vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » my fucking hell


my fucking hell

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://media.tumblr.com/tumblr_mder7vHCVK1ra44gxo1_250.gif

Callisto Ribalta & Jason Westwood
november, 2015
Sacramento

You'll never know what my hell means
It's never just like how it seems
You'll never know what makes me freeze
What fucking forces me to breathe

http://funkyimg.com/i/25e5W.gif

Лучшее средство от боли - несомненно, опиум и работа.
Но, каково это возвращаться в реальность, когда эта самая боль объединяет тебя с пациентом?
Каллисто по желанию брата обрела психолога, в лице человека у которого проблем было не меньше.
Я, не Шон - обрел пациентку, как возможность вернутся к нормальной жизни.
Но, так-ли это?

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-20 14:54:12)

+1

2

- Все началось еще тогда, когда Терри ушел из моей жизни. Исчезнув за порогом нашей с ним квартиры. Именно тогда я поняла, что такое боль, и что душевная боль куда более сильнее режет изнутри, чем любая другая. Я не помнила как плакала. Да и кажется я совсем не плакала, когда он бросил меня на 4-м месяце беременности. Именно тогда, 8 месяцев назад я поняла, как мне придется тяжело. Моя болезнь, опухоль и ребенок. Все это свалилось на меня разом. Нехватка денег, страх не дать малышу того, что он заслуживает. -  я сжала в руках ткань своего платья, и подняла взгляд на Вествуда - Потом я встретила Кирилла. Русского мафиози. На тот момент я вообще не знала о мафии, и даже не думала о том, что рядом со мной может творится что-то подобное. Кажется, я была тогда на 8-м месяце беременности. Выглядела я ужасно. Старая одежда, некоторая с трудом налезала на мой живот. Старые сумки и в кармане пару долларов на проезд. На лекарство не хватало денег.  Все тогда свалилось на меня и я слишком много нервничала от этого. Потом я помню как пошла к дяде Гвидо. Просила денег. Помню как он злился на меня, я тогда расплакалась. Потом меня забрали оттуда в больницу. - вздохнула я - Это был первый сигнал к тому, что произойдет в моей жизни. - спустя 6 сеансов у Джейсона я наконец смогла из себя выдавить эту историю. Я наконец смогла еще раз в голове пережить все то, что было. Каждый кусочек воспоминания отдавался мне с невероятной силой. Эта боль сводила с ума меня с момента смерти моего ребенка. С того самого момента, когда я поняла что я невнимательная мать, что я не могу жить на этом свете.

Ноябрь 2015.
Главным условием моего возвращения в Сакраменто было то, что я уйду из оркестра, буду лечится и помимо буду посещать психолога, которого нашел мне братишка. Я согласилась и была уже готова уехать. Я знала что Лео будет следить за тем, чтобы я исполняла обещания, а подводить я его не могла.
По приезду я сразу отправилась на осмотр в клинику. Мне выписали таблетки, процедуры. Все проверили. Я прошла несколько кругов анализов, чтобы точно знать что диагноз правильный, а уже потом меня отправили к мозгоправу.
Я никогда не была той девчушкой, которая так смело могла бы рассказать о том, что происходило и что происходит в моей жизни. Я скорее всегда была замкнутым ребенком, без намека на открытость и честность. Я во многом врала брату, потому что не хотела чтобы он волновался. Я не сказала Лео о беременности, о болезни. Он просто приехал в Сакраменто, когда узнал от своих друзей, что со мной случилось.
Когда я приехала на прием, меня встретила девушка которая и отвела к моему личному мозгоправу. Я отношусь скептически к таким людям, и врятли кто-то мне может помочь в моих проблемах. есть масса всего, что могут лечить врачи, кроме конечно же души. Душу вылечивает время, может не до конца, но хотя бы кровоточащая рана покрывается корочкой. Я знаю что такое боль, я знаю насколько она бывает сильна, и как она может уничтожить человека.
Однажды моему брату сказали что у меня постродовая депрессия, но все оказалось куда глубже. Я не могла простить себе смерть своего крохи. Я не спасла его, я не заметила маячков, которые мне посылала судьба. Я просто предпочла их не видеть. Я убила своего ребенка, своими же руками.
Я шагнула на порог и за мной закрылась дверь. Я смотрела на своего психолога, и честно, я не видела в нем врача, или хотя бы проблесков того, что он мне сможет помочь хоть немного. Может я просто надеялась увидеть старичка в очках, который с трудом то передвигается?
- Здравствуйте. Я Каллисто. Меня Лео к вам записал. - пробубнила я, не отрывая взгляда от парня.

Отредактировано Callisto Ribalta (2015-12-06 19:57:58)

+2

3

look like Sean | and me
_ _ _
Böse Mädchen weinen nicht, weinen nicht.
Nein, sie klagen nicht.
Sie tun alles, alles für mich. *

_ _ _

Код:
<!--HTML--><center><object width="358" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2tt91Bak3w3xB9c1&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2tt91Bak3w3xB9c1&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="358" height="30"></embed></object></center>

november
Sacramento,
st. California

-------------
... Она стояла у окна. Моя плохая девчонка. Она слышала каждый удар, наносимый груше кулаками Шона. Вздрагивала и прикрыв глаза, ждала когда вернусь я, а он уйдет.
Мы продолжали жить в ритме нон-стопа. По ночам я все так же присматривал за своей второй плохой девчонкой. Собирал сведения. Я уже знал, что из себя представляет Парадиз, так называемый, отель. Но, как святоше, у меня не хватило сил войти в это гиблое место. Ненавижу проституток. Но, чёрт возьми! Моя племянница ею являлась.
Именно по этому. Удар. И снова. Это все равно, что бросать голодной собаке кость. Для Шона, для меня это было своеобразной попыткой спустить пар и не убить при этом кого-нибудь...

Сьюзен ждала. Моя персональная мать Тереза пила кофе и слушала классику. В тот момент из темной комнаты доносился немецкий индастриал. Хорошо жить в гиблом районе складов и иметь свою изолированную от цивилизованного общества территорию.
Накинув на плечи полотенце, я подходил к ней, со спины. Так, словно, подкрадывался. Но, Сьюзи уже привыкла. Кажется, она терпит меня любого, даже жаль ее.
- Тебе надо вернутся к работе. Это поможет, - оборачивая голову, она смотрела на меня серьезно, - поможет не сбивать руки в кровь.
- Наверное, ты забыла, - поджал губы и с сарказмом добавил, - я и так работаю на благо общества, под твоим началом.
- Я не об этом. Ты, будешь работать на полставки психологом. Тебя с удовольствием заберут. Если, конечно, ты смоешь лак и вытащишь из языка штангу. И не будешь вести себя, как самый последний подонок.
- Я разве себя так веду в университете? - поиграв со штангой во рту, я ухмыльнулся. О, она не знала от чего отказывалась. И пытаясь ей доказать, я провел бегло и с порывами языком по нежной коже ее шеи, - тебе же нравился мой пирсинг! Не говори, что ты не любишь...
Отстраняясь резко, Сьюзен обернулась и приставив свой милый пальчик к моим губам, прошептала:
- Я люблю, тебя нормального, а не Шона или Джейсона. На столе лежит дело твоей семьи. На несколько поколений. Психиатрическая клиника дала мне фору. Но, это в последний раз, Вествуд. Завтра, ты притворишься серьезным человеком и возьмешь своего первого пациента. Это девушка и у нее проблемы. Постарайся не довести ее до срыва... и ради всех святых, не запугивай!
- Böses Mädchen! - я скалился. Нет, скалился Шон. А я? Я уже в голове составлял рабочий план. Чертовски сложно быть мной. Ведь под покрытой татуировками кожей скрывается одновременно две личности. И одна хуже другой.

