vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » if it bleeds, it leads;


if it bleeds, it leads;

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Код:
<!--HTML--><div class="htmldemo">
<center><link href="http://fonts.googleapis.com/css?family=Fjalla+One" rel="stylesheet" type="text/css"><div style="width: 400px; text-align: center; font-family: 'Fjalla One', sans-serif; font-size: 45px; text-transform: uppercase; line-height: 100%; color: #2F2B33; letter-spacing: -3px;">shean & summer</div>

<div style="width: 500px; height: 260px; position:relative; top: 13px; background-image: url(http://funkyimg.com/i/25gY1.gif); margin-top: -18px; margin-left: 6px; border-bottom: 6px solid #2F2B33; border-top: 6px solid #2F2B33;"></div>

</center>

<center><div style="width: 350px; height: 13px; background-color: #2F2B33; position: relative; top: 10px; left: 4px; line-height: 13px; color: #FFF; font-family: arial; text-transform: uppercase; font-size: 6px; letter-spacing: 4px; text-align: center; ">if it bleeds, it leads; </div></center>

<center><div style="width:400px; height:auto; position:relative; top: 10px; color: #000000; letter-spacing:0px; text-align:justify; line-height:95%; font-size:11px; border:0px solid #000000; font-family:arial; opacity:.8;"><div style="padding:5px; padding-bottom:5px;"><br><b>14 ноября 2011 г.; место преступления и далее;</b>
<br><br>
Вызов на место преступления — убийство, в котором нужно найти виноватого.<br>
Работа без определённого графика, когда поднимают прямо с постели и не дают выпить чашку кофе, чтобы проснуться.<br>
А ещё есть люди, которые активно мешают. Кружат вокруг, будто мухи. В четыре утра, такие же сонные, пытающиеся разобраться что к чему, не понимающие, что у них ничего не выйдет. <br>
Хотя подождите, некоторым всё же удаётся оказаться по другую сторону жёлтой натянутой полосы.<br>
Этой навязчивой особой стала сегодня Саммер Мур.<br>
Привет, Шон, привет. Я очень хочу тебе помочь. Мне это нужно. Мне это необходимо.
<br><br><br></div></div></center></div>

+1

2

в н е ш н и й      в и д
-   -   -   -   -   -   -   -   -   -
Poets Of The Fall – War

