В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dobrymi chęciami piekło jest wybrukowane...


Dobrymi chęciami piekło jest wybrukowane...

Сообщений 1 страница 20 из 51

1

http://serialobzor.ru/upload/blogs/e2eb251d9054be921ed0cbfa0650585e.jpg
Участники:
Ян Лещинский и Ядвига Любомирская.
Место:
Варшава, Речь Посполитая.
Время:
Начнем с конца августа 1582 года.
О флештайме:
Князь Лещинский все-таки решился отправить старшего сына обучатся в Варшаву и заодно попросил одного из давних друзей присмотреть за мальчишкой - чтобы был постоянно при деле и не бил баклуши. И все бы ничего... но Яну очень быстро стало скучно готовиться к учебе и слушать добрые советы отцовского друга. Отменное развлечение для души и тела нашлось весьма быстро... но вот только развлечение ли это?

+1

2

[NIC]Jadwiga Lubomirska[/NIC]
[STA]княгиня[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25cKT.png[/AVA]
Традиция почитать своим визитом родню из Збаража у Ядвиги выработалась не так уж и давно на самом деле. Там проживала дальняя ветвь ее семьи, из которой и брал свое начало славный род Вишневецких. К тому же, с той частью своей многочисленной родни панна еще не успела поругаться или поспорить – жили они слишком далеко друг от друга, дабы делать дельные замечания друг другу. К тому же, навещать друг друга им приходилось не так уж и часто, от силы всего-то раза два в году – летом, когда к ним наведывалась пани из Варшавы, или зимой, когда кто-то из Збаражских решался приехать в растущий не по дням, а по часам город в сердце Речи Посполитой, что совсем скоро уже станет больше королевского Кракова, если уже не перегнал город королей в численности своего населения. В прочем, этого Ядвига не могла знать наверняка. В Кракове женщина пробыла всего лишь день – ровно столько ей понадобилось, дабы передохнуть в пути и ринуться дальше, на встречу с сыном, которого не отпустил на этот раз отец вместе с матерью, чем огорчил ее, само собой, ведь она так любила проводить время со своим маленьким светочем и надеждой на то, что ее жизнь не будет так пуста и никчемна, каковой являлась на самом деле.
Варшава встретила женщину солнцем и жарой, от которой было не спастись даже в повозке, где княгиня пыталась спрятаться от невыносимой жары, что преследовала ее от самого Кракова. Однако, сохранялось стойкое впечатление, будто внутри кареты, в которой путешествовала княгиня было еще жарче, но отворить все окошка было также невозможно – к чему наблюдать за тем, как чернь проводит свой самый обычный день, снует по городу в своих ободранных одеждах, когда ей всего лишь хотелось поскорее увидеться с сыном.
Днем ранее женщина отправила домой гонца, дабы предупредить супруга о своем возвращении и желании немедля повидаться с их единственным сыном, что на лето был отправлен в усадьбу своих деда и бабки Любомирских, о чем женщину изволил известить сам князь, когда Ядвига еще гостила у своей родни. Эта новость на самом деле больно ударила по гордости и самомнению полячки, что считала своего мужа недостойным своей особы …
- Значит, Казимир может ехать к деду и бабке, что будут накручивать его против меня, а со мной ему нельзя, - недовольно тогда пыхтела Ядзя, давясь собственным ядом и уже готовясь высказать дражайшему супругу буквально все, что она только думала. И о его происхождении, что было недостойным ее, происходящей из более древнего и более почитаемого рода, нежели Любомирские. Ну, и наверняка еще стоило припомнить мужу о том, какой он бессердечный хам и грубиян? Забыл совсем о том, как они потеряли дочь, и так мало внимания уделял своей жене, зато в сейме готов был дневать и ночевать. О! В это оправдание она уже давно не верила. В прочем, со временем женщине стало все равно уже…
- Поезжай скорее, - приказала Ядвига своему извозчику, выглянув из окошка своей кареты, о чем сразу же пожалела. Жаркий воздух, нагретый дневным солнцем и пыль дороги сразу же тучей набросились на нее, так что княгиня быстро спряталась обратно, не удосужившись услышать ответ извозчика, что наверняка желал поведать своей панне какое-то очередное оправдание. Да, недовольство нагнеталось все больше, стоило ей еще больше приблизиться к дому, где проживало семейство Любомирских, ломая все стереотипы относительно того, что дома куда лучше любых гостей. В прочем, ради встречи с сыном женщина пыталась успокоиться. Как-никак, а ради более скорой встречи с ней она даже не посещала Вишневец, родной городок, в котором выросла и воспитывалась вместе со своими братьями и сестрами. Это грозило очередной ссорой с родителями, которые незамедлительно вышлют вслед своей своенравной дочери письмо с целым рядом нравоучений, не смотря даже на то, что уже давно формально вышла из того возраста, когда ее следовало отчитывать или учить жизни.
И вот, извозчик огласил ожидаемое – приехали!
Улыбнувшись сама себе, женщина дождалась, пока ей откроют карету, а после поспешила войти в дом, не задерживаясь попусту на улице, где уже начала собираться чернь, желающая поглазеть на вернувшуюся и уже успевшую даже загореть, не смотря на всю ее нелюбовь к лету и солнцу, княгиню. Она быстро преодолела расстояние от кареты к дому, поднялась по ступенькам вверх и оказалась внутри дворовой прохлады, что отдавали толстые стены, мурованного дома, а после поспешила войти в главную залу, где обычно и состоялся прием гостей, но вместо того, чтобы улыбнуться шире, ее улыбка быстро угасла.
- Ежи? – вместо приветствия, осторожно она поинтересовалась у мужа, желая получить объяснения тому, что увидела она. Ведь вместо обычного убранства в гостиной было расставлено множество цветов в вазонах, не говоря уже о закономерном запахе вкусной пищи, что готовилась где-то на кухне. Это было не обычно. Этого она не ожидала и, в прочем, этого никогда раньше не бывало.
- Здравствуй, дорогая, - как-то неравнодушно произнес супруг, ухмыльнувшись княгине, к которой подошел и первым делом церемонно поцеловал руку, пока она удивленно смотрела на него. – Как твое путешествие прошло? Надеюсь, все хорошо? – поинтересовался князь Любомирский у своей жены, надеясь, что она не испортит ему отличнейшей возможности произвести о своей семье перед сыном своего друга, которого она еще успела даже заприметить.
- Да, все хорошо прошло, - ровным голосом произнесла в ответ Ядвига. – В прочем, я спешила, ибо соскучилась по сыну – хочу его увидеть. Почему он не встречает меня, как я просила в письме? – добавила она, а вместе с тем добавились и металлические нотки в голосе женщины.
Князь вздохнул.
- Дело в том, что Казимир приедет только послезавтра. Он еще гостит у моих родителей, где ему очень понравилось. Уверен, как он приедет, ему будет, о чем рассказать тебе, - улыбнувшись, князь ответил своей супруге.
- У меня была всего лишь одна просьба к тебе, а ты и ее проигнорировал, - тихо прошипела женщина, поспешив убрать свою ладонь из руки мужа. В прочем, он ей этого не позволил сделать, сжав ее чуть сильнее.
- Сегодня у нас состоится прием на твою честь. Пожалуйста, будь добра, подари мне улыбку и позволь я тебе представлю нашего гостя… - произнес Ежи Любомирский деланно вежливо. Его терпение не было безграничным. Но, вот теперь он указал на юношу, стоявшего вдали залы, и наблюдавшего за всем происходящим. Хотелось бы только надеяться на то, что он не смог уловить не самые дружелюбные нотки не видевших друг друга супругов на протяжении практически целого лета. – Это сын моего хорошего и давнего друга, князя Лещинского. Михал поручил мне помочь Яну обустроиться в городе, ведь он скоро начинает студии в Варшавском университете.
- Здравствуйте, Ян, - князь наконец-то отпустил ладошку своей женушки, дабы она могла подать ее для поцелуя их юному гостю, что в прочем не был таким уж и юным. Ему ведь было точно слегка за двадцать? – Простите мне мою не скромность, Ян. Но… не слишком ли вы затянули с учебой в университете? – она деланно нахмурилась, а после лукаво улыбнулась княжичу, решительно отступив в сторону. – Что же… раз мы сегодня устраиваем прием, поспешу отдохнуть с пути и привести себя в порядок. Увидимся вечером, - добавила она лиловым тоном голоса, от которого ничего хорошего не стоило ожидать.

+1

3

[NIC]Jan Leszczyński[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i620/1512/85/a91523d34aa6.jpg[/AVA]
[STA]бессовестный гуляка[/STA]
Янек прикрыл глаза, расслабившись в бадье с горячей водой и пристроив голову на прикрытом несколькими полотенцами бортике. Вот уже несколько дней прошло как он приехал в Варшаву... и никогда еще в жизни ему не было настолько скучно как сейчас. Дом отцовского друга по сравнению с княжеским двором в Лешно казался молодому шляхтичу похожим на какой-то склеп - везде тишина и покой и так целый день, пока хозяин дома пропадает то в сейме, то бог знает где еще. Лещинский рос в большом семействе, так что подобное навевало на него просто жуткую тоску... и что самое плохое, ему придется здесь остаться...
-Жендзян! Принеси вина что ли с кухни? Тоска зеленая, ей-богу - если так и дальше пойдет, я сбегу отсюда на все четыре стороны! -окликнул молодой человек старого верного слугу, который появился тихонько ворча. -Ну не бурчи как старый дед... Чую, когда придется ходить на учебу, будет еще скучнее. Эх... и за что только отец с матушкой решили меня так наказать??
-Какое вино, еще день на дворе! -ответил пройдоха Жендзян укоризненно покачав головой. -Я за вас отвечаю перед паном Михалом, так что никакого вам вина - лучше прогуляйтесь после ванны по городу? Тут очень даже неплохо и не хуже чем у нас в Лешно...
-Я уже пытался прогуляться и ничего интересного не нашел.., -буркнул Ян. -Ну не ленись, старый - попроси у кухарки хоть пол-кувшина для поднятия настроения. Скоро взвою, точно тебе говорю...
После того как Жендзян ворча ушел, шляхтич выбрался из бадейки и завернувшись в чистую простыню словно римлянин в тогу, выглянул в окошко, попутно утащив с серебряного блюда пару виноградин. Пора было уже найти себе какое-то достойное развлечение, чтобы не сохнуть в сплошной тоске?
-Пан Ян, хозяин только что вернулся и просил передать вам, чтобы вы спустились как только сможете! -раздалось за спиной у Лещинского и обернувшись он увидел одну из служанок - и кажется именно ее он вчера пытался поцеловать, чисто уже со скуки?
-Мартуся, ты очень вовремя пришла - иди-ка сюда? -хитро улыбнулся шляхтич. -Хочу у тебя кое-что спросить...
-Если как вчера - то я закричу, предупреждаю вас, -сразу сказала девушка, осторожно подойдя ближе. -Вам что-то еще угодно?
-Я хотел узнать... а где твоя пани? Князь целый день где-то пропадает, в доме пусто.., -поинтересовался Янек, потихоньку сделав шаг к Марте - знал уже, что она болтлива и любит сплетничать, так что решил застать девчонку врасплох. -Даже и поговорить не с кем...
-Пани гостила у своей родни в Збараже и сегодня должна вернутся, -затараторила Марта и спустя несколько минут Ян знал о ее хозяйке буквально все - она красивая, но ужасная гордячка, у нее есть непослушный чертенок-сынок, который тоже скоро приедет домой. А еще, после того как померла малютка-дочь, молодую княгиню словно подменили... она стала раздражительной и часто ссорилась с супругом.
-Как интересно.., -пока служанка выдавала все новости, Янек успел приблизится и обнял ее, когда она этого совершенно не ожидала. -Поймал! Теперь не отпущу, пока не поцелуешь. Давай, я жду.
-Пустите! -Марта попыталась отпихнуть шляхтича, мгновенно покраснев словно вареный рак. -Пан Ян.... ну пожалуйста... меня же из дому выгонят за такое...
На счастье девчонки, в комнату вернулся Жендзян, так что Лещинскому пришлось ее отпустить, после того как ему напомнили, что князь его ожидает в своем кабинете. Одевшись и пригладив кое-как еще влажные волосы, Ян для скорости съехал по широким перилам лестницы, что вела на первый этаж особняка Любомирских... и буквально замер на месте, когда увидел женщину, которую держал за руку хозяин дома. Таких панн определенно не было в Лешно или Вилковицах?? Точеные черты лица и совершенно колдовские темные глаза, манящие словно два глубоких омута... Янек словно последний дурак замер на месте, но одернув себя, поспешно и почтительно приложился губами к протянутой ему ручке, мгновенно вспомнив все что наболтала Марта.
-Очень рад нашему знакомству, пани Ядвига, -выдал Лещинский, посмотрев на прелестную женщину. Так значит с такой женой, пан Ежи постоянно торчит в сейме или занимается делами? Глупо... по-иному и не скажешь... -Знаете, я вообще не хотел учиться и надеялся что батюшка позволит мне бить баклуши лет так до сорока. Но увы? И... я буду счастлив увидеть вас снова вечером, ясновельможная пани.
После того как Ядвига с достоинством удалилась, ее муж начал рассказывать Яну про университет, пообещав на следующий же день его туда лично сопроводить. Но вот только мысли молодого человека были очень и очень далеко в этот самый момент...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-06 03:51:07)