Был коридор. Что-то подсказывало, что я опаздывал в свой первый рабочий день. У меня были очки, о да. Как залог человечности. Я же врач. Да, кто бы меня самого привел к другому врачу?! Хотя, на данном этапе им была Сьюзен. Уж она-то знала, как правильно лечить нас, меня.
Увы! Штангу я не вытащил. С черным лаком в тысячный раз пришлось расстаться. Перстни - нет. Прикрыть темной рубашкой до основания манжетов татуировки - да. Галстук - о, нет! Ни за что. Нет-нет. На это я не повелся...
Каково быть мной, Шоном, нами? Да, никак. Обычная жизнь с тысячью лицами и масками, которые мы меняли в зависимости от ситуации. Кто видел меня реального? Пожалуй, только Сьюзен. Даже Райден живя под одной крышей, даже не представляла с кем имела дело из всех моих ролей.
Хороший и веселый препод, идущий в ногу со временем. Брат - неудачник, офисный планктон. Неугомонный и жесткий любовник с задатками садиста. Или чуткий друг? Разъяренный, брошенный, никчемный... О, сколько эпитетов и все для меня одного!

Когда я рассматривал дело, любезно отданное ассистенткой, закинув ногу на ногу, наконец пожаловал мой персональный "кролик для экспериментов". О, боже! Я надеюсь, не сказал это вслух?
- Здравствуйте. Я Каллисто. Меня Лео к вам записал.
Откладывая папку в сторону, я бегло ее рассматривал. 3 качества, я видел с порога. Скованность - это раз. Страх - это два. И что это? Одиночество? Или, возможно, что-то еще. Оно несомненно травило девушку изнутри. Пожирало, как тля. Пожалуй, нас связывал только страх и то, косвенно. Ее страх выражался в другом. Это я уже собирал новый кубик-рубик. И пока он был из папье-маше. Разваливался и выскакивал гранями наружу. Но, у меня было достаточно времени, так?
- Очень приятно. Джейсон, - указывая рукой на кресло, что стояло напротив, я и не заметил, как часть татуировки на руке плавно открылась взору, - присаживайтесь. Поговорим? Или вы, предпочитаете, может, писать в ответ... или молчать?

but now
Sacramento,
st. California

-------------
... Сжимая нежно руки пациентки, я выслушивал ее. Моя миссия, быть чем-то вроде мягкого и удобного пледа, вытирать слёзы и говорить, что все хорошо и образумиться! Кто бы еще мне это сказал!?
У нас был сдвиг. И да, я все записывал на диктофон. Но, вот не помню, говорил ли я об этом самой Каллисто? А впрочем неважно. Эти записи помогали мне в дальнейшем, не раз. И сейчас я тоже записывал.
- кто такой дядя Гвидо? - нет, мне определенно было чертовски интересно. То, что начало раскрываться в девушке и правда, уже было достижением. Она наконец выговаривалась. А я параллельно складывал грани того самого кубика-рубика. Он начинал проявляться более отчетливо, сходились цвета... но не везде. Мафия? В какой-то момент это стало сигналом и для меня самого. А Шон? Шон в ответ смеялся, словно, демон. Он хохотал во мне, а я понимал, что дал слабину. Те выжившие документы после пожара, Парадиз. Казалось, что "мафия", как эти люди себя называли, заполонила весь Сакраменто. А я, чёрт возьми, вор со стажем даже не имел никакого понятия, кто эти люди!
_ _ _
* Плохие девчонки не плачут, не плачут.
Нет, они не жалуются.
Они делают всё, всё для меня.
(нем.)

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-13 20:35:02)

+1

4

Я ощущала как руки Джейсона нежно держат мои руки. Он пытался меня успокоить, вероятнее даже чувствовал как мне больно переживать все снова и снова.
- Дядя Гвидо друг отца. Точнее в какой-то мере он был моим отцом. Я его любила больше чем родного. В нашей семье не принято было любить меня. - я выдохнула - Точнее мои родители не хотели меня. Они просто ненавидели меня, и от этого я почти постоянно была одна. Меня растил Леопольд. - продолжала я, воспоминая каждый пазл того, как я впала к это состояние и почему я сейчас сижу перед своим психологом. - Я даже не помню, чтобы мама хоть раз смотрела в мою сторону. Иногда мне кажется что меня не должно было быть. Я просыпаюсь каждый раз с мыслью о том, что я ошибка. Ошибка своих родителей. - произношу я и буквально выдергиваю руку. - Я думаю хватит. Я итак сказала много. - я начинаю судорожно собирать вещи, потому что боль ударила по мне и я готова заплакать.

Ноябрь 2015.
Я смотрю на своего горе психолога и почему то первое что приходит мне в голову, что ему самому нужен психолог. Притом не один, а сразу три как минимум. Я просто смотрю на него. Не вырожаю эмоций, потому что я привыкла к этому. Мои эмоции только мои, и знать им другим людям не стоит, все равно не добьются от меня и слова. Я не собираюсь исповедоваться перед ним.
Мой брат уже давно привык к тому, что я храню свои секреты глубоко в себе. Все чувства, эмоции, страхи - во мне. Я как коробка Пандоры. Вскрой и на тебя сразу налетит самая ужасная напасть. Чума, голод, смерть. Хотя нет, скорее смерть. Я одно сплошное несчастье, люди рядом со мной мучаются. Мне нельзя находиться в обществе. Меня надо отправить ссылку.
Сейчас я действительно боюсь одного. Я боюсь того, кто сидит передо мной. Я не привыкла к незнакомцам, а к незнакомцам пытающимся залезть ко мне в душу, еще больше. Я не понимаю зачем люди так стараются влезать в чужие проблемы, тайны. Неужели у них нет своих дел, которые мучают их, терзают. Сейчас я перед ним как принесенная на алтаре девственница. Еще немного и он сожжет меня своим пламенем, поглощая мои эмоции, поглощая мой страх и боль.
- Очень приятно. Джейсон, - указывая рукой на кресло,мужчина предложил мне присесть, - присаживайтесь. Поговорим? Или вы, предпочитаете, может, писать в ответ... или молчать? - я сделала неуверенный шаг в его сторону, а потом еще два. Через мгновение я уже опустилась в кресло, смотря на него своими глубокими зелеными глазами.
- Я бы предпочла выйти за дверь. - проговорила я и опустила взгляд на свои колени. Я смотрела на рисунки на платье, которые так забавно сплетались.  - Я не люблю говорить о себе и о своих проблемах. Они только мои. Я пришла сюда, лишь для того, чтобы брату легче было. Он слишком переживает за меня. Со мной все хорошо. - я осторожно подняла взгляд и замерла. Я только сейчас заметила как он смотрел на меня. Казалось он ищет во мне замок, который распахнет ящик и из меня польются все тайны. Все, что было накоплено годами, но увы. Я еще тот стойкий оловянный солдатик. Чему жизнь меня и научила, так это тому, что любой мужчина может сделать больно, даже тот, кто стремиться тебе помочь. А сейчас передо мной был мужчина, который злил меня, который уже начинал копаться во мне и анализировать.