Нет ничего лучше и прекраснее, чем ясное, солнечное осеннее утро в старом загородном доме, где лес кругом и всюду запевают птицы... и нет ничего хуже, чем ясное, солнечное утро в любое время года и в любой точке нашей необъятной вселенной — в том случае, если вам не дали выспаться. Поверьте, куда приятнее просыпаться в чертогах ада и каждый новый день начинать с чистого листа, нежели из раза в раз, каждое Божье утро восставать из мертвых на небесах.
3:12 утра. Оглушающий звонок мобильника нещадно вырвал обоих супругов из сна. Шон, еще не полностью  оправившись от сонливости, почувствовал, как Алана перевернулась на другой бок и с головой укрылась одеялом, чуть приоткрыл глаза и уткнулся сонным взглядом в темный потолок. "Закрой глаза, представь, что это дурной сон!" Телефон продолжал разрывать блаженную тишину. Поняв, что случайно номером не ошиблись и вызов не сбросят до последнего, мужчина раздраженно выдохнул, нащупал на тумбе сотовый и посмотрел на дисплей. Действительно, звонили с работы. Что то ему подсказывало, что на сегодняшний день полем активным для него послужит рай, а ему самое время воскресать из постели. Внимательно выслушав оператора, которому было поручено вызвать капитана, с чем он, кстати говоря, прекрасно справлялся, Бреннан ответственно бросил в трубку: - Уже еду, - Вернув телефон на тумбу, он залез обратно под одеяло, придвинулся к жене, зарывшись носом в ее волосы, и тихо засопел. Несколько минут. Ему нужно было всего несколько минут, чтобы прийти в себя и додумать сон, который из-за неожиданного звонка оборвался, как по закону подлости, на самом интересном месте. Он уже находился у последней границы между реальностью и сном, когда услышал сонный шепот жены: - Ты уже едешь, - Шон понимал, что она была права - ему на самом деле было выбираться из постели, собираться и ехать на вызов. Не было никакого желания, но работа являлась делом отнюдь не добровольным, а жаль. - Я в пробке, - нехотя пробормотал мужчина, не теряя надежды на то, что ему еще удастся урвать перед уходом минутку сна. Зря. Его донельзя наивным надеждам сбыться было не суждено: - В четвертом часу ночи? - весомый аргумент, ничего не скажешь. Аргумент, который, наконец, заставил Бреннана воскреснуть. Пока что только телом, ибо до сознания дело дойдет чуть позже. Поцеловав Алану в ледяную мочку уха и прошептав искреннее "я люблю тебя", мужчина скинул с себя одеяло и поднялся с кровати. Предварительно закрыв окно, которое он по привычке открыл перед тем, как лечь спать, он как можно осторожнее и бесшумнее собрал по комнате самые необходимые вещи: очки, сотовый телефон, наручные часы и папку с документами - и вышел в коридор, плавно прикрывая за собою дверь. Спустившись на первый этаж, Шон первым делом проследовал на кухню, где поставил варить кофе, а сам наскоро пошел собираться.
3:55 утра. Еще ни разу не светало, а капитан уже направлялся по вызову в центр города. Как верно подметила Алана, в четыре часа ночи городские дороги абсолютно пустые, отдаленно напоминающие выстланный бесами путь в преисподнюю.
4:01 утра. Добраться до места преступления составило по времени не больше шести с половиной минут, и Бреннан надеялся, что прибил на место одним из первых - его дом находился к объекту гораздо ближе остальных. И оказался прав. Когда он выходил из машины, на месте находились только патрульные, которые оцепляли территорию желтой лентой, один сержант из отдела и криминалисты, которым, судя по выражениям их лиц, еще даже не ложились. Держа в руке картонный стакан с кофе, все еще теплый и греющий руку, капитан подошел к ребятам из патруля, показал значок в знак подтверждения личности, после чего его пропустили через преграду, и направился к дежурной команде. Поприветствовав коллег, Шон попросил как можно короче обрисовать ситуацию и успокоить, что он не зря в столь ранний час вырвался из объятий жены и буквально восстал из мертвых. Один из криминалистов  разрядил обстановку, заметив, что раз начальник "воскрес", значит на то была воля Божья, а это в свою очередь означало, что дело к концу рабочего дня будет как пить дать раскрыто. За собой Бэн подобного не замечал. Может он в последнее время и вправду слишком часто упоминал потустороннюю нечисть, но на то у него были свои совершенно обоснованные причины. Итак, что они имели на тот момент? Молодого мужчину двадцать семи - тридцати лет с изуродованным до неузнаваемости лицом, предположительное орудие пыток: перочинный нож. Однако убита жертва была до того, как нанесли увечья, из чего капитан сделал несколько утешительных выводов. Найден в переулке, где полностью отсутствовало освещение. Два фонаря, находящиеся по обе стороны дороги, были выбиты. Не ограбление, так как все деньги остались при нем, как и большое серебряное кольцо на большом пальце, стоящее наверняка за тройку тысяч. Документов, удостоверяющих личность, на месте преступления не нашли, что добавило к расследованию еще одну проблему. Кем являлась жертва? Однако на сей счет Бреннану спокойно поразмыслить не дали.
4.18 утра. Опять же, не светало. Хотя было бы очень кстати. Невероятный наплыв страждущих в четыре часа ночи взглянуть на самый обыкновенный труп ужасно выбивал из рабочей колеи и мешал сосредоточиться на деле. Нагрянули жильцы из дома напротив, из ниоткуда появились журналисты со своими камерами и микрофонами. Все без конца спрашивали про какого то Майкла Файнберга и про то, что они собираются предпринять по поимке его убийцы. Становилось все интересней. Шон незамедлительно отдал приказ сержанту как можно быстрее выяснить, что это за птица, Майкл Файнберг, и доложиться о результатах, а патрульным - держать всех нежелательных лиц как можно дальше от места преступление и, в частности, от него самого. Только их здесь сейчас не хватало.

Отредактировано Shean Brennan (2015-12-08 22:31:25)

+1

3

Когда ты потратил годы на обучение в институте на психолога, то, вполне ожидаемо, пойдёшь работать по своей профессии, устроившись в какую-нибудь фирму и проводя тренинги по мотивации сотрудников. Ещё ты можешь устроиться в больницу, чтобы оказывать помощь тем, кому это необходимо, но тогда тебя сожрут с потрохами психиатры и психотерапевты, не считающие тебя достаточно лицензированным для подобной работы. Они тебя вообще никем считать не будут. Свою практику ты сможешь открыть только при должном опыте, а у меня его нет. Получать пару сотен баксов за сеанс – неимоверно круто, но у меня нет опыта. И связей. И усидчивости. Пожалуй, последнее – самое главное.
Здравствуйте, меня зовут Саммер Мур, мне двадцать два года и я пытаюсь пристроить свою задницу в журналистику. Звучит это довольно круто, но на деле мне приходится кучу времени убивать на телеканал, а кроме этого подрабатывать ещё в куче изданий, разнящихся по целевой аудитории и расположенных в разных местах по шкале бредовости выпускаемого материала. Дедлайн – вот что стало моим лучшим другом и врагом одновременно. Управляешься в срок? Молодец. Но учти, что ты должна взять интервью у какого-нибудь защитника природы сегодня, только есть один маленький нюанс – он умер от рака вчера. И ты можешь делать что угодно, хоть с того света его на ноги поставить, но предоставить материал. Иначе, прощай, работа. А работа мне пиздецки нужна. Каждая из них. Не смотря на абсурдность некоторых из них.

