vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » How You Like Me Now?


How You Like Me Now?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Woody & Nicole
дом Бойдов
сентябрь 2015
http://funkyimg.com/i/25fRL.png

Свернутый текст

http://funkyimg.com/i/253XJ.gif  http://funkyimg.com/i/253XK.gif

а вообще секса не будет. честно. только сопливые разговоры николь и мои искренние попытки ее слушать.
она даже не разденется. и не покажет мне грудь.
так что идите мимо.

+1

2

look
     Она приходит не в первый раз. Не в первый раз является ко мне на порог - вся такая уверенная в себе и до безумного упрямства гордая. Мы почти не разговариваем - крайне редко она бросит в мою сторону пару дерзких оскорблений, всеми фибрами своего существа пытаясь ужалить меня в самое больное место. А потом мы трахаемся - жестко и горячно трахаемся на всех поверхностях моего жилища, совершенно забывая о правилах приличия и не подстраиваясь под вездесущного оператора с камерой на перевес. Секс не во имя всемирной маструбации, секс во имя нашего алчного и эгоистичного удовольствия.
     Она сумасшедшая - шальная горячая кошечка, ангельский светлый сахарочек, как мне нравится ее называть. Она красивая, только ее грустный взгляд мешает мне быстро кончить. Она думает, думает во время ебли, и меня это раздражает - но не смотря на это - я не отказываюсь от ее присутствия, позволяя утопить в моих объятиях печальные мысли.
Сегодняшний день не исключение.
     - Ты не вовремя. - От меня только что сбежала Клэр, наш разговор с ней в очередной раз не закончился ни чем удачным. Ссоры, скандалы, постоянный геморрой на мой чересчур сексуальный в ее глазах мозг. Раньше мне было по хуй на ее капризы, сегодня... Неприятный осадок чуть не дал мне совершить глупость. Я пытался закрыть дверь перед Никой, но ее грубый ответ в стиле "мне по хуй", и уверенный шаг внутрь заставил меня отступить.
     Моя постель, светлая простынь, разноцветные подушки. Я провожу языком по ее позвонкам, сильнее вцепляясь в ягодицы, оставляя под пальцами красные следы. Ритмичные хлопки остаются нашей фоновой мелодией любви - она едва слышно постанывает - трах не приносит удовольствия - мы оба затраханные до смерти своими проблемами. Секс не спасает.
    - Гуффи, я возьму пару долларов? - дверь резко открывается, Гарри врывается в комнату, совершенно не обращая на нас внимания: роется в моих брюках, ищет мелочь на поверхности комода. - Вернешь с процентами. - Я не останавливаюсь - напористо овладеваю телом Никки, пробираясь свободной рукой к ее титечкам. Присутствие брата меня не смущает - в нашем доме живет трое половозрелых мужиков, нам часто приходится с завистью слушать, как в соседней комнате кому то из нас повезло. Не завидуем мы только Рамси - по понятным для всех причинам.
     Никки раздражается, разрушая нашу идеальную позу раком и скрывая свое тело под тонкой мятой простыней.
     - О, это та девчонка из порно? - Гарри задумчиво морщится, пытаясь вспомнить имя моей подружки: щелкает пальцами, ее имя крутится у него на языке - но я не даю возможности похвастаться своими знаниями. - Да, Лефер - а теперь проваливай на хуй из моей комнаты. И дверь за собой закрой.
      - Бля, бро, не будь занудой. Че я там не видел?
     - На. Хуй. От сюда. - настроение ни к черту. Поднимаюсь, чтобы одеть трусы и дать пинка братцу. Проверяю мелочь, разворачиваясь к сахарку, устало потирая затылок.
      - Я уже говорил - ты не во время. - не извиняюсь. Скорее хочу предотвратить ее очередную любимую истерику - я предупреждал - хорошего секса от меня ей сегодня не видать. Клэр слишком сильно задела мое самолюбие. - В чем дело, Никки? - я не выдерживаю. Закуриваю косячок, открывая окна и впуская в комнату холодный сентябрьский воздух. Лай Помпиду доносится до нашей комнаты - наверное опять загнал соседского кота на дерево. - Ты приходишь ко мне уже третью неделю - и не смотря на свою самоуверенность, дело не только в том, что я прекрасный ебарь и мой член самый лучший из всех, что ты видела.
- В чем дело?