+2

5

november
Sacramento

-------------
... Диссоциативное расстройство личности...
Нет, не у нее, а у меня. А вообще, мне следовало поставить памятник. Я превзошел самого себя. Она потупила взор. Первый признак скованности у девушек с пуританскими замашками, трепетным воспитанием от родителей. Или, нет. Так же, это бывало когда человек не хотел идти в кабинет психолога. По этому, да - она мне не лгала.
Зачастую, люди в наше время несколько потерялись во времени и пространстве. И я говорю сейчас о среднестатистическом прошарке общества. Психолог, психиатр, невропатолог. Для них все эти врачи символизируют одного и того же человека. И неважно, что каждый занимает свою определенную нишу. Невропатолог - специалист по нервам, сосудам и проблемам соответственного происхождения. Психиатр, именно тот, кто нужен мне самому и тот, кто так и не смог помочь моей племяннице. Нам психолог уже не нужен был. Что касается последнего, то девушка - моя пациентка, это именно то, что ей нужно... В ней не было психоза или невротизма. Обычные душевные терзания. И как показывало ее дело - угрызения совести, послеродовая депрессия. Обычный психологический дисбаланс, не более того. При определенном подходе, эта проблема могла решиться весьма безболезненно...

Я встал и подошел к окну. Этот кабинет давался в мои разрисованные руки на несколько часов, два раза в неделю. Я не входил в официальный штат клиники. Это тоже была заслуга Сьюзен, по моей просьбе. И тем ни менее. Всунув руки в карманы брюк, я склонил на бок голову:
- Хорошо, мы просто помолчим и вы, удовлетворите беспокойство вашего брата, - я тоже не лгал. Джейсон никогда не лгал. Я всегда славился нестандартным подходом к пациентам. Откровенно говоря, я терпеть не мог лезть им в душу. Это больше попахивало насилием, а не попыткой помочь. По этому, я принимал их игру. Если человек хотел молчать, мы молчали. Хотел рисовать, я давал карандаш и лист бумаги. Говорить и мы начинали обсуждать что-либо, но не саму проблему. Так касалось и психологических тестов и игр. Один тест она прошла, едва переступив порог этого кабинета. Молчание. Я дал ей фору.
Резко оборачиваясь, я проявил некое гостеприимство:
- Кофе не желаете?
Вернулся к документам. На столе лежало несколько папок, с которыми я обнимался целое утро. Одна из них была делом этой "немой принцессы", вторая - вырезки и выписки из клиник моих предков. Многие из них не обращались к врачам, а пытались искоренить все психические проблемы с помощью веры и Бога. Еще одного, кажется, казнили на электрическом стуле. Но, о нем было не так уж и много информации. Но, зато целый ворох показаний с припиской: Фелисити Вествуд.
Пожалуй, в этой папке не хватало одного... меня.

В конечном счете, я прошелся по кабинету с папкой Вествудов в руке. Налил себе кофе и лишь боковым зрением наблюдал за пациенткой. Потом, были жалюзи и резкие лучи света просочились в кабинет. Я пил кофе и не задавал никаких вопросов. Я вообще напоминал больше - Poker Face. И это тоже был тест. Хотел проверить ее реакцию. И таких мини-квестов у меня было несколько. Они позволили мне подобрать к девушке подход, чтобы вести себя правильно.

but now
Sacramento

-------------
... Мои родители не хотели меня. Странное ощущение, но я никогда не понимал тех людей, которые дали миру еще одно живое существо, при этом не хотя его. Так, словно, у всех началась лихорадка по продолжению рода. Но, при этом мало кто задумывался, что это огромная ответственность не только перед самим созданием, но еще и собственной совестью. Да-да. Я знаю, что такое совесть. Ведь я тоже был нежеланным ребенком Вествудов. Я это понял по отношению к старшему брату. Но, от того легче не стало. Я был склонен к тому, что не хотите ребенка не мучайте его и себя. Презервативы - господа, мы живем в 21-м веке. Сейчас средств контрацепции больше, чем лекарств от диабета или рака. Выбирайте любой! Нет, не помогло. Хорошо, порадуйте медиков и сделайте аборт. Это избавит весь мир от вашей нелюбви и не желанию иметь детей. А ребенка от никчемного родителя.
Да, у меня были несколько радикальные подходы к жизни. Но, таков был я...

- Послушай, ты не ошибка. Каждый человек уникален по-своему и не зря приходит в этот мир, - я давал ей надежду, то чего она хотела и что ей было нужно. И приходилось повторять это девушке, вбивать в голову, - никто не виноват, что жизнь так выстраивает линии. Я прекрасно понимаю. На сегодня все и я не буду тебя переутомлять. Я думаю мы и дальше обойдемся без препаратов. Я предложил бы больше времени проводить на природе. Как ты относишься к лошадям? Они очень успокаивают.
По факту, ей просто нужно было переключить этот тумблер в голове. Сменить обстановку и попытаться забыть...

А что касается нас... Сьюзен была права. Это действительно помогало мне справляться с агрессией и Шоном. Во мне росло чувство долга и ответственности. А это убивало мое альтер-эго. Именно то, что нужно было мне. Избавиться, выбросить прочь, уничтожить его. Выбирайте любое слово, смысл останется прежним. Один из нас должен был покинуть мое тело. И это был не я.

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-07 20:09:09)

+1

6

[audio]http://pleer.com/tracks/13500392GCo2[/audio]
Мне бы крылья,чтобы укрыть тебя
Мне бы вьюгу,чтоб убаюкала
Мне бы звёзды,чтоб осветить твой путь

-----------------------------------------------

- В моем случаи все по другому. Я лишь ошибка, которая не должна была появляться на этом свете. - я вздохнула. Какое же бессилие было внутри меня. Я знала что я ошибка, что все что я делала приводило к плачевным ситуациям. И эта ситуация, из-за которой я здесь, тоже произошла не случайно. - Мой ребенок был не виноват что его мать была человеком, который не должен был появиться на свет. Он не был виноват ни в чем. Они и слова мне не сказали о том, что мой ребенок может умереть. Ни капельки. - проговорила я. Слабость стала поступать. Я приложила руку к стене. Впервые я чувствовала головокружение, и было ощущение что почву выбили из под ног. Все вокруг пошло кругом. - Я не хотела. Я не знала. - впервые за столь долгое время после смерти моего малыша я плакала. Я старалась быть сильной, старалась не проявлять эмоций закрывшись в своем коконе. Именно из-за этого брат и отправил меня в этот кабинет. Я должна была выплакаться. Я должна была выжать из себя эту боль, как можно скорее.
- Я ненавижу лошадей. Я ненавижу все вокруг меня. Почему Лео не дал мне умереть на больничной койке? Зачем я ему? - кажется сегодня мой психолог может собой гордиться. Он медленно докопался до еще одной моей проблемы. Нежелание жить. - Я должна была умереть. а он только держит меня. Почему он не понимает что я здесь лишний человек? У меня нет счастья. Я одинока. - протараторила я и с силой ударила рукой по стене.