И, я обещаю вам, что каждый человек в этом городе будет знать моё имя к двадцати пяти, я никогда не выйду замуж, а ещё не рожу до тридцати. Уверенности во мне хоть отбавляй, но я бы не делала столь броские замечания, если бы у меня в голове вместо мозгов была вата. Я ведь охренеть какая умная. И я не преувеличиваю.

Один из вариантов продвижения по карьерной лестнице – криминал. Не краткие криминальные сводки, а что-то действительно масштабное, что ты сможешь предоставить раньше всех остальных. Запутанное дело, серьёзное убийство какой-нибудь известной шишки. И мне совсем не стыдно из-за того, что я наживусь на чьей-то смерти. Планета продолжает своё движение и не останавливается; люди стареют с каждой секундой, а природа становится всё грязнее, так почему я должна беспокоится о том, кого совсем скоро будут жрать черви?
Ты платишь деньги какому-нибудь полицейскому из участка, а он тебе звонит каждый раз, как до него доходит информация о чём-то интересном. Все остаются в выигрыше. Самое обычное стечение обстоятельств.
Только будьте готовы к тому, что позвонить могут и в половину четвёртого утра…

С трудом разлепив глаза, я нахожу визжащий телефон где-то под подушкой. Смотреть на экран – совершенно бессмысленное занятие, поэтому я сразу отвечаю на звонок. Сонный голос на том конце провода сообщает мне о том, что есть дело по убийству, полиция уже выехала. Сон словно рукой сняло. Я подскакиваю, записываю адрес, по которому произошло столь интересное действо, а потом желаю мужчине сладких снов. Кажется, он меня проклял.
Но какая разница, особенно если этот умерший человек не бомж, ради которого полиция палец о палец не ударит, а лишь плюнут в его проломленную черепушку от злости на то, что вытащил их из кроватей.
Я не отличаюсь особой пунктуальностью, но в этот раз бью все рекорды. Накинув на себя первое, что попалось под руку, хватаю ключи и вылетаю на улицу, где сажусь за руль и со всей дури давлю по газам. Только в салоне понимаю, что забыла расчесаться, да и вообще, выгляжу не самым лучшим образом. К тому же, моя энергия, вытащенная из самых запасов организма, начала улетучиваться и на первом же светофоре я начинаю клевать носом.
Хреново выходит. Очень хреново.
Поправляя пальцами волосы, я отчаянно смотрю по сторонам в поисках какой-нибудь кофейни. Ну там знаете, той самой, которая должна обязательно работать ночью и мне очень сильно везёт – прямо неподалёку от места предполагаемого преступления, на одной из стеклянных дверей висит табличка «открыто». Припарковавшись около кофейни, сонной мухой ползу внутрь, а выхожу через пять минут с двумя стаканчиками, вставленными в картонный поднос. Вытаскиваю один, делаю жадный глоток чуть ли не кипятка, и с удовольствием выдыхаю. Ума не приложу, почему купила именно два кофе, ну да ладно, лишним не будет.
Получив небольшую дозу энергетиков, мне ничего не остаётся, кроме как двинуться на обозначенное место, а ещё разочарованно фыркнуть, увидев натянутую жёлтую полосу и, мать вашу, набежавших зевак и фотографов.
Вот за что мне это?
Протискиваюсь мимо них, некоторых расталкиваю локтями, а сама внимательно слушаю, что же там происходит? Говорят, что труп. Говорят, что много крови. Говорят, что это Майкл Файнберг. Да ещё с такой интонацией, будто это птица высокого полёта. А я вот хочу спросить вас – что это за хрен, этот Майкл Файнберг?
Мне требуется больше минуты для того, чтобы вытащить из своего сонного сознания всю необходимую информацию и присвистнуть.

