Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » любовь и немного смерти


любовь и немного смерти

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Участники: Sophie Briol & Ophelia Forrest
Место: США, Сакраменто
Время: 7 ноября 2015 года

Если бы хватило мне слов, чтоб рассказать о том, как жизнь прекрасна, как много в ней красок, вкусов и запахов. Но зачем тебе мои слова, когда ты была в раю? Но что тебе мои слова, когда ты и сама готова отказаться от него, во благо чего-то большего.

Отредактировано Sophie Briol (2016-05-28 21:36:03)

+1

2

вв

Атеистка Офелия клянётся и божится тем, во что больше не верит сама. Иса ей верит. Верит, принюхиваясь к сигаретному шлейфу, сопровождающему невысокую девушку вместо аромата духов и еле заметно (думает, что незаметно) кривит губы в улыбке, так и не обнаружив запаха травки. Верит, привычно перебирая аптечку и на вопросительно-подозрительный взгляд получая «это всего лишь успокоительное. Ну и что, что транквилизатор?».
Верит и продолжает с настойчивостью беспокойной мамаши пихать ей в карманы брошюрки новомодных врачей. Офелия иронично закатывает глаза и беззвучно матерится сквозь зубы, но в открытый конфликт вступить не решается. Она не лежала в клиниках и не собирается, хотя очень не исключено, что стоило бы. Говорят, что бывших наркоманов не бывает, а чистота Фэл держится только на честном слове и обещании больше ни-ни. Очередная программа кажется настоящим разводом и посещать какие-то курсы и тренинги настроения нет. Но когда её женщина говорит ей «Иди», она фыркает и ругается, но идёт. Потому что хрупкое равновесие между ними стоило слишком многого. Потому что бывших наркоманов действительно не бывает.

Реабилитационный центр как обычно напоминает больницу. Фэл здесь не нравится, но это никого не волнует. Кто бы сомневался. Она замечает смутно знакомые по старым выходкам лица, но из шайки Счастливчика – никого. Удачное имя так и не принесло ему счастья, как и всем из его окружения. Вероятно, они давным-давно кормят червей вместе с ним. Или отправились за решётку, как тот хамоватый мужчина с дредами. Слухи, через третьи уши дошедшие Офелии, особенной радости не внушали. Горькая шутка о том, что самое время менять пол и бежать из страны так и вертелась на языке. Шутить так в присутствии Исы – самоубийство. Самоубийство – вообще об этом шутить.
По глупой карточке из кармана она находит аудиторию, где собирается группа. Ей обещали, что никаких официальных бумажек не будет, чтобы не портить карьерный рост и прочее-прочее. Фэл считает это хренью собачьей и со скептицизмом древнего параноика более чем уверена, что каждое её слово будет задокументировано. Какая разница? Никакого карьерного роста, кроме должности вечной девочки на побегушках у полоумного татуировщика ей всё равно никогда не светило. Впрочем, большего ей и не нужно.

Шарлатан в белом халате, развесивший распечатанные дипломы по стенам, просит её присесть в круг и представиться. Ответная улыбка не кажется никому добродушной и милой. Если все эти люди ждут от неё киношного понимая и набившего оскомину «Здравствуйте, я Офелия Форрест и я наркоманка», то Иса совсем не знает ценности времени, если решила, что можно потратить его на этот бред сивой кобылы. Этот фарс ей знаком не понаслышке, именно так начиналось нелепая сцена в квартире у Ро. Девушка хмурится и не решается произнести полного имени, только коротко цедит сквозь зубы:
- Фэл. Больше не принимаю.
Что-то мешает ей отвести взгляд. Глаза напротив слишком знакомы. Она ожидала увидеть здесь кого угодно, но только не Софи.
Офелия не кивает, не подаёт виду, что знает её или рада знакомству. Потому что теперь всё по-другому. Потому что Счастливчик мёртв, Ирвин в тюрьме, а она только волей удачи жива-здорова. Теперь у неё есть Изабель, которая может быть даже и согласится к ней переехать, когда всё закончится. У неё новая жизнь, которую в этот раз точно нельзя пустить по хую, как всегда. А ещё она злится. Самую малость. Настолько, что и сама этого не замечает. Потому что Софи исчезла с концами, как только взяла от неё всё, что нужно, и больше не появлялась на лестничной клетке. Потому что Офелия – слишком гордая сука, чтобы искать её или хотя бы просто спросить у Алана после шапочного знакомства и нескольких мимолётных пересечений. Краем глаза она наблюдает за француженкой. Конечно, та узнала её. Конечно, не удивлена. Как, кстати, и Форрест. Ведь даже тогда, в день их первой встречи было понятно, что они обе как минимум что-то употребляют. Но, мать твою, как же всё это не вовремя.

Отредактировано Ophelia Forrest (2016-01-01 12:37:49)

+2

3

внешний вид
Каждый раз после передозировки переосмысливать свою жизнь и все равно возвращаться к прошлым привычкам? Можем, умеем, практикуем. Это такая игра – убивать себя ровно настолько, чтобы в очередной раз обещать себе, что больше никогда и ни за что. Каждый раз, когда ранки он уколов затягиваются, каждый раз, когда больше не нуждаешься в капельницах – твердишь, что больше не будешь. Что это все дерьмо куда ниже тебя, и ты совершенно не нуждаешься в этом. Каждый раз. Каждый гребанный раз ты врешь себе, да и всем окружающим. Какой такой «последний раз»? Он наступит только тогда, когда тебя не откачают. Вот тогда уж точно будет последний-последний…
Потому сейчас можно сидеть и рассуждать о том, что ты осознала, а потому вступила на путь исправления. Говоря это, думая это, пытаясь поверить в это – обманываешься. Потому что твоя природная бледность – это пышущий здоровьем облик, кардинально отличающийся от того, что от тебя осталось. Тень, серая тень. Даже сама себя сейчас бы назвала мышью, что уж говорить о других людях, которые боязливо отводят взгляд и шушукаются по углам, мол, опять не сдержалась. Да когда же ты уже сдохнешь, болезненная? Все цепляешься, держишься за свою жалкую жизнь. Они говорят, а ты зло усмехаешься: не дождетесь. Я и мой кокаиновый рай переживет вас всех. Ты хочешь в это верить, в те другие дни, когда идешь за очередной дохой, а сейчас… - Я – Софи, и я не наркоманка. – Только в глубине глаз еще видны те жизненные силы, что не давали тонкому тельцу переломиться надвое и окончательно зачахнуть.
Ты все утро повторяла эту фразу перед зеркалом, пытаясь убедить хотя бы себя в этом, но даже борьбу с собой ты проиграла. Они, весь этот сброд, тебе не верят, но кивают, соглашается. Они ведь тоже не наркоманы. Никто из них не лежал под капельницей, цепляясь за утекающую сквозь пальцы радость к жизни. Они, ты и она. Она – эта девушка напротив. Она – это черные глаза, которые иногда приходили тебе во снах. Она – это твоя личная магическая палочка. Или ручной Алладин? Сказать сложно, ведь ты и сама пока не можешь определиться, как и раньше не могла. Ваши редкие встречи, твое желание врываться в чужие жизни, а после пропадать, всегда едет по людям танком, а потом ты удивляешься, что они и знать тебя не хотят. Смотришь в глаза ей, своей шаманке и не понимаешь, какого черта она то здесь забыла. Фел. Офелия.
До конца вступительной речи, приветствий, какого-то звукового шума, под названием «чужая речь», ты не слушаешь, а только смотришь в глаза напротив. Может, она какое-то наваждение? Тебе было страшно, вот ты и вызвала сюда хоть кого-то знакомого. Нет? Она реальна, как и ты? Не верится, хочется подковырнуть воспоминания ногтем и спросить: приходила ли к тебе моя мать? Шептала ли тебе во сне колыбельную о смерти? Но все эти вопросы не должны трогать других людей, потому что только вы вдвоем поймете, о чем идет речь, потому ты пытаешься спросить взглядом… но он слишком невыразителен и расплывчат, а ты – слишком слаба.
Дальше вас просят разделиться на парочки, к тебе зачем-то подходит парень, он напоминает тебе Рикки, твоего маленького глупого мальчика, который не смог завладеть тобой, так и этот юноша остается ни с чем. Ты отрицательно машешь головой, и идешь прямиком к Фел.
- Ну, привет. – И в этой фразе было куда больше, чем могло показаться на первый взгляд. Софи, как испытание для всех, кто может сломаться. Софи, как молот, который рушит, просто падая сверху – внезапно и без предупреждения. – И тебя нелегкая занесла в это унылое место. Забавно. – Тебе действительно почти смешно, другое дело, что твое тело сейчас слишком слабо, чтобы расхохотаться во все горло. – В любом случае, выглядишь ты неплохо. – Ты не намекаешь на то, что сама выглядишь дерьмово, скорее констатируешь факт, и сама надеешься, что тебя не спросят о том, почему больше похожа на смерть. Оказалось, что от наркоты худеешь порой быстрей, чем от недостатка еды.