+1

4

[NIC]Jadwiga Lubomirska[/NIC]
[STA]княгиня[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25cKT.png[/AVA]
Улыбка на лице Ядвиги блуждала лишь до тех пор, пока женщина не осталась в своих покоях, куда уже внесли ее вещи, расположенных сразу в нескольких сундуках. По обыкновению, сундуков было в два раза больше по возвращению домой. Естественно, женщина не стала себе ни в чем отказывать в пути и привезла с собой из Збаража и Кракова пару новых платьев, украшения от местных кудесников, помимо тех подарков, которые она приготовила для любимого сына, что был единственным светом в окошке беспросветных серых будней княгини, которым не было видна конца и края. От раздражения женщина пнула один из сундуков, что стал у нее на пути, прежде чем к нему подбежала служанка, дабы отодвинуть его в сторону, пока сердитая госпожа подошла к окну, выходившему на внутренний дворик дома, где обычно играл и носился Казимир. Без единственного сына дом действительно казался пустым…
И почему только она так спешила? Сотню раз уже Ядвига успела пожалеть об этом, пока поднималась по широкой лестнице на второй этаж своего дома. В прочем, разве своего? Этот дом был построен по заказу Любомирского по его вкусу и требованиям еще до свадьбы, что состоялась семь лет назад. Тогда, еще юная шестнадцатилетняя Язя имела свои призрачные надежды на этот брак – по крайней мере, ее муж был богат, пусть и происходил из более молодого шляхетного рода, тогда как она знала, что заслуживает больше. Может быть, даже корону? Если бы только корону мог получить наследник действующего короля либо сам он был моложе.
- Марта! Не возись там, а лучше развяжи мне платье, - приказала женщина своей служанке, что принялась раскладывать вещи княгини на место, как она и любила – без лишних слов, тихо и мирно, надеясь вскоре сбежать из ее глаз, дабы не получить от нее на орехи. Ведь та могла всыпать и пару ласковых, и лишить заработка! К тому же, лишние расспросы лишь раздражали княгиню Любомирскую, что сейчас подошла к деревянному каркасу своей кровати, за который и ухватилась рукой, прежде чем служанка не исполнила волю госпожи, поначалу послабив давление корсажа, а после и вовсе расшнуровав его.
- Теперь приготовь мне горячую ванну, а после платье – и поторапливайся! – княгиня дополнила свои указания парочкой новых, ничем не собираясь облегчить жизнь прислуге. – Сегодня у нас прием, мне нужно успеть вовремя, а не к завтрашнему утру, - ничуть не тише добавила женщина, на что служанка могла лишь покорно склонить голову в знак согласия. В доме было так спокойно и так тихо, пока ее не было, а теперь … теперь никому не будет ни тишины, ни покоя – княгиня быстро всем найдет работу, а Марте тем более!
Что же, дожидаясь, пока служанка выполнит все ее поручения, Ядвига решительно направилась к небольшому сундучку, в котором хранились ее драгоценности. Изъяв их оттуда, княгиня разложила украшения перед собой на кровати, разделив новые от старых и решительно потянулась к изысканному браслету, который она купила на обратной дороге в Варшаву, а именно в королевском Кракове, который обошелся ей в кругленькую сумму. В прочем, разве оно этого не стоило? По правде говоря, женщина не принимала во внимание разницы между дорого и дешево – вещь прежде всего должна радовать глаз своего обладателя. Тем более, княгиня могла себе позволить делать подарки сама, а не ждать у моря погоды, пока муж изволит проявить свое внимание, поднеся какой-нибудь подарок. Кажется, последний он сделал ей по поводу дня рождения? Это был потрет, который украшает одну из стен гостиной … В прочем, это изделие Ядвигу нисколько не радовало.
Когда Марта наконец-то натаскала достаточное количество горячей воды для ванной, княгиня сняла с себя остатки одежды и опустилась в воду, не забыв вслух заметить, что вода все равно недостаточно горяча. Ну, а когда служанка поспешила добавить, что сейчас мигом принесет – запретила.
- Ты хочешь, чтобы я сварилась, пока ты будешь доливать воду?! – раздраженно произнесла Язя. – Уходи прочь, я хочу побыть одна, - отослав девчонку, хоть ненадолго княгиня прикрыла глаза, морально готовясь к фальшивой игре, которую ей придется демонстрировать всей шляхте, давая всем понять, что многие злые языки ошибаются и врут – Любомирские живут в мире и взаимопонимании.
Лишь когда вода существенно остыла, женщина окликнула Марту, но та с первого раза не пришла. И снова женщина была недовольна.
- Я прикажу лишить тебя ужина, если будешь впредь двигаться так медленно, - произнесла женщина, устроившись на кресле перед зеркалом, в котором и наблюдала за возней служанки. – Что ты делаешь, Марта? – внезапно спросила она.
- Готовлю для вас платье, пани… - осторожно ответила Марта, поняв, что делает что-то не так. Девица замерла на месте, пока госпожа не повернулась к ней полностью.
- Что за ужасный цвет, - фыркнула Ядвига, уставившись на розовое платье, привезенное из самого Кракова.
- Но, вы его сами недавно купили… - заметила служанка, о чем тут же пожалела.
- Я не спрашиваю твоего мнения, или уговоров. Приготовь мне красное платье, оно будет получше, - добавила женщина, вернувшись к зеркалу. Тогда и подоспела подойти вторая служанка, дабы расчесать волосы госпожи и нашептать ей на ушко последние сплетни, блуждавшие по городу, чем еще больше разозлила княгиню, пусть на этот раз она не спешила выговорить свою личную служанку и доносчицу.
- Ты задержалась, - князь поспешил выговорить свою благоверную, поскольку женщина предстала перед глаза, собравшейся знати, с небольшим опозданием. Все-таки практически все уже собрались и ждали только ее одну…
- Все-таки я не нуждаюсь в этом фальшивом приеме, - тихо ответила княгиня, прежде чем мило улыбнуться гостям, что один за другим, медленно потянулись к ней, дабы справиться ее самочувствием и узнать о впечатлениях, оставленных поездкой. И это длилось до тех пор, пока все не изъявили желания перекусить. Сама же Язя с удовольствием провела время, ужиная наедине – достойной компании у нее все равно не было, а от необходимости так часто улыбаться и играть роль хорошей жены сводило скулы.
Ох! И когда уже этот вечер закончится?! – спросила сама у себя женщина, когда ко столу поднесли вторую перемену блюд, даже не десерт, от которого она не отказалась бы просто потому, что он был последним. Но, как же обойтись без танцев?! Танцев, светской беседы и сплетен… и так до самой полуночи? Уж никак иначе не мог Ежи угодить своей жене, решил добить окончательно?!

платье

0

5

[NIC]Jan Leszczyński[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i620/1512/85/a91523d34aa6.jpg[/AVA]
[STA]бессовестный гуляка[/STA]
Поговорив с князем Любомирским, Янек поблагодарил его за проявленную к нему заботу и заверил, что конечно же будет счастлив, если в университет его проводит старый друг отца... а затем сбежал в свою комнату, предвкушая отменное развлечение, которое не стоило упускать. Молодой человек давно уже не был тем наивным юнцом, что ездил к красивым паннам лишь чтобы нанести визит вежливости и попить чаю, над чем частенько посмеивался Войтек. Как оказалось, в Лешно можно было найти себе забаву и получше, если только знать где искать и иметь достаточно денег, на что наследник Лещинских никогда не жаловался. Угрозы отца женить своего старшего сына наконец, его не пугали и Ян рассчитывал что сумеет отвертется от законного брака и пожить в свое удовольствие... Отцу, как и старине Войтеку было хорошо читать нотации, но они не могли понять стремления Янека заводить короткие приятные интрижки лишь для собственного удовольствия. Князь Лещинский женился еще в молодости и всегда был верен только своей супруге, если же говорить о Качмареке, то ему вообще достался истинный бриллиант в лице Стаси... но что делать тому, кто еще не нашел свой идеал в это жизни?
Она просто безумно красива... пока не знаю как, но она будет моей.., -мысленно сказал себе Лещинский, собираясь на вечерний прием приказав верному слуге приготовить самую лучшую свою одежду и думая о чужой жене. Но болтушка Мартуся ведь сказала что княгиня с момента смерти своей маленькой дочери не особенно благоволит к своему супругу? Ян вовсе не собирался упускать удачный момент и твердо решил добиться благосклонности пани Ядвиги - и эта охота обещала быть даже более чем интересной и сулила великолепный приз в своем финале.
Спустившись на первый этаж и поздоровавшись с гостями князя, Лещинский стал ждать появления виновницы торжества, которая решила немного опоздать на свой праздник. Когда же она появилась, всех пригласили к столу, богатое угощение на котором располагало к приятным беседам, в которых Янек принимал участие только лишь из вежливости, потому как наблюдал за княгиней. Она была явно не в духе... так что ему надо было действовать осторожно и осмотрительно, не поря горячку.
-Пан Ежи, вы позволите пригласить вашу супругу? -с абсолютно невинным видом поинтересовался у хозяина дома Ян, как только начались танцы. -Мне кажется, она чем-то расстроена... быть может музыка поднимет ей настроение?
-Она просто соскучилась по нашему сыну, -улыбнулся Любомирский, согласно кивнув головой. -Сделай милость, Ян, потанцуй с ней.
Естественно, Янека не могло напугать ледяное выражение лица, которое изобразила Ядвига как только заметила что он направился к ней. Как говорится, удача покровительствует только смелым, разве нет? 
-Позвольте вас пригласить? -Лещинский протянул руку княгине, после чего повел в круг танцующих пар. Конечно беседовать во время танца было не самой лучшей идеей... но у Яна была только эта возможности сказать Ядвиге пару слов без лишних ушей поблизости. -Знаете... мне почему-то кажется, что вы не особенно хотели возвращаться. Не знаю почему, но у меня именно такое ощущение. И я очень надеюсь, что тот человек, ради которого вы все-таки вернулись, действительно приедет через день-другой. Или я не прав?
Молодой человек прекрасно понимал, что сейчас ему нет никакого смысла начинать серьезную "атаку"... потому как его прелестная добыча никуда не денется из дома своего мужа. Пожалуй, следовало для начала добится к себе самого обычного расположения и уже потом действовать дальше?
-Возможно это звучит глупо, но я тоже скучаю по моей родне - мы никогда надолго не расставались, -позволил себе улыбнутся Янек. -А еще очень боюсь за младшую сестру... хотя и стараюсь внушить самому себе, что с ней все будет хорошо.
После того как танец закончился, Лещинский сопроводил свою даму к ее месту за столом и сам уселся рядом... как бы случайно, благо что гости были заняты разговорами и самими собой.
-У Стаси должен скоро появится ребенок... и хотя я знаю, что она окружена только любящими людьми, все равно порой мне бывает за нее страшно. Она очень важный и дорогой для меня человек.., -тихо сказал Янек и затем решительно одернул самого себя. -Простите мою болтовню, пани Ядвига... но я никого не знаю в Варшаве - а вам, как мне кажется, могу доверится...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-06 20:30:44)