Ноябрь 2015.

Я смотрю на психолога. Черт разве он похож на психолога? Да ни капельки и уж ему я точно никогда и ничего не скажу. Он и слова из меня не сможет вытащить. пусть все катятся к чертям и он, и мой братец. Я сама могу со всем справиться. Это мои личные проблемы, почему Леопольд всегда старается меня спасти. неужели он не понимает, что я взрослая и сама могу определить что мне надо, а что нет. Я не маленькая девочка, которая бегала под столом. пока мой братишка наяривал с друзьями различные мелодии. Я стала другой. Сильной, пусть морально слабой, но это я.
Помолчать. Это правильный выход из ситуации. Я спокойно села и вздохнула. Я постаралась отпустить некую скованность, которая была, но ощущение в одной комнате со мной мужчины, вызывало у меня сильное напряжение. И почему у меня такое чувство, что я нужна этому человеку куда больше, чем он мне? Я не знаю почему, но кажется он сам в какой-то степени потерен в себе. Я не подаю и вида, стараясь расслабиться и тяжело вздыхаю.
- Хорошо, мы просто помолчим и вы, удовлетворите беспокойство вашего брата, - я лишь молча опускаю взгляд и понимаю что да, так будет куда лучше. Ему лучше не знать и большинства того, что я знаю, хотя мне так хочется его обнять, потому что я чувствую родную душу в нем. Может они не такие проблемы как у меня, но он явно борется сам с собой.
- Да, я думаю что если мы помолчим, то это будет лучше и для вас и для меня. - я лишь киваю, и осторожно достаю книгу, которую всегда ношу с собой. Книга о жизни, о том что дается в этой жизни и как надо жить. Я читала Ремарка тогда, когда мне было совсем плохо. Книга "Жизнь взаймы" впервые задела меня в 12 лет, и сейчас, спустя годы я обращаюсь к ней в поисках ответов на свои вопросы. Эта книга меняет мироощущение и взгляды на простые жизненные проблемы.
- Кофе не желаете?  - я отрываюсь от книги, которую я уже начала читать и лишь отрицательно покивала головой, стараясь не обращать внимание ни на что вокруг. Лучший психолог для меня была книга. Сквозь строки всегда может поместиться куда более глубокий смысл произведение. не все буквы выражают идею, взгляды. Читая книгу я всегда ощущала себя спокойней. Она была моим лекарством, которое помогало мне в сложное время.

+

Отредактировано Callisto Ribalta (2015-12-07 22:57:23)

+2

7

november
Sacramento

-------------
... Толерантность. Ею пользуются из вежливости, ради выгоды или в целях сбережения каких-либо отношений. Ее имеют все, кому не лень. Даже такие циники, как я. Я имел, имею и буду иметь ее. По крайней мере, так всегда твердила моя одна доминирующая личность. А еще... меня устраивал такой ход вещей. Miss Silence. Именно, так уже заочно я охарактеризовал девушку. Из досье я узнал, что она всего-то старше Фелисити (Райден) на два года. А я не самый идеальный пример для подражания у них, даже не смотря на преподавательскую карьеру. Я ни черта не знал об этом поколении.
Но, в одном Сьюзен оказалась права. Сеанс, как минимум, сбил во мне все, что могло вызвать агрессию. Тогда я задумался, что именно этого мне и не хватало. Я начал думать, а это всегда убивало Шона.

Мне не платили за длинный и красивый трёп или голливудскую улыбку. Мне платили за помощь предоставленную тем или иным людям. Для этого было не обязательно произносить слова вслух. Да, и если быть откровенным, я не был настроен сегодня на слезливые и душещипательные беседы. В конечном счете, мы оба читали. Она книгу, я - изучал дело своей семьи. Где-то через минут 10, я оторвался и подняв на свою пациентку глаза, завис. К слову, зачастую, я всегда долго смотрю на человека, когда думаю. Но, многие считают, что я их сканирую. Хотя, в моей голове может быть все, что угодно, включая и великое "ничто". Но, в этот раз я пытался понять, где упустил Фелисити тогда и пробудил ее вторую сторону. Проводя пальцами по губам, я вспоминал все, что было связано с девчонкой.
Все, что говорит теория о подростках не всегда верна. И в том я с ней допустил множество ошибок. А впрочем, не только я. Мой покойный брат, пожалуй, свершил еще более серьезную оплошность, привив девочке с детства свое надменное отношение к младшему брату. А от привычек всегда сложно избавляться. Я это знал по себе и алкоголизму, с коим боролся полгода, вплоть до того, как зашился.

Тикали часики на стене. Я слышал их отчетливо. Тик-так. Тик-так. Они являются раздражителем нервной системы у многих, включая и Шона. Но, Каллисто была погружена в свой отдельный мир. Это, очевидно, позволяет расслабиться. И где-то я ее понимал, у меня всегда получалось, мягко говоря, отвратительно настраивать пациентов, в первый день, на позитивную сторону сеанса. Ей нужно было привыкнуть. Ко мне, этому кабинету и тому, что я не чужой. Что я не буду лезть, вытягивать и перекручивать ее душу. Социопатия. Я мог поспорить, что она также не любила все эти молодёжные тусовки и шумные вечеринки. Типичная Джейн Остин...
Когда время сеанса подошло к концу, я уже возился со своей записной книжкой. Что-то вроде личного дневника. О, да! Я тоже его веду.
Отвлекаясь от ежедневника, я наконец обрушил тишину своим сиплым и довольно низким голосом:
- Я жду вас на следующей неделе. В это же время, - откладывая книжку в сторону, добавил: - продолжим радовать вашего брата...

