможет сделать, и свечки поставить, когда и если они выберутся отсюда. Только вот к жизни это никого не вернёт... а там, на небесах, разберутся, кому и что причитается.
Хелен научила его бегать по утрам... через полгода после того, как они перестали встречаться, немногое от той науки осталось; и Гвидо тяжело и глубоко дышал, пытаясь восстановить сбившееся дыхание. Начинала побаливать и травмированная летом 2013 года нога - в последнее время, порезанное тогда бедро вообще стало напоминать о себе гораздо чаще: может, это старость приближалась... Аккуратно уложенные в начале дня, волосы Монтанелли растрепались, кожа куртки была покрыта пылью, одно из стёкол тёмных очков, висевших на её кармане, оказалось разбито, и душку вывернуло - сняв очки с кармана, Гвидо выбросил испорченный аксессуар в сторону... здесь теперь долго будет не до того, чтобы собирать всякий мусор.
- Вы в порядке?.. - спросил у всех девушек разом. Его малышка уже надрывалась от плача, осиротевшая девочка тоже начала плакать, от страха, и осознавая свою потерю... Восемь лет. Его сыну Дольфо будет восемь лет весной. Хотелось бы, конечно, присутствовать на его празднике живым, а не в виде траурной фотографии... если они с Агатой и Торри погибнут сегодня здесь, кто будет растить его?.. Адольфо и так досталось от жизни.
- Qual è... il... tuo nome?..* - пытаясь отдышаться, спрашивает Гвидо девочку, забирая дочь у Агаты, бегло оглядывая её - в очередной раз; и, дай бог, последний на сегодня он будет так же переживать, боясь обнаружить на тельце раны или ушибы... Ребёнка в любом случае придётся показать доктору, когда всё закончится. Дети ведь даже сами не могут иногда сказать, где у них болит... Девочка отвлекается, услышав итальянский язык - явно понимая его. Ещё бы... ещё бы Гвидо не услышал в её голосе этого самого, грубоватого немного, но всё равно родного акцента; приходилось общаться на своём веку и с "коренными" итальянцами... разных возрастов и по обеим сторонам. Тот же Джованни - не всегда он говорил по-английски очень уж чисто. А тёзку его сыну, Дольфо Бардомиано, кто-нибудь вообще помнит? Ему было лет 25, когда он погиб, но говорил по-английски он всё ещё с ошибками.
- Alba... - отвечает ребёнок. - Mia mamma... lei...? - поднимает на взрослых встревоженный взгляд, полный слёз. Не надо быть гением, пожалуй, чтобы понять, что Альба спрашивает, и безо всякого перевода... слово "мама" на всех языках звучит одинаково. В глазах самого Гвидо блеснула искренняя грусть и скорбь сейчас, но он нашёл в себе силы кивнуть головой.
- Si. Мне жаль... - добавил уже по-английски, забыв итальянские слова. Заревев, ребёнок уткнулся в его пыльную и грязную куртку. А Гвидо поднял взгляд на Агату, затем переведя его на то пространство, по которому они бежали сюда... на то, что осталось от него, и покачал головой на её вопрос. Невооружённым глазом видно, что никто не выбрался... Маргаретт, пассажиры лифта; у Джона и Саманты шансов спастись было и того меньше... Они последние здесь. Остаётся надеяться, что эта часть здания не затронута так сильно, чтобы тоже начать обваливаться; толчки, кажется, закончились - да и не вечно же им продолжаться?
- Ну что, ты первая? А ты следом, Эль... а я передам вам детей...
- лестничную клетку словно кувалдой раздолбали. К тому же, тут ещё темнее, чем снаружи, но хотя бы проводов не видно. - ...и посвечу. - придержав Витторию, Гвидо достал мобильник и включил фонарик, освещая лестницу - вернее, подобие лестницы, - что осталось. Фонарь в телефоне, правда, не так хорош, как был бы настоящий, но - хотя бы уже кое-что. - Слышите?.. - вдруг послышалось странное, стрекочущее, эхо. Кажется, вертолёт пролетел где-то высоко над ними. Или не так высоко, сложно что-то хорошо расслышать, зажатым в каменной коробке. Найти бы из неё выход...

*Как тебя зовут?

Отредактировано Guido Montanelli (2015-12-14 16:32:48)