Обладая довольно низким ростом и чрезмерной наглостью, я оказываюсь прямо в первом ряду. Моё лицо выражает жуткое недовольство от толкучки, ебливых вспышек и непрекращающегося гомона, что подмечает один из патрульных, стоящих рядом.
Честно, я и сама не заметила, как оказалась за жёлтой лентой. Просто в один прекрасный момент мужчина в форме поднял её, а я не упустила своей возможности, но почему он это сделал – я поняла не сразу. Всё дело оказалось в стаканчиках из-под кофе. Там, за жёлтым очерченным периметром, я оказалась будто в другом мире и вокруг меня сновали люди с точно такими же, пытаясь проснуться на ходу. Значит, мне очень сильно повезло, что я купила два кофе.
Пытаясь напустить на себя важный вид, я деловито направляюсь к самому эпицентру событий. А именно, к трупу, освещённому прожекторами, дабы не упустить ни одной детали.
Меня никогда не пугал вид трупов, я неоднократно видела их, пока отрабатывала практику в больнице Сан-Франциско, но там они редко умирали подобным образом. Изуродованное лицо, а ещё слишком много крови, которая начала подсыхать на месте ран. Металлический запах крови возбуждал нервную систему, действуя негативно, отчего я тут же отошла от тела и уткнулась носом в свой стаканчик.
И что мне теперь делать? Если они просекут, что я нахожусь тут на куриных правах, то выдворят, да ещё и штраф повесят какой-нибудь. Незаконное проникновение на место преступления. Или что-нибудь в этом духе.
Я стараюсь вслушиваться в разговоры легавых и прекращаю только тогда, когда вылавливаю приказ одного из людей узнать, о ком там щебечут журналисты. Двигаюсь к нему, как только он остаётся один и протягиваю ему второй стаканчик кофе.
Майкл Файнберг – сын Джозефа Файнберга и наследник отцовской строительной корпорации, входящей в пятьдесят влиятельных компаний Соединённых Штатов, — вываливаю как на духу, тараторя, — Двадцать восемь лет, холост. Известен своей активной ночной жизнью, в прошлом месяце был задержан за хранение наркотиков, но при помощи Джозефа дело быстро замяли, хотя ходили слухи о том, что отец подумывает лишь сына наследственной доли в бизнесе и передать всё его младшей сестре.
Сама не замечаю, как вхожу в раж, начиная говорить всё быстрее и быстрее. Мой английский акцент портит слова, превращая их чуть ли не в кашу, которую с трудом можно разобрать. А я ничего с собой не могу поделать. Стою и тараторю. Как дура.