+1

6

[NIC]Jadwiga Lubomirska[/NIC]
[STA]княгиня[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25cKT.png[/AVA]
Кто-то из почтенных дам подошел к Ядвиге, чтобы выразить свои восторги ее платьем и приемом – летом ведь в Варшаве так скучно, никто почти не устраивает пышных приемов, когда все почти разъехались по загородным виллам. Льстивые комплименты были готовы, видимо, литься рекой из уст почтенной матроны, когда княгиня заметила приближавшегося к ней юношу. Того самого молодого человека, что прибыл из какого-то Лешно? Зачем тому понадобилась ее компания, женщина не могла знать, а потому встретила Лещинского не слишком дружелюбно, смерив его серьезным выражением лица, прежде чем он озвучил то, что ему понадобилось. Уж тогда на лице молодой княгини мелькнула тень улыбки.
- Позволю ли я? – спросила она, приподняв вверх тонкий изгиб брови, изображая удивление, едва стоило ее надоедливой собеседнице отойти. - Вы ведь уже спросили разрешения у моего мужа, - констатировала она уже состоявшийся фак, насмешливо хмыкнув. – Что же, почему бы нам не потанцевать, раз мой супруг благоволит и даже поощряет ваше желание дать мне возможность повеселиться на собственном празднике, - острый язык княгини взял вверх над разумом княгини, тем более ему содействовало вино, что его выпила этим вечером княгиня за ужином. И выпила ведь не так уж и мало? Достаточно для того, чтобы упасть в еще большую скуку, но все еще недостаточную, дабы повеселиться от душа. В прочем, она хорошенько знала, когда ей стоит остановиться вовремя. В любом случае, княжич все равно узнал бы о том, каковы отношения четы Любомирских, раз уж ему предстояло жить в их доме во время учебы в местном университете. И потому женщина позволила себе сказать без зазрений совести то, что слетело уже с кончика ее языка, прежде чем молодой человек повел ее танцевать.
Она улыбнулась Яну одной из своих сдержанных улыбок, оценивая его взглядом – был ведь действительно не так уж и плох собой. Он был молодым, храбрым и молодые панны наверняка желали оказаться на месте замужней, вечно недовольной княгини. Да, она это знала наверняка. Чувствовала, как не одна пара юных глаз следит за ними в танце, когда Лещинский решил скрасить танец еще и разговором. Однако она решила молчать, пользуясь очередным танцевальным па, дабы отвернуться, отвертеться от ответа, которого ждал этот синеглазый княжич. И что, наверное, хуже всего было то, что он был очень близок к истине… В прочем, может быть, он услышал что-то от болтливой челяди? Или быть может Ежи решил чем-то поделиться с сыном друга? Как ни как, а правда задела пульсирующую рану, пока женщина собиралась со своим ответом.
- Вы очень проницательны, Ян, - тихо заметила она. – Однако сравнить вашу скорбь по родне, оставшейся дома, невозможно сравнить с моей, - снисходительно покачала головой княгиня, прежде чем музыка остановилась, а ее кавалер проводил к креслу, дабы отдохнуть после танца. В действительности, Ядвига даже не представляла себе, что княжич решит составить и сейчас ей компанию, после далеко не самых дружелюбных ответов.
В прочем, ей было тоже, что сказать ему.
- С вашего разрешения, Ян, - обратилась она к Лещинскому, слегка сузив глаза, после чего наклонилась вперед, будто бы для того, чтобы поведать своему собеседнику один секрет. В прочем, разве так оно и не было? Разве не собиралась сказать молодому княжичу, что он так усердно не видит и не замечает? – С вашего разрешения, я поделюсь одним небольшим секретом, - она повторилась, но лишь для того, чтобы подчеркнуть важность своих слов. – Не стоит никому доверять в Варшаве, - просто озвучила свои мысли, выдохнув их. – В том мире, что нас окружает не стоит верить никому – даже тем, что говорят, будто знают лучше или хотят лучше. И я настоятельно советую вам впредь быть осторожными, дабы не сойти с ровного пути. Кто знает, насколько скользким может оказаться путь иной? – добавила она тише, прежде чем позволить своей ровной спине коснуться мягкой спинки кресла, на котором она сидела.
- Почему вы еще здесь, рядом со мной, Ян? – спросила она мгновением позже. – Почему не почтете своим вниманием хоть одну из тех девушек, что так жаждут знакомства с наследником княжеского титула? Они ведь все для этого и пришли. Вон там, в розовом, к примеру – видите? Это пани Мария Заславская – род пусть и обедневший, но очень древний. Или вот, к примеру, пани София и Катаржина из рода Яблоновских – титул получили совершенно недавно и … - она прервала себя на полуслове, прежде чем позволить себе удивленно посмотреть на своего собеседника. - Вы ведь не настолько наивны, чтобы полагать, будто этот прием всего лишь прием в честь моего возвращения? – произнесла она, горько улыбнувшись. – Мой муж хотел и вам сделать услугу – одним махом убить двух зайцев; и мне отдать честь в приеме, дабы не жаловалась, и открыть двери всех порядочных домов города вам, - добавила она, не прекращая улыбаться.

0

7

[NIC]Jan Leszczyński[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i620/1512/85/a91523d34aa6.jpg[/AVA]
[STA]бессовестный гуляка[/STA]
Янек завел разговор о своей родне вовсе не для того чтобы разжалобить вредную - а эта женщина была действительно и гордой как сам черт и вредной - княгиню. Это была своеобразная "удочка" с наживкой, которую только предстояло оценить золотой рыбке, которую хотел поймать Лещинский. Вместо каких-либо привычных вежливых слов в ответ, шляхтич услышал нечто язвительно-остроумное, плюс еще его попытались почти что открытым текстом отослать куда подальше? Однако, как уже говорилось выше, молодой человек был не из пугливых, к тому же у него возникла одна весьма шальная и пожалуй даже неприличная мысль...
Какой может быть эта гордячка, когда расстанется со всеми своими масками? Если заставить ее покорится своей воле...? Эта мысль не просто возбуждала воображение шляхтича, но и подталкивала к скорым и необдуманным действиям, которые порой имеют весьма неожиданный эффект...
-Почему же скорбь по родне? -он усмехнулся и не подумав уйти от недовольной дамы. -У меня дома, слава богу все живы и здоровы, так что скорбеть мне не о чем. Но вы правы... и возможно я не способен понять вашей утраты - по молодости и глупости, как говорит мой отец. Однако, это не причина закрываться от всего света... особенно такой женщине как вы.
Придвинувшись немного ближе к Ядвиге, Янек продолжил в том же духе, удивляясь собственной наглости. Однако, старая поговорка о том, что следует защищаться нападая явно была придумана именно для пани Любомирской. Но для того чтобы поймать желанную добычу в ловушку, следовало добится такой же филигранной остроты и резкости собственных реплик в тон всего вышесказанного молодой княгиней.
-Знаете, пани Ядвига, я тоже открою вам один небольшой секрет.., -хитро улыбнулся Лещинский, приблизившись на максимально опасное расстояние к женщине - при желании, он мог бы коснутся губами ее щеки, просто немного наклонив голову вперед. -Не знаю как насчет всей Варшавы, но вы можете доверять мне... а если же говорить о ровном пути, то он слишком скучный и неинтересный. Вы никогда не думали о том... что скользкий путь, как вы его называете, бывает куда более приятным? Особенно для двоих...
После того как пани Любомирская представила Яну всех стоящих его внимания девушек на приеме, он лишь рассмеялся. Неужели она думала, что его можно отвлечь от себя, словно шкодливого пса, которому кинули кость? Перед тем как ответить Ядвиге, Лещинский самым наглым образом взял ее руку и затем приложил изящную ладошку княгини к своей - далее оставалось лишь легонько, но многообещающе сжать пальцы, переплетя их с тонкими холеными пальчиками вредной красавицы.
-Такое ощущение, что вы решили меня выгодно посватать, дорогая пани, -Ян продолжил удерживать руку Ядвиги, посмотрев в ее глаза... в которых кроме недовольства теперь светился еще и неподдельный интерес. Эта женщина определенно любит внимание к своей персоне? Этим просто грех не воспользоваться. -Но не старайтесь... в этом доме мне интересны только вы - и остальные дамы на приеме не годятся вам в подметки. С того момента как я увидел вас, то понял, что вы обязательно будете моей... и я нисколько не наивен, но зато упрям не менее чем вы горды, пани Ядвига. Мне не нужны открытые двери знатных домов, потому как я желаю только вас.
Наверное... если бы Яна слышала сейчас его матушка, то совершенно точно сначала бы удивилась, а потом рассердилась на свое любвеовильное чадо. Но ведь родители сами послали своего старшего сына в Варшаву набираться уму-разуму, разве нет? У молодого шляхтича даже в старых добрых Вилковицах находилось полным-полно соблазнов, так что же говорить о большом городе?
-Я уверен, что муж никогда не дарил вам истинной страсти... хотя наверное он любит вас, по-своему - но не понимает, -глазом не моргнув, продолжил Лещинский, позволив наконец Ядвиге убрать свою ладонь, когда потянулся за кубком полным ароматного вина. -Поэтому, вы и не можете найти себе места в этом доме и вернулись только ради сына.
После этой достойной какого-нибудь романа реплики, Ян поднялся со своего кресла и решил пройтись по залу, напоследок коснувшись губами ладони молодой княгини - более чем неприлично и вызывающе. Однако, ему хотелось чтобы искра интереса разгорелась, заставив Ядвигу думать о нем - пусть не сразу, но все же. Надо думать, ей не слишком весело торчать каждый день одной в этом огромном доме, где нет ничего кроме гулкой тишины как в костеле или каком-то склепе.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-06 23:40:04)

+1

8

[NIC]Jadwiga Lubomirska[/NIC]
[STA]княгиня[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25cKT.png[/AVA]
Больше всего на свете молодые люди не любят, когда кто-нибудь пытается учить их жизни или наставлять на путь истинный – это Ядвиге было прекрасно известно, ведь потому решила поделиться в столь откровенной и не допустимой между ней, замужней женщиной, и ним, определенно моложе нее мужчины, что не знал еще горечи жизни. Однако, видимо, у них двоих было куда больше общего, чем можно было судить на первый взгляд – они оба ценили честность, хоть именно княгиня погрязла по уши во лжи, показывая добрую мину при отвратительной игре. В прочем, может быть, игра и не была такой уж плохой? По крайней мере, она осталась беспристрастной, стоило княжичу взять ее за руку и легонько сжать кончики ее пальцев, говоря столь дерзкие и безрассудные слова, за которые его вполне мог кто-нибудь вызвать на дуэль или поединок.
В прочем, дерзость прерогатива молодых и горячих голов, не обремененных жизненным опытом, которым княгиня Любомирская уже вдоволь наелась за семь лет своего брака. Осторожность во всем и крайняя педантичность в деталях, безупречное воспитание и никаких чувств, кроме чести и долга – вот, что она получила в браке и была сыта этим по горло. Да вот только, откуда было обо всем этом узнать Яну Лещинскому? Надо полагать, что жизнь княжича была совсем другой. Его холили и лелеяли вовсе не за тем, чтобы он опускался к самому обычному совращению девиц и благочестивых женщин. Хотя о благочестии, как всегда можно поспорить…
Она попыталась освободить свою руку, боясь, что кто-нибудь их увидит и сделает совершенно не верные выводы, но Ян не позволил ей этого. Возможно, ей следовало как-то образумить его – пожурить словами, отвесить пощечину, чем только бы навредила своей безупречной репутации и навлекла на семью постыдный скандал?! Ни первого, ни второго она не желала и не сделала. По ее мнению, сделай она так, значило, показать свою слабость – свое желание быть желанной, быть страстно любимой и обожаемой. А ведь, что делает нас более уязвимыми и слабыми, чем собственные желания и страсти?
Ядвига помотала головой, прикрыв глаза, пока мысленно порицала себя за свой острый язык, что и привел их с Яном к тому разговору, который они сейчас вели. Это был, пожалуй, первый и единственный раз, когда она хоть какое-то мгновение искренне сожалела о чем-нибудь, помимо своей потери, своей дочери, что прожила на сем свете всего пару дней.
- Вам, Ян, видимо не хватает острых ощущений? Вы рискованный парень и мне, признаюсь честно, это симпатизирует – но не более того, - тихо произнесла княгиня в ответ. – Не говори о том, чего не знаешь – мы с мужем никогда не любили, но это тебя нисколько не должно заботить, как и моя персона вовсе, - добавила Язя, прекрасно понимая, что своим ответом может еще больше разворошить желание молодого княжича, о котором он так бесстрашно заявил. – Но, я с удовольствием понаблюдаю за твоими тщетными попытками дать мне что-то из того, чего у меня нет, - она знала, как рискует сейчас, но она была слишком самоуверенной, чтобы не увидеть той слабости, которую успела проявить. Она не просто поощрила словом, но и подхлестнула молодого человека уделять ей время и внимание, надеясь на то, что это развеет скуку дней, прежде чем надоест Яну и он не увлечется кем-нибудь, кто мог бы стать ему хорошей партией на жизнь, а не на время учебы в Варшаве.
В прочем, вскоре Ядвига осталась снова одна. Она наблюдала за всеобщим весельем, словно бы через какую-то прозрачную стену, что отделяла ее от остальных и не давала радоваться вместе с ними этому дню и вечеру, что плавно перекатился в ночное время. Когда княгиня подошла к мужу, уложив свою ладонь ему на локоть, как и подобает жене, когда она желает привлечь к себе внимание, мужчина отвлекся от своих собеседников, перед которыми поспешил извиниться и продолжить их увлекательное обсуждение политической ситуации, как только он освободится.
- Я устала и иду спать, - только и объявила она. – Извинишься за меня перед гостями, когда они будут уходить – я не в силах более выдержать эту какофонию звуков, - добавила она, прежде чем поспешить далее, но Ежи остановил ее, успев схватить за руку.
- Я зайду к тебе сегодня? – спросил он, но тут же пожалел.
- Это ни к чему, я буду спать. И к тому же, знаю, что ты не скучал, пока меня не было. А теперь отпусти мою руку, будь добр, - с достоинством добавила княгиня, прежде чем развернуться и уйти с банкета, что наскучил ей едва только начался. В прочем, она была вовсе не расстроена, скорее даже наоборот – улыбнулась тому уверению, которое ей поспешил оставить княжич, аккурат попавшийся ей по дороге. - Доброй ночи, - пожелала она, после чего обошла Яна и поспешила скрыться на темной лестнице, ведущей на второй этаж, где и располагалась ее спальня.

