Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Домой на праздник ‡Альтернативное будущее


Домой на праздник ‡Альтернативное будущее

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://locusterra.ru/wp-content/uploads/2015/10/White_House_and_the_National_Christmas_Tree_in_Washington_D.C._Dec._16_2009.jpg
Участники:
Дитрих, Тони, Ноа и Энджи Данцигер, возможно семейство Веласкес
Место:
Вашингтон
Время:
Рождество & Новый год 2029 года
О флештайме:
Время не стоит на месте и наши герои успешно добились всего о чем мечтали - Долорес выиграла президентскую гонку, а Дитрих будучи ее верным соратником все эти годы, получил пост руководителя пресс-службы Белого дома. Дети успели вырасти и учатся теперь в престижных учебных заведениях... но не могут не приехать навестить родителей в канун самого любимого всей страной семейного праздника. Ну а дальше - посмотрим?

+1

2

Рождество совершенно не зря является одним из самых любимых праздников, как для взрослых, так и для детей, при этом совершенно разного возраста, а все потому, что только он один владеет необыкновенной тайной магией, не свойственной ни одному другому празднику США, среди которых много любимых. Но, Хэллоуин и День Благодарения не дарят того же ощущения, что приносит в жизнь каждого светлый праздник Христового рождения. Именно к Рождеству готовится каждая хозяйка, своевременно заботясь о продуктах и блюдах, которые подаст на стол своему семейству. Именно к Рождеству каждый пытается приготовить подарок дорогому сердцу человеку, перебирая на себя роль Санты. И ведь, именно к Рождеству домой на праздник приезжают из колледжей дети, стягиваются к своему домашнему очагу, из которого их в свое время, подобно птиц отпустили в свободный полет, расправлять крылья и учиться не падать.
Пейтон никогда не была особенно религиозным человеком. Еще с юности она была весьма принципиальна во взглядах, что касались религиозных взглядов своей матери, что приобщилась к одной протестантской церкви, где любили и петь, и плясать, говоря, что это все во славу божью. Однако, не смотря на свои взгляды, Тони всегда любила светлый праздник Рождества. В детстве это было временем подарков, скромных, но от этого не менее ожидаемых и радостных, тогда как со временем … этот праздник стал возможностью получить улыбку ребенка в ответ на подарок. Ну, а сейчас… сейчас Тони прекрасно понимала свою давно умершую уже свекровь, что так терпеливо дожидалась своего старшего сына на каждый семейный праздник и Рождество в том числе. Теперь они с Дитрихом также ожидали Ноа из колледжа. Так уж в мире повелось, что ребенком человек привязан к своим родителям, которые выхаживают его, воспитывают, чтобы в свое время отпустить в свободное плаванье, помня о тех превратностях судьбы, которые ждали их самих в начале их самостоятельного пути. Конечно, со временем роль родителей становится менее существенной, и они отходят на второй, даже задний план. Это неизбежно, поскольку жизнь никогда не стоит на месте, да вот только … всем, так или иначе, нужен надежный и верный тыл, к которому каждый может вернуться в случае неудачи или же найти поддержку или добрый совет. Потеряв рано родителей, Пейтон не единожды сожалела о том, что спросить совета в той или иной жизненной передряге не было у кого … Но, женщина оглянуться не успела, как годы взяли свое и многие ее передряги кажутся теперь смехотворными, даже не смешными или мелочными. Однако, жизнь учит, раздает свои уроки и меняет не только внешнюю оболочку, о которой мы печемся так рьяно. В первую очередь, жизнь меняет сердце, она ломает характер и, хвала небесам, если меняет в лучшую сторону. Тони лишь хотелось надеяться, что время не повлияет пагубно на ее любимых детишек, что всегда для нее останутся маленькими курносыми озорниками? Ведь для нее время прошло весьма даже не плохо.
Это утро миссис Данцигер началось со звона будильника – он оповестил ее об необходимости просыпаться и вставать, чтобы дать началу тем делам, которые она оставила на утро двадцать четвертого декабря. Белоснежный кот по кличке Брут, быстро услышал о том, что хозяйка дома более не спит, а проводит ранние сборы и неторопливо, но весьма осторожно направляется на кухне, возле двери в которую он ее и встретил, громко мяукнув свое приветствие. Улыбнувшись, темнокожая женщина открыла дверь, пропустив кота, следом за которым и вошла в кухню, где ее и дожидалась целая масса дел. Но, прежде чем приступить к выполнению оных, Тони принялась готовить завтрак. Конечно, ни у мужа, ни дочери не было ни единого шанса поваляться подольше нынче в постели, поскольку оба были нужны ей в качестве помощников. Ведь, как бы там ни было, а уже в обед должен был приехать из колледжа Ноа! А ведь сын обещал нынче еще привести к ним на праздничный ужин свою девушку – это ли не тот волнительный момент, во время которого стоит уронить слезинку?! Возможно, именно так и поступила бы Пейтон, если бы у нее не было так много дел.
- Мама, ну неужели обязательно так рано вставать? – обратилась к своей матери Энджи, войдя на кухню еще в пижаме, прежде чем плюхнуться на стул, на котором еще недавно восседал Брут. Сейчас котяра вкусно лопал свой завтрак, который он выпросил сегодня у хозяйки первым – потом он еще обязательно выпросит еще чего-нибудь у Эндж, и даже у Дитриха попробует, хотя немец обычно тискал его, не желая делиться своей порцией завтрака или ужина.
- Да, обязательно – а как же еще? – удивилась претензионному вопросу дочери. – Сегодня ведь начинаются празднества, к тому же приедет Ноа – и скорей всего не сам, - наверное, тот факт, что сын приедет не сам, а с девушкой, заставлял женщину быть еще более придирчивой чем ее старшая сестра, что была уже давно знатной ворчуньей. Но, в день, когда любимый сынок переступит порог дома с потенциальной своей супругой (хотелось бы надеяться!), все ведь должно быть идеально!
- Ну, конечно, не сам, - хихикнула девочка, прежде чем Брут уставился на нее, склонив на бок свою мохнатую белобрысую морду. – Эх… из-за маминой невестки, теперь не поспать дольше, а что будет перед свадьбой?! – пошутила Энджел, обратившись на уставившемуся на нее кота, что казалось понимал и ловил каждое ее слово. Ну, а когда девочка закончила, громко мяукнул ей в ответ, видимо, соглашаясь.
- Ну-ну, когда-то кто-то тоже будет учиться в колледже, а потом решит выйти замуж, но прежде захочет показать своего избранникам родителей. Неужели бы тебе не хотелось, чтобы все в таком случае прошло … особенно и без какой-нибудь задоринки? – обратилась Тони к дочери, расставив на столе каждому по чашке кофе, и порции с завтраком.
- Мама, ну что ты говоришь? Об этом мне еще рано, да и к тому же, я не соберусь выходить замуж, пока не закончу высшее образование, - улыбнувшись матери, ответила девочка, на коленях у которой уже восседал пушистый хвост. Сама же Тони могла лишь порадоваться тому факту, что никто из детей пока еще не был посвящен ни в правдивую историю начала романа своих родителей, ни тем более не слышали о том самом вечере, когда Дитрих впервые показал своей маменьке даму своего сердца. Надо полагать, что подобный рассказ, либо изрядно шокировал детей, либо же … подтолкнул к ненужным совершенно поступкам.
- А вот и наш папа! – огласила Тони, улыбнувшись заспанному мужу, которого также ждала целая масса дел по дому. – Как спалось, дорогой? – спросила внимательная супруга у мужа, прежде чем он присел рядом с ней за стол, а ее губы коснулись его щеки в целомудренном поцелуе, на который смотреть отказывалась Энджи, отводя взгляд в сторону. – У тебя ведь на сегодня нет запланированных дел на благо государства и госпожи президента? Мне очень нужна твоя пара рук, милый…

+1

3

Время неумолимо движется вперед... с каждым прошедшим годом, часом и даже минутой - его бег не остановишь, как бы не хотелось притормозить и на пару мгновений перевести дух. Казалось бы, еще совсем недавно Дитриху казалось, что этого самого времени у него полным-полно и дети еще маленькие, а он сумеет успеть и им уделить время и на работе преуспеть. Однако, работа все чаще и чаще забирала его у любимого семейства, особенно когда нужно было работать в команде миссис Веласкес на очередных выборах. Данцигер знал, что его работа приносит немалые деньги, а значит и благополучие его семейству и конечно же старался вовсю, давно уже оправдав доверие Долорес и ее влиятельного родственника. Надо думать, предприимчивый мистер Рубио не пожалел о своих рекомендациях, которые предоставил одному хитрому и умному немцу?
И вот теперь желанная цель любого политика была достигнута - Лола получила Овальный кабинет в свое безраздельное пользование на следующие пять лет и теперь должна была удержать высшую власть в руках республиканской партии. Однако, за всеми делами не следовало забывать и о самом любимом семейном празднике, который даже президенты обычно празднуют вместе со всей нацией, на время отставив государственные заботы в сторону. Тем более, что Долорес и Агустину предстояло дождаться из колледжа свою младшую дочурку, так же как и семейство Данцигер с нетерпением ожидало приезда Ноа. Ради такого случая определенно стоило пожертвовать драгоценными часами сна в свой выходной день, так что Дитрих заставил себя встать и следом за Энджи пришел на кухню, где и застал финал весьма интересного разговора.
-Спалось замечательно... и я с удовольствием повалялся бы подольше, -улыбнулся немец, поцеловав Тони. -Ну что, дорогая будущая свекровушка, ты готова познакомится с избранницей своего единственного сына? И я очень рад слышать, что наша кроха пока не рвется замуж...
Конечно же, последнюю свою реплику Дитрих "выдал" исключительно в шутку - ведь его дочери всего пятнадцать лет и думать о собственной семье еще рановато. Энджи, слушая любимого папу насмешливо фыркнула и не осталась в долгу:
-Пап, ты же знаешь что я тоже хочу учиться в Йеле - а для этого надо очень-очень постараться и получать только отличные оценки. У Ноа был грант на обучение как у лучшего ученика и я тоже так хочу...
-Я могу только порадоваться слыша эти слова, дорогая, -ответил Данцигер, после чего обратился к любимой жене. -Собственно говоря, располагай мною - я готов хоть весь день проторчать на кухне ради встречи наших дорогих гостей. Кстати, наш Ноа тот еще конспиратор - нигде до сих пор не спалил свою ненаглядную, несмотря на то что любит фотографировать. Дочка... а тебе он ничего не рассказывал? Я прямо сгораю от любопытства, честное слово и мама тоже.
-Рассказывал конечно - но я обещала вам ничего не говорить, -довольно хихикнула младшая мисс Данцигер. -Он хочет сам все вам рассказать, так что подождите его приезда. Ладно, мам, что мне делать? Какое у нас вообще намечается меню, кроме индейки?
После того как Пейтон раздала ценные указания и заняла своего супруга и дочь, готовка на кухне просто закипела, так что можно было надеяться все успеть до того момента когда пора будет ехать в аэропорт встречать Ноа. Дитрих аккуратно посадил Брута на стул, где была его любимая мягкая лежанка, после чего приготовил духовку для индейки, куда можно было уже поставить птицу на противне - начать ее готовить следует чуть позже, чтобы она была горячей, сочной и вкусной, как раз к рождественскому столу.
-Интересно... где Ноа познакомился со своей девушкой.., -задумчиво произнес глава семейства, принявшись помогать супруге готовить салат, пока Энджел чистила овощи. -Наверное, в университете?
-Папа, не гадай, а потерпи немножко, -не удержалась девушка. -Совсем скоро ты все узнаешь сам... и очень удивишься, я тебе обещаю. Так, мамуль, я все сделала и побегу приводить себя в порядок - остальное можно доделать попозже, вместе с вашей будущей невесткой!
-Она еще и издевается! Нет бы рассказать все бедным родителям, чтобы не мучились неизвестностью и не гадали на кофейной гуще, -покачал головой Дитрих, тогда как его драгоценное чадо умчалось в свою комнату коварно хихикая. -Знаешь, любимая - я просто не представляю как дождаться вечера, чтобы поехать встречать Ноа и его даму сердца... и что за вредный мальчишка, скажи на милость?? Нагнетает интригу, хотя мог бы рассказать все как есть...
Разделавшись с первой "стадией" готовки, Данцигер направился к себе в кабинет, чтобы проверить свою почту и звонки - выходной выходным, однако возможного форс-мажора никто не отменял. К тому же надо просмотреть последние варианты рождественских пресс-релизов для Долорес - благодаря этому можно отлично убить время до приезда сына.

