Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » остались двое в мире самых чокнутых людей ‡все ушли.


остались двое в мире самых чокнутых людей ‡все ушли.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

D A R R E N   B A R A T H E O N   &   J U L L I A N   M A D D O X
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
11.11.2015 - somewhere in cloudy sacramento
прогуляемся, джулс? забудь про стива, он придурок.
прогуляемся, джулс? не оборачивайся - сзади ничего хорошего

+1

2

большая жизнь распахнёт двери, там тебя не раз на состав проверят
н е   т р е б у й  п р а в д ы ,   н и к т о   е ё   н е   о д о л ж и т
не кричи как нужно жить, просто покажи

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Стив прячется от него как подлая крыса по подвалам и чердакам и везде за собой оставляет свой мышиный горох, по которому его вычислить не составляет слишком большого труда. Просто когда-то приходит время отдавать долги. Два часа, пара звонков и три сигареты, скуренных в торопливой беседе и Даррен спускается вниз, Даррен потирает костяшки.
Никогда не был фанатом бессмысленной, яростной жестокости. Всегда предпочитал слово кулаку, но есть те, кто не понимают ни первого, ни второго. Стив относился как раз к этому разряду, поэтому Рен, кисло морщась, спрашивает одного из самых верных псов: «взял?». Взял. И он кивает. Дорога до бара в полном молчании, в расслабленном и почти сонном.
Полупустой бар, как кстати. Полупустой, забытый, с хорошей музыкой. В таких местах не хочется ругаться, в таких местах хочется взять себе пинту. Но, ввиду почти полного отсутствия людей, у него нет времени на отмашки. Стив замечает его почти сразу и его побелевшее лицо совсем не напоминает капитуляционный флаг – он судорожно сглатывает и смотрит в сторону бармена в поиске поддержки. На бармена. На свою подружку. На Даррена и двоих за его спиной. Снова на бармена. Его глаза мечутся, как одичавшая шмара по вытрезвителю, пока Баратеон расслабленно делает шаг назад, показывая, что не собирается кидаться на него как одичавший, незатейливо чешет затылок, не заостряя внимания ни на чем конкретном. «Здравствуй, братишка»: тон легкий, почти дружественный. Ему совсем не хочется, чтобы бармен вжал в стол кнопку паники. Ему совсем не нужны легавые, вы ведь и без них разберетесь, верно, Стив?
«Я как раз собирался тебе звонить, представляешь», - лепечет человек, которого Рен когда-то называл другом. Чуть отсаживается от своей подружки, достает мобильник, будто собирается продемонстрировать Баратеону уже набранный номер. Только ему никто не верит: Лиам позади отходит чуть в бок, практически перегородив собой выход из тесного угла, а Баратеон, убрав руки в карманы брюк начинает легко раскачиваться на пятках, понимающе кивая: «Да, потому что у тебя в кармане случайно завалялись тридцать тысяч и ты как раз собирался мне их вернуть». Улыбка на лице Рена постепенно модифицируется в пугающий оскал. «Познакомишь меня со своей спутницей?», - Баратеон не снимает легкой куртки, как бы намекая, что надолго они тут не задержатся, без спросу шумно отодвигает стул и устало на него опускается, словно проделал весь путь от Viscardi до окраины города пешком. Ладонь – прямая, острая. Он жмет ей руку не слишком крепко, но и без слюнявой вальяжности. – Даррен. Можно просто Рен. – Все это время его глаза бесстыдно гуляют по ее лицу с неделанным интересом. Не сказать, чтобы ему было до нее дело, просто Баратеон – большой любитель хорошо обставленных спектаклей. Сюда бы пару рюмок и музыку погромче – со стороны будет смотреться как дружеская беседа. Только Лиам с Харпером, перегородившие проход и фактически закрывшие всю компанию от глаз бармена не дают впасть в такое заблуждение. – Надеюсь тебя наш милый друг еще не успел обворовать, а? – Взгляд перебрасывается на затихшего Стива, который в судорожном оцепенении совсем потерял лицо. Рен обращается к девушке, но совершенно ясно, кому отпущена последняя реплика. Баратеон супит брови, в улыбке залегают тревожные тени, но эта игра постепенно начинает ему надоедать, Стивен Стоун молчит и непозволительно долго и смотрит ему в глаза, явно дольше, чем позволено мужчинам традиционной ориентации. – Расслабься, дорогой. Хлебни своей мочи диабетика, – Рен кивает в сторону желтовато-рыжей жижи в бокале Стива и жмет плечами. – На дорожку.

