Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dobrymi chęciami piekło jest wybrukowane...


Dobrymi chęciami piekło jest wybrukowane...

Сообщений 41 страница 51 из 51

41

[NIC]Jan Leszczyński[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i620/1512/85/a91523d34aa6.jpg[/AVA]
[STA]бессовестный гуляка[/STA]
-Что я делаю? Забираю свое.., -Ян нисколько не растерялся, когда Ядвига попыталась его оттолкнуть, шипя словно рассерженная кошка. Напротив, он совершенно спокойно повернул ключ в замочной скважине и затем бросил его через плечо. -Когда я получил твое письмо, то понял, что больше так не могу. Мне хотелось убить твоего старого хрыча и покончить разом с нашими мучениями! Но меня остановил Войтек... интересно, сколько раз ему уже приходилось меня спасать? Я мчался в Краков чтобы увидеть тебя... и каково же было мое удивление, когда я узнал, что князь преставился. Я не уйду пока мы не решим все между нами, слышишь, Язя? Ты - моя и никто тебя больше не отнимет у меня...
Ядвига была права... гори все синим пламенем! Не верилось, что долгая и мучительная разлука наконец-то закончилась - пусть даже и таким печальным способом. Однако, по счастью и из-за своевременного вмешательства Качмарека, Ян не обагрил свои руки кровью и теперь пытался мысленно убедить себя, что та нежная идиллия которой он и Язя наслаждались летом... вполне реальна?
-Я люблю тебя... помнишь как нам хотелось все время быть вместе? Так вот... подумай прежде о том, что я смогу привезти тебе Басю и мы будем растить ее вместе.., -пылко шепнул Лещинский, продолжив жадно целовать свою пассию. -Она часто спрашивает о тебе... когда ты выйдешь за меня, нам больше не придется прятаться...
Говоря, Янек не тратя времени даром, ловко забрался под многочисленные нижние юбки траурного платья княгини, освободив ее от нижнего белья. Раздеваться полностью не было возможности, времени и желания - Ядвигу вот-вот должны были хватится. Не тратя даром времени, Лещинский скинул свой кафтан и заодно ремень с сабельной перевязью и затем приступил к взаимно приятному дурному делу. Не обращая уже внимания на горничных, что окликали свою госпожу в коридоре, Ядвига покорилась пылкому любовнику, держась за его плечи и совершенно непозволительно забывшись в его объятиях.
-Когда ты станешь моей женой, я найду нам новый дом... но в этом мы жить не будем, -тихо сказал Ян, наблюдая за тем как Язя приводила себя в порядок. -Куплю подходящее имение за городом - детям там точно понравится. Скоро ведь их будет уже не двое, а трое...
Он обнял Ядвигу со спины, коснувшись губами ее шеи. Она понятное дело была на него сердита, но все же не отстранилась от его рук.
-Это ведь мой ребенок? Скажи мне, прошу тебя.., -Янек повернул Язю к себе лицом и взял ее лицо в ладони. -Если он принуждал тебя жить с ним, то соври... ты же знаешь как я люблю тебя... все сделаю, лишь бы ты со мной была.
Понятное дело, вопрос непутевого возлюбленного не понравился Ядвиге - но она не успела ответить Яну потому как служанки не перестали ее искать, ведь хозяйке дома пора было появится в гостиной. Лещинскому пришлось отпустить свою пассию и потихоньку спустится на первый этаж следом за ней, а затем пойти искать Войтека.
-Наконец-то явился-не запылился, -буркнул Качмарек, увидев лучшего друга. -Поздоровался? Принес соболезнования? Значит пора и домой возвращаться - тебя Баська уже заждалась!
-А кто это, Баська? -поинтересовался Казимир, после того как Янек выпил добрую чарку подогретого вина. -Значит ты снова уедешь...
-Мирек... мне бы надо тебе многое рассказать и объяснить, -вздохнул Лещинский, обняв мальчишку. -Но сначала обдумаю все как следует и потом уже решусь на этот разговор. И я пока что не уеду никуда... ты передашь маме мою записку?
Мальчик охотно кивнул, тогда как Войтек укоризненно покачал головой - Ян конечно молодец, назначает свидание через ребенка... а если кто-нибудь у него отберет это самую записку? Но хитрец Лещинский написал ее так, чтобы кроме Язи никто ничего не понял, а Казимир надежно убрал сложенный клочок бумаги...

Записка

Сегодня вечером

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-16 21:39:22)

+1

42

[NIC]Jadwiga Lubomirska[/NIC]
[STA]княгиня[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25cKT.png[/AVA]
Поверьте, люди не меняются. Меняется лишь внешний облик – кто-то становится прекраснее, кто-то более мужественным, а кто-то стареет. Но, если кто-нибудь попытается убедить вас в противном, знайте – ни время, ни обстоятельства, ни прочие факторы не меняют самого человека изнутри. Будь он упрямым – его упрямство никуда не испаряется, да и не желает дать дорогу хитрости. Будь он дерзким – она и дальше будет щипать глаза окружающих, побуждая их снисходительно и даже с завидной долей сочувствия покачивать головой, списывая эту дерзость на возраст или отсутствие опыта. Однако, у Яна Лещинского разве было мало горького опыта? Такой же упрямый и дерзкий княжич, каковым был пять лет назад, когда они с Ядвигой впервые встретились в парадной комнате дома Любомирских. Нет, увы и ах, но время совершенно ничему не научило Яна. Там, где следовало быть рассудительным и осторожным, он и далее парит горячку; там, где лучше было бы выждать, потерпеть и переждать – он рискует и идет по краю. Но, разве не таким его полюбила княгиня? Женщина лишь покачала головой, когда Лещинский поведал ей историю, что привела его в Краков. Тем не менее, про себя Язя отметила, как быстро скакал ее возлюбленный и гонец, через которого она и передала свою просьбу вместе с новостью, которой обычно принято радоваться. В прочем, женщина и не расстраивалась, даже напротив – была приятно удивлена, хоть и напугана, стоило ей узнать и открыть свою новость Ежи. Теперь ей оставалось лишь только думать – была ли доля ее вины в кончине мужа или нет. Все-таки, если бы она тогда не наговорила всего того, что накипело…
В прочем, думать и сожалеть времени не оставалось. Ведь княгиня могла думать лишь о том, как бы не попасться на горячем прислуге или же почтенным гостям, что могли бы заглянуть в ту комнату, где пряталось двое любовников. В точности, как и сам княжич не давал ей возможности разумно оценить ситуацию – его слова были смелыми, а прикосновения куда более дерзкими; его губы ласкали и дразнили, не давая возможности оставить подобные прикосновения без ответа. Да и разве могла она не ответить ему тем же? Соскучилась по своему любовнику и не представляла, откуда у нее было столько выдержки, дабы провести на расстоянии столько времени, которое так медленно тянулось от рождения на свет Барбары и до этого лета. После их недельного отпуска от привычной жизни, вернуться к оной было ведь не так просто. Дни тянулись в бессмысленной цепочке один за одним и лишь Казимир мог заставить отвлечься от тоски свою мать.
Лещинский довольно-таки быстро и ловко справился с ее нижними юбками и вошел в нее, дав начало по истине сладкому безумию, во время которого было совершенно не важно, что лишь одна стена и дверь ограждает двух пылких любовников от какого-то нежелательного свидетеля. Княгиня лишь жадно глотала воздух, сдерживая стон удовольствия, прежде чем все-таки уронить его в губы Яна.
- Я тоже люблю тебя, - прерывисто дыша, тихо прошептала Ядвига, нежно проведя под занавес их близости кончиками пальцев по скуле своего любимого мужчины. Тем временем, служанка, разыскивавшая княгиню, ушла, стало быть женщина должна была привести себя в порядок как можно быстрее, дабы незаметно появиться среди собравшихся соболезновать ей гостей.
- Прежде чем думать о своем доме, нужно подумать, что делать сейчас, Ян, - в Ядвиге сейчас же взыграла расчетливая натура Вишневецких. – Я не хочу, чтобы у меня отняли Казимира. К тому же, я снова беременна и скандал мне ни к чему, если я действительно хочу сохранить опеку над Казимиром – в противном случае Любомирские у меня отнимут сына, что в столь юном возрасте принял на себя титул своего отца, который наследовал дяде, - продолжила женщина, подойдя к зеркалу, в котором стала поправлять свою прическу. И может быть, выглядело на то, что она отказывает, одна лишь мысль о подобном грела сердце и душу. Однако мысль о том, что счастье в пределах запрещенного Язя не собиралась делать опрометчивых шагов, из-за которых могла хоть что-нибудь потерять.
Но, мужчине, видимо, оказалось мало проведенных мгновений в безумной близости? Он решил еще пощекотать поцелуями шею своей любовницы, прежде чем спросить нечто такое, от чего Ядвиге было в пору удивляться.
Она могла сказать, что предупреждала Яна.
Могла сказать, что никаких клятв или обещаний ему не давала, как и от него не требовала, да и не ждала.
Могла она возмутиться, но могла также и обидеться.
Однако, вместо каких-либо слов женщина не могла выронить и слово, так велико было ее удивление, которое прогнала вновь вернувшаяся на поиски княгини служанка.
Она так ничего и не ответила мужчине, но лишь помрачнела на лице и даже румянец, оставленный недавней близостью, не мог украсить ее печаль. Ведь она … даже не допускала близости между ней и мужем. Так неужели Ян мог подумать о ней, будто она может переступить через себя? По принуждению? Нет, не далась бы. В прочем, у князя за столько времени, к счастью, нашлось достойное развлечение, на встречу которому он и решил умчаться перед последней своей дорогой.
В том, что княгиня убита горем никто не усомнился. Особенно, когда Ядвига спустилась вниз к гостям, едва не роняя слезы. Она все никак не могла выбросить из головы слова мужчины, а когда Казимир протянул ей какую-то записку – едва не упала в обморок. Еще не хватало, чтобы кто-то догадался об их пока еще успешной конспирации или интимной связи!
- Ян, ты рискуешь сейчас не только моей репутацией, но и репутацией всех моих детей – Казимира, Барси и еще не родившегося ребенка, - заявила княгиня, когда Лещинский оказался в пределах ее спальни. – Я прошу тебя – не приходи пока в мой дом, не уделяй мне внимания на улице. Мне нужно отбыть год траура по мужу, а тогда я с радостью выйду за тебя замуж, если ты еще захочешь взять меня в жены, - высказала женщина, решив действовать по гибкой схеме. Она и просила, и обещала взамен не мало. – Подумай о детях, Ян. Из-за ребенка я просила тебя не писать мне, из-за нашего сына или дочки… И, если ты сомневаешься, что он твой – подожди, пока родится, а тогда посчитай. У тебя ведь с элементарной арифметикой все в порядке?

