vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ЯКОЕ ХОЧЕШЬ.


ЯКОЕ ХОЧЕШЬ.

Сообщений 21 страница 28 из 28

1

http://funkyimg.com/i/24Z3C.png
Damian Wolski & Eams Fitzgerald & Noel Mitchell

Середина августа 2015

+2

21

Помню, как однажды я сидел в ресторане с мистером Робертсом, который лениво потягивал из бокала Барона де Милона и пристально наблюдал за тем, как я старательно пытаюсь открыть мидию. Он усмехнулся, предложил отложить приборы в сторону и осмотреться по сторонам. "Выбери женщину, которая, как тебе кажется, достойна лечь с тобой в постель," - предложил он. Это был один из первых наших совместных ужинов и мужчина пытался получше узнать и прочувствовать меня. Он говорил, что я довольно интересный персонаж с огромным скрытым потенциалом. Тогда я предпочитал просто бездумно внимать его слова и беспрекословно подчиняться каждой его просьбе. Поэтому тогда я послушно отложил нож на край тарелки и рассеяно осмотрелся вокруг. Как парень с довольно заниженной самооценкой, который никогда не воображал себя писаным красавцем и сердцеедом, я всегда считал себя достойным только для какой-нибудь провинциалки, не более. Мистер Робертс только отмахнулся и сказал, что такому привлекательному молодому человеку как я, просто глупо растрачиваться на уродливых женщин и серых мышей. Я искренне не понимал того, где же он смог отыскать во мне красоту, но все же пытался поверить ему. С тех самых пор моя самооценка стала расти только вверх, а с ними и ползли мои требования ко внешности женщин. Теперь я стал понимать, что могу с легкостью утащить в постель не только провинциалку, но и пышногрудую даму за соседним столиком. Тогда же мистер Робертс открыл для меня гомосексуальную связь, подталкивая к парням как к объектам, которые в силу своей физиологии лучше понимали искусство любви и могли доставить намного больше удовольствия, нежели женщины. Я открывал мир заново и не мог понять, как раньше я жил без желания быть ублаженным мужчиной. Наверное, это сказывались на мне отголоски воспитания моих родителей, которые были достаточно суровы к представителям гомосексуальной ориентации. Именно поэтому я до сих пор не представил им Имса. Это был бы удар для них как людей, которые надеялись дожить до появления внуков и даже правнуков.
И вот прошло время, я встретил Имса. Нет, я не скажу, что он с первого взгляда покорил меня своей неземной красотой, ведь в первую нашу встречу он был скорее похож на боксерскую грушу. Но что-то меня привлекло в нем и заставило стать его ангелом-хранителем. Хотя ангельского у меня было ровно столько, сколько вообще могло быть у человека, который без малейшего угрызения совести хотел трахнуть полуживого британца на собственном диване.
Встреча с Ноэелем была куда более обыденной. Мы встретились на званом ужине одного влиятельного человека. Митчелл сразу запал мне в душу и я не смог устоять перед соблазном утащить при первой же возможности его прекрасное тело за угол и прижать к стенке. Я был слишком пьян и возбужден, чтобы тратить время на прелюдии в виде знакомства и милых бесед.
Наверное, мистер Роберс бы гордился моим сформировавшимся вкусом на мужчин и похлопал меня по плечу в знак того, что я очень преуспел в этом деле. Жаль, что я никогда не смогу познакомить его с британцем. Они бы нашли общие темы для разговоров, ведь мой "учитель" был ценителем качественных полотен.
- Я знаю к нему подход, - хмыкнул я, а на лице расплылась кошачья улыбка. Я весь горел от предвкушения того, что судя по всему, ожидало меня этой ночью. Ведь уговорить Фитцжеральда было довольно легко, если знать как подойти к данному вопросу и преподнести информацию в лучшем виде, - он просто не сможет отказаться.
И вот мы слегка навеселе [а я особенно], подходим к дому, а затем к двери в мой пентхаус. Меня нисколько не удивило, что мужчины так легко нашли кратчайший путь, ведь каждый из них бывал здесь не один и даже не два раза. Особенно, конечно, Имс. Ведь во времена расцвета нашего бурного романа я частенько укрывал его в своих стенах, когда нам хотелось побыть вдвоем. Это была наша маленькая крепость похоти и романтики.
Руки не слушались. Я слегка помотал головой и прищурил глаза, чтобы выбрать из связки нужный ключ. Благо мужчины был терпеливы и с пониманием отнеслись к тому, что ключ почему-то отказывался попадать в замочную скважину и всячески увиливал от нее куда-то вбок.
- Добро пожаловать, - я наконец-то распахнул дверь своего пентхауса и пригласил мужчин войти во внутрь. Признаться, я не ждал гостей, поэтому дома у меня был легкий беспорядок в виде нескольких грязных тарелок на столе в кухне, банное полотенце на спинке дивана в гостиной и прочей мелочи, которая создавала атмосферу настоящего холостяцкого гнезда. Имс принципиально отказывался переезжать ко мне, поэтому даже несмотря на наличие партнера, мое жилище можно смело называть холостяцким.
Мужчины довольно быстро рассредоточились. Имс направился к бару, где прятался его любимый джин, а Ноэль расположился на диване. Присутствие теплой обстановки и дружеского настроения располагало к тому, чтобы я смог наконец-то расслабиться и перестать переживать за прошлое.
Я немного размял шею и присел рядом с Ноэлем, моя рука легла к нему на колено и стала медленно ползти вверх. В голове вспыхнула яркая картинка нашей совместной ночи несколько месяцев назад, которая просто перевернула внутри меня все вверх дном и я почувствовал, как внизу живота стало нарастать возбуждение. Меня отвлек шум, который донесся из кухни и я быстро убрал свою ладонь. Меньше всего мне сейчас хотелось нарываться на скандал.
- О, самый лучший бар, правда? - я обернулся, чтобы посмотреть на Фитцжеральда, который стоял под аркой, что вела на кухню, - ты мне льстишь! - я немного рассмеялся и легонько хлопнул себя по коленям, - конечно нет, Имс, мы настроены только на веселье! - я перевел взгляд на Ноэля, - правда? - я широко улыбнулся, встал с дивана и подошел к Имсу. Приобняв его одной рукой за талию, я приблизил свое лицо к его и нежно прикоснулся к его губам. Я знал, что это поможет ему немного расслабиться.
Моя рука обвила его талию, а после стала медленно сползать к его ягодицам.
- Имс, - шепотом выдохнул на ухо британцу, - я так хочу тебя, - вновь шепотом произнес я и сжал пальцы, - может, мы бы могли, - ладонь стала скользить по упругой поверхности, - мы бы могли это сделать прямо сейчас, Ноэль не против, Имс, - свободная рука легла на пах Фитцжеральца, - ты, я и он, тебе понравится.

