vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » сумасшедшая + псих, или история нашего знакомства


сумасшедшая + псих, или история нашего знакомства

Сообщений 21 страница 40 из 41

21

Раскладывать диван не было сил, потому мы кое-как ютились на небольшом кожаном островке. Скинули на пол подушки, сплелись конечностями. Сашина белобрысая голова разместилась у меня на груди, и я машинально запустил пальцы в ее волосы. Получалось что-то между поглаживанием и дурачливым взъерошиваем волос. Мы молчали уже минут двадцать, и я только теперь решил нарушить тишину. Впрочем, до этого тишина не казалась гнетущей и напряженной, скорее даде сама собой разумеющийся.
-  Чем ты обычно занимаешься? - спросил я, будто происходящее за стенами моего дома имело хоть какую-то значимость. Конечно, правильнее будет сказать «происходившее когда-то в прошлом», до тех пор, пока я не выбил Сашу из привычной для нее жизни, не запер тут. Но я спрашивал о ее увлечениях, будто они являлись частью настоящего, будто Саша в любую минуту могла подняться с дивана, подобрать раскиданные на полу вещи, наспех одеться и уйти отсюда по своим каким-то доселе неизвестным мне делам.
Эмоциональный разряд случился, тихое смакование прошло, так что теперь меня потянула на задушевные беседы — стремление в обычном состоянии мне не свойственное. Алкоголь все еще приятно будоражил сознание, держал тело в расслабленном состоянии, я кайфовал.
-  Чего тебе здесь не хватает? - вдогонку спросил я. Лениво, не желая подниматься, вытянул руку и не глядя принялся водить ей по краю кровати в поисках бутылки. Она довольно быстро нашлась.
-  Ты пьешь?, - спросил я, отпуская губами горлышко бутылки.
-  Хочешь? - сейчас казалось странным, что мы с Сашей практически ничего не знаем друг о друге. Вне этой комнате она оставалась для меня белым листом, я знал лишь жалкие урывки об ее жизни — то, что удалось понять из содержимого ее карманов и сумки в день похищения и чего-то вскользь мелькавшего в разговорах.

+2

22

Платье лежало размытым силуэтом на зеленом полотне, оттеняя позор ощущений. Я вновь была в его футболке, которая так приятна на ощупь. Но сейчас я не боялась его, я хотела понять его логику жизни, его мысли, его поступки. Увидеть ли малость закономерностей в его жестах и словах. Еще несколько дней назад он кончил и ушел, а сейчас обнимает меня. Да, мне удивительно от этого. У меня не укладывается в голове, что творится в нем. Вряд ли все это время ему не хватало нежности, но сейчас я растворяюсь в его руках, губах, даже в запахе алкоголя, к которому я отношусь с большой нелюбовью, я нашла крупинку нежности. Возможно, мы могли бы нормально общаться при других обстоятельствах, возможно, я даже подумала бы о том, что у него шикарная задница. Но сейчас я молчу, хотя в голове сотни вопросов, которые хочется задать.
-Танцую, рисую, - улыбаюсь я, словно это самые обычный разговор за чашкой кофе, - готовлю, иначе бы Ника и её тетя умерли с голоду.  Мне кажется это таким простым, таким обычным, что я даже успеваю похихикать, вспоминая веселую подругу, которая так и не научилась готовить. - а еще я смотрю мультики, - я уткнулась носом в плечо Ричарда - а ну не смейся, да я люблю мультики. - Почему у людей всегда такая реакция, как  будто я им говорю, что клоун - мое второе я.
-Я не знаю, чего мне хватает, просто... как тебе объяснить, - я поднимаюсь и сажусь лицом к Ричу, поджимая ноги под себя. - вот представь, ты приехал в другой город, на протяжении всей учебы ходил в ненавистный тебе вуз, после его окончания, у тебя нет ничего кроме мечты, ты работаешь, работаешь, тренируешь, скрываешь правдами и не правдами все от родителей, потому что знаешь, что тебя не поймут. Каждый день у тебя одно и тоже, такой день сурка длинной в много - много месяцев, а потом в один миг у тебя забирают и те мелочи, которые делали твою жизнь чуть радостнее, каким бы ужасом она не была. - мне было тяжело говорить, я не хотела, что бы он смеялся, или во все вспомнил о том, что совсем не должен себя так вести. Просто мне хотелось, чтобы наша волна мимими продолжалась еще немного, Я хотела хоть на миг почувствовать себя живой, желанной, пусть и в алкогольной опьянении.
-Нет, точнее да, но нет, потому что каждый раз оказываюсь в больнице с капельницей в вене. - пожимаю плечами и кусаю губы, - у нас всегда пьет Ника, и за себя и за меня, а потом ворчит, что я не умею водить ничего, кроме велика, на который я копила долго - долго. - Улыбка сходит с моего лица и я понимаю, что мой любимый железный розовый конь не подлежит ремонту, что будь я умнее, сейчас не сидела бы здесь.
- А нет, мне не хватает сладкого. Точно. Конфетки там, бананы, вафельки, - улыбаюсь я, чувствуя, что сейчас он либо не соображает, либо ему лень надо много издеваться, ну или в нем есть что - то хорошее.
-  Хочешь? - ха, он еще спрашивает. хотя чует мое сердце, здесь подвох. Но, хуже уже не не будет, нового я тоже уже не жду.
-Конечно хочу, какая девочка откажется от сладкого? - это был риторический вопрос, на который я не ждала ответа, так же, как я не ждала и сладкого от Рича.
-Расскажи о себя, если конечно ты хочешь, если нет, то не надо. - чувствую, это было лишнее и быстро сменяю тему разговора. - А мы, когда только собрались тренироваться командой, играли в игры, к примеру задавали друг другу по одному вопросу, по очереди, и отвечали только правду, а если не хотели отвечать, то либо выпивали стопку, либо вытягивали фант. Я таким образом ходила по краю крыши громка поя песню Мадонны. 
Я натянула футболку на колени, обняв их руками. По коже пробежали мурашки, оставив после себя след гусиных ножек. Чего - чего, а плед у меня так и не появился, но просить еще о чем - то будет наглость с моей стороны, не смотря на то, что я и так как на курорте. А такими темпами, мне проще переехать к нему в комнату, я помню какая там удобная кровать. Тело помнит.