+1

43

[NIC]Jan Leszczyński[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i620/1512/85/a91523d34aa6.jpg[/AVA]
[STA]бессовестный гуляка[/STA]
Дождь вновь зарядил, когда Ян вместе с Качмареком вернулись на постоялый двор... и каждый думал о своем, сохраняя угрюмое молчание. Войтек пытался придумать как уговорить непутевого друга вернутся в Лешно, пока он не наделал глупостей, окрыленный известием о смерти Любомирского, ну а Янек желал как можно скорее вновь увидеть Ядвигу. Теперь она наконец свободна... но вместо того чтобы порадоваться и наконец начать строить совместные планы, просчитывает какие-то стратегии - хотя должна бы потребовать срочно привезти ей Баську. Однако и тут тоже предпочтение было отдано Казимиру? Счастье этого мальчишки, что Ян в свое время успел привязаться к нему, иначе сейчас бы попросту возненавидел...
-Послушай... если мы сейчас вернемся домой, то твой отец ни о чем не узнает - я просил Стасю ему сказать что мы поехали проветрится, -мягко, словно обращаясь к больному человеку, произнес Войтек, после того как оба шляхтича приехали на постоялый двор. -Ты все равно сейчас не сможешь женится на Ядвиге... это совершеннейшее безумие, понимаешь? Еще хуже, чем если бы она ушла к тебе от законного мужа - ей придется обождать положенное время траура, прежде чем искать себе нового супруга. Не пори горячку, Ян... прошу тебя, поедем домой? Баська наверное уже плачет, что тебя так долго нет...
-Я обещал приехать вечером и поговорить с ней... и сдержу слово. А потом мы вернемся домой, -тихо ответил Лещинский. -Ты знаешь, что я тебе многим обязан, Войтек... ты и Стаська всегда обо мне заботились, хотя я этого недостоин.
Качмарек попытался было вставить слово, но Ян остановил его жестом руки.
-Ты знаешь, что я прав... я неблагодарный, непутевый и так далее... и знаю, то отец во мне разочаровался в тот самый момент когда получил письмо Любомирского. Я больше не буду создавать проблем родителям, но сегодня я должен поговорить с Язей, прежде чем уеду. Всю эту кашу я заварил... потому что я ее преследовал и добился того что она мне уступила. Думал что мы просто развлечемся на славу, но вот тут-то меня бог и наказал тем что кроме нее больше никого и никогда любить не буду. Не сердись на меня...
После того как Янек уселся на своего гнедого и поскакал к дому Любомирских, Войтек тяжко вздохнул. Как-то сами собой вспомнились прежние беззаботные деньки в Лешно, еще до того как Качмарек стал мужем Стаси... а ее старший брат был совсем другим. Болтал о своих визитах к красивым паннам и не мог определится, которую выбрать - можно было ли подумать тогда, что пройдет совсем немного времени и всегда веселый и неунывающий старина Ян настолько изменится?
В любом случае, Войтеку оставалось лишь надеяться, что Ян сделает именно так как сказал и не наделает больше глупостей чем уже было сделано...
Ну а что же Янек? Он приехал к хорошо знакомому дому и благодаря Марте беспрепятственно попал внутрь - слуги уже разошлись по своим комнатам, а Казимир уснул, так и не дождавшись своего самого лучшего друга. Шляхтич без труда нашел спальню своей возлюбленной и прикрыв за собой дверь стянул насквозь промокшую шапку... не сделав попытки подойти ближе к Ядвиге.
-Я приехал попрощаться, Язя.., -сказал Лещинский, после того как выслушал княгиню. -Сначала хотел написать тебе письмо, но подумал, что лучше так - вдруг оно бы попало не в те руки? Прости что записку отдал твоему сыну... но он всегда ко мне хорошо относился и ни за что бы не отдал ее кому-то кроме тебя. В общем... я сделаю все как ты скажешь и не стану приезжать и писать. Но знаешь... ты сейчас должна была потребовать, чтобы я привез тебе Баську - как угодно, со скандалом и невзирая на последствия, а потом всеми правдами и неправдами оставить ее у себя. Однако, вместо этого ты ставишь мне какие-то условия?
Ян невесело усмехнулся.
-Мне жаль, что я тебе приносил только одни проблемы... и счастливой не сделал, как обещал. Я уезжаю, но ты знаешь где меня найти. Пойду, пока кто-нибудь любопытный не заметил мою лошадь в твоем дворе...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-17 00:26:09)