Отредактировано Sophie Briol (2016-01-11 19:56:17)

+3

4

Фэл кусает губу неуверенно. Маскирует дёрганную неврастеничность за внешним упрямством. Она не хочет общаться с людьми. Тем более, выбирать себе пару. Тем более, прикасаться к ним, становиться за руки в круг или что там ещё принято делать на этой пародии школьного тренинга. Бледный очкарик-студент тянется к ней, и её передёргивает. Чего тебе, парень? Подсыпали кислоту на тусовке по глупости, ощутил себя супергероем на время, но проснувшись наутро в заблёванной ванной, не помнишь как и зачем просрал свою гордость отличника? Или пыхнул разок-другой перед парами и зачем-то вообразил себя опасным злым наркоманом? Офелия тоже кажется тебе злой и опасной? Чувствуешь себя рядом уверенней и спокойней?
Подвинься-ка, парень. Софи не даст тебе шансов.
Ботаник что-то скомканно мямлит из-за её худого плеча, но его уже больше не замечают. Садится на уши такому же полупрозрачному мужичку с просвечивающимися сквозь тонкую кожу костями и немедленно забывает о внешней здоровой девице со взглядом озлобленного подростка и хрупкой иссушенной женщине.
Нельзя сказать, что она сильно сдала. Растворилась, исчезла, слилась с этой белой больничной стеной. Но не сдала. От неё остались только глаза, знающие без слов, читающие насквозь, как открытую книгу. Уйти немедленно, забыть про все обещания. Иса была неправа. Это не лечение, только регресс. Софи Бриоль снова утянет на самое дно без возможности выбраться. Фэл остаётся. Не знает сама почему. Они должны быть откровенны друг с другом. В этом и смысл групповой терапии.
С чего бы начать?

Привет. Я не знаю, кто твоя мать. Я никогда с ней не говорила. Я обманула тебя в твоём отчаянии и себя в моём стремлении к новому. Все эти свечи и доски – обычное барахло, которое раздают обаятельные пиздюки вроде нашего доктора, только без степени и разноцветных сертификатов. Нет смысла верить во что-то, кроме себя. Я бы давно избавилась от всего этого хлама, но Исе он нравится. Хочешь, я вас познакомлю? Она совсем не такая, как ты, ведь я никогда не пыталась тебя заменить. Впрочем, как и найти. Она, скорее всего, решит спустить тебя с лестницы. Ей одного взгляда будет достаточно. Хочешь? Конечно, не хочешь. Я буду с ней жить. Здорово, правда? Фэл, которую ты помнишь (наверное, всё ещё помнишь), не пускает к себе дольше, чем на ночь. А ты…? Куда же ты вляпалась на этот раз? Не зови меня за собой, я не пойду.

Но Офелия всё же молчит. Врач-аферист просит их пойти на контакт, как дешёвый проповедник из телеэкрана.
- Привет, - она жмёт её руку наигранно, по-мужски. Как будто крепкое рукопожатие не позволит случайной знакомой рассыпаться в прах окончательно. - Спасибо. Действительно странно. Кто тебя запихнул сюда? Суд? Меня – жена, - врёт и не краснеет, не успевает даже спросить себя «А зачем?». Играет какую-то роль, хочет казаться серьёзной и взрослой. Или же дело в том, что они с Исой и правда частенько напоминают пару семейных пенсионеров? Пенсионеров, которые до самой старости так и не решаются съехаться. Очень смешно.
Софи нет дела, Офелия – не для неё, и это правильно. Так и должно быть.
Она переводит взгляд на врача. На дверь. На француженку. Вопросительно изгибает резкую бровь.

Свалим отсюда? Я не хочу набивать им карманы. А ты?

Качает головой. Нет. Нельзя.

Свалим отсюда?

Отредактировано Ophelia Forrest (2016-01-01 18:52:56)

+1

5

Не повстречай Софи здесь знакомую, могла бы притвориться действительно - усталой, беспомощной и совершенно разбитой. А, может, даже не притвориться, а показать свои настоящие чувства. Но нет, когда рядом были люди из прошлой жизни, которые еще помнили ее красивой, статной и сильной, она попросту не имела права сейчас сдаться. Особенно, если учесть, что в общем-то самое сложное уже пройдено. Она в очередной раз выжила, победила. Победителей же не судят, вот и ее никто не имел права судить, лишь тихонько радоваться, что в очередной раз эта взбалмошная девица встала на путь исправления. Впрочем, этот пусть никогда не был пройден ею до конца: рано или поздно срывалась. Рано или поздно падала вниз. - Удивишься, но нет. Это была моя инициатива. Хотя, - пальцы движутся в направлении шаманки, словно в желании прикоснуться к ней и поверить, что это действительно она, а не морок, который зачем-то вытащил именно этот образ. Но замирают в нескольких сантиметрах, как раз после слов о жене. Бровь удивленно приподнимается вверх. Значит, жена? Это заявление было абсолютно не смешной шуткой. Или это была не шутка? - я всегда придумывала глупые вещи, чтобы разнообразить свою жизнь. - Не сознается, конечно же нет. Пусть по ней и видно, что смерть в этот раз была даже ближе, чем обычно, но признаться в своей слабости не хотела.
Вначале разговор происходит стоя, потом, после знакомства, можно было присесть. Софи же не хотела ни стоять, ни сидеть, ей бы лечь. Развалиться на чем-то мягком и закурить, а после развалиться и смотреть в небо. Сейчас даже после одной сигареты сшибало так, что потом еще двадцать минут не было сил пошевелиться, потому Бриоль не злоупотребляла. А вот здесь и сейчас, при виде Фел хотелось не то, что курить, было желание напиться в хлам! Странно - к чему бы это.
Предлагаешь сбежать? И даже не устроить шоу?
Скрыться тихо, это же совсем не о Софи. Даже сейчас, когда она была слаба, становиться серой мышью не собиралась. Достав из кармана пачку сигарет, зажигалку. Курить здесь было запрещено: был специальный предупреждающий знак, а еще сверху разбрызгиватели воды, именно потому Бриоль и хотелось это сделать. Испортить встречу всем, и уйти с Фел, совершенно не задумываясь, куда поедут.
Казалось, никто не замечает, как француженка достает сигарету, поджигает ее и выдыхает дым. Кажется, будто никто не слышит запаха дыма. Никто, кроме пожарной систему. - Жена, говоришь?.. - Софи никогда не была ревнивой, особенно, ей не приходилось ревновать тех, кто никогда и не был ее. Но почему же сейчас так странно и совершенно неприятно это слышать? Будто этим статусом Оферия хочет отгородится. Глупо и наивно - если Софи хочет, она это получит.
Вода включается словно по команде, люди, словно ошпаренные начинают кричать, закрывать голову. Вот только это просто вода, она не навредит, разве что сделает вас мокрыми и раздражительными. Но Софи не двигается, курит, пока еще может, потому что сигарета намокает быстро. - Поехали? Мы так давно не виделись. - Кажется, наконец-то все поняли кто виноват и желают отмщения. Но Бриоль уже тащит Фел к двери, за которой ждет охранник-негр. - Ничего, в машине тепло, и возможно даже есть какие-то шмотки. Куда хочешь поехать? Только, я сейчас не пью даже... мне нельзя пока.