+2

23

Немыслимая беседа подвыпившего меня и внезапно выжившей из ума Сашеньки. Сашеньки, которая томилась в периметре то одной, то другой подвальной комнаты моего дома, а теперь вдруг разоткровенничалась, с собственного позволения отдалась мне телом, а теперь обнажала душу. Говорила о себе, так по-ребячески беспечно разместившись у меня в ногах, спрятав две свои стройные ножки под хлопчатую ткань нещадно изношенной мной рубашки. Рубашки, которая теперь, будто по наследству от старшего ребенка младшему, досталась Сашеньке. Казалось, она не придуривалось, казалось, она была откровенной и естественной в этом неспешном, но в тоже время разгоряченном разговоре со мной. Казалось, она простила меня за свой выкрашенный в безумный розовый велосипед и за собственное похищение. Глупая, и вероятно, слишком наивная мысль, однако в ту минуту, я был уверен, что Сашенька полностью отдалась мне, растворилась в моем безумии, стала его неотъемлемой частью. Мы утопали в складках кожаного дивана, в тишине подвальной полутьмы. И непременно были бы приняты за двух влюбленных полудурков, если бы кто-то вдруг увидел нас сейчас со стороны.
–  Ты будешь для меня танцевать, – я сам не понял – то был вопрос или утверждение. Хотелось перенести в ее комнату музыкальную систему, чтобы позволить Саше танцевать. Однако я не спешил озвучивать это предложение. Кажется, было бы слишком беспечным и поспешным с моей стороны решиться установить этого монстра тут. Если звукоизоляция и позволяла отрезать от мира и запереть в толщине стен некогда истошные крики Сашеньки, ее призывы о помощи, которые, вероятно, должны были достичь хоть чьих-то ушей и позволить этому кому-то высвободить мою ручную птичку из-под замка, то вряд ли звукоизоляции хватит, чтобы зажевать всю мощь звука моей навороченной аудиосистемы. 
Виски заканчивался. На дне бутылки оставался жадный глоток или два, которые при желании можно было растянуть на несколько небольших. Но я не желал медлить, а потому разом пролотил остатки. Вновь, как и раньше, поставил бутылку у края дивана. Неаккуратно, из-за чего она упала и со звоном укатилось в другую часть комнаты. Теперь лишившись виски и за неимением других занятий, я полностью погрузился в разговор с Сашей.
–  Что за Ника? – спросил я, зачем-то удумав разобраться в замелькавших в Сашиной истории именах. Два персонажа: тетя и Ника, которые судя по всему жрали за счет моей еще недавно малолетки, и теперь могли подохнуть с голоду, раз уж, судя по всему были так зависимы от Сашиной стряпни. Тем лучше, пусть дохнут!
–  Почему нельзя послать ко всем чертям свою хренову семью? – с недоумением отозвался я, явно выдавая в этой внезапно сильной эмоциональной окраске вопроса свое прошлое. Факт того, что я некогда ушел из семьи.
–  Они лишают тебя кислорода, так какого х*ра это терпеть? – я чуть приподнялся и по-новому устроился на диване, чтобы было удобнее щупать Сашины ягодицы. Я проскользнул рукой через «подол» широкой майки и с нескрываемым наслаждением ухватился за белесую попку.
–  Ладно, я как-нибудь принесу тебе пожрать чего-нибудь калорийного, – рука то сжимала, то поглаживала упругую ягодицу, то и дело забираясь под тонкую ткань трусиков.
–  Какая забавная игра. Отличный повод нажраться, если задают неудобные вопросы. Заодно может получиться забыться. Давай играть. Правда, после рассказа про капельницу, у тебя не будет шанса выпить – только фанты, – я знал, что игра может быть заранее нечестной. Я могу уйти от любого вопроса Сашеньки также легко, как недавно проигнорировал абстрактный вопрос про мою жизнь. Однако мне было очень любопытно, что моя девочка захочет узнать или каких действий от меня добиться. Наверно из-за этого любопытства я и согласился на игру. Я вовсе не собирался открываться перед ней или узнавать про нее слишком много.

+2

24

-Буду, - как - то очень быстро соглашаюсь я, неотрывно смотря на Рича, на его, при каждом вдохе, поднимающиеся плечи. - а ты хочешь?
   Странный вопрос, какой человек не захочет увидеть красивый танец, тем более в полутьме подвала с учетом, что других радостей и развлечений не предусмотрено правилами поведения в карцере, для надоедливых блондинок.
-Ника, подруга, - пожала плечами, - девушка двадцати пяти лет, блинные волосы, пухлые губы, ноги - позавидует любая, - я поджала губы, задумавшись о том, что Ника могла бы неплохо заработать на своей внешности, а в итоге, учится на адвоката. - Потому что это семья. Да я и не знаю, просто привыкла, что надо о ком - то заботится, вот и заботилась о них, как могла. А вот с Чарли они так не могут. Они с неё пылинки сдувают. Мысли о старшей сестре поглотила с неимоверной скоростью. Как бы я не любила сестру, меня всегда злило отношение родителей к нам, их разделение между нами. Да, я не была отличницей, да я сломала систему нашей семьи и не захотела жить в Бостоне, да, все девочки знакомят родителей с мальчиками, а я познакомила с девочкой. Ну вот и что в этом такого. Хотя Рича я бы познакомила с родителями.
  Мысль о том, что я расцениваю своего похитителя как нечто большее, засела именно в тот момент, когда грань моей ненависти к нему начала рушиться. Я вдруг остро осознала потребность в нем и не в ком другом. Мне резко стало мало воздуха, пропитанного им. Я резко захотела стать единственной, к кому он прикасается. Я хотела, что б он не смотрел не на кого, кроме меня, словно он вовсе не украл меня, не запирал и не превращал жизнь в ад.
Мысль про вкусняшки подняла мое настроение и я расцвела как майский бутон, улыбаясь, словно довольный кот, объевшийся сметаной. -Видимо поэтому я и оказывалась с капельницей, из-за обилия вопросов, на которые не хотелось бы отвечать. - эта игра даже не для того что бы выпить, а для того, чтобы вытянув фант, человек исполнил желание, это как бутылочка, если у кого - то есть какие - то эмоции по отношению к человеку, он будет рвать на себе волосы, но подстраивать результат в свою пользу.
  Я посмотрела на пустую бутылку, и с вопросом в глазах поинтересовалась, - А что ты будешь пить? - как - то слабо я представляю себе Рича, который танцует балет на бильярдном столе.
Но вопросы были решены и я  с готовностью выслушать первый вопрос подняла глаза на Рича, в глазах которого играли не добрые огоньки - Может сразу скажешь, что мне сделать? - рассмеялась я и поудобнее устроилась на коленях у мужчины.

