Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Пулю вообще заполучить легче, чем миллион.


Пулю вообще заполучить легче, чем миллион.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: Shean Brennan, Cordelia Tyrell
Место: госпиталь им. Святого Патрика
Время: март-апрель 2016г.
Время суток: полночь
Погодные условия: прохладно
О флештайме: скальпель хирурга – волшебная палочка. Одним её взмахом можно превратить пациента в ангела. Корделия сама по себе ангел, и всегда мчится на помощь, хоть еще и не является хирургом.
Иногда ситуация располагает так, что приходится на себя брать больше чем то, что у тебя есть [чем ты владеешь].
Никто не предполагал [учитывая, что день был спокойный], что в полночь, когда часы пробьют ровно двенадцать [словно в фильме ужасов], в госпиталь зайдет мужчина с кровоточащими ранами, требующего срочного операбельного вмешательства.

+1

2

Говорил же, говорил же он себе, что не надо зазря лезть на рожон и наживать себе на задницу излишние неприятности, которых и без того было хоть отбавляй. От него всего то требовалось: сидеть на табурете смирно, попивать чаек с валерьянкой и не совать нос туда, где его видеть совсем не рады. Проблем то - раз плюнуть и дело в шляпе, но нет, и это оказалось не по силам! Бреннан даже с этим справиться не смог, решив положиться на фортуну, которая еще никогда не поворачивалась к нему передом, все в свой излюбленный лес глядела. Мозги у этого человека явно отсутствовали, особенно когда он возомнил себя Джеймсом Бондом и бросился один такой красивый на перо и два ствола. Скажи ему в тот момент, что это крайняя форма безрассудства и идиотизма, едва ли внял бы он совету и остановился, уберегая себя от напасти. Уже пятый десяток капает, а он все как будто не наигрался с друзьями в войнушку. И его, быть может, можно было осудить за проявленную нетерпеливость и желание расправиться со всем как можно быстрее, но мотивы, кои им двигали, оправдывали любые неудачи и проступки, совершенные представителем правоохранительных органов. Тогда его нисколько не волновали последствия, которые могли вызвать его импульсивные действия, он о них даже не заботился -  с ними он планировал разобраться позже, сразу после того как решит другой, более важный вопрос. Перед Шоном не в первый раз возникала необходимость убить человека. Наплевать, какими там намерениями он руководствовался, задача от того не становилась проще. Чтобы нажать на курок и забрать у кого-то жизнь, не нужно обладать какими-то особыми знаниями. Ты просто берешь и убиваешь. На деле, конечно, все гораздо сложнее, можно сказать, до невозможного, но Бэна никакие сложности остановить не могли. Перед мужчиной стояла ясная задача, справиться с которой ему необходимо было как можно быстрее. Часики тикали, а желаемое все сильнее выскользало из потных рук. Там, где он имел глупости увязнуть, работало одно единственное правило и никаких более. Только им там и руководствовались: либо ты, либо тебя.
Сейчас, конечно, когда все уже закончилось, и Шон шел вдоль какой-то улицы, название которой не мог прочитать из-за темноты одновременно и на улице, и в глазах, он почти жалел о том, что вовремя не остановился и не рассудил здраво, как полагается человеку в его возрасте да с его послужным списком за спиной. Все ведь обошлось. Никто практически не пострадал, имели место быть лишь единичные случаи и те без увечий, проблема была решена, более того, заранее пресечены любые возможные неблагоприятные последствия этой заварушки. Так о чем же было жалеть? Кто знает, чем бы все обернулось, останься Бреннан сидеть на жопе смирно и делать вид, что смысл его существования только тем и ограничивается, что каждые пять минут нервно посматривать на настенные часы и из раза в раз удивляться, почему стрелки перестали двигаться. Может все стало бы еще хуже. Однако нет смысла гадать, Шон сорвался и понес за это соответствующее наказание, кое логичнее было бы назвать своевременной уплатой.
Время стояло позднее: без десяти минут двенадцать. Почти полночь, а мужчина все шагал по городу в гордом одиночестве, глотая ртом холодный, отрезвляющий воздух. Ему нужно было прийти в себя, прежде чем показываться людям на глаза. Загреметь в псих.больницу и уж тем более в обезъянник в планы капитана не входило. Стар он был для этого. Стар да изнеможен. С каждой минутой его походка становилась все более кривой и развязанной, со временем походившей на походку обыкновенного пьяницы, решившего прогуляться на ночь глядя да, если посчастливиться, отыскать водичку, дабы еще больше затянуть свой запой. Правда в мужчине не было ни грамма, пусть он и был не прочь хлебнуть чего покрепче, чтобы боль в боку притихла хоть на секунду. Всему причиной было пулевое ранение в области правого плеча, колотая рана в районе правого нижнего ребра, небольшая, но ни на миг не перестающая кровоточить, и множество кровоподтеков, кажется, везде, кроме лица. Голову Шону удалось сберечь, хотя сейчас он бы очень хотел, чтобы этот не перестающий гудеть котел свалился с плеч и пошел бы доставать кого-нибудь другого. Настроения у мужчины не было, ибо все заглушала боль. Терпимая боль, от которой, благо, еще не хотелось лезть на стенку. На его месте было бы благоразумнее позвонить в скорую или позвать на помощь, но тем самым он бы точно подписал себе если не смертный приговор, то увольнение с условным сроком - так точно. Хотя, разницы не было абсолютно никакой, особенно если Бреннан все же загремит в тюрьму. Полицейских на зоне не жалуют. И это еще мягко сказано. Потому он продолжал идти в одному ему известном направлении. Он шел медленно, с трудом, но все же переставляя немеющие ноги. Он знал, что остановись он сейчас, как тут же упадет. Потому он шел без остановок, пока на глаза не попалась вывеска госпиталя им.Святого Патрика. Мужчина понимал, что эта ошибка может ему стоит карьеры, а может и жизни, но слабость становилась все сильнее, и он не стал дожидаться момента, когда просто напросто истечет кровью.
В госпитале было тихо. Очень тихо. Шон не знал, радоваться этому или, наоборот, огорчаться. В суматохе он мог бы с легкостью затеряться, а в такой тишине низка была вероятность, что в госпитале был кто то из врачей, кроме тех, которые только-только заступили на ночную смену. Может все-таки пронесет? В приемной сидела девушка, активно разговаривающая по телефону. Отрывать ее от столь важного дела мужчина не стал. Он прошел к стульям, что стояли вдоль по стене, и стек на один из них, так как ноги уже практически не держали. Нужен был кто-то, кто заштопает его и при этом не создаст много шума. Нужен был кто-то... Ему нужна была помощь.