+1

6

Слово-то какое странное, незнакомое. Жена. У примерных солидных мужчин при часах есть жена, её статус вряд ли решительно отличается от дороговизны этих самых часов, но это не важно, ведь так? У их постоянных клиентов - татуированных безмозглых качков и бритоголовых затянутых в кожу женщин есть жёны. У Офелии нет жены.
Кивает, словно это само собой разумеющееся. Мол, всякое в жизни бывает, подумаешь. Было бы забавно. Ты заботишься о ком-то, кто-то заботится о тебе. Потом вы заводите кошку. Ссоритесь, кому за ней убирать каждое утро, потому что «это же ты её притащила». В гробу она всё это видела, если честно. Как будто отсутствие штампов спасает её от необходимости отдавать свою жизнь кому-то, делает этот процесс не таким очевидным. Брак – это скучно. И всё-таки, произнося это слово, Фэл чувствует странную гордость. Ей почти нравится, как это звучит и без всяких «почти» - выражение лица Софи в этот момент.

Она вымокает до нитки. Вода катится за шиворот, короткое платье вызывающе липнет к телу. Противный очкарик таращится прямиком на неё, и Офелия кривится как-то слишком брезгливо, чтобы её отвращение вдруг показалось неочевидным. Круто развернувшись на каблуках, позволяет француженке схватить её за руку и увести прочь отсюда. Темнокожий амбал в форме не по размеру просит их успокоиться и не разбегаться. Каков идиот. Думает, что им страшно. Что дождь с потолка – это просто ошибка, а не запланированный акт диверсии. Можно открыть миллиард дорогих клиник, напичкать их умными чуваками с бейджами на накрахмаленных халатах, закупать тонны таблеток. Но некоторые внешне здоровые люди лечению хронически не подлежат.
Проблему сейчас устранят - говорит он.
Нахер иди - отвечает Офелия и, удивлённая своей собственной ловкостью, проскальзывает мимо неповоротливого охранника, не отпуская чужой руки.
На улице не то чтобы сыро. Скажем так, погода немного не соответствует тому, что разгуливать в мокрой одежде, только кого это ебёт?
- Какая из этих – твоя? – девушка оглядывает место парковки. Влажные волосы вьются, пристают к шее. Обивка салона определённо будет безнадёжно испорчена. Странное дело. Фэл не хотела бежать, но сбежала. А теперь это кажется чуть ли не самым правильным решением в её жизни. Так не должно было быть, у неё есть некие обязательства, есть женщина, которую она только что практически привселюдно объявила женой, есть какие-то зачатки совести.
Обязательства… обязательства только всё портят, гнетут.
- Давай за город, а? До самой ночи. К чёрту, куда глаза глядят, - она смеется хрипло, порывисто, словно Софи – глоток свободы, а не зависимость, которая каждый раз оставляет её абсолютно пустой. Ей одновременно чертовски хреново, до тошноты от себя же, и точно так же нечеловечески хорошо. Она ненавидит себя за то, что делает это снова, но не может остановиться, потому что азарт, который загорается в их глазах – это то, чего ей давно не хватало. Примерно посещать врача за врачом и стараться каждый раз быстрее пройти мимо аптеки, конечно, было сложно и уже определенно заслуживает уважения. Но ебала она казаться хорошей для всех.
- Я бы предложила съездить на пляж, изобразить из себя моржей и искупаться, - девушка открывает заднюю дверь машины, на которую ей указывает Бриоль, и заползает в салон. Разувается и поджимает колени к груди, бесцеремонно забираясь на сиденье с босыми ногами. - Если бы мы уже не искупались. Есть идеи получше?

+1

7

Мой личный негр уже привык, что всякие девицы думают, что могут зацепить его своим острым язычком. Если уж это не получается у меня, то у них и подавно не выйдет. Зато чему он научился хорошо, так это реагировать на изменившиеся условия.
Вот мы уже бежим к машине, а он, каким-то неимоверным способом уже сидит на месте водителя и ждет, когда мы погрузимся в салон. - Не бухти больше на него, это мой личный раб. - Я шучу, и в общем-то он давно уже мог засудить меня за расистские шуточки в его адрес, но он жертвовал этим, дабы знать, что с его дочерью все будет хорошо, даже если что-то случится с ним.
- За город к пляжу? Хм... а сколько вообще до побережья? Далековато. Если ты пропадешь на несколько дней, не поднимет ли панику твоя женушка? - Мне почти смешно, а с другой стороны - очень бы хотелось посмотреть на ту, что сумела пленить Фел. - Не хочешь рассказать о ней? Я совершенно не представляю, кого ты решила придержать рядом с собой. - И ведь даже не смеюсь над ней, а испытываю действительно сильнейший интерес. Или это все настолько ценно, что мне не дано в это все влезать? Вот только, кажется, я уже влезла настолько далеко, что пути назад нет.
Пока мы беседовали и размышляли на тему того, куда можно отправится, водитель уже выруливал с парковки. Он настолько хорошо знал меня, что научился предугадывать мои желания раньше, чем я сама понимала себя. Когда я заметила, что джип несется по широкому проспекту, спросила: - мы куда? - От даже не повернулся, а лишь пробасил: - в супермаркет на окраине, а потом к озеру. До него пару часов. Там вам никто не будет мешать общаться. - Я даже не захотела корректировать маршрут: раз знает куда ехать, то почему бы и нет. Сама же в этот момент продолжила стягивать с себя мокрую одежду, оставаясь лишь в нижнем белье. - Не стесняйся его, представь, что он тумбочка или шкаф. - Посоветовала я Фел. Сидеть мокрой вряд ли приятное дело. А в салоне и правда было довольно тепло, контроль температуры, который давно уже был включен поддерживал тепло в салоне.
- Я недавно чуть не окочурилась, как тебе такая новость? - Нет, я и не думала этим вызвать жалость, скорее понимания. Хотя, кто меня может понять, когда я и сама себя не понимаю? - Кстати, не парься на счет вещей, в багажнике у меня лежит целая сумка, вожу на всякий случай, а то так часто наступают неожиданности. Не раздевать же своего негра. У охранника было имя, но я очень редко называла его по-имени - не видела ни смысла ни особой нужны, итак же понятно. - После нашей последней встречи ненадолго, но мне стало легче. А потом... кажется, нам пора напиться, иначе разговора не получится. - Я прыгала с темы на тему, причиной тому была либо нервозность, либо время, которого прошло слишком много.