+2

22

Митчелл прислушивался к своим ощущениям, и определенно все, что он чувствовал это то, как он был пьян, взбудоражен, и возбужден. И еще не мог поверить в то, что Дамиан предложил, и в то, что Фитцжеральд может согласиться. Уж что-то, а брюнет, как наверняка, как и многие другие испытал на себе дар убеждения. Сам мужчина уже не помнил, когда последний раз занимался сексом больше, чем с одним мужчиной, и занимался ли. Если уж это и было, то скорее всего ооочень давно, что даже немного огорчало. Но и Ноэль не был бы Ноэлем, если б не ориентировался так сказать на месте, и не схватывал всё на лету. Особенно когда такое.
Расслабившись на диване, он заинтересованно оглядывал то квартиру, то Вольского, то, кхм, кажется самую аппетитную часть Имса, пока тот доставал выпивку видимо из бара.
Главное не перебрать, а то потом нечем будет "обучаться", - весело фыркнув своим мыслям, сделал очередной глоток, опять осматривая помещение, вспоминая былые времена. Не успев толком улететь в долину воспоминаний, чувствует как чужая рука заскользила вверх по ноге к паху. Тело мгновенно реагирует на откровенную провокацию с его стороны, оставляя мозг трепыхаться вместе со всеми его мыслями в одиночку, которые опять прерывают, но в этот раз это уже делает Имс. И если бы не своего рода обещание, уверение Дамиана, что ему удастся уговорить галериста, и по совместительству его парня, Ноэль скорее всего не сдержал б разочарованного стона. Но, в конце концов, цель оправдывает средства, не так ли?
- Правда? - и как примерный мальчик, ну или почти примерный, поддакивает Вольскому, внимательно смотря на Фитцжеральда, и насколько это, возможно широко улыбаясь, пуская в ход своё обаяние. И если после такого тот будет держать оборону, то придется попросить не использовать его магию вне Хогвартса.
Иии вообще, арестовать за это, - а в голове тут же проносятся картины отнюдь не детского рейтинга. Арест, наручники, все дела...
Тряхнув головой, и отогнав непрошеные мысли, наблюдает за действиями блондина, и то, как он методично, и, по всей видимости, успешно, соблазняет Имса. У Ноэля оставалось два варианта действий либо подождать еще, дождавшись согласия в любом его виде, либо же ускорить время принятия решения, положительного решения. Нарастающее давление в брюках кажется уже решило за своего хозяина. Их поцелуй завел, как никогда в жизни, и архитектору даже пришлось скрестить ноги, невольно зажимая свой член. По спине бегали мурашки, от желания присоединиться к ним. Брюнету только и остается медленными шагами подбираться к парочке, подходя к Фитцжеральду сзади.Сначала задумчиво проводит указательным пальцем по торсу, словно давая понять, что отступать некуда. А после словно зеркальное отражение повторяет движение Дамиана, положив руки практически поверх его на талию Имса, прижимаясь к нему как можно плотнее, упираясь возбужденным членом. Один только вид этих прекрасных мужчин, будоражит и притягивает. Теперь Имс оказался чуть ли не зажат между Митчеллом и Вольским.
В голове бьется мысль «хочу».
Ноэль прижимается губами к коже на шее к Фитцжеральду, языком словно в такт действиям Вольского, ласкал его шею, облизывая ее, и чувствительно покусывая, а после опять оставляет почти невесомые поцелуи на месте укусов. Трется об него, обжимаясь и мурлыкая, как кот под валерьянкой. Пальцы юрко скользят под пояс брюк, и не спеша выпускает рубашку, забираясь ладонями под неё, вместе с тем еле слышно шепча на ухо какие-то глупости, непристойности, и прикусывая за мочку. Еще немного и выдержки Ноэля не хватит, чтобы вот так сдерживаться. Но пока он не будет уверен в том, что все правильно, и Имс сдастся, Митчелл не хочет переходить к более активным действиям. А пока пальцам нежно гладит горячую кожу на торсе под рубашкой, одновременно с этим продолжая покрывать изгиб шеи поцелуями, потираясь пахом о ягодицы, на которых блуждали и гладили руки Дамиана.
- Ты же не откажешь нам? - чуть насмешливо соблазнительным шепотом произносит Митчелл над ухом мужчины, обжигая своим дыханием.