+1

4

Ноа, конечно же, хорошенько позаботился о том, чтобы скрыть от своих родителей, знакомых и друзей имя своей избранницы. Однако, несмотря ни на что, Пейтон знала почти наверняка – сын не ошибся в выборе и раз уж сказал, что влюблен в одну единственную, с которой хочет познакомить своих родителей на Рождество, значит, там все более серьезно. Правда, сыну еще предстояло закончить последний курс обучения в следующем году… Да и наверняка его избранница еще не получила высшее образование, как того хотела она и ее родители? В любом случае, Тони старалась не нагнетать мыслей в этом направлении и просто дождаться приезда сына с его избранницей, пусть это было и не просто с каждым часом, остававшимся до его приезда. Старалась ведь думать положительно, ведь в действительности, самое главное в жизни это, чтобы дети любили друг друга и попросту были счастливы вместе. Она ведь не Лидия, в конце концов. Она не может влиять настолько сильно и контролировать жизнь своих уже таких взрослых детей. Единственное, что она может – просто поддержать в трудную минуту или подставить плечо, мысленно сожалея, что сын или дочка не спросили ее совета раньше.
- Думаю, ты заметил, что я никак не дождусь, когда уже увижу девушку нашего сына. Да и за самим Ноа я соскучилась! – ответила Тони, расставив перед каждым тарелку с завтраком. Каши, которыми она пыталась кормить свое семейство, к сожалению, не прижились на их столе, а потому нынче мать семейства подала яичницу с беконом и овощами, которая всем нравилась куда больше каш. – Интересно, Ноа уже успел сделать предложение своей девушке, или … у них просто серьезные отношения? – слегка нахмурившись, Пейтон озвучила свой вопрос, который она, в прочем, не адресовала ни мужу, ни дочке, сидевшей аккурат напротив нее. Но, дочь вовремя отвлекла свою мать от ее вдумчивого вопроса, поинтересовавшись их меню.
- Мм, у нас кроме запечённой до лакомой хрусткой корки индейки будут шампиньоны в чесночном соусе, - говоря это, женщина загнула палец на руке. – Еще мы приготовим ветчину с овощным гарниром, салат с овощами и эггног, если только его нам наш папа приготовит, - добавила вскоре женщина, также загнув на каждом блюде по пальцу, при этом на последнем она улыбнулась исключительно Дитриху. Все-таки этот традиционный уже коктейль к Рождеству было принято разбавлять и алкоголем, от чего приготовление коктейля, которым принято было встречать всех пришедших гостей, ложилось полностью на плечи Дитриха. Да и ведь у него отлично получалось! Помнится, в прошлом году, когда к ним в Вашингтон приезжал Том с Лидией, им настолько понравился этот напиток, что кое-кому пришлось брать такси к отелю, в котором они остановились в прошлый раз.
– Ах, да! – спохватилась Пейтон, вспомнив еще множество тех лакомств, которые она уже успела приготовить, но которые требовали еще, так сказать, праздничного оформления. – Нужно перемазать кремом коржи, чем ты и займешься, моя дорогая, в первую очередь. Затем ты займешься салатами, пока папа приготовит все для индейки, но пока ты будешь занята кремом – наш папа успеет начистить овощи, - еще не успев закончить с завтраком, женщина уже очертила фронт работ каждому. Сама же Пейтон, поднялась первой и принялась собирать посуду в посудомойную машину, после чего принялась готовить ветчину и шампиньоны. Индейку, как главное блюдо, само собой хозяйка приготовила еще с вечера – замариновала и поставила в холодильник.
Работа спорилась в руках. Имея таких хороших помощников, Пейтон не пришлось по несколько раз объяснять, что да как нужно делать – даже Дитрих, что обычно не готовил, существенно помог с подготовкой овощей к салату, которые Эндж измельчила, как ее и учила мама. Конечно же, за работой без разговоров не обошлось и, как было не задеть главе семейства тот самый вопрос, что интересовал и его самого, и его супругу? Узнать имя потенциальной невестки, как и узнать историю их знакомства … Ох! Ну и любят же дети, порой, пощекотать нервы своим родителям! Пейтон не успела ответить мужу на его вопрос. Дочь успела ответить раньше, тогда как Тони принялась мысленно перебирать всех знакомых ей девушек подходящего возраста и, надо сказать, не преуспела вовсе – все были какими-то не такими, или не красивыми, или не воспитанными, или крайне вредными.
- И не говори, дорогой, - только тихо произнесла в ответ мужу женщина, едва их младшая дочь сбежала в собственную комнату. – Знаешь, я аж волноваться стала … Как бы не случилось чего? – конечно, что могло бы случиться, в их-то возрасте? Подумаешь?! Но, Пейтон любила своих детей, а потому и переживала. Хотела ведь, чтобы у них все сложилось наилучшим образом, однако женщина прекрасно знала, каковы бывают последствия даже единичной несдержанности…
- Ладно, хватит гадать, - выдохнула Тони. – Чем больше гадаю, тем больше себя накручиваю. Давай уже пойдем собираться? Эндж права – мы уже почти все, что могли сделали. В доме порядок и чистота, а потому можно собираться, чтобы Ноа не ехал домой на такси, - добавила она, прежде чем взять супруга за руку, дабы вместе с ним отправиться в комнату, где и должны были бы пройти грандиозные сборы, когда в дверь позвонили. И, честно признаться, Пейтон даже не представляла, кто бы это мог быть – так рано они еще никого не ждали. Однако, открыв дверь, женщина просто замерла на месте – перед ней стоял сынок, сияя своей белозубой улыбкой.
- Сюрприз! – огласил он, прежде чем Тони радостно обняла его.
- Сынок, ты почему нас не предупредил, что приедешь раньше? – поспешила пожурить его, пускай и совершенно не строго. – Мы бы приехали за тобой, когда нужно…
- Я решил вам устроить два сюрприза вместо одного, - рассмеялся Ноа, отступив от матери, чтобы провести в дом девушку, стоявшую позади него. И тут-то Тони вспомнила, что совершенно не готова к встрече – не причесана, как надо, в домашней одежде, на которой еще наверняка найдется пятно. Ух, как же она разволновалась, что даже поначалу не признала в кареглазой испанке одну знакомую сеньориту… И что тут было сказать?!
- Знакомить вас уже не пристало… Вы ведь не забыли Мили?- заметив удивление на лице матери, ухмыльнулся Ноа, для пущей уверенности или доказательства правдивой картины, приобнял за плечи Милагрос.
- Мы хотели побыть с вами немного побольше, а то завтра я заберу Ноа к своим знакомится … - мягко произнесла Мили, что выглядело так … странно. Ведь Тони помнила ее еще той смешной упрямой девчонкой, убежавшей от отца за самокатом – и кто бы мог подумать, что тогда она разговаривает, обнимает и пытается успокоить свою будущую невестку?
- Конечно, проходите скорее – и ради бога, Мили, прости мне мое удивление, просто Ноа так развил интригу, что я даже не знала, что и думать. Но, я очень рада! Может быть, вы хотите с дороги кушать? – добавила женщина, прежде чем к ним вышла Эндж, что наверняка была в курсе более раннего приезда своего братка?

