vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Redhead trouble


Redhead trouble

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Fletcher / Max
октябрь 2015
Когда ты живешь, фактически, на чердаке пятнадцатиэтажного здания, захлопнувшийся балкон может стать крупной проблемой.
Когда ты живешь на четырнадцатом этаже пятнадцатиэтажного здания, свисающие перед твоим балконом голые волосатые ноги выглядят немного странно.
Зато вечер обещает быть весьма занимательным.

Отредактировано Fletcher Purefoy (2015-11-26 17:51:29)

+2

2

Пара слов о том, как проходит день Флетчера Пьюрфоя.
Подъем в семь. Зарядка. Завтрак. Упражнения на дикцию.
Утреннее метро во всей его прелести и очаровании.
Утренний кофе в офисе конструкторского бюро. Чертежи, обсуждения, расчеты.
Деловые встречи, сменные галстуки, обсуждения, рабочие обеды.
Вечерние звонки, опять метро, душ, кофе и, непременно, "прогулка" на балконе.
Да, это уже из разряда, дурных привычек. В Дублине я настолько привык проводить много времени на свежем воздухе, что теперь, даже спустя четыре с лишним года, не пытаюсь лишить себя удовольствия полюбоваться городом с высоты пятнадцатого этажа.
Вы не подумайте, я не курю. Я просто выхожу на балкон. С книгой, или чашкой кофе, но никогда не с телефоном. Последний успевает набить оскомину за день и остается внутри квартиры, тогда как я хоть пятнадцать минут, но провожу снаружи.
Так выглядит почти каждый мой день. И сегодняшний тоже, правда, за небольшим исключением. Обычно я дышу  свежим воздухом, а потом возвращаюсь. Но сегодня что-то пошло не так.
Ничто не предвещало беды, когда я, как обычно, вернулся домой с работы усталый, но довольный. Все те же стены, все та же обложенная персиковой плиткой ванная, успевающая окончательно остыть, пока я дочитываю очередную "ну это последняя" главу. Все тот же темный махровый халат, который проехал со мной через полмира из Ирландии в США. Могу же я иметь некоторые неискоренимые привычки? Хоть немного, но я англичанин, а они так любят ритуалы.
В этот раз я даже не завариваю себе кофе, а незамедлительно - голова и просохнуть не успела, - устремляюсь на родной балкон. На улице так тепло, а в поле зрения нет больше любопытствующих окон, и мне становится немного лениво одеваться. В конце концов, кому какая разница, в чем один совершенно среднестатистический житель города любит дышать свежим разреженным воздухом?
В общем, это была моя первая ошибка.
Второй ошибкой было забыть проверить защелку, блокирующую автоматическое закрытие двери.
Третьей ошибкой, как мне показалось уже спустя пять минут, было купить лофт в пятнадцатиэтажке.
Дело в том, что у меня нет соседей по этажу. Мой лофт занимает весь чердак старого здания. Есть только соседи сверху - редко залетающие на крышу голуби, и снизу - люди, которых я даже не знаю.
- П-попал...
Да, я, определенно, попал. Телефон, как я уже говорил, всегда, без исключения, остается внутри. Он внутри, я снаружи, окон напротив не существует в природе, и пожарной лестницы... тоже нет. Увы. Попытка кричать "помогите" с высоты пятнадцатого этажа кажется очень дурной идеей. Но лучше дурные идеи, чем стоять без дела и не знать, как выйти из сложившегося, казалось бы, безвыходного положения.
- Эй! Ээээй! Помо... - от волнения ли, от ветра ли, но горло перехватывает, и вместо крика слышится какое-то задушенное мяуканье. Шансы на спасение из столь нелепой ситуации стремительно падают.
"Что делать? Что же делать-то?" - набатом бьется в голове. В отчаянии я перегибаюсь через перила и обнаруживаю, что балкон соседей не так уж далеко. Если аккуратно перелезть и ухватиться за красивую, но отнюдь не декоративную кованую конструкцию... Если спустить ноги...
Есть шанс удачно приземлиться на чужой балкон.
Что я буду делать дальше - я не думаю. Просто переношу ногу за перила, молясь всем богам на свете приземлиться этажом ниже, а не пятнадцатью.