+3

25

Как много имен… Почему она не боится? Почему она так легко рисует передо мной образы своих близких? Почему не опасается, что я (тот самый безумец, без раздумий отобравший у нее привычную жизнь) могу покуситься и на нечто большее? Разрушить все! Я молча слышал ее рассказ. Хотелось запить его очередной порции спиртного, но подниматься наверх не было никаких сил. Я бы отправил за алкоголем свою послушную Сашеньку, но я понимал, что это было бы безумием. Эта негодяйка, усыпляющая меня приливом внезапно пробудившегося доверия, могла легко ускользнуть из дома, вдобавок запереть меня в собственном подвале и вызвать сюда копов. Пожалуй, я бы сильно удивился, поступи она по-другому.
–  Ты не похожа на человека с обилием секретов и скелетов в шкафу, – с удивлением отозвался я.
–  Ты слишком легко рассказываешь о себе, так что я с трудом могу представить вопросы, ответы на которые ты будешь рада запить или променять на крикливую прогулку по краю крыши. Разве что что-нибудь вроде: мастурбируешь ли ты? Как относишься к групповому сексу? – я притянул ее к себе, заставляя сменить сидячую позу на полулежащую все также в моих ногах. Моя ладонь переместилась на ее грудь, палец неустанно очерчивал отвердевший сосок. Я возбуждался, но пока и не думал вновь пристраиваться к Сашиной попке, разряжая возбуждение.
–  Теперь не знаю, что буду пить, – грустный голос.
–  Мне в падлу идти наверх. Так что, видимо, тоже придется перейти на фанты или вопросы, – я задумчиво почесал затылок и одобрительно кивнул, понимая, что поднимись я наверх за виски, я уже буду не в состоянии вернуться сюда, а значит, эта немыслимая игра не состоится.
–  Вопросов про твою любимую книгу и время года от меня не жди, мне абсолютно пофигу, что ты читаешь и любишь ли зажаривать бока на солнце. Дабы не придумывать, остановимся на вопросе про мастурбацию, а если не хочешь на него отвечать, то придется продемонстрировать навыки прямо сейчас и тут, – ожидаю розовый румянец на лице. Чую, хватит одного круга, чтобы отбить Сашино желание играть, а я вот, напротив, увлекся. В голове уже возник ряд неприличных вопросов. Я жажду продолжения банкета.

+3

26

-У меня просто нет шкафа, куда бы можно было спрятать скелет, - я улыбнулась, - а чего мне бояться, отсюда я вряд ли выберусь, да и не знаю, хочу ли этого. С моей семье ты сделать ничего не сможешь, тебе будет лень пачкать руки.
Я пожала плечами и совершенно спокойной отнеслась к вопросу, который оказался щепетильным на взгляд Рича. - Не доверяешь мне?
Я рассмеялась и все поняла без слов, он правильно делает, не доверяет. Я сейчас говорю про то, как не хочу от него уходить, но мало ли что будет через добрых пять минут. - Что ж, можешь поплясать на столе, или, у тебя нигде нет тайника с янтарной жидкостью, - которая делает тебя человеком, хотелось бы мне сказать, но воздержусь.
-Да, но сегодня ты этого не увидишь, - рассмеялась я и спрятала лицо у него на груди. Самый глупый вопрос с которого начинают все. Что ж, у меня фантазии не хватит придумать что-то на той же волне, - У тебя был секс с мужчиной?
Мне всегда было интересно тех, кто променял изгибы девичьего тела, на мужские ягодицы. Девушкам повезло здесь больше, мы универсальны и для тех и для других.
Ха, интересный вопрос, но раз мы сегодня такие честные, надеюсь я, то пусть будет так, - Да.
Неужели сегодня мы так и не знаем, какими талантами обладает наш тандем.
-Что ты хочешь сейчас, больше всего? - а вот это интересно. Всегда хотелось узнать про истинные желания мужчин в состоянии алкогольного опьянения, но еще соображающих.

+3

27

Улыбка на грани со смехом.
–  Разве у меня есть хотя бы один повод тебе доверять? – провожу рукой по ее аппетитному боку и вновь возвращаюсь к груди
–  Как знать, увижу я это сегодня или нет, – задумчиво произношу я. Стоит добиться желаемого физическим принуждением или через эту нелепую игру?
Но последовавший Сашин вопрос быстро вырывает меня из раздумий, в раз обрывает полет мысли.
–  Я похож на тех, кто позволяет пялить себя в зад? – в этот раз не сдерживаю смех.
–  Нет, детка, кажется, я на это не способен даже в пьяном бреду! А если ты хотела узнать, трахал ли я вместе с другими мужиками одну девку единовременно, то мой ответ – да. Не единожды. В школьные годы за не имением бабла, позже чаще по пьяни, реже из-за определенного сорта удовольствия. В женском теле дырок много, – внимательно слежу за ее реакцией. Снова смутится? Хотя… не могу сказать, что предыдущая ее реакция была обоснована именно смущением, ответ дался Саше легко, а вот заставить себя предаться наслаждению мастурбации при другом человеке она оказалась еще не готова. Впрочем, какая разница, готова она или нет. В голове созревают идеи для очередных актов насилия. Но все это потом, сейчас мы играем… мне все еще не наскучило.
–  А ты, поди, резвилась с девчушками? – пытливый взгляд.
–  И с кем ты ловишь больший кайф? – спрашиваю для галочки, я и без того убежден, что с мужиками. Хотя хрен поймет этих обдолбанных девчушек на розовых великах.
–  Действие, кстати, все тоже – мастурбация. Я настойчивый, но а ты, кажется, сегодня вопреки обычаям предпочитаешь говорить правду, а не играть в фанты
Ее очередной вопрос меня забавит
–  Разрываюсь между идеей твой мастурбации, качественным минетом и желанием подняться наверх и заснуть. Желаешь помочь с выбором? – довольно честно получилось. Кажется, с таким градусом Сашиных вопросов я так и не дойду до фантов.
–  Расскажи про свои самые заветные интимные фантазии, – на секунду замолкаю
–  Небось, адская групповуха, я угадал?

+2

28

Ох, милый мой, знал бы ты, насколько оказался прав в отношении моих развлечений с девочками. Чувствую, твои глазки бы округлись не хуже моих. Хотя, стоит подумать о том, что они и тебе бы понравились. Мысль о том, что он мог вполне спать с одной из них омрачает мое настроение, и во все не за них. За него. Какого черта он спит с ними, да даже и не спит. Какого черта он спит с кем - то кроме меня.
-С тобой, - что блять, я  это сказала? Черт, ну мне еще не хватало его подколов на эту тему. Вновь принимаю сидячую позу, дабы ждать вердикта на свое неумение скрывать эмоции. А желания то, как у мальчишки. Особенно второе, а вот третье. Он хочет спать, ну что ж, пусть катится к себе в кровать, нечего занимать мой диван. А лучше возьмет меня с собой, а там я так и быть, возможно побуду его феей - крестной. В моих мыслях созревает план по сведению его с ума, но как применить это в жизнь я, увы, не знаю. Да и следует ли пытаться, с учетом того, что его поведение сейчас, не более чем алкогольное опьянение и исход дня.
-Скажем так, у меня их нет. Я мало что знаю, мало что пробовала, так что, пожалуй, - я прикусила кожу на шеи у Ричарда, - все что ты делаешь, это уже за гранями моей фантазии, - я усмехаюсь и спускаюсь поцелуями ниже.
-Хотя, у меня не было секса в ванне, - я останавливаюсь губами в районе пупка и возвращаюсь обратно вверх, - а у тебя? Что с твоими фантазиями?
   Я уже приготовилась слушать пошлую сказку из его извращенных мыслей, кнуты, хлысты, что там еще ему может в голову взбрести. Тем временем, я съехала с колен в бок к стенке дивана. Теперь я лежала, головой на груди мужчины, а одной ногу я положила на Ричарда, чем он сразу же и воспользовался, от чего с моих губ сорвался стон. Только после этого я поняла, какую ошибку допустила, дав возможность, а главное доступ, Ричу прикоснуться к моим ногам.