+1

9

[NIC]Jan Leszczyński[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i620/1512/85/a91523d34aa6.jpg[/AVA]
[STA]бессовестный гуляка[/STA]
Пока князя Любомирского не было дома...

Янек самым вежливым образом поклонился хозяйке дома, когда она направилась в свою спальню, видимо ощущая себя в безопасности, благодаря своему язвительному характеру? Лещинский рассмеялся, прежде чем вернутся к остальным гостям, что не спешили расходится - вредной пани еще только предстоит узнать, что тактика измора заставила сдаться не одну неприступную крепость. Не говоря уже о том, что некоторые крепости сами не прочь сдаться на милость победителя и держат оборону лишь чтобы подогреть его желание, выражаясь языком метафор.
Что же, бедной пани Ядвиге некуда бежать из собственного дома, тогда как у Янека было полно времени и куда больше свободы чем у нее. Он не станет торопится, нет... тогда запретный плод, который ему достанется, будет еще слаще...
-Ну как прием, пан Ян? -поинтересовался у своего господина верный Жендзян, когда заглянул к нему перед сном. -Я надеюсь, пан Любомирский не забыл познакомить вас с какой-нибудь красивой панной? Это верное средство развеять вашу скуку... а там, глядишь - может и женится наконец сподобитесь.
-Что за ерунда, старый? -засмеялся Лещинский, рухнув на кровать. -Я не собираюсь женится... а что до красивых панн - не одна из них не годится в подметки пани Любомирской. Я бы дорого дал за то чтобы она позволила стянуть с себя свое ярко-красное платье...
-Да вы никак рехнулись? -вздохнул Жендзян, посмотрев на своего подопечного. -Нечего думать о замужней пани... посмотрите, сколько вокруг красавиц из хороших семей - любая будет рада, если вы посватаетесь как положено. Пора вам женится, ой как пора... пока ваша матушка не вышла замуж за пана Михала он тоже любил гульнуть, а потом ничего, остепенился и стал примерным мужем и отцом.
-Но моя мать необыкновенная... и они с отцом сами друг друга выбрали, потому  счастливы столько лет, -возразил Янек, мечтательно вздохнув. -Вот и я хочу, чтобы меня любила необыкновенная женщина... а пани Ядвига именно такая.
-Кто о чем, а вшивый о бане.., -в сердцах выдал слуга, понадеявшись, что молодой пан в конце-концов выкинет блажь из головы. И хорошо бы пан Михал выполнил свою угрозу и женил наконец сынка на девушке из знатной семьи - будет меньше шляться и возьмется за ум наконец.
Ну а что же Янек? Слова верного Жендзяна были ему как об стенку горох... плюс еще рядом сейчас не было Стаси, которая всегда умела одним нежным и ласковым словом устыдить старшего братца, если тот поступал неправильно. Так вышло, что именно Станиславе Ян привык доверять все свои секреты, с самого детства... но сейчас у него, увы не было возможности с ней поговорить, а "вожжа уже попала под хвост" и в прямом смысле засвербило добиться благосклонности пани Ядвиги.
Надо только смекнуть хорошенько как все провернуть...
Итак, томительное время ожидания для молодой княгини в конце-концов благополучно завершилось, когда приехал наконец ее обожаемый сыночек. И это правда был самый настоящий чертенок, по-другому и не скажешь? Прислуга просто сбилась с ног, пытаясь угнаться за мальчишкой у которого было поистине капитальное шило в одном месте. Степенный учитель, которого пригласил для Казимира князь Любомирский не удержался и пожаловался, что его педагогические таланты просто буксуют в отношении маленького озорника. Вспомнив бедного пана Витольда, Янек посмеялся про себя - сколько крови он, а затем Элька с Хоней попортили бедняге? Однако, понаблюдав за тем как Ядвига общается со своим сокровищем, Лещинский решил, что будет не лишним расположить его к себе. План был весьма прост и должен был убить сразу нескольких бедных зайцев: порадовать вредную пани Язю, развлечь ее сыночка, а так же спасти бедные нервы несчастного пана Чеслава, уже отчаявшегося призвать княжича Любомирского к порядку.
Спустя день после приезда мальчика, Ян не поленился встать пораньше, чтобы раздобыть в городе самые красивые садовые розы, стебли которых не просто связал, а еще и обернул красивым золотым браслетом моравской работы. Букет этот хитрец приказал Марте отнести в спальню к ее госпоже и поставить на видном месте - и передать, что это благодарность за теплый прием в день приезда. Далее, Янек поймал в саду маленького чертенка Казимира с рогаткой, которую тот раздобыл у дворовых детей в имении у своих деда и бабки. Пожалуй энергию этого мальца надо было направить в нужное русло?
-Постой, Казимеж... а не хочешь ли поучится фехтовать? -предложил Лещинский, забрав рогатку у маленького вредины. -Любой шляхтич обязан уметь управляться с саблей - как же ты защитишь маму от опасности?
Темноглазый мальчишка - копия своей матушки - охотно кивнул на такое предложение и мигом схватил деревянную сабельку, сделанную Жендзяном. Скуки ради, Янек как следует погонял Казимира по саду, заставив как следует заучить несколько самых простых приемов. Кстати говоря, чертенок оказался весьма упорным и умел постараться, когда ему было интересно... Что же до Лещинского - он вырос в большой семье и прекрасно знал как нужно развлекать маленьких детей, так что быстро достиг успеха.
-Пан Ян, пану Казимиру уже пора кушать! -объявила Марта, когда нашла двоих фехтовальщиков - уставших, но довольных в саду возле дома. -Там Кшися приготовила ваши любимые тыквенные пирожки, пан Казимеж - попробуете?
Ребенок по всей видимости частенько капризничал, так что покушать его обычно упрашивали чуть ли не с земными поклонами. Янек решил, что пришло время это изменить, тем более что сегодня у маленького чертенка не было уже сил вредничать.
-Пан Казимир скушает все что ему подадут, -улыбнулся Ян, подхватив хихикающего мальчишку в охапку. -Он солдат и должен хорошо есть, иначе у него не будет сил держать саблю.
По дороге на кухню, Янек и Казимир встретили Ядвигу, решившую поискать своего озорного сынишку. Опустив мальчика на землю, Лещинский поцеловал руку хозяйке дома, тогда как его несносный ученик обнял ее, счастливо улыбаясь.
-Мамочка, посмотри что мне дал Янек! -озорной чертенок продемонстрировал свою новенькую сабельку. -Мы играли все утро, так весело! И теперь я ужасно хочу есть и съем все-все что дадут...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-07 01:23:18)

+1

10

[NIC]Jadwiga Lubomirska[/NIC]
[STA]княгиня[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25cKT.png[/AVA]
В тот день гости задержались дольше обычного. Ядвига уже избавилась от тесного платья, что не давало ей дышать и даже улеглась в постель, но прежде плотно прикрыв окно, через которое доносились голоса гостей, покидавших имение. Слышать их было просто не выносимо, пусть даже и желание отдохнуть очень быстро испарилось. Чего тут греха таить – княгиня завидовала своим беззаботным гостям, тем юным и пока еще свободным от обязанностей жен панночек, которых нынче вывели в свет. Кого-то впервые, а кто-то уже давно выходил в свет … В прочем, было когда-то время, когда и она сама выходила в свет, радовалась длительным приемам, на которых музыка лилась рекой, как и вино, которое пробовать ей было заказано. Только не долго продлилось это ее беззаботное посещение банкетов и приемов. Кто-то скажет – повезло, а кто-то скажет, что все закономерно просто, ведь не может красивая панна из благопристойной и шляхетной семьи долго сидеть в девах.
Подойдя к окну, чтобы провести взглядом карету последних уезжавших гостей, Язя усмехнулась своей невеселой улыбкой, что так часто блуждала на ее лице – о, как бы она хотела сейчас быть все такой же беззаботной, надеяться на что-то лучше, чем выгодный брак без каких-либо чувств. Но, времени уже не вернешь. Как в прочем и не изменить уже того, что было в жизни молодой княгини, что перед сном уже припомнила тот дивный разговор с дерзким гостем. И как он смел вообще говорить ей такие вещи?!
«Дерзкий, дерзкий Ян…» - повернувшись на бок и подложив под голову ладонь по старой-доброй привычке, подумала было княгиня, прежде чем прикрыла свои карие глаза и крепко уснула. Как-никак, а дорога и усталость, на пару с темнотой и тишиной взяли свое и женщина смогла провалиться в беспамятное царство сна, пока утренние птицы и гомон улицы не заставят ее по утру вновь проснуться.
День, когда должен был приехать маленький Казимир, Ядвига ожидала с неприкрытым возбуждением и радостью. Княгиня сразу же распорядилась, дабы в детской комнате расположили те подарки, которые она купила для своего любимого ангела в путешествии, а когда мальчик окликнул ее, готова была расплакаться от радости ожидаемой встречи.
- Мой дорогой, наконец-то, я тебя могу обнять, - в сердцах произнесла женщина, про себя решив, что более не отпустит мальчика от себя на долго. Чего бы это ей не стоило – она этого не сделает, а если она решила уже что-нибудь для себя, это уже значило половину дела. В прочем, втягивать ребенка в семейные баталии княгиня не могла, да и собственно, пока не собиралась – это было совершенно ни к чему. Тем более, ребенок не виновен в том, что его родители так и не нашли общий язык, зато уподобились кошке с собакой, что беспрерывно грызутся между собой при угодном случае.
Естественно, в день приезда маленькому Казимиру не пришлось заниматься – будущий князь Любомирский поведал матушке о том, как ему было весело у бабушки и дедушки, как он бегал по полю, стрелял с рогатки и даже подрался впервые, тогда как княгиня решила с досадой, что с подобным восторгом ее любимый сыночек еще не рассказывал об их совместных поездках. Тем не менее, может быть это было потому, что она за ним лучше смотрела, чем дед с бабкой? Да, пожалуй, так оно и было. Так что, мысленно успокоив себя, выслушав все рассказы сына, которому также понравились все те подарки, которые ему купила матушка, женщина спустилась вниз, где от вернувшегося из сейма супруга узнала – Казимир будет теперь учиться более усердно. В прочем, не видя никаких опасностей в учебе, княгиня лишь согласилась с мужем, прежде чем все они уселись за ужин, на котором им составил компанию и Ян.
Ядвига старалась избегать взгляда их гостя, что то и дело испытывал ее терпение, смотря на нее порой таким взглядом, будто … В общем, развивать подобную мысль женщина не стала бы в любом случае, а потому лишь покосилась на супруга, что ничего не замечал – был слеп, в прочем, как и всегда. Но, на следующий день у княгини не было шанса избежать встречи с княжичем, которого застала в компании своего сына, чему крайне удивилась.
- Какую опасную игрушку тебе вручил пан Ян, - нахмурилась женщина, когда ее обожаемое чадо подбежало к ней, дабы продемонстрировать свою обновку. – Ты ведь осторожно играешь ней? – спросила она, не желая испортить настроения своему обожаемому сыночку, которому наверняка спустила бы с рук практически все, лишь бы он был доволен и счастлив, как сейчас. – Ну, беги кушать, мой ангел? – поцеловав в лобик сына, Язя отправила сына обедать в столовую. Ну, а после этого, следовало уделить мгновение своего внимания учителя фехтованию?
- Стало быть, вы решили позаниматься с Казимиром фехтованием – это похвально, - слегка приподняв свой подбородок вверх, произнесла женщина. – Но не стоит ли вам наведаться в университет наконец-то? Кажется, занятия вот-вот уже начнутся, разве нет?