+2

3

Господи! Мой мир опять летит к чертям! Наркотики, съемки, наркотики, алкоголь. Его все устраивает. Его устраивает этот беспредел. Он не думает взрослеть. Он не думает о нормальном будущем. О нормальной жизни, где у нас нормальные отношения. Где он и я простая обычная парочка без левых трахов. Я хочу скорее поступить в универ, скорее избавиться от этого кошмарного сна, в который так умело меня тянет Драко. Я хочу избавиться от всего, кроме него. Я не могу объяснить эту тягу к нему. Не могу объяснить, почему я до сих пор не подалась в бегство и не послала его. Может это моя извращенная любовь. Или просто мое извращенное им мое сознание. Я стараюсь не устраивать каждый раз ему истерики и скандала, когда понимаю, что он обдолбан. Не ору на него, когда в его венах течет алкашка. Я много чего ему не высказываю. Кажется, я слишком оберегаю его. Или просто боюсь потерять его, если буду так тщательно выносить мозг. Я нашла хорошее утешение себе и прекрасную месть ему. Я ухожу к Вуди, да к тому самому, которого ненавижу. Точнее ненавидела. Я трахаюсь с ним и изливаю душу. А потом об этом красочно рассказываю Драко. Не о том, что я изливаю душу, а о том, что трахаюсь. Это странно, но именно сюжеты моей личной жизни, становятся сюжетами моих эротических рассказов. Не удивительно, что эти романы кто-то читает. Я бы тоже предпочла один раз прочитать и забыть, чем один раз все это пережить.
- Только ты можешь появится в этой жизни не вовремя. - Я обижено отталкиваю мужчину в сторону и позволяю себе пройти в его комнату. Он совсем охерел. Не видит в каком я состоянии? Мне он катастрофически нужен. Мне нужно расслабиться. У меня в голове Драко с расширенными зрачками и причина всему этому не мой сексуальный вид. Мне не нужно ничего говорить, потому что после того, как я скидываю с себя футболку, ощущаю прикосновения Вуди на себе. Первые минуты дают какое-то расслабление, а потом мою голову снова заполняют мысли. Это не секс, это просто машинальный трах. Каждый из нас действует по заученной программе. Он и я думает не о нас.
- Вуди, твою мать! - рычу я на него, когда в комнату заходит его брат. Мне было бы все равно, так как я привыкла трахаться прилюдно для камер. Но особенность Вуди была именно в том, что он не моя работа. Он моя ячейка личной жизни, которая нелепо попала в работу. Я подарю ему замок. БОЛЬШОЙ гребанный замок. Какое к черту возбуждение. О каком расслаблении можно говорить или мечтать. Я снова злюсь. Больше всего меня злит невозмутимость этого неотесанного мужика, я о мистере Бойде. Я готова вскочить и спрятаться, прикрыться или еще что-то, но вынуждена спасаться простыню. Походу он не понимает в чем проблема. Проблема в том, что я не кончила, это для начала.
- Я у всех не вовремя. - шиплю я на моего издевателя. - Тебя понравился этот цирк? Я всего лишь хотела один раз кончить под тобой. - Такой грубой и открытой я могу быть только с ним. Он знает, что моя скромность иногда уходит в тень и женственность теряет сознание.
- Вуди, я умоляю тебя, давай без показушничества! Твой лучший член сегодня ни на что не способен. - я унижена и оскорблена. Но кого это нахуй волнует? Только меня униженную и оскорбленную. - Вуди, я хочу нормальные отношения. Неужели этот так сложно в наше время - он должен понять, что я хочу серьезных и нормальных отношений ни с ним.

Внешний вид: джинсы, футболка, кеды, куртка

+2

4


     - Ни слова про мою мать. - огрызаюсь на ее визги, провожая взглядом силуэт Гарри.
Сегодня все идет через задницу, и даже спасительный трах с шикарной красоткой не спасает мое увядающее настроение. Член упал, я скрываю его позор под тканью серых боксеров - закуриваю, раздраженно потирая затылок и усаживаясь на край нашей мятой постели. Голова раскалывается, я снова думаю о Клэр и о ее последних словах, сказанных в мой адрес.
     Я неисправимый кретин и дегенерат - словно она только сейчас заметила во мне это, словно только сейчас поняла, насколько я неисправимая сволочь. Пальчики ног Николь касаются моей поясницы - и я вновь вспоминаю о ее присутствии в моей жизни.
Мне не стыдно, не стыдно, что я провожу свой досуг в ее объятиях - мы выполняем друг для друга роль запасного варианта. Отвлечение. Маленькое сексуальное хобби - наши ласки обычно всегда помогают забыться. Но не сегодня - я не мог сконцентрироваться - она это чувствовала - день не удался.
     - Это не моя вина. - она расстроена тоже. Вижу это по влажным глазам и рассерженному оскалу алых губ. Я привык к ее вечному недовольному настроению, но сегодня она была особенно не в духе. Я чувствовал это позвоночником, пока она терроризировала меня взглядом, проклиная и меня, и мой лежачий хуй всеми известными ей матерными словами. - Сорямба, я сегодня не в рабочем состоянии. Я предупреждал.
     Нечего истерить теперь - нечего выливать на меня свое недовольство. Она мне никто, не моя телка - так что не вижу причин для попыток оправдаться или реабилитироваться. Я давно вышел из того возраста, когда за каждую неудачу ты виновато смотришь под ноги и мечтаешь провалиться сквозь пол. Мне все равно. Это часть моей жизни, и я не всегда могу выступать в роли героя-любовника.
- В любом случае ты не отрицаешь того, что он действительно лучший. - я вытягиваю указательный палец вперед, чуть присаживаясь на корточках - этакий жест в стиле "я все-таки подловил тебя, сучка". Но веселый настрой был слишком надуманным, и я снова вернул себе кислое выражение лица, накидываясь на Нику с очередным грубым вопросом.
     - Нормальные отношения? - ох мать, еще одна ебаная баба, которая мечтает встречаться с мужиком, печь ему пироги и контролировать каждый его шаг и поступок. Я застонал в голос, обхватывая кудрявую голову и принимаясь измерять комнату своими длинными пружинистыми шагами. - Ты издеваешься? На хуя они тебе? Зачем?
- Я не понимаю это вечное бабское желание состоять в отношениях. Словно весь мир рухнет, если у тебя не будет "нормального" парня. Что в твоем понятии - нормальные? Как это? Расскажи мне? Меня уже шесть лет ебут во все щели с этими "отношениями", и я в упор не понимаю чего вы всегда ждете.
     Останавливаюсь. Сажусь в кресло - снова обнимаю виски - секундная пауза. Николь словно говорит устами Клэр.
Так не может продолжаться.
Мне надоело быть для тебя лишь удобной подстилкой, заебал!
Я хочу нормальных отношений, неужели так сложно понять?
- БЛЯТЬ! Блять-блять-блять. - я взорвался - громкий мужской гневный ор наполнил весь дом - стекла дрожали. Очередной псих - я смахнул со стола все бутылки и другую херотень на пол. Фоторамка разбилась - я бил руками пустой воздух, кулаки приземлялись в дверцы шкафа - я не мог до конца избавиться от этого наваждения. Заебало все это, заебало.
Лишь через пару минут я смог успокоиться - резко сваливаясь на постель и утыкаясь холодным носом Николь в живот. Наверное, сейчас она меня боится. Может снова испытывает ко мне свою любимую ненависть, но... Но сейчас я нуждался в ее поддержке - хотя бы в том, чтобы меня просто гладили по волосам и говорили о том, что все наладится.
- Что вам бабам не хватает вечно? Я заебался. Я устал гадать.