+2

29

«С тобой» – это звучит не слишком ожидаемо, довольно логично, но не особо правдоподобно. Ответ на подобии «ты у меня только второй» (и предшествующая сотня членов внезапно становиться не в счет), «ты был лучшим» (в женских журналах же явно пишут, что эта фраза должна быть заключительной после каждого полового акта) или «я кончила три раза подряд» (хотя я, бл*ть, чувствовал, что всего один). Но, не смотря на всю очевидную лесть этих зазубренных женщинами фраз, которые, наверно, уже стали шаблонами (как раньше на телефонах СМС «я перезвоню», когда сбрасываешь входящий вызов) на душе становится чертовски хорошо, а на макушке вырисовывается виртуальная корона.
Вот я и лежал король-королем, ощупывал свою все еще верную подданную и думал, это «с тобой» – плод моего зверства или мастерства.
–  Правильный ответ, – наконец, с нескрываемой улыбкой протянул я. Наверно все мужики выглядят доверчивыми придурками в такие моменты. Я тому не исключение, даже если лапша на моих ушах – творение моей подневольной Саши.
–  А вот с фантазиями ты явно сачкуешь. Как ты вообще танцуешь, если не подпитываешь эротическими мыслями развратную девицу внутри тебя? Я отказываюсь верить! А как же во время мастурбации? Тоже белый лист или пионерская поза? – я заметно оживляюсь. Вместе с тем и извращенец внутри меня. Если сейчас, не особо подключая фантазию, я выводил Сашу далеко за рамки ее обыденности, то, что же будет, если я подойду к вопросу творчески.
–  Кажется, ты сама себе подписала приговор, – коварная улыбка. Я пуще прежнего растекаюсь на диване под потоком Сашиных поцелуев. Чертовски хорошо. Только не понятно, какого черта происходит, когда Сашин гнев сменился на милость, когда она сменила тактику настолько кардинально, что сейчас, даже не требуя ласк, я получаю их с лихвой? 
Саша закидывает на меня ногу, и я хватаю ее, провожу рукой по гладкой… черт, совсем уже не гладкой ножке.
–  Как ты обычно избавляешься от волос на ногах? – довольно беспардонно интересуюсь я, не переставая водить рукой по голой ножке. После этого я заставляю Сашу оседлать меня.
–  Секс в ванной будет… а мои фантазии… – задумчиво протягиваю я.
–  Так мало осталось неиспробованного, – нотки разочарования.
–  Довольно давно я пристрастился к сексу с лесбиянками. Две горячие штучки, ласкающие друг друга, меня. Плюс, если они не спали друг с другом раньше, особый плюс, если они являются кровными сестрами или лучшими подругами. Неимоверно возбуждают в меру властные в постели женщины, которые умеют удивлять, соглашаются на эксперименты, фантазируют сами, жадные до секса, ну и так далее, – я стянул с нее футболку, разорвал трусики, оставляя теперь абсолютно нагой.
–  Ты обещала станцевать для меня, непременно что-то сексуальное… тебе обязательно нужна музыка? – я сжал ее груди, прижался к ним головой. Оставил влажный след от языка на животе.
Я возбуждался и видел, как возбуждается Саша, но я хотел увидеть ее танец. Хотел увидеть, на что она способна.

+3

30


-А что я тебе еще обещала? - смотрю, как футболка, которая уже стала моей, теперь валяется комком в углу дивана. Я хочу его. Вновь. Как последняя озабоченная малолетка, кой я сейчас и являюсь, а в голове уже играет свой танец, своя музыка,к оторая непременно бы понравилась ему.

Я остаюсь сидеть на коленях у мужчины, жадно хватая воздух губами, сжимая ладонями предплечья Рича.
-Ты ведь явно не сеанс балета хотел, да? - совесть потешается над сознанием, крича о том, что я самолично отдаюсь человеку, который превратил жизнь в  ад. Привыкаю к человеку, которому плевать на мои ощущения, которого заботит лишь собственное удовлетворение, удовольствие. Интересно, сколько девушек побывало в его подвале?
Значит секс с лесбиянками, а я смотрю он знал, кого в подвал тащить, смеюсь я про себя. В чем причина, но мне не льстит перспектива делить его с кем - то, а разговор про властным дам, что черт возьми. Я не попадаю не под одну из категорий. Обидно, хотя мне должно принести это спокойствие, а я развожу обидки не по теме.
-Депиляция воском, - пожимаю плечами, вспоминая вопрос про волосы, - хотя чаще сахаром. Хочешь попробовать?
Это сумасшедшее ощущение внизу живота при мысли о том, что он будет делать мне депиляцию. Не знаю, хорошо это или плохо, но после депиляции от брата Ники, огребали последствия мы еще долго. Очень долго.
-Что ты там про ванну говорил? - улыбаюсь я и кусаю Рича за губу, прижимаясь всем телом к телу, целую укус, - я кстати серьезно на счет депиляции, - смеюсь я и предвкушаю крики по всему дому. Интересно, хоть один мужчина в шутку или на спор делал себе депиляцию, или брил ноги? Хотя если посмотреть на современных мальчиков, только этим они и занимаются.
Медленными шагами я теряла контроль над ситуацией, я теряла ощущение страха, и от этого становилось жутко. Я растворялась в нем, привыкала с каждой минутой, с каждым движением. Я привязывалась к нему с каждым ударом, поцелуем, толчков. Я подписывала смертный приговор с каждым стоном, которыми был пропитан дом насквозь. Если бы из моих стонов, удовольствия они были или боли, можно было делать деньги - Ричард был бы самым богатым человеком на планете Земля.
Страшно признаваться себе в этом, смотря ему в глаза, но я хотела сбежать отсюда не потому что хочу домой, (а я хочу домой), а из-за того, что будет очень больно осознавать свою ничтожность рядом с ним. Нет желания бороться с ним. Я просто сдаюсь, сейчас, завтра, до последней минуты моего прибывания здесь. Я смирилась с ролью зверушки.