+2

3

Бестолковый выдался день.
   Нехитрое дело - принять решение, даже если оно далось с большим трудом. И совсем иное - настроиться и действовать в согласии с этим решением. Не буду лукавить - не так-то просто мне далось прийти к выводу, что на самом деле необходимо не просто "что-то" менять, но менять прктически все. Да, когда я наконец сказал себе, что по окончании судебных процессов Салливана, Гордона, Морриса и Тако покончу с адвокатской практикой, я ощутил некоторое облегчение. Хотя, что скрывать - я едва ли не впервые в жизни осознал весь смысл слов "выросли крылья"! Мне кажется, я иными глазами посмотрел на этот мир, как мальчик, только заканчивающий старшую школу и взволнованый тем, сколько дорог перед ним открыто.
   Но теперь это решение тяготило меня. Особенно остро я ощущал это, находясь в конторе, ведя скучные шаблонные беседы с моими клиентами, по сотому разу перебирая бумаги с полученными от них и от свидетелей сведениями. С одной стороны, какое-то почти мальчишеское нетерпение производило процедуры иглоукалывания в мой зад, и я подумывал, что мне предстоит чудовищно, просто нестерпимо много таких часов на ненавистной ниве юриспруденции. С другой стороны тут же напоминала о себе моя боязнь перемен, совсем чуть-чуть не дотягивающая до реальной фобии, и я начинал усердно и сосредоточенно, как и все, что я делаю в этой жизни, паниковать. Сейчас я - Максвелл Гаал, довольно неплохой адвокат, которому всегда сулили сказочные гонорары, если только я научусь изолировать от работы собственные представления о справедливости. Я знаю, что я такое, я знаю, где я буду завтра. Знал всегда. Знал раньше. А теперь, выходит, я пообещал себе новую жизнь, о которой представления имею столько, сколько...нисколько. Я не знаю, чем я буду заниматься и хватит ли мне на ту жизнь, к которой я привык (я не гуляка и не мот, но мне непривычно думать о деньгах, как о чем-то, чего может не быть). Я не знаю, что я такое буду завтра, но это что-то совершенно определенно не начинается на "ад" и не заканчивается на "вокат".
   Собственно, потому мой день сегодня и удостоился кубка бестолковости - я, как никогда раньше, с трудом уговаривал себя сосредоточиться на деле, отвекался по любому поводу, а в разговоре с Моррисом, вместо того, чтобы задавать нужные (нудные) и важные воп6росы касательно его дела, я с энтузиазмом погружался в увлекательный мир мужского стриптиза. Нет, стриптизером мне точно не быть - я и для себя-то девушек клею, как просроченный и разбавленный соплями клей, а тут надо блистать так, чтобы тебя захотела целая толпа. Дрыщей типа меня, увы, им и в жизни хватает, так что моя карьера стриптизера была уничтожена еще в зародыше.
   На перерыве я начал изучение справочника вакансий. Приуныл.
   Исключил себя в качестве автомеханика, поставил вопросительный знак около актера (может, во мне умирает гений лицедейства, как знать?), антрополога, арбитра и афериста рассмотрел лишь в общих чертах, по привычке решил узнать, чем закончится эта книга, и, перкочив в конец, заключил, что задатки ясновидящего у меня точно есть - я ясно увидел, что черпаю воду вилкой и чуда не произойдет.
   Так что домой я вернулся в полном смятении. Я, конечно, неисправимый оптимист, поэтому успокоил себя тем, что в запасе у меня есть некоторое время, так что я все же могу позволить себе подождать с моря погоды, свиста рака на горе, акробатического шпагата русалки и прочих чудесных знамений.
   Стоя на балконе с чашкой молочного оолонга, я задумчиво втыкал на фото в телефоне. Я сфотографировал Её издалека, поэтому угадать в размытых пикселях кого-то определенного можно было, лишь конкретно и хорошо зная "модель". Но я слишком отчетливо помнил и предтавлял себе Её черты, чтобы нуждаться в такой ерунде, как четкость снимка.
   И тут мне на плечо опустилась чья-то рука.
   Вот ты вроде бы взрослый человек, во время триллеров и бровью не ведешь и на расчленнку не жмуришься, но знаете... Жутковато. Жутковато ощутить на себе чье-то прикосновение, когда ты живешь один. И просто пиздец как внезапно и стремно его ощутить, кога ты стоишь спиной к балконному заграждению, прислонившись к нему. Я не стал действовать в духе американских ужастиков, где с логикой еще хуже обстоят дела, чем с актерской игрой. Не стал спрашивать "Здесь есть кто-нибудь?" и медленно поворачивать голову, чтобы маньяк/зомби/прочая злобно_дышащая_в_затылок хрень наверняка успела откусить мне ухо. Я рефлекторно отпрыгнул в сторону, умудрившись в прыжке развернуться лицом к...ногам?! Похер, что оорлонг с кружкой бросили меня в столь ответственный момент. У меня тут, понимаете... НОГИ за балконом телепаются! Я не успел ни о чем подумать, как уже мертвой хваткой держал их за щиколотки... Птицы вот на юг каждый год улетают, а дикие ноги не каждый раз у вас за балконом гнездятся! Ноги, кстати, оказались абсолютно живыми, что заставило меня все же их отпустить и проследить, откуда они, как говорится, растут. Беглый секундный осмотр показал, что растут они из вполне стандартных мест и даже имеют законного владельца.
  - Парень, прости, но я тут, видишь ли, чуть не обоср... А впрочем, неважно, кофе будешь? - точно. Мне нужно работать клоуном.
  Меня все еще слегка телепало после прикосновения ноги, а когда меня телепает, я могу нести такую чушь...

