В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Bang Bang


Bang Bang

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

lothar sternberg & christina singer
ноябрь 2015 года, антикварная лавка мистера Штернберга

власть в руках — это огромная ответственность. и если ты умеешь управлять системой, то ни одна крыса под тебя не сможет подкопать, даже, если ты сделал что-то незаконное. но если у тебя не хватает сил для того, чтобы уследить за разросшейся сетью, то ты должен быть готов к тому, что из темных уголков полезет желчь. Лотар просто слишком стар для всего этого дерьма, а Сингер либо хочет действительно вычистить грязь из города, либо просто любит танцевать на острие ножа.

0

2

Расследование, будь то убийство, кража, наркотики, или любое другое дело, это очень сложный процесс, в который вникнуть не так-то просто. Порой людям кажется, что расследование преступления идет вяло и затягивается, хотя по всем правилам оно может еще и опережать те сроки, которые прописаны буквой закона, но разве общественность переубедишь? Разве можно доказать то, что каждый должен делать свое дело, а не следовать призыву мести или желания расплаты за содеянное? Будучи копом не первый год, Кристина прекрасно осознавала, что если не делать все возможное, то твой город, на защиту которого ты заступаешь каждое утро, может погрязнуть в преступности, которая, как бы ее не старались вывести, была самым устойчивым пятном на репутации города. До поры до времени, не зная всех подробностей, Сакраменто казался Крис не самым приятным и спокойным местом. Да, в Чикаго все было иначе, в Чикаго ее коллеги положили много сил, чтобы загнать сильных мира криминала в угол, заставив прикрыть половину, а то и больше, всех тех подпольных заведений, что скрывались в тени блестящих стеклянных высоток. Эта зачистка длилась не один год, но в результате кропотливого труда, потерь, они это сделали, и Сингер была горда, что в свое время была частью этого правого дела, собственно, именно за этим же она пошла в полицию, не так ли? Но, возвращаясь к Сакраменто, здесь все было иначе. Полиция работала, но порой складывалось ощущение, что чисто для формального подтверждения своей деятельности. Город был под влиянием итальянской мафиозной семьи, отчего казалось, что щупальца этой мерзкой твари, что портила жизни горожанам, были запущены во все сферы городской жизни. Желающих бороться с подобной ситуацией было куда меньше. Кто-то боялся, кто-то дорожил погонами и теми суммами, что поступали на счет от Семьи, а кто-то даже не задумывался о подобном, не желая вникать в разборки, занимаясь рутинной работой. Это бездействие длилось долгие годы, пока в недавнем времени все это не дошло до предела и не началась буквально война на улицах, как казалось многим гостям Сакраменто, тихого солнечного города. Полетели головы, начались увольнения и внутренние расследования в отношении не одного десятка полицейских. Многие заведения, которые "крышивались" отдельными полицейскими, сейчас были уже не так защищены от меча правосудия, что то и дело заносился над их крышами и головами их владельцев. Подобные изменения позволили с большей тщательностью проводить расследования, находить связи между людьми, которые раньше скрывались довольно-таки успешно.
Именно по этой причине Кристина без особых затруднений вышла на антикварную лавку некоего мистера Штернберга, человека, продавшего не один десяток довольно-таки редких и достаточно ценных вещей жертве, чье убийство сейчас расследовала детектив Сингер. Неделю назад в своих апартаментах, находящихся в самом центре Сакраменто, был найден мертвым один из топ-менеджеров крупной компании, чей офис находился в Сакраменто. Первичный осмотр места преступления наталкивал на мысли о суициде молодого человека, живущего на широкую ногу. Именно так оценила Крис его жилище, когда прошлась по комнатам и залам большого пентхауса, осматриваясь и ища намеки на какой-либо другой исход. Но поиски девушки, как и других детективов, ничего не дали, как и анализы, которые провели судмедэксперты, не показали ничего подозрительного, кроме нескольких ушибов и повышенного содержания лекарства в крови. Единственное, что действительно зацепило девушку в тот день, это наличие в квартире большого количества антиквариата, который так и стоял нетронутым. Опись и дальнейшая оценка этого имущества показали, что мистер Талли, так звали убитого, покупал не простые дизайнерские штучки, а вещи, порой превосходящие его заработок, и разыскиваемые некоторое время.
-Хм, а с виду ничего приметного, - проговорила детектив, выходя из машины, оглядываясь по сторонам. Проверив оружие и убрав его обратно в кобуру, Крис собрала волосы в хвост, поправила куртку с шарфом, после чего направилась вовнутрь антикварной лавки. Прежде чем ехать к мистеру Штернбергу, Кристина выяснила, что некоторое время это место курировал один из полицейских, выгнанный из участка после летней зачистки, потому Сингер догадывалась, что в этом ничем неприметном на первый взгляд местечке могли твориться совсем таки не мелкие дела по скупке продажи старых семейных вещей.
Зайдя в лавку, Сингер усмехнулась прозвеневшему на входе колокольчику, оповещающему о прибытии посетителей. Вообще, все помещение, как и его содержимое, было до невозможности похожим на то, что показывали в старых фильмах: старинные часы, гитары, какая-то мебель, торшеры, сундуки, подсвечники и прочее-прочее. Походив немного по помещению, вглядываясь в ценники, находя нечто интересное и для себя, Крис и не заметила, как где-то сбоку появился невысокий мужчина. И только при осмотре других уголков этой кладези сокровищ, Сингер увидела наблюдающего за ней человека.
-Ой, извините, не услышала вас. Здравствуйте, детектив Сингер, - показывая значок, проговорила молодая особа, подходя к незнакомцу. - Могу ли я поговорить с мистером Штернбергом? Я расследую одно дело и хотела бы задать ему несколько вопросов.
-Да, сейчас, одну минуточку, милая леди, - улыбнулся седовласый, невысокий полный мужчина, в чьих глазах просияло беспокойство и уважение.
Конечно, она могла бы и не ждать, а с наглым выражением лица проследовать за стариком, но опыт былых дел, где она спускала себя с поводка, сдерживающего ее буйное Я, не позволял больше себя так вести, а взывал к хорошему поведению. Больше не было той буйной и жаждущей мести Кристины, был детектив, который заботится о своей карьере и порядке в городе в рамках закона, не более. Вернуться к себе прежней было странно, и тяжело, но девушка с этим справилась, хоть и не без сторонней помощи. Уже через минуту в зале появились двое мужчин. Тот старик, что встретил ее, скрылся где-то за прилавком, а второй, коим и был Лотар Штернберг, подошел к девушке.
-Детектив Сингер, хотела пообщаться с Вами по поводу убийства Джереми Талли. Найдется время? - умудрилась даже приветливо улыбнуться Сингер, стараясь произвести хорошее впечатление, чтобы выведать всю нужную информацию.