+1

3

Порой я бываю застенчивой, где-то скрытной, но все это не касалось профессиональной деятельности. Меня всегда привлекали случаи разного характера и происхождения, и я всегда уверено могла пояснить ситуацию, а порой даже влезть туда, куда не просят, но не во вред, а лишь во благо. Однако вся моя порой излишняя любопытность мешала врачам, но не всем, некоторым мой такой вот порыв нравился, бывало даже хвалили, да и до сих пор хвалят, а еще приносят шоколадки; обычно сию трапезу устраиваем с девочками медсестрами, теми, с кем я хорошо знакома и нашла общий язык моментально.
У меня нет врагов, есть лишь недоброжелатели которым я лишь улыбаюсь, смотря в их бессовестные глаза, но всегда умалчиваю. Таких людей обычно называют энергетическими вампирами, которым жизненно необходимо так скажем подпитаться оппонентом ради своего же блага, но для этого необходимо довести до истеричного состояния человека с кем ведешь диалог. Я же наоборот молчу и этим самым делаю хуже скандалисту, и берегу свои нервы, что немаловажно.
В госпитале, как правило, можно встретить много разных людей со своим характером, как и в любых других местах. Никогда не знаешь с кем столкнешься и какой диалог предстоит с незнакомым человеком, но это можно прочувствовать. По крайне мере таковы мои внутренние ощущения, которых я прислушиваюсь постоянно. Порой бывает очень сложно, но выход из любого положения, ситуации найдется, было бы только желание. Мнение это исключительно только мое.
Мыли о сегодняшнем трудном дне также не покидали меня. Был очень сложный день к тому же предстояло ночное дежурство, я была уставшей, немного хотелось спать, но ближе к полуночи стало немного легче; возможно так подействовал крепкий горячий, ароматный кофе и довольно интересная книжка, которую я читала именно в ночное дежурство.
Не всегда ночами происходят чрезвычайные происшествия, во всяком случае, сегодняшняя ночь обещала много спокойствия, тишины. Оставалось лишь пройтись и проверить везде ли выключен свет, все ли на своих местах; потом уже можно снова сесть и почитать книгу, а быть может и удастся немного подремать, что конечно не положено, но организм не всегда получается обмануть. Все мы люди и каждому из нас необходим отдых, а сон – это здоровье, прежде всего.
Скоро полночь и настанет уже завтра, а пока все тихо, все хорошо, только небольшой шум, доносящийся с коридора заставил меня встать и пойти прямо на некую как мне показалось речь мужчины. У нас есть любители поговорить по телефону не обращая внимания на все происходящее и до сих пор это каким-то образом сходило с рук.
На одном из стульев я заметила мужчину, он не сидел и не лежал. Помимо всего он был ранен и скрыть этого у него не получалось при всем желании.
- Мужчина как Вы себя чувствуете? Вы живы? Что с Вами? Легкие хлопки по лицу, казалось бы, привели его немного в чувство.
– Идти можете? Кровь. Ранение, но где именно понять было сложно. Нужно было срочно осмотреть потерпевшего, а для этого необходимо было каким-то образом дойти до операционной. – Пойдемте, прошу Вас. Я Вам помогу. К сожалению никого не было. Где был дежурный врач я не знаю, и возможно это моя самая большая ошибка, что я не узнала, кто сегодня заступает, но время не ждет, мужчина в тяжелом состоянии и, судя по всему придется мне предпринимать действия.