Отредактировано Maxwell Gaal (2015-11-30 10:39:24)

+2

4

Я, откровенно говоря, совсем не поклонник фильмов ужасов, и уж точно не стал бы спускаться в темный подвал и спрашивать "здесь кто-нибудь есть?", когда звучит тревожная музыка. Но я как-то и не думал, что моя жизнь в данную конкретную минуту может походить на триллер. Ситком? Да. Фильм-катастрофа? Вполне возможно. Но ведь все события триллеров разворачиваются ночью...
Поэтому я совершенно не ожидал, что НЕЧТО схватит мои ноги, стоит только перегнуться и повиснуть на ограждении, поэтому мне стоило колоссальных усилий не взвизгнуть и не отпустить руки. Хотя, наверное, сейчас у меня не получилось бы сделать ни то, ни другое. Руки свело судорогой. Кажется, это называется "мертвая хватка"$ а голос исчез напрочь. Говорят, заикание лечится шокотерапией. Верю. Эффективный метод. После грамотно примененной шокотерапии пациент не заикается. Он просто больше не говорит.
Когда НЕЧТО отпускает мои закоченевшие ноги (так же внезапно, как и схватило), я перевожу дыхание и, отбивая зубами дробь, шепчу:
- П-п-помогите...
Вряд ли меня кто-то слышит, но этажом ниже, как раз где-то под ногами, раздается:
- Парень, прости, но я тут, видишь ли, чуть не обоср... А впрочем, неважно, кофе будешь? - вежливо воздерживаюсь от комментария, что тоже чуть не украсил балкон и тротуар неживописными и неаппетитными узорами, но все-таки нахожу в себе силы скользнуть чуть ниже и примоститься голыми ступнями на поручень нижнего балкона.
- Н-не м-могли бы вы мне поооо-помочь?
Я как-то не подумал, что для того, чтобы попасть на чужой балкон, мне нужна либо подстраховка, либо нужно хорошенько раскачаться. Только сейчас я, наверное, понимаю, что мне грозит в скорейшем времени не очень длительный полет и громкий удар об землю. Но я этого, наверняка, уже не почувствую. Эта мысль заставляет меня затрепыхаться в отчаянной попытке все-таки раскачать непослушное тело, и немного возвысить голос:
- П-п-п-помогите!..
Я уже чувствую, как скользят пальцы, а вместе с ними и сердце медленно соскальзывает куда-то в желудок, где начинает трепыхаться, вызывая болезненный спазм. Дернувшись всем телом еще раз, я чувствую, как мои щиколотки снова обхватывают чьи-то руки и тянут вниз и в сторону. Чувствуя себя весьма неустойчиво и так же неуютно, я плотно зажмуриваюсь, и, тихо помянув Деву Марию, разжимаю вспотевшие ладони...
...обрушиваясь вниз. Но не на тротуар, а все-таки на соседский балкон.
- М-матерь Б-божья...
Кажется, я не чувствую руки. И ноги. Они живут какой-то своей отдельной жизнью. Крупно дрожа и выражая протест. Они не хотят помогать мне подняться. Они хотят лежать спокойно на этом безумно удобном балконе. Нет. Они никуда не пойдут. Нет, если тебе так надо куда-то, то ползи без них. Им лень.
- Ппп-п-п...- я делаю глубокий вдох и для начала пытаюсь сфокусировать взгляд. Получается так себе, и только с пятой попытки.
- П-п-п... - у соседа добродушное лицо и большие красивые уши. Да это самые красивые уши, которые я видел в жизни!
- П-п-п-р... - о, прогресс!
- П-п-роститете за в-вторжение! М-м-м... - смелее, смелее, ты можешь! - м-можно я воспользуюсь вашей уборной?