Отредактировано Sasha Wesley (2016-01-13 14:37:54)

+2

31

–  Да, кажется, балет меня бы окончательно усыпил, – наигранно откидываю голову на диван, закрываю глаза и выдаю непродолжительный храп.
–  Избавляешься от волос сахаром? Это как? – резко поднимаю голову и открываю глаза. Пытаюсь сообразить, как можно с помощью куска сахара вырвать волосы на ноге. Потереть – едва ли получится, посыпать – тоже…
–  Стоп-стоп, ты делаешь на ноге горячую карамель? Обжигаешь ей кожу и сдираешь волосы? – выражение легкого ужаса на лице (а, может, и нелегкого). Я весь скривился. Я знал, что женщины монстры и те еще мазохисты, но чтобы настолько.
–  Я прав? – а мне еще казалось, что из нас псих я.
Отгоняю подальше мысли о сахаре-убийце.
–  Короче принесу тебе на днях какой-нибудь там воск, избавишься от своей меховой прослойки, – теперь пытаюсь вновь сосредоточиться на сексуальных мотивах. Я вновь обхватил Сашины груди ладонями.
Укус, объятия, прикосновения и поцелуи. Игнорирую вопрос про ванную – мне надоело заполнять паузы словами. Я усадил Сашу на себя верхом, заставляя извиваться в движениях разгоряченного всадника. Движения перетекли в танец. И, казалось, это произошло не по моей недавней просьбе, а благодаря наитию, счастливой случайности, само собой.
Саша двигалась прекрасно. Легко манипулировала моим возбуждением. Двигалась, будто мы оба поймали единую музыкальную волну. Я жадно касался ее ног и ягодиц всякий раз, когда Саша приближалась ко мне. Я сходил с ума. Все выпитое, весь этот день, вся эта эмоциональность в дополнении к танцу вовлекали меня в Сашин плен. Сколько у нее было попыток сбежать, меня обездвижить, воспользоваться моей усыпленной бдительностью. Но Саша боялась. Или того хуже не хотела сбегать.
Дьявольский танец, выдавший всю женственность и сексуальность моей молоденькой девочки, завершился. Саша все еще слегка, по инерции, извивалась в моих ногах. Я заставил ее подняться выше.
Соитие. Стоны. Наслаждение. Я кончил быстрее задуманного. Но, честно говоря, терпеть не было никаких сил. Несколько минут мы безмолвно нежились в объятиях друг друга. Ровно до тех пор, пока в мою голову случайно не забрела призывающая к трезвости мысль «Какого х*ра мы тут делаем?». Не приди она в голову, мы бы валялись в подвале до утра. Я бы так же оставался в забытье, не вспоминая, что самолично устанавливал порядок вещей, где Саша моя игрушка, а я хозяин, вовсе не обязанный думать о ее благополучие.
Я довольно резко вскочил с места, небрежно сталкивая Сашину голову со своей груди. Машинально оделся. Говорить ничего не хотелось. Даже в ответ на вопросы Саши.
Я молча поднялся по лестнице и скрылся за дверью.
Я не появлялся у Саши несколько дней, трахая всех девчушек подряд и пользуясь служебным положением в борделе. Это немного отрезвило мою голову. Я пришел в себя, но подвал вместе с запертой в нем Сашенькой все еще манил меня. Иногда в алкогольном дурмане я вспоминал ее безумный танец, ее энергичность и в тоже время божественное послушание.
–  Еда, – я появился в подвале. С пакетом. Пришел сюда лишь потому, что не хотел заставлять Сашу голодать. Какого-то черта меня заботила ее сытость.
–  С Рождеством, – я хотел произнести это довольно сухо, но не получилось. Я улыбнулся.
Какого черта я делал у нее в Рождество…

+2

32

И вправду, картридж с воском Рич принес, но сам принимать участие в этом не стал. Скажу больше, он и во все охладел с прошлого раза. Хотя, его холод в этот раз был настолько хорош, что моя комната из простого сарая преобразилась в место, где есть все. Начиная от влажных салфеток, заканчивая несколькими книгами.


https://49.media.tumblr.com/961b4e239e380e8fc03f8bd60ff909c9/tumblr_nj5a6dz8O81u9ov1to2_400.gifhttps://45.media.tumblr.com/e3d89e437d34337c0078bb9b126d4fea/tumblr_nj5a6dz8O81u9ov1to4_400.gif
quest pistols – pазные


Со временем, моё отношение к этому месту менялось, при чем не плохую сторону, не в хорошую. Оно просто менялось, на место ненависти пришло равнодушие. Ко всему, к себе, к нему, к еде,  даже к моему, черт его за ногу, послушанию. Моя роль послушной игрушки настолько крепко вросла в голову, что даже сейчас, лежа на бильярдном столе и смотря в потолок, я задумывалась о том, что дом большой,  а значит что мешает шаху по несчастью завести себе гарем, таких как я, на розовых велосипедах с шилом в попе?
–  Еда, - я повернула голову на звук бумажного пакета и голоса Рича. Как говорится, о чем вспомнишь. – с Рождеством.
Я пожала плечами и даже не соизволила встать, улыбнуться, растелиться ковриком перед Ричем с транспарантами "Возьми меня". Я продолжила лежать, лишь из вежливости сухо ответила, - и тебя.
Прошло пару минут, я думала он уже ушел, поэтому спустилась на пол и на секунду замерла, осознав, что Рич остался здесь. Поджав губы, я подошла к пакету, где меня ждал стандартный набор, как и всегда в прочем. Достав бутылку воды,  я сжала её в руке и повернулась лицом к Ричарду.
-Ну и где ты был? - конечно, я сейчас могу неплохо так отхватить за свои слова, потому что кто я, что б говорить что - то. Но из меня вырывалось возмущение, которое или я выплесну ему сейчас, или я еще не придумала что. Поставив бутылку на стол, так и не открыв, я сделала два шага к нему, так, что бы между нами не было и сантиметра.
Поставив руки на бока, я смотрела ему в глаза, которые потешались надо мной, только что звука не было.
-Ну что, всех поимел или еще кто остался? -  Да я ревновала, да я ждала пощечины от него, да я устала, и да, я сумасшедшая, которая вбила в свою голову, что можно изменить положение вещей.
-А что пришел, там больше не дают? - мне была ненавистная сама мысль о его жизни, о его связях, о его живых куклах.