0

8

Личный раб? Что, серьёзно? Офелия пытается удержать хриплый смешок хотя бы из вежливости (нет, на то, чтобы просто не посылать незнакомых людей куда подальше, её вежливость не распространяется. Слишком многого хотите, уважаемые господа), но всё равно удержаться не может. Только Софи может до такого дожиться. В этом и прелесть, её особенный шарм, за который хочется то ли убить на месте, то ли восхищаться. Во всех красках нецензурной лексики, но тем не менее восхищаться. Расистские шутки? Фэл никогда не любила расистские шутки, считала, что это низко и грязно. Куда ниже, чем загибаться в углу очередного притона. Если ты над чем-то смеёшься, значит, ты это негласно поддерживаешь. Она никогда не поддерживала дискриминации, но сейчас ей почему-то смешно. Зачем вообще придавать чему-то значение, прости господи? Тем более, что амбалу, кажется, срать на них обоих и на их далекий от толерантного юмор (или отсутствие юмора). Вообще, это прекрасно.
Прекрасно, она имеет в виду, когда всем на всех срать. Идеальное понимание, идеальные отношения. Было бы так всегда.
Равнодушно-ироничной Офелии срать на анорексично-худую Софи.
Возвышенной, яркой Софи срать на шаманку, которая не шаманка. _не_ее_шаманка во всякой случае.
Или всё-таки нет? Не насрать?
- Её зовут Изабель и ей восемнадцать, - Форрест разводит руками, мол, смотри, как низко я пала, - Упс.
И только потом вспоминает о том, что возраст – конечно, не то, что может определять её женщину. Скорее это определяет её саму не в слишком выгодном свете. С каких пор она вообще мыслит такими стандартами? Мда.
- Она любит розовый и не любит наркотики. Думаю, это достаточно исчерпывающее обстоятельство? – «А ещё она совсем не такая как ты» - думает Фэл, но вслух не говорит ничего. – Конечно, поднимет. Кажется, этого ты и добиваешься, а?
Хитро улыбается зеркалу заднего вида. В каждой шутке – всего лишь доля шутки. А потому отчего-то уже не смешно. Девушка фыркает, без тени стеснения заводит руку за спину и, матерясь на скользкую намокшую ткань, расстёгивает молнию платья, стягивает с себя рукава.
- Темнокожий раб за рулём и полуголая женщина? Кажется, если нас остановит дорожный патруль, у тебя будут серьёзные проблемы в международно-правовой сфере. – Софи уже раздевалась при ней в абсолютно не сексуальной контексте и, видимо, именно об этой встрече она говорит. Теперь очередь Фэл? Ладно, бессмысленно брать её на слабо. Она подтверждает это не словом, но действием, спускает вниз бесполезный прямоугольник мокрого платья так, словно мужчина на водительском сидении и правда тумбочка. Кивает, старается быть понимающей, хотя не понимает совсем ничерта. Пытается проявить своим видом участие, хотя и знает, что не сумеет да и не захочет уметь.
– И как оно на том свете?

+2

9

Это имя перекликается с другим именем - Иса. И недавним, но уже бывшим, Ричем. Во рту появляется чувство горечи. Не смогли, разбежались, а он так вообще, в тюрьме, кажется. Или нет? Софи не знает и не хочет знать. Единственное, что осталось, так это Иса, его дочка, о которой Бриоль по мере сил своих заботится. Хотя, француженка уже так давно ничего о ней не слышала. Последний раз, когда были проблемы с врачом. И да, после выяснения ситуации оказалось, что гинеколог нужен был Лоле, а не Руру. Тем лучше.
- Это смешно. Готичная принцесса нашла себе маленькую девочку в розовом? - Подкол, пусть и беззлобный, но вряд ли приятный. Вот только Софи плевать, обидится ли на нее Фел. Не плевать последнее время только на себя. Когда ты на грани смерти, самым важным становится твое личное выживание.
- Думаешь, меня это может напугать? -  Если бы Бриоль хоть иногда останавливалась и думала о последствиях, то у нее был бы уже дом, семья и дети. Она бы ненавидела свою жизнь, но постоянно думала, думала и думала. Думать не хотелось, думать было тяжело уже давно, потому оставалось только двигаться вперед.
- На том свете чудесно, но возвращаться на этот - тот еще отстой. Теперь приходится следить за питанием, жрать таблетки пачками, и пытаться совсем уж не захиреть. Знала бы ты, сколько приходится тратить денег на реабилитацию. На сохранение красоты и уравновешенности. Будто бы это кому-то нужно. - Жаловаться не хотелось, а потому вылазил какой-то сарказм, или даже ненависть. Все, что было неприятное в ней, все вылазило. - А самое гадкое знаешь что? Когда тебя вытянут, нужно жить и бороться, и никому не интересно, что ты уже давно сдалась и тебе это все не нужно. - Софи говорит, что сдалась, но выглядит так, будто ее путь только начинается. Она говорит одно, но вся будто бы не согласна с этими словами.
вв
Машина остановилась, водитель вышел, потом приоткрыл дверь, закинул вещи и закрыл. - Выбирай, что нравится. - По-хозяйски открывая сумку и разрешая Фэр выбрать одежду. Для себя вытащила теплый длинный безразмерный свитер и джинсы. Туфли, к счастью, были уже сухие, потому хотя бы обувь можно было сохранить.
- Пойдем затаримся. Я не ожидала сегодня гостей в своем джипе. - Одевшись, Бриоль выскользнула из машины и закурила. Посмотрела на унылую заправку: - ты же умеешь разжигать костер? - Посмотрев на негра и получив утвердительный кивок, продолжила: - вот и отлично. Следом вышла и Офелия. - Есть что-то особенное, чего ты хочешь? Может, зефир? - Подмигнула и потащила шаманку к магазинчику.

0

10

Забавно. Нет, это и правда забавно. Шаманка, принцесса – кем ещё считает её Софи? Всю жизнь тебе навязывают определённые роли, но, кажется, Фэл впервые не против. Не то что не против, но не вызывает агрессии. Это Бриоль, что с неё взять. Мастер нелепых сравнений, которые, несмотря на всю свою дичайшую неуместность, почему-то всегда попадают в самую точку.
- Если я и принцесса, то из откровенно херовой сказки, - Офелия жмурится недовольно, пропускает чужие слова сквозь призму критического анализа. Чёрт, кажется, у них даже больше общего, чем она думает.
- Я ненавижу, когда меня спасают, - кивает в подтверждение своих мыслей и слов, - Но приходится сидеть в хреновой башне, потому что так вроде как все счастливы.
И она счастлива, конечно, счастлива. Иса – всё, что ей нужно. Но почему-то это не мешает ей преспокойненько раздеваться в машине, в сущности, малознакомых людей.
Форрест демонстративно держит долгую паузу, поглядывает в зеркало заднего вида, впрочем, ничем не выдавая какой-либо обеспокоенности. Она помнит, жизнь Софи сплошное дерьмо – глубокое и беспросветное. Ну и что? Она уже делала так, выливала на Фэл всю эту скверно пахнущую субстанцию, что в ней была, а потом исчезала бесследно. Не-а, в этот раз не прокатит.
- К сожалению, знаю, - многозначительно мурлычет под нос. – Хотя не буду пиздеть, что настолько хорошо. Конечно, есть разница между тем, когда ты радостно собираешься сдохнуть, и всем вроде как не насрать, но на самом деле – насрать, и между тем, когда твоя девочка в розовом вдруг решает, что ты недостаточно пересрала ей жизнь, чтобы вот так просто слиться в притоне. Есть, но она не так уж и ощутима теперь.
Это проблески чувства вины или что? Фел не знает, без возражений покидает машину и копается в сумке, находя что-то более-менее подходящее. Чужая одежда кажется ей тесноватой скорее интуитивно, это где-то на уровне ощущений, чем на самом деле. Всё-таки Софи худая. Очень худая.
вв, волосы распущены
- Я тоже умею вообще-то, - фыркает, морщит нос. – Много чего умею, не только ныть, бесить и покрывать хуями охранников, - девушка не позволяет себе удовольствия обернуться на физиономию темнокожего. Проскальзывает в ларёк и оглядывает прилавки. – Зефир? У меня нет денег. Не то чтобы они у меня когда-нибудь были, блять, - честно разводит руками. С псевдо-терапии она сбежала в чём было. – Но если ты угостишь, я придумаю что-нибудь, чем отплатить. Хочешь, снова кого-нибудь вызову для тебя? Обещаю, в этот раз точно не белочку.