+1

5

Ну, молодец малыш. Я смотрю на то как его интимности прячутся под куском ткани. Это говорит о том, что никакого продолжения концерта не будет. И тут возникает вопрос - а зачем мы все это начинали, если кто-то не собирался доводить дело до конца!? Придурок!
- Да как скажешь! Могу вообще молча свалить из твоей жизни! - какие все обидчивые, до тошноты просто бесит. Хотя есть ли ему какой-то смысл от моего общения? Есть ли вообще смысл от меня кому-нибудь?
- Ты когда-нибудь вообще признавал свою вину? - Я рассматриваю Вуди. Это безразличие или похуизм? Думаю, в его исполнении это одно и тоже. Он никогда не интересовался мной, ему никогда не было интересно, что там скрывается за этими раздвигающими ногами. Он, как и все был кабелем. Я закатываю глаза на его слова. К его жаргону не возможно привыкнуть. И что я вся такая возвышенная забыла у этого олуха, не понимаю. Видима, это те отношения, где говорят - у нас просто секс. Иногда он пользуется мной, всегда- я.
- Ты хочешь пошутить? Считаешь это уместно? Ты бываешь серьезным? Вуди, мне плохо! - я почти готова плакать. Готова стать нежной, растрепанной, печальной девчонкой на его груди. Чтобы хоть как то отвлечься, я прикрываю свое тело элементами одежды. Так тихо и скромно подбираю нижнее белье. Жаль, что вот так легко нельзя подобрать свое достоинство. А может, да ну его...и останемся вот так лежать? Я поднимаю взгляд на Вуди, оставляю свое достоинство на полу.
- Вы с какой планеты, мужчины? - швыряюсь трусиками в Вуди. Просто смертельное оружие полетело в его сторону. - Посмотри на меня? Разве я не достойна быть счастливой и любимой? Что такого плохого в моногамии? Почему нельзя всецело принадлежать одному человеку? Почему нельзя трахать одного и того же человека всю жизнь? - кричу, это истерика. По лицу льются слезы, которые я не замечаю. Как я устала от этих скудных отношений с мужчинами. - Я 15 лет люблю одного и того мужика. Я 15 лет кончаю, почти, только под одним мужиком. А он меня тянет вниз. У него алкоголь, у него наркотики, у него порностудия. Это все проходит через меня. Поверь, я мечтала о другом. Просто быть идеально женой, с детьми, с ужином после работы. - я захлебываюсь. Задыхаюсь. Каждый из нас в своих истериках. Не знаю, что там у Вуди. Мне достаточно своего дерьма, в котором я успешно тону. Вуди срывается, он как Драко херово себя контролирует. Почему меня тянет к таким больным. Почему я хочу быть с такими больными. Я замолкаю. Лучше притвориться мертвой на момент его истерики. Просто смотрю за этим крушением. Я никогда не видела его таким. Я догадывалась, что он ебнутый, но всегда же веришь в лучшее. В светлое. Прекрасное. Короче во всякое ничто. Я падаю на спину, не хочу видеть его таким, смотрю на потолок. Я только слышу, как несколько минут он безумствует, а потом тишина. И я чувствую тяжесть на животе. Боже, ну за что мне такое счастье. Я машинально прикасаюсь его волосам и начинаю нежно поглаживать. Все так же как и с Драко.
- Эй, девушки умеют разговаривать и излагать свои желания. Просто нужно спросить, чего ты хочешь.  - я точно знаю чего хочу, просто не знаю как это все получить. - Не психуй, прости. У тебя тоже, все так же как и у меня. - Мне становится жалко его девушку. Я понимаю, что она в таком же ничтожном положении, как я. Что она тоже пленница ненормального мужчины, а самое отвратительное, мы пленницы собственных желаний.