+1

44

[NIC]Jadwiga Lubomirska[/NIC]
[STA]княгиня[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25cKT.png[/AVA]
Ядвига могла ожидать чего угодно, но только не того, что последовало сразу же за ее словами – Ян определенно изменился за тот период времени, который они провели отдельно, а княгиня с высоты своего полета и не заметила. Видела в нем только дерзкого и безумно влюбленного в нее молодого человека, которого было легко полюбить, но и на которого было так не просто влиять, если вообще невозможно. В прочем, она и не пыталась прежде – быть может потому она была удивлена тому, что услышала из уст своего любимого безумца. Едва ли не впервые в жизни с ней согласились, а ее предложение не было отброшено, только победа была на сей раз с привкусом горечи какой-то …
Княгиня нахмурилась, выпрямив спину, пока слушала Яна. И чем дальше вел княжич, тем больше нарастала обида внутри нее – ведь она говорила правильные речи! Она уже все продумала буквально до мелочей! И ведь … разве не для того, чтобы провести с ней время, пришел ее любовник сейчас?! Нет, он говорит о прощании.
- Значит, на этом все? – ошарашенно произнесла Ядвига, подойдя ближе к княжичу, чтобы схватить его за локоть. – Значит, теперь ты просто уйдешь? Оставишь меня одну, даже не поцеловав и не обняв меня? – продолжила она задавать свои вопросы, на которые даже не знала, хочет ли знать ответ.
– Я надеялась, что все выйдет иначе, Ян, - честно призналась княгиня, заглянув в синие глаза упрямца Лещинского. В прочем, разве так обычно и не бывает? Мы просчитываем ходы, свою стратегию игры и играем, но в итоге все равно все происходит так, как мы этого не ждали. – Я надеялась, что ты меня поймешь, ведь я стараюсь не для себя, а для детей, которых у меня трое и ни об одном из них я не забыла, - ее ладонь накрыла живот, а мысленно женщина лишь пожалела о том, что этот жест не несет столько драматизма, если бы живот был более округлый. Шел всего лишь третий месяц, даже не четвертый, когда можно было заприметить что-либо. – Но, вместо этого ты просто обвиняешь меня – нет, ты не винишь меня, глядя прямиком в глаза, а винишь … в сердцах, - Ядвига отпустила руку мужчины, отступив к зеркалу, напротив которого находилось мягкое кресло. В него же мягко приземлилась кареглазая женщина, чье самолюбие нынче не единожды страдало – именно такой взгляд она и подарила Лещинскому напоследок. – Ты думаешь мне легко не видеться с дочерью? Думаешь мне легко дался этот выбор? Ты не сидел при умирающем князе и не боялся того, чтобы он заговорил внезапно или пришел в себя – слишком много вреда он мог натворить нашим детям. Ты не держал рук на его шее, когда его тело покидала душа, и не пережил страха возможного разоблачения. Его принесли в дом совсем обессилевшего, найдя неподалеку от дома его любовницы, что родила ему бастарда тем же летом, что и Казимир, - слегка прищурив глазки, произнесла княгиня. Она не изменилась в лице, но продолжила в том же духе, что и прежде, словно бы говорила о погоде или новом украшении, а не об убийстве собственного мужа. В прочем, быть может, она даже сделала ему услугу? Тем, что избавила его от мучений и предсмертной агонии. Увы, этого княгине было не узнать. Не теперь и не сейчас… быть может и никогда вовсе, что несомненно было бы лучшим. - Но ты должен знать, что я это сделала ради нас… - тем не менее, женщина продолжила все в том же духе. – Я сделала это ради наших детей и теперь я лучше пережду год, чем отправлюсь на эшафот и лучше пережду год, прежде чем увижусь с дочерью, но зато буду знать, что ее увижу. И ты не смеешь меня сейчас судить за все, что я сказала, Ян. Я ведь говорила, что так или иначе, а наш ребенок будет воспитываться как ребенок Любомирского? Он бы не признал его, а расстаться еще и с ним было сверх моих возможностей. Снова пройти через это под угрозой лишиться даже доброго имени, от которого лишилась лишь внешняя оболочка – нет, я на это не была согласна на этот раз.

+1

45

[NIC]Jan Leszczyński[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i620/1512/85/a91523d34aa6.jpg[/AVA]
[STA]бессовестный гуляка[/STA]
Придя к Ядвиге в дом, Ян был твердо убежден, что сделает все именно так как и обещал Войтеку... всего лишь попрощается, чтобы не доверять важных слов бумаге, которую так легко могли перехватить посторонние руки...
Но вот теперь, высказав возлюбленной все свои упреки, он слушал ее и ощущал как решимость развернутся и уйти тает с каждым ее словом. Так вот оно значит как все случилось? Оказывается, покойный князь ездил на ту охоту, что пуще неволи - к женщине которую предпочел своей законной жене. По всей видимости, он перевез свою любовницу из Варшавы так как перевозят любимые вещи, когда собираются в новый дом? Хотя неважно... ведь одному богу было известно, чего стоило Ядвиге решится на подобное, ради того чтобы прекратить уже затянувшуюся цепь мучений что выпали на ее долю. Ян не мог не признать про себя, что ему на такое пороху не хватило, как бы не печально было признавать это.
-Я не говорил, что сужу тебя... и не скажу никогда о таком. Может мои слова показались тебе обидными... но мне просто очень хотелось услышать от тебя не гениальные стратегические планы на будущее, а нечто иное. Что ты хочешь быть со мной как и прежде и желаешь чтобы я остался с тобой.., -тихо произнес Янек. -Сегодня я говорил с Войтеком... он мне все равно что брат родной и всегда говорит правду в лицо. Так вот... быть может слишком поздно, но я понял сколько принес всем вокруг горя. Родителям, тебе, Баське и нашему будущему дитю, которому твои свекр и свекровушка не позволят называть меня отцом. И не говори, что предупреждала меня, я не забыл твоих слов. Мне думалось что я смогу переиграть нашу судьбу и сделать так чтобы ты была счастлива. Но вместо этого все вышло иначе...
Горько вздохнув, Лещинский уселся на постель, на пару мгновений закрыв лицо ладонями. Почему-то на постоялом дворе, ему думалось что он очень легко и просто попрощается с Язей и поедет домой, как ни в чем ни бывало. Но когда она подошла ближе и коснулась ладонью его головы, легонько поерошив влажные волосы, шляхтич без лишних слов притянул ее ближе и позабыл обо всем на свете - точно так же как еще совсем недавно в гостевой комнате. Заставить себя уйти Ян сумел лишь глухой ночью, когда его любимая сладко уснула и не почувствовала как он осторожно выбрался из постели.
Однако, прежде чем вернутся на постоялый двор к своей верной няньке - или скорее ангелу-хранителю, что будет вернее - Янек присел возле стола Ядвиги и взяв лист бумаги наскоро написал ей записку, по привычке ляпнув парочку клякс, возле своей подписи.

Язя, прости меня... но я должен уехать, чтобы не наломать дров и еще больше не усугубить ситуацию. К тому же, родители могут заподозрить, что Стаська солгала им насчет того куда мы с Войтеком рванули на ночь глядя. Я возвращаюсь домой, к нашей дочке и буду ждать благоприятного момента, чтобы вернутся к тебе и уже больше не расставаться. Знаю, что ты не будешь теперь мне писать... так что прошу лишь поберечь себя и простить мне все те слова, что вырвались по глупости. Не одну сотню раз я мечтал как ты будешь моей женой и станешь принадлежать только мне одному - и если уж так долго смог ждать этого, подожду еще.
Я надеюсь, что ты не обиделась на меня за все что произошло сегодня? Помни что я люблю тебя всем сердцем и этого никому не изменить... мы с Баськой будем считать минуты до нашей новой встречи.

Преданный и верный тебе,
Я.Л.

P.S. Передай Казимиру пожалуйста мой подарок и извинись за то что я не смог приехать повидать его.