Отредактировано Ophelia Forrest (2016-04-08 01:40:39)

+1

11

Смеешься, Фел тебя сегодня веселит. Раньше она казалась тебе жуткой. Раньше ты боялась ее. Раньше ты думала, что она может провести тебя в мир, который никогда не выпустит тебя из тех пут. Смертельных холодных пут. Скажи мне, скажи правду - действительно ли шаманка знает об этом всем или только притворяется?
Раз, два, три - капает недалеко кондиционер, усиленно пытаясь сделать температуру в магазине однородно приемлемой. Будто у тебя внутри капает. Тянется, рвет, терзает. Внутри, где давно пророс мак, который навсегда сохранит память.
- Так говоришь, будто я просила у тебя денег. Моя машина, мои шмотки, мой водитель, почему деньги должны быть не моими? Выбирай, что понравится. Устроим пикник... - заходишь в магазин и тихо, будто бы себе говоришь: - давно я не была на озере. - В общем-то, в супермаркете собственно персоной ты доже была очень давно. Блуждаешь меж стеллажей, набираешь разной вкусной вредной фигни. Сосиски, зефир, чипсы, колу и ром. Пить так пить! Если бы кто-то тебя спросил - зачем ты сейчас увозишь Фэл отсюда, ты бы и не сказала даже. Просто хочется. Очень-очень хочется разрушить чью-то жизнь. Особенно жизнь той, у которой все как-то лучше. Кажется, даже наладилось. И даже если это совершенно не так не выглядит Офелия замученная семейной жизнью. Вот тут возникает другой вопрос - а зачем это все Фэл? Неужели можно пожертвовать всем ради... ради сумасшедшей француженки.
На кассе берешь сигареты, ждешь пока к тебе подойдет шаманка с тем, что выбрала. Выгружаете это все на стойку к продавцу и начинаете ждать пока он все пробьет, запакует и заберет деньги. Говорить при нем ничего не хочется, будто бы он может разбить вашу идиллию. Будто бы если он услышит ваши тайны, то ничего не получится.

Выходя из магазина, вручаешь пакет с едой негру. - Все, мы готовы. Если будем проезжать макдак - заедешь, возьмем еще мороженного. - Будто бы вы какие-то маленькие девочки, которые выбрались ночью в окно и стали крушить город. Вот только город еще стоит. А вы на бешеной скорости пытаетесь убраться из него.
Уже в машине, отъехав от заправки, раскрываешь ром: - раньше я начинала пить еще с утра, прикинь, как все изменилось, уже обед, а я еще не прибухнула. - Звучит так, будто и не Софи это все говорит. Но делает глоток из бутылки явно она. - Держи. - Иногда Софи казалось, что она тоже хочет иметь кого-то, кроме сестры, кто будет заботится. Но потом вспоминала, что любые отношения - это ограничения и сразу же понимала, что они тебе не нужны. - Может, вызовем огненного духа? Раз уж ты сама предложила. Или духа наркоты, с собой нет, так может хоть он принесет. - Шутки-шутками, а вот от наркотиков Софи бы не отказалась. Нет, она сейчас сидит на более слабых, но лишь для того, чтобы соскочить... но кого она обманывала? Соскочить никогда не получится. Хотя бы надолго.

0

12

Фэл и себе кажется жутко смешной. Ровно настолько, насколько может казаться смешной вульгарная девица, усиленно делающая вид, что, чертовски устала от жизни. Не потому, что так делают все вокруг в погоне за неумирающим трендом тленности и апатии, а потому что сидеть в башне – действительно не ее лучшая роль. Да и что такого-то? Они две взрослые женщины с полным пакетом гражданских прав и свобод и не сделали ничего плохого.
Девушка разводит руками, мол, хочешь сорить деньгами – сори. Софи не из тех перед кем стоит казаться правильной и порядочной. Все твое дерьмо она уже видела.
Руки сами собой тянутся за жестянными банками с пивом, напрочь синтетической картошкой фри и разноцветными упаковками с прочим фаст-фудом. Фэл не видит, что покупает француженка, криво усмехается, встречая ее на кассе, заметив, что их банальные вкусы и в этом совпали.
- Ты же не надеялась, что я питаюсь одним святым духом и энергией солнца? – вскидывает брови шаманка. Есть смысл в том, чтобы быть проще, жрать фаст-фуд и много ругаться, разрушить собственноручно созданный загадочный образ. Ей нравится, что хоть Софи и вот-вот развалится на куски, ее не надо успокаивать и защищать. Впрочем, может и надо, но девушка предпочитает закрывать на это глаза. Офелия не умеет заботиться и как-то совсем не хочет учиться. Но все же приходится. В том, чтобы встречаться с хрупкой маленькой девочкой есть свои негласные условности. Иса никогда не требовала от нее быть стеной, за которую можно спрятаться в нужный момент, но ведь она все равно должна быть умнее и морально старше? Проблема в том, что Фэл не хочет быть умнее и старше.

В машине даже душновато. Форрест не имеет ничего против. Понимающе наклоняет голову набок и тут же запрокидывает ее, с размаху глотает с горла. Довольно жмурится – тепло, стремительно разливающееся по гортани напоминает о том, что проебаться на вечер-другой и ничего ни за кого не решать, очень даже приятно.
- Хороший ром, - хвалит она, больше искренне, чем из вежливости. - «Мне сейчас даже пить нельзя» - издевательски протягивает и, задиристо высунув кончик языка, бегло облизывает им горькие губы.
– Предлагаешь сплясать вокруг костра? Ну а что, я могу.

Отредактировано Ophelia Forrest (2016-05-12 14:47:53)

0

13

Софи машет руками, словно отбивается от приставучих мух: - если нельзя, но очень хочется, то можно. Хотя, может я сдохну из-за этого... ну, тогда спалите меня на озере. - Смеется, а потом становится какой-то уж очень серьезной. - На самом деле я надеюсь, мне не придется гнить в земле после смерти. Хочу, чтоб меня сожгли. Хочу стать пеплом. - Как-то слишком резко разговор перекинулся в очень неприятное русло. Смерть, это вообще не та тема для разговоров, когда одной ногой совсем недавно стояла в могиле. Если же говорить о Софи, то она всегда была где-то близко со своей смертью. Они уже почти стали любовниками из соседних городов, которые раз в пол года навещают друг друга. Которым так удобно и хорошо.
- Да, можно и сплясать. Иначе можем и замерзнуть, все-таки не лето уже давно. И даже здесь уже не так жарко, как обычно. - Пляски у костра - нечто новое, обычно Софи проводила свой досуг в более комфортных условиях, но раз уж сама потащила Фел за город, то и вносить новшества будет не лишним.
Достав из кармана зажигалку, Бриоль хотела подкурить очередную сигарету, как машину тряхнуло и зажигалка вывалилась из тонких пальчиков и полетела вниз. Пошарив рукой, француженка достала из-под сидения совсем не зажигалку: - Никогда не думала, что потеряю зажигалку в машине, зато у меня есть... отвертка! - Такие штуки Софи видела когда-то в гараже, а еще они валялись на всякий случай в багажнике, что инструмент делал здесь было совершенно не понятно. - Это твое? Не раскидывай всякий хлам в машине. - Обратилась девушка к водителю, он повернулся, увидел отвертку, видимо, тоже удивился, но забрал. А вот зажигалку - не выдал. Лишь сказал что-то о том, что пить мисс Бриоль нельзя. Как будто она сама этого не знала. Знала и именно потому - нарушала.
Впереди показалась какая-то бургерная. - Мороженное, да? Заодно и зажигалку нужно найти. - Машина вырулила на стоянку и остановилась. - Фел, сходи с бугаем, возьми мороженного, ну, и вдруг еще чего захочешь. Кошелек с наличной всунула в руки шаманки и разве что не вытолкнула из машины, а сама начала искать свою серебряную безделушку.
Зажигалка нашлась почти сразу, но помимо нее еще: наручники, кусачки и кляп. Софи не помнила, чтобы оставляла здесь эти вещи. Потому либо Лиза их здесь забыла, либо охранник любит развлекаться. В любом случае выйдя из машины, женщина прихватила с собой и наручники и кляп, кусачки оставила на сиденье водителя. Личный негр разберется куда из деть.
Когда на горизонте показалась Офелия, француженка покрутила на пальце наручники: - смотри, что нашла. - В другой руке был кляп: - а еще вот это. Не смотри ты так на меня, я не знаю откуда это все здесь. - Повернув голову к охраннику внимательно посмотрела на него, он лишь пожал плечами и сообщил, что пока я лежала в больнице машину несколько раз брала Лиза. Даже смешно представить, что моя сладкая Лизабет могла оставить это все здесь. Хотя, она давно уже взрослая и в ее личную жизнь мне лезть было не с руки.
- Мороженное? - Отвлекая свое внимание на другое, более сладкое, спрашиваю у Фел. В общем-то до озера уже осталось минут двадцать, если не меньше. Нужно было успеть съесть мороженное, потому что потом будут долгие муки разведения костра... ну и прочие. Муки.