Отредактировано Darren R. Baratheon (2015-12-04 19:22:00)

+1

3

I am looking for freedom, looking for freedom
And to find it cost me everything I have.
Well I am looking for freedom, looking for freedom
And to find it, may take everything I have.

- - - - - - - - - - - - -

Однажды кто-то умный сказал: то, чего ты боишься, опасаешься, не хочешь – обязательно произойдет. Пусть фразу дословно ты не помнила, но с каждым годом только убеждалась в её действенности. Её правильности. Убеждалась на практике. Ты не хотела стать похожей на родную мать: добиваться своих целей исключительно через постель, довольствоваться случайными связями... да, что там? Она по сей день не знает, кто твой отец. Ты не хотела быть, как она. Жить, как она. Быть ею. Однако, вопреки своему нежеланию, с каждым годом напоминала её всё больше. Отчетливей. Злилась. Вину перекладывала на неудачно сложившиеся обстоятельства, злой Рок, что угодно. Открещивалась. По сей день помогало.
Вместо того, чтобы после работы поехать домой, выбираешь иной маршрут. Под тщательным присмотром Его Величества забрасываешь рукопись "Охваченных дер#мом" [пардон, страстью] на заднее сидение автомобиля, в который раз обещаешь прочесть до завтра, но через полчаса, оказавшись в баре, забываешь об этом своём обещании.
Почти сразу, спустя минут пять, к тебе подсаживается незнакомец. Сканирует своими глазами-рентгенами и начинает непринужденный разговор заезженным: "мы нигде не встречались раньше?" с наигранно задумчивым выражением на морде-лице.
– Сомневаюсь, - отрезаешь, а потом вспоминаешь, что пить в одиночестве – первый признак алкоголизма и спешишь исправить ситуацию, – быть может, Вы видели меня на картинах, - усмехаешься, а затем будто бы невзначай добавляешь, – от мартини не отказалась бы. - Возможно, опрережая его следующий вопрос-предложение выпить. Он любезно просит бармена налить даме то, чего её душенька пожелает, а когда бокал оказывается прямо перед тобой, начинает что-то неторопливо рассказывать. Что? Не прислушиваешься, так как в психологи не нанималась. Схема стандартная – делаешь вид, что слушаешь, пьешь, киваешь. Жалеешь, что не прихватила с собой "Охваченных дер#мом", но к чёрту.
Вечер перестает быть томным, когда к вам подсаживается его знакомый. На последнего обращаешь взгляд, приветливо улыбаешься.
– Джиллиан, - облизываешь пересохшие губы, – можно просто Джилл. - Делаешь глоток мартини, правда, в следующий момент оно встает тебе поперек горла. Обворовать? Подозрительный взгляд летит в лже-собеседника, возвращается к... Рену? – Мы не знакомы, - Обворовать? То есть сейчас ты рискуешь вписаться в разбор полетов? Ну, нет! На это ты тоже не подписывалась.
Бросаешь взгляд на часы; самое время бежать. Бежать, не оглядываясь.
– Простите мужчины, но мне пора. Боюсь, как бы карета не превратилась в тыкву, наряд мой в лохмотья, - успеваешь встать из-за барной стойки, сделать шаг, а затем новый знакомый (Стивен, да?) хватает тебя за локоть, мол, дорогая, куда собралась? Ну, и какая ты ему дорогая?
– Иди на хрен! - звучит скорее обреченно, нежели воинственно. Посему во избежание возникновения еще нескольких синяков на руке, присаживаешься обратно. – От меня-то что требуется? - переводишь обреченный взгляд на Даррена. Ну же, скажи, что на хрен я вам не сдалась. И дайте уйти с миром.
И дернул же чёрт заявиться сюда. Уж лучше бы провела время в компании "Охваченных дер#мом" [пардон, страстью] и одного из любимых сериалов.