+2

33

Около минуты я пристально рассматривал это распластавшееся по бильярдному столу тело. Саша казалась мне еле живой… в душевном смысле.
–  Рождественская апатия? – наконец поинтересовался я. Вопрос был произнесен максимально сухо, без эмоций. Будто он представлял собой не акт заботы, а праздное любопытство.
Страннее было то, что я оставался в этом подвале. Не ушел наверх, как изначально планировал. Было не понятно, чего я хотел увидеть в продолжение этой бессмысленной встречи с Сашей. Секса мне, увы, совершенно не хотелось. Поникшая духом Саша и ее почти что безжизненное тело не вызывали у меня никакого желания. Разве что злость. И то… какую-то бесшумную, сдержанную, из-за которой не полезешь размахивать кулаками и крушить стены.
Не знаю, чего я ожидал. Возможно, мне хотелось, чтобы Саша поднялась, извинилась за бесформенность своего настроения и станцевала что-нибудь энергичное, способное либо поднять мое возбуждение, либо придать заряд для грядущей вечерней рождественской пьянки – кажется, меня там уже ждали. Я встал в углу комнаты, ближайшем к выходу. И думал уже прекратить неловкость этого момента, скрывшись на первом этаже своего дома, как Саша встала.
Ее лицо было искажено в гримасе злости. Злости, совершенно мне не понятной. Что за блоха ее укусила?
… где я был? Я промедлил с ответом, все еще не понимая, какого черта этот вопрос мог забраться Саше в голову. Поимел ли я всех? Не понял. Это она хочет понять, верен ли я той, кого насильно заключил в подвал? Детка, конечно нет! Мне больше не дают?
Я рассмеялся. Ей в лицо. Только в этот момент я осознал, что Саша ревнует. Мое самолюбие торжествует. Я ее бью, а она сходит с ума от ревности.
–  Ты что, влюбилась? – только и ответил я. Улыбка не сходила с моих губ. И, конечно, это была не улыбка влюблённого, который узнал, что его чувства взаимны. Это была улыбка снисхождения, смешенным с весельем.
Тогда я еще не осознавал свою психологическую зависимость от Саши. Я воспринимал ее не больше, как игрушку. Ту, которую легко заменить, или выбросить в контейнер для мусора, когда прошлые увлечения покажутся слишком пресными. И думал я так еще долго, пожалуй, до того момента, как Саша сбежала из своей тюрьмы. Но об этом позже. Намного позже. Сейчас я ликовал. Сашина привязанность казалась мне наградой за мои воспитательные труды. Она казалась завершением некого первого этапа, после которого необходимо встряхнуться и внести новую палитру чувств и эмоций в жизнь. Я жаждал ее страдания, мне хотелось испытать ее, мучать. Мы не могли продолжать наше общение на недавно образовавшейся романтической волне. Это могло все погубить, испортить модель наших отношений, превратить ее в убогую, бытовую. Это очевидно хотя бы потому, что сейчас, не имея никаких прав, Саша стоит передо мной, будто жена в бигудях и со скалкой в руке, и требует непонятных объяснений. Будто мой долг успокоить ее, сказав, что в мире никого нет сравнимого с ней. Что я ей верен, а все ее домыслы беспочвенны.
–  Нет, я не за сексом пришел, – все та же улыбка.
–  Не хватает массажа. Вчера трахался с фигуристкой и немного потянул спину, – я как эмоциональный вампир уставился на Сашу, ожидая взрыва. Мне вновь захотелось почувствовать ее характер, ее истерию. Давай, девочка, прояви себя! Не заставляй меня разочароваться. Очередную волну апатии я сегодня не вынесу, уйду от тебя нафиг.

+2

34


https://49.media.tumblr.com/192e907c801d40d55eb3c94951520d99/tumblr_n1e4tdhRO91sly6i2o3_250.gifhttps://49.media.tumblr.com/022a3406cc16b6a60d3d98c0c8cdd743/tumblr_n1e4tdhRO91sly6i2o4_250.gif
[audio]http://pleer.com/tracks/12918920S2UI[/audio]


Острая потребность ненавидеть его за все наслаждение, что причиняют его руки. Острое желание, быть обласканной его ненавистью,утонуть в его унижении, захлебнуться в нежности его оскорблений. Я стояла не шевелившись возле него. Тяжело дышала, вдыхала аромат его, пропахшей табаком и желанием, одежды, рисовала в голове картинки, как он трахал не меня.
-Влюбилась? - я повторила этот вопрос в голове с ядовитой насмешкой. - Ха, не много ли чести по вашу душу?
О нет, ну будь глупцом, какая любовь, максимум, желание изнасиловать. Любовь, да ты сам умеешь ли любить, если для тебя секс это механические движение лишенные любого эмоционального контакта.
-А зачем? Зачем остался? - я не отставала от него, я не знала, зачем он пришел сюда в тот момент, когда  это было не нужно ему. Поиграть? Не думаю, он взрослый мальчик, ему хочется кукол побольше.
-Так что же фигуристка тебе не размяла? - давай, кричи на меня! Убивай, унижай, смейся. Давай!
Я закусила нижнюю губу. до крови, до металлического послевкусия. Я толкнула Рича в грудь, еще раз, еще, пока он не упал на диван. В моих движениях не было ни грамма ласки. Только ревность,что затмили все части тела.  Сев за спиной, я сжала до адской боли плечи, загоняя ногти по кожу,  оставляя следы. .
-Ты хоть удосужился бы сходить в душ, я все - таки девушку, хоть и держишь ты меня, словно животное - в клетке.
С силой сдавливая свежие следы девичий ногтей, я все сильнее ненавижу этого человека, который сидит и глумиться над ситуацией.
Я начала бить руками по спине и оказалась прижата к дивану, , - когда я уйду, ты сойдешь с ума, я обещаю тебе, . - это был не яд, не подкол, не ложь и ничего другое, это была психология. Я просто искренне надеялась, что мои мучения прекратятся и я забуду этого человека.
Я лежала под ним, вновь, улыбалась - говоришь, не хочешь меня? - глупенький, тело твое, говорит обратное.

Отредактировано Sasha Wesley (2016-02-06 03:36:37)