+1

4

Работая в правоохранительных органах, очень быстро привыкаешь постоянно быть на веду у общественности, отвечать на вопросы прессы и вылавливать в соц.сетях и свежих выпусках газет снимки с мест преступлений, куда не могли просочиться даже журналисты, а всем прекрасно известно, что они в любую щель пролезут, лишь бы урвать толику информации, маленький слушок, чтобы в последующем в своей статье раздуть его до катастрофы глобального масштаба и получить за выполненную в срок работу приличный гонорар, одновременно с тем намечая свою следующую жертву. Будучи полицейским, необходимо уметь работать с совершенно разными людьми, начиная от влиятельных политиков и бизнесменов и заканчивая бомжами, пьяньчугами да наркоманами; даже в самых экстренных и невероятных ситуациях действовать адекватно, всегда и везде сохранять спокойствие и профессиональную выдержку; и, в частности, давать прессе пищу для размышлений, дабы те как можно дольше не лезли со своими фотокамерами и вечными вопросами о том, как продвигается расследование, и почему над преступником до сих пор не свершено правосудие. Иногда их хотелось не просто заткнуть, а скрутить в бараний рог, честно слово, чтобы в последующий раз они сперва думали своими крошечными мозгами, а уже потом совали нос куда не следует. Больше тринадцати лет капитан Бреннан работал в полиции, но до сих пор не мог с безразличием относиться к журналистам, которым палец в рот не клади, все дай поприсутствовать на каком-нибудь допросе или съездить на чей-нибудь арест. Это же такая будет сенсация! Словно люди еще никогда такого не видели и будут с восторгом смотреть на задержание отца четырех детей, который убил собственную жену, находясь под действием сильного наркотического опьянения. Такое происходит сплошь и рядом, и нет чтобы хоть как то помочь делу, например, предоставить дельную информацию или дать полезную наводку, вместо этого они только и делали, что мешались под ногами. Шон не любил журналистов. Терпеть мог, почему нет, причем терпел их стойко, но если бы можно было их всех прогнать или может даже расстрелять, не боясь за свое доблестное имя, которое они в следующем же выпуске осквернят такими деяниями, кои и в страшным сне не приснятся, он бы сделал это не раздумывая. Держать их нужно было на коротком поводке.
Ночная ноябрьская прохлада. Тело пробрало дрожью, от чего мужчина поежился и приподнял воротник пиджака. Ох, зря он не взял с собой пальто. Даже выпитый кофе не помогал согреться. Бэн не заметил, как быстро опустошил весь стакан, и уже подумывал над тем, чтобы стянуть с кого-нибудь куртку или отправить сержанта до ближайшей кофейни. Однако гонять никого не пришлось, ибо гора к Магомеду пришла сама. Капитан стоял в трех шагах от тела, над которым шаманили криминалисты, как вдруг рядом с ним из ниоткуда возникла девушка, протягивающая ему стаканчик с кофе. Подобного поворота он не ожидал, но мысленно поблагодарил незнакомку, которую впервые в жизни видел. Кстати говоря, а кто она вообще такая? И как прошла через патрульных? Ее внешний вид оставлял желать лучшего. Наверное ее так же в рань раннюю вырвали из постели. И нет чтобы пропитаться к человеку сочувствием, пожалеть его за взъевшуюся на него вселенскую несправедливость! Однако Шон лишь приободрился от того, что клеймо "воскресшего" этим злосчастным утром красовалось не только на нем. Промелькнувшая в голове мысль, что он не один такой, злой и не выспавшийся, и что пока он не отправится домой, спать точно никто не ляжет, честно говоря, была единственной радостной мыслью за все еще не начавшееся утро. Только Шон хотел открыть рот и попросить незнакомку показать значок, а в противном случае - покинуть место преступления, как секунду спустя уже и позабыл об этом, ибо девушка быстро оправдала свое нахождение с этой стороны желтой ленты, а не с той. Она без умолку тараторила про Майкла Файнберга и его знаменитого в определенных кругах папашу. Черт, как он мог забыть про Джозефа Файнберга, а ведь они однажды контактировали по работе. В общении твердый мужчина, с характером и здравым рассудком, не уступает, однако при необходимости идет на компромиссы. Тогда Бэн только-только получил звание капитана, и они сразу нашли между собой общий язык. Джозеф как то упоминал о том, что у него есть сын-прохвост, который в конец отбился от рук и не желал никого слушать, кроме своих дружков-наркоманов. Тогда мужчина предложил помочь, чуть надавить на паренька, дабы тот осознал всю крайность своего бытия и встал на путь исправления, и нисколько не удивился, когда Файнберг заверил его, что с собственным сыном он сможет справиться сам. Шон позволил себе в это поверить. Как видно, зря. Не смог Джозеф уберечь Майкла. Не смог. Незнакомка все продолжала говорить. И чем быстрее становился поток слов, слетавших с ее уст, тем сложнее было что-то из него разобрать. Впрочем, в какой то момент Бэн попросту оставил бесполезные попытки уловить смысл, ибо в правом кармане пиджака в очередной за утро раз начал трезвонить сотовый телефон. Звонил начальник отдела, который быстрее них прознал про убийство Майкла Файнберга - сына настоящего владельца строительной корпорации, входящей в пятьдесят влиятельных компаний Соединённых Штатов. Мужчина отошел чуть в сторону и принял вызов. Бросив в трубку строгое приветствие, мужчина стал терпеливо выслушивать "настоятельные просьбы" отдаться этому дел без остатка и не осрамить честь полиции Сакраменто, то есть закончить расследование в течение двадцати четырех часов. В самом конце голос на том конце линии добавил, что очень на них рассчитывает, как будто когда-то было иначе. Не успел Бреннан сказать контрольное "слушаюсь", как начальник повесил трубку. Вернув телефон в карман пиджака, он чуть слышно чертыхнулся и потер слезящиеся от усталости и слепящего света мелькающих в темноте фонариков глаза. Ему ужасно хотелось спать. За последние семьдесят два часа ему в общей сложно удалось поспать от силы часов десять, в лучшем случае одиннадцать. Не так уж и мало, по правде сказать, но с таким количеством часов здорового сна за последние трое суток думать было невозможно. Все мысли путались, превращаясь в кашу. Память на отрез отказывалась предоставлять какие-либо данные, пока ей не выплатят еще как минимум часов восемь. Справедливо, но в данный момент очень не "кстати". Сделав два больших глотка теплого кофе, капитан вернулся к все еще незнакомке, все еще неизвестно как сюда попавшей.
- Итак, вы мисс... - кто вообще? Со стороны казалось, что Шона интересовало имя девушки, чтобы он мог при обращении к ней не эйтыкать, а звать культурно, как полагается в его "положении". Но капитан так и ждал, когда сможет вернуть ей пустой стакан и сказать "попалась". Может она одна из патрульных - первогодка? Так или иначе, пока от нее был толк и прок, капитан не видел смысла от нее избавляться. Может девушка знает еще что полезного по этому делу. К тому же на расследование осталось все двадцать три часа и пятьдесят девять минут, так что таймер запущен и нужно срочно действовать, - Что можете сказать о сестре убитого? - "Работает адвокатом, замужем за сыном лучшего друга отца, так сказать, выгодный брак, однако это не мешает бегать ей по девочкам и порой по ночам пропадать в клубах. Образована и умна, не зависит от родительских денег, но слишком легко поддается на провокации. Живет с мужем в Фолсоме, детей нет" - лихорадочно работал мозг, как будто на последнем издыхании, - Кроме того, что они с Майклом до смерти ненавидели друг друга, - Сделав еще глоток отрезвляющего от сонливости кофе, Шон пристально смотрел на девушку и все думал: "откуда ты тут нарисовалась?"

