Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » любовь и немного смерти


любовь и немного смерти

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

- Значит сегодня - ночь исключений. - Софи обожала подвергать себя стрессу, кидалась с головой в любую пучину страха, которая только встречалась ей на пути, даже сейчас, находясь рядом с собакой, француженка проявляла стойкость своего характера. Любой другой человек, который до дрожи в коленях боится собак, уже давно сбежал бы отсюда куда глаза глядят. А Бриоль нет, сидела на месте, и даже старалась шутить, понимая, что если покажет страх, то собака это почует и ничего хорошо не выйдет.
- Даже, если решит, нам очень повезло, что он не сможет донести свои умозаключения до нас. Но, если Фрэйд слишком уж сложно, то еще можно взять имя Пушок. А что, посмотри на него, похож же, почти цербер. - Смеюсь, хотя подсознательно была рада увидеть как пес-ученый задвигал бы нам здесь свои теории. Главное, чтобы его можно было усыпить. Тогда бы он смог с легкостью устранятся, когда мы уставали от его болтовни.

Когда ни у кого нет наркоты, в мире грустит одна Софи. Впрочем, смотря на ее жизнь, грустит она достаточно часто, потому что наркоты ни у кого нет постоянно. Как минимум, все эти никто вечно трутся рядом. А вот когда у этих никого что-то да есть, уже грустит семья Софи. Замкнутый круг грусти. И не выбраться из него, ни самой Софи, ни ее окружению. Как будто она Алиса, которая падает-падает-падает и утягивает за собой всех, к кому сможет дотянуться. Буря и натиск, настоящее торнадо не иначе. Вот и Фэл стоит слишком близко и рискует быть втянутой в водоворот того, чего ей никак делать нельзя. - Было бы, нам бы все равно развлечься не дал один бугай. - Упоминает охранника будто между делом. И ведь на самом деле так и было. Телохранитель был всегда на стороже. Проверял машину, проверял связи, проверял посылки. Был личной нянечкой, стоило уже давно привыкнуть.
- Именно потому, ты сейчас здесь, со мной. Потому что я тот глоток чистого воздуха, который пьянит, шибает с ног. Вдохнешь и завтра продолжишь, как ни в чем не бывало строить из себя примерную жену. - Мне почти смешно, но впору было бы всплакнуть. Я в очередной раз становилась будто бы любовницей. И знала бы кого мы сегодня обманываем! Интересно, Иса бы ревновала? К той Софи, которая чуть не породнилась с ее отцом. К той Софи, которая помогала и вытаскивала из неприятностей. К той Софи, которая зашла с Фэл за край и вернулась.
А была ли Софи все еще той?
- Мы ей ничего не расскажем. - Говорит тихо, с хорошо слышимым французским акцентом, который уже давно исчез, но почему-то сейчас промелькнул вновь. Француженка даже запнулась, услышав себя. Словно вернулась куда-то, куда ей совсем не хотелось.
Выбрав из кучи белых зефиринок розовую, нацепила ее на палку и протянула к костру: - не сгорит, мы его спасем! - Проворачивает палку, чтобы поджаривался со всех сторон: - даже страшно называть эту цифру! Лет пятнадцать-двадцать. - Но страшнее, чем называть количество лет, было задумываться о том, сколько уже прожито и сколько еще осталось. Казалось, еще вчера было десять, а уже пошел третий десяток. Не успеешь оглянуться, как... хотя, чего это я печалюсь? Проживу еще лет десять - и хорошо. - Знаешь, многие хотят вернуться в детство, а я бы с удовольствием вернулась в свою юность, в то время, когда мы вечно были пьяными, упоротыми и счастливыми. Сейчас уже ничто не приносит радости. Все стало настолько серым, что даже не знаю в чем найти спасение... кажется, я совсем постарела внутри.