+3

23

He takes your face and positions it to take your mouth
You bite, you bite to excite yourself
He wants the color of you to wear and feel alive
So you bite and I'm awake and I'm the slave tonight

Я очень вовремя успел отставить стакан, на какую-то поверхность, потому что Дамиан в один момент оказался передо мной. То, что я не заметил, как он подошел, говорило о том, что я наконец опьянел. В самом начале, когда я действительно напивался, у меня немного замедлялась реакция и появлялась ленивая рассеянность, которая со следующим стаканом алкоголя улетучивалась. Но это состояние являлось неким индикатором степени моего опьянения. Значит, я иду по правильному пути.
Все было слишком сексуально и напряженно. Если бы здесь не было Ноэля, я бы не сдерживая себя залез на Дамиана. Я бы не задумывался о последующем состоянии его рубашки, пока пытался бы расстегнуть, но я примерный джентльмен. В присутствии других людей я даже редко целую своего партнера откровеннее, чем в щеку или легкого, короткого прикосновения к губам. Не всегда приятно видеть, как гетеросексуальные пары поедают друг друга, а тут еще и геи. Но Вольский сейчас, судя по всему, был совершенно другого мнения. Его руки быстро обвили мою талию, и вот он уже горячо шепчет мне на ухо, как хочет меня. И знает ведь, подлец, что меня возбуждает шепот на ухо. По шее пробежали мурашки, от чего я немного повел головой и прикрыл глаза, шумно выдыхая через нос.
Не чрезмерно высокое содержание алкоголя в моей крови, никаким образом не сказывалось на возбудимость. Я не один раз слышал истории, в которых мужчины жаловались на то, что в пьяном состоянии они становятся плохи в постели. Со мной этого не случалось, ни в молодости, ни в данном возрасте. Видимо, мой организм достаточно стойкий.
― Дамиан, ― тихо проговорил я, медленно облизывая губы, обнимая его в ответ за шею и легко дотрагиваясь щекой щеки. Он откровенно клеился ко мне, при наличии нашего друга в этой же комнате. Мне стоило бы его отчитать и только я захотел раскрыть рот, чтобы остановить поляка, он сделал рискованное предложение, а как аргумент положил ладонь мне на задницу, а следом и на ширинку, чем вызывал очередной шумный выдох, который уже сопроводился тихим стоном.
― Ты свихнулся, пан Вольский, ― фыркнул я, теперь ощущая, как сзади ко мне прижался Ноэль. ― У вас против меня заговор, как я понял, ― губы Митчелла легки на мою шею. Любые ласки моей шеи, как и моих запястьев можно причислить к запрещенному оружию. Это две мои самые чувствительные эрогенный зоны. Я быстро возбуждаюсь, когда их ласкают, а противостоять возбуждению я не могу.
В моей молодости чего только не было. Для моих близких не секрет, что она была очень бурная. Принимая наркотики и бухая в таком количестве, как делал это я, иметь половую связь с кем подряд это, грубо говоря, норма. Среди всех моих случайных перепихонов, случались и те, в которых участвовало больше двух людей, так что быть соблазненным одновременно двумя мужчинами для меня не в новинку. Меня куда больше поражало, что Дамиан, этот польский лев, ревнивец, рычащий собственник, готов меня с кем-то разделить.
Мой разум принял одновременно две стороны: одна сторона не может отказать Вольскому, я слишком хочу его, слишком люблю и слишком соскучился. Вторая сторона не может упустить возможность переспать с Ноэлем. Я должен быть ужасно доволен тем, что мой мужчина мне сам это предлагает, сам просит об этом. Может быть у Дамиана скрытое желание увидеть меня с другим мужчиной? Мой маленький извращенец. Потому что я бы посмотрел на него, когда он бы со страстью целовал Митчелла.
― Не откажу, ― с улыбкой выдохнул я, заводя одну руку назад и кладя ее на бедро Ноэля. Мне хотелось подразнить его, возбудить еще сильнее, поэтому я жадно поцеловал Вольского, сразу же кусая его за нижнюю губу, немного оттягивая на себя. Следом мой язык скользнул по укушенному месту. В моей голове промелькнула мысль, насколько мне повезло – меня ласкают два потрясающе красивых мужчины, они желают меня. Что мне, гею, еще нужно?
Я разорвал поцелуй с Вольским и развернулся к Митчеллу. Ему тоже стоило уделить внимание, тем более, теперь я мог себе свободно это позволить. Скользнув губами по линии челюсти, я припал к его шее – теперь моя очередь ласкать его.
Я специально встал боком, что к Ноэлю, что к Дамиану, чтобы не упускать из контакта каждого из них. На ощупь провел ладонью по торсу Вольского, нащупывая пуговицы на рубашке и начиная их аккуратно расстегивать, сразу же дотрагиваясь кончиками пальцем до обнажающейся кожи.
Сейчас я совершенно не задумывался о том, что все это неправильно и что мне будет потом ужасно стыдно. Сейчас мне было хорошо и я хотел этого, а значит, не должен был себе отказывать.