0

11

[NIC]Jan Leszczyński[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i620/1512/85/a91523d34aa6.jpg[/AVA]
[STA]бессовестный гуляка[/STA]
-Знаете, я бы поспорил что опаснее - деревянная сабля или рогатка, с помощью которой можно легко выбить кому-нибудь глаз, -хитро улыбнулся Янек, когда вместо банальной благодарности за счастливого ребенка, его вновь обдали холодом. -И что это вы меня гоните из дома? Кстати, это ваш супруг заявил, что сам проводит меня в университет и представит всем профессорам. Между прочим, я надеялся что услышу от вас что-нибудь доброе в благодарность за подарок... но судя по всему, придется ее взять самому?
Прежде чем женщина успела опомнится, Лещинский быстренько притянул ее к себе и крепко обняв, жадно поцеловал по-настоящему - на всякий случай, не забыв аккуратно придержать руку Ядвиги, которой она собралась-таки влепить ему хорошую оплеуху. Однако, Ян был стреляный воробей и продолжил свое дурное дело, пользуясь тем что прислуга сейчас в столовой носится вокруг маленького чертенка. В какой-то момент ему даже показалось, что княгиня почти поддалась ему, тихо вздохнув и приоткрыв губы... но словно бы спохватившись, вновь попыталась высвободится из стальных объятий хитреца. Естественно, позвать на помощь Ядвига не могла, дабы не опозорится перед дворней, чем грех было не воспользоваться - и прежде чем отпустить свою добычу, мужчина лишь крепче обнял ее, притягивая ближе к себе.
-У нас все просто не закончится, так и знай.., -тихо сказал Ян. -Я упрямый и никуда не уйду, пока не станешь моей. Покоя тебе не дам и добьюсь, что сама позовешь в свою спальню. И что мне теперь университет и все остальное, если я только о тебе и думаю?
Он отпустил ее и направился в столовую, следом за Казимиром... и готов был поклясться, что Ядвига более растеряна, чем сердита - наверняка ведь никто из гостей ее муженька и подумать не мог предлагать ей подобные непристойности? Но Янек был уверен, что в конце-концов своего добьется, потому как молодая княгиня была несчастлива с паном Любомирским; успев понаблюдать и за ними, Лещинский заметил одни лишь только споры по любому поводу. К примеру, если матушка Янека была в чем-то не согласна с его отцом, то прекрасно знала как добится того чтобы он принял ее сторону решения вопроса. Как-то по-особому нежно коснувшись его руки или ласково улыбнувшись - именно так и решают все свои разногласия любящие муж и жена. Если же говорить о Любомирских, то пани Ядвигу, казалось, раздражало все что предлагал ее супруг и в результате, сделав все по-своему, он злил ее еще больше. И судя по всему примирения между ними не намечалось, потому что Марта сболтнула как-то, что ее хозяйка давно уже спит в отдельной спальне...
Пока они вдруг не решили помирится, надо действовать.., -подумалось Яну, когда в тот же день, но немного позже ему пришлось-таки поехать в чертовый университет. Казимир, увидев великолепного гнедого аргамака гостя, пришел в восторг и тут же стал просить у отца такую же красивую лошадку - пан Ежи судя по всему так легко на требования сына не покупался, так что строго напомнил ему как надо себя вести при посторонних людях. Увидев как грустно вздохнул ребенок, Янек понял, что настал его час - и присев перед мальчишкой, ласково потрепал его по волосам.
-Послушай, чтобы ездить на такой лошадке, надо научится... давай, когда я вернусь, то покажу как ездят верхом, если твой папа не возражает? А ты обязательно позови маму, чтобы посмотрела какой ты молодец.
Конечно же, против такого великодушного предложения князю Любомирскому было нечего возразить - да и кто будет против, если его ребенка развлекают? Так что съездив в университет и вернувшись, Лещинский исполнил свое обещание, прекрасно зная, что Ядвига не сможет не прийти раз ее просил любимый сыночек. Мальчишка был просто счастлив, когда несколько раз прокатился по двору на настоящем большом коне как взрослый и затем, подбежав к матери, стал и у нее просить купить такую же лошадку.
-Мам, Янек научит меня ездить верхом! Ну пожалуйста... я тоже хочу коня...
Смотря как Ядвига нежно обнимает своего мальчика, Ян подумал о том, что она должно быть специально старается его от всего оградить - буйные и чересчур веселые игры, поездки верхами, сабли... быть может боится, что с ним что-то случится, как с ее маленькой дочкой, что не выжила? Опять же, вспоминая пример собственных родителей, Лещинский вспомнил как они были убиты горем, когда потеряли двоих маленьких детей... но им было куда проще пережить все это (если можно так сказать...), ведь они поддерживали друг друга во всем, чего не скажешь о Любомирских.
После того как Ядвига обещала своему маленькому ангелу подумать насчет лошадки, он довольный и счастливый убежал в дом... ну а Янек не удержался от соблазна коснутся руки молодой княгини, остановив ее.
-Ты не сможешь его от всего в этой жизни оградить... и я правда хотел его порадовать, а не тебя разозлить. Побудь со мной хотя бы пару минут? Князь говорил, что к нему вечером придут важные гости, так что ему по-любому сейчас не до тебя. Давай отведем моего Буцефала на конюшню? -тихо сказал шляхтич, сжав ладонь Ядвиги. Насчет Буцефала была конечно же шутка, которая, однако не особо развеселила молодую женщину. -Не хочу звать Жендзяна, он старый уже и ему тяжеловато по двору бегать за моим конем.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-07 23:12:02)

+1

12

[NIC]Jadwiga Lubomirska[/NIC]
[STA]княгиня[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25cKT.png[/AVA]
Ну, конечно, у молодого пана было на все свое мнение, чему нисколько не удивилась княгиня, которая не считала нужным благодарить за то, о чем не просила. А уделять внимание сыну, как и дарить розы в компании с золотом она нисколько не просила. Пусть даже и не собиралась возвращать подарок – ювелирное изделие было искусной работы, к тому же красивым, а Ядвига была падка на красивые вещи, которых в ее гардеробе было полным-полно. Когда-то эти вещи приносили ей радость в жизнь, но … со временем и они потеряли свою ценность для нее. Однако, Лещинский не остановился на сказанном и пошел намного дальше, чем могла себе даже предположить она – сократив расстояние между ними, а также предусмотрительно перехватив ее руки, он украл у нее поцелуй. То был долгий и требовательный поцелуй, на который ей так хотелось ответить – истинное искушение наплевать на свою гордость и обещание, данное парой дней ранее дерзкому княжичу, что не побоялся соблазнить хозяйку гостеприимного дома.
В прочем, в одном был прав Янек – княгиня гнала его подальше из дома, от себя, чтобы тот не искушался, да и ее до греха не довел. Но, стоило ли ему сказать сейчас об этом? Конечно, нет. Тем более, после украденного у княгини поцелуя, женщине следовало с достоинством выйти из сложившейся ситуации. Бить или колотить грудь Лещинского в припадке гнева, конечно, было бы эффектно, но нисколько не уместно.
- Забудь! Забудь, что бы ты себе не нафантазировал – забудь, - потребовала она. – Ты зря теряешь время. Учись, как хотел твой отец и живи своей жизнью, потому что твои желания ни к чему доброму не приведут,- продолжила она тише, прежде чем молодой человек отпустил ее, последовав в столовую, где довольный маленький озорник с нетерпением ожидал своего компаньона. Ну, а княгиня… княгине требовалось чуть больше времени для того, чтобы привести свое дыхание в порядок, а также успокоить слишком громкий стук сердца в груди, что предательски колотилось, требуя больше будоражащих эмоций.
Спустя какое-то время, княгиня все-таки вошла на кухню, где лакомился Казимир в компании Яна, на которого женщина даже не посмотрела. Не могла себе позволить или не хотела позволять подобной роскоши самому искусителю, что решил водить игры с огнем, а он как известно не знает пощады. Порадовавшись тому, что сын так хорошо поел, она все-таки высказала благодарность Яну, пусть и косвенную, прежде чем удалилась заниматься более практичными делами – нужно было провести ревизию вещей сына и решить, что же ему следует заказать. Подобная процедура обычно проходила без присутствия сына, который мог либо играться неподалеку, либо носиться по дому, что нынче он делал. В прочем, когда сын прибежал к своей матери и потребовал, чтобы она посмотрела на то, как Янек будет учить его ездить верхом, Язя не воздержалась от тихого вздоха.
- Ну сколько можно? Янек и Янек… Янек тут, Янек там… - тихо процедила себе под нос княгиня, спускаясь по лестнице вниз, а после и во двор, где княжич гарцевал на своем коне, видимо дорогом и породистом, поскольку подобных мастей она еще не видела. А пани Любомирская была весьма наблюдательной особой и могла отличить обычную кобылу от породистой, как-никак, а ее отец когда-то увлекался лошадьми и в их конюшне была парочка арабских скакунов, добытых в бою с татарами.
Княгиня вновь тихо вздохнула, когда любимое чадо бросилось к ней в объятия, дабы выпросить и себе тоже коня. Мальчишка знал, как любит его мать и как не просто ей отказать в чем-нибудь, однако … безопасность сына для нее было прежде всего, а потому она разрывалась, ведя внутреннюю борьбу с собой – согласиться и пообещать желанного коня сыну, или же отказать, как наверняка уже сделал Ежи. В прочем, ни на то, ни на другое женщине не решилась. Она лишь прижала к себе темноволосого сына, пригладив ему волосы, прежде чем прикоснуться губами к его щеке.
- Я подумаю, что можно сделать, мой ангел, - произнесла в ответ княгиня, практически сдавшись на просьбы сына. Но, продолжать в том же духе Казимир не стал, понесшись дальше, удовлетворившись пока обещанием матери. И тут к Ядвиге подошел Ян. Он обратился к ней достаточно серьезно, не прибегая к флирту или каким-то не прозрачным намекам, что женщина попросту потеряла свою внимательность и осторожность. – Что я еще могу сделать, если не охранять его? Так поступила бы любая мать на моем месте... – уголок ее губ приподнялся в замершей полуулыбке, когда она посмотрела вслед сыну, а Ян предложил составить ему компанию на конюшне, на что Язя рассмеялась. – Значит, для княгини самое место на конюшне? – спросила она у княжича, но не стала отказываться от возможности посетить столь не полагающее для ее особы место. Все-таки возвращаться в дом, столь великий, и пустой, она не хотела. Не сейчас… И быть может, ей действительно хотелось побыть в компании молодого, необремененного обязанностями молодого человека? В прочем, она не задумывалась об этом долго. Сложив перед собой руки, женщина последовала первой в конюшню, а когда там оказалась поняла, почему так редко там бывала. Стойкий запах сена, что ассоциировался только с деревней, не городом, а также нечистот, что оставляли по себе животные, заставили женщину поморщить свой носик, когда она посмотрела Яна, что снимал седло со своего коня весьма умело.
- Послушай, Ян… У тебя ведь в семье совершенно иные порядки? – поинтересовалась она у гостя. – Расскажи мне о них – о своем отце, о матери, о сестре? Какие они?