Отредактировано Jillian Maddox (2015-12-06 01:00:48)

+1

4

Америка. Америка – это мнимые свободы, это шаблонное, насквозь фальшивое мышление, это вера в государство, которое не сможет тебя защитить, это страх перед баллистическими ракетами. Баратеон достаточно давно живет в мире рекета, в мире опасных сделок, в мире, где больший вес имеет слово того, у кого пушка длиннее. И вот что получается: все окружающие его люди рано или поздно по его милости тоже откусывают смачный кусок от этого пирога. Тоже понимают, какой он горький. Джулс, очень приятно.
Губы дергаются в хитрой улыбке, в баре душно, нет, жарко, Даррен неторопливо расстегивает ворот черной куртки до середины груди, когда она усаживается на место, с которого только что пыталась встать. – Не торопись, расслабься. – Рен ведет бровями, Стив облизывает пересохшие губы. «Понимаешь в чем дело…», он на секунду отвлекается, словно сейчас решалось не ее «уйду-не уйду», а какая-то житейская неурядица. Ему достаточно описанного полукруга указательным пальцем, чтобы Лиам дернулся с места и отошел поворковать с барменом. Рен, удовлетворенно кивнув, смотря за тем, как ему наливают пинту темного, крепкого пива, не оборачиваясь обратно к девушке продолжает: «Я уже настроился на приятный вечер, а тут такая удача». Лиам, за все это время не проронивший ни слова, ставя перед ним бокал, тихо, сдержанно спрашивает: «Мы его уведем?», и получает короткий кивок головой в ответ. Они вместе так долго, что Рену нет нужды напрягать голосовые связки лишний раз. Коротко подмигивает Джуллиан: мол, одну секунду и я весь твой. «Честно, Стив, доверие мое имеет свойство кончаться однажды. За долги приходится сосать, - короткая улыбка и Рен, пользуясь тем, что побледневший бывший друг сидит достаточно близко, легко пару раз хлопает его раскрытой ладонью по его щеке, - и спасибо за подгон, девочка что надо». Он помнил Стивена глупым мальчишкой, который рос, глядя на то, как отец превращает мать из болезненно-напуганного, но безобидного создания в садистскую суку с кривыми ножами вместо пальцев и плюющимся, вопящим ртом. Стива все всю жизнь жалели, но в какой-то момент он начал этой жалостью злоупотреблять – вот и результат. Поэтому когда он безмолвно плетется вслед за Лиамом к выходу, Рен устало качает головой.
Спектакль окончен, со Стивом и без него разберутся, на часах едва два часа до полуночи и ему, знаешь, совсем не хочется в пустой и холодный дом. Пару спешных глотков и он как ни в чем ни бывало возвращает все свое внимание Джилл. – А теперь мне наверное стоит объясниться. – Самое время, учитывая, в каком замешательстве застыло ее напряженное лицо. Рен, напротив, совершенно расслаблен, вальяжен как сытый кот. Поднимает руки, словно она тычет ему пушкой прямо в переносицу.
Я безоружен и, в принципе, совершенно безобиден, – Он умело изображает на лице неловкое смущение, – Я не собираюсь похищать тебя или продавать в рабство. Не буду тебе рассказывать сказки про не то место и не то время, мне без разницы, пойдешь ли ты в полицию. – Еще один неторопливый глоток и он облизывает с губ густую пену. – Стив заслужит то, что заслужил. Смею заверить, его жизни ничто не угрожает.
Взгляд – прямой, пронзительный. Он без малейшего стеснения свободно гуляет глазами по ее лицу, ищет в нем позывы к панике и, как кажется, не находит. – Поэтому составь мне компанию, раз уж я оставил тебя без кавалера, м? – Рука, поднятой вверх ладонью, совершенно безобидный и дружеский жест. Не ясно только, должна она по ней ударить или оставить в ней свою ладошку.