+1

5

Дойти до своего кабинета в компании Тони, Дитриху так и не удалось, потому как раздался звонок в дверь и оказалось, что дорогим гостям самим не терпелось как можно скорее показаться на глаза родителям. Но что самое интересное - рядом с Ноа была Мили... та самая вредная кроха, которую супруги Данцигер очень хорошо знали с самого детства. Вот только теперь это была красивая юная леди, поначалу совершенно ничем не напоминавшая прежнюю смешную и упрямую девочку, с которой едва-едва справлялось все ее семейство.
Пейтон, как и полагалось хозяйке дома опомнилась раньше своего непутевого мужа, сердечно поприветствовав Милагрос. Хитрюга Энджи, которой были известны все подробности бурного романа своего старшего братца, хихикнув обняла Мили и расцеловала в обе щеки - старший Данцигер лишь покачал головой, наблюдая эту картину. Казалось бы, зачем разводить все эти тайны мадридского двора? Ноа всегда воспитывали так, чтобы он знал что всегда и во всем может положится на своих родителей... и неужели он мог подумать, что его мать и отец могли бы высказаться против его избранницы? Любовь всегда следует принимать как драгоценный дар свыше и затем стараться сделать все, чтобы сохранить это сокровище в целости и сохранности. Вернувшись к своей даме треф много лет назад, Дитрих понял каким был дураком, когда они расстались, решив что не подходят друг другу... вот и Ноа, во многом похожий на своего отца, повзрослев не стал этаким дамским угодником, предпочтя искать одну единственную и неповторимую на всю жизнь.
-Эх вы, конспираторы.., -вздохнул Данцигер, посмотрев на обоих детей. -Наверное стоило бы обидется на вас..? Милита, дорогая, а твоя мама знает, что ты уже приехала?
-Нет еще, -улыбнулась Милагрос, тряхнув своими непокорными кудряшками. -Она бы обязательно заставила меня лететь домой с экскортом... и тогда бы обо всем узнала. А я не хочу чтобы меня контролировали как глупого ребенка!
-И что с вами делать? -улыбнулся Дитрих, обняв сначала сына, а затем и его подругу. -Мы с Тони очень рады, что вы приехали - и теперь ждем рассказа обо всем. Но только сначала я позвоню Долорес и скажу что Мили благополучно прибыла - не стоит заставлять нашу госпожу президента волноваться.
-Пап, может не надо?? -попросил Ноа, остановив отца, когда тот направился было в свой кабинет. -Миссис Веласкес захочет чтобы Милагрос срочно ехала домой... а мы так хотели провести этот день с тобой, мамой и Энджи. И у нас есть для вас шикарные новости!
-То есть что-то еще будет? -немец остановился, переведя свой взгляд с любимой жены на дочку, а потом и на молодую пару. -Значит мне наверное надо пойти посмотреть, есть ли у нас в доме сердечные капли или валерьянка на худой конец... что-то мне уже как-то страшновато.
-Не нужно, это правда очень хорошая новость... и мы хотели чтобы вы узнали ее первыми, -рассмеялась Мили, протянув руку Ноа. -По-моему тебе надо самому все-все рассказать. Давай-ка изобрази серьезный вид, мистер будущий успешный юрист, глубоко вдохни и расскажи все как есть.
-Ну ладно, -улыбнулся Ноа, вновь приобняв девушку за плечи. -Папа, мама... представляю вам мою будущую супругу - я сделал Милагрос предложение и она согласилась выйти за меня. Мы собираемся поженится этим летом, после того как пройдут все экзамены.
-И я так понимаю, Долорес не догадывается обо всем этом? -решил поинтересоваться старший Данцигер. -Что-то подсказывает мне, что это еще не все ваши новости на сегодняшний день.
-Нуу.., -протянула Мили, хитро посмотрев на будущих свекра и свекровь. -Я подумала, что расскажу все маме и папе на рождественском ужине... а если вы и Пейтон придете в гости, то мне будет намного легче, если вы нас поддержите. Бабушка наверняка окрестит меня ужасной грешницей, если узнает что мы с Ноа уже живем вместе...
-Мам, пап, расслабьтесь, -хихикнула Энджи. -Вот вам и озвучили самую убойную новость сегодняшнего дня!
-Так, дети мои - давайте-ка обо всем по порядку и не спеша, -выдал свой вердикт глава семейства Данцигер, после замечания дочери. -Заносите свои вещи, мойти руки и живо за стол! Мы все утро, буквально в поте лица готовили праздничное угощение и не отпустим вас двоих, пока вы все-все не попробуете.
После того как Ноа и Мили ушли разбираться с вещами, а Энджел пошла им помогать, Дитрих приобнял Тони за плечи и нежно коснулся губами ее щеки. Вот наконец и настал тот самый момент, когда единственный сынок решил жениться?
-Как тебе это нравится, любимая моя? Я надеюсь, что они еще не сподобились сделать нам дедушкой и бабушкой? И даже представить не могу, что скажет Долорес, когда узнает что ее егоза собралась замуж... Вот только донне Эсперанце придется не говорить ничего о том, что дети уже все "успели" до свадьбы, иначе действительно грянет скандал.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-11-29 21:24:54)

+1

6

Пожалуй, Пейтон даже не задумывалась по поводу того, как сильно сейчас была похожа на свою, к сожалению, уже покойную свекровь. Помнится, миссис Данцигер очень переживала за своего старшего сына, которого пыталась всячески заманить обратно домой, хотя бы на каникулы. И ведь, что-то примерно такое же происходило у них с Ноа? Сын отлично справлялся с учебой, а к тому же активно занимался дополнительными кружками, посещал различные конференции и даже немного путешествовал, тогда как домой стал заезжать, к сожалению, реже. Но, не потому, что не любил родителей и дом… просто времени далеко не на все хватает и Тони это прекрасно понимала, пусть это понимание давалось не легко. Все-таки ее любимый и единственный сын был во многом похож на своего отца, которого его матери удалось заманить и привязать (более-менее) у дома лишь после того, как он нашел среди соседских девчонок одну длинноногую, не боявшуюся прыгать из окна своей комнаты, ради свидания с немцем…
Да, в точности, как и покойная миссис Данцигер, Пейтон сразу же решила, что детей следовало накормить. И судя по тому, как никто не стал упираться, женщина поняла, как не ошиблась! Все-таки дети-студенты успели уже отвыкнуть от домашней еды и уюта, который был им так необходим, особенно во время рождественских праздников.
Ноа и Мили поставили Пейтон с Дитрихом в весьма двоякое положение. С одной стороны, они именно их удостоили чести поведать им первым о своих нежных и, как выяснилось буквально парой минутой позже, давних чувствах друг к другу. Ведь это не так уж и просто, взять и обнажить сердце перед родителями, у которых могли быть и иные планы на будущее своих чад, и могли также попытаться отговорить своих юных чад от столь ответственного шага в их жизни – сама проходила через это и, кажется, до сих пор помнила, как дрожали коленки в тот день, когда решилась познакомить Дитриха с матерью. Ведь какими бы ни были прекрасными родители, воспитавшие тебя таким, каковым ты есть, всегда есть шанс обнаружить какой-то камень преткновениях. И хорошо, когда он не имеет ничего общего с делами амурными. Но, с другой стороны … Мили ведь была президентской дочкой! Не дочерью какого-нибудь миллионера, что было бы, наверное, куда проще? Конечно, дай бог, править страной сеньоре Веласкес не один отведенный ей пятилетний срок, но все-таки эта должность при ней была не навсегда, пусть даже Тони тяжко вздохнула – ведь, как отнесется к Ноа Долорес Веласкес было еще большим вопросом. Что-то подсказывало женщине, что госпожа президент не собиралась рано выдавать дочь замуж, пусть даже за такого сообразительного парня, как Ноа.
Но, к чему тут вести подобные размышления? Время покажет, чего желает своей дочери чета Веласкес, тогда как сама Пейтон уж явно не желала отпускать двух милых голубков далеко от себя. Женщина уже собиралась взять курс обратно на кухню, из которой только-только вышла, когда слова сына остановили ее. Материнское сердце предательски сжалось, припомнив те все самые невероятные и, возможно, далеко не самые приятные «новости», которые успела нарисовать ее бурная фантазия… В общем, темнокожая женщина была готова практически на все, а потому уставилась на сына и его испанскую избранницу внимательно вслушиваясь в разговор – как бы действительно кому-то из четы Данцигеров не понадобились сердечные капли?
Новость оказалась действительно не плохой. Возможно, ее следовало подать чуть позже – так, наверное, где-то ближе к десерту за праздничным ужином? Однако, разве можно так долго держать при себе такую радость так долго?! Новость – не вино, что следует выдерживать годами, храня в прохладном и темном месте. Новость лишь недолгое время актуальна, а после теряет свой вес … По правде говоря, Тони даже готова была рассердиться на Дитриха, если он так и дальше будет оглядываться на свое начальство, едва не толкнув супруга локтем где-то между ребер. Но, педантичного немца спасла от вспыльчивой супруги лишь новая порция новостей.
- Мы, наверное, можем только порадоваться за вас, - пожалуй, не самым бодрым тоном голоса, но весьма искренне произнесла Тони, обращаясь и к сыну, и к Милагрос, к которым она решительно подошла, чтобы приобнять в который раз и поцеловать. – Мы поддержим Вас всегда, но отец прав – вам нужно рассказать нам все от «а» и до «я», - добавила она, прежде чем Энджи увела брата и невестку в отведенную для них комнату. В какой-то момент Тони даже хотела окликнуть дочь, под предлогом, будто бы ей что-то понадобилось от нее, но … припомнив о том, кто был кладезем знания всех новостей, решила не мешать общаться брату с сестрой. В конечном счете Ноа с Эндж всегда были близкими и Энджи также скучала по нему, как и его родители, и им нужно было дать время на общение.
- Знаешь, дорогой, - все еще глядя вслед сыну, что успел привести в дом даму своего сердца, едва только ему исполнился двадцать один, произнесла в ответ супругу женщина, - можешь называть это материнским инстинктом или шестым чувством, но я так и знала, что это будет не просто знакомство. Просто так у нашего Ноа не бывает, но … раз уж свадьба только запланирована на лето, значит, сроки никого не прижимают. Жаль, что донна Эсперанца не понимает, что самое главное это счастье детей, - добавила она, позволив себе улыбнуться. – Но, давай, пойдем и накроем на стол? Ты так еще и не сделал эггног, хотя после всего услышанного нам явно понадобится что-то более … изысканное, может быть шампанское? Если только открыть его сейчас будет не слишком рано… - предложила она в свою очередь, направившись уже в гостиную, где и следовало расставить посуду и начать сносить приготовленные к обеденному столу закуски, не забывая о том, что впереди остается еще ужин сочельника, который, как и Рождество престало проводить в семейном кругу. – Господи… теперь мне нужно искать платье достойное Белого Дома, - весьма эмоционально выдала Пейтон, пускай и не хотела жаловаться. Просто … она полагала, что их Рождество пройдет не так уж и бурно.