Прежде чем уйти, Лещинский отстегнул со своего ремня саблю дамасской стали в ножнах искусной работы и положил ее на столик возле постели Ядвиги, придавив ее тяжестью заодно сложенный листок бумаги. Далее шляхичу удалось покинуть дом Любомирских незамеченным и выехать со двора до того как проснулись бы слуги, которые как известо всегда отличаются завидным любопытством. Добравшись без приключений до постоялого двора и получив законный упрек от Качмарека, Ян двинул к дому, надеясь на то что отец поверил Станиславе и не станет расспрашивать, где именно двое друзей решили "проветрится"...
Обернувшись на королевскую столицу, которую после целой ночи проливного дождя окутал молочно-белый туман, Лещинский пришпорил коня, даже и не подозревая как повернется его судьба в самое ближайшее время. Но в тот момент он был уверен, что увидит Язю максимум через год, а то и больше...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-18 23:29:24)

+1

46

[NIC]Jadwiga Lubomirska[/NIC]
[STA]княгиня[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25cKT.png[/AVA]
Было ли признание Ядвиги вызвано страхом, что ее внезапное решение лишить своего законного супруга жизни, когда он и так пребывал в беспамятстве после падения с лошади, как-нибудь повлияет на взаимоотношения с ее любовником, или же причиной послужил подсознательный расчет? Что же, если бы женщина сама могла бы знать ответ на этот не самый просто вопрос … Ведь не ставила перед собой цели рассказать Яну обо всем, что натворила. Нет. В ее мыслях все должно было пройти мимо княжича – он не должен был узнать, что его возлюбленная способна отнять у беззащитного и безоружного человека жизнь. Можно ведь долго и бесполезно спорить относительно того, как была невыносима жизни, и какие горизонты перед ней открывает теперь эта самая жизнь. Но, риск потерять все, оказавшись в преддверии желанного приза был непомерно высок, стоит кому-либо заподозрить ее в любом преступлении. А таких людей было слишком много вокруг гордой кареглазой княгини.
Женщина отрицательно покачала головой, прежде чем решительно подняться из своего кресла, в котором надеялась найти хоть какую-то поддержку. Расстояние между ним и кроватью, на край которой присел молодой мужчина, было не велико, так что женщина быстро его сократила до предельного минимума. Так что, уже в скором времени ее пальцы игриво взъерошили его кудри, прежде чем Ян поднял на нее взгляд своих ясных глаз.
- Замолчи и не говори ничего, Ян, - тихо прошептала княгиня, заглядывая в любимые глаза. – Может быть, ты и принес кому-то несчастья, но не мне. Вся моя жизнь до встречи с тобой была одним сплошным несчастьем, в котором не было и дня безоблачного. Но, так уж в мире повелось, что любящий ранит вдвойне просто потому, что любит… - добавила она тише, прежде чем устроиться на коленях у своего пока еще любовника, позволив их обоюдному желанию снова взять гору. Правда, на этот раз они могли себе позволить избавиться от одежды и до изнеможения наслаждаться приятной близостью, после чего Ядвига уснула сладким сном, даже не услышав того, как ее возлюбленный поднялся из постели, устроился за ее столом и наскреб письмо. Более того, она не слышала, как тихо скрипнул пол под его ногой и не расслышала гулкого стука сабельки к деревянной поверхности столика возле княгини. Утром князь Казимир Любомирский, конечно же, принял этот подарок, удивившись ему, хоть про себя женщина успешно порицала любовника – знал ведь, как она относится к опасным игрушкам! А ведь в том, что сабелька, пусть и явно дорогая, не будет чем-то большим, нежели игрушка в пока еще столь юных руках, Язя не сомневалась. В прочем, у Казимира был еще шанс доказать противное своей матери, тогда как время продолжило свою беспрерывную ходу.
Женщина едва воздержалась от желания написать письмо Яну в Лешно, после полторы месяцев молчания, что для них было уже подобным вечности. Раньше едва ли не каждый день она писала или дописывала письма, начатые днем ранее, которые вместе с верным гонцом отправляла в далекое княжество Лещинских. Теперь же приходилось молчать, буквально и в переносном смысле – помалкивать о себе, своих чувствах и желаниях, как и не тянуть руки даже к перу. Кто-то заметил, что беременная княгиня помрачнела – была бледна, практически ничего не могла есть и больше времени коротала наедине. В прочем, все было более-менее сносно до тех пор, пока на пасхальной мессе в соборе молодой ксендзь не выронил оплатку во время причастия перед ней. Это дурной знак – зашептались все и Ядвига действительно испугалась подобного. Ведь сплетни и человеческая фантазия могут завести даже в правильном направлении. Тем не менее, большинство предполагало, что княгине следует беречься, дабы не потерять ребенка. Как-то раз одна почтенная пани даже подошла к Ядвиге и во время прогулки центром Кракова намекнула, что она еще слишком молода, чтобы аж так побиваться по мужу.
- Я конечно, извиняюсь за то, что скажу, но … давай, милочка, взглянем правде в лицо? Твой князь-муж был далеко не самым лучшим супругом, к тому же возраст все равно играл ему не на руку, - поведала старая графиня, на что Ядвига тактично промолчала. – Но, послушай моего совета – выбери себе мужа помоложе. Я сама была трижды замужем – знаю, что говорю, - добавила под конец женщина, расхохотавшись.
- Благодарю вас, добрая пани, - только и ответила Ядвига вдовствующей графине, прежде чем попрощаться с ней и пойти домой, где ее ждал по истине громкий сюрприз. И кто бы мог подумать, что старуха окажется настолько близко возле истины?!
Дома Ядвигу ждал князь Вишневецкий, что приобнял за плечи дочь, обнимая ее, как не делал уже довольно продолжительное время. Кажется, в последний раз подобные объятия случились, когда отец княгини объявил, что она теперь будет жить при муже в столице? В прочем, стоит призадуматься о том, насколько относительными бывают хорошие известия от ее отца…
- Что случилось, отец? – не дав времени на размышления, спросила женщина у своего отца. – Я слишком хорошо тебя знаю и просто вижу, что что-то случилось, - добавила она, опередив всевозможные слова Вишневецкого.
- Понимаешь, Язя, тут есть одно щекотливое дело, - нерешительно поведал князь дочери.
- Что-то мне уже не нравится тон твоего голоса…
- Ты должна обрадоваться – не придется тебе долго вдовствовать. Сам князь хочет женить на тебе своего сынка – он получил весьма неплохую должность в сейме, да и сам княжич является богатеньким наследником своего рода, - словно бы его и не перебивали продолжил Вишневецкий.
- Хватит с меня князей, их сыновей и наследников тем более. Казимир наследует не малую часть владений своего отца, а вторая его часть отойдет самому младшему ребенку, так что за детей я спокойна, а мужа я выберу себе сама, - гордо вскинув подбородок к верху, ответила женщина.
- Ты не можешь упустить такую партию! Лучше тебе уже будет не сыскать. Да и я уже пригласил князя Лещинского к тебе на ужин этим вечером – незачем терять время попусту, раз его не стесняет твое деликатное положение и статус вдовы, - произнес Вишневецкий, даже не заметив, как изменилась в лице его дочь. В прочем, разве он мог? Повернулась к нему спиной, но, чтобы выспросить побольше, была вынуждена повернуться к нему вновь лицом.
- Кто там сватается, ты сказал?
- Сам Лещинский – наслышан о твоей красоте, да и сыну, говорит, нужда такая жена как ты …
- Так и сказал? – удивилась женщина, явно чего-то не понимая. Думала ведь, что князь должен был бы ее ненавидеть, и уж тем более не желать в жены своему старшему сыну.
- О! он много поведал мне, всего и не пересказать…
- Ладно, я знаю князя Лещинского – как-то раз мы гостили у него зимой, когда заезжали к нему на именины, - согласилась она, усердно делая вид, будто ей все равно. На самом деле, внутри все переворачивалось, не зная, что делать. – Вечером посмотрим, что из себя представляет эта сделка.