+1

6


     Ненавижу любовь. Ненавижу это пламенное и горячное чувство, которое буквально обременяет тебя на страдание, окутывает тебя ворохом обязанностей, заставляя здесь, сейчас и при любых других условиях вести себя в пределах ограниченных рамок. Любовь. Красивое слово, многие люди обожают смаковать его на языке, радоваться ее появлению, страдать из-за ее пропажи, но... Я кардинально уверен в том, что ничего хорошего от этого явления в жизни не будет, не было и нет. Как только ты признаешься человеку в том, что он является для тебя самым важным и нужным, когда ты в порыве страсти, во время секса, во время сумасшедшего оргазма кричишь ему о любви на ухо - имей ввиду, парень. Это конец. Конец для тебя, конец твоей ебаной жизни, твоей истории. Любовь свяжет тебя металлическими цепями, обезвредит, прикует к батарее - теперь ты извечный должник своего избранника.
     Будь рядом. Понимай меня. Обнимай меня. Делай так, как мне хочется. Плюнь на свои желания, плюнь на себя самого. Бери меня замуж. Оплати мне самую крутую и красивую свадьбу в городе. Сделай мне детей. Найди еще две работы. Научись готовить и стирать. Не разбрасывай носки. Переключи на сериал. Не пей пиво. Не дыши на меня. Убери ногу, мне жарко.
     Одни бесконечные претензии, одни недовольства - и больше ни хрена толкового не останется в ваших отношениях. Все будет настолько хуево, что ты даже забудешь, почему однажды ты выбрал именно эту женщину, и почему именно ей ты признался в своей глубочайшей слабости. Молчи об этом. Молчи и никогда не говори этих слов вслух. Она воспользуется ими и растопчет тебя в порошок.
Именно поэтому я никогда не произношу эту фразу. Ни одна из моих женщин не слышала от меня признаний, обещаний или же комплиментов. Я не очаровывал словами, не очаровывал поступками - я до сих пор не знаю, почему эти бабы постоянно вьются вокруг меня и впускают в свою жизнь. Не знаю, почему Клэр до сих пор терпит мое присутствие рядом с собой. Я не знаю, ведь ни о какой любви не было и речи. Неужели ей удалось своим томным шоколадным взглядом проникнуть ко мне прямо в душу и прочитать там о себе всю таинственную информацию, которую я так бережно хранил под аурой своей бесконечной развязности.
     Я дорожил ей. Она единственная баба, которую мне действительно страшно потерять. Ее я ревную. Готов разорвать глотку каждому, кто хотя бы посмотрит на нее и скажет плоский и неуместный комплимент. Я считаю ее своей, только своей - но я никогда в жизни не решусь на то, чтобы перевести наши отношения на более серьезный уровень. Это все испортит. Это сделает из нее именно ту ужасную женщину, которая погубит нашу любовь своими претензиями.
     Но сейчас я в объятиях другой. Ее плоский живот греет мой нос - я обнимаю ее за бедра, зарываясь лицом в ее тело, словно пытаясь спрятаться в ее чреве от этого беспощадного мира. Она тоже страдает, и с первого взгляда кажется что причины для переживаний у нас схожие. Но нет. Она мечтает о стабильности. Я мечтаю о том, чтобы мои отношения оставались прежними.
- Я прекрасно знаю - чего она хочет. - гневно рычу я, но мои слова тонут в глубине ее аккуратного пупка. Я пытаюсь успокоиться, левая ладонь сжимает ее грудь, я нахожу пальцами мягкий сосок, прокурчивая его до состояния эротичной твердости. Это приводит меня в чувство, и я чуть поднимаюсь с живота Никки, сваливаясь рядом с ней на постели и устремляя пустой взгляд в потолок. - Ее желания точно такие же, как и твои. Семья, дети, идиотские ужины. Ты представляешь меня таким? Представляешь меня хорошим мужем, который тащит все деньги в семью? У которого есть ребенок, может даже несколько. Что я могу дать для семьи? Что я могу дать Клэр?
     Я впервые произношу ее имя перед Николь. Стыд окутывает меня горячим ватным одеялом, и я прячу горящие щеки под своими ладонями. Закрываю глаза - в голове суета, пляшущие сумасшедшую чечетку мысли.
- У меня есть бурбон, будешь?
- Так Драко наркоманит? И давно это с ним?
- И кстати - пятнадцать лет? -
я поднимаюсь с постели, почесывая левую ягодицу. Открываю шкаф, выуживая с верхней полки бутылку с бухлом. Смотрю на малышку с удивлением. - Вы вместе с девяти лет? Что за бред.

