Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Дорогая передача!


Дорогая передача!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Alma & David
Место: Госпиталь, Лего-ленд
Время: все тот же сентябрь 2015
Время суток: начиная с 9:00
Погодные условия: переменная облачность, душно, жарко
О флештайме:
Когда ты все-таки согласился на это безумие под названием "совместный тур", и уже думаешь, что самое страшное ждет тебя через месяц, а тут вдруг агенты решают, что неплохо бы снять промку... А никто не обещал, что будет легко!
Зато весело будет обязательно!

0

2

[NIC]ALMA YОUNG[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/24GoH.jpg[/AVA]
[audio]http://pleer.com/tracks/54367411306[/audio]
[float=left]http://30.media.tumblr.com/tumblr_m0mxfvCFIm1qcie43o1_250.gif[/float]
Знаете, что я делаю, когда мне говорят, что я должна встать в восемь? Я шлю нахер. Запомните, если вы не хотите быть посланными нахер, не заставляйте меня вставать так рано утром и тащить свою задницу куда бы то ни было.
А ведь все так хорошо начиналось! Я звезда, у меня поклонники, гулянки, премии, концерты... И тут моему агенту взбредает в его дурную голову подогреть интерес к моей отнюдь не скромной персоне, и в моей жизни появляется красавчик-Давид.
Нет, точнее будет сказать - в моей жизни ОПЯТЬ появляется красавчик-Давид, коллега по цеху, прямой конкурент и моя персональная заноза в заднице.
Когда я узнала, чего от меня хочет Робби, я готова была переспать с аллигатором или пожертвовать почку камбоджийскому сиротке, но только не...
А теперь вон у нас совместный мировой тур, о котором я когда-то так опрометчиво мечтала. Казалось бы, ладно, все уже решено, и я могу выдохнуть спокойно до конца октября - официального начала этого дебильного перформанса. Можно оторваться напоследок, а потом как-нибудь пережить предстоящий апокалипсис и крах моей и без того разъебанной нервной системы. Но нет же! Вчера Робби позвонил и ультимативно заявил, что я должна явиться завтра (уже сегодня) в девять в госпиталь для съемки промо.
- Так почему в госпиталь? - позевывая, спрашиваю я несносного, но от чего-то так и не уволенного агента, сидя на переднем сидении с настежь открытым окном.
- Во-первых, прекрати курить. Во-вторых, прикрой - дует. Не дай Бог, лишишься голоса перед туром.
- Ишь какой проницательный, может я этого и хочу! - но окошко все-таки прикрываю. Голос - это святое.
- В-третьих, прекрати ерничать. Это для твоего же блага...
- Ага-да. Слышала уже. Но госпиталь?..
- Будете с Давидом хорошими ребятами, встретитесь с несколькими детьми с тяжелыми заболеваниями, свозите их в Лего-ленд.
- И все под прицелом камер, конечно?
- Конечно.
- Заебись ты сволочь двуличная, Робби.
- Работа такая.

Через пять минут я уже сижу в приемном отделении госпиталя, попивая поганый кофе из автомата и ожидая, когда же подъявится мой компаньон. День обещает быть очень неоднозначным.

Отредактировано Natasha Oswald (2015-11-26 20:57:30)