0

14

- Зачем устраивать лишние сложности, если можно испортить природу и пустить труп по реке, представляя себя благочестивым индусом? – Фэл пожимает плечами. Что будет с ее собственным трупом, ей вполне себе наплевать. Паршиво, если бы черви жевали тебя и при жизни, а что будет в земле – да кого это вообще ебёт? Но доля разумного в сказанном всё-таки есть. – Херовость похорон заключается не в разложение. Думаю, нам обоим к этому времени будет насрать. А вот когда представляешь, что ты лежишь весь такой красивый нарядный в гробу, а вокруг тебя собираются люди и зачем-то рыдают, делая вид, что они пиздец как любили тебя… это да, неприятно. Зачем вообще это придумали? Можно подумать, поплакать из вежливости – это верх этикета. Дерьмовый какой-то у вас этикет.
Девушка хмыкает, но не решается закурить по собственной инициативе. Насколько они обе разные люди, настолько же и похожи. Офелия не сомневается, что какими-то особыми творческими талантами она точно не обладает, но проёбывать зажигалки – это точно какая-то суперспобность.Было время, она закупала их пачками на каждый раз. Было время, ей их просто дарили, зная, что это входит в разряд предметов первой необходимости (кое-какие, особо любимые она хранит до сих пор, не рискнув даже ни разу вынести из квартиры). Но как пропадали, так пропадают, такая судьба. Вот и теперь Софи роняет столь ценный предмет, а у Фэл его даже не было с собой, несмотря на то, что курит она каждый день и помногу. Бывает.
Бугай не хочет с ней говорить. Офелия ему явно не нравится, впрочем, его никто и не спрашивал. Девушка выходит из машины, чтобы скупить целую упаковку мороженого – хотя и любовью к сладкому не отличается. Пакет она торжественно несёт сама, не доверяя громиле, то ли строя из себя сильную и независимую, то ли принципиально подчёркивая его функции мебели. Сам виноват, раз позволяет.
- Надеюсь, ты любишь фи… - Фэл не договаривает, замирает, открывая дверцу машины. Усмехается криво и резко, пытаясь скрыть за этим своё удивление. Секс входит в такую особую сферу ее повседневной жизни, что  «есть и ладно. Нет? Да и хуй с ним? Главное, есть что пожрать». Она выглядит пошлой и агрессивной, но подобные вещи, которые видит в руках Софи никогда её сильно не привлекали. Забавно.
- И кто из вас верхний? – Фэл переводит взгляд с водителя на француженку и смеется. – Хотя подождите, кажется, я и сама догадалась.
Стереотипы такие стереотипы. Секс, основанный на чьем-то доминировании и подчинение вообще сам по себе полон стереотипов. Ну да ладно.
Офелия располагается на сидении всё-таки позволяет себе закончить свою самую первую фразу, протягивая Бриоль пак с мороженым.
- Надеюсь, ты любишь фисташковое. Потому что я люблю.

+1

15

- Терпеть не могу... - Смеешься, усаживаясь в машину. Да, фисташковое - это не мое, но почему бы сегодня не взять ложку и не сожрать его? Вот так прямо из судочка зачерпывая с горкой и засовывать в себя. Давясь от холода и понимая, что вкус мне не понравится никогда. Отвратительно. Никогда не любила, но если я после очередного передоза и так как призрак, что мне терять?
Мы ехали по скоростному шоссе, в машине играла музыка, а мне хотелось развести костер и танцевать вокруг него, будто вызывая дьявола или, что более возможно, на улице Хеллоуин. Но нет, на улицы стояла осень, уже даже ее окончание. В Сакраменто всегда тепло, даже зимой, но сегодня день выдался пасмурным, а возле воды будет еще холодней.
Мороженое уходило с какой-то неимоверной скоростью. - Кто бы мог подумать, что сегодня я буду делать то, что хочу и чего не хочу. - В последние дни, правда, было больше "не хочу". И я постепенно начинала к этому привыкать.

Машина остановилась на стоянке, впереди виднелось озеро и лес. - Хватай продукты и пойдем. - Говорю громиле, само собой, он увяжется следом, так пусть хоть что-то полезное делает. Сама же захватила плед, который разыскала в багажнике. - Фел, как думаешь, мы найдем веток для костра? Я забыла купить дрова... - По идее, здесь есть оборудованные стоянки для кемпинга и там лежат заранее заготовленные дрова, цепки и распал, но возможно это все добро убирают осенью.
Ха! Нам явно везло, у дальней беседки рядом с кострищем, которое обложили камнями, было видно несколько поленьев и сухих веток. Наверное, кто-то приезжал на выходные и решил не убирать, оставить для случайных путников, как мы. - Смотри, а нас здесь ждали. - Совпадение или мы должны были приехать сюда - кто знает. Главное, что ощущение правильности происходящего не отпускало ни на миг.
Усаживаюсь на бревно рядом с нашим будущим костром, кутаюсь в плед. Солнце уже начало садится, скоро совсем потемнеет и на озере нет фонарей. Освещается только стоянка, но до нее теперь довольно далеко. - Разводи костер, а я... - Пальцы проводят по дереву, натыкаются на неровности. Отвлекаюсь от разговора и опускаю взгляд вниз: там написано Вайолет+Тейт= а дальше ничего нет. Наверное, там не хватает сердечка. Может, дорисовать? - Тут недописанная надпись, как думаешь, что с ними случилось? - Мне представляются какие-то страшные картинки, и я начинаю рассказывать о них, не то, чтобы хочу напугать, но получается достаточно жутковато: - представь, если здесь сидели подростки, которые любили друг друга. Горел костер, парень вырезал их имена на бревне, но тут раздался шорох... ууууу... - и прямо на них выбежал псих с бензопилой! Порубил в кровавое месиво и скрылся. Или, нет, не скрылся - его застрелили и теперь по ночам он нападает на влюбленных! - Не рассмеяться было сложно, а после того, как мой личный негр сказал "бу!" так и подавно. Я начала смеяться и вдруг соседние кусты затряслись... реально, я закричала от ужаса, решив, что это тот самый убийца. Но вместо злобного демона, к нам выбежала собака. Да, я выглядела как идиотка, а потому после ужаса, сковавшего все тело, стало неимоверно смешно. Фантазия часто мешает нормально жить.