+1

7

Дитрих и Тони уже очень давно и хорошо общались с семейством Веласкес, не в последнюю очередь поводом для этой долгой дружбы послужила успешная и плодотворная работа немца. И конечно же, бывая вместе с супругой в гостях у Лолы и Агустина, Данцигер и его любимая супруга не раз обсуждали будущее своих детей. Старший сын госпожи президента на данный момент времени уже несколько лет как работал в "Аэроджете", куда поступил сразу после окончания Массачусетского технологического университета. Что же касается Милагрос, то она долго (по словам Долорес) раздумывала в какой же колледж ей пойти учиться, благо что возможности ее родителей позволяли ей выбрать совершенно любой, не думая о каких-либо финансовых проблемах. Маленькая вредная испанка в конце-концов выбрала Йель, куда годом раньше уехал и Ноа... и теперь Дитрих догадался почему она решила именно так. Эти двое были знакомы с детства и после того случая с самокатом, часто встречались и начали дружить. Как водится, по мере взросления, эта нежная детская дружба и привязанность переросла в глубокое и преданное чувство - и теперь Данцигер очень надеялся, что Долорес и Агустин не будут против будущей свадьбы, которую задумали дети.
Дитрих вздохнул, направившись следом за Тони на кухню. Кажется... ему придется вспомнить все свое мастерство "матерого" лоббиста, чтобы в случае необходимости уговорить Лолу поддержать Ноа и Мили? Нет никакого смысла высказываться против этого союза - ведь дети давно знают друг друга и по сути уже начали супружеские отношения, не спрашивая чьего-либо мнения на этот счет. Немец знал как Долорес бывает упряма, так что решил, что прежде чем придет на ужин к госпоже президенту, позвонит Агустину. Он человек умный и к тому же куда лучше своих детей знающий как уговорить жену сменить гнев на милость... в том случае, если желание Мили выскочить замуж ей не понравится.
-У нас полным-полно отличного французского шампанского в том холодильнике, что стоит в подвале, -улыбнулся Дитрих. -Помнишь, мы же заказывали с тобой целый ящик несколько дней назад, когда искали подарки для наших ребят? Ну а если говорить про ужин в Белом доме, то мы можем купить тебе что-нибудь новое и красивое, будущая свекровушка. Знаешь, мне очень хотелось чтобы Долорес отнеслась благосклонно к нашему Ноа в качестве будущего супруга своей дочери. Мы отлично воспитали парня, он умный, добрый и умеет всего добиваться собственными силами, без каких-либо протекций. Они очень красивая пара, правда?
-А вот и я! -объявил Ноа, заглянув на кухню и улыбнувшись любимым родителям. -Могу я прервать военный совет? Мам, чем тебе помочь? Давай я помогу накрыть на стол и расставить приборы, пока девчонки наводят красоту?
-Мы с мамой действительно что-то заболтались, -спохватился старший Данцигер, похлопав сына по плечу. -Давай, займись столом в гостиной, а я пока принесу сервиз. Сегодня у нас тройной праздник, так что надо чтобы все было безупречно и понравилось будущей невестушке.
-Спасибо, пап - я знал, что ты и мама меня поддержите, -Ноа благодарно кивнул отцу и подойдя к матери, обнял ее. -Я знаю, что не должен был разводить все эти тайны... но мы с Мили просто хотели быть вместе и немного боялись что ее семье наша инициатива может не понравится. Кажется миссис Веласкес хотела чтобы Мили вначале получила профессию, а потом уже думала как устроить свою личную жизнь.
-Понравится или нет, ты узнаешь наверняка, когда вы объявите Долорес свои чудесные новости. Лолу конечно же можно назвать этакой хищницей от политики, однако она женщина умная и умеет разделять работу и личное. Дети для нее всегда были и будут на первом месте, так что я надеюсь что она не будет против столь раннего замужества дочери, -ответил сыну Дитрих, после чего направился в столовую, попутно окликнув его. -Идем, ты кажется обещал накрыть на стол?
-Уже иду, -улыбнулся Ноа. -Мне бы твое спокойствие, папа... я уже давно знаю родителей Мили, но у меня есть ощущение, что мне придется знакомится с ними заново...
Примерно полчаса спустя, все приготовления были закончены, так что можно было поторопить девчонок и садится за стол одной большой дружной компанией. Ноа и Мили рассказали Дитриху и Тони (Энджи естественно была в курсе всех дел) как полтора года назад нашли небольшую съемную квартиру в Нью-Хейвене и стали жить вдвоем. Кроме адвокатской стажировки, младший Данцигер подрабатывал как фотограф, не желая брать деньги у родителей. Милагрос поначалу хотела устроится в одно из университетских кафешек баристой, однако боясь что ее кто-нибудь узнает, нашла работу в библиотеке юридического факультета. Молодая пара не особенно шиковала, но им хватало на жизнь, после оплаты всех счетов - к тому же, Ноа скоро ждало повышение в адвокатской конторе, где он стажировался, что означалу существенную прибавку к семейному бюджету.
-Я надеюсь, что после окончания учебы, вы с Мили вернетесь в Вашингтон, -произнес старший Данцигер. -Здесь полным-полно престижных адвокатских фирм, где ты мог бы начать свою успешную карьеру, сынок! И пока не обзаведетесь собственным жильем, то можете жить у нас - это я на тот случай предлагаю, Милагрос, если твоя мама вдруг не одобрит ваши летние планы.
-Но почему? -Мили искренне удивилась, пожав плечами. -Мама должна понять меня... она ведь тоже любит и любима. Единственный человек, что будет ворчать, это бабуся, но и ее тоже можно уговорить...

+1

8

… и все-таки о платье Пейтон переживала сейчас менее всего, когда в голове вертелось так много мыслей о сыне, предстоящей реакции четы Веласкес на новости, которые для них настоящим подарком под ёлку приберегли дети… В общем, миссис Данцигер было еще о чем переживать и думать, не хватало только сушить голову платьем, подобно девочке-подростку. В прочем, к весьма успешно раскрутившей собственное предприятие женщины (вязка и шитье детской одежды) всегда было полным-полно достойных ее платьев, ведь никогда не знаешь, куда и когда поведет тебя десница судьбы. Когда-то ранее, много лет тому назад простая и обычная темнокожая девушка по имени Пейтон Хизер Брик не могла себе позволить и малой доли таких нарядов, что были нынче в ее расположении, пусть и не прекращала мечтать о целом шкафу одежды, развешанной не только согласно цветовой гамме, но и согласно сезону. Именно в то далекое время Пейтон и начинала мечтать, хотя и знала – легкого пути не будет, а потому она стала учиться шить сначала у матери, а после сама по себе. Никакие уроки не могут сравниться с теми, которые сделал себе сам – Тони училась на ошибках, которые приходилось исправлять, что портило порой вид ткани и изделия, от чего впредь она старалась не допускать до подобного… Однако речь шла о Белом Доме, резиденции всех президентов США, у стен которой удается побывать едва ли половине граждан, тогда как в стенах оной единицам.
Возможно, будь Тони из другого теста она бы уже размышляла по поводу своего внешнего вида, что касается отнюдь не только платья и туфель. Ведь, как это обычно бывает – только собралась провести дома с детьми праздники, ни к каким грандиозным выходам в свет не готовясь, когда грядет большое событие. Вот тут и вылезают все эти, казалось бы, такие мелкие заботы и нюансы: тут и волосы следовало бы укоротить, а еще красиво уложить, тут и маникюр сделать; а сумочка ведь должна быть в тон туфель… Но, нет! Мысленно Пейтон решила, что ничего такого не будет. Как-никак она знает Долорес уже достаточно давно, пусть и сохраняет положенную им субординацию.
- На самом деле, платье – это лишняя забота, которой нам точно сейчас не нужно, - покачала головой Тони в ответ на слова супруга. – Думаю, твоя сеньора начальница переживет, если я надену платье не из последней коллекции. К тому же, я лучше проведу лишний час с Ноа и Мили, нежели буду бегать по городу в преддверии Рождества, - добавила она, позволив себе улыбнуться, а мысленно закрыв для себя тему внешнего вида, которой следовало заняться лишь вечером перед сном, чтобы утром не бегать в поисках чистой рубашки для мужа, которых у него было в наличии не одна сотня.
Однако, разговор своих родителей прервал Ноа, прекрасно прочитав между строк настроение отца и матери, что вместо дела были заняты разговорами. В прочем, молодой человек вовремя появился, ведь как знать, к каким еще высотам взлетели переживания четы Данцигер? Как ни как, а у них все происходило впервые с Ноа – именно Ноа было суждено обрушить на них груз ответственности за свои же собственные чувства, именно Ноа было суждено первым  пойти в школу, что стало большим стрессом для его матери, нежели его самого… И вот теперь именно Ноа первым решительно вошел во взрослую жизнь и это было настолько волнительно для Тони, что ей вряд ли бы хватило доступных слов, дабы передать хоть часть своих чувств сыну, если бы он только спросил у нее.
Женщина с удовольствием обняла сына, что подошел к ней и прижался щекой к ее плечу, как когда-то давно … Однако мальчишка был он уже не маленький – высокий, как отец, широкоплечий, за которым могла еще спрятаться его матушка, рука которой взялась поглаживать сына по спине.
- Ты ведь знаешь, что все еще являешься для меня маленьким сынишкой? – усмехнулась она своим словам, что должно быть прозвучали жутко банально. – Мы тебя всегда поддержим, дорогой. К тому же папа прав – не стоит строить предположений раньше положенного. Они обычно бывают ошибочными. Лучше думай о том, где будем праздновать свадьбу – или этим занимается исключительно невеста? – добавила она, но все еще не веря своим ушам.
- Ты вылитый отец, Ноа – всегда был самым рассудительным и спокойным. Но, как твой отец – ты любишь порой накручивать себя, почем совершенно зря, - она не журила сына, а лишь пыталась успокоить его. – У меня уже все готово, так что помощи мне почти никакой не нужно – разве что перед ужином, а до него еще далеко. Кстати, дорогой, не забудь еще подобрать бутылочку вина? Думаю, ничего страшного, если президентская дочь выпьет с нами немного вина, - улыбнувшись, провела взглядом сына и супруга, что отбыли приводить в состояние перфекции гостиную, где следовало накрыть стол. Сама же Пейтон лишь вздохнула, оставшись наедине, прежде чем заняться-таки делом – нет, она явно спит?!
Выслушав историю детей, Тони знала, что может гордиться своим сыном, что бы там ни было – мальчишка ведь мог всегда попросить у родителей денег, чтобы не разрываться еще на дополнительную работу, однако не стал этого делать, чем невольно напоминал женщине ее саму. Она была такой же самодостаточной и стремилась к материальной независимости, как и Ноа с Милаггрос, что уже сами себя обеспечивали.
- Вы, как хотите, я надеюсь, что Вы не станете нанимать нянек и ничего сложного выдумывать – мы с Дитрихом ведь с удовольствием будем возиться с внуками, - возможно было очень рано говорить о внуках, тем более до свадьбы, но Пейтон решила сказать наперед. Ведь, кто знает, что потом еще придумает молодежь себе?!
- Мили, а ты уже выбрала себе платье? И где вы планируете сочетаться браком? – решила слегка изменить тему разговора Тони, которую хотела увести подальше от госпожи президента. – У меня есть одна знакомая модельер… если хочешь, можно будет как-нибудь заскочить к ней в гости, как думаешь?   