+1

3

[NIC]David Woodrow[/NIC][AVA]http://savepic.su/6527935.png[/AVA]
Я ненавижу вставать рано утром (Давипедия гласит, что рано - это когда еще не десять,  и вообще - порядочное классическое утро - это полдень). И еще больше я ненавижу вставать с утра, если я должен это делать ради встречи с человеком, с которым предпочел бы разъехаться по разным галактикам; и чтобы я на звездолёте, а она в катафалке.
Говорят, чтобы вам везло в шоу-бизнесе, нужно спать с кем-то жирным и противным, но мой рецепт популярности по мнению Симменса куда менее безопасный. Мне приходится в здравом уме и при доброй памяти бодрствовать в компании Альмы. Теперь свяжем два факта воедино, и выходит, что быть знаменитым - это не греть свои застархованные на овердохрена миллионов долларов булки на пляжах Калифорнии, а вставать тогда, когда тебе не хочется, идти туда, куда тебе не хочется и к тому, к кому тебе не хочется. Такая же обыкновенная ненавистная работа, какую имеет 90 процентов населения земли (статистику не подводил, так что на научность сей факт не претендует!)
   Но я привык быть послушным мальчиком (особенно, когда менеджер в ультимативной форме показывает либо на дверь, либо на контракт с Альмой), поэтому проснулся раньше, чем в том даже была реальная необходимость, привел себя в лучший вид, чем того заслуживает общество Альмы (дети же, в конце-концов, не виноваты, что мне хочется ей насолить и одеться в лохмотья с плеча умершего пару суток назад бомжа), и приехал настолько рано, что успел заскучать. В последний момент мне в голову пришла восхитительная идея - заныкать свое не менее восхитительное тело в какой-нибудь из палат и сделать вид, что я, мудак эдакий, проспал всё на свете и вообще не собираюсь сегодня никуда ехать, а уж потом, когда и наших менеджеров, и Альму, и еще бог весть кого, кто заинтересован в этом мероприятии, хватит Кондратий, феерично нарисоваться с самым что ни на есть невинным видом.
   Но пока я пошел за кофе к автомату, обдумывая свой план и в предвкушении потирая лапоньки, вся бригада уже успела заявиться к месту. Разочарованный крахом такого крутого розыгрыша, я припал к стене, делая вид, что стою здесь уже битый час, и лениво поинтересовался:
  - Ну, когда приступим к съемкам порно, а? И вообще, ребят, странная, на самом деле, идея снимать порно в детской больнице.
  - Промо, - машинально поправил Симменс, даже толком не оценив моей шутки и тонкой игры слов, которую я, такой молодец, придумал вот так сходу за пару секунд.
  - Да? - я сделал удивленный вид. - Знал бы, что промо, черта-с два вы бы имели честь лицезреть мои татуировки тутоньки... - поздороваться с Альмой? АГа, щаз. Никто ведь не ожидает, что я буду здороваться с каждым стулом или кофейным автоматом? Так-то!

Отредактировано Maxwell Gaal (2015-11-26 22:36:39)

+1

4

[NIC]ALMA YOUNG[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/24GoH.jpg[/AVA]
Давид появляется, как чертик из табакерки, заставляя подавиться кофе и закашляться.
- Блять! - я быстренько оглядываюсь - не слышал ли кто посторонний с микрофоном или камерой? Но нет, в приемном мы одни, и это даже радует, хотя в любое другое время я была бы категорически против находиться с красавчиком в замкнутом пространстве даже в присутствии агентов.
Но в любое другое время мне было бы глубоко насрать на то, что кто-то услышит, как я матерюсь.
Вот только Робби категорически запретил мне выражаться при журналистах в святая святых - детском госпитале для тяжело больных. Нужно сказать, что перспектива идти к маленьким умирающим детям меня угнетает, но я не буду я, если подам вид при этом бесчувственном тюфяке!
- Можно подумать, если бы мы снимали порно, то ты бы прилетел ко мне на крыльях любви... - наконец откашлявшись фыркаю я. Н-да. Не к месту вспоминает эпизод из "Евротрипа", тот, что в Амстердаме. Тот, что "флюгегехаймен". С Давидом я была бы согласна только на такое порно. - Ладно, ближе к телу. Что там у нас в планах?
Робби, кивнув второму агенту, достает ежедневник и раскрывает на исписанной мелким убористым почерком странице. Никогда не понимала этой его страсти к писанине от руки. Но дело свое он знал и делал хорошо, по крайней мере до недавнего времени, и я предпочитала закрывать глаза на его эти заебы.
- Сейчас придут журналисты, и вам нужно будет сказать пару слов о важности поддержки маленьких больных детей, ради которой даже такие конкуренты, как вы, объединяются...
Я не выдерживаю и фыркаю.
- ...да-да, Альма, объединяются ради общего дела. Ваш тур проходит под эгидой поддержки фонда безнадежных больных детей. Поэтому вы должны вести себя естественно...
- Да ла-адно?..
- ...и дружелюбно.
- Так естественно, или дружелюбно? Естественно я хочу взять провод от микрофона и задушить этого выскочку с особым цинизмом. Это входит в понятие дружелюбия?