+1

47

[NIC]MICHAŁ LESZCZYŃSCY[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151217/uu9C4NG3ON.jpg[/AVA]
Михал сразу заподозрил неладное, когда его сын и зять якобы отправились, как сказала Стася, "проверится"... князь конечно же не хотел думать что любимая дочь могла бы ему соврать - однако, у нее слишком доброе сердце и ради брата она пойдет на такой грех. Чем больше времени проходило с того момента как Ян вернулся с той прогулки, тем больше его отец убеждался в том, что произошло что-то плохое - сын был грустным, словно постоянно думал про себя какую-то свою горькую и нехорошую думу...
В конце-концов, старший Лещинский не выдержал и приказал Войтеку прийти в его кабинет для разговора с глазу на глаз... и когда любимый зятек не посмел врать ему в глаза, узнал нечто такое, от чего можно было поседеть прежде времени.
Оказывается... Ян обманывал доверие родителей и летом тайком виделся с матерью своего ребенка в Збараже - и еще именно ради нее брал с собой Басеньку. А еще пару недель назад почил князь Любомирский и теперь Ядвига была свободна, но не позволила Янеку остаться возле себя. Пытаясь осмыслить все это, Михал благодарил бога, что Качмарек был рядом с его старшим непутевым сынком и не позволил натворить еще больше глупостей... Лещинский не мог не простить Войтека, зная что он и Стася прежде всего думали о счастье Яна, когда пытались его прикрывать. Однако, теперь все стало еще хуже - пусть сын и не рвался более в Краков, но душа его и сердце по всей видимости остались там, возле его возлюбленной, потому как дни сменяли друг друга, а веселее Янек не становился.
Наконец, по прошествии двух или трех дней после разговора с Войтеком, терпению Михала пришел конец - он не мог больше видеть убитого разлукой сына. Надо было срочно действовать, пока тоска не иссушила его окончательно... но прежде чем исполнить задуманное, Лещинский как и всегда решил посоветоваться с любимой женой. Закончив все свои дела после ужина, он как и всегда сначала отправился поцеловать на сон грядущий всех своих любимых детей и внуков - как больших, так и маленьких.
-Папа, ты сердишься на нас? -тихо спросила Стася, обняв Михала, когда он пожелал спокойной ночи Хоне и Ендрику. -Мы с Войтеком не хотели тебя обманывать... умоляю, только не сердись...
-Я не сержусь на тебя и твоего мужа, родная, -улыбнулся Лещинский, нежно поцеловав обожаемую дочку. -Вы хотели как лучше... а теперь я должен развязать этот клубок, иначе потеряю сына. Эта любовь ему покоя не даст...
-Но что ты намерен делать, папа? -подняла глаза на своего отца Стася. -Ты что-то придумал для Янека?
-Придумал, но пока ничего не буду ему говорить. А теперь иди отдыхать, моя радость и ни о чем не беспокойся. Завтра ребятки тебе снова покоя не дадут.
Молодая женщина счастливо улыбнулась - как и всегда, когда говорила о своих детишках. Какой уж там покой? Анджей растет таким же активным и веселым ребенком как и Хонората, но это только в радость счастливым родителям.
-Мне покой не нужен, ты же знаешь, -Стася прижалась к груди отца, крепко его обняв. -Я счастлива и каждый благодарю бога, что мой муж и дети со мной... знаешь, я пыталась представить каково Ядвиге было отдать своего ребенка... и не смогла.
-Тебе и не нужно этого представлять, -улыбнулся Михал. -Не волнуйся, доченька, скоро все устроится...
Вернувшись в спальню, князь застал Беату с Басей на руках - малышка довольно обнимала свою бабушку, слушая очередную интересную сказку. Увидев мужа, княгиня нежно улыбнулась ему, сообщив что Басенька немножко кашляла, так что она решила ради собственного спокойствия забрать ее на ночь из детской.
-Наш доктор уже приходил и приготовил микстуру - правда долго я уговаривала Басю, чтобы она ее выпила. Кто-то у нас очень упрямый? -Беата передала девочку на руки Михалу. -Маленькая, если ты заболеешь, деда твой расстроится - ты же не хочешь чтобы он расстраивался?
-Не хочу, -хихикнула озорница Баська, обняв князя за шею. -Деда, я выпила целую ложечку... только она такая горькая! Противная...
-Ничего страшного, зато утром кашлять уже не будешь, -Михал легонько коснулся губами Баськиных мягких волос и прижав к себе младшенькую внучку, тяжко вздохнул, посмотрев на любимую жену. -Беата... я решился ехать в Краков. Сегодня окончательно уверился в том, что иного выхода у меня нет. Надо попытаться разрубить этот мертвый узел - ты знаешь, о чем я говорю - и пусть лучше Янек уедет, чем будет здесь чахнуть и со временем возненавидит все что ему было дорого.
-Не знаю, Михал... надеюсь, что мы поступаем правильно и не сделаем еще хуже чем сейчас, -ответила Беата, прижавшись щекой к плечу мужа и улыбнувшись Баське. -Ладно, давайте-ка спать? Басенька уже глазки трет, надо выспаться, чтобы всякую хворь как рукой сняло. Утро вечера всегда мудреннее...
Пару дней спустя, Лещинский приехал в Краков, где рассчитывал успеть сделать сразу несколько дел: поговорить с нужными людьми, что могли помочь Яну попасть в сейм, найти подходящую усадьбу за городом (на недалекое будущее), а так же, как бы случайно познакомится с князем Вишневецким. Михал никогда не был этаким лощеным дельцом, так что сейчас перед ним стояла непростая задача - заинтересовать Вишневецкого предложением о выгодном замужестве его дочери. Сделать это можно было, лишь пробудив непомерную жадность отца Ядвиги... водился за ним такой грешок, раз уж он отдал свою дочь замуж не думая о ее чувствах, а лишь о выгоде для своего семейства.
-Знаете, дорогой князь... мой сын собирается всерьез заняться политикой, -улыбнулся Лещинский, встретившись с паном Вишневецким на званом ужине у общих друзей. -Но он не женат... и мой долг как хорошего отца позаботится о его будущем. Скоро Ян станет депутатом сейма и ему нужна будет рядом умная и практичная женщина, которая бы помогла ему добится высокой должности при дворе - из хорошей семьи и со связями. Такая... как ваша дочь.
-Моя дочь? Помилуйте, ясновельможный князь... вы наверное не знаете, что она совсем недавно похоронила своего супруга?? -для вида удивился Вишневецкий, однако Михал был готов поклясться, что у него в глазах прямо "запрыгали" золотые цехины. -И Язя... как бы поделикатнее выразится - сейчас в положении и скоро уже должна родить. Не уверен, что ей захочется даже обсуждать возможное замужество...
-Послушайте, друг мой... вы же прекрасно понимаете, что вашей дочери незачем хоронить себя и убиваться по покойному супругу, -усмехнулся Лещинский. -Он уже в лучшем мире, а ей надо дальше жить и растить своих детей. Пани Ядвига и мой сын могут оказать друг другу хорошую услугу... он молод и сумеет добиться многого, к тому же будущее ваших внуков будет более чем обеспеченным. Плюс ко всему, ваша дочь очень красивая женщина и если у них дело сладится, то они родят еще и совместных детей.
-Знаете... мне самому уже невмоготу видеть как Язя убивается по своему покойному мужу, -ответил Вишневецкий, картинно вздохнув. -Да и предложение ваше разумно и очень заманчиво... Давайте-ка вы сегодня придете в ее дом на ужин? Мне думается, что можно попробовать уговорить ее хотя бы подумать... Выпьем венгерского за успех нашего небольшого свадебного "предприятия"?
Итак, сказано - сделано? Михал приехал в роскошный особняк Любомирских тем же вечером, стараясь мысленно придумать что же можно сказать Ядвиге. Поздоровавшись с хозяйкой дома, князь увидел что она выглядит расстроенной не меньше чем бедолага Ян. Следовало немедленно расставить все точки над "и", так что Лещинский попросил позволения поговорить с пани Любомирской наедине, на что ее отец весьма охотно дал свое согласие.
-Я до сих пор не уверен, что поступаю правильно, пани Ядвига.., -решительно начал Михал, после того как Вишневецкий тактично вышел из гостиной, где и состоялся этот разговор. -Однако... сын для меня важнее глупой гордости. Я знаю обо всем, что случилось между вами... и не вижу иного выхода. Выслушайте меня и не перебивайте.
Поднявшись из удобного кресла, князь сделал несколько шагов к камину и продолжил после минутной паузы.
-Ян несчастен в Лешно... и я знаю, что ему уже давно нет там места... но стараясь быть хорошим и послушным сыном и делая все что ему велят, он лишь пуще рвет душу мне и своей матери. Мы все обдумали с Беатой и решили попытаться помочь вам быть наконец вместе - сразу скажу, что нас с женой эта мысль в восторг не приводит. Но... Яну нужны тоько вы, а Басеньке нужна мать. Я люблю свою внучку всем сердцем и в первую очередь должен думать о ее благе, как бы мне не хотелось оставить ее в своем доме. Так что...
Михал обернулся к Ядвиге и подойдя ближе, снова уселся в кресло напротив нее. Она выглядела более чем удивленной... так что пора было уже узнать ее мнение относительно этого коварного плана?
-Так что теперь я хочу спросить вас - желаете ли вы стать женой моему сыну? Он ничего не знает о моих хлопотах... пока что.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-18 02:23:27)