+1

5

Судя по тому, что меня ещё не схватили за локти и не выгнали – мне фантастически везёт и человек, к которому я обращаюсь, не понял, что мне тут не место. Скорее всего сказывалась обстановка. Его вытащили из кровати слишком рано, не дав полноценные шесть часов сна, на улице слишком темно, а ещё довольно прохладно. За жёлтой лентой продолжают голосить журналисты так, что я сама их уже ненавижу, а прямо перед нами настоящий, мать его труп, убийцу которого необходимо найти. Будешь тут разбираться в девочках, которые свалились с неба и тараторят, словно под спидами.
Зато я не задаю глупые вопросы. Честно говоря, мне безумно хочется во всем этом поучаствовать, а о том, что умер какой-то там наследник – мне наплевать. Я его не знала лично. Так, по статьям и телевизионным передачам в особо поздние часы, когда голова уже не соображает на книгу. Или работать не хочется вот вообще никак.

Кивнув (или мне так показалось), мужчина отошёл в сторону и для ответа на телефонный звонок. Я замолкаю, хлопаю ресницами и отчаянно пытаюсь сообразить, что мне вообще делать дальше и как поступать. Как вообще зовут этого мужчину и кто он по званию? Как к нему обратиться? Ведь, если я не смогу сказать даже его имя, то всё – конец всей маскировки, которой толком даже и нет. Как назло, в кармане начинает вибрировать уже мой телефон и я быстро достаю его, отходя в сторону с видом неумелого воришки, в заднице которого спрятано десять редчайших бриллиантов. На экране имя знакомой, работающей со мной в одном из газет. Я шиплю сквозь зубы и сбрасываю звонок. Не хватало ещё услышать порцию бреда в четыре утра. Но знакомая не останавливается на этом и присылает мне сообщение: «что ты ТАМ делаешь?». Ну, всё, пиздец. Потом не избавиться от расспросов и придётся срочно придумать какое-нибудь оправдание, дабы не возникло слишком много вопросов. А пока я смело отправляю ей смайлик со средним пальцем и убираю телефон в карман.
Значит, сюда уже приехали и мои знакомые – толстозадые акулы пера, язык которых так же остр, как и то самое перо. Настроение начинает быстро подниматься по шкале раздражения. Не люблю этих людей. Не люблю большинство тех, кто меня окружает по работе. Толковых ребят из них – единицы, а вот идиотов – до фига и больше. Каждый из них пытается что-то делать, но в итоге они все превращаются в единую массу у заграждения, способные только слухи распускать с серьёзным видом. Бесят.
Если бы у меня не вышло пройти через заграждение, я бы уже сидела в тёплой машине по дороге домой, предвкушая вернуться в объятия мягкого одеяла и таких приятных подушек, которые точно не будут рассказывать несусветную ересь.

Бросаю взгляд на того мужчину, а он всё так же говорит по телефону. По лицу видно, что ебал он всё это с высокой колокольни и, как бы он не начал срывать зло на мне, накинувшись с расспросами. Отхожу ещё чуть в сторону, затем ещё, едва не натыкаясь на какого-то копа, копающегося в мусоре так, будто ищет там трюфель.
Ты что тут делаешь? — спрашивает он, а я только и могу тыкнуть пальцем в сторону говорящего по телефону. По моему внешнему виду сразу ясно, что я не могу сейчас адекватно соображать – гнездо из волос на голове просто спасает меня и полицейский улыбается, — а, начальник отдела опять на капитана Бреннана пытается насесть. Готов поспорить на пару баксов.
Да что же за охуенный день сегодня, а? Побольше бы таких ночных убийств!
Капитан заканчивает разговор и я, не желая ещё ненужных вопросов от полицейского, бросаюсь к новому знакомому. Будь у меня побольше времени, я бы нарыла на капитана ещё больше информации, но в критических ситуациях надо довольствоваться тем, что есть.