+1

7

Я живу только любовью. С самого детства меня приучили любить и быть любимой. С 16 лет я точно знаю, что люблю Драко. Именно эти чувства помогают мне двигаться вперед, жить и не оглядываться назад. Назад, где хранятся мои кошмары. Кошмары, которые меня не отпускают до их пор во снах. Но эти кошмары уже врываются в настоящее. Что-то мне подсказывает, что скоро одиночество меня будет душить. Я не чувствую ту любовь, которую отдаю. Я не получаю взамен того безумства, которое хочу. Мои представления о любви и моем будущем тихонечко разваливаются, наверное, именно по этому, я сейчас с Вуди, чтобы убедиться в своих опасениях и признать, что любви просто напросто в этом мире уже не существует. Она живет только в книжках, детских сказках. И или в детских наивных сердцах. Какая же я наивная дура
Я не представляю как можно жить одной. Приходить в пустую квартиру. Просыпаться в пустой кровати. Готовить еду только для себя. Жить только для себя. Это эгоистично. Это невыносимо. Слишком жестоко. Но кто-то к этому готов, кто-то рождается с этим. И почему-то это зачастую мужчины. Чертовы мужчины. От них одни проблемы. Я смотрю на Вуди и прекрасно могу понять почему он один. Глядя на него все на свои места. Эта самовлюбленная тварь создана, чтобы жить только для себя, в свое удовольствие и просто пользоваться мной. У него на линии жизни написано – бери и пользуйся. Именно этим он и занимается. Берет меня и пользуется, когда ему это необходимо, не задумываясь о моих желаниях и потребностях. Но глядя на Драко у меня такого впечатления не складывается. Я привыкла, что мы всегда вместе. Что у нас понимание, терпение, секс. А есть ли между нами любовь, я не знаю. Как же я хочу постоянства. Я не хочу каждый раз прибегать сюда и прятаться от своих страхах в Вуди.
Вуди отвлекает меня своими действиями и словами. Мне нравится, что он спокойно без намека на смущение может касаться моего тела и доводить меня до возбуждения.
- Я тебя вижу таким какой ты есть. Вот такой неподдельный рядом со мной. Ты и семья – я замолкаю сдерживая улыбку – даже звучит смешно. Но я очень сочувствую твоей Клэр. Мы с ней и правда хотим одного и того же. Проблема в том, что ты и Драко абсолютно разные. Его я вижу и отцом и мужем и тем, кто будет есть мои ужины. А Клэр, вы давно вместе? И раз ты все это понимаешь, значит ты что-то к ней чувствуешь, а не только твой член. Значит и ты можешь поддаться нашим женским слабостям. Меня это обнадеживает, малыш. – я приковываю взгляд к новому Вуди. Кажется ему стыдно говорить о соей Клэр. Неужели Драко так же стыдиться меня. Или скрывает меня.
- Бурбон? Что ж, можно попробовать эту отраву. Может станет легче. Я приподнимаюсь на локтях. – Наркоман? Это громко сказано, но лет с 16 он балуется этим дерьмом. Хотя я не знаю на чем он сейчас сидит. Он знает, что меня не надо в это посвящать. – глаза упираются в угол комнаты. Я не хочу говорить об этом. Наркотики, алкоголь, срывы – это то, что она не любит обсуждать.
- Мы с пеленок вместе и с пеленок я в него влюблена. Жизнь жестока. Мозги у меня так и не появились. – я улыбаюсь. – Кажется, благодаря тебе, я начну любить мужские жопы – я все пытаюсь как то отвлечься и вызвать улыбку. Только не знаю, на его лице или моем. – Как думаешь, у меня есть шансы на счастье?

+1

8

- О, да? И какой же я? - меня всегда раздражает, когда люди уверенно говорят о том, что знают меня. Как облупленного. Вон, гляньте, это ж Вуди: и вешают на меня хуеву тучу ярлыков. Необразованный деревенщина. Бабский угодник. Алкаш черномазый. Меня это заебало. Если я общаюсь с вами на равных, если у меня нет ебаной привычки о чем-то умалчивать, и каждое свое мнение я буквально выплевываю вам в лицо - не надо утверждать о том, что вы меня знаете.
Николь туда же. Лежит на моей постели, длинная белая майка задрана, обнажая пупок. Соски ехидно торчать под тонкой тканью, заманивая меня вернуться в постель и покориться ее возбужденному очарованию. Но я злюсь. Она ни хуя обо мне не знает - НИ ХУЯ.
Эта блондинка уверена, что я весь такой самовлюбленный кобель-мудак, который всю свою жизнь только и делает, что беспокоится о своей заднице. Такие как я живут только для себя. Да с хуяли? Оглянитесь вокруг. Моя комната - на полу нет пустого места - домашняя свалка из вещей, безделушек, пустых бутылок. Я живу как в хлеву, в куче старого барахла и мусора. Я отказываю себе во всем. Все, что я зарабатываю, все что я имею - я несу своим родным. Отдаю на еду, отдаю за счета, отдаю Рамоне, потому что ее зарплаты не хватает прокормить эту огромную и шумную мексиканскую семейку. В этой ебаной комнате нет ничего, что я купил бы себе. Просто так. Порадовать душеньку.
Единственное, что меня радует - это Николь. Эта женщина, что приходит ко мне время от времени, позволяя зарыться в ее прекрасное тело и не думать о бесконечном дерьме, что творится в моей жизни.
Тени пушистых листьев Стивена спадают ей на лицо - она красивая, чертовски красивая, и я понимаю почему Драко так за нее держится. В своих словах, в своем мышлении - она настолько невинна и чиста. Странно, что она работает в порноиндустрии. Эта профессия не идет ее ангельскому нраву.
- Мы не вместе. Я один. - получается грубо. Николь замолкает на секунду, надувая алые губы. Я хожу по комнате из угла в угол, как пес загнанный в клетку. Ищу кость. Нахожу ее в виде бедер Николь, опускаюсь на колени перед постелью, подтаскивая девушку за ноги ближе к себе. Переворачиваю ее на живот, укладываясь щекой на ее задницу. Молчу, мое сопение нарушает тишину. - Восемь лет уже один рядом с ней.
Потянуло на откровения. Хотя эта тема никак не из моих любимых. Я не стыжусь Рамону, я стыжусь себя рядом с ней. Я стыжусь того, что не могу играть роль идеального парня. Что не могу дать ей то, что ей нужно. И не позволяю никому другому осчастливить ее. Эгоист. В этом Николь права. И в данный момент эта сука бесила меня больше всех других. Не думал, что говорить с ней будет так же легко, как трахаться.
- Потом принесу, мне щас лень. Я так хорошо устроился. - Укусил ее за ягодицу. Она пищит. Серьезный настрой все никак не выветрится из моей головы, и я пытаюсь сменить тему в более безопасное русло. - Драко лишил тебя девственности? Сколько лет тебе было?
Взгляд устремлен вдаль, столкнулся с заваленным шкафом. Плакат с Памелой Андерсон висит на соплях.
- Сколько мужиков у тебя было, Николь? Дай мне порядковый номер? Набью себе на руке.
Пальцем по ее татуировкам. Орнамент на заднице, выше к пояснице. Все что угодно, лишь бы снова не думать о Клэр. Отвлекаюсь. Николь постепенно просачивается в мои фантазии, я сижу на ее пояснице, пальцами забираюсь в волосы - массаж головы, потираю виски. Она мне нравится, когда не строит из себя капризную истеричку. Кто знает, может мы будем друзьями.
- На счастье с моей задницей? Даже не знаю, я не любитель анала. А вот с твоей задницей очень даже. У тебя смазка с собой? Не? - да и по хуй на лубрикаты. Ворочаюсь на кровати, ставлю порно-ангела раком, плюю на ладонь, протираю между ее бедер, стаскиваю трусы. - Ща так попробуем - не ори только громки, Марла историю учит.