+1

4

Ему нужна была помощь и чем скорее - тем лучше. В такие моменты, не на шутку задумываясь о том, что вот-вот можешь отдать концы, чувствуешь себя не по годам старым и немощным. Именно таким себя ощущал Шон: старым маразматиком, целиком и полностью лишенным здравого рассудка. Доля истины в том присутствовала, причем немалая. Во-первых, он действительно был совсем не молод и назвать его бравым солдатиком стальной закалки было никак нельзя. Во-вторых, после всего того, во что он умудрился вляпаться по самое "не балуй", его можно было с чистой совестью величать не только маразматиком, но и умалишенным. Нарочито лезть на ствол, прекрасно понимания, что дело пахнет керосином и добром не кончится даже при самом удачном стечении обстоятельств? Согласитесь, стиль истинного психопата с явными отклонениями в восприятии окружающей реальности. Разрываясь в безуспешных попытках остановить хотя бы одно кровотечение, Бэн себя им и ощущал - сумасшедшим. Хотя даже если бы это были его последние минуты жизни и появись у него возможность вернуться в прошлое и все изменить - он бы поступил точно так же, не сворачивая с прежнего пути ни на шаг. И дело заключалось далеко не в гордыни, а скорее в вере, что он все сделал правильно, пусть и поплатиться пришлось в борьбе за свою истину. На грани между жизнью и смертью капитан уже однажды пребывал. Откровенно говоря, не понравилось. Повторения ему совсем не хотелось, но если того никак нельзя было избежать - что ж, придется прикусить язык и смериться. Что он, собственно, и сделал. Смирился, продолжая стекать на бок по стенке, не имея больше сил держаться в горизонтальном положении. Капитан уже был готов попрощаться "до следующего раза" с реальностью, как вдруг услышал приближающийся тревожным голос. И кучу вопросов, до ужаса глупых и бессмысленных. Однако если бы не они и не то раздражение, что пришло за ними следом, Шон бы вряд ли смог остановиться и вернуться из небытия. Мысленно заметив, что оплеухи были явно лишними, мужчина попытался сфокусировать взгляд на подошедшей девушке. Получилось так себе и с огромным трудом, но заметить халат и бейджик с именем, прикрепленный на кармашке, он все таки смог, от чего сразу явилось негодование: прогорел по полной программе. Капитан попытался что-то сказать, но в горле пересохло настолько, что с уст сорвался лишь жалкий хрип. На том попытки молвить хоть слово благополучно закончились. Он был более чем уверен, что доверять незнакомке нельзя, будь она хоть самой святой, но в тоже время, даже находясь на пол пути во тьму, он прекрасно осознавал, что и самое малейшее промедление могло стоить ему жизни. Так что же для него было важнее? Не желая тратить драгоценное время на поиски ответа на вопрос, который по сути своей являлся риторическим, Шон попытался подняться, перекинув немую руку через плечо девушки. Как бы он хотел поблагодарить ее за помощь, но боль в горле продолжала наносить удар за ударом. Вместо слов, мужчина улыбнулся уголками губ - на более его сил не хватило, - и поволок под собою ноги, которых уже практически не чувствовал. Одной рукой держался за незнакомку, другой - за кровоточащий бок, чувствуя, как между пальцев текла теплая жидкость. Истекать кровью, заметил он про себя, не такое уж и увлекательное занятие. Девушка его куда то вела, куда - ему было все равно. Лишь бы поскорее избавиться от той боли, что разрывала не только его тело, но и утекающее с каждой секундой все дальше сознание. Бреннан не служил в армии, не был закален в боях и вообще был по натуре своей достаточно мягким. Жизнь заставила его обрести стержень, но, так или иначе, он оставался самим собой. Он оставался тем, кто не привык терпеть боль, да и никогда ее в таких количествах не испытывал. Разве что душевную, никак не физическую. Через несколько минут невозможной волокиты по коридорам, Шон понял, что они находятся в операционной. Сейчас меня будут штопать, подумал он и отцепился от девушки. Ему едва хватило сил сесть на операционный стол. Ложиться он побоялся, ибо тогда рана могла еще сильнее раскрыться. А вот с одеждой, которая висела на нем удушающим грузом, придется разбираться девушке. Бэн это понял еще когда пытался посмотреть, что творится с пробитым пулей плечом. Он даже смирился с мыслью, что совсем скоро умрет, но в тоже время умирать на отрез отказывался, пока... - В-воды...