Отредактировано Natasha Oswald (2015-11-26 20:56:39)

+1

5

[NIC]David Woodrow[/NIC][AVA]http://savepic.su/6527935.png[/AVA]
В целом, я был вполне доволен произведенным эффектом - Альма закашлялась, кажется, подавившись кофе. Правда, гораздо в большей степени меня удовлетворило бы, сдохни она тут на месте, но пришлось довольствоваться даже таким малым успехом за неимением иного. Я, конечно же, не надеялся, что она вот так просто оставит в покое мою остроумную шутку, и даже предположил, в какую сторону пойдет ее логичное продолжение из её уст, поэтому заранее заготовил ответ еще острее - уверен, он был настолько острым, что исцарапал бы мне язык, вырываясь наружу. Но синеглазая сучка, хотя и негласно, но заткнула мне рот тем, как быстро перешла к делу, тем самым заставив мою острейшую шутку гнить в безвестности, царапая попутно мысли.
  Я молча выслушал тираду менеджеров о необходимости изобразить идиллическую картину маслом (не то, чтоб мне было нечего сказать, но я был слишком занят поглощением кофе) и непроизвольно удивленно вскинул бровь на том моменте, когда Альма озвучила свои тайные фантазии касательно меня. Нет, для меня, конечно, отнюдь не было секретом отсутствие с её стороны симпатии к моей персоне, но то, как крикливо она выражала неприязнь ко мне, натолкнуло на весьма забавные мысли, коими я не преминул её зацепить:
  - Задушиииить? - я практически промурлыкал это слово, вальяжно подобравшись поближе к Альме, присев перед нею на корточках и с такой елейной физиомордией заглянул в её глаза, что у меня практически слиплось в заднице от сладости: - Ты так ревностно доказываешь свою ненависть ко мне, что я, признаться, начинаю подозревать, что дело обстоит с точностью да наоборот... - на сём моменте Симменс слегка пнул меня и кашлянул, резко переводя тему (хотя, точнее, пожалуй, было бы сказать, возвращая тему в нужное русло):
- Смотри-ка, Дави, у тебя вполне получается, только поменьше издёвки в голосе, ты переигрываешь.
- Конечно, получается! Я ведь не озлобленная неудовлетворенная собой сучка, - усмехнулся я, поднимаясь на ноги и своей широкой (прости, Симменс, без издевательности никак)улыбкой словно бы поставил жирную подпись под распиской "Я буду дружелюбным лапочкой, ведь это, должно быть, так бесит Альму".
- Только попробуй сказать что-то подобное, когда включат камеры. Даю тебе слово, максимум, что тебе будет светить - это выступление в детских садах, и то, по большим праздникам, когда остальные "звезды" будут заняты, - спокойно заметил Симменс, своим спокойствием давая понять, что он нисколько не преувеличивает.

Отредактировано Maxwell Gaal (2015-11-29 18:31:45)

+1

6

[NIC]ALMA YOUNG[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/24GoH.jpg[/AVA]
"Он ударил тебя лопаткой? Наверное, ты ему нравишься!" - кривая, блять, логика.
Вам мотылька приходилось руками трогать? Вроде ничего особенного, но так, с-сука, противно! Мерзость. Вот как-то так же я чувствовала себя от одного только вида приближающегося ко мне мужского лица. Хотелось зажмуриться и замахать руками с криком: "Фу-фу, бля!", но я усилием воли сдержалась, только брезгливо подобрав под стул ноги. Слава Богу, у него не хватило ума дотронуться до меня - я б не выдержала. И так настроение было ни к черту из-за ранней побудки и прочего, а тут еще это... этот... этот!
Особенно гаденько было от того, что Давид ударил по больному.
Я реально слишком остро на него реагирую. Я ведь не просто, прости господи, фанатела от этого хлыща, я была влюблена в него, как кошка, и до сих пор помню всю глубину бездонного разочарования и злобы. Я молилась на этот идол, а он оказался совсем не такой идеальный. И тогда я его возненавидела.
Обратно шагать я как-то не планирую, честно.
- Конечно-конечно. Ты точно не сучка. - Кабель ты спесивый, вот кто, - Вот и будь лапочкой. Соберись, эпатажная тварь тут я.
Робби посмотрел на меня так, будто только что увидел саламандру, от которой я прикурила сигарету. Да-да, он меня уже достал! Но вы не подумайте, это не значит, что я вот так ему это спущу! Я просто продумываю план коварной мести.
После того, как Симменс осадил Красавчика, на душе немного потеплело. Робби же ограничился очень озабоченным взглядом и пригрозил пальчиком. Правильно, знает меня, шельмец, как облупленную. Я не стану размениваться на пустяки и тратить силы попусту. Я приберегу все для камер. Месть подают холодной.
Вставая и одергивая кофточку, я послала Давиду лучезарную улыбку, чтобы понял и не расслаблялся.
- Ну что, где там наши камеры? - бодрячком-бодрячком. Может хоть что-то отчебучить, чтобы Робби не решил сейчас, что показывать меня журналистам себе дороже?
Я даже подхожу к Вудроу и беру его под руку, все так же гаденько улыбаясь. На его вопрошающий (или все-таки брезгливый?) взгляд приходится пожать плечами:
- Ну я же не виновата, что логика у тебя кривая, и ты переворачиваешь мои слова с ног на голову? Окей, я буду тебя любить. Я так тебя залюблю, что у тебя сомнений не останется - как я тебя ненавижу. Хочешь - прям поцелую сейчас?
Недолго раздумывая, приподнимаюсь на цыпочки, обхватываю его шею ладонями и припечатываю смачный поцелуй в губы. Именно в этот момент из-за угла выруливает журналист с камерой. Бинго!