+2

5

Вообще, лезущее к тебе через балкон человеческое существо - это к ограблению. Примета такая. Но в данном конкретном случае от парня, так напугавшего меня своими конечностями настолько не пахло опасностью, насколько это вообще возможно. Более того, его тонкие ноги, одиноко болтающиеся за перилами и так отчаянно ищущие себе опору выглядели довольно беззащитно - кажется, стоит только дёрнуть или пощекотать пятки - и вот вам мокрое пятно под домом. Я не сразу сообразил, что это хриплое сбивчивое шипение - мольба о помощи, но когда все же расслышал более развёрнутую версию этой же просьбы, подумал, что мог бы и сам сообразить, что парень явно не проветривается и не просушивается после стирки таким вот опасным для жизни способом. Мне в какой-то момент стало даже страшно и внутри все слегка дребезжало, но не потому, что в памяти все еще было живо воспоминание о прикосновении зловещей ноги (отличное название для ужастика, кстати!), а потому что я очень живо представил себе, чего сейчас может стоить секунда моей растерянности. Я не совсем представлял себе, как можно наиболее безопасно затащить на балкон парня, но точно знал, что, если буду держать его крепко-крепко за щиколотки, шансов на выживание у него нет-нет, да прибавится. В голову лезли то излишне фантастические, то излишне трудоемкие варианты, требующие к тому же времени, которого, судя по отчаянным просьбам молодого человека, у нас не было.
   Я не знаю,мне сложно воспроизвести в памяти, как именно  и в какой именно момент это произошло, потому что события как-то перемешались, станцевали массовый ритуальный танец, но всё в один момент закончилось. Предполагаю, что не без моего участия, но я действовал интуитивно, не особенно анализируя происходящее и не строя долгоиграющие стратегии (да, я мастер таких дел, но, боюсь, в такой ситуации куда более ценным оказался талант по-черному импровизировать). В конце-концов он, вероятно, отяжелевший от напряжения, бухнулся на мой балкон. Я с облегчением выдохнул и с любопытством уставился на нового знакомого. Да, не только его ноги выглядели безобидно - мой гость был из тех ребят, которые никогда не станут бить тебе морду, разбушевавшись в баре. Рыжий, вызывающий к себе беспричинное ощущение доверия, молодой мужчина, примерно одних со мной лет, чем-то так неуловимо напоминающий мне меня самого, что я на каких-то несколько секунд форменно подвис.
- М-матерь Б-божья...
- Эм... Не совсем. Скорее, отец. Но вообще, можно просто Макс, - отвечаю я на довольно своеобразное выражение облегчение со стороны Рыжего незнакомца. Хотя, в целом ничего удивительного - в страхе и в предвкушении конца жизни люди часто вспоминают святых. Но я ж буду не я, если просто представлюсь и оставлю без внимания какой-нибудь бросающийся в глаза каламбур, да-да.
  Он, видимо, пребывает все еще в некотором шоке, потому что не спешит принять вертикальное положение, и я дружелюбно протягиваю парню руку. Интересно, это он с перепугу-то начал так заикаться? Жаль, что в числе моих недостатков нет такой наглой бесцеремонности, которая позволила бы мне задать этот вопрос.
  Знаете, так бывает, что симпатия возникает к человеку просто так - и нет, я не говорю о каких-то, прости господи, гейских замашках. Я не то, чтобы гомофоб, но для меня люди нетрадиционной ориентации - как инопланетное существо, которое я вряд ли смогу когда-нибудь понять, так что нет, это была простая человеческая симпатия. Я и сам, скажем прямо, не принц на белом коне, и далек от всяческих журнальных шаблонов, так что этот чудак, ниспосланный мне с этажа выше, рыжий, исцелованный солнцем по самое "не могу", судя по обильной россыпи веснушек, просто обязан был закрепить со мной приятельские отношения. Давно хотел завести себе друга, кстати, потому что, какими бы близкими ни были наши отношения с Романой после разрыва, они неизбежно закончат свое существование - и, сдается мне, произойдет это в ближайшее время, судя по возникающей между нами напряженности в последние несколько встреч (и нет, я не верю, что это напряжение возникло из-за того, что я загулял в гости в четыре часа ночи. И не потому, что открыл двери своим ключом. И не потому, что я был с топором и называл её любовника бананасом). И кто бы мог подумать, что он вот так буквально свалится мне на голову - человек, который просто ну идеально вписывается в образ хорошего приятеля?
  Помогаю парню подняться и киваю в сторону комнаты:
  - Ничего оригинального в планировке моей квартиры нет, так что, думаю, не заблудитесь. Милости прошу, - и, с прискорбием отмечая, что мой оолонг к жизни уже не вернуть, отправляюсь по новой ставить чайник.