0

22

Что, простите? Пушок?
Пушок!
Нелепее имени не придумаешь, если твоя хозяйка, кто-нибудь вроде Офелии, вечно проблемы, пускай и давно перешагнувшей за эту черту, когда показательная брутальность и грубость ещё казались чем-то крутым. А что если…
- Гамлет? Как тебе Гамлет? Я искренне всей душой  ненавижу Шекспира и «остроумные» шутки про ту Офелию, которая утонула. Я никогда не была похожа на неё. Не похожа ведь, да? - она словно пытается найти подтверждение. Сумасшедшая утопленница – это скорее Софи и именно так она и закончит, скорее всего. Даром, что имена разные.
Собака, кажется, и вовсе её ненавидит за подобные варианты имён. Одно просто лучше другого. Впрочем, что она вообще понимает? В гениальности собачьего интеллекта Фэл не то чтобы сомневался, просто иной возможности наблюдать и оценивать унеё ещё не было.
- У меня нет жены. Я пошутила. Точнее, я пошутила, но не совсем. Официально мы не расписаны, но, - Форрест держит  долгую и показательно серьезную паузу, растягивает губы в гадкой улыбке. Ей было интересно, что будет. Поверит ли кто-нибудь, что она способна добровольно запереть себя в клетку, казаться хорошей, примерной и ласковой. С другой стороны – Иса действительно ей как жена. Не та, что ходит со скалкой и бигудями (картинка, возникшая в голове, заставляет ее засмеяться как-то почти нездорово), но всё-таки эту мысль она решает не договаривать.
- Ты совершенно не выглядишь старой, - Фэл если и врёт, то только и самую малость. Делать комплименты девушкам она, кажется, давно разучилась. Как оказалось, не самое полезное умение в жизни. В отблесках огня, играющих на вызывающе торчащих скулах, лицо француженки действительно кажется старше. Фэл действительно не считает это чем-то плохим. Просто это Софи. Софи такая, какая она есть. А утверждать что-то вроде «ты не выглядишь старой, ты выглядишь мудрой», было бы совсем уж смешно. Софи никогда не будет выглядеть мудрой. Хотя было бы справедливым сказать, что их обоих жизнь так ничему и не учит.
- Не уверена, что тебе нужно от меня всё это психологическое дерьмо. Дерьмо любого другого рода – пожалуйста. Я просто специалист по производству моральных видов дерьма. Но если соберёшься изобретать машину времени, то не забудь позвать меня с собой. Посмотрим на твою упоротую юность. А она посмотрит на нас и сразу поймет, как делать точно не надо, - она усмехается, жестикулирует палкой в руке. Чёртов пёс воспринимает это как сигнал к действиям и подползает на четвереньках, чтобы стащить с неё зефирку. Хвостатый дурак. Фэл почти беззвучно ругнулась сквозь сжатые зубы и перехватила за запястье чужую руку, сначала осторожно подув, а затем осторожно стягивая зубами зефир – воровство заразительно. Ей полагалось бы сейчас сморщить нос и сказать что-то вроде «ненавижу розовый цвет», но они обе знают, что это не так.