+1

7

[NIC]David Woodrow[/NIC][AVA]http://savepic.su/6527935.png[/AVA]
Нашла, чем гордиться! Еще и с каким торжественным видом выплюнула этот сомнительнойй ценности комплимент в собственный адрес! Эпатажная тварь! Да уж кто бы сомневался, что так оно и есть, только вот увы, печальненько и жалко выглядит подобное достоинство на фоне отсутствия других. Эпатаж - это для тех, кому удивить больше нечем. "Не спою, так выебнусь". Уууу, до чего ж бесит! Если бы хоть молча стояла, да помойку свою не раскрывала, сошла б за особь женского пола, а так ведь хочется въебать ей с разгону по физиономии, по иронии довольно милашной такой физиономии, фолиантом "Правил хорошего тона" и добавить для пущего эффекта томиком "Как себя вести, если уродилась бабой". Но, по всей видимости, настольной книгой у моей, тьфу ты аж коробит, коллеги был сборник мифов и легенд "Как пить, курить, трахаться с кем-попало и привлекать к себе людей".
  Словом, я с немалым усилием решил закрепить за собой звание лапушки и умницы и благоразумно промолчал, морально подготовив себя к тому, что мне сегодня (увы, и не только сегодня, но сегодня особенно) придется еще не раз собрать волю в кулак и укрепить внутреннюю дамбу, чтобы сквозь неё не прорвался буйный разрушительный поток слов ругательных, ни в одном словаре не описанных и совсем нелитературных.
   Я почувствовал себя прямо-таки героем. У меня получилось, а значит я точно умнее этого примитивного устройства для генерации матов, значит, я выше всего этого. Я уже был готов растянуть губы в сытой улыбке и окатить эту шумную бестолочь уничижительно-снисходительным взглядом, и я уже начал даже осуществлять свое намерение, как мне прилетело...
  Сначала холодные противные всему моему существу пальцы улеглись мне на скулы. Я заподозрил неладное, в особенности, в свете ее последних слов. Но разве  можно успеть отреагировать, когда на тебя несется цунами?! Собственно, реагировать было уже поздно - Альма меня беспощадно усосала. Пока я планировал дать ей унизительный отпор, она успела также внезапно, как начала,  прекратить насилие над моим лицом в целом и губами в частности, так что мне оставалось только брезгливо сморщить нос и... Растянуть губы в мягкой, извиняющей улыбке. Ёбаные камеры! Это нечестно!
  - Этот кусок можно потом вырезать? - я шкодливо и в то же время умоляюще зыркнул на оператора. - У меня есть девушка, а Альма... - сука. Симменс чем-то поперхнулся. Жаль, что не всерьез. Но намек я понял. Работаем. Понеслась, блядь. - Мы с Альмой не очень ладим, но знаете... - я начал входить в  роль паиньки и обаяшки. - Когда нам предложили этот совместный проект, мы решили, что нет ничего важнее здоровья детей! - а во рту до сих пор вкус пепельницы и её, понимаете, ЕЁ вкус.