but now
Sacramento

-------------
... Ее прорывало, как старую, гнойную ранку на теле. Это было не совсем то, чего я хотел. Но, и  оно тоже. Понадобилась не одна встреча и надо же. Miss Silence, наконец, заговорила. В какой-то момент я поднял руку, но тут же подпер подбородок. Пусть выговориться. Женщинам это помогает. Им всегда нужно высказываться, иначе, они превращаются в злобных и эмансипированных сук. А Шон их терпеть не мог.
Миловидные черты блондинки. Некая воздушность и такая тяжелая душа внутри. Я встречал многих представительниц слабого пола, но редко - подобные экземпляры попадались на моем пути. Скорее, из-за моей психопатичности. Хотя, с другой стороны: ведь славные и добрые девочки всегда любили таких подонков, как я. Пример тому, Сьюзен.
- Говори, говори, - жестом я провоцировал ее монолог, как в театре. Только здесь не было зрителей и сцены. Не было никого, чьи уши бы сейчас подслушивали этот разговор. Не считая, диктофона, - это правда, помогает. Людям нужно выговариваться. Человек не может вынести ту ношу, которая ему не под силу. Но, и молчать всегда он тоже не обязан. Можешь высказаться за всех и всё. Что ненавидишь, что бесит и главным образом кто...
Хотя, я прекрасно уже понял о ее чувстве вины, самобичевании. Но, усердно пытался перестроить на иную волну, дабы сбить это женское чувство: "я виновата, я должна понести наказание". Это попахивает моральным мазохизмом и такие девушки настолько жалки, как и их попытки свалить всю вину на себя, даже когда они ни в чем не виноваты.
- Хорошо, к чёртовой матери лошадей. Сжечь их всех,  - я говорил, что у меня не стандартный подход к работе? Потом она ударила стену. Милые, слабые девочки, что же вы творите на досуге-то?
Подскочив к ней со спины, я аккуратно убрал ее руки и развернув к себе ... что? Обнял? О, нет! Метод Сьюзен начал действовать, притумбочный монстр тоже может проявлять некую проф-нежность. И откровенно говоря, где-то глубоко во мне Шон прикрывал лицо ладонью и кивал обреченно головой. Обнимая Каллисто, я все же не удержался:
- Зачем бить стены? Тебе ничего, а на них остаются следы, - неудачный сарказм, но какой есть, - послушай. Вот это. То, что сейчас было с твоей стороны...
Осекся и смотря на нее типичный взглядом врача, выпалил:
- Всё в порядке? Мне кажется тебе лучше прилечь на кушетку. Я попрошу заварить успокаивающий чай. Абсолютно без добавления чего-либо иного. Просто чай. Ты, выпустишь пар. Только и всего.

+1

8

Черт, как же все это сводит. Я чувствую все что пытается вылезти наружу. Я не люблю это все показывать, да и кому интересно смотреть на вывернутую человеческую душу? Это еще то зрелище я вам скажу. Обычно все что меня мучило и резало изнутри было заперто в клетке, словно дикая кошка, которая лишь иногда царапала стены души своими коготками. Я часто любила закрывать все в этой клетке и сейчас это замок сорвало и все это просто вылетело из меня прям здесь. Я бы не хотела чтобы все это слышал Джейсон. Я сильная. Я привыкла быть сильной, даже рядом с сильным мужчиной я старалась быть такой. Это была та причина по которой мы расстались с Кириллом. Я была слишком сильная и даже не смотря на мое дерьмовое положение я имела немного гордости, и не брала у него деньги. Именно это было огромным камнем, который почему-то заставил меня и его отшагнуть друг от друга. Хотя, все что не делается, все к лучшему, и я не чуть не была огорчена, когда он уехал из города. Да, в момент нашего расставания я очень огорчилась, и даже думала о сведении счета с жизнью, но потом я стала смотреть на все другими глазами, словно что-то во мне перевернулось.
Пока моим мысли потоком унесли меня я и не заметила как оказалась в объятиях Джейсона. Я чувствовала лишь некоторую боль в руке. Видно моеи мысли так сильно увлекли меня, что я даже не успела заметить как что-то вытворила странное. Сейчас же я прижималась к нему. Мне так не хватало человеческого тепла, так не хватало ощущения кого-то рядом. Мой брат хоть и был моим лучшим другом, но он был слишком далеко и обнять его я огла лишь в те моменты, когда я представляла нашу встречу. Сейчас у Лео другая жизнь, и я должна смириться с тем, что время когда я была одной единственной женщиной в его жизни, закончилось. Я должна уйти из его жизни.
- Всё в порядке? Мне кажется тебе лучше прилечь на кушетку. Я попрошу заварить успокаивающий чай. Абсолютно без добавления чего-либо иного. Просто чай. Ты, выпустишь пар. Только и всего. - я лишь кивнула на слова своего психолога и выдохнула. Кажется я приходила постепенно в себя, после того, что произошло тут. Мне надо было немного отдышаться и наконец стать сильнее.
- Да, чаю. Можно зеленого? - я выдохнула и закрыла глаза, поудобнее укладываясь на кушетку. Мое сердце все еще билось как чокнутое, но удары стали постепенно сходить вниз. Кажется я слишком переволновалась сегодня, мне бы тортик, да фильм какой-нибудь интересный.

Ноябрь 2015
Все то время что я находилась у врача я ждала от него шага. Я знала что обычно, такие как он не сдаются с первого раза, но видно у него была немного другая тактика. Я была ему признательна что он не лез в мою душу, не старался меня сейчас лечить и говорить, что я должна высказаться, что мне станет легче и я буду счастливей. Спасибо ему за это. Я перелистывала страницу за страницей, медленно пробегая глазами по строчкам. Иногда в них заключен более глубокий смысл, чем считают люди. В кабинете была полная тишина, и казалось ничего ее не нарушит. Я медлено вела пальчикам по странице,опускаясь ниже и ниже, и переходя на следующую.
- Я жду вас на следующей неделе. В это же время, продолжим радовать вашего брата... - я немного дернулась, от чего рука заскользила по краю страницы оставляя на пальце порез, из которого через секунду засочилась алая жидкость, падая на белоснежную страницу. Я сразу же приложила палец к губам, стараясь немного уменьшить боль и остановить кровь. Я так делала всегда. Убрав палец от куб я улыбнулась и кивнула:
- Хорошо, только пожалуйста больше не пугайте меня так, - произнесла я, чуть позже добавив: - Спасибо вам что не лезете в мою душу. Не смотря на все переживания брата, есть то, что должно оставаться в человеке.  Ну это только моем мнение. Брат меня часто не понимает, и я знаю что он боится потерять меня. - я улыбнулась ему и осторожно положила книгу в сумку, прикладывая палец снова к губам. Я знала что он будет болеть еще долго, но так мне становилось полегче. Чуть-чуть. Я вздохнула и еще раз пробежала взглядом по своему психологу. И все таки, как такому человеку удалось стать психологом?