+2

24

[float=left]When you got that
smile on your face
that look in your eye
you want everything
[/float]Чувствовать как его горячее дыхание обдает мою щеку, как он вздрагивает и прижимается ко мне все ближе с каждым моим прикосновением. Видеть, как трепещут его веки и как он срывает стон закусывая губу. Знать, что он из последних сил сдерживает себя, чтобы не поддаться соблазну и не наброситься на меня со всей страстью перед другом, который сидел на диване и с жадностью пожирал нас взглядом. В этом был весь Имс и его очарование, которое и делало его таким желанным для меня.
Я знал, что еще немного и он бы почувствовал как соскальзывает вниз последняя капля терпения и он захочет поддаться соблазну, который был так близок. В трезвом состоянии он бы смог дать отпор, но будучи пьяным он превращался в мягкий воск, который таял от жара огня и медленно стекал по свече. Так же я прекрасно знал, что Ноэль не упустит такого шанса, чтобы показать Фицджеральду свои намерения, пока тот находился под моим контролем. И я несомненно был прав, так как в следующее мгновение Митчелл уже стоял позади британца и обвивал своими руками его талию. В этот момент я словил себя на молниеносном инстинкте собственника, который желал забрать свое и наброситься на противника со звериным оскалом. Внутри меня все сдавило от напряжения, а за ним сжались и мои пальцы. Все могло покатиться коту под хвост, но в этот самый момент Имс накрыл мои губы страстным поцелуем и тем самым успокоил внутри меня нарастающую ярость. Возможно, это была невероятно глупая идея - делить его с кем-то еще. И определенно этого не стоило делать вкупе со своим бывшим любовником, которого ты еще совсем недавно жестоко имел на диване, чтобы забыться и наконец потерять последние капли рассудка, что отделяли меня от Имса.
Мне стоило немалых усилий, чтобы оторваться от нежных губ Фицджеральда и отпустить в плен Ноэля. Даже будучи пьяным я понимал, что могу сорваться в любой момент, поэтому решил просто прикрыть глаза и глубоко вдохнуть парфюм Имса, который тут же заполнил мои легкие и дал возможность по-настоящему расслабиться. К моему торсу прикоснулась чья-то ладонь и я приоткрыл веки. Это был британец, который на ощупь пытался расстегнуть пуговицы на моей рубашке. Он вошел во вкус и стал жадно пожирать каждый сантиметр кожи шеи Ноэля, а я облизнул губы и запустил свои пальцы в мягкие кудри Имса. Немного помяв их в руке я пробежал подушечками пальцев по затылку мужчины и спустился к воротнику его рубашки. Расстегивая пуговицы одна за другой я то и дело прикасался к его оголенной груди и закусывал нижнюю губу. Казалось, что Имс слишком увлекся Митчеллом, поэтому я резким движением притянул его к себе, развернул и прижал к рядом стоящему дивану.
- Не забывай про меня, дорогой, - прорычал я и стащил с его плеч рубашку, - не забывай чей ты мужчина, - я впился в его губы жадным поцелуем и прижался к нему своим пахом. От данного действа в моих штанах стало нарастать возбуждение и я хотел, чтобы это заметил сам виновник. В какой-то момент я оторвался от Фицджеральда и оглянулся на Ноэля. Наверное, с моей стороны, то, что я отобрал у него британца, выглядело очень грубо, поэтому в знак своего раскаяния я протянул к нему руку и крепко ухватился пальцами за его ремень. Грубо притянув его к себе, я прикоснулся к его губам, а после "отдал" его Имсу. Казалось, что я стал свыкаться с той мыслью, что этой ночью мне придется делить своего возлюбленного с кем-то еще, но как доминант, я не хотел терять все из под контроля и тем самым дал всем ясно понять, что главным в этой ситуации остаюсь я. Возможно, это было очень эгоистично, но для меня все было довольно оправдано, так как мне приходилось делиться, к чему я еще с детства как-то не привык.
Наблюдая за тем, как развлекаются Ноэль и Имс, я подкрался сзади и стал расстегивать ремень на штанах Ноэля, а затем принялся за пуговицу и ширинку. Чувствуя под своими пальцами возбужденный член архитектора, я немного сжал его в свое ладонь и сделал несколько поступательных движений.
После такой незамысловатой прелюдии я вновь-таки бесцеремонно разбил их пару и принялся целовать голубоглазого американца. В голове вновь стали всплывать картинки наших с ним приключений и я запустил пальцы под резинку его боксеров. Легонько подрачивая ему, я сделал шаг назад и наткнулся на Имса. Хищно бросив на него взгляд, я свободной рукой обвил его шею и притянул к себе, чтобы сплести наши губы в поцелуе.[float=right]You lost your self respect
You gave it all away
for no good reason
what were you thinking
[/float]
- Может, переберемся на кровать? - выдохнул я ему в губы, а после повернулся обратно к Ноэлю, - пойдем, - я вытащил ладонь и направился к винтовой лестнице. По дороге я сбросил с себя рубашку и оставив ее где-то позади вошел в комнату, которая была залита светом уличных фонарей, что проникал сквозь огромное окно с восточной стороны. Собрав в охапку мягкое декоративное покрывало с изображением лосей, вслед я освободил ложе от одеяла и сбросил все на пол. Обернувшись, я увидел своего мужчину и Ноэля, которые придавались взаимным ласкам. В несколько шагов я приблизился к мужчинам.
- Пойдемте, - я взял обоих за руки и потащил к кровати.