Отредактировано Misty Day (2016-06-15 20:14:31)

+1

16

То, что хочу и чего не хочу? Очень забавно. Софи смешная. Можно подумать, кто-то её заставляет с ножом у горло. Фэл представляет себя в роли «мороженой террористки» и хмыкает. Глупо. Какая разница, что в твоём пластиковом стаканчике, если в самой черепушке не всё в порядке. А то, что в черепушке у Софи всё далеко от порядка, Офелия знала давно. Не то чтобы это когда-нибудь её пугало. Должно было напугать, но почему-то в нужное для этого время эффекта не произвело. Ну бывает.

Форрест захлопывает дверцу машины и с трудом удерживает себя от шутки о том, что они обе и сами как дрова. По крайней мере, в эмоциональном диапазоне. Об охраннике лучше и вовсе молчать. Действительно ли в нём пробудились зачатки морального мазохиста или дело тут в непомерно высокой зарплате, Фэл предпочитает не думать. Не её это дело. Она тянет руку за пледом, но в тот же момент передумывает. Свежий воздух приносит незнакомое чувство трезвости и сознательности собственности действий, и терять это ощущение не хочется.
- Есть, мэм, - приставляет ладонь к виску козырьком, отдав часть по-армейски. Смеётся. Фэл не боится садиться прямиком на холодную землю – детородная функция ей всё равно ни к чему. Скрещивает ноги по-турецки. Как в дурацких походных фильмах учили? Разводить огонь трением, серьёзно что ли? Она честно пытается. Разок, другой. Недовольно ругнувшись, бросает бесполезную палочку в сторону.
- Блять, вот дерьмо. Ладно, я уже поняла, что трение – не моё, - то ли бессмысленный комментарий, то ли неудачная шутка о собственной половой жизни. Плюнув на всё, Офелия забирает у охранника спички, бодро щёлкает о коробок и торжественно бросает одну в костёр. - Вуаля!
Огонь не пугает её, она садится поближе, греет развернутые ладони, скептически морщит нос. Фэл и романтика? Что за глупости.
- Хах, нам он наверняка не грозит. Жалко мужика, неблагодарная у него работа, - почему ей жалко маньяка, а не безмозглых подростков озвучить она не успевает. Настораживается и внутренне жалеет, что это не псих с бензопилой. С собаками у неё дружба не ладится. Кто вообще придумал, что это друг человека? Фэл не боится собак, конечно нет. Скажем так – настораживается. Пёс, впрочем, её настроения не разделяет, подходит ближе, виляя хвостом. Форрест видит, что он не проявляет агрессии, но всё равно подсознательно напрягается.
- Эй, уходи, - предупреждающе хмурится. Старается выглядеть грозно, а не смешно. Получается прямо противоположно. - Уходи, мать твою, кому говорят?! – Офелия поджимает колени к груди, инстинктивно отползает назад по земле. Пса её желания не волнуют, коротким прыжком он настигает девушку и, опрокинув на спину, лижет лицо. Раздаётся возмущённый вой.
- Вот ведь, а… - она недовольно шикает, но всё же осторожно и опасливо касается ладонью загривка собаки. - Как звали маньяка, не помнишь? Какие вообще имена маньяков тебе нравятся? Надо же как-то обращаться к вот этому.

Отредактировано Ophelia Forrest (2016-06-19 18:08:09)

+1

17

- Ты не меняешься. - Говоря это, слегка щурюсь, смотря на разгорающийся костер. Я всегда любила огонь. Говорят, на три вещи человек может смотреть постоянно: как горит огонь, течет вода и работает другой человек. Первый два были как раз моим случаем, но если бы попросили выбрать, я была бы водой. Потому что я не умела греть, а вот утекать сквозь пальцы - да. Я могла заставить чужой мозг закипеть, могла ошпарить, но испепелить - нет. Я всегда была водой, и мне это нравилось. Забавно, ведь даже стихия, причисляемая моему знаку зодиака говорила, что я отношусь к воде. И как здесь не начать верить гороскопам? Правда, я редко задумывалась об этом. Вообще, я старалась не задумываться слишком сильно. Иногда это является появлением морщин и седых волос. С моим образом жизни они и так скоро появятся.
- Это всего лишь байка... - говорю, но особой уверенности в голосе не слышится. Будто бы я даже себя в этом не могу убедить, а пытаюсь еще кого-то. Смешная и наивная девочка Софийка, которая никак не может вырасти. Только других не обманешь, они видят, как сильно ты борешься с собой. А еще, кажется, они видят, что ты проигрываешь.

Наверное, не стоило рассказывать такие дурацкие истории в сумерки. Все же, бурная фантазия не только такое подкидывает, она может и чего похлеще нарисовать. Например, самого настоящего маньяка. Впрочем, кто сказал, что собака лучше маньяка? Только тот, кто не встречал злобных псов, готовых сожрать лицо человека. Животных, и в особенности собак, я никогда не любила, и откровенно побаивалась. Единственный пес, к которому я могла относится без опасений, был пес отца, которого я сама же и выбрала. Но даже с ним я предпочитала наедине не находится. К счастью, вышедшее из чащи чудовище, не обратило на меня никакого внимания, лишь коротко и оценивающе посмотрело, и побежало прямиком к Фэл. Если бы пес приблизился ко мне хоть на шаг ближе, пришлось бы, наверное, умереть от страха тут же. Не отходя далеко от кассы. К счастью, радикальных мер не потребовалось.
- Забирай домой, - смеюсь. Даже не думала, что какая-то живность сможет вот так резко, считай с первого взгляда полюбить Фел. И больше того - попасть к девушке в дом. Я совсем не знала девушку, с которой живет Офелия. Мне даже представить ее было трудно. И тут внезапно, то ли в попытке задеть, то ли просто посмеяться: - а она русая, ну твоя Изабель? Может, и собаку назвать также. Не зря же прибежала сторожить тебя. - Почему-то казалось, что меня сейчас попросту пошлют, но какая разница? Если учесть, что я сама год назад чуть не стала обладательницей взрослого ребенка по имени Иса Руру, как дополнение к мужчине, к которому была привязана... которого страстно желала. То молодая любовница Фел меня уже даже не удивляла.
Сделав большой глоток алкоголя, киваю на собаку: - как думаешь, поднимет лай, если ты и правда начнем здесь шаманские танцы танцевать? - Ну, как шаманские. Скорее их жалкое подобие и то, в желании скорее согреться, чем действительно в надежде вызнать какого-нибудь духа леса. Если мы кого и призовем, то разве что лесничего с ружьем, заряженным транквилизаторами.

Отредактировано Sophie Briol (2016-08-18 10:43:45)