+1

3

Лотар одновременно и любил и не любил спокойные времена. Его возраст уже не позволял проникать в чужие дома, чтобы наживиться на чем-либо. Теперь он – заведующий ломбардной лавки, в которой хранились самые изысканные и раритетные вещи. Такое место, наверное, еще хорошенько поискать нужно будет. Раньше мужчине очень нравилось сбывать все краденное, а теперь он с драгоценностями не хочет расставаться, что ж, у всех бывают свои закидоны. И Штернберга вообще понять можно. Он уже не молод, чтобы заниматься расточительством. Хотя, и убеждает себя, что шестой десяток – это еще не приговор, ну, правда. Столько всего еще можно успеть сделать, если, например, на его полотне жизни осталось где-то 30 лет. На здоровье он не жалуется, а если и нужно будет где-то что-то подправить, то для этого есть хорошие связи. Поэтому, если приключения не хотят находиться на его задницу, то самому их к себе нужно подозвать.
Сегодня был, определенно, один из самых шумных дней. Приехали знатные покупатели, зашли коллеги на «чай» [виски и покер], бегунки решили поделиться с Лотаром своими продвижениями в работе. Мужчине нравятся такие дни, они как-то настроение поднимают. Главное, не заиграться. Не перестараться, так сказать. Не показывать, что все это – надоело, хочется чего-то другого. Время антиквара уже прошло, как и когда-то время циркача. Пришла пора снова все менять, правда, проблема все так же – возраст. Куда он сейчас двинется? Только если в Германию, чтобы разыскать свою семью, чтобы вернуться к истокам. Но об этом пока думать рано. Штернберг никогда ничего на половине пути не бросает, все доводит до конца. Тем более, в Сакраменто он глубоко порос связями, здесь его крепко держат. Он ведь знает, что если сорвется крайне неожиданно, то его может за жабры схватить мафия. Его обнюхают, как шавку, и только потом пустят на вольные хлеба. Сразу понятно – не вариант, значит, нужно немного подождать, а мужчина это умеет делать.
От шума и гама она скрывался в своей подсобке. Когда он только снял заброшенный кондитерский магазинчик, который потом стал антикварной лавкой, то эта комнатка была совсем крохотной. В ней можно было только быстро переодеться или оставить какую-нибудь одну большую сумку. Лотар взялся за строительство, расширяя границы дозволенного. Многие жаловались на то, что Штернберг – не порядочный гражданин, ведет какую-то подпольную деятельность, но коллеги из мафии помогли замять дело. Мужчина всегда мог угодить любому, наверное, этому его научили в цирковой труппе. Ты должен был понравиться всем, кто на тебя смотрит. И если хотя бы один зритель уйдет из шатра недовольным – твоя миссия провалена. Ты не справился со своей работой, можешь остаться без куска хлеба. Да, раньше времена и нравы были совсем другими, не такими, как сейчас.
Лотар попивал свой любимый зеленый чай с молоком, листал спокойно газетку. Если нужно, то к нему зайдут, все знают это сокровенное правило – без нужды не тревожить. И у Штернберга всегда есть «глаза» и «уши» в зале, вдруг, что-то пойдет не так, как нужно. Всегда есть люди, которые настучал или сразу завалят подозрительного человека. Он выстроил свою личную систему, свою паутину, занял главенствующее место в тени. Его никто толком не видел, но знал, что с этим мужчиной лучше не шутить. И дела велись только через посредников, обычно Лотар не выходил напрямую в «зал». Только тогда, когда оставался один. И если срочно нужно было что-то сделать или в чем-то разобраться. В закрытую дверь постучались, но Штернберг не открывался от своего упоительного занятия.