Отредактировано Maxwell Gaal (2015-12-10 10:53:32)

+1

8

[NIC]Alma Young[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/24GoH.jpg[/AVA]
Это было противно. Не потому, что у него там изо рта пахло или он слюни пускал, нет. Просто потому, что это был Давид. И мы с ним вполне взаимно друг друга не любили. А целоваться с нелюбимым мужчиной - это мерзко, знаете ли.
И да, я была и остаюсь эпатажной тварью, но, вопреки расхожему мнению, никогда не вела образ жизни постельного клопа. Я не сплю со всеми подряд. У меня даже парень был. Был, да сплыл. Не выдержал моего плотного графика, помешанности на работе и вечных сравнений.
Это, наверное, странно, сравнивать любимого человека с нелюбимым. С тем, кто бесит и раздражает тебя. Но я предпочитала думать, что сравнивала Домино не с Давидом, которого ненавижу, а с Давидом, которого любила. По себе знаю - быть в чьей-то тени, быть незамеченной и не оцененной - это чертовски сложно. Именно поэтому, когда поцелуй перерос грань шутки, я поспешила отстраниться и занять себя более насущной проблемой - прыщавым долговязым безвозрастным мужчинкой, которого явно перевешивала его камера, и немного мужиковатой, но весьма симпатичной телочкой с микрофоном.
- Ой, Давид у нас такая скромняжка! Наверное, он так же скромничает, когда в его гримерку ломятся влюбленные поклонницы! Что с них с бедных взять, правда?
Следом за агентом Красавчика закашливается Робби, и я делаю свою крокодилью улыбку еще шире:
- Да-да, конечно, никакая конкуренция не может заставить нас забыть о человеческих качествах, - правда, кобелина с короткой памятью?! - Нет войне, да любви, верно?
Ага, сейчас. Как бы невзначай, делаю шаг на камеру и, картинно запинаясь за порожек, опрокидываю на спину Давида остатки уже подостывшего, но порядком горячего кофе. С любопытством и недоумением наблюдаю за его конвульсивными телодвижениями, но недолго. Я же хорошая. Тут же бросаюсь к нему.
- Ой, прости-прости! - кажется, Робби уже готов меня четвертовать прилюдно, - Я такая неуклюжая! - этот шаблон любят во всех дешевых комедиях, а чем сегодняшний фарс от них отличается? Верно, ничем, - Как жаль, что ты уже не успеешь переодеться, ведь мы спешим к детям!
Всю дорогу до палаты с моих губ не сходит злорадная улыбочка, которую я ловко маскирую под виноватую - вот он плюс ангельской внешности девочки-пушинки. Только мое счастье от гаденькой и ничтожной победки тает, как невкусное мороженное, стоит мне только переступить порог по-больничному светлого помещения, когда на меня устремляется взгляд инопланетно-огромных глаз, занимающих, кажется, пол лица ужасно худенькой обритой наголо девочки, чинно сидящей на краю койки.
С этого момента я больше никого и ничего не вижу.
Совершенно на автомате я нахожу чью-то руку и сжимаю ее, всхлипывая. Правда, тут же отпускаю, понимая, чью именно ладонь сжала.
Нет, моя слабость не для таких бессердечных идиотов.
- Привет! Давай знакомиться! - я сносва улыбаюсь беззаботно, впархивая внутрь и бухаясь на кровать рядом с девочкой-птичкой, - Вот этот высокий дяденька - это когда-то популярный певец Давид Вудроу. А я Альма. А тебя как зовут, малыш?
- Она не говорит, - откашлявшись поясняет охрипшим голосом Симменс. Мне становится не по себе, но я чувствую тонкие пальцы на своем запястье и снова растворяюсь в болезненном наваждении. Ну его, этот ебаный ролик, как можно торговать эмоциями этих детей?!

Отредактировано Natasha Oswald (2015-12-10 14:37:43)