+1

9

-Я вообще-то надеялась на вашу помощь в выборе платья, -улыбнулась Милагрос, посмотрев на Тони. -Мне очень хотелось пойти в свадебный салон вместе с вами и мамой - это было так здорово! Если же говорить о месте проведения торжества... то мы с Ноа придумали два варианта, которые нам нравятся. Первый - Гавайи... правда мне кажется, что папа может быть против поездки туда. А второй - Марбелья, где познакомились мои родители. Они всегда говорили, что этот городок для них стал особенным...
-Мы хотели устроить не только свадьбу, но и возможность для всех наших гостей отдохнуть на море, -добавил Ноа к вышесказанному. -Праздник будет летом, так что всем наверняка понравится такой вариант... и я очень надеюсь, что его одобрят мистер и миссис Веласкес. Как и мою кандидатуру.
-Я уже тебе говорил, сынок, что не стоит заранее себя накручивать, -улыбнулся Дитрих, любимому сыну и его невесте. Хорошо что у них все идет так гладко и просто -по крайней мере пока что. Знают друг друга с детства и судя по всему, их знакомство в клинике было предопределено самой судьбой, не иначе? -И почему это Долорес не должна одобрить твою кандидатуру? Надо думать, иных вариантов у твоей будущей жены нет и не предвидится.
Милагрос и Энджи засмеялись шутке старшего Данцигера, тогда как Ноа тихонько вздохнул, как и всегда переживая за то событие, что еще только должно было произойти. Праздничный обед продолжился обсуждением возможного подвенечного платья Мили, в котором мужчины принимали лишь номинальное участие, послушно кивая головой, слушая грандиозные планы присутствующих за столом дам. Беседа была прервана звонком мобильника у Милагрос... и когда она ответила на звонок, стало понятно, что госпожа президент уже успела узнать/догадаться, что вредная дочурка решила самостоятельно добираться домой.
-Привет, мам! -теперь настал черед Мили вздохнуть. -Да... я решила прилететь сама... Что тут такого?? И я была не одна, так что не сердись на меня, ладно? Ноа охранял меня во время всего перелета, а потом мы заехали поздороваться с его родителями и поздравить их с праздником. Я и сейчас в гостях у мистера и миссис Данцигер... можно я побуду еще? Невежливо вот так уходить... Хорошо, я им передам. Скоро приеду, мам...
Скинув звонок, Милагрос с грустным выражением лица посмотрела на Ноа, а затем и на его родителей - и не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться что госпожа президент потребовала любимое чадо домой. Дитриху стало жалко свою будущую невестушку и он решил, что обязательно уговорит Долорес отпустить девочку погостить подольше... ну а пока что придется отпустить Мили. Ее родители тоже соскучились по ней и очень ждали приезда.
-Мама просила передать что позвонит сегодня, мистер Данцигер и все-все расскажет насчет торжественного ужина, -тихо сказала девушка. -Мне очень не хочется уходить от вас, честно... но мама уже послала за мной машину. Вы меня извините? Ноа... пожалуйста, только не обижайся на меня...
-Так, никаких мистеров и миссис в этом доме для тебя нет, моя дорогая. Только Дитрих и Тони - просто, ясно и легко запомнить. Поезжай к родителям и не расстраивайся - я думаю что один день разлуки твой будущий муж выдержит, -улыбнулся в очередной раз немец. -Завтра снова встретитесь на ужине и все будет хорошо и никак иначе.
После того как Милагрос уехала домой, Ноа в компании младшей сестры продолжил лакомится мамиными деликатесами. Что же до главы семейства, то и ему позвонили на мобильник, минут так через двадцать после того как ушла Мили. И как оказалось, позвонил именно тот человек, который и был сейчас очень нужен Дитриху для важного разговора.
-Агустин, как хорошо что ты позвонил - мне как раз надо было с тобой кое-что обсудить, -засмеялся Данцигер, мельком подумав о том, что старинная поговорка "на ловца и зверь" наверное никогда не была так актуальна как в эту самую минуту. -Что-то мне кажется, я знаю о чем ты решил спросить.
Поднявшись из-за стола, Дитрих вышел в кухню, куда как раз ушла за новой порцией салата его любимая супруга. И как оказалось, у сеньора Веласкеса было великолепная интуиция, потому как услышав от жены последние новости, он сразу смекнул, что дочурка неспроста прилетела в компании младшего Данцигера.
-В общем... ты попал в самую точку, дружище, -ответил Дитрих на шутливый вопрос инженера о том, не собралась ли Милита замуж за Ноа... раз уж все так сложилось? -Я не шучу и у нас тут был экстренный военный совет, потому как мой сын опасается не понравится госпоже президенту. Мне очень не хотелось портить детям сюрприз, но раз уж ты сам уже обо всем догадался...
После небольшой паузы, немец сбросил звонок и посмотрел на Тони, ожидавшую хороших новостей из стана Веласкесов.
-Он сказал, что сейчас "переварит" эту новость и затем перезвонит. Подождем и попробуем заполучить самого верного союзника?

+1

10

Часы отстукивали свой медленный и размеренный счет едва слышно, но Долорес словно бы отсчитывала свой собственный счет и ритм, постукивая краем карандаша, которым еще совсем недавно еще записывала и корректировала свою поздравительную речь к нации. Но, какие могут быть у госпожи президента мысли о благе нации, о поздравлении к Рождеству или Новому Году? Хорошо, конечно, что в средствах массовой информации уже давно блуждает поздравление от сеньоры Веласкес к гражданам Соединенных Штатов, записанное задолго до того, как младшая дочь решила обрадовать свою мать тем, что на каникулы приедет не одна, а с парнем, которого и хочет представить родным. Ведь, если бы пришлось записывать сегодня и сейчас эту поздравительную речь, испанка не смогла бы даже прочитать с листа ту самую речь, которую готовила не одна только она, но вся ее команда. И ведь прокололась бы она на самом простом и даже элементарном, доказав тем самым своим оппонентам, что у женщины-политика есть весьма существенная слабость – ее семья, дети.
Женщина тяжело вздохнула, смерив взглядом темно-карих глаз лист перед глазами, прежде чем решила, что не будет выдумывать нового велосипеда и поручит одному из своих помощников написать для нее речь на завтрашний торжественный банкет. Этот банкет традиционно уже устраивает Белый Дом и приглашает многих родственников, друзей и соратников правящей ветки на этакий торжественный ужин в честь праздника Рождества Христового, что являлся одним из самых любимых и почитаемых праздников не только в Америке, но и в целом мире. В прочем, это не было такой уж данью традиции предшественников Долориты. Это была уникальная возможность отблагодарить всех и каждого за тот вклад, что внес каждый из них, и просто хорошо провести время. Но, даже такой дружественный и даже родственный банкет не позволял главе страны расслабиться хоть на минутку, тогда как дочь, словно бы нарочно решила подлить масла в огонь. Не хватало того, что она ведет на самое Рождество знакомиться с родителями своего парня, так еще и зачем-то приехала в Капитолий раньше, да еще пошла в гости, вместо того, чтобы позвонить матери, отчитаться о прибытии и дождаться эскорта! Ведь президентская дочь должна получать не просто сопровождение, но лучшую охрану, которую только может ей подарить ее мать…
Веласкес тихо вздохнула, прекратив отстукивать ритм, что уже начал ей самой действовать на нервы. Боялась, что переборщила, пока говорила с дочерью – может быть, она была слишком строга? В прочем, испанка злилась вовсе не из-за того, что ее дочь сначала побежала в гости. Злило то, что узнала это Лола вовсе не от Мили, а от совершенно посторонних людей, так что не выдержав, госпожа президент оставила дела на потом и последовала в кабинет к мужу, что находился аккурат напротив ее. Там сеньор Веласкес, похоже, был немного занят, разговаривая по телефону?
Оповестив о своем прибытием, троекратным стуком костяшек пальцев о дверь, женщина оперлась об ее косяк, при этом, сложив перед собой по-деловому руки. Она нахмурилась, не понимая, что именно обсуждает супруг, да и с кем. Но, вмешиваться в разговор она не стала и лишь дождалась до тех пор, пока мужчина его вовсе не закончит.
- Кто это был, Гуто? – поинтересовалась испанка, когда муж сбросил звонок, однако полученная информация, видимо, была не самой простой и мужчина невольно пожал плечами. В прочем, тянуть из любимого информацию немедленно, Лола не собиралась. Тем более, ей самой хотелось выговориться мужу по поводу и без. Особенно, ей хотелось выговориться до того, как прибудет Мили.
- Мне кажется, я была слишком резка с нашей Мили, - с участием и заметными нотками сожаления, произнесла женщина, тяжко вздохнув. – Как думаешь, она ведь не обидится на меня? Не хотелось бы портить нам праздник из-за моих причуд и придирок, - добавила женщина, вновь тихо вздохнув, после чего перевела взгляд на мужа, что всегда действовал куда проще – просто баловал их маленькую озорницу, что так внезапно выросла и достигла практически согласно мерок всех штатов совершеннолетия. – Надеюсь, Дитрих и Пейтон не будут также обижаться на то, что я потребовала Милаглос немедленно прибыть домой. В прочем, у них ведь самих сын почти ровесник Мили, они должны меня понять, - добавила госпожа президент, прежде чем увидела на лице супруга налет плохо сдерживаемой улыбки. – Что? Я что-то смешное сказала?! – нахмурилась испанка, но вот добиться ответа от мужа не успела, поскольку дочь уже появилась и Долорес поторопилась ее встретить.
- Мили, прости, что накричала – я просто ужасно по тебе соскучилась, - видя недовольное выражение лица дочери, произнесла Веласкес, решив пойти на уступки в честь праздника. – Но, согласись, это было жестоко с твоей стороны заставлять свою бедную мать ждать – сама знаешь, что даже завтра на ужине, все наши гости, словно пиявки будут пить из меня все силы. Ты даже не представляешь, как я по тебе соскучилась… Неужели ты меня даже не обнимешь?