+1

5

Пока мужчины выясняли отношения (что кому должен, за что и в каком размере) ты заняла выжидающую позицию. Сделала еще несколько мелких глотков прохладного напитка, осмотрелась по сторонам, ища пути к отступлению. Что-то подсказывало, подначивало, предостерегало. Нашептывало, сидя на левом плече, "беги". Беги, не оглядываясь. Беги, не думая. Если не хочешь попасть в беду. Постепенно шепот переходил в крик. Навязчивый, выбивающий из прежней кондиции, выводящий из себя. Однако, все интуитивные подсказки ты игнорировала, смело махнув в один момент рукой и перестав бегать глазами по полупустому помещению. Бесполезно. В несколько очередных глотков опустошаешь бокал. Опустошаешь, но не требуешь "обновить". Сидишь смирно, дожидаясь, что же всё-таки будет дальше. Нервно сжимаешь серебристый клатч. Слышишь, как вибрирует в нем мобильник. Наверняка Дрэйк. Сообщить, что жена в отъезде, ребенок у маман, а потому... «..намек поняла? Нет? Приезжай немедленно, я ты нужна мне». Ухмыляешься, невольно вспомнив о многочисленных обломах. О том, как разрушила его хрупкую философию. Надломила её. Откидываешь волосы назад, поправляя. Едва ли успеваешь уследить, когда твоего недавнего спутника уводят из бара под белы рученьки. Всё же стоит поблагодарить Рена за то, что избавил от нежелательного. Бежать? Нет, рано. Еще слишком рано.
– Пожалуй, да, - объясниться нужно. Как бы там ни было, ты должна хотя бы предполагать, что произойдет дальше. Чего от него можно ждать. А чего не следует. В удивлении изгибаешь бровь, когда слышишь, что он совершенно безобиден. Звучит не слишком-то правдоподобно после той сцены, что ты, к счастью (или, напротив, несчастью) смела наблюдать. Впрочем, он вполне мог вести себя подобным образом только с должниками. Оставаясь правильным, обходительным с близкими и знакомыми, абсолютно безвредными. – Сомневаюсь, что я бы пришлась отличной рабыней кому бы то ни было. Ненавижу заниматься уборкой, отвратительно готовлю... рабовладелец не оценил бы мои способности, - случайно прикусываешь язык, понимая – сболтнула лишнего. Да и кого интересует прокаченность твоих навыков в уборке и готовке, – Боюсь, не оценят. Вернут сразу же, еще и денег дадут, чтобы забрал обратно. Неплохой способ заработать. Однако, хреновый маркетинговый ход. Отобьешь клиентуру, - горькая усмешка кривит губы. Щуришься хитро, приглядываешь за собеседником. Своеобразно интересным. Он предлагает составить ему компанию, очаровательно улыбается, а ты, зачарованная не можешь отвести взгляда. Не сразу соображаешь, к чему этот его жест в виде поднятой вверх ладони. Не сразу соображаешь, каковыми должны быть твои дальнейшие действия. Аккуратно касаешься его ладони своей, улыбаешься. По-детски наивно. Мир-дружба-жвачка. В реальном мире нет места этому. Постоянно за углом поджидают ложь, предательство, горечь. И много чего не самого приятного "прочего".
– Я составлю тебе компанию, - киваешь, в довершение сказанных только что слов, – Если расскажешь о себе. Кто ты? Чем занимаешься? - особенно интересны детали. Ну же, Рен. Тебя ведь не смутит это маленькое, но значительное условие? Оставляешь привычку вида "поменьше информации о собеседнике" за чертой. Алкоголь? Или собственное желание обзавестись новым знакомым? Хорошим знакомым? Приятелем? Другом? Или любовником?
Черт поймешь тебя, Мэддокс. Черт поймешь.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » остались двое в мире самых чокнутых людей ‡все ушли.