+1

9

[NIC]David Woodrow[/NIC][AVA]http://savepic.su/6527935.png[/AVA]
  Скромняжка?!  Если не целоваться с кем подряд в целом и всякими неадекватами в частности, значит - быть скромняжкой, то да, с гордостью подтверждаю - я именно такой. Только вот последующая фраза о фанатских набегах на гримерку была мне ничерта не понятной. То ли я что-то пропустил, то ли эта ненормальная уже так заигралась, что абсолютно перестала контролировать, что несёт, и несёт что попало; эдакий бот, рандомно подбирающий слова и как-то тупо и невтемно генерирующий "остроты". Я  так понимаю, правила нашей игры - бей первым, даже если невпопад; к такому меня жизнь не готовила - я привык оскорблять обдуманно, со вкусом и точными меткими ударами в солнечное сплетение души, так что уже заготавливал исключительное, охлажденное оружие - месть. Только это и помогало мне сохранять самообладание. Ну еще и то, что нельзя просто взять и вломить пиздюлей зарвавшейся мегере.
   Если бы можно было отключить все рефлексы, сохранить лицо в обществе Альмы мне было бы гораздо проще. Но мое тело среагировало на внешний раздражитель, послушно подпевая ее пакости - не успев даже толком отойти от места нашего старта, я резко затормозиил и инстинктивно выгнулся в спине - что-то горячее окатило меня меж лопаток и противной вялой теплой струйкой стекло к копчику.  Отвратительное ощущение.
   Соорудить на физиомордии такой оскал, чтобы не перепугать ребенка  в палате, медленно оглянуться на мерзавку и одними губами проговорить:
- Убью сссуку! - а на камеру лишь иронично мурлыкнуть: - Ничего, снимайте меня с лица, как-нибудь переживу. Что ж поделать, не всем от природы даны мозги, руки из плечей и грация...
   Это на самом деле очень трудное испытание - снимать видео с этой стервой в таком месте. Это почти как трахаться с проституткой в исповедальне. Не то, чтобы лично мне подобное претило, я не шибко верующий, но все же это святотатство в общем понимании. И продолжать думать о нашей войне миров, когда перед тобою -  воплощение ужасного поражения  человечества перед болезнью, кажется просто ненормальным, неестественным. И если по пути в первую палату я еще думал о том, как мне держать себя рядом с детьми, у которых куда более взрослые проблемы, чем у меня, то, оказавшись за порогом, уже больше не было нужды сколь-нибудь себя напрягать.
   Дурнота подступает к горлу, какая-то липкая паника захватывает в тиски все нутро, кто-то хватает меня за руку, но конкретно сейчас не имеет никакого значения - кто. Никакого. Значения. Даже если это Альма.
   Я мне могу, правда. Это слишком. Я могу улыбаться на камеру, когда мне херово, я могу скакать по сцене бодрячком, не спавши пару суток и изображать из себя самого счастливого человека, будучи готовым лезть на стену от зубной боли. Но продолжать делать вид, что все в порядке, находясь в таком месте, где на кровати сидит не по годам серьезная тень маленького человека, который, возможно, никогда даже не узнает, как это - быть взрослым физически... Я тяжело, почти что вымученно улыбаюсь. Пошла к черту, отмороженная идиотка. Можешь говорить что-угодно, я тебя не слышу.
  Но я не могу сдвинуться с места, в отличие от Альмы, которой, наверное, насрать с высокого полета на всё, кроме ее драгоценного эго. Конечно, давай, строй из себя клоуна, развлекай присутствующих, паршивая лицемерка.
  На ватных ногах я подгребаю к кровати девочки и присаживаюсь на корточки прямо перед нею.
- Да, когда-то я был популярен, - покорно соглашаюсь, даже на секунду не переводя взгляд на Альму, как-будто её здесь и нет. - А теперь я ОЧЕНЬ популярен, - мне стыдно, дико стыдно за мои слова, потому что они не должны были быть произнесены. Они характеризуют меня с еще худшей стороны, чем Альму - весь ею устроенный цирк. - Мы здесь, потому что хотим поддержать тебя и многих многих других детей. Тебе бы хотелось побывать на моём концерте? - девочка кивает. Хорошо, что она не восприняла всерьёз наш с Альмой обмен любезностями. Дети умеют не замечать недостатков взрослых и в этом их огромное преимущество перед нами. - Тогда обязательно выздоравливай и, перед тем, как прийти на концерт, позвони мне. Я оставлю тебе номер телефона. И я устрою тебе на самом лучшем месте. Хочешь сидеть на сцене? На краю сцены - сидеть и болтать ногами? Будешь мне подпевать? А я буду очень стараться в тот день, потому что у меня будет очень особенный слушатель!- почему-то всем кажется, что это охерительное место, но скажу честно - это не так. Там дико глушит музыка, да и на происходящее на сцене проще смотреть из зала, а не задирая голову.
  Я не верю в свои слова - в этом моя проблема. И мне от этого горько и мерзко. Посему - затыкаюсь, искренне надеясь, что Альма не преминет воспользоваться случаем и перехватить беседу в свои руки.
  Но я знаю, что Симменс сейчас просто раздувается от гордости и удовольствия - еще бы. Такой напряженный момент, камеры пишут каждое мимическое движение на наших лицах. Противно. Противно, потому что это - пиар ход, потому что нас сюда пригнали, как и многих других, наверное до нас. А еще, я очень надеюсь, что дети все же не перестали верить в искренность подобных нам лицемеров. Но что, если эти огромные глубокие глаза действительно видят и понимают ВСЁ?
Провалиться мне сквозь землю.