+1

11

По правде говоря... Агустин всегда боялся того дня когда мечты его любимой супруги наконец-то исполнятся и она не только будет работать в столице, но и станет хозяйкой Овального кабинета. Возможная разлука с женой и детьми не могла радовать успешного инженера - ведь у него тоже было собственное любимое детище, которым он успешно руководил на протяжении многих лет. Но по счастью, после президентских выборов, все устроилось так, что руководство "Аэроджетом" не требовало постоянного личного присутствия сеньора Веласкеса, плюс у него добавились совершенно новые обязанности в связи с высокой должностью любимой жены. В глазах избирателей, любой политик мечтающий сделать успешную карьеру, должен выглядеть настоящим примером исполнения американской мечты - человек уважающий семью, верящий в бога и старательно работающий на благо своей нации. Другой вопрос, что большинство политиков "играли" этот самый положительный имидж, но на деле были далеки от совершенства.
Однако, не суть важно? Веласкесы всегда были исключением из множества правил, принятых так или иначе в Большой игре. У них была настоящая крепкая семья и чудесные дети, с которыми они стремились проводить все свое свободное время и которые повзрослев, уже успели выбрать свой собственный путь. Лучи выбрал отцовскую профессию и уже несколько лет работал в "Аэроджете", разрабатывая новые модели двигателей для сверхсекретных спутников NASA - ну а малютка Мили захотела изучать юриспруденцию в Йеле, чему ее родители естественно не противились. Агустин очень скучал по дочери, когда она уехала из дома... потому как новая интересная жизнь, знакомства и учеба совершенно захватили ее, так что у нее частенько не хватало времени поболтать с отцом и матерью по телефону. С Лукасом все обстояло куда проще, потому как с ним глава семейства переговаривался по работе едва ли не каждый день, а вот маленькая вредина заставляла думать о себе и конечно же переживать и беспокоится. Веласкес знал, что дочка должна была прилететь перед самым рождественским ужином в Белом доме, так что весьма удивился, когда его любимая жена выяснила что Мили, оказывается уже уехала из Нью-Хейвена.
Но это было еще пол-беды... Потому как Милагрос собралась познакомить Агустина и Лолу со своим ухажером, что весьма плохо укладывалось в голове ее отца.. У его маленькой крохи парень?? Веласкес привык относится к своей дочери как к любимой малышке, что совершенно не заметил как она стремительно повзрослела. Теперь она красивая девушка, которой хочется нравится молодым людям и наверняка уже мечтается о собственном замужестве?
Агустин еще не знал, насколько он попал в точку в своих размышлениях, когда Долорита сообщила, что Мили приехала вместе с сыном Данцигеров и зашла к ним в гости. Конечно же, госпожа президент тут же приказала дочери срочно ехать домой... и после этого телефонного разговора, Веласкеса стали мучить сомнения. Здесь явно было что-то не так и испанец не стал дожидаться приезда Милагрос и набрал номер старшего Данцигера, который был всегда в курсе всех последних новостей и недаром возглавлял пресс-службу Белого дома.
-Что ты хотел со мной обсудить? -удивленно переспросил Агустин, после того как немец ответил на звонок. -Дело в том, что у меня тоже есть один вопрос, касающийся нашей Мили и твоего сына. Они приехали вместе, притом дочь ничего нам не сказала... она там часом не собралась выскочить замуж за Ноа?
Инженер высказал свои предположения чисто в шутку и ожидал, что сейчас они с Дитрихом вместе посмеются над этой глупой версией... но не тут-то было? Оказалось, что Милита на полном серьезе решила выйти замуж...
-Погоди... ты серьезно? -растерянно переспросил Веласкес и получив утвердительный ответ, вздохнул. -Ладно... я переварю эту сказочную новость и еще перезвоню...
В тот самый момент, когда Агустин сбросил телефонный звонок, в его кабинет заглянула Лола, чтобы поделится своими опасениями относительно недавнего разговора с дочкой. Слушая любимую супругу, инженер совершенно не знал как ему следует поступить - открыть ей секрет Мили или подождать пока дочь решит сама все рассказать?
–Надеюсь, Дитрих и Пейтон не будут также обижаться на то, что я потребовала Милаглос немедленно прибыть домой. В прочем, у них ведь самих сын почти ровесник Мили, они должны меня понять.., -произнесла Долорита и Веласкес, не сдержавшись, рассмеялся. Как только что выяснилось, не нужно было гадать кто является таинственным ухажером Мили - он всю ее сознательную жизнь был рядом с ней. -Что? Я что-то смешное сказала?!
Веласкес не успел что-либо ответить, потому как секундой позже драгоценная пропажа наконец-то объявилась в доме - только посмотрев на дочь, он догадался что она расстроена... но только вовсе не из-за того что мать повысила на нее голос.
-Все в порядке мам, я тоже очень по тебе соскучилась, -улыбнулась Мили, крепко обняв сначала Лолу, а затем и своего отца. -Мне очень нужно вам кое-что рассказать, это очень важно... Давайте поговорим за ужином?
-Конечно, дорогая - иди, передохни с дороги, а потом мы с мамой выслушаем твои новости, -ответил Агустин, обняв любимую озорницу. -Я тоже очень по тебе скучал. Кстати, завтра прилетит Лукас, он тоже очень хочет тебя увидеть - я надеюсь, ты не сбежишь от нас?
-Нет, пап, -Милагрос хихикнула совершенно как в детстве, на пару минут прижавшись к груди Агустина и притянув к себе Лолу. -Не сердитесь на меня, ладно? Я все-все объясню сегодня вечером, обещаю.
После того как Мили ушла к себе, Веласкес понял, что не может скрывать доверенный ему секрет и решительно повел жену за собой в свой кабинет. Прикрыв дверь, инженер нежно обнял Лолу, после чего начал свой рассказ:
-Любимая... мне сейчас кое-что по большому секрету рассказал Дитрих и я решил, что незачем от тебя это скрывать. Видишь ли, наша Милагрос любит Ноа и он сделал ей предложение... так что вдвоем они приехали не случайно и собираются поженится летом. Думаю что дочь собирается нам рассказать именно эту страшную тайну.

+1

12

Правду говорят, что чужие дети быстро растут, а свои еще на долго остаются маленькими и их хочется баловать и опекать. А ведь в том, что эта нехитрая мудрость правдива, женщина-политик узнала еще на старшем сыне, и только потом на Милагрос, которая из-за своего статуса самой младшей в доме была явно более остальных привилегированной, у нее было меньше всего обязанностей по дому, но зато много времени уходило на общение с ровесниками, среди которых однажды Долорес обнаружила и Ноа Данцигера, что был старше Милагрос всего на год. Тогда, на выпускном вечере маленькой принцессы, Лола наконец-то оглянулась и поняла, как выросла ее маленькая вредина, насколько привлекательной сеньоритой она стала и … наверняка стала более ответственной, нежели ранее, в детстве. Наверное, одному богу было известно, как не просто было женщине отпустить дочь в университет, пусть даже в Йель, в котором она получила научную степень, а многие преподаватели все еще помнили ее имя…. Именно это, но не уговоры и просьбы дочери, а еще добрые рекомендации Данцигера, позволило женщине дать своей крохе расправить крыла. Испанка регулярно созванивалась с преподавателями, но вовсе не затем, чтобы попросить за дочь, но лишь узнать – каковы успехи, может ли она быть спокойна, что дочь хорошо учится и не витает в облаках, как это часто бывает, стоит детям глотнуть свежего воздуха, что пьянит молодых духом пуще вина. Женщина знала наверняка, что может быть спокойна за Милагрос и ее учебу – она хорошо сдала все зачеты и даже экзамены. Всего одна четверка, что для маленькой вредины, которой было не просто усадить себя за зубрежку, было весьма неплохо. Особенно, если учитывать прогресс от прошлой сессии. Так что, госпожа президент даже не могла позволить себе мысль о том, что ее дочь могла строить уже настолько далеко идущие планы, как свадьба – нет, она же сама в этом возрасте не думала о замужестве! Хотя и вышла замуж, ведь все к этому шло и было такой себе логической цепочкой на пути к следующему жизненном этапе. К тому же, никто из преподавателей не говорил о том, чтобы Мили увлекалась кем-то настолько, чтобы потерять голову или забыть об учебе. Но, к сожалению, преподаватели слишком много не видят нынче … Они не знают, какой быт ведут их студенты, когда покидают пределы аудитории.
- Хорошо, расскажешь, моя дорогая, за ужином, - усмехнулась женщина в ответ дочери, подумав, что та наверняка желает порадовать их с Гуто своими успехами в учебе. – Только, Мили, впредь я прошу тебя проявлять больше уважения – приезжай домой, мы тебя заобнимаем, а тогда иди с друзьями гулять, можешь пойти в гости, … - добавила она тихо, обнимая дочь обеими руками, чтобы вскоре отпустить свою маленькую птичку, дабы она могла обнять также и отца, а после и они все вместе. Этот приступ нежности Милагрос также не заставил женщину удивиться – она была слепа от нахлынувшей радости встречи, а потому улыбалась и обнимала, пока дочь не отправилась в отведенные ей в Белом Доме покои, оставив после этого своих родителей наедине.
Гуто взял за руку свою властную испанку, увлекая ее за собой в кабинет, в котором и прикрыл дверь, прежде чем нежно обнять ее, но, когда мужчина заговорил и выдал всю порцию сюрприза на раз, Долорита просто выпала в осадок.
- Ты должно быть шутишь?! – спросила она, удивленно посмотрев на мужа. Она ждала, пока Агустин засмеется, но эта его ухмылка не менялась диким смехом и выкриком – попалась, а я пошутит! – Не может быть… ведь она совсем еще юная. К тому же, … - госпоже президенту, пожалуй, впервые в жизни не хватало словарного запаса. – К тому же, она ведь … Сколько ей лет? Всего девятнадцать! Ох, может быть, она забеременела? Но, если нет беременности – так зачем жениться? Пусть поживут вместе, так уж и быть, пусть хорошо подумают, ведь свадьба - это не какие-то там песни-пляски, - женщина говорила, естественно, рассуждая над своим не самым удачным замужеством, что было также «корнями» из студенческой жизни.
- Но, откуда ты знаешь? – нахмурилась женщина, явно полагая, что у нее были хорошие информаторы. – Мне никто и ничего не говорил… И почему не мне первой рассказала дочь? – сеньора тяжко вздохнула, прежде чем присела в кресло. – Я просто в шоке… но, может быть это не так? Может быть, пусть хотя бы закончит еще два года обучения? Она ведь не бросит университет?

+1

13

Кроме опасений за новую работу своей жены и возможную разлуку с ней... Веласкес еще очень боялся того дня, когда его дети начнут свою взрослую жизнь... и, наверное, любой родитель всегда опасается этого дня, который не может не наступить для любой семьи? Первым из дома уехал Лучи и отучившись, решил вернутся в Сакраменто - там теперь была его любимая работа и любимая девушка, с которой он, кстати тоже только собирался познакомить родителей. Когда уехал Лучи, Агустин утешал себя тем, что Милита еще долго будет дома... но похоже что именно сейчас пора было уже как-то смириться с тем, что и она решила покинуть уютное семейное гнездо?
-Я пару минут назад говорил с Дитрихом, любимая, -тихо ответил Агустин на вопрос жены. -Мили ведь была у него в гостях вместе с Ноа... и они объявили свои феноменальные новости за праздничным обедом. И как я понял, дочь скажет нам о своих планах сегодня на ужине...
После того как Лола со вздохом опустилась в ближайшее кожаное кресло, ее муж присел перед ней, взяв за руки - понятное дело, госпожа президент явно не ожидала такого от своей маленькой вредной принцессы? Пожалуй, это можно охарактеризовать следующим выражением - жили, работали, не тужили... и как-то сами не заметили как любимая дочка стала совсем взрослой?
-Насчет беременности Данцигер, слава богу, ничего не говорил, -постарался инженер успокоить Долориту. -Я думаю, что его сын обрадовал бы его этим в первую очередь. Он рассказал, что дети хотят поженится этим летом, после всех экзаменов... Представляешь, я сам высказал это предположение, правда в шутку - мол, не решила ли наша Милагрос выйти замуж за Ноа, раз уж они даже приехали вместе... И оказалось, что попал в точку...
Вообще, Агустин был весьма удивлен тому серьезному подходу к личной жизни, что продемонстрировала его единственная дочь... и по сути, Лола была права, детям незачем было жениться в столь юном возрасте. Сам испанец в девятнадцать лет вел веселый студенческий образ жизни, даже не задумываясь о каких-либо серьезных отношениях - и свою единственную и неповторимую женщину встретил уже будучи состоявшимся по сути человеком. Судя по всему, сын Данцигеров был более благоразумным юношей, желавшим настоящей ответственности за свою половинку, даже несмотря на то что им обоим еще только предстояло доучиться?
-Я не думаю что Милита хочет бросить учебу - ведь они сказали Дитриху и Тони, что поженятся только после сдачи сессии. Значит они планируют жить вместе в Нью-Хейвене... но в любом случае, Мили сама нам все расскажет, надо только набраться терпения? -пожал плечами Веласкес. -Давай-ка отдадим все распоряжения относительно ужина? И очень кстати, что мама поехала нынче в гости к своей подруге... ее надо будет подготовить к нашим новостям...
На одной из городских выставок цветов, донне Эсперанце посчастливилось познакомится с испанкой своего возраста, тоже обожавшей розы - она выращивала их в собственной, прекрасно оборудованной оранжерее за городом, благодаря щедрости своего супруга, отставного военного. С тех самых пор, достойная во всех отношениях сеньора Маркес частенько приглашала свою новую подругу погостить, поболтать и конечно же позаниматься любимыми цветами, ведь возится с ними матушка Агустина просто обожала. Веласкес уже предвидел реакцию вредной старухи на замужество Мили... наверняка она устроит вселенский скандал, сказав что не стоило отправлять дите так далеко от дома, где полно всяческих соблазнов и искушений? В любом случае, в результате, во всем будет виноват Агустин, так что еще стоило подумать как преподать матери новость сегодняшнего дня.
Итак, зайдя ненадолго к себе в спальню, госпожа президент и ее муж привели себя в порядок и спустились в столовую, где их уже с нетерпением ожидала любимая дочь. Расспросив о любимом брате, девушка ненадолго замолчала, явно пытаясь собраться с мыслями и ее отец не выдержал нагнетания интриги.
-Мили... мы с мамой просто умираем от любопытства - может ты расскажешь уже про своего избранника? Конечно, мы его давно знаем, но все-таки...
-Пап, откуда ты знаешь про Ноа?? -удивленно воскликнула Милагрос и переведя взгляд на любимую маму, вздохнула. -Пожалуйста, не сердитесь на меня... я не хотела вас огорчить, честное слово. Просто я его люблю... и он меня тоже...
-Дорогая... прости, но я уже испортил твой сюрприз - точнее не я, а твой будущий свекр.., -улыбнулся Веласкес. -Он рассказал про ваш с Ноа секрет...
-Просто Ноа очень боялся не понравится вам с мамой... наверное поэтому, мистер Данцигер и решил подготовить вас заранее, -тихонько вздохнула Мили. -Мам, у нас все серьезно и мы не собираемся бросать учебу - будем жить в Нью-Хейвене, а потом переедем в Вашингтон. Я не рассказала тебе раньше обо всем, потому как боялась что тебе это не понравится...