+2

9

Я та, которая имеет право говорить тебе, какое ты дерьмо. Я та, которая видит в тебе только недостатки, хотя прекрасно догадывается о том, что и в тебе есть прекрасные намерения. Мы не рассказываем друг другу о себе. Ты не любишь говорить о себе всерьез, но я наблюдательная. Я замечаю твою реакцию, я вижу как ты общаешься с братом. Я знаю твою слабость. Она у нас одинаковая, это семья. Ты готов на все ради семьи, я готова на все ради того, чтобы у меня появилась такая же семья.
- Хуевый ты, малыш - я говорю размеренно и сдержано. Это не шутка. Я на самом деле так считаю. - От таких, как ты нужно бежать. Ты хуже яда. Ты не убиваешь, ты вызываешь привыкание. Если вовремя не остановиться, потом будет поздно. - остановилась ли я? Не знаю. У меня с самого начала был к тебе антидопинг. Меня тянуло блевать от тебя. Посмотри на меня. На мое тело. Видишь, что ты сделал? Нравиться? Конечно нравиться. Именно это делает тебя тем самым дерьмом, которое меня возбуждает. - Ты самовлюбленный мудак, отравляющий мою жизнь. - продолжай, не останавливайся. Мы же сейчас говорим друг другу правду? А я люблю говорить тебе не только сладкие слова. Я хочу, чтобы мой ротик ласкал твой слух моей отравой. Хочу проходить по твоему самолюбию моим напором.
Ты говоришь о ней. И мое сердце замирает. Мне так становиться обидно за нас. Она восемь лет терпит это дерьмо рядом с собой. Что мы с ней за мазахистки. Или это сказывается любовь к свободе? Что за херня? И это отношения?  Я десять лет терплю свое дерьмо рядом со мной. У меня срок больше, может девушке Вуди повезет больше? Может от него больше толку. Может он готов ее ублажать и на расстоянии. Не хочу думать об отношениях. Это мерзко. Сейчас ты сжимаешь меня. Я лежу обнаженная для тебя и мы обсуждаем нашу с тобой "проблему". Богохульство. Каждый из нас предает отношения. Каждый из нас этого не замечает и продолжает. Наши психотрененги трудно понять. Но зачем понимать то, что приносит удовольствие и расслабление?
- Вуди, какая же ты тварь! Мое первоначальное мнение о тебе было правдивым. Восемь лет! - я возмущена. Меня бесит, что ты тянешь кота за яйца. Ты же должен беречь все свое. Ты же собственник. Неужели ты не боишься потерять свою девицу? Но какое это имеет значение, если ты так властно управляешься с моим телом? Тебе плевать на все. Ты не интересуешься мои комфортом. Твоя колючая, до отвращения противная щека прижимается к моей прекрасной нежной заднице. Укус. Я выгибаюсь, чтобы скинуть тебя с себя.
- Вуди! - мой писк меняет настроение в комнате. Ты и я не умеем быть серьезными долго. С тобой не возможно быть долго в напряжении. Именно поэтому я все время возвращаюсь сюда. Я знаю, что ты снимешь с меня стресс. Тебе для этого просто нужно быть самим собой.
- Боже-боже! Малыш, тебя волнует моя девственность? - меня это умиляет. Я никогда ни с кем об этом не говорила. Для меня все это слишком интимно, я не считаю нужным об этот трепаться. Только с Вуди все мои правила летят к чертям. - Да, моя девственность принадлежит Драко уже лет восемь. - я вытягиваюсь, удобнее располагаюсь на твоей кровати. Я так привыкла ко всему этому, что смущение давно покинуло мое тело.
- Ты улыбаешь меня. Не боишься, что может не хватить тела для порядкового номера? Я же падкая женщина - я улыбаюсь, рассматриваю свою руки. Забавно, ты у меня юбилейная партия. Ты у меня пятый. Поверишь? - Ты пятый, малыш. И я жду татуировку! - я оборачиваюсь к Вуди. Я хочу видеть татуировку у тебя на теле в честь меня. Я хочу, чтобы часть твоего тела навсегда принадлежала мне. Для чего? Это уже никого не должно волновать кроме меня.
- О чем ты думаешь? Какой анал? - я бы думала, что ты шутишь, но ты явно не шутил. Я брыкаюсь. Моя чистая и невинная задница не готова к таким приключениям. Задница уже не такая чистая, твои слюни остаются на моих бедрах. Какая гадость! Я знаю чем все это закончится. От этого мои сопротивления становятся еще активнее. Я хочу оставить отпечаток моей пятки на твоем носу. - Не смей этого со мной делать - я немного истерична. Я напугана. Этот мудак слишком большого мнения о себе.