+3

25

Были в жизни ситуации, в которые с трудом можно было поверить. Было в моей жизни многое, что казалось просто розыгрышем, но каждый раз жизнь доказывала одно, - если тебе дарят подарок, не смотри по сторонам, бери его и пользуйся. Сейчас, было бы крайне глупо лишиться возможности коснуться Имса, приласкать, почувствовать как он рвано дышит ведомый возбуждением, или лишиться возможности услышать его стоны. Стоило поблагодарить судьбу, за то, что она вложила в светлую голову галериста идею встретиться втроем, и что убедила Дамиана в возможности совместить все аспекты красоты в одном флаконе. Ладно, в одной постели. Так что я был бы идиотом, если бы смог бы все же переубедить Дамиана в том, что эта не лучшая идея. Если он решил это, стоит рискнуть. В конце концов, секс втроем не может быть плохим, априори. Это новые ощущения, новые эмоции, новые грани личности, когда ты должен помнить о том, что не один в паре, что твои партнеры сразу двое, и уделять внимание каждому из них. Это подливало масло в огонь страсти. Тем более, что я прекрасно знал, каким может быть собственником Дамиан, и как ему сложно идти на такое. Но отказаться в искушении попробовать Имса я не мог.
Поэтому ощущая его дыхание на своей скуле, я было потянулся к его губам, которые так манили, но англичанин решил по-своему, и в этой игре двоих любовников, мне оставалась роль принимающего, допущенного до интимного. Нет, я не чувствовал себя обделенным или тем, кто не заслуживал подобного зрелища или красоту, просто Дамиан и Имс они были как одно целое, один организм дышащий в унисон. Этой ночью я имел возможность не просто быть их другом, но и показать насколько сильно я хочу обоих, насколько далеко я шагнул в своих мыслях о каждом из них, когда думал о властных руках Вольского или вкусе губ Фитцеральда.
- Имс... - выдыхаю с тихим стоном, когда его губы касаются шеи исследуя ее, изучают и целуют так, что остаются следы. Я понимаю, что следующие несколько дней водолазки мой лучший друг, но это будет завтра, послезавтра. Сегодня, в моих объятьях самый сенсуальный галерист, и думать о последствиях не стоит. Ловлю момент, как когда-то меня учили, касаюсь его боков, ласкаю оголенную кожу, задеваю пальцы Дамьяна, любуясь двумя мужчинами сквозь полуприкрытые веки. Стон разочарования не заставляет себя ждать, когда эта сладкая пытка заканчивается, и Дамиан забирает Имса, но один только вид поляка со спины, практически нависшем над своим мужчиной, заставляет жадно облизываться. Они прекрасны. Они восхитительны, и задержав дыхание, любуясь перекатом мышц спины и плеч, под кожей и пока еще скрывающей их рубашкой.
Шаг вперед, повинуясь пальцам крепко сжимающим ремень брюк. Поляку нельзя противиться, тем более когда он такой, когда его взгляд обещает большее, чем возможно здесь и сейчас. Я скучал всегда по его силе, мощи, энергии. Смазанный поцелуй, и вот я уже целую Имса, цепляясь за него пальцами-ладонями, передавая вкус губ нашего с ним мужчины. Сегодня Вольский по праву наш, один на двоих, и мы оба это понимаем. Губы Имса были именно такими, какими я всегда себе представлял, - пьянеющие, мягкими, и их хотелось целовать с каждой секундой сильнее и сильнее. Ладони заскользили по торсу, лаская с жадностью того, кто добрался до источника воды в пустыне. Возможно, я торопился, но хотелось выжать максимум из этих мгновений, которые мне позволяли быть рядом с таким прекрасным телом. Бока, спина, грудь, плечи. Не упустить не одного сантиметра, запомнить на уровне тактильных ощущений, чтобы вспоминать потом, лишенный возможности повторить этот путь.
- Прекрасен, - выдыхаю в губы англичанина. Пальцы одной руки уже ласкают его затылок, мягко массируя его, и чуть тянут кудри в мягком захвате назад, заставляя открыть шею. Губы спускаются от линии подбородка ниже, проходясь жадным касанием по Адамову яблоку, оставляя на нем поцелуй, запечатывая его громким стоном, когда пальцы Вольского забираются в расстегнутые брюки, даря столь желанную ласку. Кажется, мы должны были соблазнять Имса таким способом, а не терзать мое терпение, но я лишь улыбаюсь продолжая изучать кожу мужчины, стремясь не сорваться раньше времени в непоправимое.
- Эм... - я почти возмущен поведением Дамиана, но мне не дают вставить и слово. Страстный и жадный поцелуй, становится ответом на все мои вопросы, и этого достаточно, чтобы забыть многое, наше расставания или тот секс, который должен быть признан ошибкой отчаянных душ.
- Я думал, ты никогда не предложишь, - кончик языка проходится по губам, и я иду следом, вновь любуясь красивыми мужчинами, их телом, шлейфом аромата их парфюма и запаха тела, в котором намешано столько всего.
- Стой, - мягко произношу, оказавшись за спиной Имса и вновь касаюсь его шеи губами и мягкими поцелуями, чтобы стянуть с его плеч рубашку, коснуться наконец-то его плеч, попробовать англичанина и здесь. Ладони быстро находят застежку синих брюк, что так сексуально подчеркивают его узник бедра. Несколько секунд, и я добираюсь до его члена. В моих ласках по прежнему присутствует легкие касания изучающего характера. Это с Дамианом понятно, как вести себя и что делать, а с Фитцежальдом я могу лишь догадываться, но это кажется даже интересным дополнением, и эта ночь обещала впереди еще множество открытий.
- Как пожелаете, пан Вольски, - тихим согласием произнес за нас двоих делая шаг вперед, ведомый поляком к гостеприимно разобранной постели.