Отредактировано Callisto Ribalta (2015-12-12 12:27:25)

+2

9

november
Sacramento

-------------
... Я забыл. Правда. Когда работа входит в привычку, организм уже чисто на подсознательном уровне подстраивается под твой ритм жизни. Но, когда она, эта самая жизнь, ломается и выкручивается змеей, вокруг шеи, есть вероятность, что-то упустить. И я поспешно забыл, что у меня есть подопечная не только в университете. По правде говоря, об этом мне напомнил Шон, приложившись ладонью к клаксону руля, когда нашу дорогу переехал какой-то пикап. Тогда я и вспомнил, о Каллисто. Чертыхнувшись, я нарушил правила. Свернул по двойной и пересекая ее, решил срезать свой путь к месту встречи. Кажется, я опаздывал. О, да. Об этом мне сказали наручные часы. Я ими начал пользоваться с легкой подачи своей любовницы. Точнее, уже одной из. Да, время шло. Оно тикало медленно, приближая момент встречи. Моя встреча со старым знакомым психиатром закончилась, так и не начавшись. Чувство долга, что-ли. Кажется, я и правда менялся в лучшую сторону, не считая нарушений правил на дороге. Я прибавлял скорость, объезжая по третей полосе, лавировал на дороге и пересекал границы.
Но, я все равно опоздал. Никаких приветствий на ресепшене. Минус шутки и комплименты, плюс - лифт и кнопка нужного этажа. Стягивая кепку, взъерошил волосы. К слову, сегодня я даже всем своим внешним видом не подходил. Не вписывался ни в какие рамки. Майка с "харлей девидсон", под кожаной курткой, с защитными пластинами в плечах. Все это было куплено Шоном, когда он поддался жажде скорости и мотоциклам. Я даже лак умудрился недавно нанести... и как следствие, не смыл его. Мои массивные перстни и один из... был олицетворением когтя стервятника. Зачастую, такими пользуются наркоманы, в нем есть секрет. Но, мне он просто нравился. Цепь на штанах, прикрепленная к ремню с массивной бляхой. Сама невинность и как, эпилог далеко не классическая обувь с мощной рифленой подошвой. Мне бы в пору на рок-концерт или детишек пугать в день Хэллоуина.
- Да, да. Я помню, я помню, - а впрочем, я ведь тоже человек, хоть и со своими проблемами там глубоко под черепной коробкой. Выставив руку, я успокаивал... то ли ассистентку, то-ли себя самого. И завернув резко по коридору, уже видел блондинку сидящую в прихожей.
- Мисс Рибальта, - слегка поклонившись, я оправдывался, как мог, - простите, ради Бога. Пришлось задержаться, не глянул на время. Пройдемте, наше время как раз уже тикает...
Неудачная улыбка. Мимолетные жесты. Все, что угодно лишь бы оставаться и дальше человеком, а не скатываться по наклонной в тот самый грязный кювет.

О, чёрт возьми! Это сводило меня с ума! Любая попытка вцепится своими черными когтями в реальность и не упустить ее. Не впустить в это мир Шона. Как угодно, даже если для этого мне придется забить себя татуировками до самого основания, если придется хлестать себя плетью, в приступе самоедства. Конечно, я тоже этому был привержен. Боль, единственное, что удерживало между нами эту тонкую грань. Именно боль, убивала агрессию, да и вообще какие бы ни было силы. Но, увы. Сегодня я был не в том состоянии. Скорее, чувство адреналина медленно растекалось по венам. А это всегда пробуждало Шона. Этого я опасался больше всего. Пропуская девушку вперед, в кабинет, я облизнул пересохшие губы, умоляя держать и дальше рамку деликатности и толерантности.
- Как проходили ваши дни? - и да, я сегодня был слишком говорлив. Типичное состояние одной из критических точек моего психического дисбаланса.

but now
Sacramento

-------------
... Я попросил принести чай своей пациентке, а для себя крепкий кофе без сахара. У нас было, что-то общее с Каллисто. Гребанное самоедство. Мы считали себя виновниками всего. И в этом был весь цинус. Шон никогда не считал себя виноватым, ни в чем. Эта участь досталась мне. Чувства, эмоции. Мне достались не самые лучшие, увы.
Я был рядом с ней и думал над тем, как устроена жизнь. Отчего-то такие славные и милые девушки, были психически подавлены, тем самым вызывая проблемы в своей жизни. В то время, как типичные и глупые "розовые" бляди, весьма уверенно брали бразды правления на себя. Да, иногда, я тоже любил философствовать. Сложив два пальца и откинув с ее лба прядь белокурых волос, я тихо проговорил:
- Я, думаю, мы больше не будем экспериментировать с вашими откровениями. Со временем становиться легче. Но, тяжело всегда впервые выговариваться. Но, это нужно, - зацепив ее подбородок, я улыбнулся, - вы же не хотите умереть самым постыдным образом. Суицид - удел слабых. Но, вы далеко не слабая, раз стены бьете.
Нам принесли чай и кофе. А мне хотелось курить. Но, в отличии от Шона, я не позволял себе никаких вольностей в рабочее время.
Утверждение и подавление чувства угрызения совести. Я не играл в эти психологические игры с пациентами. Это бывало крайне редко и больше для убивания времени. Но, нет. С ней я предпочитал вести себя абсолютно непринужденно. Не так. Что-то вроде подборов поведения для определенного типажа пациента. Ей нужно было раскрыться полностью. Вырвать из себя всю возможную боль и при этом, не терять собственной женской ранимости.
- Знаете, я тоже иногда думаю, что сам все испортил в этой жизни, - усаживаясь на пол, рядом с ее креслом, я отхлебнул немного кофе. Браво, мистер Вествуд! Не зайдите только далеко в своих экспериментах с пациентами.

+1

10

Я тяжело вздохнула. Кажется действительно со временем, мою сильную, выстроенную бобрами платину, пробило и я захлебнулась в своей же боли. Я никогда не была так уязвима как сейчас. Слишком слабая, слишком усталая для того, чтобы отстаивать свое место под солнцем, и именно поэтому я позволила покинуть меня всем, кто этого хотел. Сейчас остался лишь брат, который был от меня слишком далеко. Моя темная сторона медленно обволакивала меня. Я была готова подсесть на наркотики, лишь бы больше никогда не испытывать эту боль. Кстати, дома у меня была небольшая доза, если все таки я решусь когда-нибудь это сделать, а пока я лишь пытаюсь избавиться от того, что мне так сильно мешает жить.
- Я слишком слаба, я не могу больше держать в себе все, что есть во мне.  - я тяжело вздохнула, и когда наконец чай прибыл взяла своими костлявыми ручками чашку, обхватив ее обеими руками. Страх и боль медленно отступали на второй план, давая мне наконец небольшой перерыв. Я знала, что поток откровений будет большой, но сейчас это была лишь 10 часть того, что скрывается во всех уголках моей души. Я была слишком тихим и скромным ребенком, поэтому слишком много скрывала ото всех.
Ноябрь 2015
Начала ли я привыкать к тому, что оказалась в рядах психов? Нет. Хотя я не отрицала того, что возможно я и сходила с ума, это было лишь потому, что я могла все переиграть по другому и не потерять малыша, и удержать Кирилла, но я отдала его. Я проиграла эту битву, как Наполеон и теперь я заточена в тюрьме, имеющей название душа.
Я пленница, которая построила сама себе башню, и теперь ждет когда сладкоголосый принц приедет на белом коне, или хотя нет. Мне пожалуйста кого-нибудь побрутальней, да на харлее. Да черт меня разберет я совсем странная иногда бываю. Кажется сладкие, как варенье принцы, уже так осточертели, что лучшим вариантом видеться демон из преисподней. Время принцесс и принцев прошло, сейчас все куда сложнее, и чистых героев ты не увидишь. Если он герой, то за спиной он явно какой-нибудь киллер, а если не герой, то дерьмо полное, а не человек, и выбирай из этого меньшее из зол. Итак, что мы имеем сейчас?
Мне 22 года, я потеряла ребенка, трижды встречалась с мужчинами и не нашла своего принца. По-моему все очень и очень забавно складывается, но я ничуть не переживаю по этому поводу, кроме первого пункта.
Тогда, кабинет психолога я покинула достаточно быстро, стараясь особо не говорить с ним, потому что если все таки платина рухнет я не смогу сдержать все то, что копилось с самого детства. Я слишком много терпела, и это все вырывалось наружу, но пока я держала все как могла. Рано или поздно, воды размоют платину и она даст трещину.
Сегодня на прием к своему психологу я приехала раньше, дабы уж точно не опоздать, и чтобы мой брат не волновался за меня. У меня еще было много планов на сегодня. Я хотела приготовить итальянский ужин, посмотреть фильм, и возможно даже под самый конец дня почитать книгу. Я была одета как обычно. Простое нежное платье, любимые туфли лодочки, кожаная куртка, которая как не странно шла к образу и сумка через плечо.
На часах уже было время моего приема, и как оказалось моего врача нету на месте. Чтож, замечательно, значит воспользуемся университетским правилом: 20 минут ждем и уходим. Я терпеливо ждала, и казалось все начало сводить меня с ума, пока на пороге я не увидела его. Сказать что я офигела? ну да. Я немного была в шоке. Мой психолог выглядит слишком брутально и даже вызывающе для его профессии.
- Как проходили ваши дни?  - я лишь прошла в его кабинет и стянула с себя кожаную куртку, в которой мне уже было жарковато, но я почему-то терпела. Наверное в надежде, что он отменит сеанс и я уйду домой.
- Ничего особенного. Готовила, убирала, читала книги, посмотрела пару фильмов, и работала. - сказала я и как обычно устроилась в кресло, где я и сидела в первый раз. Кажется говорить мне с ним стало куда легче, чем в первый раз. Я уже не чувствовала, что он чужой. Теперь все было как-то легче.