Отредактировано Shean Brennan (2016-01-17 22:01:08)

+1

5

Конечно, я совсем еще ребенок в глазах раненого. Наверняка думает обо мне неоднозначно, хотя заострять внимание на  этом я совершенно не хочу и как-то не до этого. Сейчас нужно спасти мужчину, ибо потеря крови слишком велика. Действовать необходимо быстро и уверено. Главное не переживать, не паниковать, иначе будет результат совершенно ужасающий, а так называемый «плохой» исход нам не нужен.
Операционная. Свет. Стол. Инструменты. Все было подготовлено, но была одна проблема и как по мне самая глобальная. Не было врача, который был сегодня дежурить; то ли он не успел прийти, что глупо и маловероятно, либо шибко занят другими делами, которые отчего-то могли оказаться срочнее данной ситуации, причем довольно плачевной.
- Держитесь. Преподнесла стакан с водой, одного глотка достаточно. Пришлось, конечно, потрудиться. Аккуратно снимаю верхнюю одежду, вся в крови, казалось, что все в крови. То ли я слишком сильно переживала за состояние потерпевшего. Все же я интерн, а не врач у которого за спиной черте сколько лет практики. – Где врач?! Спрашивается и зачем я интересуюсь данным вопросом, если уже донесли данное чрезвычайное положение до дежурного, но только он не шел, а времени ждать не было.
- Простите, если делаю Вам больно, это было последнее, что я сказала. Далее приступила к делу. Помощников у меня не было, но под рукой было все самое необходимое, что повлияло на весьма успешную работу. Кровотечение было остановлено. Все было сделано быстро и признаюсь в том, что мои руки, будто сами все делали, а глаза боялись. Мне действительно было очень страшно. Пускай в моих глазах можно было все это прочитать, но заставлять же мне умирать потерпевшего. В конце концов, мы здесь за жизнь боремся, а не наоборот.
- Кажется все, последний «штрих» и можно выдохнуть с облегчением. Все получилось и я очень довольна результатом. Раны обработаны, зашиты. Все сделано как полагается, ничего не нарушила, ничего не повредила. Когда подобное происходит, а это большая редкость, для меня так вообще впервые, то, знаете ли, земля из-под ног начинает уходить. Ответственность, а самое главное здравый разум всегда необходим чтобы ни случилось и какая бы ситуация не была.
Время пролетело на глазах, однако внутри меня все еще до сих пор трепетало чувство небольшого страха и адреналина. Ни врача, ни медсестре, не было абсолютно никого, как сквозь землю провалились. Я переживала за состояние пациента в первую очередь, тряслась над ним.
- Вам необходима реабилитация. Сейчас необходимо перевести Вас в палату. Врач будет чуть позже, он еще раз осмотрит раны. Я была уверена в том, что исполнила свою работу на пять. Ученица елки-палки.
- Как Вы себя чувствуете? Теперь-то я могу поинтересоваться со спокойной душой, зная, что это не будет выглядеть глупо в данной ситуации. Я немного успокаивалась, внутреннее переживание уходило; на вид я старалась не показывать все свои ощущения, иначе не проработала бы здесь и месяца.
Порой бывает очень сложно совладать собой и ситуацией. Случаи бывают разные и порой наши опытные, профессиональные хирурги человека чуть ли не по частям собирают. Это очень тяжело морально. Порой не хочется даже смотреть, не каждый перенесет подобное зрелище.