+3

10

Ее слова для меня словно песня. Эти оскорбления звучат как самые пламенные и честные признания в любви. Эти уста - поливают меня ядом, химикатом, отравой, а я стою как придурок, сжимаю задницу и получаю удовольствие. Член проснулся от ее едкого голоса: Николь хотела задеть мое самолюбие, но в итоге лишь наглаживала и поощряла его рост.
- Тогда почему ты до сих пор не сбежала, детка? - подхожу к кровати, опускаюсь на колени, крупная мужская ладонь крадется по смятым простыням до ее щиколотки. - Почему ты все еще здесь, а? Маленькая грязная шлюшка.
С ней хорошо. С ней спокойно. С ней я не чувствую себя конченным ублюдком, который изменяет своей любимой женщине. Наверное, я сумасшедший псих, раз не воспринимаю наши встречи именно так.
Мы голые. Мы обнаженные. Чистые и невинные детки, честные друг перед другом. И мне это даже нравится. Нелюбимая и закрытая для всех остальных тема рядом с ней становится доступной. Она спрашивает о Рамоне, она переживает за нее - и мне это, черт возьми, нравится. Она не говорит о ней плохо, она задумчиво хмурит свой нос, убирая с лица светлые пряди и говорит мне о том, какой я конченный ублюдок. А я роюсь у нее под майкой или потираю щетиной нежные ягодицы. Мне и стыдно, и совестно, и я пытаюсь отвлечься от своей говяной натуры, зарываясь носом внутро ее сочного персика пятой точки.
- У тебя срок побольше будет. - говорю обиженным тоном школьника. Че пристала ко мне, сучара крашеная? Сгребаю ее в охапку, сжимаю под собой, терзаю зубами ее нежную кожу. - Ты своего ушлепка десять лет терпишь, моя не так уж и страдает со мной.
Разве что аборт сделала.
Взгляд снова грустный, печальный. Но сейчас некогда думать о прошлом, не хочу проваливаться в глубокую пропасть депрессии и ненависти в свою честь. Так было правильно на тот момент. Я был еще более конченным уродом, нежели есть сейчас. Порой, такое дерьмо должно случаться в жизни каждого из нас, чтобы мы наконец остановились. Перестали творить хуйню. Взглянули на свою жизнь серьезнее, под другим ракурсом.
Я был безответственным, наглым скотиной. Я ревновал ее, но всегда посылал на хуй подальше от себя. Мне и сейчас страшно. Как вспомню эти ведьминские зеленые глаза - душу затягивает в холод. Зависеть от женщины страшно. Еще страшнее не оправдать ее ожиданий. Не справиться с ответственностью. Именно поэтому я избегаю ее всеми способами.
Встречаюсь с другими бабами, отталкиваю Сосу всеми возможными способами, чтобы потом еще ближе притянуть к себе.
Знаете, словно я специально создаю себе безвыходную ситуацию. Толкаю себя на самое дно, чтобы у Рамоны не было другого варианта. Чтобы она послала меня к черту окончательно и бесповоротно. Только это станет стимулом. Только тогда я изменюсь.
Или нет. Оба варианта для нее будут спасением.
- А разве мужчины не задавали тебе такие вопросы? - мое белокурое отвлечение. Вторая женщина, которая появляется в моей постели все чаще и чаще. Стабильность - не про меня. Особенно, когда дело касается женщин. Я менял их как перчатки, именно потому Соса была особенной. Она не менялась никогда. Теперь появилась еще и Николь. Но это не любовь, это не влюбленность, даже не страсть. Что-то странное между нами. Мы любим ебаться и действовать друг другу на нервы. Как правильно стоит назвать такие отношения? - Ого, всего лишь пятый? Я думал в этой норке бывало побольше мужчин.
Влажная норка как раз под пальцами. Я смазываю своей слюной ее задницу - она в прекрасной позе созвездия рака - брыкается, сопит, пищит. Забавная. Думает я так легко оставлю ее жопу в покое.
- Да чего ты? Первый раз что ли? - прицеливаюсь - ее оры все громче. Меня это веселит, как всегда. Люблю истеричных баб, нравятся они мне. И бегать от них по квартире потом забавно - бежишь, яйца держишь, чтобы не тряслись, уворачиваешься от снарядов - развлекаловка! - Ну хоть в чем то я буду первым. Чур, с тебя татуировка и в мою честь. Вот прямо тут - Пальцем тычу на правую ягодицу. А затем прицеливаюсь членом между ее аппетитных булочек, секунду медлю и... получаю свое.
Кричала она не долго. Затем просто вцепилась зубами в подушку и стонала матерные оскорбления в мою честь. От этого хуй становился все тверже, и мне пришлось умерить свой пыл и снизить темп, чтобы малышке не было совсем уж больно. Позже она привыкла к моим фрикциям, но по напряжению ее тела, я чувствовал - после кульминации мне лучше сразу бежать.
Уравниваю наши права, ласкаю ее влажный бутончик пальцами - она так и не кончила, я это помнил. Пусть не думает, что я настолько эгоистичный мудак и насладиться хотя бы этим.
Двадцать минут, я поливаю ее своим семенем, после целуя ее в поясницу и резко отпрыгивая с кровати. Оборонительная поза Джеки Чана. Умирать мне пока не хотелось.
- С дебютом тебя, детка! По яйцам не бей, я Сосе еще детей обещал сделать!