+1

10

[AVA]http://funkyimg.com/i/24GoH.jpg[/AVA] [NIC]Alma Young[/NIC]
Господи Иисусе, какая же он фальшивка! Как он может с таким проникновенным еблом нести такую адскую ахинею?! Обманывать детей, это ж, блять...
А-А-А-А-А! В какую-то секунду мне кажется, что вот сейчас я подорвусь на ноги и выбегу из этой ужасной палаты, от этого ребенка, глазами которого смотрит смерть и от этого насквозь выдуманного и простроенного пиарщиками образа, которым на самом-то деле является Красавчик-Давид. Апельсин, блять. Красивый снаружи и  гнилой изнутри. Как я ненавижу его в этот момент! Так сильно, что готова вцепиться когтями в его красивую рожу! Но камеры. Ебучие камеры обламывают весь кайф, и я только слушаю. Слушаю и улыбаюсь широко и нагло, как умею только я. "Очень популярный", блять! Не его ли его собственный агент ровнял с плинтусом еще буквально недавно, поясняя, что он-де сдал позиции и скоро скатится со своего персонального Олимпа кубарем под ноги бывшим фанатам? Лицемер хуев.
Но журналисты млеют, а девочка кивает и смотрит так серьезно, что я больше не решаюсь раскрыть рот. Мне кажется, ее взгляд просвечивает похлеще рентгена, и если я сейчас начну нести такую же слащавую хуйню - она поймет, какая я лгунья.
В кои-то веки в своей жизни не хочу быть лгуньей.
Один - ноль в твою пользу, Давид. Радуйся, с-сука. Недолго радоваться будешь.
Я помогаю девочке перебраться на инвалидное кресло. Ее тело почти ничего не весит. И этот въедливый больничный запах! В какой-то момент мне становится плохо, но я иду дальше. Мы заходим еще в пять палат, и в каждой нас ждет маленький больной ребенок с глазами старика. Я щучу, изредка несерьезно подкалываю Давида и думаю о том, как сегодня вернусь домой и напьюсь. Но сначала напишу новую песню. Про эти тонкие руки, и про прозрачные окошки глаз, через которые, кажется, можно заглянуть в загробный мир, и...
- Робби, а куда дальше-то?
- В лего-лэнд, я разве не говорил?
Нет, он, наверное, говорил, это просто я выкинула из головы, как совершенно ненужную информацию. Значит, парк развлечений. Глядя в спину Давиду, идущему за руку с прихрамывающим мальчиком лет восьми, я с особым цинизмом рисую в воображении, как выталкиваю Красавчика из кабинки русских горок на самом крутом вираже, или "случайно" роняю на него какой-нибудь особенно увесистый кирпич. От этого становится немножечко легче.
Чуть отставая от остальных, я вдруг чувствую прикосновение и к своей ладони. Тонкая-тонкая ручка. Давешняя девочка-птичка на инвалидном кресле. Я одобряюще сжимаю хрупкие пальчики и хитро-хитро улыбаюсь.
- А ты любишь шутить, малыш? - кивок, - А давай пошутим над дядей Давидом? - раздумья, неуверенный кивок, - Не бойся, ему тоже будет весело!
Пусть, сука, только попробует показать, что ему НЕ весело!
Мы грузимся в пати-бус и направляемся к парку. Я веду себя максимально тихо - продумываю, чем бы таким еще "одарить" этого проклятого лицемера, как именно "пошутить", и тут Робби поднимается и протягивает мне микрофон караоке.
- А давайте, пока мы едем, вы споете детям. Дуэтом, - это, сука, не вопрос. Это даже не утверждение. Это угроза. Мол, Альма, только попробуй не согласиться.

0

11

[в архив]: нет игры месяц

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Дорогая передача!