+2

18

Маньяки хороши в дарковых романтических сказках наподобие Ганнибала или только что рассказанной Софи страшилки. Встретившись с ними вживую, Фэл вряд ли рискнула шутить и зубоскалить по старой привычке. Впрочем, кто знает, кто знает. Ирония – плохое оружие против убийц и насильников, но это единственное, чем она действительно умеет защищаться. Не от собаки. Собаке вообще, похоже, до лампочки. Животных и правда редко волнует чужое мнение. Офелию они не любят. Она вообще редко производит впечатление человека, к которому тянутся щенки, котята и дети. И те и другие требуют внимания и заботы. А капризный орущий свёрток одним своим способен привести девушку в праведный ужас. Фэл бы с удовольствием завела какую-нибудь огромную африканскую улитку, которую необязательно часто кормить, а уж разговаривать с ней и вовсе выходит за грани маразма. Или таракана. Тараканы наводят ужас на всех случайных гостей и работают как замечательный оберег от нежелательных (то есть вообще от любых) гостей.
- Я не люблю собак, - честно признаётся Офелия и пытается принять сидячее положение. Четвероногий монстр попытки к побегу, увы, замечает, придавливает тяжёлой лапой к земле. – Тяжёлый, - как-то даже уважительно тянет девушка и фамильярно треплет пса за ухом. Животное снисходительно фыркает. Просто отлично. Только собачьих слюней ещё не хватало для полного счастья.
- Во-первых, он мальчик. Оно и понятно, мужики всегда так, - хмыкает она. Странное дело, Фэл не любит собак и не любит мужчин, но конкретно этот, кажется, не так уж и плох. Слюнявится и раздражает, но всё это лучше, чем острые зубы в лодыжке. А вот шутка была какая-то странная. Софи словно отрывается на неё за то… да за что, собственно? Впрочем, это нормально. Это же Софи. Софи – не образец такта и хороших манер и именно это в ней всегда подкупало.
- Я бы выбрала что-нибудь французское. Просто так. Но ничего, кроме банальных Жанов и Жаков мне в голову не приходит. Как считаешь? - парирует Фэл. Идея завести пса уже не кажется ей такой уж ужасной. В конце концов, психиатр из клиники говорил, что ей будет полезно приобрести какие-нибудь новые привычки взамен старых и вредных. Смешно. Она и Иса быстрее передерутся за то, чья очередь гулять с собакой.
Гулять.
С собакой.
Стареешь, Фэл.
- Можно попытаться его подкупить, - Офелия выползает из-под лохматого пуза, подбирается к пакетам с едой и извлекает оттуда сосиску из тех, что они собирались пожарить, чтобы бросить в сторону щёлкнувшей зубами собаки. - Не знаю, как насчёт шаманских плясок, но шаманские ползки на карачках мне пока удаются.
Форрест поднимается в полный рост и подаёт руку Софи, скорее в шутку, чем всерьёз как бы приглашая начать веселье.

+1

19

Единственный, кому было не до смеха и не до веселья, это охранник. Он то понимал, что сейчас эти две ненормальные напьются и пойдут искать на жопу приключения, а ему придется эти жопы уберечь. И за одну из них, он вообще отвечает головой. Только, это его проблемы, ведь так? Софи же не собиралась ни в чем себе не отказывать, даже, если она после этой гулянки опять попадет в больницу. Иногда кажется, что это самое настоящее чудо - она еще жива и даже почти здорова. Сумасшедших любят Боги, и Бриоль была явно у них любимицей, которую оберегали и тянули вверх, разрешали ей пожить еще, натворить еще больше дел.
- Не любишь? А так и не скажешь, - француженка удивленно изогнула бровь. Вот кто-кто, а она их просто не выносила, потому как адские гончие, бегущие по следу, один из ее кошмаров. И пусть как они выглядели, подсознание рисовало наполовину разложившихся доберманом, изо рта которых вырывались языки пламени. И как-то незаметно все собаки получили этот негативный опечаток. А, быть может, все дело в собаке Рэ: забыв хозяина, она еще помнила, пусть и интуитивно, как порой было страшно, что Рэй спустит на нее своего бойцовского пса. Софи боялась и при этом доводила Рэ до белого каления.
- Еще одной девочки ваш дом не вынесет. К тому же, суки чаще всего - жуткие ревнивицы. - И тут не понятно, француженка сейчас о собаках или о девушках, но получилось очень правдиво. Что первые, что вторые не очень терпят на своей территории еще кого-то, и если уж и заводить в дом, то однозначно - пса. Например, мужчинам нельзя заводить собак, потому что в доме не приживется потом ни одна девушка, это факт. А выбирая между собакой и девушкой очень часто выбор падет на первую, как бы странно и не звучало. - Жан-Жак? Ужасно! - Смеется, делая очередную затяжку из уже наполовину скуренной сигареты. - Назови его лучше Сартр, тоже вполне себе француз. Или Фрэйд, немец, но тот еще извращенец, тебе подойдет. - Конечно же, это все были шутки. Собаку нужно называть так, чтобы сразу было понятно что из нее вырастет.
- Когда-то давно, помнится, попала я на один рейв, мы там все накурились или закинулись кислотой, а может все вместе, и танцевали... очень долго, а потом, когда не было сил, упали и долго лежали на траве. Над нами пролетала вселенная, звезды были такими яркими. Все-таки, я скучаю за наркотой. В ту ночь мне казалось, что можно достать до звезд. Без шуток, они были под моими пальцами. Просачивались и стекали вниз. А сейчас... - Поднимаю голову, звезды перемигиваются, будто смеются надо мной, я улыбаюсь им в ответ. - А сейчас звезды, это просто звезды. Далекие и холодные. - Тушит сигарету об землю и кидает окурок в костер. - А по какому ощущению скучаешь ты? И да, можешь скормить ему что-то, хотя, не думаю, что в запасах найдется хоть что-то, что можно животному. И доставай зефир, пока мы еще в состоянии, надо его поджарить, иначе потом... мы будем слишком не в состоянии. - Француженка смеется и прислушивается, словно она слышит не только свой голос, но и еще чей-то. Неужели начались глюки?

+1

20

- Cобаки меня тоже не любят, - Фэл скептически косится на существо, которое почему-то по всем законам логики не испытывает к девушке видимой неприязни и не пытается откусить ей голову. Но это пока. У него ещё будет шанс передумать. - Но этот почему-то решил сделать для себя исключение. Какой коварный тип.
Вообще-то собака с ней не приживётся. С собакой нужно гулять. Собаку нужно кормить. Собака – это ответственность. Вроде ребёнка, только её ещё более жалко. Офелия порой и себя забывает выгуливать и кормить. Куда уж там разбираться со случайно приблудившимся псом. Она никогда не пыталась быть похожей на мать Терезу и не собиралась помогать обездоленным (вот ещё!). Но псу она нравится. Она редко кому-то нравится.
- А что… Фрейд вполне подойдёт. Ужас какой, надеюсь он не решится составлять наш психологический портрет, - Фэл неловко посмеивается. Шутки о психиатрах – не самый этичный вариант в компании Софи Бриоль, но это была её идея назвать собаку в честь одного из них. Да и вообще. Опытным путём было проверено, что смутить француженку практически невозможно, а о своих проблемах с сознанием она говорит так же легко и просто, как о погоде или попытке сходить в магазин за хлебом c утра.
- Увы, у меня нет с собой, - Форрест разводит руками на тираду Софи, как бы извиняясь за то, что не пронесла с собой кислоту в нижнем белье. Конечно, она могла бы, если бы сильно приспичило. Но она ведь хорошая пациентка. И старается быть хорошей «женой». Старается, в этом-то и проблема.
- Я скучаю по своей свободе. Не то чтобы меня кто-нибудь ограничивал, вовсе нет. Ты сам себе ограничиваешь и сам же себе ежедневно втираешь всю эту заебавшую лекцию про ответственность и чувство вины. Меня устраивает, но иногда – совсем-совсем иногда! - я начинаю скучать по отсутствию необходимости ни перед кем не отчитываться, если ты, господибожемой, не вынес мусор. Или, вау, не готов эмоционально реагировать на какие-то вещи. А не готова эмоционально реагировать я почти всегда.
Фэл коротко пожимает плечами. Звучит всё довольно печально, но самом деле, так это только звучит. Она готова идти на встречу, готова учиться строить отношения, а потом в какой-то момент вдруг срывается в лес в сомнительном обществе. Это нормально. Это же Фэл. С ней и не такое бывает. Поиск по пакетам напоминает раскоп. А, вынимая из груды вредной еды долгожданный зефир, Офелия ощущает себя самым настоящим археологом. Нанизывает на палку зефиринку, опасливо подносит к костру, проворачивая вокруг своей оси.
- Если он не сгорит – определённо случится чудо. Если честно, на пьяную голову я готовлю куда лучше, чем на трезвую. На трезвую я вообще не готовлю. Когда ты последний раз жарила чёртов зефир?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » любовь и немного смерти