Отредактировано Callisto Ribalta (2016-01-12 12:09:02)

+1

11

_ _ _
Ich sprech dich heilig, heilig mein Kind.
Komm und sei mein, Strafe muss sein,
denn es gibt nichts zu bereuen.
Ich sprech dich heilig *

_ _ _

november
Sacramento

-------------
... Что-то было не так в тот момент. Вот правда. Где эти волны? Блуждающее одиночество по кабинету, как тень отца Гамлета? Где эти перепуганные глазки и уходящий куда-то в сторону взгляд? О! Крошка начинала адаптироваться и не смотря на весь мой бля..ский вид, я ей нравился, очевидно, таким больше. Это подстегивало Шона во мне. Хотя, нет. Не так. Это подстегивало меня, а я, как типичный, святошка утверждал, что не имею права смотреть на пациентов, как на объект вожделения. У нас свои правила и постулаты. Я так же прекрасно знал, что если понадобится спуск, им станет любая малолетняя девица с вечеринки, коих в Сакраменто хватает с лихвой.
Ноябрь. Самый тяжелый, как и любой осенний месяц для людей с эмоциональными всплесками. Скажем так, пик депрессии у моих пациентов ... и меня, всегда наступал в ноябре или марте. А впрочем, и суицидники обрывали зачастую свои жизни именно в эти два периода. Хотя, о чем это я?
Были жалюзи, которые я одним движением заставил впустить тусклые, солнечные и осенние лучи света. И это тоже моя особенность. На пике я всегда всё делаю не так. Кажется, уже и здесь начали привыкать к моим двум перепадам. Как у "суки" - два раза в год течка; так и у меня был свой цикл.
Оборачиваясь на ее голос, я даже не то хлопнул в ладоши, не то проявил свою больную набожность:
- Да, вы идеальная девушка, - нет правда. Мисс Джейн Эйр. У меня вставал лишь один вопрос в голове: ей не хотелось удавиться от такой скучной и однообразной жизни? Где экстрим, эмоции, жизнь в конце концов? Неужели, она так и не проснулась. Хотя, о чём это я? Когда девочка лишается невинности, не факт, что она взрослеет и становится действительно женщиной. Многие живут, в последствии, лет пять и остаются такими же крошками, спящими. Их не интересует ничего из того, что привлекало одну мою сторону. И, зачастую, пробуждаясь от спячки, именно такие женщины более ненасытны в постели, чем самые дорогостоящие проститутки с улицы Красных Фонарей.
Одним словом, мои догадки и философские домыслы. Стягивая свою тяжелую куртку и кидая ее в кресло, я добавил:
- Скажите, вы всегда так проводите свободное время? Вам скучно не бывает?
Я бы удавился, очевидно. А впрочем, мне не понять женщину... разве что косвенно и то, в постели.

but now
Sacramento

-------------
... Да, ну! Не может быть? Я думал, мне чечетку придется танцевать рядом с этим белокурым и замкнутым ангелом самобичевания. Но, нет. Я просто развалился на полу. Согласен, не многие специалисты моей области позволяли себе такие фамильярности. А я шагнул дальше. Даже ноги закинул на собственное кресло и находясь в таком положении, слегка повернул голову к пациентке. Со стороны это больше напоминало двух психов, что после буйного всплеска, перешли в апатичное состояние или накачались седативных препаратов.
- И? Как ты, вообще, живешь? - поведя чашкой, провел языком со штангой по зубам, отчего металл задевал эмаль. Моя попытка быть ХОРОШИМ психологом, увенчалась не тем, чего хотелось бы. По этому, я пошел иным путём и если мне придется в оконцовке ее трясти за плечи, или даже устроить секс-терапию я на это пойду. А потом сделаю вид, что так надо, - я не в том плане, имел в виду. Я хотел сказать, что держать в себе столько и при этом не выбрасывать весь негатив, прошлое, ошибки, это... Это самоубийство для психики. Я бы даже сказал, что это и есть самая простая, обычная человеческая давка на жалость. Причем, у себя самой.
И поверьте, я знаю, что это такое. Не только мои пациенты, или студенты этим страдали. Я сам, точнее Шон, страдал нападками такого внутриутробного плача. В мире столько людей и жителям стран третьего  мира живется гораздо хреновее, чем всем несчастным американцам вместе взятым.
- Я не пытаюсь залезть к тебе в душу, чтобы ее вывернуть наизнанку. Боже избавь, у меня у самого хватает проблем, но, - облизывая бегло губы, я подбирал слова и это было не редкостью в данных стенах. Думать и только потом открывать или нет, рот: - тебе не кажется, что умереть гораздо проще, чем жить дальше? Ну, да. Ты можешь сегодня выйти с моего кабинета и вскрыть дома вены. Ну, а дальше? Ничего. Только брат твой рехнется, когда увидит труп. Поверь, я повидал многих таких девушек, с подобными ситуациями. Ты, здесь потому, что в твоей жизни есть он - человек, который дорожит тобой и которому не все равно. И так же не хочет видеть тебя такой. Скажи, когда ты в последний раз улыбалась или радовалась чему-либо?
Пожалуй, на этом эпичном моменте я и решил прикрыть свой рот, дабы не понесло в тяжкие дебри. Кофе остывал, а впрочем, я и любил такой... слегка остывший и с явной горечью, как вся наша никчемная жизнь.
_ _ _
* Ты святая, мое дитя
Иди сюда и стань моей
Наказание должно свершиться
Потому что тебе не в чем раскаиваться
(нем.)