+1

6

С каждый секундой пребывания в операционной в компании незнакомой девушки в медицинском халате, напряжение возрастало в разы. Не столько из-за того, что от потери крови терялось сознание, как и связь с телом и внешним миром, сколько из-за абсурда, которым был буквально насквозь пропитан воздух. Шон не мог ничего с этим поделать, да и, собственно говоря, не пытался даже, так как он бы все равно ничего изменить не смог. Слишком мало было в нем сил и...крови. Вопрос, брошенный девушкой в пустоту, заставил капитана не просто удивиться, а испытать самый настоящий шок и страх за свою жизнь за компанию. Она еще и не врач? Тогда какого вообще черта здесь творится? Вляпался, называется, по самое "не хочу, не буду и вообще не трогайся меня, дайте умереть спокойно". Однако не смотря на все возмущения и протесты, коими Бреннан мысленно изливался, он продолжал сидеть смирно, не двигаясь и не мешая незнакомке делать свое дело. Пусть хотя бы заштопает и остановит кровотечение - не для красоты же она халат напялила, - со всем остальным он потом справиться как-нибудь сам, дойдя до нормального доктора и всунув ему красивую купюру за соблюдение врачебной тайны. На извинение девушки мужчина никак не отреагировал. Ему без того было ужасно больно, куда уж больше, честное слово. Да и сказать, мол "нет проблем, режьте где хотите", он не мог по все той же причине, что и прежде. Когда зашьет, подумал он невзначай, придется ей напомнить, что уши нужно чистить с такой же регулярностью, что и руки. Воды она так и не принесла. Со стороны казалось, что она вообще его не услышала. Может и так, от этого Бэну было ни жарко, ни холодно. Пребывал он словно в полудреме и слабо осознавал происходящее вокруг. Помнил только адскую боль, когда спирт попал на раны, и легкие, едва ощутимые уколы, когда эти самые ранения зашивали. Он даже не помнил, вытащила ли девушка пулю из плеча. Входное отверстие на нем имелось красочное, выходное, к сожалению, отсутствовало - капитан проверил дважды, пусть в том не было необходимости, ибо он прекрасно чувствовал, как что то разрывает плоть внутри него. Не кость, а что то инородное - пуля, как не трудно догадаться. Если медсестричка позаботилась об этом - что ж, тогда садись, красавица, пять с плюсом. В противном случае Шону придется очень сильно постараться, чтобы сдержать себя в руках и вытащить пулю до того, как начнется заражение, если оно еще не началось. Время проплывало перед глазами словно в тумане и уж давно потеряло счет. Мужчина осознавал, что находится в операционной какой-то больницы или быть может госпиталя, что ему пытается спасти жизнь какая то докторша, которая ко всему прочему и не доктор вовсе. Просто прелесть. Когда муки закончились, капитан почувствовал облегчение - в его теле к тому моменту не хватало больше двух литров крови. Однако тело медленно, но верно начинало тяжелеть, из чего можно было сделать вывод: кровотечение девчушке удалось остановить. Хвала небесам, хоть на это она оказалась способна. Вздохнуть с облегчением у Бреннана не получилось, так как в следующую секунду грудь разорвало болью, и он прерывисто закашлял, пропуская мимо ушей советы незнакомки по поводу реабилитации и прочей мурни, которую капитан все равно не будет соблюдать. Ему через день нужно было выйти здоровым на работу. Если поступит срочный вызов свыше - еще раньше, и к тому моменту он должен прийти в состояние "свежего огурчика". Справившись кое как с кашлем, Шон попытался распрямиться, что у него более-менее получилось, но даже тогда он чувствовал себя древним, дряхлым стариком с неимоверно тяжелым горбом на спине. Он поднял взгляд на девушку, которая, казалось, радовалась успеху проведенной операции больше него, и попытался улыбнуться. Появившейся на его лице улыбке явно не хватало сил и...искренности. Бэн вроде как должен был сказать "спасибо" за спасенную ему жизнь, но пока не был способен ни на что, кроме: - Воды, - прокрехтел он голосом умирающего безголосого певца, едва справляясь с очередным приступом кашля. Горло разрывало не меньшей болью, чем отдавали плечо и бок даже при самом малейшем телодвижении, - Дайте воды. Или спирта. Да, лучше спирта...