0

13

[NIC]Jan Leszczyński[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i620/1512/85/a91523d34aa6.jpg[/AVA]
[STA]бессовестный гуляка[/STA]
-Значит, для княгини самое место на конюшне? -поинтересовалась Ядвига, на что Янек лишь улыбнулся, последовав за ней и ведя своего коня за уздечку. Судя по всему, в ее семье дамам не принято было касаться всего того, что богом издавна было предопределено для мужчин? Конюшня, оружие, лошади... и прочие совершенно неинтересные для женщин из знатной семьи вещи. Лещинский припомнил свой родной дом - уж на что его матушка была утонченной женщиной во всем, однако не считала для себя зазорным встретить отца на конюшне - в семье было принято чтобы каждый мужчина, большой или маленький сам возился со своим боевым другом, без помощи слуг.
-Знаешь... конюшня не самое плохое место в доме - но твой муж не рыцарь, а политик, поэтому его мало интересуют боевые кони, латы и прочие нужные вещи. А я вырос в краю, где полным-полно лихих людей, что готовы убить за чужое добро.., -заведя коня в стойло, Ян первым делом снял с него седло и уздечку, а затем насыпал отборного ячменя в ясли. -Для того чтобы защитить своих людей князю и его гусарам нередко приходится рисковать собственной жизнью...
Стянув свой кафтан и оставшись в одной рубашке, Янек закатал рукава и принес своему Буцефалу бадейку чистой водицы, после чего подошел к Язе. Пока что не делая попыток вновь вторгнутся в ее личное пространство... пусть ощутит себя в безопасности во время этого разговора? Этакая иллюзия свободы, до поры до времени.
После того как молодая княгиня попросила рассказать о родителях и сестре, молодого человека словно теплой волной накрыло на каких-то пару секунд - говорить о родных и любимых, все равно что делится чем-то очень дорогим... почему-то Янеку чувствовалось сейчас именно так. Сразу вспомнился старый дом в Лешно с большим двором и раскидистым вязом... и то как весело все семейство собирается за столом во время обеда или ужина. Мама успевает следить и чтобы младшие не баловались и за отцом поухаживать, заранее распорядившись приготовить его любимые блюда. Весь дом вертится вокруг нее, словно маленькое надежное и доброе королевство...
-Даже не знаю с чего начать.., -Янек вновь улыбнулся. -Мне кажется, что мои родители люди особенные... Отец стал управлять нашими землями после того как умер мой двоюродный дедушка и всегда старался следовать его правилам. Его с малолетства учили военному делу, как и меня. А мама родом из Острога - отец отбил ее в лесу у разбойников, когда они напали на ее сопровождающих. Насколько я знаю, ее хотели насильно выдать замуж за какого-то князя, но не случилось... Если же говорить о сестре, то она у меня не одна: я тебе рассказал только про Стасю, которая уже замужем и ждет второго ребенка. Кстати говоря, ее муж тоже из Острога - мой лучший друг, который спас мне жизнь как-то раз.
Лещинский решил сейчас не утомлять княгиню подробностями своего фиаско в Морково, когда он опозорился как последний дурак, едва не попав в хитроумную ловушку. Если бы не Войтек, его бы сейчас точно не было на свете, потому как соседу Подольскому не терпелось нанести удар Михалу Лещинскому по самому дорогому...
-Так вот, кроме Стаси, есть еще Эльжбета и Магдуся - самой младшей только-только исполнилось шесть лет. Ну и мой младший братец, Славчик и племянница Хоня. Нас много и поэтому нам никогда не было скучно, -продолжил шляхтич свой рассказ. -Я очень люблю моих сестер и братишку, но Стаська всегда была для меня особенным человеком - она ненамного меня младше и мы с ней долгое время росли вдвоем, пока не родилась Элька. Я привык делится с ней всем...
После этих слов, Янек подошел ближе к Ядвиге и очень аккуратно и бережно притянул ближе к себе, обняв за талию. Судя по всему, его рассказ заставил ее задуматься о чем-то своем, потому как попытки влепить ему очередную оплеуху не последовало. Надо было ковать железо пока оно горячо, так что Лещинский не стал медлить и тратить драгоценное время наедине зря.
-Мне всегда было хорошо дома... и я думал, что приехав в Варшаву буду рваться обратно - но похоже, что ты похитила мое сердце, когда мы увиделись в самый первый раз.., -тихо сказал молодой человек, воспользовавшись моментом и вновь коснувшись губ Ядвиги своими. -И я не просто желаю тебя... хочу чтобы ты мне так улыбалась как улыбаешься только своему сынишке...
Лещинский продолжил череду совершенно безумных жарких поцелуев... но с той лишь разницей, что теперь каждый был ему возвращен, причем весьма охотно. Быть может гордая княгиня попросту решила поиграть с ним, чтобы как следует подразнить? Даже если так, Янек был весьма доволен, пока продолжал ласкать губы желанной женщины своими, подарив ей не один настоящий поцелуй и начав развязывать шнуровку ее бархатного платья. Молодой человек даже успел немного спустить его с плеч Ядвиги, жадно целуя ее в шею... но тут произошло нечто совершенно непредвиденное коварным соблазнителем.
-Казимир, куда ты спрятался?? -крикнула служанка Марта, выйдя на двор. -Вернись немедленно, пан Чеслав пришел!
Услышав все это, княгиня решительно отстранилась и кое-как расправив юбки своего платья, которые кое-кто уже успел порядочно помять, быстренько сбежала. Янеку оставалось только помянуть чертей, которые принесли Марту в столь неподходящий момент... еще немного и он совершенно точно добился бы своего! Но, как говорится, проиграв одно сражение, еще можно выиграть войну?
Ладно... мы еще доиграем эту партию... черта с два я отступлю...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-08 01:37:08)

+1

14

[NIC]Jadwiga Lubomirska[/NIC]
[STA]княгиня[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25cKT.png[/AVA]
Род Вишневецких, из которого происходила княгиня Любомирская, мало чем отличался от прочих родов Речи Посполитой. Это был древний род, чьи корни убегали далеко в историю и брали свое начало у истоков творения Польши и Великого Литовского Княжества. Это был богатый и уважаемый род, в котором почитались традиции, а честь и достоинство были не пустым звуком. Мужчины из этого рода были едва ли не самыми храбрыми и искусными воинами и стратегами, тогда как женщины ни в чем не уступали им. Правда, вовсе не на поле боя, ведь там нет места женщинам. Полем боя женщин Вишневецких была политика, закулисные игры с политиками, где творилась также история. Будучи маленькой девочкой Язя не единожды составляла компанию своим родителям в их поездках по стране и видела, как работал слаженный тандем князя и княгини, что были скорее союзниками, но вовсе не любовниками друг другу. Надо полагать, что именно этот идеал воздвигала перед собой княгиня, когда собиралась замуж за немолодого князя. В прочем, не пинетки вязать спешила сама Ядвига, не прятаться за спиной у мужа, как бесхребетное существо … Тем не менее, в своем собственном браке женщине хотелось перво-наперво получить, хоть какую-то степень влияния, которое видела за своей матерью. Ей хотелось, пожалуй, говорить и быть услышанной? Однако, никто не слышал ее, даже собственный муж, решая буквально все на собственный лад. Ведь Ежи прежде-всего нужна была именно жена, сидящая дома, тихая и покорная, что не скажет и слова наперекор. Он явно ошибся, когда соблазнился молодостью и красотой родовитой невесты, не учитывая ее собственный амбиций, что закопали их брак буквально с первого их совместного дня, с первой ночи.
Однако, каждая семья – свой темный лес. Каждая семья – это свой отдельный мир, вселенная доселе неизведанная, таинственная и такая порой непонятная, словно темное небо в ночи, усыпанное звездами в ясную летнюю пору, когда ничего не остается другого, кроме как смотреть и смотреть на ясные зори, сверкающие над тобой. Ядвига любила наблюдать за небом. Когда-то в детстве у нее даже было специальное сооружение для наблюдения звезд, которое в прочем, из-за неосторожности прислуги испортилось и сломалось, пока юная пани Вишневецкая гостила у своей родни летом. Помнится, тогда она пролила так много горьких слез из-за сломанного телескопа, что мать не знала даже, что и делать с горечью своей младшей дочери. В прочем, отец быстро нашел выход из ситуации, поведав тайну происхождения ярких и блестящих бриллиантов, что в итоге стали любимыми драгоценными камнями, которые могли порадовать гордую княгиню.
И теперь гордячка желала узнать, как жили Лещинские, о которых с такой неподдельной теплотой рассказывал Ян во время приема, что следовало им даже позавидовать. Хотелось бы, чтобы и Казимир когда-нибудь отзывался о собственной матери с такой же любовью и благодарностью, с которой говорил Ян о своих родных, казалось бы, на первый взгляд самые обычные и даже банальные вещи. Сама ведь со своими родителями пребывала в ссоре, а язык бы не повернуться сказать, будто она любит их, не говоря уже о самой простой благодарности. А за что, собственно, должна была быть им благодарна? За то, что с их подачи стала женой князя, что не дает ей ни малейшего шанса проявить себя, выйти из дома и вести хоть какие-то дела, помимо домашних?! Или, быть может за то, что именно они подыскали ей шляхетного мужа не из древней княжеской ветви?! О, ей было так много чего поставить своим родителям в вину… 
- Видно, ты их очень любишь, - усмехнувшись, произнесла женщина, пока Лещинский взял небольшую паузу в своем рассказе. – Это удивительно просто, - отбросив с плеча пару темных локонов волос, добавила она, удивляясь той вселенной, из которой происходил молодой княжич.
Она потеряла свою бдительность, забылась и задумалась о том, каковой могла быть ее жизнь, выйди замуж за другого … пусть даже за такого, как Ян? Однако, мысли порой бывают хитрее судьбы. Они не только притупляют нашу бдительность, но и заставляют реальность меркнуть, позабыть о реальности, мерить и сравнивать то, что есть испробовано с неизведанным.
Княгиня тихо ойкнула от удивления, когда осознала, что молодой человек находится уж слишком близко к ней и положил руку ей на талию. Сравнение уже пронеслось в темноволосой головушке ясновельможной пани, а потому она не успела правильно отреагировать на очередную вольность, которую позволил себе молодой княжич, поспешив найти своими губами ее, распаляя в ней желание ответить сторицей. Глаза Яна потемнели от желания, когда Ядвига заглянула в два синих омута, пока он произносил новую порцию своих излюбленных дерзостей.
- Ты слишком много хочешь, - тихо прошептала она в ответ, прежде чем его губы снова не накрыли ее в новом поцелуе, оторваться от которого было так … не просто! Она отступила шаг назад, но вместе с ней и шагнул Лещинский. Он почти прижал ее к стенке, поцелуями спускаясь по шее ниже, пока проворные руки студента нашли шнуровку на ее платье, послабив его шнуровку, от чего дышать стало намного проще. Но, не на долго. Ведь уже в следующее мгновение страх перекрыл дыхание княгине, что опомнилась, услышав голос своей служанки.
Вновь ойкнув, Ядвига оглянулась испугано по сторонам, не зря опасаясь свидетелем, после чего приподняла юбки своего платья и направилась к выходу из конюшни, где ей точно не было место – еще не хватало, чтобы Ян-таки получил именно на стоге сена желаемого. Уж она до такого не опустится! В прочем, как и до статуса любовницы какого-то там наследника княжеского титула. Женщина сбежала из конюшни. Она бежала, не оглядываясь назад и остановилась, оказавшись в собственных покоях, где и дала себе обещание впредь не позволять так много дерзкому пану гостю так много, хоть и знала, что с каждым разом это будет труднее, ведь от излишней самоуверенности Ян явно не страдал, чертяка.

+1

15

[NIC]Jan Leszczyński[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i620/1512/85/a91523d34aa6.jpg[/AVA]
[STA]бессовестный гуляка[/STA]
Месяц спустя...