Отредактировано Jason Westwood (2015-12-20 21:53:40)

+1

12

Я смотрю в потолок и вывожу взглядом забавные узоры, ну по крайней мере, они мне такими кажутся. Я выдыхаю и опускаю взгляд на моего психолога. Кажется контакт с ним все таки налаживается, да я и не против этого контакта. Мне нравиться общаться с ним.
- Мой брат мне кажется узнал бы не сразу о моей смерти. Не смотря на то, что он меня любит, он не знал о моей беременности до родов и о болезни тоже. - я выдохнула и закрыла глаза - А когда я улыбалась я уже и не помню если честно. Я забыла что такое быть счастливой. Мне кажется я никогда такой не буду. - я выдыхаю и кладу руку на живот. До сих пор остался рефлекс. Я слишком привыкла что мое солнце внутри меня, а теперь его нет. Я так ярко помню момент, когда я не услышала его плача. Я помню как врач смотрел и все что-то говорили, а дальше синее тельцо моего малыша. Я до сих пор не могу забыть это все и у меня случается по этому поводу нехватка дыхания, особенно в ночные часы. Иногда мне кажется, что я все таки умру один раз. Я так устала от всего этого.
- Мне тяжело дышать - говорю я и чувствую как дыхание перехватывает. Это было всякий раз, как перед глазами был мой сын. Я каждый раз ощущала боль.Каждый раз желание задохнуться было сильно. Я резко подрываюсь и оттягиваю воротник, который мешает вдохнуть. Приступ усиливается и я прижимаю руку к груди. Дыхание кажется потихонечку восстанавливается, но я не до конца в этом уверенна, от чего меня бросает в дрожь. Хоть бы не упасть в обморок, иначе будет очень смешно.


Ноябрь 2015

Эй Каллисто, хватит думать о том, что этот чертовски привлекательный плохиш сейчас кинет тебя на стол и оттрахает. Ты сюда приходишь за другими вещами. а не за тем чтоб кто-то тебя отимел. Да и если бы это произошло, мой брат бы убил меня. Я вообще тихая и спокойная девушка, но выпусти мне демона так все, моя вторая я активируется с такой скоростью, что я и вздохнуть не успеваю. Я осторожно присаживаюсь в свое любимое кресло и уже сразу достаю книгу. Почему то с таким психологом я чувствую себя чуть комфортней, не знаю даже почему. Возможно я привыкла к таким людям, или просто впервые я не ощущала себя чокнутой в его кабинете. Что играет роль я даже вам не скажу, потому что не понимаю.
- Нет, скучно мне не бывает. Всегда есть дела, которые затягивают меня с головой. А вы считаете что моя депрессия возможно создана внешними факторами? - я приподнимаю бровь и откладываю книгу в сторону. Нет, я не умная, просто прекрасно знаю что психическое состояние человека, чаще всего обусловлено не только внутренними факторами и потрясениями происходящими в его жизни, но и внешними раздражителями, которых в моей жизни особо нет. Я старалась свести их на минимум и у меня получилось.
Вне дома я бываю редко, разве что на работу хожу, и все. Отношений нет и друзей особо тоже. По-моему все идеально, разве нет?
- Знаете, вам так больше идет - указываю я Джейсону на тот факт, что мне действительно нравиться настоящий он В нем больше душевности и честности так, и хочется верить ему.

Отредактировано Callisto Ribalta (2016-01-12 12:10:28)

+1

13


but now
Sacramento

-------------
... Каждый получает по заслугам. И я был тому примером. Я смотрел в собственное отражение в зеркале. Я видел нас двоих. Видел нашу клетку и нательный крестик в его зубах. Наша война с Шоном переросла в Армагеддон. Когда-то я хотел избавиться от него. Столько долгих лет пытался вылечится. Но, лишь недавно осознал наше существование. Всё дело было в женщине и я желал воссоединения. Но, он. Шон не любил делиться.
И тогда вернулась клетка. Я отошел от работы. Сьюзен прикрыла меня и на этот раз. Моей пациентке Каллисто предложили другого специалиста, сославшись на наличие семейных проблем ее предыдущего психолога, меня. А в это время накачанный психотропами я сидел в клетке вместе с ним. Наше тело находилось в длительном состоянии сна, пока мы оба уничтожали по крупицам всё, что связывало нас с человечностью.
Мы деградировали до того состояния, когда уже не понимали, где галлюцинация, а где правда и реальность. Наши сущности настолько вкусили жизнь, что ни одна из них не хотела делить с другой то, что имела. Мы не хотели делить ее, крошку Анжи. Точнее, я готов был смириться с этой участью. Но, Шон. Шон пошел против. Лишенный какого-либо здравого смысла и поглощенный страстью он с дьявольским усердием опекал свой объект страсти, выматывая наше тело.
- ... держи свои праведные руки подальше, дрочи на Библию, святоша.
А потом была бойня. И харкая кровью на пол клетки, я умолял Бога простить наши грешные души. Это было по ту сторону сна, в мире теней. Здесь же, в реальности, трезвонил телефон, коего мы не слышали. Включался автоответчик и Сьюзен взволнованным голосом сообщила:
- ... я перенаправила мисс Ребальта к новому специалисту. У него более устарелые методы, чем у тебя, но я надеюсь, что никаких подозрений твое отсутствие не вызовет. Джейсон, тебе нужна помощь...
И она была права, по-своему. Я увидел лишь один выход без участия санитаров из клиники, где обитала некогда Райден. Мы обязаны воссоединится. В противном случае, нас ждал плачевный конец. А впрочем, он и так уже дышал в затылок, обдавая жаром огня, которому мы так поклонялись в силу своей психопатичности. _ _ _
If I could only stand and stare in the mirror would I see
One fallen hero with a face like me
And if I scream, could anybody hear me
If I smash the silence, you'll see what fame has done to me
*
_ _ _
Есть люди - творцы. А есть - разрушители. Я входил в последнюю категорию. У таких, как я не бывает хэппи-энда. Таких, как я ожидает петля или электрический стул. Слишком много крови и лжи. А ошибки, как известно, нужно замаливать кровью... примером тому был Христос, который взвалил на себя непосильную ношу искупления грехов всего мира. И только тогда, когда добродетель сама решиться на этот подвиг, только тогда это закончиться.
Я не был Христом, но обязан всю жизнь исправлять и замаливать свои собственные грехи. Это и есть мой персональный Ад, и мое искупление...
... the end_ _ _
* Если бы я только мог встать и посмотреть в зеркало, я бы увидел
Поверженного героя с моим лицом?
И если бы я закричал, кто-то бы услышал?
Если я разорву тишину, ты увидишь, что слава сделала со мной.
(англ.)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » my fucking hell