Отредактировано Agustin Velazques (2015-12-06 21:14:36)

+1

14

Долорес могла ожидать чего-угодно от своей дочери, но явно не решения выйти так скоро замуж. Помнится, в свои девятнадцать лет госпожа президент даже не думала о семейной жизни? Она желала добиться чего-нибудь от жизни, поставив перед собой высокую цель, которой вскоре, в прочем, добилась и даже более того, прыгнула намного выше головы, когда решилась работать в политике. Да, конечно, дети являются истинным отражением своих родителей – они, как губки, вбирают в себя все, что их окружает и, зачастую, копируют и искажают самые ужасные черты характера своих отцов и матерей. И вот сейчас, сидя в кресле, Лола думала лишь о том, где она поступила не так в воспитании своей вредной маленькой принцессы, что всегда была тем еще сорванцом, о котором бабушка только и говорила, как не просто будет ее выдать замуж. Но, все оказалось совсем не так.
Да, понять мотивы детей родителям бывает не просто, ведь они считают, что знают лучше. И сейчас, сидя в своем кресле, женщина определенно знала, что было бы лучшим для Милагрос и Ноа. В прочем, она уже об этом успела сказать вслух супругу, что мягко и доступно попытался донести остальные нюансы этого щекотливого вопроса до ее ушей. Пугало? Нет, скорее огорчало лишь то, что они не удостоились возможности услышать эту новость первыми. Задавать себе самой весьма опасный вопрос относительно того, неужели она настолько плохая мать, Долорита пока не стала. К тому же, Агустин вовремя постарался сгладить ее самые болезненные опасения.
- Ты так спокойно говоришь об этом, что мне становится еще более страшно за нашу Милиту, - покачав головой, произнесла женщина. – Не думаю, что для того, чтобы сделать ребенка нужно много ума – нам-то не знать? – выдохнула испанка, позволив себе улыбку, что значило лишь одно. Даже в самых неожиданных и даже несколько поспешных решениях детей, можно обнаружить … свои плюсы? В прочем, всегда нужно хотя бы припомнить себя, если не в ранней юности, так позже и запомнить, что история далеко не всегда повторяется, как и не всегда играет злые шутки.
– Наверное, хорошо хотя бы то, что ей все-таки понравился Данцигер, а не какой-то прохвост из университета, - словно бы о какой-то милости, произнесла сеньора, покачав головой из стороны в сторону, будто бы взвешивая свои слова. – Мы его хотя бы знаем… - добавила она, прежде чем Агустин решил отложить их небольшой военный совет на более позднее время, после разговора с Милагрос, которой следовало действительно все рассказать самой, не тянув резины, дабы впредь ее родители не переживали такой стресс. – Но, ты совершенно прав – давай приготовимся к ужину, и дождемся, что же нам расскажет Мили, - улыбнувшись Агустину, Лола поднялась со своего кресла, приняв его ладонь, дабы спуститься вниз на кухню и распорядиться на счет ужина, а после … приготовиться ждать, что было самым сложным. Ведь мысли роятся в голове, подобно рою шумных пчел. Одному лишь богу было известно, как еще от этого у Долорес не разболелась голова – пожалуй многочасовые переговоры на счет дела Сирии и Ирака, где решались судьбы миллионов населения и не одного государства, были проще, чем это ожидание.
Уже сидя за столом, Долорес позволила Агустину вести беседу – как-никак, а именно он ответственен за избалованность их любимой крохи, что выросла гораздо раньше, чем они к этому были готовы. Женщина внимательно смотрела на дочь, что не притронулась даже к еде, едва стоило коснуться темы ее жениха. Но, когда их взгляды встретились, а Милита просила не сердиться, ей стало попросту жаль. Жаль, что она растерялась, позабыв порадоваться за дочь; жаль, что придумала кучу всего…
- Знаешь, дорогая, будь моя воля, я бы хорошенько отругала тебя хотя бы за то, что ты сразу не рассказала нам с папой ничего. Но, ты уже ведь не в том возрасте, чтобы тебя ругать и отчитывать, - решительно произнесла Лола. – В прочем, это на тебя никогда не имело никакого воздействия. Я, конечно, не в особенном восторге, ведь вы еще так молоды, … но это не причина, скрывать и строить тут тайны Мадридского двора. Ноа хороший парень, и раз уж вы так непоколебимы – лично я препятствовать не стану, хоть и попрошу подумать еще раз обо всем хорошенько. Поживите год или два вместе, а тогда сыграем свадьбу, мм?

+1

15

От Агустина не укрылось как грустно вздохнула его дочь - видимо заранее предполагала, что Лола будет против столь скорой свадьбы? Инженер мог бы попытаться объяснить Милагрос, что не стоит торопится начинать взрослую жизнь раньше времени... ведь еще нужно было закончить университет и получив профессию, встать на ноги в этой жизни. И уже после этого думать об официальных отношениях - однако, дети есть дети? Быть может стоило бы порадоваться, что они вообще задумались о свадьбе, ведь нынешняя молодежь давным-давно уже "забила" на все возможные правила, которые имели вес по их мнению в эпоху мезозоя, но никак не в двадцать первом веке.
Тем временем Мили с надеждой взглянула на отца, надеясь что он скажет хоть что-нибудь в ее поддержку... и пришел черед Веласкеса тихо вздохнуть. Увы, но отказывать в чем-либо любимой дочери он не привык и устоять перед грустным вглядом ее больших темных глаз никогда не мог.
-Мили... послушай, мама хочет для тебя только самого хорошего.., -начал было Агустин, на ходу стараясь придумать разумные аргументы, которые его дочурка примет к сведению, но тут Милагрос выдала вторую свою новость дня... и надо сказать, подобного ее отец даже и не предполагал?
-Папа, мама... я все понимаю... но нам с Ноа не нужно время чтобы проверить свои чувства, -тихо, но твердо произнесла девушка. -Дело в том, что мы с ним уже живем вместе больше года... у нас есть квартира в Нью-Хейвене....
-Прости... я не ослышался? -брякнул испанец, не веря своим ушам. По правде говоря, после звонка Дитриха, он представил себе отношения Мили и Ноа как нечто романтическое... то есть ничего серьезного между ними точно не было еще. Но не тут-то было? -И... как давно у вас продолжаются серьезные отношения?
-Папа, только не сердись... мы стали встречаться до того как Ноа уехал в Йель.., -ответила Мили. -Я не понимаю, почему ты так реагируешь? Он сделал мне предложение еще до того как мы стали собираться домой на праздники - и я хочу быть его женой. Не просто девушкой, или подружкой, понимаешь? Его женой... чтобы у нас была настоящая семья...
Милагрос поставила свой бокал на край стола, решив высказать свои решающие доводы, пока родители еще не успели высказаться против всех ее грандиозных планов. Они ведь всегда говорили, что готовы в любой момент сделать для нее и Лучи все что угодно, а так же поддержать и помочь во всем - вот и настал подходящий момент чтобы это доказать?
-Я очень вас прошу поддержать меня сейчас... вы ведь давно знаете Ноа... Я очень его люблю и выйду замуж летом, как мы с ним и задумали - поэтому, пожалуйста, будьте на моей стороне? Родители Ноа нас просто замечательно приняли, хотя тоже были очень удивлены нашими новостями - Дитрих даже предложил пожить у них, если потребуется.
-Почему это вы должны жить у Данцигеров? -удивился Агустин, совершенно забыв что собирался уговаривать дочь не торопить события. -У нас полным-полно места и мы с мамой вовсе не против вашей с Ноа свадьбы... Милита, пойми, что ты еще очень молода... И где и как вы собрались женится, кстати?
-Я не собираюсь бросать учебу, папа, -мигом просияла Милагрос, поняв что уговоря папу, можно будет уговорить и маму... -А насчет свадьбы, мы все уже придумали! Уверена, что тебе и маме понравится наш вариант - мы хотим устроить праздничное торжество в Марбелье! Как вам такая идея? Ноа считает, что всем нашим гостям и друзьям понравится милая вечеринка у моря... и ведь наш новый дом на побережье вполне позволяет позвать много гостей...
-Марбелья значит... знаешь, любимая - а мне нравится идея ребят, -хитро улыбнулся Агустин, посмотрев на обожаемую жену. -Столько воспоминаний просыпается при одном только этом названии, правда? Один поход в магазин возле гавани чего стоил... Мне кажется, тебе надо срочно найти окно в своем плотном графике на июль-месяц. Вы же хотите ехать в Испанию в июле, Мили, если не ошибаюсь?
-Мы с Ноа готовы подстроить дату так, чтобы ты и мама, а так же мистер и миссис Данцигер смогли поехать в Марбелью. Правда тут есть еще одна маленькая загвоздка, которая наверняка не придется по вкусу бабуле... она захочет чтобы я венчалась в церкви, но мой будущий муж не католик. Я еще не говорила об этом с Ноа, но если он не захочет принимать католичество, то мы распишемся в мэрии...
-Дорогая, не торопи события? -Веласкес усмехнулся, представив себе какую тираду выдаст его матушка, когда узнает что внучка собралась выйти замуж без благословения святой матери-церкви. Да еще и за лютеранина, плюс еще уже сейчас живет с ним словно его жена. Надо думать, последний факт не стоит доводить до сведения донны Эсперанцы? -Вот что мы сделаем - дождемся Данцигеров на праздничный ужин и все вместе обговорим, хорошо? Они разумные люди и мы сумеем найти все необходимые компромиссы...
Агустин не успел даже договорить, как совершенно счастливая Мили кинулась обнимать сначала его, а потом и свою мать. Как она вообще могла подумать, что они могут быть против ее свадьбы??