+1

48

[NIC]Jadwiga Lubomirska[/NIC]
[STA]княгиня[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25cKT.png[/AVA]
Княгиня не стала тянуть с необходимыми распоряжениями перед приходом в ее дом князя Лещинского. Женщина сразу же спустилась к прислуге на кухню, где не появлялась довольно продолжительное время, чем немало удивила их. В прочем, удивить предстояло князя – хотя бы кулинарными изысками, на которые была горазда кухарка Любомирской. Само собой, одно имя Михала Лещинского наделало переполоха на кухне, ведь кухарки явно не ожидали принимать этим вечером столь почетного гостя, что был также хорошим другом уже почившего князя, по которому в прочем никто особенно не побивался из них. Главное, что их не разогнали. К тому же у них был кров над головой, дети их были всегда накормлены. Места даже нашлось для новенькой служанки, сына которого княгиня приставила служить при своем сыне. Никто, конечно, так и не догадался, что то был еще один княжеский отпрыск, которого без каких-либо перспектив женское сердце не могло оставить на произвол судьбы. В прочем, а может быть вовсе и не по доброте душевной Ядвига пошла на этот шаг? Быть может, муки совести заставили ее сделать хоть одно доброе дело для не повинного не в чем ребенка, что не выбирал себе в отцы Ежи Любомирского.
- Казимир, сегодня у нас будет почетный гость на ужине, он придет вместе с твоим дедушкой, поэтому ты поужинаешь у себя в комнате вместе с Дариушем, после того как поприветствуешь дедушку, - напутствовала Язя сына, на что умный ребенок даже не думал возражать. Знал, что с матерью подобный фокус не пройдет. К тому же, в последнее время, когда его маменька стала такой грустной, мальчишка пытался угодить ей, чтоб она снова улыбалась ему, как раньше. Правда, это у него получалось не так уж и часто.
В хлопотах, а также за сборами и подготовкой к званому ужину время пролетело незаметно. Так что княгиня не успела и глазом моргнуть, как ей доложили о прибытии князя. Естественно, как это и было положено, гостя также и встретил Казимир, прежде чем удалиться в свою комнату, как это ему велела ранее матушка. Что касается Ядвиги, то женщина внимательно присмотрелась к мужчине, которого видела в своей жизни лишь единожды. Тогда ее бурный роман с Яном только начал набирать обороты, а в Лешно прятаться от всех его многочисленных жителей стало в некотором роде вполне естественным развлечением для двух любовников. Тем более, княгиня была наслышана обо всех похождениях княжича по юным паннам местной знати. И ведь не даром захотела привязать к себе молодого человека. Правда, если бы она тогда могла только знать, сколькими страданиями обернется для нее этот роман, стала бы подстегивать своего любовника? Странно, или нет, но Ядвига прекрасно осознавала, что да – стала бы, не смотря ни на что. И тем более не смотря на окружающих.
За то время, которое Ядвига не видела князя Лещинского, тот определенно изменился. Правда, справедливости ради, стоило бы заметить, что старость не спешила подступать к князю. Изменилось скорее выражение лица – оно казалось женщине более серьезным, чем-то строгим и даже … осуждающим? Возможно, она лишь преувеличивала, делая подобные выводы. Или у страха попросту большие глаза. А страх все-таки присутствовал. Просто потому, что княгиня не знала, чего ей стоит ожидать от Михала. Тем более, когда он пожелал с ней поговорить незадолго до подачи ужина. В прочем, трусить и избегать разговора женщина не собиралась.
Она устроилась на одном из кресел перед камином, где весело трещал огонь, а ее собеседник остался на соседнем кресле, пока князь Вишневецкий тактично оставил их наедине. Весна в этом году была поздней, а потому даже в средине апреля жители Кракова нуждались в каминном тепле и уюте. Так что на какое-то время Ядвига заняла себя созерцанием вечного – пылающим и потрескивающим огнем в камине, пока Лещинский собирался с мыслями. В прочем, затягивать князь не был намерен и довольно-таки быстро решил поведать Язе то, что желал.
Покорившись просьбе Михала, княгиня не стала перебывать его, хоть и могла сказать ему многое – что не прекрасно понимает и не просит понять ее. Однако раздражать князя сотрясанием воздуха, почем зря, она не была намерена. Не того была воспитания, да и не питала лишних иллюзий, ведь знала, симпатии князя ей не сыскать, не смотря ни на что.
- Вы очень благородный человек, пан Михал, - произнесла Ядвига, позволив себе усмехнуться, выслушав князя. – Мне жаль, что все случилось именно так – Ян не нашел себе кого-нибудь получше, а моя дочь вынуждена расти вдали от меня. Но, как говорится, аmantes amentes*. Nitinur in vetitum semper, cupimusque negate,** - княгиня приподнялась из своего кресла и подошла к камину. – По своей натуре я очень жадный человек, князь, а поэтому я не стану отказываться от вашего предложения. В прочем, нужно все равно выждать положенное время. Тем более, что уже совсем скоро мне придется родить еще одного вам внука – негоже ребенку расти без отца, как и дочери без матери, - добавила она, осторожно заглянув в глаза старшего Лещинского. – Я действительно люблю вашего сына, а потому я буду вам всегда благодарна за оказанную услугу, хоть я подобной милости и не заслужила ни перед богом, ни перед вами. Но, пожалуй, раз уж мы все обсудили, вы не откажетесь изведать куропаток – моя повариха очень старалась угодить вам, князь.


* Влюбленные — безумные.
** Мы всегда стремимся к запретному и желаем недозволенного. Овидий, «Любовные элегии».