+2

35

Странное ощущение, когда кто-то тебя ждет. Странно, приходя домой, видеть одно и тоже лицо. Странно забросить привычку приводить к себе девиц, боясь, что одна из них рано или поздно услышит подозрительный шорох, спустится в подвал и обнаружит там Сашу. Я все чаще перебиваюсь по недорогим отелям, меньше времени провожу дома, пытаясь скрыться от соблазна заглянуть сюда... в подвал. Но еще большее странна эта Сашина нервозность, ревность, проскальзывающая во внезапно взволнованном голосе, в ритмичных толчках ладонями в грудь, обиженном лице.
–  Фигуристка выступает в роли гейши, а ты в роли рабыни, так что знай свое место, – веселюсь.
–  И, правда, влюбилась! – никак не могу успокоиться я, заливаюсь смехом. Подыгрываю ее негодованию, падая на диван после очередного толчка в грудь. Конечно, я не верю в ее любовь, но мне нравится злить Сашу, приписывая ей неведомые чувства. Задевать за живое. В конце концов, что-что, а чувство собственности ею завладело!
–  Признайся, что ты вне себя от ярости, признайся, что… ааааааа, –  чувствую, как острые когти ревнивой женщины впиваются в мою кожу.
–  Ты совсем сдурела? – хватаю Сашу за плечи, с силой кидаю на диван. В нелепой борьбе мы падаем на пол.
Я прижимаю Сашу к полу и медленно произношу:
–  Детка, ты никуда отсюда не уйдешь. Свыкнись уже с этим. Этот подвал – твой мир. Я твой бог и господин. Что тебе не ясно? – с силой сжимаю ее предплечья в своих ладонях.
–  Что ж, поздравляю и хвалю за внимательность, – отвечаю я Саше.
–  Иногда я хочу тебя, так что рано такую игрушку выкидывать на свалку, – срываю с нее одежду. Сжимаю ее обнаженное тело, массирую клитор, поднимая градус возбуждения.
–  Сейчас я расскажу тебе, в каких позах трахал фигуристку, – я разворачиваю Сашу к себе спиной, спускаю с себя джинсы. Быстро надеваю презерватив.
–  Сначала я был грубым, – я ударяю Сашу по ягодице. Не игриво, с силой, оставляя красный след на бледной коже. Я терзаю руками ее тело. Вхожу в нее.
Резкие движения.
–  После. Я стал значительно нежнее, – вместе с тем мои движения становятся более плавными, ласкающими. Я целую ее тело, аккуратно касаюсь его ладонями и языком.

+2

36

-Аа, - я не была готова к такому повороты событий. Нет, тело мое возможно и молило о его прикосновений, да и для него я всегда была готова…последние пару минут. Но вот морально. Я вновь упала в ту яму, из которой с таким трудом выбралась, пересилив саму себя и свои принципы, заставив себя видеть в Ричарде плюсу и свет. Сейчас же я вновь растоптана. Он может бить меня сколько угодно, рассказывать о своих гейшах и прочих акробатках,  больнее, чем сейчас уже не будет.
Утыкаюсь лицом в пол, закусывая зубами собственное запястье, так, что остаются следы. Я хочу заглушить себя, свои стоны, смешанные с криками. Я не знаю от чего мне больнее, от собственной ревности или того, что даже сейчас, в этих рваных движениях, поцелуях, провокациях, я получаю удовольствие.
-У тебя очень красивая сестра, - между вздохами говорю я, - я хочу видеть тебя, - словно по маху волшебной палочки я чувствую голой спиной холодный пол. – С Рождеством, - с издевкой, выговариваю я на последнем вздохе. Сил не хватает, а на моем бедре будет красоваться великолепный синяк в форме ладони Райли.  Я встаю с пола и чувствую себя дешевой девкой из придорожной забегаловки, у которой справили нужду  и не заплатили, омерзение к себе собой. Я подхожу к импровизированному шкафу и вытаскиваю  те самые кружевные трусы и футболку Рича, надеваю все это на себя,  не обращая никакого внимания на лежащее,  уже на диване тело.  Заколов волосы, я решила, что хуже уже не будет. Повернувшись к мужчине,  я подошла к дивану и по-хозяйски, перекинув ногу через его бедро, села сверху на Рича.
-Что дальше? – я видела лишь тупик, просто так держать меня взаперти не выгодно, каждый раз ругаться и обдирать спину об грязный пол я не хочу, привязываться к нему, у меня желания тоже нет. Ревновать к каждой девице – глупо, но именно так и будет. Я не привыкла делиться тем, что должно быть моим.  Я застегнула ремень на его штанах, который, до этого, исцарапал мне всю внутреннюю сторону бедра. Пути решения – либо выпустить меня совсем, либо выпустить меня,  хотя бы из подвала. Дать доступ к дому, к душу, к кухни в конце концов. Я нормально не ела уже страшно подумать сколько.

+2

37

Я замираю. Неловко брошенное «сестра» отзывается эхом в моей насквозь прогнившей душе. Чертовка Райли. Непутевая Саманта. Наверно, я знал, что этого не избежать. Знал, что любопытство моей сестры не знает границ, так что эта хренова дверь подвала не сможет ее остановить, скрыть правду.
Опускаюсь на диван, принимая позу мудреца. Меньше всего мне хотелось, чтобы кто-то узнал о Саше, а уж тем более, чтобы этим кем-то оказалась моя сестра. Козырная карта опускается в ее шаловливую руку.
–  Когда это было? – смотрю, как Саша возится у шкафа, натягивая на себя все те обноски, которые я ней некогда сюда скинул.
–  Что здесь было? – помогаю Саше разместиться у себя на коленях. Провожу пальцами по тонкой шее своей пленницы – едва различимая разница между нежным поглаживанием и сдавливающими движениями.
–  Я разберусь с этим, – зачем-то вслух произношу я. После скидываю Сашу со своих колен. Подхожу к двери.
–  А что дальше? – безразлично улыбаюсь.
–  Ничего. Бессмысленный круговорот дней, в которые ты будешь все также вынуждена сидеть здесь. Ждать меня, не потому, что скучаешь, а потому, что ждать в этой комнатушке попросту больше некого. Мечтать, читать, вырываться, рыдать, стонать, поклоняться мне, ненавидеть меня. А потом не знаю. Может, ты здесь сдохнешь, а, может, я вывезу тебя из этого чертового подвала на другой конец страны и все.. живи дальше, – пожимаю плечами. Я сам не знаю, что дальше. Сейчас Саша прекрасна в своей юной неопытности, но пройдут года и она будет матереть, она будет слишком предсказуемой, хотя бы потому, что единственный источник ее знаний – это я и чертовы книги. Она будет дряхлеть…
Тьфу. Что за мысли? К черту. К черту, я говорю! Девчонка заморочила мне голову! Какое нифиг будущее?!! Настоящие! А все что будет потом не мои проблемы, это проблемы Рича в будущем, пусть он их и расхлебывает.
Оглядываюсь. Ядовитая улыбка. Я скрываюсь за дверями подвала, оставляя Сашу вновь одну.
Я буду приходить потом, когда мне вздумается. То жестоко швыряться ей, то нежно поглаживать. Чертовщина… все это длилось еще несколько месяцев. А потом…?