+1

16

Рождество… почему-то именно к этому празднику принято приводить в порядок все в своей жизни и окружающем тебя пространстве, ведь это не просто самый любимый праздник в году ребятни, подростков и даже взрослых, отчаянно надеющихся получить от жизни свой подарок. Просто вскоре за ним наступает Новый Год, в котором хочется остаться без множества дел и хлопот, что беспокоили в этом году. Однако, как будет справиться с теми самыми хлопотами, которые грозятся вот-вот свалиться на голову? В прочем, разве они только грозятся упасть подобно снегу на голову среди калифорнийского лета? Дети растут, дети вырастают и, похоже, старший сын Данцигеров уже успел вырасти. Более того, ребенок, коим он все равно останется для своих родителей, не смотря на то, сколько лет пройдет со дня его рождения, уже решил, с кем проведет остаток своей жизни. И надо сказать, оказался более уверенным в увлечении и симпатии своей юности, нежели его родители, которые также встречались во время своей учебы. Правда, Тони тогда, кажется, училась в выпускном классе, а Дитрих приезжал из Сакраменто ради встреч с любимой чуточку чаще?
Время летит, беспощадно и бесповоротно. И сейчас, вспоминая былые дни, Пейтон должна была признаться, что не ожидала от него подобной прыти. В прочем, кажется, только-только Дитрих впервые поцеловал ее? Кажется, еще вчера произошла их встреча спустя годы, которая заставила изменить размеренный курс их жизней? И ведь совсем недавно женщина дала жизнь сыну, который теперь сам стремится жениться и завести свою семью, не взирая на возможные трудности и препятствия, что обычно предназначены для того, чтобы испытать на прочность союз двух сердец. И дай бог, чтобы этот союз становился лишь крепче.
На самом деле Пейтон гордилась сыном, пусть волнение было значительно больше. В прочем, они воспитали действительно ответственного молодого человека, что не просто хочет вести развеселую жизнь, подобно большинству парней его возраста, но желает нести ответственность за того, кого любит. Только умудрился парень влюбиться не кого-нибудь, но в президентскую дочь. А это, надо сказать, почти то же самое, что в средние века простому рыцарю позариться на принцессу. По крайней мере, так виделась ситуация Тони.
Женщина улыбнулась на слова супруга, когда он рассказал о том, как прошел его небольшой разговор с Агустином. Надо ли говорить, как Тони надеялась на то, что муж госпожи президента сумеет убедить супругу в правильности решения детей? Видеть, как переживает, и лишний раз накручивает себя сын, было невозможно. Однако день завтрашний был не за горами тоже, а время так и не растеряло своей прыти даже в ночь перед рождеством, когда не смотря ни на что, Пейтон и Дитрих поставили упакованные в яркую подарочную бумагу подарки для своих детей и друг для друга тоже. Утром следующего дня женщина мимолетно заметила, насколько сын плохо спал ночью, когда он пришел в гостиную дома явно не выспавшимся.
- С Рождеством, мой милый, - мягко произнесла женщина, вручив сыну традиционное кофе с зефиром, которые они все дружно могли пить и попивать, разбирая подарки ровно до тех пор, пока не придется собираться на рождественский ужин в Белый дом.
- Спасибо, мам, - улыбнулся Ноа матери. – И тебя тоже с Рождеством, - добавил он намного бодрее и веселее, чем Тони могла ожидать. В прочем, такой метаморфозе парня послужил утренний рассказ Милагрос о том, как приняли родители новости от своей маленькой и ужасно вредной дочери – никто не ругался, все были шокированы, правда, но вроде все должно пройти, как надо? К тому же, уже вечером Ноа ждал еще один подарок, но уже в Белом Доме. Все-таки Мили так и не вручила его заранее. Не захотела, вредная девчонка.
Но, вот пришло время узнать, что решили подарить друг другу самые родные и близкие?
Аккуратная и весьма изысканная подвеска досталась Пейтон от Дитриха, тогда как сын решил подарить весьма неожиданный подарок – Ноа сделал фото своих родителей как-то летом, когда они ездили отдыхать в Германию навестить тетю Линн, так что теперь это весьма милое фото в рамке могло украшать, как спальню, так и гостиную Данцигеров. Энжи решила сделать подарок всем, сделанный своими руками – матери она подарила браслет, а отцу брелок на ключи, тем более он давно уже должен был свой сменить! Ну, а Ноа достался тоже брелок, хотя девочка не была уверена в том, что брату он так сильно был необходим, а потому сильно волновалась, когда дарила этот подарок. В общем и целом, обмен подарками этим утром затянулся настолько, что вспомнить о времени пришлось спонтанно – решив, что надо вспомнить о завтраке, после которого предстояло начать внушительные сборы и подготовку семейства к походу в Белый Дом. Ради этого события женщина около часа гладила костюмы и рубашки для своих любимых мужчин, один из которых уже вот-вот должен будет отойти под опеку своей избранницы.
- Ну, кажется, мы все уже готовы идти уже, - сообщила Пейтон, когда закончила со своим гардеробом. Женщина побоялась смотреть на часы, поскольку не желала даже думать, что они могли бы опаздывать – все-таки на такое действо это было просто непозволительно? В прочем, если бы они опаздывали или задерживались, разве Дитрих не сказал об этом своей жене?

+1

17

Увидев утром своего любимого сына, Дитрих без особого труда догадался что тот не смог сомкнуть глаз большую часть ночи... и это было немудрено, учитывая тот факт, что спустя несколько часов для Ноа должна была решится его судьба. Парень старался быть спокойным, когда вышел к завтраку и получил подарки от родителей и младшей сестры, но полностью скрыть собственное волнение ему так и не удалось. Да и как иначе, ведь отец с матерью знали его лучше всех на свете и с самого детства понимали буквально с полуслова... Старшему Данцигеру очень хотелось как-то ободрить Ноа, но видя его взвинченное состояние, он решил не обострять, тем более что Энджи очень хорошо удалось отвлечь брата от невеселых мыслей разговором.
Пока дети болтали на кухне, Дитрих направился в спальню, где его супруга уже принялась доводить до состояния перфекции строгие костюмы для него и сына - прием для немногих счастливчиков все-таки предстоял официальный и следовательно предписывал определенный дресс-код.
-У меня уже нет сил смотреть как он переживает.., -тихо сказал немец, приобняв любимую супругу за плечи. -Я сомневаюсь конечно что Лола и Агустин могут быть против него... они ведь любят свою дочь. Да и толку мешать детям, когда они уже живут вместе? Мне хочется думать, что все завершится благополучно, но нервозность Ноа передалась и мне - кажется еще немножко и меня точно так же начнет колбасить, как любит выражаться Энджи.
Он прижал к себе Пейтон, с удовольствием коснувшись ее губ своими - и одним поцелуем дело не ограничилось, но всю идиллию нарушила Энджел, раньше всех вспомнившая о том что пора бы начать собираться.
-А ну-ка прекратите, в комнате между прочим ребенок! -хихикнула озорница, мигом подлетев к родителям. -Мамуль, где мое платье? Я заберу его и не буду вам мешать - но только не увлекайтесь пожалуйста и не забудьте про ужин, ладно? Когда еще мне представится возможность сделать селфи в Белом доме... пап, а Овальный кабинет нам покажут? Я бы там тоже сфоткалась!
Дитриху пришлось выпустить из объятий Тони, но он отыгрался тем что поймал свою неугомонную дочку и принялся ее щекотать, прекрасно зная как она боится щекотки.
-Вредная девчонка, мне что уже нельзя побыть наедине с собственной женой? -глава семейства сделал вид, что хочет испортить тщательно уложенную прическу Энджи, основательно разлохматив ее, но дочка успела вывернутся из его рук и коварно хихикая, спряталась за маму.
-Не порть красоту, папа! Вдруг я встречу на этом ужине какого-нибудь миллиардера? -выдала Энджел давясь от смеха. -Он увидит меня и позабудет обо всем на свете, а потом завалит бриллиантами и увезет на Бали. Правда клево?
-Так я и позволил кому-то тебя увозить. Между прочим, у меня в Белом доме определенная репутация, так что навряд ли кто-то осмелится подбивать к тебе клинья, -рассмеялся Дитрих, на что его не в меру умное чадо театрально вздохнуло. -И не надо на меня смотреть такими глазами, дорогая - ты сама виновата, что я включил отца-тирана.
-Ну вот, меня заставили упасть с небес на землю, -пожала плечами Энджи и поцеловав Тони, схватила свое платье и умчалась собираться. Ее родители так же продолжили свои сборы, так что к началу официального ужина дружное семейство не опоздало. До приглашения за стол оставалось какое-то время и Дитрих не выдержал, решив поговорить с Долорес, до того как она и ее муж объявят свой вердикт юным влюбленным.
-Любимая, я ненадолго отойду и сейчас вернусь, -тихо сказал немец супруге, после чего направился в кабинет Долорес - раз она не появилась среди гостей, то наверняка была именно там, подбивая последние дела вместе со своей секретаршей. Пройдя мимо охраны, Данцигер постучался и получив благосклонное "войдите", прошел в кабинет, где Лола и вправду была занята какими-то бумагами. -Госпожа президент, вы позволите отнять пару минут вашего драгоценного времени?
Долорес предложила Дитриху присесть, так что он продолжил уже устроившись в большом кожаном кресле напротив ее стола.
-Лола... мы давно уже работаем вместе - и ты знаешь, что не имею привычки юлить. Пожалуй, сейчас я начал нервничать больше чем мой сын, чего со мной уже давно не бывало. Бога ради, скажи мне, что решил ваш семейный совет? Боюсь что моя хваленая прозорливость начала буксовать, когда дело стало касаться Ноа...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-13 08:24:54)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Домой на праздник ‡Альтернативное будущее