+1

49

[NIC]MICHAŁ LESZCZYŃSCY[/NIC]
[AVA]http://www.picshare.ru/uploads/151217/uu9C4NG3ON.jpg[/AVA]
-Видите ли... я не хотел бы стать свидетелем того как Ян в конце-концов возненавидит все что было ему когда-то дорого - а именно так оно и будет, если он не уедет к вам, -тихо ответил Лещинский. -Я должен поступить именно так, вне зависимости от того нравится мне это или нет... и желать для своего ребенка счастья не благородство, а обязанность всех родителей. И я конечно же не буду вас торопить со свадьбой, хотя Ян наверняка помчится к вам стрелой, вновь рискуя все испортить... думаю, что есть смысл рассказать ему все после того как родится ребенок.
Вновь поднявшись из кресла, князь подошел к своей будущей невестке и взял ее за руку, тяжко вздохнув. Хорошую кашу они заварили с Янеком, нечего сказать? Бася их родная дочка, но все будут считать ее грешком молодости Яна черт знает от кого... а малыш который уже совсем скоро появится на свет, в глазах всего высшего света будет ребенком безвременно почившего Любомирского. Как со всем этим разбираться, Михал понятия не имел и решил оставить все эти вопросы сыну и его супруге...
-Ядвига... я прошу чтобы вы пообещали мне всего лишь две вещи. Судить вас и Яна я не вправе, хотя и не могу понять такой любви, что приносит одни лишь страдания, -продолжил Лещинский задержав ладонь Язи в своих. -Будьте моему сыну хорошей женой, а Басеньке - любящей матерью... другого мне не нужно. Я знаю, как вы любите своего старшего сына и надеюсь, что в вашем сердце будет столько же любви и нежности и для нашей звездочки. Как я уже говорил, мы с Беатой полюбили ее с того самого момента как Ян привез ее в наш дом. Теперь это умненькая и очень красивая девочка, которой вы можете по праву гордится.
Михал позволил себе чуть улыбнутся, вспомнив о своей маленькой любимице... и он отогнал от себя грустные мысли, о том, что совсем уже скоро ей придется уехать из своего родного дома. Как можно будет это пережить, одному богу известно...
-Я с радостью останусь на ужин, как и собирался - однако, я еще не все вам сказал. Мне подумалось, что вы не захотите жить у нас... и ради вашего с Яном счастья, я придумал вот что: он станет депутатом сейма, чтобы даром не просиживать портки в столице. Сегодня я как раз переговорил со всеми нужными людьми, которые помогут моему сыну - а еще подыскал для вас новый дом, побольше и покрасивее этого. Как раз хватит места для всех троих детей. Мне думается, что лучше вам самой сейчас рассказать отцу о будущей свадьбе... тогда мне останется только прислать Яна для помолвки и заключения брачного соглашения. А теперь, давайте я провожу вас к столу?
Князь Вишневецкий с нетерпением ожидал итога "переговоров" Ядвиги с Лещинским и надеялся, что дочь не захочет коротать свой век угрюмой вдовой. Благодаря предложению пана Михала, у нее будет молодой супруг, который не только ее обеспечит, но и станет отцом для осиротевших детей. Казимир скоро подрастет и ему понадобится железная мужская рука, чтобы сдержать возможные глупости, которые молодежь частенько совершает не думая о последствиях.
-Ваша дочь обрадовала меня своим согласием, -улыбнулся Михал после того как Язя объявила своему отцу, что все обдумала и решила согласится выйти замуж за молодого Лещинского. -Теперь нам остались лишь довести до ума все необходимые бумажные формальности, затем дождаться счастливого разрешения пани Ядвиги и уже потом можно будет готовить свадьбу. Я пришлю Яна, чтобы он начал потихоньку обустраивать дом для будущей жены и заодно привез к ней познакомится свою дочку. Ваша дочь была очень добра и согласилась принять ее в семью...
-Замечательно! -не скрывая собственной радости, выдал Вишневецкий, подняв чарку доброго вина. -Там где двое детей, всегда есть место и третьему... к тому же, Ядвига надеялась что у нее будет еще один сын - так что дочурка вашего сына, князь как раз весьма кстати разбавит эту мужскую компанию. А там, глядишь, бог даст и возможно моя дочь осчастливит и вашего сына прибавлением...
-Я уверен, что он будет счастлив, если такое произойдет, -Михалу удалось сохранить привычное спокойное и дружелюбное выражение лица, хотя так и подмывало фыркнуть от смеха. Как же плохо Вишневецкий знал собственную дочь?? И судя по всему вообще не интересовался судьбой собственной внучки, которую скорее всего считал позором... -Давайте выпьем за ваше здоровье, пан Кшиштоф! Я был весьма рад познакомится со столь разумным и приятным в общении человеком.
Далее... началась самая обыкновенная вежливая светская болтовня, в которой Вишневецкий больше слушал самого себя чем собеседников, которые были не в обиде, отдав должное вкусному ужину. Михал заметил, что Язя заметно повеселела и уже не выглядела такой бледной и грустной, как было до их разговора в гостиной. Если бог даст, то и Янек наконец-то оправится от своей хандры как только услышит прекрасные новости. Во всяком случае, глава семейства Лещинских очень на это надеялся...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-18 23:29:06)

+1

50

[NIC]Jadwiga Lubomirska[/NIC]
[STA]княгиня[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/25cKT.png[/AVA]
Наверное, впервые в жизни Ядвига имела шанс увидеть разительное отличие между миром, в котором росла и воспитывалась и тем миром, о котором женщине рассказывал ее любовник давным-давно, еще во время первой непринужденной беседы во время званого приема в доме княжеской четы. Тогда Ян говорил о том, как ему не хватает своей семьи, оставшейся в Лешно, ни братьев, ни сестер. Но она даже не могла себе представить того, как много давали своим детям князь и княгиня Лещинские. Незаметно и непринужденно, они не вторгались в жизнь своих детей, но позволяли им набивать собственные шишки. И ведь, вместо того ,чтобы порицать или как-нибудь надавить или наказать своего отпрыска, делают так, чтобы сохранить то доброе, что было в их отношениях – теплоту и любовь.
Княгиня ухмыльнулась в ответ на слова князя, когда он слегка решил ее поправить. Ей нечего было добавить, разве что молча согласиться или кивнуть в знак согласия, что и сделала Ядвига, когда Лещинский, подойдя к ней, взял ее за руку.
- У вас есть мое слово, князь, - ответила кареглазая женщина, не отводя взгляда в сторону. – В прочем и без него я приложила бы максимум своих усилий ради того, чтобы Ян был счастлив, как и наша дочь и каждый из детей. Ведь, разве не для этого нужна мать? – конечно, княгиня умалчивала о собственных амбициях, что подняли голову, едва в воздухе запахло свободой, подобно зажаренной на вертеле куропатки. А они присутствовали. Быть может, их подавляло ощущение шаткого положения из-за собственного греха перед почившим супругом, но искоренить их был не под силу времени. Стало быть, их с Яном прочный семейный тандем, построенный в первую очередь на любви и на страсти, заставит заговорить о себе всю королевскую столицу. Однако, сперва им предстояло хоть немного насытиться прессой семейной жизнью, которой были лишены оба.
Конечно, Михал не отказался от ужина, ибо был воспитанным мужчиной и ведь вся эта элегантность и все его хорошие манеры, к которым Ян прибегал через раз, предпочитая забывать о них, получались у него … неповторимо естественно, как ни у кого из знакомых Язи. В прочем, на то он и был князем процветавшего княжества, но не нахлебником королевской столицы, как те многие, служившие непосредственно при дворе Его Величества. Или тем дармоедом из сейма, которым и был князь Любомирский. В том, что таким же не будет Ян женщина была уверена – не даст ему шанса скатиться, поднимаясь вверх.
- Буду вам очень признательна, - Ядвига кивнула головой в знак согласия, касающегося предложения князя проводить ее к столу.  Ей, конечно же, было жаль, что отцу ее любимого мужчины была известна вся подноготная их романа, не исключая даже самых интимных подробностей – это лишало ее возможности завоевать его симпатии, от чего теперь Язя решила попросту отказаться. В прочем, это сейчас было не так уж и важно – она получит Яна, а Ян будет наконец-то обладать ней, как им всегда об этом мечталось – остальное уже не было существенно важно.
- Стало быть, вы расскажете Яну обо всем сами? – спросила Ядвига, прежде чем она под руку с будущим свекром вышли в столовую, где их уже дожидалась первая перемена блюд и заметно проголодавшийся кнзяь Вишневецкий.
Этим же вечером, после весьма приятного и даже впервые за долгое время вкусного ужина, женщина направилась в комнату к сыну, что уже уложился в своей постели, но пока не спал. Присев на краешке его постели, княгиня убрала с его лба волосы, прежде чем решилась заговорить.
- Мой хороший, у меня есть для тебя пара известий, которые я бы хотела доверить только тебе – это значит, что больше никому их знать не нужно, - тихо произнесла женщина, обращаясь к любимому сыну, что всегда был ее опорой и надеждой. – После того, как родится твой младший братик или сестра, мама выйдет замуж, и мы переедем в другой дом, - мягко начала женщина, подступая понемногу вперед к мальчику, что внимательно ее слушал. – Ты знаешь того пана, что станет мне мужем, - тактично остановилась она, но ребенок позволял ей вести свою беседу дальше, не перебивая. – Это Ян, - произнесла Ядвига, прежде чем карие глаза маленького князя Любомирского не округлились от удивления.
- Ян?! Ух, ты! Это же хорошо – мы теперь будем с ним играть и он научит меня кататься верхом на большом коне, - обрадовался мальчик, не зная еще, что приготовила ему мама.
- Только, он приедет не один… Он приедет к нам со своей маленькой дочерью, которую я хочу, чтобы ты принял, как свою родную сестру, - добавила женщина, все также осторожно и мягко, не желая настроить сына против его же сестры, но и в то же время, не желая говорить всей правды. Порой это бывает пагубно.
- Как ту сестричку, что умерла когда-то? – быстро выдал Казимир, чем поставил в тупик свою мать. Уж явно не ожидала воспоминаний о своем единственном умершем ребенке.
- Да… как ту сестричку и даже больше, - Язя почувствовала, как голос ее внезапно охрип, а потому женщина попыталась тактично прочистить горло. Облизав губы, она продолжила: - Обещаешь мне, что постараешься ее любить и заботиться о ней? Она долго росла без мамы, а я хочу быть ей матерью тоже… как и тебе.
- Конечно, мама, если ты об этом просишь – я сделаю, - согласился Казимир, чем заслужил улыбку матери, которой давно уже добивался своим примерным поведением. Его ведь даже учитель по латыни хвалил! Сказал, что свершилось и есть долгожданный прогресс.
- Я знала, что ты у меня умница, мой ангел, - прошептала княгиня, прежде чем наклониться к сыну и поцеловать его теплый лоб. – Тогда, спокойной тебе ночи…