+1

26

No maker made me
I will never be hijacked by the fairy tale
We can always just fuck away our sorrows
Mouth to mouth we thrive
We`ve got everything to survive

Было бы крайне глупо обманывать самого себя, что я не привлекательный и не обаятельный мужчина. Как бы моя заниженная самооценка не противостояла этому, всю свою жизнь я буквально купался во внимание со стороны мужчин. И женщин. Просто это было неинтересно для меня.
Мужчины. Красивые, сексуальные, горячие, накаченные. Блондины, брюнеты, рыжие, шатены. С разными цветами глаз и даже кожи. Они обращали на меня внимание и хотели меня, а я обычно не отказывал. Кому же не понравится, когда тебя так желают? Но кажется, что апофеозом моей сексуальной жизни стал этот момент. Потому что возбуждение переплелось с переполняющей меня влюбленностью. Она настолько разрывала меня, что мне хотелось кусать своего мужчину, а потом нежно зализывать раны. Я не знал, что же мне проявлять – всю бурную страсть или быть безумно ласковым. Раньше я никогда не испытывал такого душевного удовольствия и удовлетворения от одних ласк и осознания того, что меня хотят.
Дамиан всегда был страстным. Он был властным, всегда требовательно целовал, и меня это неизменно возбуждало. То, как он прорычал мне на ухо, что я принадлежу ему, отдалось в моем теле содроганием, а с губ сорвался тихий стон. Я рефлекторно сжал пальцами его бедро и быстро поцеловал в плечо.
― Я помню, Дамиан, ― тихо ответил, не открывая глаз. Я до сих пор не мог представить, что заставило Вольского поделиться мной. В плане секса я никогда не был против такого собственничества. Мне это даже нравилось, какое-то проявление животных инстинктов. Что он сейчас испытывает? Каково ему видеть, что я целуюсь с другим мужчиной не менее жадно чем с ним самим?
Я разрывался между ними. Я не мог не уделять достаточного внимания Дамиану, не хотел обделять Ноэля, но каждый из них помогал мне, передавая меня друг другу и уделяя внимание друг другу. Я завороженно смотрел на то, как они целуются. Хоть это и был короткий миг, но он был красивым. Профессиональная деформация преследует каждого, и меня в том числе. У меня не получалось не оценить этот момент, как какую-то картину. Безумно красивую, завораживающую, возбуждающую. Вскоре Линкольн оказался в моих объятиях, и я поприветствовал его пьяной от алкоголя и возбуждения улыбкой.
Ноэль был более нежен. Он был аккуратен, потому что изучал меня, как и я его. Мы оба скользили ладонями по телам друг друга, нащупывая самые чувствительные места, заставляя отзываться на прикосновения. Будто бы мы были музыкальными инструментами. Мне было лестно, что такой красивый мужчина так же хотел меня, как и я его. Прекрасно.
― Ты мне льстишь, ― с улыбкой выдохнул я в ответ, делая небольшую передышку в поцелуе. Я чувствую, как его пальцы сжимаю мои волосы, а потом тянут, заставляя открыть шею. Шея – моя эрогенная зона, я как зверь инстинктивно защищаю свою чувствительную, беззащитную часть, поэтому сначала вздрагиваю и распахиваю глаза и только потом медленно, немного подозрительно открываю ее. Это мой жест доверия. Моя ладонь с нажимом скользит по спине Ноэля под рубашкой. Только я расслабился, поддаваясь его поцелуям, как они прекратились. Я открыл глаза и вновь увидел то, на что раньше мне было позволено любоваться не больше пары секунд. Я хищно облизнулся, глядя на чужой поцелуй, ощущая, как мое сердце увеличило ритм. Ко всем ощущениям добавился укол ревности.
Но я не знаю, каким образом мужчины каждый раз плавно переходили от одного действия к другому, которые требовались мне, потому что дальше Дамиан целовал уже меня и я сразу же успокоился, облизав его губы и прикусив за нижнюю.
― Ты тоже не забывай, ― выдохнул ему прямо на ухо, чтобы Ноэль этого не услышал. Мне не хотелось его задеть или чтобы он подумал, что мы жалеем о нашем решении, потому что это не так.
Ноэль вновь оказывается сзади меня и помогает раздеться. Я только расстегиваю манжеты на рубашке, чтобы они не мешали. Сегодня я позволю себе сбросить одежду прямо по середине коридора. Только Линкольн дотрагивается до моего уже полностью возбужденного члена, я шумно выдыхаю, с силой закусывая нижнюю губу. Завожу одну руку назад, пробегаясь пальцами по бедру мужчины, затем разворачиваюсь к нему, чтобы тоже избавить от одежды.
Я послушно иду за Дамином к кровати, потому что уже быстрее хочется ощутить все в полной мере. Мне хочется с головой погрузиться в этот омут разврата. Быстро стягиваю с себя брюки с бельем, которое давно меня только сковывает, я забираюсь на коленях на кровать и приманиваю к себе пальцами мужчин. Своих. Дамиан по умолчанию мой, а Ноэль на эту ночь.
Сейчас я вновь увлекаюсь Вольским, потому что до этого отдавался Линкольну. Обнимаю поляка одной рукой за талию, крепко прижимаясь к его торсу, начиная покрывать жадными, влажными, горячими поцелуями его сильную шею. Рука медленно скользит по позвоночнику, потом переходит на живот. Я легко царапаю кожу внизу живота, затем ниже и плотно обхватываю его член. Немного жду, чтобы он насладился этим ощущением и только после этого обвожу большим пальцем влажную головку.
Второй рукой я притягиваю к себе за ремень Ноэля и проделываю тоже самое и с ним.
― Почему вы оба все еще в брюках? ― в моем голосе слышны нотки возмущения, чтобы они все сразу же поняли.
Только Дамиану стоило снять последнюю часть его одежды, я опустился на руки, вставая на четвереньки, и дотронулся губами к коже под пупком. Кончиком языка я повел ниже, с хитрой ухмылкой глядя ему в глаза снизу вверх. Немного помедлив, я обхватил его член у основания и провел по нему языком снизу вверх несколько раз.