Отредактировано Shean Brennan (2016-01-18 21:07:40)

+1

7

Надо же, заштопала! Пулю вытащила. Какая я молодец все-таки. Девчонка-интерн с небольшим, но опытом справилась с таким серьезным ранением, мало того не моргнув глазом и абсолютно безбоязненно зашила рану. По крайне мере вида точно не подала, а в остальном все получилось. Врач будет доволен своей «ученицей». Тяжелый день и ночь тяжелая выдалась, что тут скажешь. Часто у нас подобное случается, но впервые мне пришлось самой предпринимать действия. Конечно, я понимаю, что у страза глаза велики. Пострадавший наверняка подумал невесть что, когда услышал, как я спрашивала о том, где врача носит; глупая, ничего не знающая девчонка в белом халате. Скорее всего, на его месте сама бы неоднократно задумалась о том кто стоит передо мной и все ли сделал правильно, человеческий фактор.
Как бы там ни было, но ночь сегодня  явно «моя», будет, что рассказать домашним. Они всегда интересуются тем, как прошло дежурство; в последнее время я довольно часто остаюсь именно в ночную смену, даже несмотря на то, что отработала день. Кого-то порой заменяю по просьбе, не столь часто, но все же против не бываю. Отсюда многие прекрасно знают мой характер и мое отношение к работе, знают к кому обратиться в случае необходимости увильнуть с работы.
- Вот Вам вода. Перед тем как успешно «прооперировала» уважаемого пациента, пару глотков воды он уже сделал, поэтому стакан с водой стоял рядом на столике. – Никакого спирта уж простите, я вела себя как врач безо всяких снисхождений. Понимаю, что состояние желает лучшего. Порой бывали и драки у нас, что тоже весьма объяснимо, а про оскорбления история вообще умалчивает. Благо, что хоть мужчина молчит пока что и не набрасывается с оскорблениями. Я не испытывала болевой шок, но мне это до боли в сердце знакомо.
- Успокойтесь, медсестра с поста принесла капельницу. – Сейчас станет легче. Я, конечно, была бы очень рада, если бы сейчас появился врач и продолжил надсмотр сам, но он не спешил. А возможно и вовсе никого не было.
Мужчину перевезли в палатку двое медбратьев, коих я сразу и отпустила, настояв на том, что прекрасно сама справлюсь. Можно считать на все сто процентов, что теперь это мой пациент, поэтому и ответственность несу за его состояние и здоровье тоже я.
Лезть с вопросами к незнакомцу я не стала, так как не в моей компетенции расспрашивать человека о произошедшем, хотя для истории болезни это нужно. Но кто я такая?! С другой стороны именно с меня и спросят. В общем, действовала я так скажем по интуиции и не стала вот так сразу налетать. Не на допросе, в конце концов. В таком состоянии лучше всего сейчас – сон.
Вступать в диалог мне сейчас, по правде говоря, самой не хотелось. Я сама устала, а возможно и перенервничала немного, совсем малость. Пускай в его глазах я всего лишь маленький человек в белом халате, но для себя я знаю, что совершила подвиг.
Пока мужчина отдыхает, в глаза то уж точно я не заглядывала, но, слава богу, датчики показывали хорошие результаты. Капельница прекрасно делала свое дело, а я тем временем немного отвлеклась за прочтением книги устроившись на кресле, напротив койки.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Пулю вообще заполучить легче, чем миллион.