+1

23

Хохочу, запрокинув голову. - Нет, он не настолько благородный, чтоб его звали Гамлетом. Он же дворняга, как тот паренек из Ничего и принца. Может, назвать его нищебродом? - Каждое имя было просто гениальней другого! Не удивлюсь, если в конце мы сойдемся на какой-нибудь овсянке или хотдоге. Хотя, нет, хотдог подходит только таксе, все остальные могут претендовать на более нормальное что-то.
- Какое многозначительное но. - Хмыкаю, и почти улыбаюсь. Получается какая-то кривая гримаса-усмешка. - В любом случае, у тебя получилось меня удивить! Никогда бы не подумала, что ты выберешься из наркопритона и пойдешь по пути ЗОЖа. - На этом месте можно было бы меня пихнуть в бок и напомнить, что кто бы вообще говорил, но явно не тот, кого к этому ЗОЖу насильно прилучают каждый раз после передоза, чтоб немного поправить здоровье. - Но однажды это произойдет, да? - Я же не завидовала? Нет, скорее меня бесило, что кто-то может посягать на то, что я считала своим, даже если только отчасти. Фел же таковой я считала, хоть вряд ли она сама это понимала. Вот такая вот я странная. Что поделать.
- Не утешай меня, - улыбаюсь, и добавляю: - но ты же не знаешь, что у меня в голове. Там уже дряхлая старушка. - Именно такой я себя чувствовала. Дряхлой и совершенно ни на что не годной. А ведь были времена, когда все было далеко не так... было же время. Как теперь отыскать тот источник молодости, который бы наполнил желанием жить, двигаться вперед, влипая попутно во все приключения, что только можно найти на дороге.
- Думаю, если бы я из прошлого узнала, что со мной будет к тридцати, она бы уже давно выстрелила себе в висок. Как тот же Кобейн. Он явно что-то понял, и теперь его никто не забудет. - Сотни людей умирают так, как сделал это Курт, но он один из немногих, кто остался в истории на века именно потому что ушел так. Великие люди - велики во всем, даже в способе, который выбирают для ухода из жизни. А я все до сих пор жива, барахтаюсь зачем-то, стремлюсь куда-то...
Задумавшись, я даже не замечаю, как у меня нагло воруют зефир. Только когда большая его часть уже исчезла во рту Фэл, я будто просыпаюсь. Она очень близко и я не упускаю этого шанса: рука опускается ей на затылок и я притягиваю ее к себе. Целую, как если бы не знала, что где-то там есть другая. Как если бы я умела любить и в данный момент - она и была моей любовью. А почему, собственно и нет?
Охранник даже не смотрит в сторону Софи, закуривает и отходит на достаточное расстояние, чтобы успеть уберечь от опасности, но и не мешать развлечениям девушек. Собака удивленно наклоняет голову. Никто не хотел мешать сплетению губ и языков. Этот поцелуй почти говорил "я скучала", но разве действительно дело было в нереализованном? Может, все дело как раз таки заключалось только в том, что Бриоль хотела, а раз хотела, то получала.
Поцелуй, как привет, произнесенный в пустоту.
Поцелуй, как прощай, брошенное в спину.
Поцелуй, как попытка высказаться и промолчать одновременно.
Именно в этом и заключалась сущность Софи - быть на грани и утаскивать за грань других.

+2

24

Говорят, что поцелуй всё равно не измена.
Офелия долго жила по этому принципу, но Изабель считала изменой и меньшее. Она до сих пор вспоминает то злополучное рождество, когда та милая девушка (как её звали? Кажется, их чистая женская дружба сама собой почему-то давненько сошла на нет) приютила её у себя.  Да, это был грандиозный скандал, несколько месяцев стены тряслись.
Фэл наигранно удивлённо фыркает в чужие губы, хотя удивляться давно уже нечему. Этого и стоило ожидать ещё с тех самых пор, когда она впервые увидела Софи на улице, курящую и совершенно безумную. Так ли она безумна теперь? Здравомыслие тут не слишком уместная категория, но если раньше они никогда не переходили вот эту черту, боясь осквернить и испортить какое-то особое незримое волшебство между ними, то теперь то ли магия эта давно растворилась в наркотическом пьяном угаре, либо бояться давно уже нечего. Софи обычная. Они обе обычные. Фэл принимает это безо всякого сожаления, отстраняется и снова целует сама, роняя остатки зефира в костёр и устраивая ладони на тощих коленях.

- И что бы сказала на это Софи из прошлого? - хрипло шепчет она в перерывах между поцелуями.
Фэл из прошлого бы рассмеялась в лицо (если, конечно, сразу б не плюнула), покрутила пальчиком у виска и отправилась бы дальше по своим скучным делам.
Собака издаёт низкий лающий звук, Офелия приоткрывает глаза, с удивлением косится на неё, но быстро теряет к ней интерес.
Слабый ветерок продувает насквозь, она зябко ёжится и отстраняется от чужих губ, только за тем, чтобы снова прихватить в руку бутылку и глотнуть с горла. Поцелуи со вкусом алкоголя под мерное потрескивание костра и правда можно назвать признаком надвигающейся старости. Так впадают в маразм заскучавшие по подростковым денькам пенсионеры. До пенсии им пока ещё далеко. А вот до маразма – вполне.
Сжимая горлышко бутылки пальцами, Фэл тянется к чужому лицу, чтобы запечатлеть на губах пьяный смазанный поцелуй, но в последний момент уворачивается, звонко смеясь и дразня. Просто так никому ничего не даётся.

Отредактировано Ophelia Forrest (2016-11-06 11:52:07)

+1

25

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » любовь и немного смерти