- Мистер Штернберг, - дверь приоткрылась, но Лотар не двигался все еще, он просто ждал продолжения. – С Вами хотят поговорить. Срочно.
Теперь мужчина оживился. Он знал этот тон голоса, знал это слово. В его жизни очень много значит символизм: в предметах, словах, поступках. Так вот теперь, он знал, что его ждет полицейский. Даже не важно, с каким он званием. Просто легавый зашел на его территорию, и это плохо. Лотар не любит правопорядок, потому что эти люди мешали ему жить. Из-за них старику Штернбергу приходилось очень несладко. Отложив газету, он сделал пару глотков, чтобы опустошить чашку. Затем глянул в зеркало, пригладил волосы руками, одернул пиджак, а затем зыркнул на подчиненного. Что ж, пора узнать, что же там такое творится.
Из своего убежища мужчина вышел медленно, сразу поймав взглядом полицейского. Молодая женщина. Лотар усмехнулся про себя, натягивая на лицо притворную, но очень теплую, нежную улыбку. Его глаза сияли, как будто он был рад видеть гостью. Главное – это расположить к себе собеседника, поиграть с ним, чтобы проверить, с чем же он пришел. Убрав руки за спину, седовласый владелец лавки подошел ближе, но не успел он рот открыть, как девица его перебила, задавая вопрос. А вот это уже плохо. Но Лотар даже не нахмурился, а смутился только внутренне. Он знал, как нужно себя вести в этой ситуации. Что ж, пока дамочке показать, кто тут главный.
- Да, конечно, я с удовольствием с Вами пообщаюсь на эту тему, - ответил мужчина мягко, чуть склоняя голову на бок, пронзительно вглядываясь в девушку. Он не моргал, не шевелился, просто сканировал, удерживаясь все вокруг себя под контролем. – Наверное, теперь моя очередь задавать вопросы? Хорошо, да? – Лотар не дал детективу вставить слова, укладывая свою ладонь девушке на поясницу, чтобы подтолкнуть ее в сторону подсобки, из которой сам только вышел. Ему нужно было уединиться, чтобы не подвергать подслушке. Или проверить, кто еще пришел с мисс Сингер. Потому что, если Талли убили, то дело плохо. Вел он медленно, кинув взгляд одному из своих подчиненных, чтобы тот встал за прилавок и никого не пропускал в лавку. – Милейшая, а напомните мне, кто такой Джереми Талли? Мне просто очень интересно. Вы так заявились ко мне. Без предупреждения, приглашения. Это, как минимум, не красиво. Я был лучшего мнения о современном правопорядке, - говорил Штернберг с упреком, но голос его все равно звучал мягко, тягуче, нагнетая ситуацию.
Мужчина завел Сингер в свою подсобку, закрыв за собой дверь. В центре стоял стол, вокруг него – пять стульев. Еще несколько предметов интерьера, типа стенки-бара, вешалок, небольших шкафчиков, зеркала. На столе стояла кружка и лежала газета. Лотар указал на один из стульев, растягивая губы в улыбке.
- Присаживайтесь. Может, чай, кофе? Что-нибудь покрепче? – он знал, что делает, потому что невинная жертва попала в его липкие лапки. И даже, если что-то пойдет не так, ситуацию можно будет просто замять.

+1

4

[в архив]: нет игры месяц

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Bang Bang