+3

11

Черт с тобой, не приходи!
Вспоминать - и то противно!
Сгинь, исчезни, пропади!
Я-то! Нюни распустила!

Я не собираюсь тебе льстить и так все время этим занимаюсь. Говорить какой ты охуенный в постели, тем более, после того как ты обломан меня с оргазмом. Тебе вообще кто-нибудь говорил, что ты охуенен? Не считая своего отражения в зеркале, конечно. Ты спрашиваешь почему я тут? Ты же знаешь, что мне от тебя нужен только член и временами язык, который должен что-то сказать приободряющее. Хотя твой язык чаще несет какую-то хератень, но эта хератень отвлекает и поднимает настроение. Мы никогда не воспринимали друг друга всерьез, хотя всегда говорим о серьезных темах, которые нас беспокоят. В этом и есть прелесть. Я вижу как ты на меня влияешь. Я вижу, что меняюсь после наших разговоров. Я перестаю задумывать о последствиях, перестаю переживать за будущее. Благодаря тебе, я становлюсь проще. Я слишком много всего надумываю.
Не желаю подбирать
Со стола чужие крохи.
Если вновь захочешь врать -
Ври уже другой дурёхе.

- Я понимаю, ты становишься старым и никчемным, но я все еще жду свою порцию  экстаза от тебя - я все еще наигранно с ним общаюсь, я все еще хочу задеть его самолюбие. Мне нравиться его задевать. Ему нравиться, когда я его задеваю. - А потом я сразу сбегу, малыш - до следующей нашей встречи. И так по кругу. Всегда находятся причины пересечься с тобой. У тебя своя жизнь, своя любовь. У меня моя жизнь, моя любовь. Ты и я иногда покидаем эти жизни. Нам будто что-то там надоедает, чего-то не хватает. Не знаю как ты, но я ищу в тебе чего-то большего. Это глупо что-то искать в тебе. Не думай, ты не особенный. Просто ты, Вуди, появился в нужный момент в моей гребанной жизни. Надеюсь, в нужный момент ты из нее и выйдешь. Ты и я это временно. Ты и я это сериал в несколько сезонов. С захватывающим сюжетом, интересной музыкой, страстными актерами. Но мы как и все многие сериалы потеряем финансирование и уйдем на задний план. Я буду о тебе вспоминать с улыбкой. С нежной, с искренней, милой улыбкой.
Я корчу мордашку от его действий. Если я его стараюсь задеть только словами, то он терзает меня действиями и обижает словами. Сученок, ты забываешься. Я бы хотела демонстративно выбраться из-под него, хотела бы показать как неприятно его присутствие. Но ему же на это плевать, и я в его постели. Поэтому просто оттягиваю двумя пальчиками его щеку.
Ишь, нашёлся эталон!
Я в гробу таких видала!
Тоже мне - Ален Делон
Поселкового масштаба.

- Может я люблю страдания от моего ушлепка - в моем голосе обида и недовольство. Какое бы дерьмо я не выбрала, о нем никто не может говорить плохо, тем более в моем присутствии. - Не забывайся, мой ангел -следи за выражениями.  Ты должен ценить мои разговоры о нем. Я с тобой обсуждаю саму себя. Я такая откровенная и обнаженная перед тобой. И я сейчас говорю не о том, что мое тело голое под тобой, а о своей душе. Я умею быть перед тобой собой. - Ты всегда слишком хорошо о себе думаешь, а ты простая - я делаю промежутки между словами - обычная - чтобы ты осознавал реальность -  самовлюбленная тварь.
Я возмущена до предела, а должна быть возбужденной до предела. Ему стоит дать пощечину за вульгарщину срывающуюся с его грязного рта, но что-то я не в выигрышном положении. Я вся в его власти и он это знает, поэтому позволяет себе не только говорить вульгарности, но и совершать их со мной.
Бабник - только и всего!
Трус! Теперь я точно знаю!
Он решил, что на него -
я! - свободу променяю.

- Вуди! - в моем голосе агрессия и страх. В моем голосе дрожь. Я вспоминаю за что я его ненавижу. За его на наглость и хамство - в этом его никто не переплюнет. - Какого ты обо мне мнения, мудак! - я не знаю к чему приучены его дамочки, но я не из их разряда. Я не привыкла к таким действием. Моя задница возмущена. В этом нет ничего приятного. Ты хочешь тату на моей заднице? - Тебе придется сдохнуть для начала. - ты входишь в мою задницу. В задницу, а не в меня! Ты оглох? Я кричу? Я проклинаю тебя. Все в доме слышали о том, как моя любовь к тебе возросла. Никто не осмелился зайти в комнату. Мои унижения продолжались слишком долго. Ты серьезно решил, что твои манипуляции в моем влагалище что-то изменят? Ты в самом деле больной или так везет только мне с тобой?
Эта мразь кончает в меня. Ему весело. Он кончил, а я снова нихера от него ничего не получила последнего. Это было мое худшее постельное приключение. Я швыряю в тебя подушку, все что нахожу в радиусе своих действий летит в тебя. Я не говорю тебе ни слова. Все что можно было высказать, ты уже слышал. Я собираю свои шмотки, напяливаю их, сжимая челюсть. Ты самый хуевый психолог. Я ненавижу тебя.
Думал, баба влюблена!
Что, не вышло? Ешьте сами!
Вашей милости цена -
Три копейки на базаре.
Я везде таких найду.
Десять штук - на каждый вечер.
Не звони, не подойду.
А напишешь, не отвечу... 

0

12

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » How You Like Me Now?