Мисс Мур, — говорю и тут же добавляю, — Саммер Мур, сэр, — я, было уже, протягиваю ему руку для рукопожатия, но останавливаюсь в последний момент, широко улыбаясь, — это большая честь познакомиться с вами, капитан Бреннан, — вру и не краснею. Я его имя-то узнала только что и понятия не имею: радостно ли знакомство с ним на самом деле. На всякий случай, я опускаю взгляд и скольжу по телу мужчины, акцентируя внимание на его руках. На безымянном пальце блеснуло кольцо. Женат. Я облегчённо выдыхаю, как будто это имеет хоть какое-то значение.
На его вопрос я хмурю брови, выискиваю нужную информацию в голове и начинаю говорить. Я говорю то, что он и так может знать. Что она работает адвокатом, что у неё есть муж. Что она, как и её старший брат, любит сходить в клубы, но проблем с законом у неё не было. И, только я хочу сказать о напряжённых отношениях между родственниками, как капитан меня останавливает.
Надо копнуть глубже. Туда, где обязательно лежит всякое информационное говно, редко всплывающее даже в табло. То, на что я растрачиваю свою хорошую память. Странно, что я могу запомнить детали чужих жизней, но не могу вспомнить, куда положила ручку пять минут назад.
О, — щёлкаю пальцами в победном жесте, — она лежала в психиатрической лечебнице в двадцать три года из-за тяжёлой депрессии, повлёкшей за собой попытку самоубийства, — я широко улыбаюсь, будто готова принять в свои руки приз на шоу «самый умный», — точно неизвестно, но Майкл хорошо ей насолил. Её репутация и будущее было из-за этого под большим вопросом.
Действительно, кому нужен адвокат, который даже себя в руках не умеет держать? Но хорошо живётся, если твой отец обладает необходимой властью. Что в случае с Майклом, что в случае с его сестрицей. Совсем не обязательно быть высокопоставленным чиновником или судьёй. Просто имей деньги в карме и ебашь дома. Отличный вариант.

Улыбаюсь своим мыслям так, будто у меня что-то с мозгами не так. Синдром дауна вырвался наружу, но я быстро очухиваюсь и предпочитаю спрятаться в подостывшем кофе. На улице прохладно, так что не удивительно. Да ещё и утро раннее. Тем журналистам повезло в какой-то мере – в толпе всегда теплее, а ещё веселее. А на меня смотрит грозный капитан, как будто в любой момент раскусит прикрытие и мне от этого не по себе. Как будто всё внимание приковано не к трупу, а ко мне. Хотя кому я нахрен вообще сдалась, верно? Верно.