Вспоминая небольшое веселое приключение в конюшне, Янек мог лишь вздыхать об упущенной прекрасной возможности... и наверное черт дернул Марту выйти искать Казимира, не иначе? Конечно же, ничего было еще не потеряно, даже наоборот - однако, вспоминать о жадных поцелуях Ядвиги кое-кому было очень нелегко и как назло ее муженек совершенно не к месту и не ко времени решил наладить с ней отношения. Лещинский сам не заметил как старый друг отца стал его невероятно злить, как впрочем и занятия в университете, которые ему пришлось исправно посещать, потому как отец строго-настрого приказал своему непутевому сыну стараться как следует. Пан Витольд всегда считал, что княжеский наследник может быть самым лучшим учеником, если обуздает свою лень и любовь к развлечениям. Но... как оказалось, заставить себя прилежно учиться было весьма нелегко, учитывая тот факт, что кроме любовного соблазна, что поджидал Янека дома, был еще соблазн веселых гулянок, которые просто обожали устраивать все товарищи Лещинского по учению. Шляхтич держался изо всех сил, отказываясь от приглашений завалится в какую-нибудь таверну и позабыть обо всех тяготах риторики, латыни и прочих наук, что портят жизнь молодым людям. Быть может, Янек и пустился бы во все тяжкие, позабыв обо всем... однако воспоминания о недавних жарких объятиях Яси не давали ему покоя. Он знал, чувствовал что она была в тот момент готова уступить ему, но служанка заставила ее опомнится.
Лещинскому оставалось лишь дожидаться следующего удобного момента, потому как Ядвига упорно избегала встреч наедине... а потом и вовсе произошло событие, что называется, из ряда вон - буквально на несколько дней приезжали родители князя Любомирского (которые очень напомнили Яну пани Качмарек), и после их визита пан Ежи начал предпринимать попытки помирится с Ясей. Молодого княжича невероятно злило, что хозяин дома может беспрепятственно остаться наедине с собственной женой - и порой, он ловил себя на мысли, что вновь желает стать свидетелем того как Ядвига резко ответит своему мужу и не позволит коснутся себя...
В общем... после всех этих переживаний, Лещинский был чертовски рад узнать, что муженек Яси собрался уехать в Краков по делам. По крайней мере пока что ему не удалось вернуть расположение своей супруги, так что надо было ловить тот самый подходящий момент, пока Любомирский будет в отъезде.
Итак... утром того самого дня когда князь собрался уехать по делам, Янек решил прогулять занятия, пожаловавшись Жендзяну что простыл. Верный слуга не стал спорить с хозяином и помчался на кухню за травяным отваром от простуды, который умела варить кухарка дома Любомирских. После Жендзяна к своему теперь уже лучшему другу заглянул маленький чертенок Казимир и очень расстроился, узнав что Ян заболел - он ведь всегда старался придумать для мальчика веселые игры и никогда не говорил, что занят или у него нет времени.
И разве можно было придумать лучший способ, чтобы сообщить Ядвиге о своей мнимой болезни?
Казимир пулей примчался в комнату матери и пожаловался ей, что бедный Янек не сможет сегодня пофехтовать с ним и покатать на лошадке как обычно. Конечно же, это не особенно понравилось маленькому озорнику, желания которого обычно быстренько исполнялись.
-Мамочка, а Янек поправится? С ним так весело.., -жалобным голосом выдал мальчик, когда мать ласково обняла его и прижала к себе, пригладив взъерошенные темные волосы. -Надо позвать к нему того доктора, которого ко мне привозил папа, когда у меня болело горло... помнишь, у него была противная микстура?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-09 22:24:41)

+1

16

[NIC]Jadwiga Lubomirska[/NIC]
[STA]княгиня[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25cKT.png[/AVA]
Тот день, когда княгиня Любомирская побывала на конюшне собственного дома впервые за долгое время своего пребывания в Варшаве, надолго врезался ей в память, не желая покидать женщину. Они словно бы преследовали ее и, казалось бы, едва только она с ними попрощалась, как воспоминания приходили вновь, стоило только молодому княжичу пристально посмотреть на нее, случайно коснуться руки или завести непринужденный разговор, как и накануне вечером – о погоде. А погода в Варшаве была не важной. Октябрь только начался, но серые тучи и проливные дожди уже расположились здесь надолго и не давали надежды горожанам на скорый свой уход. В прочем, у Ядвиги был пока еще действующий способ в избавлении от настойчивого молодого человека, что жаждал большего, чем просто разговора, и от собственных, далеких от приличных, мыслей. Княгиня знала, что уже проиграла дерзкому княжичу, думая об изгибе его губ каждый раз, когда ее глаза касались его лица и изучали их тончайшие черты за завтраком или даже за ужином. Она думала и боролась с желанием укусить запретный плод лишь только из-за собственного упрямства, а также гордости, что была немалым грузом в добавок ко всему. И, наверное, потому она преуспевала в своей решительности, избегала Яна, как только могла…
Это утро ничем не отличалось от такого же утра вчерашнего дня, как и ряда предыдущих – таких же дождливых и серых. Надежды выйти на прогулку вместе с сыном у княгини не было, а потому ей пришлось довольствоваться малым – наблюдать за тем, как ребенок играет в детской или гостиной. По крайней мере, таковым было намерение женщины, муж которой еще с самого утра отправился в Краков, напрасно надеясь на то, что ему повезет с погодой. Ядвига еще спала, когда князь в своем комфортабельном экипаже отправился в королевскую столицу. В прочем, у нее не было никаких намерений проводить мужа в дальнюю дорогу ни тем вечером, когда о своем намерении уехать князь известил супругу о своих планах, ни тем более этим утром, когда ей так сладко и безмятежно спалось. В прочем, только Ежи знал, что жена бьет его той же монетой. Ведь, когда она уезжала в Збараж к родне, он также не вышел ее провести. Правда, тогда, накануне самой поездки, у княжеской четы состоялся грандиозный скандал, из-за чего оба, что князь, что княгиня, не желали видеть, ни тем более говорить друг с другом – много и так было сказано, даже слишком много.
Она сидела за столом в столовой и завтракала, когда к ней прибежал маленький озорник, придя не с пустыми руками, а с целым набором слов и просьб, на что темноволосая княгиня по началу нахмурилась. Ох, если бы только знал маленький ее любимец, как не хотелось ей сейчас опекать своей добротой гостя, пусть и требовали этого неписанные правила гостеприимства.
- Мой дорогой, я уверена, что с твоим Яном ничего не случится – он парень молодой и здоровый, обязательно поправится, - сказала женщина так, чтобы ребенок успокоился. Но, маленького упрямца ведь не провести?
- А если случится? – кареглазый чертенок нахмурился. – Откуда ты знаешь?
- Я схожу и проведаю его, а потом посмотрим – если будет все так плохо, позовем доктора. Ты ведь помнишь, что с простудой ты далеко не всегда получаешь капли, - усмехнулась она, пригладив сыну его темные волосы, прежде чем решив использовать привязанность сына к их гостю в своих целях, скажем, более полезных ему самому. – Но, давай ты съешь всю кашу и тогда я немедленно посмотрю, как там твой любимый компаньон, мм? – предложила она, на что ребенок быстро согласился. Так, женщина приподнялась из-за стола и направилась на кухню, где и велела подать завтрак гостю, который и забрала у служанки, едва они подошли к двери больного. – Дальше я сама, - только и сказала женщина Марте, на что она и не вздумала отзываться. Слово княгини всегда было законом, ведь никто не желал остаться без работы, при этом далеко не самой сложной работы.
В комнате, которую занимал в доме князя Любомирского Ян, Язя уже как-то бывала, но за последний месяц своего пребывания в гостях, эта комната вобрала в себя, словно бы частицу своего хозяина. Быть может, дело было в сущих мелочах, вроде запаха, брошенных одежд на кресле восвояси, ведь обстановка оставалась все той же? Ну, а может быть лишь присутствие молодого человека меняла все в корне?
- Я слышала, что ты себя не слишком хорошо чувствуешь, - произнесла женщина, оказавшись в покоях Яна, прежде чем подошла к прикроватному столику, куда и поставила свой поднос, на котором находился так называемый завтрак больного. В прочем, глядя на живой интерес во взгляде княжича, женщина тут же засомневалась в действительности болезни оного. – Все настолько плохо? – с интересом приподняв тонкую бровь вверх, поинтересовалась Язя у мужчины, которому не позволила ответить, приложив к его лбу свою ладонь. – Не горячая, - огласила она. – Кажется мне, все не так уж и плохо, как казалось и на занятия ты можешь идти – не зря ведь батенька оплатил твою учебу? – поинтересовалась Ядвига, не давая Яну шанса на оправдание.

+1

17

[NIC]Jan Leszczyński[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i620/1512/85/a91523d34aa6.jpg[/AVA]
[STA]бессовестный гуляка[/STA]
Надо сказать, что в детстве, Ян просто обожал болеть - во-первых, тогда не было никаких надоедливых уроков, а во-вторых мама, Дорота, Стаська и даже отец, тут же начинали едва ли не бегать вокруг него, принося все самое вкусное стараясь окружить заботой и вниманием. Естественно, так продолжалось, пока Янек и Станислава не подросли, плюс в семье появились малыши, требовавшие много внимания как от родителей, так и от старших брата с сестрой. Однако... болеть по-настоящему приятного мало, когда человеку плохо и он не получает абсолютно никакого удовольствия от всех вкусных вещей и подарков? Куда больше, любому ребенку нравится изображать несчастного больного, чтобы все вертелось вокруг него одного - и вспоминая об этом, Лещинский посмеивался про себя. Он уже давно не ребенок, но его коварный замысел поможет ненадолго остаться наедине с Ясей, которая упорно его избегает, начиная с того памятного дня в конюшне. Между тем, княжич был уверен, что она думает о нем... и наверняка бы подарила свою благосклонности, если бы им вдруг не помешали.
Все-таки одной болезни мало.., -подумалось молодому человеку. -Надо придумать что-то еще на тот случай, если Ядвига мне не поверит... вот только что?
Поудобнее взбив подушку, Ян тихо вздохнул, когда Жендзян притащил целую кружку какого-то отвратительно пахнущего пойла, которое гордо именовалось травяным настоем от простуды. Он заставил себя сделать пару глотков, чисто чтобы не огорчать верного слугу и когда тот отвернулся, вылил содержимое чашки в ближайший цветочный горшок.
-Жендзян, попроси лучше у кухарки подогретого вина... не могу я пить эту гадость, с нее мутит.., -пожаловался Лещинский, старательно изображая слабость. -От хорошей чарки горячего вина мне сразу станет легче, вот увидишь.
-Никакого вам вина! -заявил Жендзян, нахмурившись. -Если не станет легче, то я попрошу хозяйку дома послать за врачом.
-Лучше попроси ее меня навестить, -выдал Ян, не сдержав смех. -Это точно улучшит мое самочувствие.
-Пан Ян... вы еще не выкинули свою затею из головы? -укоризненно покачал головой слуга. -Кстати, как бы нам не пришлось искать себе новое жилье в городе...
-Это еще почему? -удивился Лещинский, посмотрев на верного Жендзяна. -Вроде нас никто не просит со двора... с чего это ты взял, старый?
-Когда приезжали родители пана Ежи, а вы были в университете, он попросил меня отвезти их на прогулку по городу - их кучер вроде как приболел, -начал рассказывать слуга присев в кресло рядом с кроватью хозяина. -Так вот, я согласился и слышал как старая пани говорила своему мужу, что ее сынку надо помирится с женой - мол, в приличном обществе ходят слухи, что у них не все ладно.... а чтобы задержаться в сейме надо иметь безупречную репутацию. А еще пани Любомирская говорила что ее сынок зря пригласил в свой дом постороннего молодого человека, что это неприлично и так далее... и что если у князя с женой все сладится, то нас с вами надо попросить на выход.
-Вот ведь старая грымза... теперь понятно откуда ветер дул и зачем князь павлином ходил вокруг Ядвиги.., -буркнул Ян. -Значит надо действовать быстрее...
-Вы о чем это? И думать забудьте о пани Ядвиге! -вздохнув, Жендзян поднялся с кресла. -Мне кажется, нам лучше и правда съехать от Любомирских... от греха подальше...
-Вот еще, -насмешливо фыркнул Янек, когда слуга вышел из его комнаты. -Я ни за что на свете не откажусь продолжить эту игру...
Молодой человек хотел было со скуки полистать книжку, что лежала на столике позле его кровати, но тут дверь открылась и вместо зануды Жендзяна в комнате наконец-то появилась княгиня. Причем, она собственноручно решила поухаживать за больным гостем, что ему весьма понравилось - приняв несчастный и жалобный вид, он решил, что обязательно придумает что-нибудь интересное для маленького чертенка, который наверняка успел уже все уши прожжужать своей матери о том что его лучший друг заболел. Катание на лошади и вообще, все что только попросит Казимир...
-Все очень плохо, -заявил Янек, аккуратно поймав Ясину руку и притянув ее ближе - так чтобы она села на краешек его постели. -Я не в состоянии никуда идти и у меня просто раскалывается голова... а температуры нет потому что Жендзян принес какое-то зелье от вашей кухарки. Посиди со мной пожалуйста... мне кажется, в последнее время ты словно не желаешь меня видеть...
Лещинский старался изобразить самый грустный тон голоса на который был только способен... про себя проклиная старуху Любомирскую, что советовала Ежи выставить его из дома. Теперь придется действовать намного быстрее чем нужно и при этом ничего не испортить, ведь спешка хороша лишь при ловле блох...
-Я по-прежнему думаю только о тебе одной.., -тихо сказал Лещинский, непозволительно задержав ладонь молодой женщины в своей. Хотя... по сути они уже позабыли обо всех правилах приличия, если уж на то пошло - Яся заявилась в комнату гостя без сопровождения служанки и пока что не торопилась никуда уходить, чем было грех не воспользоваться. -И я очень рад, что ты пришла...
...надеюсь, что черти задержат твоего муженька в Кракове... он ведь так хотел ворочать большими делами в сейме? Чтоб у него не одной взятки там не взяли.., -в сердцах подумал Ян, легонько сжав ладонь Ядвиги своими пальцами. Проявлять излишнюю прыть сейчас означало бы испортить все дело, так что шляхтич решил доиграть роль больного до конца - а дальше уже по ситуации?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-10 02:19:36)