+1

38

-Оу, твоя сестра была нежнее, чем ты,  - я пожала плечами, - мы выпили чая с печеньем, а ровно в час танцевали на столе, пока ты имел неосторожность развлекаться с длинноногой фигуристкой.
Я ненавидела его в тот момент, хотела повесится на собственной футболке или станцевать на его костях. Но нет, я каждый раз с нетерпением его ждала. Любым: пьяным, трезвым, в хорошем расположении духа или нет. С замиранием сердца ждала приговор: сегодня меня покарают за ненависть и желание или я получу кусочек рая. Но я ждала его, как верна шавка, в роли которой он меня видел. Каждый раз я с первых минут я знала, кто будет сверху, и за все те недели не разу мы более не говорили, лишь испытывали нервы друг друга перепалками между выдохами. А сейчас. Сейчас просто нет сил. Опять. Я истощена, на этот раз физически. Плохое настроение у него, но страдаю за это я. Мы пришли к тому, с чего начали, с кровоподтеков, гематом и насилия, к нему пришли. Это замкнутый круг из которого хочется вырваться, но не получается. С каждым разом я жду, что все поменяется. Что вот, сейчас он зайдет и вновь с разбегу прыгну к нему, нам будет мало воздуха и не будет боли, но нет, каждый раз все повторяется, ему нужно лишь одно. Он словно пытается выбить меня из головы избивая меня. Знаете, как в компьютерной игрушке.
2 марта 2016
-Молодец, ты добился чего хотел, я тебя ненавижу, ты псих каких поискать надо, удовлетворен?! - меня тошнит от него, при чем и в прямом смысле этого слова. Я наелась всех его действий и слов. Я устала от его выкрутасов. Я чувствую себя как жена падишаха, у которого тысячи жен и он периодически женится еще, забывая о прежних. -Давай, ударь. Ударь девочку, которая тебе ничего не сделала, давай. Ударь, покалечь, зарежь, убей, чего мелочится. -Мне уже нечего было терять, я отсюда не уйду, а эта зависимость от него все - равно меня убьет, так почему бы просто не сделать все быстрее.

+1

39

–  Да, вполне, – с ядовитой ухмылкой отвечаю я, спускаясь к Саше в подвал.
–  Скоро вновь полюбишь, – в последнее время у меня шалят нервы. Я часто взрываюсь, я вспыльчив, отчего Саша разукрашена неровной россыпью синяков и ссадин по всему телу. Я перестал ее жалеть. Чем дальше, тем явнее ощущение, что эта детка – моя личная шавка. Моя игрушка. Она будет всегда. Сегодня, завтра, потом. Всегда я смогу воспользоваться теплом ее тела, стоит только спуститься в подвал. Надо всего лишь поднять руку, чтобы она поддалась, опустилась на колени и взяла в рот мой член. Достаточно усталого вида, чтобы она очутилась за моей спиной и размяла плечи. Хватает едва заметного кивка, чтобы она стянула с себя трусики и подставила мне свой аппетитный задок.
Саша может меня ненавидеть или любить, но она отлично дрессирована. Она знает, что ей дозволено, а что нет. У нее есть право злиться, есть право язвить, но она не смеет ослушаться. Она может вилять, уклоняясь от приказа какое-то время, но знает, что в итоге выполнит все, что я ей велю. Она обучена тому, что непослушание ведет к суровому наказанию. Она знает, что проще согласиться. Нет смысла спорить. Никто не видит ее унижений, еще немного и она перестанет их стыдиться. Еще бы. Ее мир вот уже несколько месяцев ограничен мой, в нем понятные законы, в нем все прозрачно (разве мы чувствуем стыд, выполняя законы своего государства? Это данность). Кара неминуема, также как возможна божья благодать в виде вкусной еды и нового белья, книг, снисхождения господина или сладостных извращений, когда я ласкаю ее израненное тело. Разнообразие небольшое, но, кажется, она большего уже и не ждет. Она сломлена, хоть порой и пытается вывести наружу свою строптивость. Пытается вызвать во мне неведомую ярость, ярость, которую я не смогу усмирить, а потому очнусь лишь стирая свежую кровь с паркетной доски. Не дождется. Мне нужна Саша. Хотя бы потому, что мне нравится эта игра. Она не надоедает лишь потому, что я вовлекаюсь в нее только тогда, когда этого хочу сам.
–  Ммм, образ отчаявшейся. Давно я этого не видел. Отлично! – хлопаю в ладоши. Мне нравится, и к черту, что у моей девчонки на душе. Куча дерьма, и что ж. У меня новое представление. Давай девочка, давай, а потом ублажи меня, как ты умеешь. Как тебя научил я.
Круговорот ее ада не закончится, я дам ей расстаться с этим миром так легко. Она пленница, она послушная. Так будет всегда.
–  Что насчет порции стриптиза?

+1

40


https://45.media.tumblr.com/455d94af9199cc4d00daf6c483119919/tumblr_o2f7h3jheQ1ruog0to5_250.gif

https://45.media.tumblr.com/32a79e4c8a78d09877b49dbf7968ddf6/tumblr_o2f7h3jheQ1ruog0to3_250.gif


-Ну так раздевайся, - я пожала плечами и безэмоционально предложила устроить столь желанный стриптиз самому. А я посмотрю, оценю и подумаю, стоит ли продолжать. -Что ты встал, давай, плавными движениями, могу даже ритм тебе задать, - я сидела на полу все это время и начала отбивать ритм от пола, который скрипел в некоторых местах. Я ждала удара от него, крика, оскорбления. Я жаждала его гнева, его рванных движений, словно в нем поселился демон с которым он борется каждую минуту.
-Я устала, - тебя ждать, - осточертело, - тебя любить. Я кидала слова в воздух, не в силах продолжить, признаться, обнажить себя перед ним. Словно открываешь дверь в поисках света, а получаешь плевок в душу и мусор, который оставили возле лифта, не донеся до мусоропровода.
Я вспоминаю разговоры прошлым летом на крыше одного из дома, пользы игр в любовь. Мы так и не пришли к единому знаменателю,  а ведь он был так близок. Любовь - это зависимость с одной стороны, а свобода с другой. Эта тонкая грань, которая существует между ними и не дает просвета для мыслей, которые порой так нужны. Я задыхаюсь, когда его нет рядом. Я терзаю себя, свои мысли и тело. Но сейчас он здесь, рядом, потяни руку и дотронься, но нет. Гордость, которая появилась по руки с гордыней. Моя вечная болезнь.
-Тебе доставляет это удовольствие? - я смотрю на него снизу вверх, и губы сжимаются в тонкую полоску.Я жду вердикта сегодняшнего испытания "Выживи в подвале у Райли". Я расстегнула ремень Ричарда  и вытащила его из петель. Расстегнула верхнюю пуговицу и помотав головой, встала с колен на наго и ушла на диван. - Нет, не буду, не хочу. - у меня начиналась истерика, которую могло успокоить только нечто неординарное, что в обычных ситуациях Райли не сделал бы.  Мне не хватает воздуха в этом помещении, мне тесно, неуютно, некомфортно. Я хочу на улицу, увидеть голубое небо и щебетание птицы. Я хочу наблюдать дома за звездами. Я хочу быть дома. Я хочу перестать ждать этого человека.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » сумасшедшая + псих, или история нашего знакомства