+1

27

Секс плотно вошел в мою жизнь примерно в возрасте шестнадцати лет, и с тех самых пор являлся для меня неплохим средством для снятия стресса, усталости от учебы и просто неплохим способом получить удовольствие от жизни и того факта, что у меня была настоящая девушка, а не правая рука, как у многих парней в моем окружении. Агнешка открыла для меня секс и оставила после себя лишь приятные воспоминания. Дальше была Катажина, Людвика, Лидия и многие другие представительницы прекрасного пола с коими я пытался построить подобие полноценных отношений. Но, к сожалению или быть может к моему счастью, ни с одной из них этого так и не получилось. В один момент я понял, что у меня попросту не получается полноценно удовлетворять все запросы девушек в плане отношений и я стал относиться к жизни намного проще, не обременяя себя желанием внести в свою жизнь что-то более серьезное, нежели секс на одну-две ночи. С тех самых пор все вокруг приобрело для меня совершенно иной окрас и мне стало намного легче. Сменяя партнерш я даже не задумывался о серьезных отношениях и просто высмеивал молодых девушек, которые с трепетом ждали телефонного звонка после моих красивых обещаний о вечной любви и неземных чувствах. Хотя, возможно, я немного преувеличиваю и вы должны прекрасно понимать, что я спал вовсе не с моделями из журналов, а с обычными забитыми студенточками. Я никогда не считал себя супер красавцем и был весьма закомплексованным молодым человеком, который понимал свой уровень и не стремился заполучить сердце главной красавицы потока. Хотя я всегда умел делать комплименты и именно эта способность позволила мне не остаться девственником до конца своих дней. После переезда в Штаты в моей жизни наступила новая глава и я встретил мистера Робетса. Не вижу особого смысла заострять внимание на данной личности, но хотелось бы отметить, что после этого у меня значительно поднялась планка и самооценка, а с ними и возросло мое количество партнеров, коим я уже давно потерял счет. И все было прекрасно, я наслаждался жизнью, сексом и алкоголем в равной степени, пока в моей жизни не появился Имс Кристофер Фидцжеральд. Понятное дело, с самого начала он не представлял для меня особой ценности и я воспринимал его лишь как мимолетное увлечение и мужчину с которым мне было хорошо. Первое время вместе нас удерживал просто страстный запретный секс. Прекрасный и великолепный секс, который у меня был с другими партнерами и ранее, поэтому я просто наслаждался моментом и даже подумать не мог, что в один момент смогу почувствовать что-то более серьезное, нежели сексуальное влечение. Но я ошибался. Наверное, когда-то это должно было случиться в моей жизни, но я все же не был готов к такому повороту событий.
Ноэль же таких эмоций во мне пробудить так и не смог. Наверное, это даже к лучшему, ведь если бы тогда я остановился на Линкольне и связал нас отношениями, то маловероятно, что в моей жизни бы появился Имс. Я всегда думал, что мы сами кузнецы своей судьбы, но в такие моменты все же останавливался и задумывался о том, что любой человек появляется и задерживается в жизни тогда и так надолго, как это требуется. Например, сейчас мне было бы очень сложно поверить в то, что если бы я не встретил архитектора несколько лет назад и не переспал бы с ним в первый же вечер знакомства, то сейчас он бы все также находился рядом со мной в одной комнате и с вожделением пожирал своими небесно-голубыми глазами моего мужчину, который стоял рядом с ним. Наверное, все случилось именно тогда и таким образом, чтобы в конечном итоге мы были вместе в этот вечер. Только я, Имс, Ноэль и моя кровать, которая сегодня гостеприимно приняла нас всех к себе.
Я довольно ухмыляюсь после слов Ноэля и с нескрываемым интересом наблюдаю за тем, как Фидцжеральж стаскивает свои брюки и нижнее белье. В комнате стоит полумрак и только свет уличных фонарей пробирается сквозь огромное окно, которое занимает почти всю площадь западной стены, и мягко падает на белый мраморный пол. И все же не смотря на интимную обстановку, мне удается отчетливо рассмотреть очертания своего мужчины, который забирается ко мне на кровать и тем самым зазывает за собой не менее возбужденного Линкольна.