+1

24

Что-то мне подсказывало, что медлить нельзя, что еще одна секунда, потраченная впустую или даже спасая чужую жизнь – и все мы, все до единого, окажемся похороненными под толщей бетонных плит, серой пыли и потолочных балок. Агата снова командует, и я, воспроизводя в уме схему торгового центра, следую ее призыву, отрывая пятки от земли. Может, они прожили в Сакраменто всю свою жизнь, и каждые выходные гуляли по этому величественному и сверкающему ювелирными украшениями пассажу, я же была здесь в первый раз. Взяв за руку спасенную итальянку и следуя инстинкту самосохранения, я просто перепрыгивала с плитки на плитку, ведомая только одной целью – во что бы то ни стало достигнуть спасительных ступеней, и, желательно, не потерять ребенка. Когда твоя жизнь висит на волоске, когда ты атакован страхам и напуган до предела, все остальные мысли отходят на второй план, уступая место первой и самой важной – выжить. Гвидо и Агата бегут передо мной, я то и дело выхватываю взглядом в темноте каштановые, почти черные волосы испанки. Очки слетают к черту, теряясь у меня под ногами, и последнее, что я слышу – хруст под подошвами, а затем все сознание заполняет шум. Он проникает звенящим гулом в ушные раковины, заполняет рокотом черепную коробку, кажется, вот-вот и тебя раздавят, но я бегу, глотая ртом воздух и смертельной хваткой сжимая ладонь девчонки. Мое спортивное прошлое (и настоящее, пожалуй), сослужило мне добрую службу – потому что не будь у меня сильных рук и довольно накачанных ног, я бы тоже сейчас плелась в хвосте нашей «армии», как Маргаретт. Мне очень хотелось остановиться, затормозить и помочь женщине, ведь ей уже не двадцать лет, чтобы так бодро прыгать, но страх парализовал меня, я просто перебирала ногами, и тело совершенно не желало слушать моих мысленных доводов. Беги!
Споткнувшись, я дернула рукой и выпустила восьмилетнюю девочку, но, громко вскрикнув, продолжила бег. Ее миниатюрное тельце показалось где-то впереди, там, где Монтанелли, и зажмурив глаза, а затем быстро их открыв, я снова бежала, пока мои пальцы не схватились за перила лестницы, ведущей на первый этаж.
В этой части торгового центра стены еще только дрожали, покрытые крупной сеткой трещин, и грохот оставался позади. По потолку будто бы долбили огромной кувалдой, поторапливая нас всех и напоминая о том, что промедление может стоить каждому жизни.
Все же мы немного сбавляем шаг, спускаясь на второй этаж. Тут чуть светлее, Гвидо держит за руку малышку, Агата несет на руках напуганную, но уже притихшую Тори.
- Не знаю, но я не пойду их искать, - героиня во мне выдохлась и изничтожилась, все, чего я хотела – очутиться на улице, сесть в такси, и уже дома, с горячей чашкой какао вспоминать эту историю как страшный, кошмарный сон, как вымысел.
Раз, два, три, четыре… восемнадцать. Мы прошли восемнадцать ступеней, и затем еще столько же, и только потом оказались на втором этаже. А затем еще тридцать шесть. Всего семьдесят две ступени отделяли нас от спасения. Я навсегда запомню это число.
- Что она сказала? – Я встрепенулась, услышав в словах девочки отчетливое «мама», на каком бы языке не произносилось это слово, мы чувствуем его сердцем, трепетно и нежно улавливая мелодичные интонации. Гвидо освещал фонариком путь, Агата несла на руках малышку, а я приглядывала за Альбой. Нас выбралось пятеро, пятеро из… Я сбилась со счета в первый раз за последние двадцать лет. Осторожно, шаг за шагом, мы миновали все ступени, пока не оказались на первом этаже, больше похожем на строительную свалку в черном квартале. Все в грязи, пыли и щепках. Там, метров через двадцать от того места, где ступила нога Монтанелли, виднелся просвет. Здание было оцеплено, снаружи слышались крики и голоса, и машинально задрав голову, я посмотрела на проломленный в центре потолок: в рваной дыре ничего не разглядеть, но судя по звуку, там, в небе, усердно вращаются лопасти вертолета. Нам надо сделать последний рывок, поторопиться. Пробираемся к центральному выходу, и нас замечают два спасателя, осторожно ступавших по развалам.
- Тут еще люди! – Выкрикивает один из них, прижимая рацию к щеке.
- Есть там еще кто-нибудь? – Спрашивает второй, подавая руку испанке с малышкой на руках.
- Нет… - Мотаю головой. – То есть, не знаю. Мы не знаем. – Было бы нечестным утверждать, что мы последние, тем самым лишая шанса на выживание Джона и Саманту, Маргаретт, ребят из лифта. Я знала, что они мертвы, но до последнего хотелось верить в чудо.
Выбравшись на свежий воздух, мы первым делом осмотрели детей, а затем позволили врачам оказать первую медицинскую помощь. Отказавшись от госпитализации, мы еще с треть часа стояли тесным кругом, молчали и переваривали услышанное, а затем, когда большую часть пострадавших эвакуировали, решили, что пора расходиться по домам. Из последних новостей стало известно, что разрушено несколько станций метро, этажная парковка, супермаг и другие здания в этой части города. Маристраль обрушилась, и Сакраменто предстоит еще несколько восстановительных месяцев после таких масштабных разрушений.
У Альбы, как оказалось, не было отца, они с матерью приехали из Милана для заключения сделки, сеньорита работала крупным страховым агентом, но поездка для женщины оказалась последней. Зачем-то дав Гвидо свою визитку – сотрудницы «Google» - я заверила, что справлюсь с ребенком и отвечу на все вопросы полиции и пожелала им удачи. Надеюсь, маленькая Тори не запомнит ничего пугающего. И все будет… хорошо.

- конец -

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - как перестать беспокоиться и начать паниковать