+1

18

[NIC]Jadwiga Lubomirska[/NIC]
[STA]княгиня[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25cKT.png[/AVA]
Княгиня вошла в покои княжича уже будучи убежденной в том, что гость в ее доме не может быть болен. В прочем, на руку этому убеждению сыграла (если можно так сказать) закрепившаяся в ее глазах за Яном репутация – этакого хитрого молодого человека, которого ничто не остановит на пути к его цели. И, насколько она могла судить, его целью было не что-нибудь, а она сама. Однако, разве нет шанса ошибиться? У людей есть такая небольшая, но существенная возможность – удивлять. И, посмотрев снова на лежащего в постели Лещинского, женщина начала колебаться в своих убеждениях. Но, не прошло и мгновения, как Ян поймал ее за руку, после чего потянул ее к себе, тем самым обязав княгиню присесть рядом с собой.
Она могла попытаться отказать в этой молчаливой и такой настойчивой просьбе молодого человека, но не стала. Уступила, даже не предположив, что это была одна из первых ее уступок ему – дерзкому и настойчивому, но вместе с тем очаровательному уже только потому, что он такой, какой есть – непосредственный и опасный. Да, он был опасен для нее, для ее репутации и доброго имени. Ведь, если она задержится в покоях княжича кто-нибудь вспомнит о ней и начнет искать, как это уже случилось однажды на конюшне, не менее месяца тому назад. И воспоминание о том прошлом, которое она так тщательно хоронила на дне собственной памяти, будоражило ее сознание сейчас, нахлынувшей на нее нежностью. В прочем, может быть это и не была вовсе нежность? Тем не менее, она удивленно приподняла брови, слушая басню Лещинского.
- Этот отвар вообще помогает? – спросила женщина, не изменяя выражения своего лица. - Мне казалось, что он кроме противного послевкусия ни на что не годен, - произнесла она, практически в унисон со словами Яна, который решил сразу попросить ее о внимании. И, едва только стоило княжичу озвучить эту свою, казалось бы, простую просьбу, княгиня вздохнула. Ей ли было не понять то, что улавливалось буквально между строк? Во взгляде синих глаз мужчины, которыми он смотрел на нее. А ведь глаза не врут. Они не спроста всегда считались зеркалами души, по которым легко можно узнать – врет человек, аль нет.
- Ты так и не бросил этой своей затеи? – задала вопрос Язя, пока чувственные изгибы губ княжича продолжали шептать свое, а она вместо глаз сосредоточилась подобно кошке на своей приманке.
Она прикрыла глаза, повернув голову в сторону, когда память, вместо того, чтобы дать ей шанс замять все дело, подсовывает снова и снова то, от чего следовало давно уже избавиться.
- Зачем ты искушаешь меня? Зачем играешь с судьбой? – спросила княгиня, вновь посмотрев на лежащего в постели мужчину. – Твоем отцу нужно было не в университет тебя посылать, а женить на той, кто подарит тебе сыновей, - с едва ощутимыми нотками иронии, отметила Ядвига. – Но, скажи мне на милость… - она прищурила свои карие глазки, подобно кошке ночью, что поджидает свою жертву где-то из-за угла, да вот только, не известно, кто был нынче хищником, а кто добычей. – Ты оставишь меня в покое, если получишь то, чего так хочешь? – спросила, даже не подумав о том, что это должно было бы значить. А хотя, разве эти слова нуждались в каком-то дополнительном украшении или мельчайшем дополнении? Возможно, но заглянув в широко распахнутые озера глаз Яна, княгиня не могла решиться более сказать, ни слова, что в итоге сыграет еще против нее.

+1

19

[NIC]Jan Leszczyński[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i620/1512/85/a91523d34aa6.jpg[/AVA]
[STA]бессовестный гуляка[/STA]
Играя роль несчастного больного, Ян внимательно наблюдал за молодой княгиней... хотелось поймать тот самый момент, когда она будет сомневаться в собственных словах. Молодой человек был уверен, что ей хочется послать все к черту и буквально бросится в омут наслаждения, позабыв обо всем на свете - вот только гордость не позволяет сделать подобного. Однако... именно эта черта Ядвиги отличала ее от всех женщин, с которыми был знаком Лещинский и делала желанный приз в финале всех собственных стараний еще более сладким...
Он картинно вздохнул, откинув мягкое пуховое одеяло и усевшись рядом с Ясей. Пока что - даже не делая попыток придвинутся ближе или вновь коснутся ее. Месяц назад, во время небольшого пикантного приключения в конюшне, между ними ненадолго возникла связь... они не просто взаимно желали друга друга, но еще до того как что-то могло произойти существовали словно бы на одной волне. Янеку казалось, что возможная в тот момент близость могла быть по-настоящему необыкновенной... и если бы не дура Марта, сейчас между ним и Ядвигой мог идти совершенно иной разговор.
Но.. не сложилось?
-Послушай меня... я вовсе не хочу женится на той, которую выберут мои родители.., -тихо сказал Лещинский. -Они поженились сами, не спрашивая разрешения и любят друг друга и по сей день. Отец всегда говорил, что своих детей неволить не станет и примет любой их выбор спутников жизни... так вот - можешь считать что я рехнулся из-за тебя, но мне нужна только ты одна. И мне плевать, что ты замужем, слышишь??
Шляхтич сдерживался сколько мог, но после своей финальной фразы, порывисто обнял Ядвигу, уже не слушая ее. Жадно коснулся губами нежной щеки, крепко притянув к себе и не позволив отстранится - впрочем, эффект неожиданности сыграл на руку Янеку и княгиня судя по всему поначалу немного растерялась?
-Не такой муж тебе нужен... не тот, что захочет чтобы ты смирно сидела дома и растила его детей! -совершенно наглым образом продолжил Янек не прекращая совершенно безумных жарких поцелуев. -Ты не хочешь такой жизни и должна быть для своего мужчины самой желанной... и чтобы он позволял тебе жить полной жизнью. Я знаю, что тебя только любовь к сыну и долг в этом доме держат... позволь сделать тебя счастливой?
Совершенно забывшись, мнимый больной мягко уложил Ядвигу на свою постель и устроившись рядом, продолжил свою сладкую пытку, успев ловко развязать шнуровку на ее платье. Он усмехнулся, когда она предложила ему желаемое...  но так, словно решила сделать одолжение и будто бросила кость надоедливому псу.
-Ты знаешь, что я не могу этого сделать... не могу и не хочу, -тихо шепнул молодой человек в губы Ясе, забравшись одной рукой под великое множество пышных юбок и проведя ладонью по ее бедру. -Ты гордая, а я упрямый и хочу только с тобой быть - другие мне даром не нужны. А еще, я знаю что ты тоже желаешь меня...
Он скользнул ладонью уже по внутренней стороне бедра, затем легонько прикоснувшись к самому сокровенному и тайному, наблюдая за реакцией Ядвиги. Ему чертовски хотелось увидеть в ее глазах то же безумное желание, что было во время "свидания" на конюшне... и отступить сейчас с каждой безвозвратно убегавшей в никуда минутой было уже поздно?
-Решай мою судьбу... но знай, что я от тебя не откажусь ни за что на свете, -закончил свою тираду Лещинский очередным жадным поцелуем.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-11 00:10:13)

+1

20

[NIC]Jadwiga Lubomirska[/NIC]
[STA]княгиня[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25cKT.png[/AVA]
Оставаться наедине с Яном – все равно, что оставаться на краю пропасти и не знать, когда привычный мир рухнет под ногами, а эта самая пропасть раскроет свои объятия, принимая твое тело. Уж в этом княгиня убедилась, когда руки княжича коснулись ее спины, привлекая к нему, а губы коснулись в далеко не скромном поцелуе щеки, прежде чем нашли ее губы. Конечно, в подобном положении было весьма непросто сохранять ту самую беспристрастность, с которой Ядвига вошла в комнату молодого человека. В прочем, беспристрастной ей доводилось оставаться каждый раз, когда Ян находился где-то рядом, а один только взгляд его синих глаз напоминал о том их разговоре на конюшне, когда она дала слабину и позволила себе на мгновение забыться под напором его обаяния, страсти и каждого нового прикосновения, которое дарили ей его руки и губы.
Янек прекрасно знал о своих сильных сторонах, к которым относилась в первую очередь его внешняя красота, являясь, пожалуй, его визитной карточкой, а также харизма, что была уже проявлением его духа, внутреннего мира, погрузиться в который наверняка было интересно не одной молодой панне. И Ядвига не была исключением из правил, ведь являлась всего лишь женщиной. Может быть, она была более гордой других… Может быть, она обладала большим количеством предрассудков и принципов, однако ее также привлекал свет внешнего облика Лещинского вместе с его сердцем, доселе закрытого и не доступного охочим к пустым развлечениям. К тому же, Ядвига очень много времени провела, не испытывая самых обычных, даже банальных плотских утех, ведь прикосновения мужа были не приятны, а опускаться до адюльтера ранее не видела для себя возможным или даже достойным особы столь высокого происхождения. Да и Язя так давно не чувствовала себя настолько желанной, что не стала сопротивляться молодому человеку, когда он мягко уложил ее на постель… Именно тогда, княгиня ощутила определенную легкость. Развязанная шнуровка корсажа ее платья более не препятствовала и не мешала сделать глубокий вздох, которым женщина выдала себя и свои ответные желания. И если Ян до сих пор этого не понял, так теперь ей более не оставалось места, чтобы спрятаться, о чем княжич и сказал ей, после того, как отказался от ее предложения, которое дало бы им возможность удовлетвориться разовой близостью…
- Ты желаешь меня просто потому, что я не доступна, - упрямо взялась утверждать Ядвига, зная, что где-то там и есть истина. Правда, княгиня ничего не могла поделать со своей грешной плотью, что желала больших ласк и прикосновений, которых мог дать ей Ян. И, словно бы, читая мысли и желания ее тела, мужчина скользнул ладонью под множеством пышных юбок, позволив ладони опуститься на ее бедро, прежде чем пробраться к самому откровенному месту. И уж на это женщина ответила более многозначительнее своего тела – прерывисто глотнула воздух, ожидая более существенных движений и ласк, которых не могла не желать. Однако Янек был весьма хитрым молодым человеком, не желавшим брать все силой, но поставив княгиню перед не простым выбором, где с одной стороны стояли их совместные желания, а с другой … ее гордость и достоинство. К счастью, или к сожалению, уж время-то покажет, первое взяло верх под влиянием очередного жадного поцелуя, на который Ядвига не просто стала смелее отвечать. Вскоре, женщина подтолкнула княжича так, чтобы сама могла остаться сверху.
- Когда-нибудь этот выбор нас погубит, - только и прошептала княгиня в перерыве между поцелуями, пока ее тонкие пальчики справлялись с брюками княжича, а мысленно женщина молилась богу, дабы никто на сей раз не помешал их безумию.
Будет ли она сожалеть потом о том, что выбрала или сделала сейчас?
Примет ли она последствия или же будет сожалеть обо всем, кто знает?
Что же, сейчас княгиня не думала ни о чем подобном, позабыв о разуме и последствиям, что рано или поздно луной пройдутся по всему королевству, если не по ее судьбе. Ядвига устроилась сверху, даже не позаботившись о том, чтобы стянуть с себя полностью платье, верхняя часть которого сползла с одной половины, обнажив грудь, а верхняя… уже давно не заботила ее, ведь была старательно приподнята еще Яном. Сладкий миг наслаждения друг другом длился какое-то время, но после финала, Язя бессильно опустилась на подушки, рядом с Лещинским, прикрыв свои карие глаза. Говорить о том, как хорошо ей было только что, пожалуй, было лишним? Удовольствие, пожалуй, читалось по лицу, пусть губы не расплывались в улыбке.
- Ты ведь знаешь, что долго так продолжаться не может, - тихо произнесла Язя, приоткрыв глаза, чтобы заглянуть в два синих омута напротив нее. – У нас нет будущего… - очень легко эти слова далось озвучить женщине, пусть даже в них и крылся какая-то доля обреченности и даже … трагизм? Трагизм того, что счастье будет лишь порывом мгновения, которого не придется ждать для всей жизни, в которой так или иначе будет присутствовать один крайне не любимый, если не ненавистный мужчина, от которого будет не уйти и не уехать.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dobrymi chęciami piekło jest wybrukowane...