Фидцжеральд не заставил себя ждать и уже в следующий момент накрывает мои губы влажным поцелуем и пробирается пальцами под слой состоящий из моих брюк и нижнего белья. Я слегка напрягаюсь от прикосновения, так как его немного прохладная кожа ладони представляла собой контраст по сравнению с возбужденной горячей плотью моего члена. За все время наших отношений галерист смог прекрасно изучить все мои предпочтения к прелюдии, поэтому я лишь удовлетворенно откидываю голову немного назад, подставляя ее нежным губам Имса. Казалось, еще немного и я бы полностью растворился в этом моменте, где существовали только я и Фидцжеральд, но меня тут же вернул в реальность голос последнего, который возмущенно намекнул на то, что мне и Ноэлю нужно избавиться от брюк и нижнего белья. Я немного нахмурился и покорно стал стаскивать с себя последний элемент одежды, захватывая одновременно пальцами боксеры. Теперь, когда я был полностью нагой и мое возбуждение уже не скрывалось под плотной тканью, я почему-то на долю секунды почувствовал себя немного неловко. Наверное, в этот момент я уже начинал трезветь и на меня накатило осознание происходящего. Я бросил короткий взгляд на обнаженного Линкольна, который находился по другую сторону от Имса. Возможно, моя затея и не была такой уж удачной, какой она показалась мне в тот момент, когда я нашептывал ее на ухо галеристу. Но отступать уже было некуда, поэтому я просто расслабился и попытался успокоить себя тем, что это всего лишь на одну ночь.
Прикосновения влажных губ Фидцжеральда к моей коже заставили опустить глаза и застать прекрасную картину в виде стоящего на четвереньках любимого человека. Я легонько опустил свою ладонь на его макушку и запустил свои пальцы в его рыжие кудри. Перебирая их, как клавиши фортепиано, я положил вторую руку на его плече и стал мягко массировать подушечками пальцев его бархатную кожу. Когда Имс обхватил мой член своими губами, из моей груди вырвался тяжелый выдох и я слегка поддался вперед. Чувствуя теплоту влажного языка возлюбленного на своей головке, я судорожно сглотнул и прикрыл веки от удовольствия. Для меня прелюдия всегда являлась несомненно прекрасной и очень важной частью полового акта. И самое главное, Имс был прекрасно осведомлен об этом, поэтому никогда не скупился на ласку. Я крепче сжал волосы галериста между пальцев и немного наклонился вперед, чтобы положить свободную ладонь на затылок Линкольна. Притянув его лицо для поцелуя, я слегка прикусил нижнюю губу архитектора и обдал его кожу дрожащим теплым дыханием. На моем лице расплылась довольная улыбка и я почувствовал, как внизу живота стало постепенно нарастать напряжение. Я облизнул свои губы кончиком языка и отстранился от американца. Прикрываю глаза, я не замечаю, как начинаю легонько, без излишней грубости насаживать Имса на свой член. До кульминации, конечно, было еще далеко, поэтому, чтобы растянуть удовольствие на дольше я приостанавливаю мужчину нежным прикосновением ладони к его лицу и подхватив пальцами правой руки за подбородок, притягиваю его к себе, чтобы впиться в налитые кровью губы страстным поцелуем. Кладу свою вторую ладонь на свой член и продолжаю плавные неспешные движения вверх и вниз по влажному стволу. Отстранившись от галериста, я оборачиваюсь назад и тянусь к прикроватной тумбочке из которой достаю две квадратные упаковки с презервативами. Со спокойным лицом вручаю одну из них Ноэлю и перевожу взгляд на Имса. Даже будучи пьяным я не забывал о том, что прежде всего нужно было позаботиться о безопасности. Не то чтобы я не доверял Линкольну, но все же я не хотел рисковать и подвергать опасности себя и своего любимого мужчину.
Я подполз немного вперед, чтобы Имс оказался зажатым между мной и архитектором. Моя ладонь плавно заскользила по его позвоночнику, после чего я остановился и стал мягко массировать ягодицы партнера.  В это же самое время мои губы блуждают по его шее и спускаются к ключицам. Я знаю, что ему это нравится так же, как и мне, поэтому не намерен останавливаться и провожу кончиком языка по выпирающей кости. Слышу, как сбивается его дыхание и понимаю, что двигаюсь в правильном направлении.

+1

28

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ЯКОЕ ХОЧЕШЬ.