+1

51

[NIC]Jan Leszczyński[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i620/1512/85/a91523d34aa6.jpg[/AVA]
[STA]бессовестный гуляка[/STA]
Ян ощутил себя совершеннейшим дураком, когда его отец после своего возвращения из деловой поездки позвал его в свой кабинет и приказал готовится к свадьбе... с Ядвигой Любомирской. Сначала шляхтичу показалось, что он даже ослышался, либо Михал решил жестоко подшутить над ним в наказание за все прошлые грешки - но после того как князь рассказал весь свой план, у Янека даже не нашлось слов в ответ.
Неужели все и правда закончилось? Он поедет в Краков и действительно сможет женится на Язе, чтобы никогда больше с ней не расставаться?
Но как?? И почему отцу вдруг захотелось помочь своему непутевому сыну??
-Иногда мне кажется, что ты меня каким-то адским извергом считаешь, Ян.., -тихо произнес старший Лещинский, посмотрев на своего первенца. -Я и твоя мать всегда думаем прежде всего о счастье для наших детей... а ты сейчас несчастлив, так же как и твоя Язя. Я говорил ей и скажу тебе - идея поженить вас мне не нравится, как и Беатушке, но выбора у нас нет. Собирайся в Краков, сынок... князь Вишневецкий дал согласие на твою свадьбу с его дочерью - я уже обо всем позаботился и нашел хороший дом, где будет достаточно места для троих детей.
-Отец, прости меня... я должен был поговорить с тобой, прежде чем горячку пороть и мчаться в Краков.. Но пойми меня - я правда ее люблю и не мог больше ждать, -подойдя к отцу, Ян крепко обнял его. -Спасибо... благодаря тебе я могу ехать сейчас же и буду рядом когда родится мой ребенок. Надо думать, счастливому жениху позволят часто навещать невесту?
-Думаю да, но не перестарайся, -ответил Михал. -Ее отец считает, что я собрался тебя женить из-за денег богатой вдовы - и пусть так и будет. Не надо ему рассказывать амурных подробностей. А еще я сказал что Бася твой грешок молодости - уж прости, сынок, но другого определения пан Вишневецкий попросту не понял бы...
Горячо поблагодарив и отца и мать, Янек не стал тратить времени зря и принялся собираться в Краков. Беата согласилась отпустить с ним в качестве няньки верную Юзефу, что присматривала за детьми в семействе Лещинских уже достаточно давно. Так и княгине Лещинской будет спокойнее, зная что рядом с Басенькой будет проверенный и знакомый девочке человек и Ядвиге будет подмога, потому как у нее скоро будет малыш, которому надо будет уделять много времени. Конечно же родители Яна скрепя сердце отпускали обожаемую озорницу в Краков... но малютке была нужна ее мать и к тому же сын пообещал, что будет часто привозить Басю в Лешно.
Итак, собравшись и попрощавшись со всеми родными и близкими, Ян и Барбара отправились в королевскую столицу, где и осмотрели первым делом тот самый дом, что приобрел Михал. Он и правда был большим и красивым - но следовало еще выбрать мебель и как следует его обставить, не забыв приготовить комнаты для всех детишек. Янеку подумалось, что Казимир и Баська могут сами себе выбрать любые на том же этаже где ему хотелось обустроить собственную спальню. Но конечно же, всеми этими хлопотами стоило заниматься вместе с Язей? Во-первых ей быть в нем хозяйкой, а во-вторых, у нее прекрасный вкус, так что после свадьбы будет не стыдно пригласить гостей в новый дом.
Но... пока суть да дело, Янек приехал к дому Любомирских, где его первыми встретили родители Ядвиги и милостиво разрешили погостить. Мол, получше узнать будущую жену и все в таком духе - это вполне устраивало Лещинского. Князь и княгиня Вишневецкие приличия ради остались в доме дочери, дабы не пошло каких-либо слухов... однако их присутствие совершенно точно не могло помешать хитрецу Янеку видется со своей любимой наедине.
-Я счастлив снова видеть вас, пани Ядвига, -улыбнулся шляхтич, когда встретился со своей невестой в гостиной (еще присутствовали ее родители, так что пришлось держать себя в рамках). -Вы сделали меня самым счастливым человеком, когда согласились стать моей супругой. Позвольте представить вам мою дочь Барбару?
Баська улыбнулась князю и княгине, а затем внимательно посмотрела на Ядвигу - и у ее отца сердце замерло в этот самый момент. Вспомнит ли дочурка как Язя жила с ней больше недели тем теплым летом? Однако, девочка подождала пока Вишневецкие вышли из гостиной проверить готов ли праздничный обед в честь гостей... и лишь потом охотно пошла на руки к Ядвиге и тихо-тихо шепнула ей, словно зная что ее слов никто не должен слышать:
-Мама?
-Больше у тебя маму никто не заберет, мой ангел, -улыбнулся Ян и пользуясь случаем, успел как следует поцеловать будущую жену. -Я скучал... и до сих пор словно нахожусь во сне, вот ей-богу... Не верится что мы скоро поженимся и очень счастлив что буду с тобой, когда родится наш сын. Кстати... я был дураком, наговорил тебе много глупостей и так и не сказал, что теперь хочу сына. Придется тебе постараться, моя дорогая... иначе будем пытаться до тех пор пока не получится.
Пока непутевый папаша болтал без умолку, Бася обнаружила, что у ее мамы очень интересный большой животик и с любопытством дотронулась до него своей маленькой ладошкой, а затем удивленно посмотрела на родителей.
-Что толкается? -засмеялся Янек, накрыв ладонь дочки своей и тоже получив основательный тычок. -Скоро мама тебе братишку родит, маленькая, будет с кем баловаться. Кстати... а где Мирек? Где этот маленький озорник, по которому я просто чертовски соскучился? Пора его познакомить с сестренкой.
Казимир прибежал в гостиную сразу как только закончился очередной урок латыни и после того как радостно обнял Яна, очень осторожно пожал Басину ручонку. Басе понравился старший братец, так что она даже забралась к нему на руки, когда он уселся рядом с Ядвигой.
-Хочешь посмотреть мою комнату? -великодушно предложил сестре мальчик. -У меня есть много солдатиков, а еще настоящая сабля!
-Хочу, -кивнула девочка, хотя упоминание о сабле ее явно не привело в восторг - она сморщила свой носик точь в точь как Язя, чем очень насмешила Яна. -А еще хочу кушать...
-Кстати, обед-то готов уже! -довольно объявил князь Вишневецкий, которого обрадовало то как поладили жених с невестой и их дети. -Доченька, приглашай пана Яна к столу - сегодня наша кухарка потрудилась на славу, так что все будет очень вкусно.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-18 23:38:43)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dobrymi chęciami piekło jest wybrukowane...