+1

6

Светало. Или капитану только показалось, что на улице стало чуть светлее? Наверное, глаза адаптировались ко мраку, местами разорванному светом установленных криминалистами ламп, и уже не приходилось щуриться, чтобы разглядеть коллег и их изуродованные усталостью лица. Что-то Шону подсказывало, что сам он выглядел отнюдь не лучше: отяжелевшие прерванным сном веки по-прежнему слипались, стоило их прикрыть хоть на секунду, а мозг продолжал пребывать в полудреме даже после двух порций кофе, отказываясь работать и предоставлять нужную информацию. Бреннан не мог сосредоточиться на какой то конкретной мысли, не говоря уже о том, чтобы развить ее в целую сеть, состоящую из улик, достоверных фактов, предположений и догадок, взаимодополняющих друг друга и в самом конце связанных воедино. Из услышанного мужчине удавалось улавливать лишь одну десятую часть, и то с трудом, а уж разбирать по полочкам поступающий для обработки материал его мозг отказывался напрочь. В связи с этим Бэном было принято решение как можно быстрее закончить с осмотром места преступления, разбросать свои обязанности на чужие плечи и поехать домой или в отдел досыпать положенные часы. В противном случае от него будет не больше проку, чем от козла молока, а начальник своим звонком дал ясно понять, что ждет положительных результатов в продвижении дела уже к обеду, непосредственной поимки убийцы - к вечеру. Честно говоря, капитан все никак понять не мог, как он вообще себе это представлял? За день найти преступника, совершившего не абы какое святотатство и ножом пырнувшего не бомжа на заброшенной торговой точки, а буквально искромсавшего сынишку одного из весьма влиятельных людей даже не округа - всех Соединенных Штатов? Вот что действительно казалось нелепым абсурдом. Однако против приказа не попрешь, не без исключений, конечно, но в данном случае Бреннан посчитал неблагоразумным наживать себе неприятности из-за какого-то молокососа, по собственной воле избравшего свою судьбу.
- Мисс Мур, - повторил он задумчиво за девушкой, стоящей рядом с ним по правую руку, но смотрел совсем не на нее. Его взор был прикован к желтой ленте, которая уже надрывалась, пытаясь сдержать натиск возжелавших с утра пораньше полюбоваться свежим трупом. Патрульные делали что могли, предупреждая активно напирающую толпу быть законопослушными, иначе им придется применить ответные меры. Выходило неубедительно, но большего с них требовать было бы чистейшей воды наглостью: первогодки никогда не отличались умом и сообразительностью, как минимум из-за неимения должного опыта. Мисс Мур продолжала что-то говорить, а Шон продолжал делать вид, что внимательно ее слушает. Не смотря на заторможенность, он как то умудрился уловить, что девушка знала его или, по крайней мере, слышала о нем, раз обратилась к нему как должно. Сомнительно. Капитан не был тем, о ком можно было складывать легенды или писать исторические очерки. Он практически ничем не отличался от любого другого сотрудника полицейского департамента, разве что званием да белобрысой шевелюрой. Ни блестящей репутации, ни каких-то выдающихся заслуг. Посему тот факт, что знакомство с ним являлось для кого-то большой честью, был весьма сомнительным, пусть и на минутку-другую поднимающим самооценку.
Закончив с ответом на поставленный вопрос, Мисс Мур замолчала, и Бреннану на секунду показалась, что ей от него только и требовалось, что получить хорошую оценку и заслуженную за сообразительность похвалу. Будь он несколько в другом расположении духа, может от него и можно было бы добиться пару добрых слов, но только не сейчас. Бросив взгляд на девушку, все так же стоящую рядом, мужчина постарался обратиться к ней как можно мягче, чтобы его слова не шипко сильно походили на приказ: - Мы не закончили, никуда не уходите.
Поймав взглядом группу криминалистов, что кучно перешла от трупа к близ стоящему мусорному контейнеру, капитан направился прямиком к ним, ежась от холода, пробирающего до костей. Какого черта он не захватил с собой пальто? Возомнил себя Капитаном Америкой, которому не страшны ни океанские воды, ни дрейфующие льды? Напрасно. Озвучив коллегам свою просьбу, Бэн уже через минуту получил на руки желаемое, после чего направился к толпе, некоторые индивидуумы из которой, наплевав на предостережения патрульных, уже перелезали под желтой лентой. Проворные, однако. Остановившись метрах в десяти-пятнадцати от них, мужчина настроил рупор на максимальную громкость и поднял микрофон ко рту. - Тишина, - раздраженный, осипший голос вырвался из динамика оглушающим басом, отражающимся от стен домов мистическим эхом. Разговоры прекратились даже за спиной - всем было интересно посмотреть, как у капитана Бреннана лопается терпение, - Всем три шага назад и дышать носом, - толпа зашуршала недовольными разговорами, а растянувшаяся от нажима лента слегка обвисла, - Уважаемые, позвольте донести до Вашего сведения, что идти против меня - плохая примета. Если потеряли список, кого стоит бояться - пишите новый, с моим именем во главе. Хотите поучаствовать в расследовании и быть полезными? Веревку выдам каждому желающему и пожалуйста: любая люстра нашего отдела в вашем распоряжении. Хоть на всех из них повесьтесь, ради Бога. Если же нет - тогда почему вы столь неспешно идете топиться в дренаж? Надеюсь, мы с Вами поняли друг друга, - с этими словами капитан вырубил рупор и передал тот одному из патрульных, что стоял рядом со слегка ошарашенным лицом. Так хотелось предупредить молодого, мол "не повторять, опасно для карьеры". За свою Шон не переживал, по крайней мере сейчас, когда он наконец-то начал согреваться.
Поправив поднятый воротник пиджака, мужчина вернулся к мисс Мур, которая стояла все на том же месте, как он и просил. Что ж, послушание сейчас играло ей на пользу и она это очень хорошо понимала. По пути капитан попытался вспомнить, о чем они говорили до того, как он отправился комаров распугивать. Полностью картину воспроизвести ему не удалось, но память соизволила поделиться хоть какими-то отрывками, и на том спасибо. - На что только люди не идут, чтобы заполучить наследство, - бессмысленный комментарий, дабы разрядить обстановку и самому переключиться на более мирный лад, - Майкл сделал все, чтобы его сестра вышла из игры. Однако станет ли она мстить спустя два с лишним годом, когда инцидент забылся и все встало на круги своя? - Бреннан несколько секунд смотрел на мисс Мур, то ли в ожидании ответа, то ли в ожидании раскаяния, - Она вернулась в строй, вновь вступила в права наследования. У Майкла на руках отличный компромат - правда о прошлом сестры, - чем он ее и пытается шантажировать, - Все вроде отлично складывалось, но что-то Шону не нравилось. Что-то ему подсказывало, что не может быть так просто. Если сестра убитого страдала психическим заболеванием, одним из симптомов которого были суицидальные наклонности - почему бы ей снова не попытаться броситься с крыши и решить тем самым все проблемы? Из психушки здоровыми не выходят. Больным убирают симптомы и отпускают на свободу до следующего срыва. Тем более, зачем нужно было убивать брата? Всплыл бы факт ее нездоровой психики, а дальше что? Джозеф помог бы ей не лишиться работы и неопровержимые факты в одночасье превратил бы в нелепые слухи. Если только муж...муж... - Извините, я прослушал. Так из какого вы издания, мисс Мур? - вопрос невзначай. Простой вопрос, на который Бэну уж очень хотелось услышать ответ.

+1

7

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » if it bleeds, it leads;