Отредактировано Maxwell Gaal (2015-12-14 19:43:54)

+1

6

Ноги все так же мелко дрожат, но зато я с первой попытки умудряюсь протянуть руку и ухватиться за добродушно протянутую ладонь. И даже подняться, хотя тут же предпочитаю схватиться за дверной косяк. По двум причинам - а) колени меня не держат; б) я подспудно боюсь, что и эта дверь коварно заскрипит и захлопнется, и вот уже акробатические номера, достойные какого-нибудь цирка, придется проделывать вдвоем, а с меня на сегодня хватит эквилибристики. И на завтра. И на послезавтра. И вообще, вернусь домой - поставлю двойную ручку, чтобы и снаружи, и изнутри открывалась.
Владелец квартиры высокий, приблизительно одного со мной роста и комплекции. Зовут, значит, Макс. Я мысленно хлопаю себя по лбу, крича вдогонку удаляющейся спине:
- Приятно п-познакомиться! М-меня зовут Ф-флетчер, - только после этого решаюсь отлипнуть от проема, подозрительно косясь на коварную балконную дверь, поплотнее запахиваю халат и шлепаю босыми ногами в квартиру. Планировка мне не знакома, что и логично с учетом того, что у меня в квартире такого огромного количества стен и перегородок нет. Но спрашивать у хозяина жилища как-то неудобно, к тому же я чисто географически представляю, где должен находиться санузел.
Надо же, угадал.
Через минуты три, поплескав ледяной водой во все еще болезненно пылающее лицо, я покидаю островок спокойствия и умиротворения, устремляясь на запах свежезаваренного чая и звук гремящей посуды, по которому, чисто теоретически, могу отследить своего гостеприимного хозяина. Надеюсь, в таком виде я не напорюсь на его жену или того хуже - дочь. Я же не знаю, есть у него семья, или нет. Не хотелось бы вот таким нелепым способом - актом непреднамеренного эксгибиционизма - подставить нового знакомого, спасшего, не побоюсь этого слова, мою жизнь.
Но нет, по дороге туда, где, предположительно, и находилась кухня, я не встретил впечатлительных дам. Не впечатлительных - тоже. Вообще никого не встретил, а хозяина квартиры нашел там, где и предполагал - колдующим над чашками с ароматным напитком.
- Эм... Еще раз п-прошу прощения за вторжение. М-моя балконная дверь захлопнулась, - при воспоминании об этом рядовом, на первый взгляд, происшествии, меня передергивает, а спину тут же пересекает стадо мурашек, - а у м-меня студия, соседей к-кроме вас - снизу, и нет. Вот. П-пришлось. Спасибо за п-помощь!
Мнусь на пороге в кухню, но недолго, так как меня, слава Господу - приглашают присесть. От двух мыслей становится дурно - что придется долго стоять, так как ноги все еще ходят ходуном, хотя уже не так заметно, или что меня пригласят выпить чаю на балкон. Я и на свой-то теперь вряд ли еще с месяц выйду.
Правда, меня больше волнует другой вопрос - как я теперь вернусь в квартиру. Ведь у меня нет привычки таскать ключ от входной двери в кармане халата, а дверь, на секундочку, бронированная! Когда-то, зная, что Рири подрастет и будет приезжать на полгода жить у меня, я серьезно озаботился безопасностью своего холостяцкого гнезда. Хорошо, что решетки на окна не додумался поставить, а то мой слегка попахивающий труп нашли бы только через месяц, и то - не факт... Или пришлось бы долбить дыру в полу подручными средствами. Или специально залить вот этого самого соседа снизу, или...
Господи, какое счастье, что хоть это позади! Но бронированная дверь...
- Ума не п-приложу, как теперь попаду домой.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Redhead trouble